• Передано в эфир 8.10.1986

  • Скачать 159.83 Kb.


    Дата18.07.2017
    Размер159.83 Kb.

    Скачать 159.83 Kb.

    Корреспондент: Осипова Алла Дмитриевна



    Комитет по телевидению и радиовещанию Новгородской области
    Корреспондент: Осипова Алла Дмитриевна




    ОЧЕРК О СТАРОЙ НОВГОРОДКЕ
    Передано в эфир 8.10.1986

    (муз. заставка)


    Корр.: Из чего складывается человеческая жизнь? В чем смысл жизни – этот вопрос задавал себе, наверное, каждый, в своё время. А в преклонные годы? Что вспоминает человек? Что анализирует, о чем говорит?
    (муз. заставка)
    Екатерина Павловна Беляева: Добра мало, ой добра мало. Жестокости очень много. Поют даже с такой жестокостью…
    (муз. заставка)
    Корр.: Что сейчас происходит с людьми?
    Мария Николаевна Андрюшихина: Я думаю, что нам нужно как можно больше думать друг о друге. Добро не на словах, а на деле может помочь нам. Люди потеряли ориентацию в жизни. Во многих семьях пытаются сохранить веру не только в любовь, в свет, в духовность, но и в рядом стоящего человека. Это очень важно. Хорошо, что начинаем вспоминать об истории, поворачиваемся к нашему наследию. Но прежде всего нужно повернуться к человеку.
    (муз. заставка)
    Е.П.: Песни пели, на роялях играли, русские песни. «Стеньку Разина», старинные романсы.
    (муз. заставка)
    Корр.: Я сюда попала случайно. Да и нет, на первый взгляд, ничего особенного в этой небольшой квартирке, и обстановка простая, и в общем-то тесновато ее обитателям. Но чем же притягивает этот дом?
    М.Н.: Ежедневно проявляется то, что этот человек меньше всего думает о себе, а всю жизнь думает о других.
    Корр.: Поэтому дверь этого дома Екатерина Павловна Беляева готова открыть любому, кто нажмет кнопку звонка.
    Корр.: С кем из молодых общается Екатерина Павловна?
    М.Н.: Со всеми, кто приходит. Она любит людей, открыта для каждого человека. С преступниками может хорошо говорить, открыть ему дверь. Приходилось. Ее рука однажды остановила руку с ножом. Вместе со мной был этот случай. Такие случаи бывали. У нас были соседи, которые много выпивали. И мама просто не боялась, остановила этого человека, и остановила его руку. Она и к отверженным имеет свое отношение, чувство.
    Корр.: Иметь свое чувство к отверженным. Многие ли могут позволить себе открыть дверь даже просто незнакомому человеку? Наверное, нет. Да и не виноваты люди в этом. Жестокий век приучил их. Только сейчас начинаем мы вспоминать старые слова и понятия: милосердие, покаяние, любовь к ближнему своему. А богатство начинаем постепенно мерить не серебром, а порывами души.
    Корр.: Екатерина Павловна, по вашему, что такое милосердие?
    Е.П.: Это само добро. Добро, когда делаешь людям, помогаешь чем-то больным, страждущим, нищим, отверженным.
    М.Н.: Очень много есть несчастных, слабых людей, сильный выстоит, а мы не должны забывать, что не виноваты те люди, которые родились слабыми. Нужно им помогать.
    Корр.: И помогают. Люди приходят сюда со своими бедами, как на исповедь, когда некуда больше может быть идти. И здесь, у Екатерины Павловны, они находят сочувствие, участие, сопереживание. И это не проявляется в виде грустных посиделок – вовсе нет! Дом полон книг, газет, журналов – всего, что составляет духовную пищу. А человека, угнетенного каким-то горем, здесь поддержат и шуткой, и беседой, и советом.
    Корр.: У вашей мамы есть подружки, друзья, с которыми она общается?
    М.Н.: Я вспоминаю, что во время войны у мамы было много друзей, благодаря им она выстояла, когда грузила в войну мешки с солью. А сейчас и все предыдущие годы я знаю, что каждый вечер в маминой квартире открываются двери, приходят друзья, знакомые. Много приносят почты, писем. Мама всегда составляет большой список и не забывает никого. Всегда очень радуется, когда приходят письма.

    Корр.: Много в памяти Екатерины Павловны историй из жизни разных людей, многих из которых уже нет среди живых.
    Е.П.: А у тети Нади (Беляевой) был роман. Был тут такой Рождественский Сергей Феофанович. Жили они в одном доме. Он был учителем, роман был платонический. Его мама не разрешала ему жениться и отправила его в монахи, и вскоре после пострига мать умерла. И тетя Надя больше никогда и ничего, так и осталась одна, да-да-да. Вот такие были люди…
    Корр.: Больше всего Екатерина Павловна любит говорить о Новгороде довоенном, который она хорошо помнит. Помнит Памятник войны 1812 года, помнит многочисленные храмы, Кремль…
    Е.П.: О город юности моей!

    Весны, сирени и мечтаний,

    Ты предо мной на склоне дней

    Встаёшь в часы воспоминаний.


    Новгород был очень зелёный. Провинциальный город. Почти у каждого дома – сад. Очень хороший городок. Мостовая, правда, была булыжная. Но мы его любили. Гуляли мы с мужем по Красной улице. На весёлой горке, в Летнем саду, где парк, танцевали. В театр часто ходили. Там оркестр был. Иногда в кино ходили…
    Корр.: Жизнь этой женщины была не сладкой. Но все же из прошлого приходят, в первую очередь, воспоминания о хорошем. Хочется задать вопрос – что заставляет человека быть добрым или злым?
    (муз. заставка)
    Корр.: Это, вероятно, и условия жизни, и воспитание, и круг общения. Люди старшего возраста. Что мы о них знаем? Об их прошлой жизни? Мало мы обращаем внимания на стариков. А ведь они могут рассказать многое…
    Е.П.: Я помню службу начиная со Знаменского собора. Собор был замечательный, 2 предела, очень красивый алтарь, Чудотворная Икона Божьей Матери Знамение. У нее был очень красивый дорогой оклад, весь в драгоценных камнях: сапфиры, брильянты. Эту икону убирали на ночь в сейф. У отца был большой ключ от этого сейфа. Хор был замечательный, народу всегда масса, особенно по большим праздникам – на Рождество, на Пасху, на Знаменье, на престольные праздники.
    (в авторской редакции убрано)

    Корр.: Куда делась эта икона?
    Е.П.: Говорят, что она в нашем музее. В своё время оклад (ризу) с нее сняли, потом такой прошёл слух, якобы если соберут новгородцы деньги, по стоимости этой ризы, то тогда ее оставят. Собирали и золото, и деньги. Моя мама всё с себя сняла. Всё отдали, но не вернули. И золото взяли, и ризу не вернули. Говорят, что она в музее, но были и копии. Конечно, без ризы.
    Корр.: Что это? Рассказ об одной из самых тяжёлых страниц нашей истории? Как мы воспринимаем это? Да, было, да, жаль, но что теперь поделаешь? А ведь это составляло их жизнь, наполняло ее определенным смыслом.
    Е.П.: Я очень люблю Знаменский собор, Софийский собор. Часто на лодке мы ездили в Юрьево, ездили даже в Хутынь. В Хутыни были такие ярмарки – чего там только не было! Такой красивый народ в рубашках, парни, девки, очень красиво было, замечательное зрелище. В Хутынь ходили и пешком, но мы почти всегда ездили на лодке.
    (муз. заставка)
    Корр.: Екатерина Павловна, а вы верите в Бога?
    Е.П.: Я верю, конечно, верю. Потому что я так воспитана. Как же не верить? И он мне помогает.
    Корр.: Как помогает?
    Е.П.: Попрошу, и как-то получше всё делается, и если что-то случается, то то что надо.
    (муз. заставка)
    Корр.: Религию можно принимать и понимать по-разному. Как историю культуры, как сказку, как ненужную догму. В данном случае о ней можно говорить как о системе воспитания. Она «так воспитана». И это вовсе не значит, что всех страждущих и отверженных Екатерина Павловна заставляет идти в церковь молиться. Это воспитание заставляет ее, любя людей, помогать им в трудную минуту поверить в жизнь, в любовь, в прощение, в милосердие. Это воспитание помогло ей вырастить своих детей и дать им свою веру, не заставляя почитать догму.
    Корр.: Говорит дочь Екатерины Павловны Мария Андрюшихина.
    Мария Андрюшихина: Моя мать – человек очень духовный, религиозный. И бабушка Вера тоже выдержала трудную жизнь благодаря тому, что всегда верила в свет, добро, в человеческую порядочность…
    Корр.: Как вы относились к религии в своей семье, в то время когда учились в советской школе?
    М.Н.: Я была очень активной комсомолкой, секретарем комсомольской организации, выполняла и выполняю много общественных работ. И помню, что доставляла немало неприятных непростых минут, когда довольно жёстко отказалась от всего, что предлагала семья, и сказала что не верю, не могу верить. И с такой же позиции разговаривала с нашим новгородским архиепископом. Однако прошли годы, и мои взгляды поменялись, и я очень рада, что выросла в такой духовной семье. И для меня кажется то, что связано с духовностью – прежде всего связано с любовью, участием, милосердием, жертвенностью. Быть один день добрым не трудно, а вот быть ежедневно добрым, каждую минуту – это совсем непросто. Это возвышает человека.
    (муз. заставка)
    Корр.: Уже не раз здесь было сказано, что Екатерина Павловна прожила тяжёлую жизнь. Родилась в семье священнослужителя. Ее отец, Павел Евгеньевич Беляев, окончил Новгородскую духовную семинарию. После окончания некоторое время был учителем русского языка в той же духовной семинарии. По его желанию его посвятили в священники. Знал латинский и древнегреческий языки, общался с городской интеллигенцией. Отец Павел был последним настоятелем Новгородского Софийского собора. От последней торжественной службы в Соборе сохранилась фотография.
    Е.П.: А вот здесь есть 1930 год, апрель. Это был праздник. Большая, торжественная служба, последняя. Здесь вот я стою, за Владыкой. А это моя мама, а это мой папа. А это Владыка Макарий и Владыка Никита. А это ключарь Софийского собора, отец Анатолий Кифоровский, очень хороший был батюшка (он крайний стоит). Вот эта женщина – Софья Афанасьевна Никандрова, была певчая, солистка и десять лет отсидела за то, что пела в церковном хоре, но вернулась, потом еще пела и несколько лет назад скончалась.
    Корр.: Старая фотография –священники в облачении, длиннобородые, длинноволосые, суровые выражения лиц. И все они разные. Кажется что на лицах отражён характер и лежит печать судьбы.
    М.Н.: Я своего деда (Беляева) почти не помню, просто помню какую-то тень. Я знаю по рассказам мамы и некоторых новгородцев. Я познакомилась с рядом людей, которые знали деда, рассказывали о нем, как о положительном человеке, очень достойном. Он был личностью. Мы только знали, что он был реабилитирован в 1958 году и был невиновен. Одиннадцать раз были тяжёлые обыски, об этом бабушка рассказывала. Его жизнь могла бы сложиться иначе. Я всегда с трепетным чувством относилась к нему, храню его фотографии. Небольшое количество вещей, которые удалось взять с собой в эвакуацию в 1941 году: его библию, небольшую икону, фотографии родных, старый самовар – вот и всё что у меня есть от деда.
    Корр.: Реабилитирован в 1958 году. А сколько пришлось пережить семье, сколько страдала Вера Ивановна, мать Екатерины Павловны… Вернули честное имя. А как исправить искалеченные судьбы?
    (муз. заставка)
    (убрано в авторской редакции)
    Корр.: Как вы относитесь к современному облику Кремля и Софийского собора?
    Е.П.: Хорошо, что еще сохранили, только Бога благодарить, потому что я читала книжку, что хотели взорвать и памятник 1000-летия России, и Софию. Все-таки сохранился, не так, как Храм Христа. Были очень торжественные службы, возглавлял вот митрополит Алексей, крестный ход, зимой, в крещение, с крестами, песнопениями, шли туда в Кремль и на левую сторону Волхова.
    Корр.: Когда Екатерина Павловна начинает говорить о городе своей юности, то почти всегда начинает плакать. Конечно это и воспоминания молодости, это были её самые светлые годы, когда отец Павел жил с семьей. В 32 году его арестовали в первый раз, и для семьи начались тяжёлые времена.
    (убрано в авторской редакции)
    Е.П.: Софийский собор закрыли и вскоре папу арестовали

    Корр.: За что его арестовали?
    Е.П.: Мне ничего не говорили. Его выслали под Архангельск, он там варил олифу до конца 1933 года. Мама к нему туда ездила. В начале 1934 года он вернулся. С правом переписки. А потом здесь церкви все почти были закрыты и семья переехала в село Белая Гора. Оттуда он и был взят 29 ноября 1937 года и больше мы о нем ничего не знаем.
    Корр.: Больше вы его никогда не видели и не слышали?
    Е.П.: Не видели и не слышали. Единственное, что – мы в войну написали в Москву, в ГУЛАГ (Главное управление лагерей). Один раз я пришла с работы, смотрю – мама сидит вся сама не своя, заплаканная. Я говорю, что случилось? Она – вызывали в МГБ насчет папы. Я спрашиваю, что сказали?

    Сказали, что он умер 13 февраля 1943 года. Спросила – где? Сказали, что этого не узнать, что в одном из дальних лагерей. В октябре прошлого (1985) года, теперь же можно было написать, я написала здесь начальнику КГБ и мне сообщили, что он реабилитирован 26 марта 1958 года. Можете, говорит, подавать в областной суд, а я говорю – а зачем нам нужно?


    Корр.: А вам не сообщили в 1958 году? Вы были в Новгороде?
    Е.П.: Нет, нет, нет… Ничего не сообщили. И сейчас вот на руках у меня нет никакой бумажки, устно. А мамы не стало 23 марта 1958 года.
    Корр.: Она так и не узнала?
    Е.П.: Нет, нет, нет…
    Корр.: Екатерина Павловна, конечно я понимаю, что это не тот вопрос, но всё-таки мне интересно, вы представить себе могли, за что?
    Е.П.: Так вы знаете, что «Враг народа» - такое было заключение всем священнослужителям. В свое время они были лишены избирательных прав, и я сама пострадала, как дочь «лишенца».
    Корр.: И на вашей судьбе – как это отразилось?
    Е.П.: Сестра моя Ольга как-то проскочила девятилетку, потом она поступала в консерваторию, экзамены выдержала, а принята не была. Я не знаю, кто тогда добрый человек, что инициативу проявил, но в училище (медицинском, на ул.Суворовской) организовали 5-й «В» класс и нас вот человек 40 было учеников, детей «лишенцев». Платили за меня 40 рублей в месяц, в школе никто не знал, ученики никого не зная, не делали ничего, на равных, все мероприятия, кружки и т.д.…
    Корр.: Благодаря этому, какое у вас образование?
    Е.П.: 8 классов и всё, никуда… Работать даже не брали…Знакомый бухгалтер устроил меня воспитательницей в детский садик. Я вела группу, умела играть на рояле, мною были довольны. А через год пришла заведующая детским садом и говорит: мы вас увольняем. Я говорю – в чём я провинилась? Сказали, что ты любимая дочь своего отца…

    Корр.: Вам когда-нибудь предлагали отказаться от отца?


    Е.П.: Сам отец предлагал, да я, говорю, лучше повешусь (плачет), Боже сохрани, об этом не могло быть и речи, что вы. Вот так.
    (муз. заставка)
    Корр.: Верой сильны люди, верой в справедливость, в человечность, в добро. Прошло уже столько времени, а Екатерина Павловна находит в своей душе место для благодарности и тем, кто организовал обучение для детей «лишенцев», и помнит она поименно всех, кто помог ей в трудный час. Да и сама она думала не только о себе, и сейчас не скорбит о своей судьбе. Осталась боль за других.
    Е.П.: А монашек-то бедных брали с кроватей, и больных, и в кузов кидали. Такая была Марфа-странница. Говорит охранникам – Ироды, подсадите, не могла сама залезть, ужасно было, страшно…
    (муз. заставка)
    Е.П.: Если бы был только мой отец. Поголовно брали всех священнослужителей. Если какой-нибудь единица проскочит, даже митрополит Арсений, который был вместе с владыкой Алексием, он строил дом в Кремле, где сейчас областной театр, филармония. Это Арсениевский дом. Там был проход к Софийскому собору. Даже его взяли в конце 20-х годов, он был выслан в Ташкент без права переписки. Новгородцы к нему ездили, он очень тяжело переносил там местный климат, он там похоронен.
    Корр.: Как люди вообще относились к этому?
    Е.П.: Люди тоже все молчали, потому что страшно было. Этот чёрный «воронок» везде ездил…
    (муз. заставка)
    Е.П.: Тут я еще встретила в церкви женщину, у которой муж служил в нашей тюрьме, не знаю кем. Я говорю – расстреливали ли здесь, в Новгороде? Она говорит – нет, всех увозили. Один раз большую партию отправили. Ее муж пришел домой и лёг. Она ему говорит – что ты лёг? Он в ответ – неповинных людей повезли…Вот так…
    Корр.: Эти рассказы свидетельствуют против преступлений, но они же и убеждают, что человечность и вера в добро не были уничтожены. Были люди, которые брали на себя непреодолимую тяжесть скорби, догадывались о всеобщей катастрофе. Люди могли выступать против, но переживали, жалели. Не было, мне кажется, слепой веры преступникам. Тело покорялось, но души людей всё-таки были за милосердие, против казней. Ведь русский человек всегда был склонен проявлять милосердие.
    Голос: А сейчас решали вопрос о смертной казни, как вы к этому относитесь?
    Е.П.: Я вообще против казней. Даже если уж 6 раз судим убийца, ну дайте ему пожизненное заключение, а убивать – это всё-таки тяжело. Когда смертный приговор произносят – очень тяжело слушать…
    Корр.: Убийство противоречит природе добра. А человек больше склонен к добру. Именно поэтому помогали детям «лишенцев». Поэтому выстояли в годы войны, после тяжёлых репрессий, поэтому немногие отказывались от своих родных, узнав, что их назвали «врагами народа».
    (муз. заставка)
    Е.П.: А еще я хочу рассказать про своего отца Павла Беляева. Его хобби была рыбная ловля. Он любил ловить рыбу у нашего старого моста через Волхов. Здесь у него была лодка «Катя», и здесь он ловил окуней, ершей, налимов и др. И вообще он был очень деятельный, очень хорошо был знаком с ученым Василием Передольским, у них вместе был какой-то покос взят, коровы были… И вот они с учёным на пару косили, разговаривали…
    (убрано в авторской редакции)
    А Антонина Ивановна Передольская была моей учительницей по математике. Отец Павел был очень трудолюбивым, дома у него был станок, он переплетал книги, у него были все классики, много иностранной литературы. Была библиотека. Языки он знал только греческий, латинский, преподавал русский, только (смех).
    Корр.: Такие рассказы о людях из прошлого, их образе жизни, интересах, тоже становятся страничками истории. Эти рассказы нужно беречь. Говоря сейчас о милосердии к людям, нужно подумать и о милосердии к культуре, национальным традициям.

    М.А.: Все корни наши, любовь к Новгороду, его святыням, фрескам, помогают нам выжить. Идёшь по Кремлю – Святая София, она помогает жить, излучает свой удивительный свет. За этим и силы творческие и народа, и страны.
    (муз. заставка)
    Корр.: Новгород стали бомбить, по воспоминаниям, уже в первые дни войны. Вскоре Екатерину Павловну послали на оборонные работы в сторону Шимска. Там они хватили лиха… Люди уже покинули те места, когда они туда приехали из Новгорода, ночью работали, а днём бегали по кустам, спасаясь от бомб.
    Е.П.: Когда немцы были в полукилометре от нашей деревни, в которой мы работали, нас отпустили. Бежали всю ночь, а прибежали в Новгород, мост через Волхов уже был взорван, нас на лодке перевезли. Мама думала, что меня уже и в живых нет. И в тот же день мы отъехали в Хутынь. Меня посадили в лодку, у меня ноги раненые были, и мою дочку маленькую.
    (убрано в авторской редакции)

    Корр.: Муж Екатерины Павловны в первые дни войны ушел на фронт. На руках у нее остались три старушки – мать, свекровь и тетка, и двое маленьких дочерей. Еще долго добирались они до родины отца Павла, города Белозерска, только бы не быть «под немцем». После войны семья отправилась сначала в Болгарию, где служил муж Екатерины Павловны, потом – в Румынию. В 1948 году семья вернулась обратной в Новгород. Город было не узнать. Что же осталось от их родного дома?
    Е.П.: Это икона Казанской Божьей матери – единственная вещь, которая осталась от нашего дома.
    Корр.: А из друзей отца кто-нибудь остался?
    Е.П.: Самым близким другом отца Павла был отец Алексий (в миру – Сергей Владимирович Симанский). Они дружили очень близко, в самые большие праздники, и в простые дни, и в дни рождения отец Алексий часто бывал у нас. И мы его очень любили. Он нас, детей, вообще очень любил. Он стоял часто под аркой, перед входом в Кремль. Народ шёл под эту арку на благословение, и он всех благословлял.
    Корр.: Впоследствии Катя Беляева часто навещала Патриарха Всея Руси Алексия в Москве. Он помогал семье отца Павла.
    Е.П.: Потом мама пенсию стала получать, оттуда, из Патриархии, 30 рублей старыми деньгами, за папу.

    Вот выдержки из письма Патриарха Алексия от 4 марта 1945 года.


    «…Получил Ваше письмо, дорогая Вера Ивановна, и письмо Кати. Много писать не имею возможности, скажу кратко – Господь даст, после войны вернется отец Павел, приятно было узнать о том, что вы живы, и находитесь в безопасности, буду рад иметь весточку от вас. Посылаю вам свой портрет, на благословение Божье всем вам…

    Новгород, новгородцев, всё новгородское ношу в сердце, и всей душой желаю скорейшего восстановления Новгорода. Храни вас Господь, своею милостью, всегда помню ваше гостеприимство и добрые пожелания ко мне в Новгороде. Искренне преданный «А».



    Напишите мне о ваших планах. Если нужны вам деньги на приезд и просто на жизнь, пишите мне безо всякого стеснения. Сейчас посылаю перевод 1000 рублей. Всё…»



    Корр.: Я смотрю на портрет этого человека. Здесь ему 90 лет, прекрасные глаза – это самое заметное. Патриарх, наделённый большой властью, он до конца дней не забывал об этой семье.
    М.А.: Духовность – многие не понимают, а это значит, что ты должен быть добрым, участливым, и всегда помогать друг другу.

    Корр.: Когда общаешься с людьми – такими, как Екатерина Павловна Беляева, охватывает чувство какой-то надёжности, спокойствия. Как-то спокойнее становится за человечество. Кажется, что с такими можно всё пережить, всё выстоять. Мудрость здесь сочетается с какой-то непосредственностью и эмоциональностью. Странно, что само слово «эмоции» стало у нас почти ругательным, часто слышим: «это всё эмоции и нужны факты». Но многих фактов не было бы и исторических, и политических, если бы не весь букет человеческих чувств.

    Да и вообще, благодаря эмоциям существует человек. Может показаться смешным, но Екатерина Павловна способна плакать о бездомных в Америке, когда увидит по телевизору репортаж о них. Но это тоже характеризует человека. Вообще, в конце жизни по чему мы судим о человеке? По его делам, по проявлениям души, по его детям…


    (муз. заставка)

    Корр.: Говорит дочь Екатерины Павловны – Мария Николаевна Андрюшихина, заведующая кафедрой иностранных языков Новгородского политехнического института.
    М.А.: Мне кажется, что этот человек весь соткан из добра. Я бы сказала, что мы не просто дочь и мать, а еще и духовные друзья. И в самую тяжёлую минуту в жизни мать всегда приходит на помощь и не только мне, и она просто научила помогать и другим людям. Как бы не было трудно, она требует действенного, человеческого участия. Меня поражает, что человек в 72 года иногда меня ругает за то, что я куда-то сходила и не помогла в беде кому-то. И требует активной человеческой деятельности.
    (убрано в авторской редакции)
    М.А.:Я очень ценю в людях духовность, и духовность моей матери проявляется в том, что даже в зрелом возрасте сейчас она излучает свет добра, много помогает Людам, очень много читает, в последние годы это стало определяющим. Она не ждет, чтобы кто-то позвал на помощь, она сама идёт, вот этому она и учила нас всю жизнь…
    (муз. заставка)
    Корр.: А ее внуки, как они относятся к своей бабе Кате?
    М.А.: Я думаю, они оценят это потом, со временем. Сейчас они еще не до конца понимают, встречу с каким человеком подарила им жизнь. В силу своей молодости. Молодость – она не оглядывается, она просто живёт. Над вопросами своей внутренней жизни они задумаются попозднее. Она много отдала любви своим внукам. Многое доброе, что есть в моем сыне Владимире – это от бабушки Кати. Она пытается наставить его на путь истинный…
    Корр.: Наставление на путь истинный. Сколько каждый из нас слышал наставлений? А прислушивались ли? Ведь это не просто слова. Это мудрость поколений, которую она пытается донести до нашего сознания.
    Е.П.: Я желаю от себя нынешней молодёжи быть поскромнее, помилосерднее, поблагороднее, быть доброжелательными. Уважать своих родителей, не допускать такого разврата, наркомании. А людям постарше – мира, благоденствия, скромности и всего хорошего. Чтобы не было войны, очень жалею «афганцев», хорошо что они вернулись оттуда. А сколько не вернулось? Жаль матерей, которые потеряли своих детей в Афганистане, очень жаль. Всего самого хорошего, теплого, прекрасного. Без обмана и лжи…
    Корр.: Без обмана и лжи…
    (муз. заставка)
    Диктор.: Очерк о старой новгородке подготовила журналист Алла Осипова. Звукорежиссер Николай Львовский.
    Уважаемые радиослушатели, если среди ваших знакомых, близких есть люди, которых тоже можно назвать коренными новгородцами с интересной судьбой, пишите нам. Они станут героями наших радиопередач.




    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Корреспондент: Осипова Алла Дмитриевна

    Скачать 159.83 Kb.