страница13/24
Дата16.05.2017
Размер5.5 Mb.

Кровь артефакта


1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   24

— И как интересно он здесь собирается обмен производить? — Бросил я задумчиво. — Тут же всё на виду.

— Ты же сам хотел людное место. — Хмыкнула Сонька. — А вообще может у него всё здесь куплено.

— Вот этого я и боюсь. — Вздохнул я. — Прирежут, а все сделают вид, что ничего не видели.

— Ну, снайперов у них быть не должно. — Перешла на серьёзный лад Сонька, ну а в ближнем бою всё только от нас зависит.

— Может, ты не пойдёшь? — Неуверенно предположил я. — Опасно…

— А кто тебе спину прикроет? — Возмутилась Сонька, впрочем, другого ответа я и не ожидал, а потому и настаивать не стал, всё равно не послушает.

Мы прошлись вдоль складов, походили по узким проходам между ними и даже слазили на крышу, сделав вывод, что хоть совсем со счетов её сбрасывать не стоит, но вряд ли кто туда полезет, настолько гнилой и ненадёжной она казалась. Я достал тетрадку и сделал схему расположения складов и близлежащих зданий.

В раздумье мы вернулись на постоялый двор и, бросив Платону, чтобы подал ужин в семь вечера, заперлись в номере. Предстояло разработать хоть какой-либо план на завтра и рассмотреть всевозможные варианты развития событий. Поужинав, мы вернулись к схеме и возобновили проработку. Уснули мы глубоко за полночь.

Четыре часа приближались с неторопливостью улитки. План был разработан ещё вчера, мотаться лишний раз по городу без документов и денег с килограммом золота за спиной было опасно, да и не хотелось, поэтому мы сидели в комнате и вспоминали различные случаи, происходившие с нами или нашими знакомыми в Зоне.

Обедать мы не стали, чтобы в случае непредвиденной ситуации иметь мобильность и не отягощаться полными желудками.

Без двадцати четыре мы стояли на причале и пристально рассматривали всех проходящих и уже находящихся на пристани людей на предмет их возможного участия в будущей сделке в том или ином качестве. На самой пристани стояла пара явно из высшего слоя общества, об этом говорила и белоснежная аристократическая кожа и белоснежные же одежды. Я сперва удивился, как они рискнули прийти в этот не самый благополучный район, но потом обратил внимание, что рядом с ними постоянно никого нет, этакая аура безлюдья. Всё объяснялось элементарно просто — с обеих сторон от парочки стояло по два доверенных лица. С этими всё ясно.

Матросов и грузчиков сегодня было на удивление мало, да и мне показалось, что они скорее делают вид, что работают, чем работают на самом деле. Видимо остались только люди щёголя. Я насчитал десять человек и нахмурился. Многовато, ведь ещё будут люди с самим главарём.

Случайные прохожие тоже присутствовали, но не очень много. Здесь было сложнее, и понять, кто из них причастен к будущей сделке, а кто птица залётная я до конца не смог. Половину отсеял сразу, а вот с другой половиной так и не определился — могли быть кем угодно. Особенно меня заинтересовала пара мужчин, на первый взгляд никак не связанных друг с другом, но взгляд за них зацепился.

— Смотри, похоже, шпики. — Ткнул я Соньку в бок. — Им-то что здесь надо?

— Работают. — Хохотнула Сонька. — Похоже, о предстоящей сделке знает весь город.

— Будь серьёзней. — Посоветовал я. — Как действовать будем? Похоже, здесь замешаны не только бандиты, но и полиция и ещё невесть кто. Как думаешь, эта парочка здесь случайна?

Ответить Сонька не успела, от группы грузчиков отделился человек и, проходя мимо нас, негромко бросил «Идите за мной». Мы и пошли, немного в отдалении. Шпики проводили нас заинтересованными взглядами, но за нами не пошли, а остальные, казалось, вообще не обратили на нас внимания. Мы начали петлять меж складов. Грузчик вальяжно шёл впереди, а мы, настороженно озираясь, немного поодаль. Завели нас, как и следовало ожидать, в самый заброшенный уголок складских лабиринтов. Там уже стоял вчерашний щёголь, один из вчерашних телохранителей — уже знакомый нам Валет, какой-то лысый полноватый мужчина в очках и с портфелем в руках и два молодых парня с колючими взглядами.

Процесс обмена произошёл на удивление буднично и спокойно. По требованию щёголя, так и не представившегося, мы выложили из рюкзака последовательно пять слитков, при виде которых глаза лысого мужика алчно заблестели. Он капнул на каждый слиток по капле какой-то кислоты, покивал, достал что-то типа кантарика и, скидав слитки в сетку, подвесил её на небольшой крючок. Щёголь присел на корточки, рассматривая шкалу, и буркнул:

— Годится. Отдавай.

Лысый передал мне портфель. Я автоматически взял, не зная, что делать дальше. Не ожидал я, что всё пройдёт так гладко, да ещё так быстро. Думал, начнут специальными ювелирными весами до сотой доли грамма вымерять массу, а они обычными ручными весами. Ну, дают!

— Проверяй. — Хмыкнул Щёголь, заметивший моё смятение. — Как договаривались, по сто семьдесят пять за слиток. Итого: восемьсот семьдесят пять рублей. Минус двести за документы, минус пятьдесят за порчу имущества и минус пятьдесят Шмыгу за посредничество. Одного не пойму, зачем ты ему так много пообещал, он бы и за десятку всё передал. Да ты проверяй, проверяй.

— Чтобы уж наверняка. — Буркнул я, пересчитывая деньги. — А где он сам, кстати?

Сумма оказалась верной. Опознавательные бумаги я вынул, для вида повертел и сунул обратно, всё равно ничего в них не смыслю.

— Он заболел.

— Да ну? — Вырвалось у меня.

— Ну да. — Как-то по-современному ответил щёголь и развернулся. — Разбегаемся. Дорогу найдёте?

— Разберёмся.

Мы развернулись и быстро пошли, стараясь как можно скорее выбраться из этих лабиринтов старых построек. Остаться абсолютно спокойным у меня не получилось, и я постоянно оглядывался. Сонька тоже нет-нет, да и скашивала голову назад, но позади никого не было — никто не старался нас догнать, никто не старался отобрать деньги, никто в нас не стрелял. Хотя, что стоило щёголю натравить на нас всех своих цепных псов и оставить нас с носом или без головы? Побоялся несуществующей группы, которую я упоминал? Возможно, а возможно не захотел портить репутацию. Так одни пропадут, другие, а потом никто обращаться не станет, полезут слухи. Да и про полицию забывать не стоит, мёртвых же всё равно рано или поздно найдут, а зачем ему мокруха, это же совершенно другая статья, а ему и так неплохо живётся. Он на моём золоте рублей пятьсот навара себе сделает.

Вероятно из-за того, что я продолжал постоянно оглядываться, я и пропустил появление человека на крыше, а может, просто расслабился — осталось пройти последний склад, и в просвете уже виднелась улица, по которой мы выйдем к постоялому двору, соберём свои вещи и… Только нас и видели. Но мечтам не суждено было сбыться. Сверху раздался сухой треск и в стену склада, вдоль которого я шёл, с чавкающим звуком вошла пуля, отколов изрядный кусок щепы.

Я быстро юркнул за кстати подвернувшиеся ящики и выхватив пистолет пару раз пальнул в ответ. Стрелок, чертыхнувшись, исчез из поля зрения. Вот тебе и гнилые крыши. Я судорожно пытался вспомнить, изобрели уже к этому времени гранаты, или нет. Пришёл к выводу, что вроде бы гранат можно не опасаться. Сонька тем временем юркнула мне за спину (с её стороны складских стен подобных ящиков не нашлось) и принялась развязывать рюкзак, пытаясь достать MP–5. Это правильно, автомат нам сейчас очень пригодиться, так как спереди прохода и сзади, отрезая пути к отступлению, появилось по шесть человек явно бандитской наружности.

— Эй, вы, там! — Донёсся знакомый голос вора, которого я принудил стать вестовым и о котором щёголь сказал, что он заболел. — Отдайте деньги и можете убираться куда хотите. Отпустим.

Бандиты весело заржали, оценив шутку собрата. От стоявших спереди бандитов нас более-менее укрывали ящики, а вот для зашедших сзади мы были как на ладони, но стрелять они не спешили, видимо получив указания от Шмыга. По всему выходило, что Шмыг решил сколотить свою банду, заполучив наши деньги. Я решил пробить обстановку на предмет соответствия моим догадкам.

— А главный ваш знает, что вы здесь рушите его репутацию? — Громко крикнул я, чтобы до всех присутствующих дошло, чем может обернуться ситуация. — И что он с вами потом сделает вы в курсе?

— А нам он теперь не указ! — Срываясь на фальцет, крикнул вор, возомнивший себя главарём. — Скоро он у нас будет на побегушках.

У пары человек, пришедших со Шмыгом, на лице замелькали, было, тени сомнения, но после заверения вора, они вновь приободрились. Глупо, никто ведь не подумал, что щёголь на раз достал такую сумму, и я больше чем уверен, что нашёл бы и ещё столько, а они хотят на неё подняться и подмять под себя вора в законе. Ну-ну.

— Ну, так что? — Вновь крикнул вор. — Сами отдадите, или нам придется забирать деньги из ваших мёртвых рук?

— Готова? — Шёпотом спросил я у Соньки.

— Да. — Одними губами ответила она.

— Тогда бери тех, что позади, только смотри, чтобы всех, а то они нас тут без укрытия…

— Да знаю. — Зло буркнула Сонька. — Начинаем?

— Ага. — Шепнул я и крикнул. — Ну, приди и возьми!

Высунувшись, я сделал пару прицельных выстрелов и один из бандитов повалился на землю. Остальные сыпанули за углы. Позади меня Сонька открыла беглый огонь, и послышались крики раненых.

— У тебя гранаты есть? — Спросил я не оборачиваясь, и выстрелил по попытавшемуся высунуться из-за угла бандиту.

— Да, возьми в рюкзаке.

Я на ощупь нашёл ребристое яйцо.

— Может, не стоит? — Неуверенно спросила Сонька. — И так перебьём.

— Не вариант. — Отрезал я. — Нам лишние проблемы не к чему, а здесь наверняка скоро полиция будет, помнишь шпиков на пристани? Сейчас кидаю и прорываемся.

Выдернув чеку, я, размахнувшись, забросил лимонку аккурат за угол, где пряталась часть бандитов. Рвануло и мы бросились в проход. Высунувшиеся было из-за угла бандиты позади нас, быстро спрятались обратно — Сонька, не метясь, дала длинную очередь. Но они успели оценить убийственную силу оружия, в проходе осталось лежать три бандита, убитых первой же очередью.

Мы выбежали из прохода на пустырь, за которым начиналась улица, уводящая в город. Направо, куда я закинул лимонку, я даже не глянул, итак понятно, что там всё чисто. Слева тоже лежала пара трупов: один сразу около угла, а второй метрах в пяти, видимо хотел в обход или на крышу залезть, да не успел.

От пристани уже раздавались свистки, и бежал народ, но пока ещё далеко. Мы выскочили на улицу и, пригибаясь, быстро понеслись к постоялому двору Платона. Из окон некоторых домов высовывались люди, привлечённые неслыханной канонадой, но я не волновался, врят ли кто из них сможет нас опознать — бежали мы быстро, да и капюшоны курток успели накинуть. Сделав несколько поворотов, мы перешли на шаг и сняли куртки, сунув их в рюкзаки. Позади всё тише и тише продолжали раздаваться полицейские свистки. Один раз мимо нас пробежали три человека в штатском.

Сказать, что Платон был удивлён, значит не сказать ничего. Уж не знаю, толи он был в курсе планов Шмыга, толи думал, что и щёголь нас живыми не выпустит, но увидеть ещё раз он нас явно не ожидал. Я разбираться в хитросплетениях его души не хотел, да и времени на это не было.

— Сколько с нас? — С порога спросил я и подтолкнул Соньку к лестнице. — Забери пока всё.

— Три с полтиной. — Пролепетал Платон.

Покопавшись в рыжем кожаном кейсе, я вытащил на свет пятирублёвую банкноту с подписью Керенского:

— Сдачи не надо. Скажи, у кого можно здесь лошадей резвых купить?

— У Тимофея можно, у Кузьмы опять же… — Начал перечислять Платон.

— Говори самого ближайшего. — Оборвал я его.

— Так это у купца Зацепина, но он такие цены задирает, что…

— Не важно. — Вновь оборвал я его. — Где это?

— Это хозяин ещё одного постоялого двора, тут недалеко…

— А, да, знаю. — Третий раз оборвал я его и, взяв спустившуюся с нашими вещами Соньку под руку, быстро вывел за дверь.

— Куда нам? — Поинтересовалась она, закидывая на плёчо рюкзак. — Далеко?

— В первый постоялый двор.

Быстро отыскав нужный нам дом, мы открыли калитку и вошли во двор. Там очень кстати стоял хозяин и отчитывал за что-то знакомого нам уже крестьянина, подвозившего нас позавчера.

— О! Господа! — Оторвался он от своего занятия и вновь поцеловал Соньке руку. — Решились-таки ко мне перебраться? Надеюсь, этот жулик не успел вас ограбить?

— Всё в порядке. — Невольно улыбнулся я. — Нам нужны быстрые лошади.

— Уже уезжаете? — Погрустнел Зацепин. — А что так?

— Нужно догнать наших коллег, пока они не добрались до Тунгуски. — Выдал я заготовленную версию. — Есть интересная гипотеза.

— Да, да, помню ваших коллег. Примилейшие люди, должен заметить, только что-то они не словом не обмолвились, что пара их научных братьев приотстала.

— Не веришь? — Изобразил я смесь гнева и обиды. — У меня бумаги есть.

— Что вы, что вы! — Остановил мою руку, полезшую в кейс Зацепин. — Какое недоверие, так, вырвалось. Пройдёмте лучше в конюшню, подберу самых быстрых.

Спустя двадцать минут мы с Сонькой уже оставили за спиной Киренск и углубились в тайгу по проторенной меж высоченных сосен дороге. Я в далёком детстве ходил на ипподром и занимался с лошадьми (уж не знаю, зачем меня родители туда отдали, особой симпатии к этим животным я не испытывал), но это было так давно, что в седле я держался довольно неуверенно, а вот Сонька надо признать меня удивила. Лишь в самый последний момент я понял, как мы можем сейчас погореть. И дело даже не в том, что Зацепин что-то заподозрит (учёные люди столицы не обязаны уметь ездить верхом), а в том, что как мы будем добираться до Тунгуски, если не на конях. Пешком что ли? Но Сонька ловко вскочила в седло и похлопала жеребца по морде, натягивая удила.

Дорога была такая же ухабистая и извилистая, как та, по которой мы въехали в город на телеге, и я сосредоточился на том, чтобы управлять конём и не вылететь из седла. Лишь отъехав от города пару километров, я успокоился, стал вести себя в седле более уверенно и даже поймал ободряющий и весёлый взгляд Соньки, ловко управляющей своим животным. Жизнь снова налаживалась.

И откуда мне тогда было знать, что тот лежавший вдалеке от эпицентра взрыва лимонки бандит не кто иной, как Шмыг? Откуда мне было знать, что он просто претворяется мёртвым, сообразив, наконец, своими куриными мозгами, что такие дела ему не по зубам? Откуда мне было знать, что этими уголовниками давно занимается сыск совместно с тайной полицией Иркутска, и избегнув смерти от наших пуль и лимонки оставшийся в живых Шмыг попадёт в цепкие лапы закона. Откуда мне было знать, что он по горячности или глупости пырнёт стилетом попытавшегося его задержать городового и его возьмут в такой оборот, что он расскажет не только о делах банды, в которую входил обычной шестёркой и поэтому информирован был слабо, но и о странных незнакомцах, появившихся в городе. Откуда мне было знать, что он вспомнит каждую мелочь, каждую случайно услышанную фразу или слух о нас с Сонькой и выложит тайной полиции, лишь бы они прекратили ломать его кости? Откуда?

А пока лошадки довольно резво несли нас по неширокой дороге и я, немного приноровившись к скачке, подставлял лицо встречному ветру и радовался жизни. Радоваться, однако, мне долго не довелось — уже в километрах в пяти от города нас остановил военный патруль. Поперёк дороги на двух рогатинах лежала толстая кедровая ветвь, возле которой с ружьём за спиной прохаживался пожилой усатый вояка. Остальные сидели и лежали возле небольшого костра, над которым был подвешен котелок. Импровизированный шлагбаум был поставлен со знанием дела, дорога в этом месте огибала небольшой холм, густо поросший соснами, кустарником и папоротником. Сразу за холмом и расположились военные. Мы даже не успели сориентироваться, и разработать какой бы то ни было план поведения в данной ситуации, когда военный заметил нас.

— Стой. — Крикнул он и пошёл нам на встречу, беря за удила мою лошадь.

Остальные военные если и заинтересовались нашими персонами, то выразилось это только в повороте голов и лёгком интересе в глазах. Затем они вернулись к своему занятию — рассказыванию друг другу различных баек.

Ну что ж, настал момент проверки документов. Я очень надеялся, что моя рука не дрожала, когда я доставал из своего рюкзака, битком набитого деньгами, сложенные вдвое документы, говорящие, что мы не кто иные, как Алексей Георгиевич Побратько и Елена Сергеевна Стоцкая, члены императорской санкт-перербургской академии наук, ведущие кафедры географии и этнографии, доценты и прочая, и прочая. Список внушал уважение. Хорошо хоть, пару километров назад мы остановились и тщательно изучили свои имена и регалии.

— Алексей Порадько? — Тем временем поинтересовался военный, изучая документы.

— Что, читать не умеешь? — Огрызнулся я. — Побратько.

— Ну, Побратько, так Побратько. — Согласился военный и вернул документы. — Проезжайте. Хлопцы, взяли!

Двое хлопцев поднялись и, крякнув, скинули преграду, оказавшуюся при ближайшем рассмотрении никакой не веткой, а самым настоящим стволом молодого кедра, срубленного под корень и очищенного от ветвей. Мы неторопливо поскакали по дороге, а военный остался в задумчивости смотреть нам вслед.

Скакали мы до вечера, так и не встретив больше ни одного поста. Обычного народа тоже не попадалось, лишь раз, минут через тридцать после блокпоста с военными, попалась телега, груженная хворостом и неторопливо тянущаяся нам на встречу. Крестьянин хмуро покосился на нас из-под кустистых бровей и молча проехал мимо. И всё. Глушь тайги навалилась всей своей мощью. Если на минуту забыть, что едешь по проторенной дороге, то можно было подумать, что здесь вообще человеческая нога не ступала ни разу. Пару раз из-под самых копыт лошадей взлетали не то глухари, не то ещё какие-то большие птицы, практически не знающие, что такое человек и оттого такие беззаботные, да впереди перебежал дорогу барсук.

И всё вокруг жило: пищало, колотило, шумело, поэтому к вечеру, когда мы решили сделать привал с ночлегом и я, кряхтя, слазил с лошади, моя голова просто трещала по швам от обилия непривычных звуков. Да, эта тайга была полной противоположностью лесов Зоны, к которым я привык — и по количеству и качеству деревьев, и по совершенно другим опасностям, подстерегающим путника, и по отсутствию аномалий, и, самое главное по наличию жизни. Жизнь ощущалась в каждом листе, в каждой травинке. Жизнь, без оглядки на радиацию и необратимые процессы мутации.

Ночь прошла спокойно, что меня в некоторой степени даже расстроило — так можно и привыкнуть, а ведь нам рано или поздно придётся возвращаться в полные опасностей леса и болота Зоны отчуждения. Как встретит она нас, отвыкших от постоянного контроля территории, осмотра небосвода и скрытых аномалий?

Сонька, дежурившая под утро, растолкала меня, когда в тайгу ещё не проник ни один лучик света и определить, что уже утро можно было только по часам.

— Куда-то торопимся? — Попробовал отмахнуться я и перевернуться на другой бок. Но это не сработало, Сонька продолжала меня расталкивать.

— Не видно же ничего, ноги переломаем на этой корявой дороге. — Предпринял я ещё одну попытку вырвать у сна ещё часок, но тоже безрезультатно.

— Пока позавтракаем, станет светло. — Категорично заявила Сонька, и мне пришлось подчиниться, ведь не отстанет!

Этот день прошёл как продолжение вчерашнего — глухая тайга с проторенной разбитой дорогой и ни души. Кони резво несли нас вперед, и я начал даже привыкать к этой постоянной тряске. Сперва, как только сел утром на коня, думал не смогу проехать и километра, всё тело ныло от непривычной позы, в которой мы провели вчера полдня, но проехали километр, потом ещё один и боль отступила. Может быть к вечеру боль и усталость вернуться, но пока я чувствовал себя превосходно. Немного хотелось спать, но и это вскоре прошло. Солнце вошло в зенит и стало жарко. Гнус, достававший нас с утра, отстал и попрятался в прохладной листве на обочинах дороги.

Так мы ехали весь день, время от времени останавливаясь и давая отдых коням, за которых нам пришлось выложить ни много, ни мало сто шестьдесят рублей и то после небольшого торга. Перекусывали и ехали дальше. Не смотря на то, что дорога была наезженной, нам за весь день так никто и не встретился. Так прошёл день — мы и тайга вокруг.

Ближе к вечеру, когда уже начало темнеть, но до настоящей ночи было ещё далеко, мы въехали в деревню эвенков. Первоначальный план ехать до темноты был благополучно забыт под давлением возможной ночёвки среди людей, а, следовательно, и относительной безопасности. По моим подсчётам отмахали мы за вчера и сегодня приличный отрезок километров в сто двадцать — сто пятьдесят, поэтому я не упирался, когда Сонька предложила заночевать здесь. На том и порешили. Мы въехали в открытые ворота довольно приличной изгороди вокруг посёлка и, спешившись, повели коней по широкой дороге, по краям от которой расположились чумы местных жителей.

Сказать, что на нас смотрели, значит не сказать ничего. На нас откровенно пялились все от мала до велика. Весть, что в деревню въехали двое незнакомцев, с какой-то фантастической скоростью облетела поселение, и из чумов повалил народ. Женщины и мужчины, старики и дети, высыпали все. Хотя я такого ажиотажа вокруг нашего приезда понять не мог. Поселение хоть и находилось в тайге, но всё же стояло на дороге и проезжающего люда должно быть если и не много, то достаточно, чтобы не смотреть на него, как на божество, спустившееся с небес. Впрочем, тут я погорячился, смотрели на нас скорее как на чёрта, выскочившего из преисподней.

Мужчины и женщины коренного населения, вышедшие навстречу, были одеты практически одинаково — в летний аналог шубы, сшитый из замши и цветного сукна с длинными вставками бахромы из козьей шерсти. Отличие женской одежды было лишь в наличии мозаики из меховых полосок и бисера. Несколько человек были одеты в «парки» — короткие аналоги той же одежды и имели при себе короткие копья.

Навстречу нам, отодвинув соплеменников, вышел шаман. То, что это шаман, я понял сразу. Наши, Зоновские сталкеры-шаманы умерли бы от зависти, увидев этот, несомненно, выдающийся экземпляр шаманского искусства. По причине жары, или того требовала занимаемая должность, но надета на нём была только смесь набедренной повязки и короткой юбки из шкур. Всё остальное тело покрывали замысловатые рисунки и письмена. Казалось, комары и гнус совсем не донимают его, словно не замечая. Я этим же похвастаться совсем не мог — вновь поднявшиеся к вечеру с земли кровососущие твари донимали всё сильнее. Довершали экипировку местного шамана небольшая корона, сплетённая из какой-то лозы и вопреки моим представлениям совсем не закрывающая лицо, и несколько рядов бус, состоящих из клыков и мелких косточек. Сбоку, к поясу юбки, был приторочен кривой жертвенный нож. Смотрелся шаман, конечно эффектно.

— Вы не быть в моя кость! — Гортанно выкрикнул он, коверкая язык. Словно ворон каркнул, хрипло и резко.

— Что? — Не понял я, оторвавшись от созерцания этого бодиарта.

— Кость знать всё! — Поморщившись, вновь каркнул шаман и, выудив из какого-то мешочка на поясе горсть костей, потряс ими, показывая нам. — Я камлать день назад. Они есть! — Шаман махнул себе за спину. — Вы нет! Кто вы?

— Мы путешественники… Учёные. — Начал я, невольно скользя взглядом туда, куда он махнул рукой. Там, в десяти метрах от шамана, стояла самый большой чум, у входа в который сейчас переминались с ноги на ногу два человека, явной европеоидной внешности.

И ничего в них необычного не было, такие же, как мы путешественники, решившие переночевать в более комфортных условиях, чем дикий лес, но взгляд застыл на одном из них — высоком блондине, довольно крепкого телосложения. Я смотрел на него и не мог понять причины своего любопытства. Что-то в нём было не так, но что, взгляд никак не брался определить. Одно я знал точно — мне с ним ОБЯЗАТЕЛЬНО нужно поговорить. Что-то давило на меня и я едва сдержался, чтобы прямо сейчас, в наглую игнорируя шамана, не отправиться к этому блондину. Да что там отправиться, я едва не рванул к нему.

— Вы не понимать! — Бесновался тем временем шаман. — Кость не может лгать. Вас нет! Вы не путешественники! Кто вы?

Вот тебе раз. Я едва не поперхнулся на вдохе, да и Сонька, как я заметил краем глаза, тоже вздрогнула. Он что, чует, что мы из будущего?

— Мы учёные. — Вновь повторил я, не зная, что ещё придумать. Во что поверит этот дикий человек? — Мы едем изучать метеорит. Упавшую год назад звезду. — Решил разъяснить я значение слова «метеорит».

— Нет павших звёзд. — Гордо и напыщенно заявил шаман. — Есть гнев духов недостойным эвенкам. Мы принимать гнев и духи прощать нас. Духи дарить нам подарок.

При словах о подарке шаман оглянулся на стоявших позади него двух пришлых людей, и я клянусь, что взгляд его был устремлён именно на высокого широкоплечего блондина. Выходит, неспроста меня к нему тянет? Кто же он такой? Ну не верить же, в самом деле, что он — подарок духов! Чушь! А может дело не в нём, а в том, что есть у него? И это явно не простоя безделушка, типа часов или зажигалки. Нет, мне определённо нужно с ним поговорить.

— Можно нам остаться на ночь? — Я уже предвкушал разговор с блондином в том большом чуме, который, несомненно, являлся чумом для гостей и куда наверняка подселят нас к тем двоим. — Лес дикий, мы переночуем, а завтра утром уедем.

— Лес обычный! — Повернулся к нам шаман и взгляд его стал жёстким. — Вы не быть в моя кость, значит, вы не быть в посёлке. Уезжайте.

— Но как же? — Возмутился я, всё ещё надеясь остаться и поговорить с блондином. — А законы гостеприимства…

Закончить я не успел, шаман что-то резко выкрикнул, и из двух самых маленьких чумов по обоим краям от центральной улицы вышло по человеку. Чёрта с два по человеку! Мои глаза округлились от удивления, испуга, невероятности происходящего, ощущения дежавю и ещё не понять от каких чувств — из чумов вышли самые настоящие зомби и, не спеша, направились в нашу сторону. Кони испуганно захрапели и стали пятиться.

— Если вы не ехать добровольно, мои «хеты» сделать это силой. — Победно произнёс шаман и захохотал, наслаждаясь произведённым эффектом.

«Хеты», как назвал их шаман, были уже в пяти метрах от нас, когда мы вскочили в сёдла и, развернув коней, пустили их в галоп, стараясь как можно скорее убраться из этого посёлка, где привечают оживших мертвецов.

— Вы уезжать далеко! Далеко! — Нёсся нам в след издевающийся вопль шамана.

Отъехали мы, наверное, на километр, поддерживая бешеный темп скачки, когда я натянул поводья и резко остановил коня, отчего он зафыркал и замотал головой, словно предупреждая, что следующий раз мне это с рук не сойдет, и он меня выбросит из седла, встав на дыбы.

Сонька среагировать не успела, и её конь провёз ещё метров десять, прежде чем она смогла его остановить и повернуть в мою сторону. Я уже спешился, когда она неторопливо подскакала ко мне:

— Ты чего?

— Нам надо вернуться. — Невозмутимо заметил я, хоть и понимал, какую бурю эмоций вызовет эта моя безобидная на первый взгляд фраза.

Так и получилось.

— Ты сдурел? — Выпучила глаза Сонька. — Может, ты не заметил, но там были зомби! — На последнем слове её голос сорвался на визг, и я удивлённо посмотрел на неё. Всякое бывало в Зоне, но всегда она держала себя в руках и сохраняла невозмутимость. — И может, ты не заметил, но по скорости они почти не уступали обычному человеку. Ты понимаешь, что это значит?

— Те же три пули в голову. — Так же невозмутимо ответил я, хотя всё прекрасно понимал. Если они соберутся таким же количеством, что и в Зоне, то пройдут как нож сквозь масло сквозь все заслоны. Как саранча пожрут всё и вся. — Ты лучше скажи, у тех двоих, не эвенков, ты ничего подозрительного не заметила?

— Мне прямо до тех двоих было. — Уже более спокойно проворчала Сонька. — Ты мне лучше скажи, откуда здесь зомби? Зона что, и в эту эпоху уже была? Так вроде и регион другой…

— Не знаю. — Честно ответил я, прерывая её затянувшиеся размышления. — Меня, если честно, эти зомби волнуют в данный момент меньше всего. Меня волнуют те двое, а точнее один из них. Блондин. Что-то с ним или что-то у него, что меня влечёт, понимаешь? Я не могу это пустить на самотёк.

— Тебя к нему тянет? — Ехидно усмехнулась Сонька. — Это любовь. Смотри, Максим, я ревнивая.

— Ха-ха-ха! — Отчеканил я, даже не улыбнувшись. — В общем, делаем так: сейчас стреноживаем коней, оставляем их здесь, слегка перекусываем и возвращаемся к деревне эвенков, когда стемнеет.

— Совсем сдурел. — Проворчала Сонька, но, тем не менее, повела своего коня вслед за мной вглубь тайги. — То вглубь Припяти тащишь из-за пустяка, то здесь прямо в мерзкие лапы зомби лезешь. Что за шило у тебя в… одном месте?

— Говорю же, — не оборачиваясь, вновь начал я объяснять. — Меня словно магнитом тянуло к тому блондину. Вот я и хочу выяснить, что это было. Сейчас это прошло. — Я прислушался к своим ощущениям. — Ну, почти прошло, а тогда… Короче, подберёмся как можно ближе, ты останешься меня прикрывать, а я слазаю и поговорю с ним. Хорошо?

— Я уже достаточно долго с тобой, чтобы понять, что проще согласиться, чем спорить. — Хмыкнула Сонька. — Ну, стой уже, здесь оставим коней.

К посёлку эвенков мы подходили уже в полной темноте. В темноте, конечно же, для самих эвенков. Наше ночное зрение осталось при нас, не смотря на то, что глаза стали обычными. Как такое возможно, я, если честно, не понимал, всегда полагая, что именно специфическое строение зрачка, сужающегося при ярком свете и расширяющегося в темноте, позволяет видеть ночью. А тут и глаз вроде бы человеческий, и видно ночью достаточно приемлемо. Красота! Может ещё попросить Второго сделать так, чтобы все мутанты Зоны принимали меня за своего? Тогда рейды по Зоне вообще прогулками в парке покажутся. Впрочем, наверное, об этом не стоит даже заикаться, а то кто знает, как у него с чувством юмора — сделает мутантом, тогда точно они за своего принимать будут. Обойдёмся.

Помнится, первую ночь в Киренске я ждал как дембель приказа, ведь Второй ничего не пояснил — вернул обычный вид глазам, а что там да как с самим зрением догадайтесь сами. Солнце село, когда мы въехали в Киренск, и из первого постоялого двора я выходил уже с замиранием сердца, ведь пока смотрели комнату да разговаривали с хозяином, должно было стемнеть. Я открыл дверь на улицу и на секунду замер, облегчённо выдохнув — всё было залито мягким серым светом.

И вот теперь мы осторожно пробирались по тайге к изгороди вокруг посёлка. Метрах в пятидесяти от забора я шепнул Соньке, чтобы ждала здесь, и двинулся дальше в одиночестве. Подкрался к забору, прислушался к звукам, доносившимся из-за ограды, и, ничего не услышав, легко перемахнул через добротную, но не очень высокую изгородь. Присел и замер, просидев так минут пять, просматривая видимое пространство и прислушиваясь ко всем доносившимся звукам. Деревня спала.

Я двинулся вдоль чумов к самому большому, где, как я думал, и должны были спать заинтересовавшие меня люди. По крайней мере, я на это очень рассчитывал. У искомого жилища меня ждало первое разочарование — у его входа сидел эвенк, причём сидел лицом именно ко входу. Это что получается, что те двое скорее пленники, нежели гости? Уже интересно. Ну что ж, прости эвенк! Не ожидавший никакой опасности со стороны мирно спящей улицы коренной житель беззвучно осел на землю, когда я его вырубил рукояткой пистолета. Постояв несколько секунд и вслушиваясь в тишину, я оттащил тело за чум и, отодвинув полог жилища, вошёл внутрь.

Двое мужчин спали на больших ковриках, сшитых из шкур волка, и моё появление их не разбудило. Вообще, обстановка в чуме была спартанская, если не сказать больше. Кроме шкур, на которых спали пленники, не было вообще ничего, даже личных вещей спящих. Складывалось такое впечатление, что отсюда просто вынесли всё. Тем не менее, спящие связаны не были. Так пленники они или нет? Надо не ошибиться, и строить разговор с правильной позиции. Решив, что, скорее всего они всё же пленники, которые пока не должны догадываться о своём пленении, я зажал рот блондину ладонью и толкнул его в плечо.

Блондин дёрнулся и открыл глаза, в которых плескался ужас, но, увидев моё лицо, сразу успокоился. Интересно, а кого он ожидал увидеть? Догадывается, что они пленники? Что ж, на этом и построю свой разговор. Я прижал палец к губам и блондин энергично закивал.

— Времени у нас мало. — Начал я, убрав свою ладонь от лица блондина. — Кто вы и как здесь оказались?

— Мы этнографы. — Быстро зашептал блондин. — Меня зовут Михаил, я из Томска, это — Указал он на второго спящего человека. — Мой коллега. Мы исследовали влияние падения метеорита на бытность коренного населения Сибири, как…

— Постой. — Прервал я его. — Вы здесь гости, или заложники?

— Кто? — Удивился Михаил.

— Ну, пленные. — Поправился я. — Гости или пленные.

— Я не знаю. — Погрустнел блондин. — Приехали мы сюда сами и сперва нас приняли достаточно тепло, как впрочем, это всегда бывает у эвенков. Они, знаешь ли, гостеприимный народ и…

— Не отвлекайся. — Вновь прервал я его.

— А потом сегодня началось что-то непонятное — нас лишили вещей под предлогом, что сегодня день духов, и все личные вещи должны лежать в центре посёлка. Они даже для виду кое-какие свои предметы обихода туда принесли, но я-то знаю, что нет никакого дня духа. А теперь ещё и охранник этот появился у входа… Кстати, где он?

— Отдыхает. — Коротко ответил я. — Они забрали абсолютно всё?

Я, оказавшись в чуме, вновь испытывал что-то вроде притяжения. Получается, если у них всё забрали, то влечет меня именно к человеку? Выяснить родословную?

— Нет. — Прервал мои размышления Михаил. — Они забрали только рюкзаки и оружие, а карманы не обыскивали.

— Ага? — Повеселел я. — А скажи, Михаил, нет ли у тебя в карманах какой-нибудь необычной вещи?

Михаил автоматически дотронулся рукой до нагрудного кармана и подозрительно уставился на меня.

— А что?

— Так вот, скорее всего, вас здесь из-за неё и задержали. И боюсь, забирать её у тебя будут завтра отнюдь не добровольно. — Я невесело хмыкнул. — Покажешь?

Михаил медленно залез в карман и вытащил небольшой брусок сероватого цвета, наподобие слитков, которые мы сдали в Киренске щёголю. Только здесь сразу было видно, что это не металл. Скорее уж пластик. А ещё я сразу понял, что меня манит этот серый прямоугольник. Оставалось разобраться, что это?

Я протянул руку:

— Можно?

— Конечно. — Михаил передал мне брусок и вздохнул. — Так что нам теперь делать? А если просто отдать его завтра утром? Что это? Оно мне и не нужно вовсе.

Но я его уже не слышал, на меня накатило ощущение дежавю. Накатило, словно морская волна, оставив ощущение свежести, и схлынуло. Я держал в руках самый настоящий артефакт Зоны. Что там говорил Второй: «…будет один на всю Сибирь, не ошибётесь». Да уж, действительно. Один, но тот ли? Неужели так повезло, что среди бескрайней тайги Сибири мы вышли на искомый артефакт, даже не встретившись с тем охотником, который его нашёл? Разве так бывает?

— Что? — Переспросил я Михаила, когда тот уже начал трясти меня за рукав.

— Я говорю, отдать его завтра, и все дела.

— Если бы всё было так просто, тогда вас бы не держали здесь так. — Я нехотя вернул артефакт владельцу. — Боюсь у шамана на вас свои планы, и далеко не такие радужные. Собирайтесь, надо уходить отсюда, пока охранник не очнулся.

Михаил потянулся, было к товарищу, чтобы разбудить, но я остановил его, решив выяснить самое главное сейчас.

— Ещё вопрос, где ты взял эту вещь?

— Обменял на английское ружьё с увеличением у какого-то охотника у Подкаменной Тунгуски. Он утверждал, что был ближе всего к метеориту и первый пришёл к месту падения. Говорит, там это нашёл. Я ему верю, потому что не знаю, что это за материал.

— Хорошо. — Улыбнулся я про себя. Всё сходится. — Буди коллегу, будем уходить.

Пока разбуженный коллега приходил в себя, я решил выяснить у Михаила ещё один терзавший меня вопрос.

— Михаил, ты видел у них зомби, ну, оживших мертвецов. — Поправился я. — Он ещё называл их «хетами». Что это, откуда?

— Я не знаю, я всегда считал это не более чем легендой. — Этнографа заметно передёрнуло. — Понимаете, каждая этническая группа имеет в своих преданиях нечто подобное и многое другое, но не верить же всему. Да и как в такое поверить?

Здесь я конечно с ним был полностью согласен.

— «Хет» — восставший из могилы человек, лишённый сердца и отданный духами шаману. — Словно бы процитировал Михаил и закончил с омерзением. — Какой ужас. Только нам никто не поверит.

— Не об этом ты должен сейчас думать. — Жёстко оборвал я его, заметив, что его товарищ уже готов к выходу. — А о том, чтобы унести ноги как можно быстрее, прежде чем они заметят вашу пропажу.

Мы поднялись и я, отодвинув полог, первым вышел на улицу. Вышел и замер, как впрочем, и вышедшие следом за мной этнографы — всё пространство перед чумом было заполнено народом, а в самом центре стоял и злорадно скалился шаман. Вот это влипли! Как же это я не услышал даже шороха, ведь столько народа?

— Я предупреждать, чтобы вы уезжать далеко! — Палец шамана, словно пистолет, уставился мне в грудь. — Зря не слушаться!

Очень мне не хотелось применять в прошлом оружие, но по видимому мне просто не оставили выбора, так как с боков к нам стали заходить охотники с короткими копьями. «Хетов» почему-то шаман при нашем захвате не использовал. Их вообще в толпе эвенков я не заметил. Я сунул руку в карман, но не успел, кто-то приложил меня по затылку, подкравшись сзади.

Пришёл я в себя, как мне показалось, достаточно быстро, но все равно уже связанным. Рядом вязали этнографов. Спина ощущала что-то твёрдое, по всей видимости, меня привязали так же, как и учёных — к бревну. Так и оказалось — закончив нас связывать, эвенки по приказу шамана подняли нас и брёвна стали столбами, быстро вкопанными в землю и утрамбованные вокруг какими-то колотушками. Мы оказались в полувисячем положении и связанные запястья от груза собственного тела быстро начали затекать. Коллега Михаила, так и оставшийся для меня инкогнито, попробовал, было дёрнуться, но получил существенный тычок в бок и успокоился, видимо потеряв сознание.

Народ начал расходиться, и вскоре на вытоптанной поляне осталось только шестеро охотников с луками и короткими копьями, да шаман. Я висел, ожидая, когда Сонька придёт на помощь. А что мне ещё оставалось?

Не знаю, на что рассчитывал шаман, но по моим прикидкам шестерых охранников было ой как мало, если знаешь, что кто-то остался на свободе, а не висит сейчас как мы, привязанный к столбу. Толи он посчитал Соньку обычной слабой женщиной и рассчитывал, что она не придёт, толи подумал, что шестерым здоровым мужикам вполне под силу справиться с явившейся на выручку подругой того, кого «нет в костях». В любом случае опрометчиво, так как неизвестно, сколько она человек ещё может с собой привести. Нет, мне, конечно известно — никого, но шаману-то, откуда это знать? Или знает? Тогда совсем грустно.

Эвенки-охранники развели вокруг вкопанных столбов небольшие костерки, и мы теперь находились в самом центре освещённой площадки. Тяжело Соньке будет к нам подобраться, особенно незамеченной.

Незамеченной она подбираться не стала — что-то промелькнуло у меня над головой и я ослеп, запоздало сообразив, что это была слеповая граната. В поднявшемся хаосе криков и какого-то постукивания я ощутил удар по столбу, на котором висел, и мои руки освободились. Я стряхнул остатки перерубленных Сонькой верёвок и часто заморгал, пытаясь избавиться от белой пелены, стоящей перед глазами. Раздалось ещё два тупых удара, видимо Сонька освобождала этнографов.

— Дай руку. — Раздался её голос у самого уха.

Я протянул ладонь и в неё вложили ещё одну, явно мужскую. Глупо хихикнув, я представил себе со стороны картину, как девушка ведёт за руку ослепшего мужика, у которого в руке ещё один ослепший, у которого ещё один. Мою вторую руку тоже обхватили пальцы, на сей раз явно Сонькины, и она крикнула:

— Бежим!

Мы побежали. Правда, недолго, буквально секунд тридцать. Я к этому времени начал уже вполне сносно различать силуэты чумов, людей и маячившей впереди ограды, да и этнографы, я почувствовал, стали увереннее переставлять ногами. Сонька вскинула автомат, держа его одной рукой, и дала короткую очередь. Пули легко прошили шкуры ближайшего чума и послышались стоны, а выскочившие, было, нам наперерез эвенки, бросились обратно. Путь к ограде был свободен, и мы, по мере сил и медленно восстанавливающегося зрения, бросились к спасительному рубежу.

Ритмичный гул усилился, и я невольно оглянулся, щурясь, чтобы лучше увидеть происходящее за спинами. То, что я увидел, мне совсем не понравилось. Нас преследовали «хеты». И не двое, которых нам показал шаман при первом знакомстве, а пятеро. И не ковыляли, с трудом переставляя негнущиеся ноги, а бежали практически так же быстро, как и мы. Я припустил ещё сильнее и практически перелетел через ограду. Следом за мной перелезла Сонька и Михаил, а вот его коллега поступил опрометчиво: заметив, что я оглянулся, он последовал моему примеру, но ничего хорошего из этого не вышло. Этнограф споткнулся и потерял драгоценное время. Он ещё успел подняться и даже успел добежать до ограды, но вот дальше его везение кончилось. Сразу трое «хетов» уцепились за его одежду и практически скинули с забора. Михаил дернулся, было обратно к забору, но тут раздался дикий, полный ужаса и боли крик и сразу тишина, резкая и оглушающая. Да, эти «хеты» расправляются со своими жертвами ещё быстрее, чем зомби Чернобыльской Зоны отчуждения.

Двое мертвяков, не задействованные в разделке коллеги Михаила, уже лезли через забор и мы с Сонькой схватили этнографа за руки и практически волоком потащили в тайгу. Метров через пятьдесят Михаил, наконец, начал соображать и побежал сам. Вовремя, потому как двое «хетов» практически наступали нам на пятки, да и остальные трое уже спешили по нашим следам. Нам бы хоть пять минут передышки, чтобы подготовиться к встрече этих бестий, а так… А так мы продолжали бежать, в надежде, что выиграем по скорости хоть сколько-то, чтобы развязать коней и ускакать от этих быстрых зомби. Благо, бежать было недолго, и выдохнуться мы не успели. Ну, кроме этнографа — тот, не привыкший к таким перемещениям, дышал тяжело и с придыхом.

Мы пробежали низину, густо заросшую папоротником, и взбежали на небольшой холм, на котором оставили стреноженных коней и невольно остановились. Нет, кони были на месте, но вот около коней удобно расположились шесть человек. Я быстро окинул взглядом поляну — все шестеро были явно из организации, представляющей закон. Уж не знаю, полиция, тайный сыск или какая другая структура, но то, что именно оттуда, не вызывало никаких сомнений.

Пистолеты были уже направлены в нашу сторону, словно нас ждали. Впрочем, мы, убегая от «хетов», издавали такой шум, что не услышать нас мог только глухой.

— Не двигаться! — Заявил один из законников.

Мы замерли, и я чертыхнулся. Только что радовался, что оторвались достаточно, чтобы успеть развязать коней и ускакать отсюда к чёртовой матери, а тут такое… Точнее такие. Михаил попробовал, было рассказать, что за нами гонятся зомби, но ему приказали заткнуться.

Собственно, выбор у нас был невелик: сдаться на милость местного закона и сгинуть в одном из многочисленных рудников восточной Сибири или бежать. Мы выбрали второе, благо представители закона допустили грубейшую, на мой взгляд, ошибку — вместо того, чтобы сделать засаду и подождать, пока мы полностью не отвлечёмся от окружающего, занявшись развязыванием коней, они сидели и ждали. Поэтому и расстояние между нами было довольно приличное — не меньше десяти метров. Не думаю, что кто-то из них обладал реакцией быстрее нашей и стрелял точнее, поэтому, как только Сонька крикнула «бежим!», мы развернулись и бросились вниз по склону, петляя меж деревьев.

Вслед загремели выстрелы, но как я и ожидал, стрелками они были неважными, и никто из нас не упал, раненный пулей закона. А может, на точности стрелков сказался тот факт, что тайга была погружена в ночную мглу. Оставалось решить один нюанс: где-то там, впереди, нам на встречу бежали «хеты». Поэтому, едва достигнув низины, я крикнул Соньке, чтобы она сворачивала. Направление я ей указывать не стал, да и какая разница куда сворачивать, если всё равно не знаю местности. Главное скрыться от преследователей, а там разберёмся — по мху, солнцу или звёздам вернёмся в Киренск, а оттуда будем пробираться ко входу в лабиринт минотавра. Может и карту удастся прикупить, если таковые в этой эпохе имеются. Второй, конечно, говорил что-то про чувство направления, но пока что-то оно молчит. Было бы здорово конечно, если бы прямо сейчас знать, в какой стороне вход в лабиринт минотавра и бежать туда — рано или поздно придём, а так… А так пока нужно просто бежать подальше и от полиции, и от зомби.

Видимо охотившихся за нами законников оказалось гораздо больше, чем шесть человек. То была просто вершина айсберга. Может, они просто первыми наткнулись на стоянку наших коней и послали гонца с донесением, да не успели дождаться ответа. Однако минут через десять где-то справа взревели рожки, и до нас донёсся многоголосый лай охотничьих собак и замелькали редкие огни факелов. В который уже раз за последнее время я оказываюсь в роли дичи. Ох, не нравится мне эта тенденция.

Мы подались влево, но, почти сразу выбежали на выломившихся их кустов «хетов». Как они угадали, куда мы бежим и догадались срезать путь, а не идти точно по следам, осталось загадкой, и ломать голову над ней было совершено некогда. Я, вырвавшийся немного вперёд и задававший темп бегу, увернулся от размашистого взмаха конечностей зомби и, вновь сменив направление бега, пустился наутёк. Сонька и этнограф последовали моему примеру и теперь бежали, практически наступая мне на пятки.

Загоняли нас грамотно, обкладывая со всех сторон, словно сговорившись. Хотя, как могли договориться между собой законники и зомби, подчинявшиеся только шаману? Это у меня в голове не укладывалось.

Всё встало на свои места, когда выбежав на небольшую поляну мы обнаружили на ней небольшой охотничий домик. Сил бежать дальше не было не только у неподготовленного этнографа, но и у нас с Сонькой.

— Надо принимать бой. — Выхаркнул я. Возражений не последовало, все были измотаны до предела.

Забежав внутрь и забаррикадировав дверь, используя вместо засова крепкое полено, мы огляделись: два окошка — на север и на юг, да лестница ни низкий чердак.

— У тебя оружие есть? — Окликнул я Михаила, который стоял опёршись спиной о стену и тяжело дышал.

— Нет. — Замотал он головой. — Я же говорил, отдал эвенку взамен метеорита.

— Какого метеорита? — Заинтересовалась Сонька, уловив отголоски интересующей нас темы.

— Не сейчас. — Оборвал я её. — Ты, Михаил, посиди тогда в сторонке, а лучше заберись на чердак, и предупреждай нас о направлениях атаки, там наверняка хватает щелей во все стороны света. Благо уже скоро рассвет и различить контуры нападающих ты сможешь.

— Хорошо. — Коротко кивнул этнограф и скрылся на чердаке. Молодец, не трусит.

Я забрал у Соньки пистолет, оставив ей пистолет-пулемёт, с которым у неё в последнее время получается обращаться всё лучше и лучше, и встал у северного окна. Свой пистолет, равно как и ножи, остались навсегда в деревне эвенков, конфискованными шаманом, когда нас привязывали к столбам. Жалко ножи, где я теперь «синьку» возьму, чтобы сделать себе новые ножи. Артефакт этот был достаточно редким, а в последнее время я вообще не слышал, чтобы кто-нибудь его находил. Как отрезало.

Конечно, у нас был запасной вариант — забрать у этнографа артефакт и перенестись в Зону, но воспользоваться я им не спешил. Во-первых, как-то не лежала у меня душа бросать Михаила на растерзание законникам и «хетам», во-вторых, неизвестность всегда пугает, а где мы окажемся в Зоне неизвестно, и, в-третьих, оставался вариант, что мы сможем отбиться. По крайней мере, от зомби. С местным населением мне воевать как-то не хотелось.

Но воевать нам не пришлось. Лай и звук рожков донёсся уже совсем рядом и на поляну высыпала цепь людей с ружьями и пистолетами. Впереди на поводках у некоторых людей неслись собаки. С другой стороны леса выбежали пять «хетов». Две силы замерли друг перед другом. Казалось, даже зомби были изумлены встрече, не то, что люди. Собаки дико завыли и заскребли лапами, срываясь с поводков. Полицейские попытались заговорить с незваными гостями, но те, увидев новое препятствие на пути к добыче, на которую им указал шаман, попёрли на цепь людей.

Первыми не выдержали люди, державшие собак. Они бросили поводки и зачарованно смотрели, как прут друг на друга странные люди с потрескавшейся, словно старая замша, кожей и собаки. Через пару секунд на поляне образовалась свалка и мешанины тел. Некоторые полицейские стали стрелять, но куда они попадали, было не ясно. Вскоре я заметил, что собак стало значительно меньше, их растерзанные тела валялись у ног пятёрки зомби. Казалось, их не остановить.

Полицейские тоже заметили потери в рядах собак и поняли, что псам не сдержать этих странных монстров, так похожих на людей. По взмаху человека в штатском вся цепь людей подняла ружья и выстрелила. Я видел, как пошатнулись «хеты», а двое из них, в кого попало больше всего пуль, даже упали. Собаки накинулись на упавших, и подняться им уже не дали, растерзав-таки двух «хетов» ценой собственной жизни. Оставшиеся трое выдёргивали по одному псу из свалки и разрывали их на части. Тем временем шеренга перезарядила ружья, и вновь раздался грохот нескольких стволов. Теперь повалились все трое зомби, но двое, зашевелившись, вновь начали подниматься. Третий остался лежать с размолотой от попадания крупнокалиберной пули головой.

Командир у законников был явно не дурак и заметил это, дав команду целиться в голову, но для этого людям надо было перезарядиться. «Хеты» такой возможности им предоставлять не собирались и попёрли на шеренгу, тем более что сдерживающего фактора в виде собак уже не было. Три человека слишком поздно заметили приближающихся зомби, или думали, что успеют перезарядить ружья и выстрелить, но так или иначе, «хеты» налетели на них и порвали в считанные секунды. Остальные успели вовремя отбежать и закончить перезаряжаться. Вновь раздался гром выстрелов и на сей раз оба «хета» упали и уже не встали.

— Ты это видел. — Раздался зачарованный голос Соньки у меня за плечом. Оказывается, она оставила своё окно и, затаив дыхание, смотрела на происходящее вместе со мной.

— Нет, простоял с закрытыми глазами. — Огрызнулся я, но отсылать её обратно к своему окну не стал. — Ну, что, будем стрелять людей?

— А у нас есть выбор? — Удивилась она.

— А, ты же не знаешь. — Устало поморщился я. — Михаил, спускайся сюда!

Этнограф не заставил себя долго ждать.

— Покажи брусок.

Михаил молча достал серый слиток и протянул мне.

— Это то, что мы ищем. — Даже не подумал прикоснуться к артефакту я.

— Ты уверен? — Прищурилась Сонька, разглядывая предмет в руках этнографа. — Впрочем, о чём это я, конечно ты уверен! Больше артефакту здесь взяться неоткуда.

— Вы о чём? — Михаил удивлённо переводил взгляд с меня на Соньку и обратно.

— Выходите с поднятыми руками! — Донеслось с улицы, и мы повернулись к окну. — Вы окружены. Сопротивление бесполезно. Обещаем справедливый суд.

Да, законники не стали терять времени даром и действительно окружили домик, в чём я не преминул убедиться, выглянув в соседнее окно.

— Михаил. — Обратился я к этнографу, придав голосу убедительности. — Времени мало. Предлагаю тебе сделку. Ты отдаешь нам этот предмет, а в замен получаешь порядка пятисот рублей. Мы отсюда уйдём, а к тебе у законников нет ничего. Скажешь, что вообще заблудился и вышел сюда случайно. Никого не видел, ничего не делал, ни в чём не виноват. Они по большому счёту охотятся на нас, так что думаю, у тебя проблем не будет.

— Я согласен. — Неожиданно для меня кивнул этнограф. — Но как вы уйдёте отсюда? Мы же окружены.

— Мы уйдём, можешь мне поверить. — Хмыкнул я. — Но не советую тебе рассказывать о случившемся кому бы то ни было. В лучшем случае засмеют, а в худшем — угодишь в клинику для душевнобольных.

— Почему? — Удивился Михаил.

— Увидишь — поймёшь! — Не стал ничего объяснять я. — Вот здесь все деньги.

Я снял с плеча свой рюкзак, забитый деньгами, вытащил несколько своих вещей и переложил в Сонькин. Передал рюкзак этнографу. Тот как-то отстраненно принял его и в упор посмотрел на нас:

— Кто вы? Я же не дурак и понимаю, что ночью по тайге невозможно так быстро бежать ничем не освещая себе путь.

— Это не важно. — Вздохнул я. — Важно то, что этому предмету здесь не место и, главное, не время!

Мы с Сонькой взялись за артефакт, оказавшийся неожиданно тёплым, посмотрели друг на друга и подумали о Зоне, услышав на прощание повторное предложение от законников выходить с поднятыми руками.



1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   24