страница14/24
Дата16.05.2017
Размер5.5 Mb.

Кровь артефакта


1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   24

Возвращение

Зона! Я прислушивался к себе и не мог понять, что ощущаю: радость оттого, что выбрался живым из очередной передряги или огорчение вперемешку с беспокойством от неизвестности — куда нас выбросило? Радость от возвращения в родное время или сожаление об упущенных приключениях и знакомствах — ведь так и не удалось поговорить с тем охотником, который всё видел и первым прикоснулся к этому артефакту.

Подобное смятение была отражено и на лице Соньки. Наверное, оттого мы долго молчали, приходя в себя и потихоньку осматриваясь вокруг. Самое страшное — неизвестность, осталось позади. Нас не выбросило в логово чёрных псов или в один из энергоблоков ЧАЭС, нас не разорвало от переизбытка каких-либо энергопотоков артефакта при переброске, и даже время суток пошло навстречу, подкинув полдень. Гадать, полдень какого числа было абсолютно бесполезно, да и не важно сейчас.

Немного огорчала местность, которую я перед собой видел, но это уже, так сказать, придирки. Всё пространство вокруг нас было покрыто болотиной с редкими и чахлыми деревцами, и лишь с северной и западной стороны по самому горизонту тянулась жёлто-зелёная полоска настоящего леса. Видно было достаточно далеко, так как мы сидели на какой-то довольно приличной возвышенности, оказавшись примерно посередине между болотом и вершиной холма. Сухая, нагретая солнцем земля позволяла нам просто сидеть, вздыхая и никуда не торопясь.

— Мы дома? — Наконец спросила Сонька и пододвинулась поближе.

— Похоже. — Понюхал я воздух, словно он должен здесь пахнуть по-особому, и обнял её. Пахло здесь конечно не так как в тайге, но это был обычный запах болотистой местности — влажный и кислый. Я кивнул на вершину холма. — Поднимемся?

— Конечно, только давай чуть попозже. — Согласилась Кулачёк и прижалась крепче. — Что за жизнь у нас такая? Бегаем, стреляем, убегаем… Надоело.

— Не переживай, скоро всё кончится. — Попытался успокоить я её и нежно поцеловал. — Скоро уже придём к лабиринту.

— Я о глобальном. — Вздохнула Сонька. — Ничего не кончится, пока мы сами не захотим этого и не вырвемся из Зоны отчуждения навсегда.

Я удивлённо посмотрел на девушку. Всякие мысли посещали головы сталкеров, но чтобы хоть кто-то хотел добровольно покинуть Зону — об этом я не слышал. Я прислушался к своим ощущениям и с удивлением понял, что и во мне что-то сломалось. Нет, у меня не появилось такого горячего желания прямо сейчас вырваться из Зоны, но и если бы это случилось — я бы не рвался обратно. Забавно, получается, Зона действительно как наркотик вызывает привыкание? Надо спросить об этом эффекте Второго.

Мы посидели ещё немного, наслаждаясь довольно редким для Зоны явлением — спокойствием. Абсолютно чистое от облаков небо радовало нас солнечными лучами и если закрыть глаза, то можно было легко представить, что мы на море. Мутанты тоже не беспокоили нас своим присутствием. Но всё это великолепие легко рушилось, стоило открыть глаза и взглянуть на болото — одно из самых опасных мест запретной территории Чернобыля, а если это ещё в совокупности с тем, что мы не знаем в какую сторону идти, то становится совсем тошно. Я вздохнул. Сидим, конечно, хорошо, но нужно идти. Мы поднялись на вершину холма и огляделись. Сейчас бы не помешали наши винтовки с оптикой, вид открывался просто великолепный, и можно было сразу отсюда разработать маршрут движения, тем более что сторону, в которую идти, я кажется, знаю. На самом горизонте северо-западного направления из-за деревьев виднелась характерная труба четвёртого энергоблока ЧАЭС. Конечно, расстояние было большим, и я мог ошибаться, но Сонька меня поддержала. Впрочем, выбора у нас особо и не было — других ориентиров всё равно нет.

— Ты чего? — Окликнул я замершую Соньку.

— Думаю. — Хмыкнула она. — Я, кажется, знаю, где мы находимся. Если вон то действительно труба ЧАЭС, то мы на болотах между Чапаевкой и посёлком Кривая гора, а это — потопала она ногой по земле. — Гора Соломье, урочище среди болотины.

— Тоже мне, гора. — Я придирчиво обвёл взглядом не сильно высокий холм.

— Уж какая есть. — Улыбнулась Сонька. — Как пойдём?

— А какие варианты? — Уточнил я, не имея ни малейшего представления о расположении указанных ей ориентиров.

— Можно двинуться строго на восток и выйти к Чапаевке. Там купить оружие, еду, ну всё, чего у нас сейчас нет, а потом спокойно двинуться вдоль дороги к Зимовищу. Можно на запад до Кривой горы, но сомневаюсь, что там мы найдём сталкеров, у которых можно что-то купить. Можно на север. Выйти на дорогу между Чапаевкой и Зимовищами, и по ней двигаться к лабиринту, но тогда мы тоже врядли сможем закупиться.

— Подожди. — Задумался я, пытаясь в голове нарисовать предполагаемые маршруты. — По твоим рассуждениям получается мы где-то недалеко от входа в лабиринт?

— Ну, относительно. — Протянула Сонька.

— Тогда ещё вопрос, в какую сторону болото короче всего?

— Вроде на север, но я не уверена. — Задумалась Сонька. — Да, скорее всего туда.

— Ну, тогда так и пойдём.

— Без еды придётся идти. — Прищурилась Сонька. — Да и арсенал у нас невелик, только пистолет и МР–5. Уверен?

— Ну, так и до Чапаевки добираться придётся в тех же условиях. — Начал я перечислять плюсы и минусы маршрута. — И если посчитать километры отсюда до Чапаевки и отсюда до дороги равными, то получается, что мы прилично выигрываем по времени. Тем более что там нам придётся идти не по лесам, а по дороге, что намного проще, как ни крути. Да и вообще, ты знаешь, мне надоел тот факт, что прежде чем добраться куда-то, мы идём сперва совсем в другую сторону. Давай хоть раз пойдём именно туда, куда нам надо. Тем более что шанс что-то купить на дороге, достаточно велик.

— Там велик шанс и на мародёров нарваться. — Напомнила Сонька. — Но в целом ты, наверное, прав, так и пойдём. Только вот когда выходить будем? Я не уверена, что мы к заходу солнца успеем миновать болота.

— Не уверена, значит пойдём завтра. — Поставил я точку в размышлениях. — Рисковать не будем.

— Согласна.

Костёр нам развести не удалось — на холме росло лишь несколько чахлых деревьев и совершенно не было сушняка, поэтому к утру мы основательно продрогли от влажного осеннего воздуха, и я даже пару раз не выдерживал и делал несколько кругов по вершине холма в попытке согреться. Получалось, но ненадолго, и к рассвету мы успели несколько раз пожалеть, что не отправились в путь сразу же, как только телепортировались из сибирской тайги. Сейчас бы сидели у костра где-нибудь у дороги и в ус не дули. Впрочем, была вероятность, что сейчас нами бы обедала какая-нибудь болотная тварь, так что будем считать, что решение мы выбрали верное.

Утро нас встретило слепящими лучами восходящего солнца и странными звуками: сначала я думал, что это кукушка завела свою дробную песню, но трель становилась всё протяжнее и длиннее, словно играла старая пластинка на древнем патефоне, у которого кончается завод. Минуты через три до нас донёсся раскатистый грохот взрыва, и всё смолкло.

— Опять воюют. — Полувопросительно, произнёс я, настороженно осматривая окрестности, но вблизи всё было спокойно.

— Хорошо хоть, что не на севере. — Оптимистично заявила Сонька, тоже оглядываясь по сторонам. — Давай рюкзак я понесу, а потом устану — поможешь.

Я попробовал поспорить, утверждая, что и сам его всё время прекрасно понесу, но как всегда она осталась непреклонна.

— Война быстротечна. — Отдав рюкзак, пожал я плечами, возвращаясь к прерванной теме. — Так что надо уже выходить.

И, тем не менее, мы просидели ещё около часа в ожидании, пока солнце поднимется достаточно, чтобы утро окончательно вступило в свои права и загнало ночных тварей болота по своим норам. Мы наблюдали, как зеленоватая болотная жижа начинает светлеть, а затем и алеть, отражая восходящее солнце и ярко-алое небо. Лишь дождавшись, когда розовый диск пожелтеет, мы снялись с места и начали спускаться к подножию холма с северной стороны.

Зона ожила. На смену ночным тварям вылезли дневные и окрестности наполнились различными звуками. Оставалось надеяться, что дневные монстры менее кровожадны, чем ночные. У самой кромки воды, когда ботинки начали уже проваливаться по щиколотку во влажную землю, мы остановились, не решаясь вступить на этот опасный путь. Наконец, выломав небольшое чахлое деревце и избавив его от веток, превратив в некое подобие посоха, я двинулся вперёд, осторожно ощупывая обманчивую поверхность земли и воды, и стараясь двигаться от кочки к кочке. Сонька шла по моим следам.

Когда-то здесь наверняка был лес. Пусть не глухая тайга как в Сибири, но всё же лес. Сейчас, по мере углубления в болото, нам всё больше попадалось трухлявых пней, коряг и прочего древесного хлама. Идти становилось всё тяжелей, и я уже не жалел, что мы не вышли вчера. Такими темпами нам бы до вечера выбраться на дорогу и то счастье. Приходилось то перелазить через гнилые стволы деревьев, то обходить особо крупные завалы, а иногда и подныривать под них.

Часа через два такого черепашьего бега с препятствиями я выдохся. Мы расположились на более-менее сухом участке земли и тяжело дыша, привалились спинами к полусгнившей коряге. Штаны от ботинок и до колен были насквозь пропитаны зеленоватой болотной водой, в ботинках хлюпало. Тот ещё денёк предстоит. Но пока я ничего опасного, отчего можно было считать болото самым гиблым местом Зоны, не заметил. Старые знакомые аномалии, выявленные с помощью бросков всяких гнилушек, мы заблаговременно обходили, зомби, оборотни и прочие мутанты не встречались.

Отдохнув минут двадцать, мы снова двинулись в путь. Небо подозрительно быстро начало хмуриться — мало нам воды под ногами, так ещё и сверху польётся. Действительно, как бы я не морщил нос, но меня никто не спросил — через пять минут начало моросить, а ещё через пару минут уже вовсю поливало, снизив границу видимости максимум до тридцати шагов. Мы вновь вынуждены были остановиться, идти в таких условиях по болоту было равносильно самоубийству, а если ещё вспомнить, что это было болото Зоны, то вообще…

Наверное оттого, что всё вокруг было грязно-зелёного цвета мы и пропустили тот момент, когда капли тоже стали зеленеть и очнулись только тогда, когда по плечам и макушке забарабанили изумрудные градины. Мы с Сонькой дёрнулись, было, и тут же обречённо сели обратно на короткое полусгнившее бревно. Куда тут спрячешься? Хоть бобром в землю зарывайся. Тьфу ты, и мысли полезли в тему, как бы действительно после болотного града в бобра не превратиться. От безысходности я накинул капюшон, хоть градины не так больно бить по макушке будут. Сонька, посмотрев, последовала моему примеру. Так мы и просидели до окончания стихии — через пять минут зеленоватые тучи начали рассеиваться, и вскоре вновь засияло солнце. От наших курток стал подниматься пар.

— Знаешь, — Неожиданно начала Сонька. — Если я начну мутировать, пристрели меня, пожалуйста.

Она протянула мне автомат, и я машинально взял его. Спохватился и попытался вернуть:

— У меня же пистолет есть. — Смотреть на Соньку было невыносимо больно, разве смогу я нажать на курок, если она начнёт мутировать? Я не знал ответа.

— Для надёжности. — Категорично отказалась она принимать автомат обратно.

Тогда я вытащил пистолет и рукояткой вперёд передал его Соньке:

— Ты знаешь что делать.

Мы грустно улыбнулись друг другу. Думать о мутациях не хотелось, но мысли упорно возвращались к тому несчастному, который вышел однажды к нашему посёлку после болотного града. Вышел, выполз, зелёный и морщинистый. Его не бросили и попытались хоть как-то облегчить его муки, но он начал обрастать шипами и наростами и кидаться на сталкеров. Я слышал, что его всё-таки пристрелили.

— Ну, всё! Хватит хандрить! — Хлопнул я себя ладонями по коленям и поднялся. — Пора в путь. Что мы скисли, ведь о мутациях бывалого сталкера после болотного града известен только один случай, а все остальные не претерпели никаких изменений, так что и с нами ничего не будет. Вставай, говорю, пошли!

Сонька нехотя поднялась и, едва переставляя ноги, поплелась за мной. Я понимал её чувства, но старался выкинуть все дурные мысли из головы. Сейчас главное — это выбраться живыми из этих болот, тем более что по большому счёту от нас теперь ничего не зависит. Пойдёт мутация или нет, ведомо только Зоне. Поэтому я упорно двигался вперёд, тщательно исследуя посохом болотную жижу, в которую собирался наступить и тащил за собой Соньку, не давая ей остановиться и скиснуть окончательно.

Неладное я почувствовал часа через полтора после того, как нас накрыло болотным градом. Спина просто оледенела от чьего-то пронзительного взгляда и волосы на затылке зашевелились, словно стараясь скрыться от такого пристального внимания. Я медленно обернулся и удивлённо замер — виновник, а точнее виновница моего беспокойства, была Сонька. Она как-то удивлённо и испуганно смотрела на меня, а в её руке мелко подрагивал пистолет, направленный мне прямо в грудь. Я сразу всё понял — никаких признаков мутации у неё видно не было, а об умственных мутациях в отдельности от физических мне слышать не доводилось. Значит, начал меняться я. Медленно поднеся руки к лицу, я не смог сдержать отчаянного стона — всю кожу покрывали зелёные пятна, быстро расползающиеся на всю поверхность кисти. Прямо на глазах мои руки стали абсолютно зелеными, и думаю лицо у меня сейчас такого же цвета. Тем временем в локтях что-то кольнуло и, прорвав куртку, наружу вылезли острые зелёные шипы.

А Сонька всё стояла и с ужасом смотрела на мои превращения, не решаясь нажать на курок, и не знаю, решится ли? Каково это, выстрелить в любимого человека? Кому из нас будет больней? Возможно, она так и не нажмёт на курок и обречённо подставит шею моей когтистой лапе, когда я закончу мутировать и нападу на неё. Нет, только не это! Я принял решение и, сделав вид, что потерял над собой контроль, резко вытянул руки и отрывисто шагнул к ней, моментально сблизившись почти вплотную.

Сонька, не успевшая ещё решить для себя, что делать и как быть со своей совестью, любовью и ещё не понять с чем, вздрогнула и автоматически дёрнула за курок. Пуля, ударившая в грудь практически в упор, отбросила меня на пару метров, и я упал спиной в болотную жижу. Спина сразу намокла, а глаза залило брызгами, поэтому я не видел, а только слышал быстрые хлюпающие звуки убегающего человека. «Куда же ты так быстро бежишь» — Устало подумал я. — «Так двигаться в болотах опасно, а меня что бояться, я уже не встану». По крайней мере, я очень на это надеялся — не хотелось бы, чтобы моё тело в том или ином облике шлялось по зоне и пугало сталкеров. Грудную клетку, куда попала пуля, нестерпимо жгло. Я напрягся, пытаясь рассмотреть рану, но лишь обессилено рухнул обратно в воду. Оно и к лучшему, зачем мне это теперь?

Болотная вода уже не доставляла никакого дискомфорта, даже наоборот, непонятно откуда взявшиеся волны плавно покачивали меня, словно убаюкивая, и я поддался их уговорам и уснул, не заметив, как и когда пропала боль в груди. Мне снилось, что я беркут. Я парил над небольшим лугом, редко поросшим чахлыми деревьями и пересекаемым кривой дорогой. Наверное, я ловил мышей. Я прислушался к своим ощущениям, но голода не заметил. Тогда я просто отдался во власть ветра и стал получать наслаждение от полёта. Вспомнились сны детства, где практически каждую ночь снилось, что я лечу или падаю. Падать я не любил, но тогда от меня ничего не зависело. Теперь же я чувствовал каждую мышцу этой дикой птицы, которая мне снилось. Вот я немного шевельнул крылом и поднялся на пару метров повыше, шевельнул хвостом и заложил крутой вираж, пугая мелкую живность снизу. Порывы встречного ветра плавно обтекали мои совершенные формы, лаская перья.

Я захотел подняться выше, затем ещё выше и ещё. Вскоре дорога, пересекающая луг, превратилась в тонкую змейку, петляющую меж пожухлой осенней травы, но это мне не мешало видеть всё так же остро, как раньше. Сразу стало видно, что луг совсем небольшой и по обеим его сторонам властвует болото. Глаза острым зрением выхватывали всё живое, что копошилось внизу и до которого мне, сытому, не было никакого дела. Вот стая чёрных псов гонит двух сталкеров. Умело гонит, словно заканчивали специальные курсы по загону двуногих. Вот десяток зомби чавкают по самому краю болота движимые одной им ведомой целью. Вот юркнула упитанная мышь, но я даже крылом не повёл — пусть пока бегает, я прилечу завтра.

Я беркут! Я всё знаю о высоте и полёте. Спросите меня, как набрать высоту, не затратив никаких усилий, и я расскажу вам, как ловить встречные потоки ветра, играя ими, словно бард на своей любимой гитаре. Спросите меня, как пролететь через всю территорию, которая зовётся запретной с юга на север и не устать, и я расскажу вам обо всех точках высоты, пролетая через которые ощущаешь прилив сил.

Я беркут! Спросите меня! Я вновь делаю крутой вираж, оглядывая теперь пространство высоты, и не нахожу вокруг ни одной птицы. Да, меня никто не спросит, потому что те, кто мог бы спросить, сюда не залетают, а те, кто залетает — уже сам всё знает не хуже меня.

Тем временем картинка внизу изменилась — охотники превратились в дичь, когда два сталкера выбежали к таким же, как они двуногим и совместными усилиями принялись расстреливать чёрных псов из автоматов. Стая, до этого действующая так слаженно, сломалась, и каждый принялся спасать свою шкуру. Десять оживших мертвецов свернули с болота, и вышли на дорогу, теперь целенаправленно топая по ней к горизонту.

Я беркут! От скуки я возомнил себя опытным беркутом-шахматистом, решившим проверить, а что будет, если поменять их местами? Я закрыл глаза и сделал мысленную рокировку, отправляя зомби прямо под огонь автоматов разбушевавшихся сталкеров, а жалкие остатки стаи чёрных псов удирать по дороге.

Я беркут! Я открываю глаза. На жёлто-зелёной шахматной доске произошли изменения: ошеломлённые произошедшей подменой сталкеры вяло отстреливались от наседающих мертвяков и пятились к болоту. Вот так-то лучше, гораздо интереснее воевать, когда сталкиваешься с равными по силам. Чёрные псы, поскуливая, крутились на месте, пытаясь сориентироваться в пространстве. Ну, за этих бестий я был спокоен, скоро они во всём разберутся и начнут сбивать новую стаю.

Запретная территория возомнила себя опытным шулером и достала из рукава болот свой козырь в виде ещё одного сталкера, бредущего по болоту на помощь тем, которые отстреливались от передвинутых мной зомби. Нет, так не пойдёт! Я, уже полюбивший быть опытным беркутом-шахматистом, решил выдвинуть навстречу бегущему сталкеру свою фигуру. Заложив крутой вираж, я осмотрел окрестности, но никого достойного, кого можно было бы противопоставить бегущему человеку, не увидел. У меня появилась оригинальная идея — если Зона делает своих игроков в виде зомби, чёрных псов и прочих персонажей, коих я время от времени встречаю, кружа над её просторами, то почему я не могу?

Взмахнув крыльями, я опустился на прежнюю высоту и сделал пару кругов над бегущим человеком, оценивая силу игрока. Человек настороженно поглядел на меня, но видимо не почувствовав опасности продолжил бег. Увиденное меня разочаровало: во-первых, человек был женского пола, а, следовательно, заведомо слабее, во-вторых, он был сильно измучен бегом. У меня даже мелькнула мысль отказаться выставлять против неё противника, ведь явно этот человек бежит давно, а значит, к воюющим против зомби сталкерам не имеет никакого отношения. Ну, бежит себе, и пусть бежит. Потом я подумал, что отказ от своих планов не может привести ни к чему хорошему, и приступил к задуманному.

Взяв за основу какую-то полусгнившую корягу, я облепил её глиной, добавил какие-то не то водоросли, не то лианы и вдохнул жизнь, отдав часть себя. Коряга слабо заурчала, заворочалась и, поднявшись на тонкие ножки-щупальца, потрусила навстречу бегущей девушке. Та если и не была готова к встрече с таким импровизированным монстром, но сориентировалась быстро — рука с пистолетом поднялась и дробные раскатистые выстрелы разорвали вязкую тишину болот. От монстра полетели ошмётки глины, да несколько ножек-щупалец отвалились, перестреленные пулями, но эта малость не могла остановить семенящее навстречу существо. Девушка, по всей видимости, была хоть и усталым, но опытным бойцом. Она, быстро скинув рюкзак и покопавшись в нём, достала ребристую лимонку и швырнула навстречу врагу.

Это не убило моего болотного крокодильчика. Дезориентировало — да, обездвижило — да, но не убило. Оставило безногим лежать на болотной кочке и поджидать неосторожных сталкеров. Нет, такую судьбу я ему не хочу — проигравшая фигура должна уйти с доски. Я забрал ютившуюся в бревне часть себя, и монстр вновь стал обычной корягой.

И вдруг мне стало казаться смешным то, что я, птица, знаю всякие людские названия типа сталкер и лимонка. Я засмеялся, но из моего горла вырвался лишь какой-то клёкот, заставив меня вспомнить, что я, прежде всего человек, а это всё мне лишь сниться. Девушка вновь подняла голову и посмотрела на меня, потревоженная моим клёкотом, и я вдруг узнал её. Сонька! Как это я раньше не заметил? Да, она выглядела усталой, да, она была заляпана с ног до головы болотной тиной, но как я мог её не узнать?

Наверное, потому, что я не помнил даже кто я? Так кто же? Потянув за кончик клубка памяти, начиная с Соньки, я, наконец, вспомнил. Сейчас должен мёртвым лежать где-то посреди болот. По крайней мере, там должно лежать моё тело, ведь дух ещё здесь, в этой птице. Я поражённо уселся на сгнившую корягу, бывшую совсем недавно моим болотным крокодильчиком и смотрел вслед уходящей Соньке. Нестерпимо захотелось окликнуть её, но из горла вновь раздался клёкот, на который она даже не обернулась.

Странный сон, грустный. Я захотел проснуться, но не смог. Тогда я попытался рассуждать логически: ведь даже если это сон, то там, среди болот действительно должно лежать моё тело, ведь меня вместе с Сонькой не было. Легко взмахнув крыльями, я поднялся с коряги и полетел в ту сторону, откуда шла Сонька. Через пару минут быстрого полёта я начал набирать высоту и ещё через пять минут различил одиночную точку лежащего посреди болот человека.

Моё тело даже не дёрнулось, когда я на него сел. Мертвее мёртвого. Лишь спустя минуту я услышал лёгкий толчок сердца. И вновь полутораминутный перерыв. Опять толчок. Ну что ж, сон это или нет, но пускать всё это на самотёк я не собирался — не в моей натуре сидеть, сложа руки.

Кое-как разодрав клювом и острыми когтями одежду вокруг раны, я критически осмотрел место, куда вошла пуля. «Что ж, хуже уже не будет» — решил я, наконец, и приступил к операции. Для начала я немного расширил входное отверстие, вновь пустив в дело острые когти, в эффективности которых успел убедиться, разрывая одежду, затем запустил внутрь заполненной кровью раны свой клюв, зацепил пулю и, сделав усилие, вытащил её наружу, выплюнув в болото. Немного подумав набрал в клюв немного земли и, смешав со своей слюной, заложил в рану. Так несколько раз, пока кровь не перестала сочиться из неподвижного тела.

Соскочив с себя на соседнюю кочку, я критически осмотрел проделанную работу. Имеют ли смысл мои действия? Я не знал ответа. Как не знал я ответа и на вопрос, что будет со мной потом, когда я вернусь в себя, ведь моё тело было зелёным, а некоторые черты лица словно оплыли, делая лицо похожим на оплавленную пластмассовую маску. Может, зря я всё это затеял? Ведь даже если выживу, и мутация не продлится, остановившись на этой стадии, то места мне не будет ни за периметром запретной чернобыльской территории, ни внутри неё. Меня не примет никто. Так и придётся жить одному среди болот.

Ну и что! Я разозлился, взлетел и сделал несколько кругов над своим телом, успокаиваясь. Нет, если Зона может проделывать всё это с людьми, то и я могу попробовать, ведь совсем недавно я делал такое, о чём в реальной жизни не мог и помыслить. Как только подступиться к этому? В памяти всплыло видение своих рук в зелёных пятнах. Появился вопрос — почему именно пятна и почему именно в этих местах? Я внимательнее пригляделся к коже рук в местах появления первых пятен и к своей радости нашёл мелкие бугорки. Разодрав первый бугорок, я наткнулся на зелёную градину, не понять как просочившуюся сквозь кожу и даже не собиравшуюся таять. Я с омерзением взял её клювом и выплюнул в воду. Такую же процедуру проделал с остальными бугорками, коих оказалось девять на руках и шесть на голове. Теперь моё тело больше напоминало кусок мяса. Зато я заметил, как зелень начала бледнеть и вскоре кожа приобрела естественный оттенок, лишь немного отдающий синевой от большой потери крови. Полностью восстановились и черты лица, втянулись шипы.

Насладиться проделанной работой я не успел: вода в том месте, куда я скидывал градины, забурлила, и на свет появился зелёный человек очень похожий на меня, но состоящий из воды. Интересно, а ты откуда взялся? Что ж, биться с ним в мои планы не входило, да и не знал я, как с таким чудовищем биться, поэтому я проделал ещё одну рокировку, благо, опыт у меня уже имелся. Быстро взлетев, я осмотрелся и нашёл то, что мне надо — одинокого контролёра, ведущего куда-то подневольного сталкера. Так, его я у тебя забираю, а вот зелёного водяного получите, распишитесь. Попробуй теперь его поконтролировать! Как они будут между собой разбираться, я смотреть не стал, хоть мне было очень интересно, и вновь опустился около тела. Точнее теперь уже около двух тел — рядом с моим безвольной куклой лежал бывший под контролем парень, забранный мной у контролёра. Такой же безвольной куклой, как и я сам. Ладно, посмотрим, что из этого получится.

У меня было примерно полчаса, по истечении которых станет ясно, вернётся забранный мной у контролера сталкер к нормальной жизни или останется растением. Я решил потратить время с пользой и проверить, как там Сонька. Резко взлетев, я быстро набрал высоту и сделал пару кругов над безвольно лежащими телами. Острое зрение показало, что пока никто не пробирается в нашу сторону и в ближайшие полчаса не потревожит беззащитных тел. Набрав скорость я понёсся к Соньке.

Нашёл я её уже на дороге между Чапаевкой и Зимовищами. Она о чём-то разговаривала с теми сталкерами, которые совсем недавно воевали сперва с чёрными псами, а затем и с зомби. Я опустился как можно ниже, но так и не смог ничего расслышать — если зрение у птицы было отменное, то вот о слухе я подобного сказать не мог. Сонька тем временем начала отчаянно жестикулировать, показывая то на болота, которые она только что покинула, то на дорогу по направлению к Чапаевке, но сталкеры лишь устало пожимали плечами и отрицательно качали головами. Я заметил две мокрые дорожки, пробороздившие Сонькины щёки и мне стало нестерпимо жаль её. Вновь захотелось её окликнуть и утешить, но на сей раз, я вовремя вспомнил, что сейчас я птица, и кроме клёкота ничего произнести не могу. Кроме меня Сонькины слёзы не произвели ни на кого никакого эффекта, уставшие двумя битвами подряд сталкеры наотрез отказывались помогать Соньке. Так они и расстались, не согласившись на Сонькину уговоры, лишь продали автомат, пару рожков к нему да немного еды.

Я ещё немного покружил над Сонькой, наблюдая, как она идёт по дороге, и пешил вернуться к двум телам, оставленным мной на болоте. Прилетел я вовремя. Едва уселся на болотную кочку, как сталкер, конфискованный мной у контролёра, зашевелился и сел, очумело вертя головой. Я склонил голову и с интересом ждал, как он отреагирует на смену обстановки, ведь последнее, что он видел, было ещё до того момента, как его зацепил контролёр. Все, что было после, он не помнил, а как долго он был под контролем неизвестно.

— Что, стервятники, слетелись? — Неожиданно заявил пришедший в себя сталкер оглядевшись и заметив меня, сидевшего совсем рядом. — А вот нате, не дождётесь! — В довершение своего монолога сталкер вытянул руку по направлению ко мне и сложил пальцы в кукиш.

Я обиделся, беркут не стервятник! Я его, понимаешь, от неминуемой и страшной смерти спас, а он мне фиги кажет. Но, начав возмущаться, сразу замолчал. Чёрт, не поругаться, не сплюнуть. Взлетев, я начал кружить сверху, пока он в меня ещё и корягой какой не запустил. Но самое главное я увидел — пришедший в себя сталкер был вполне адекватен, а значит, поможет вынести с болот моё тело.

Тем временем сталкер, наконец, обратил внимание на лежащего рядом человека. На сей раз, я не сдержался и вновь приземлился на кочку, чтобы расслышать что он там на до мной бормочет. Пришедший в себя покосился в мою сторону, но прогонять птицу не стал и кукиши не показывал. По еле слышному бормотанию я понял, что он считает меня своим спасителем. Нет, по большому счёту так оно и было, но он считал своим спасителем того меня, который сейчас безвольной куклой лежал на земле больше похожий на подушечку для иголок, из которой их вынули, а внутри оказался красноватый гель. И как я его в таком виде мог спасти? Для себя он, конечно же, придумал какие-то логические объяснения произошедшего, но мне они были не интересны, я вновь сорвался в высь и стал нарезать круги над двумя людьми, высматривая опасность.

Солнце, на секунду зацепившись краем диска за горизонт, подарило мне последний луч и скрылось окончательно. На болото стала медленно, но неотвратимо опускаться ночь. В наступивших сумерках я продолжал кружить над сталкерами и не знал что делать: одна половинка меня рвалась проверить, как там Сонька, всё ли в порядке, не нужна ли помощь, а другая понимала, что ночью и на болоте очень опасно, тем более что один из двоих до сих пор лежит растением. Немного успокаивало то, что пришедший в себя после контролёра сталкер нашёл мой автомат, упавший в неглубокую воду, достал его, разобрал и привёл в порядок. Хоть какая-то защита. Поэтому, немного посомневаясь, я вновь полетел к Соньке.

Долго искать её не пришлось. По всей видимости, сказалась и усталость, и нервное напряжение, Сонька мирно спала возле разведённого костра недалеко от дороги и от того места, где спорила со сталкерами. Совсем по-детски свернувшись калачиком, она лежала в обнимку с автоматом и на её лице, освещаемом отблесками пламени, бушевала целая гамма эмоций. По всей видимости, Сонька заново переживала прошедшие события, которые включали и бегство от «хетов», и мою смерть, и бой с непонятным монстром из коряги и глины. Мне стало её жаль — не принесёт ей сон долгожданный отдых, а только вымотает сильнее. Я хотел, было присесть рядом, но тут заметил троих сталкеров, двигающихся от Зимовища в Сонькину сторону, явно разглядев костёр. Что-то в их движениях мне не понравилось. Нет, они не были ломанными, как у находящихся под властью контролёра, они не были замедленными и тягучими как у зомби, они были хищными. Хищными, как у опытных мародёров.

Не теряя времени, я резко спикировал вниз и, толкнув лапами спящую Соньку, вновь взвился в воздух. Сонька резко подскочила и начала дико озираться, водя по сторонам автоматом. Как палить не начала, удивительно. Да, нервы стали ни к чёрту. Как сам держусь, не понятно.

Соньке не повезло. В Зоне вообще везение редко сопутствует одиночкам. Она, конечно, заметила их, но слишком поздно. Даже не столько поздно, сколько они её заметили раньше, успев и в кольцо взять, отрезав пути к отступлению и найти надёжное укрытие на случай, если она начнёт стрелять. Стрелять, конечно, она начала сразу, как только мародёры подали голос, потому что они и не собирались скрывать, что с ней сделают. По говорившему и стрельнула, да только мне сверху было прекрасно видно, что он надёжно спрятался за какой-то железной коробкой. Остальные бандиты тоже заняли не менее тёпленькие места и теперь вовсю глумились, понимая, что одинокой девушке уже никуда не деться. Надо было срочно что-то придумывать.

Я поднялся повыше и оглядел окрестности. Километрах в трёх на юго-запад виднелся огонёк костра, и я радостно приступил к привычной уже для меня рокировке, но уже через секунду удивлённо понял, что ничего не получается. Разбираться что, как и почему было некогда и я, заложив новый вираж начал искать новую цель. Нашёл чёрных псов. Совсем недалеко, да только вот будет ли для Соньки разница погибнуть от пули мародёров или от клыков чёрных бестий? Больше по всей округе никого не было. Я развернулся и пошёл на таран, метя одному из мародёров в голову.

И вновь им повезло. Не знаю, каким местом, но в последнее мгновение бандит почувствовал угрозу сверху. Он поднял голову и сразу прикрылся рукой, поэтому мой удар острым клювом пришёлся не в темечко, как я целился, а куда-то в область предплечья. Мародёр заорал от боли, а я уже набирал высоту для нового броска. Не тут-то было. Вслед мне полетели пули, и одна довольно ощутимо проредила мне хвост. Я попробовал, было сунуться к другому боевику, но клюнутый в руку сообщил подельникам об опасности сверху. Теперь мародёры были предупреждены, и я из грозного оружия превратился просто в отвлекающий фактор, который рано или поздно будет устранён.

Думай, голова, думай! Я поднялся как можно выше и разрезал крыльями воздух в попытке решить возникшую проблему. Стрелять по мне перестали, потеряв силуэт в ночном небе, а вот внизу время от времени автоматы переругивались одиночными выстрелами. Мародёры откровенно издевались над Сонькой, не давая подобраться к костру и затушить его. Тогда бы у неё было преимущество, о котором они не знали — возможность видеть в темноте, а так она оставалась в светлом пятне леса, и захоти бандиты, то вскоре она бы была мертва. Но они хотели иного. Впрочем, им это скоро надоест, и они её просто пристрелят, так как с рассветом тут могут появиться другие сталкеры, а вот ночь — их время.

Я вновь возвратился взглядом к стае чёрных псов. Стая, конечно, громко сказано, но троим мародёрам бы, хватило. По крайней мере, отвлекло бы от Соньки и дало бы ей шанс сбежать. Вот только как псов Зоны заставить исполнять мои команды? На ум пришло то, как я оживил сгнившую корягу. Недолго думая я выделил среди дюжины чёрных тел вожака, как водится самого крупного и чёрного, и отдал ему кусочек себя. Что-то определённо получилось, но с определённой долей погрешности. Если раньше я вкладывал жизнь в кусок дерева, то теперь в живое, хоть и мутировавшее создание со своим особым разумом.

Чёрному псу новое соседство в голове показалось оскорбительным, и он попытался от него избавиться. Вскочил и начал посылать своему телу различные команды, тут же их и отменяя. То есть, то спать, то бежать, то выть. Я, не ожидавший такого напора, действительно чуть не вылетел из его сознания, забитый его желаниями. Зацепился за самый край, вспомнив, что только так можно помочь Соньке. «Фас!» — Что есть мочи, мысленно рявкнул я и показал вожаку троицу мародёров. Пёс заскулил, заскрёб лапами по земле, выдирая желтеющую траву, но я не отпускал, всё давил и давил, перекрикивая своим «фас» все его мелочные желания. И чёрная тварь сдалась, затаилась где-то в дальнем уголке сознания и полностью подчинилась моей воле в охоте на троих людей, добавив к моей ярости свою от проигранной битвы сознаний. Вожак рыкнул и чёрной молнией рассёк редколесье. Стая, привыкшая во всём безоговорочно доверять своему вожаку, вскочила и как слаженный механизм кинулась следом.

Я попытался осмотреться в голове чёрного пса, но быстро понял, что при этом сильно теряю концентрацию, и ярость сознания вожака начинает теснить меня из своего угла. Пришлось выкинуть все посторонние мысли из головы и сосредоточиться на охоте за тремя людьми, что были уже совсем рядом. А вообще в голове чёрного пса было довольно интересно. Сознание у него уже было разбито на два сектора, словно предназначенное для вторжения туда таких как я и управления мутировавшей собакой, но я вторгся не в пустующую часть, а в личную псовую, оттого и возникли проблемы. Я попробовал перебраться в свободную зону, но с удивлением понял, что не могу. Может, поэкспериментировав, у меня бы и получилось, но для этого не было ни времени, ни возможности.

Псы добежали до мародёров, окруживших Соньку. Я заставил сознание мутировавшей собаки издать вой-приказ разделиться и, немного ослабив поводок сознания, как бы со стороны наблюдал, как вожак и ещё трое мутантов расправляются с первой попавшейся на пути жертвой. Ей оказался клюнутый мной мародёр.

Глазами беркута сверху я наблюдал за бойней. Видел, как двое псов рядом с вожаком завалились на бок, получив сразу по пять-шесть пуль. Видел, как мародёр падает на спину под тяжестью оставшихся в живых псов и как брызжет кровь из разодранного горла. Видел, как остальные четвёрки расправляются со своими жертвами, теряя собратьев. В итоге через минуту на тёмной ночной поляне осталось, тяжело дыша стоять лишь восемь чёрных псов, с ног до головы забрызганные людской кровью. Да Сонька посередине поляны у прогоревшего костра судорожно сжимала автомат и с ужасом смотрела на хищных мутантов.

Я молил только об одном, чтобы она не нажала на курок. Управлять чёрными бестиями оказалось куда сложнее, чем сгнившей деревяшкой и я едва сдерживал вожака, чтобы он не кинулся на оставшуюся жертву. Теперь я мысленно орал «фу!», даже не зная, помогает это или нет. Остальные твари тоже не понимали, почему вожак медлит и не отдаёт приказ напасть на последнюю жертву и растерзать её в клочья, наслаждаясь тёплым, трепещущим мясом. Их морды скалились, из глоток доносился непрекращающийся рык, а с клыков стекала черноватая слюна. Всё это я мгновенно оценил, глядя беркутом сверху, и усилил натиск на сознание вожака. Не церемонясь, пнул осмелевшее и хмельное от пролитой крови сознание пса и заставил бежать туда, откуда пришли.

Стая нехотя поплелась прочь, провожаемая удивлённым Сонькиным взглядом, так и не нажавшей на курок «калаша», за что я был ей очень благодарен. Этим она сам себе спасла жизнь. Я довёл стаю до их первоначального лежбища и заставил пройти ещё дальше, видя зрением беркута, что Сонька не задерживаясь ни на секунду, отправляется в путь. Надо дать ей как можно большую фору. Но надолго меня не хватило — чем дальше уходили псы от своего лежбища, тем сильнее давило на меня сознание вожака, а может, это я сильно устал и растерял всю свою ярость, загоняющую сознание мутанта в угол и заставляющую подчиняться. Псы не пробежали и пару километров после лежбища, как я вылетел из сознания чёрного пса точно пробка из бутылки игристого вина.

Теперь я просто парил беркутом над Зоной и наслаждался отсутствием всякого давления со стороны птицы. Интересно, а почему? Чёрный пёс боролся до конца, а птица, кажется даже иногда и помогает, подсказывая некоторые моменты. Дело в мутации или уровне сознания? Не придя к определённому выводу, я вернулся к наблюдению за поредевшей стаей чёрных псов, которые неслись со скоростью болида к месту недавней битвы. Как же, ведь одна жертва уцелела. Я что-то презрительно проклекотал и прикинул время, через которое псы догонят Соньку. Получалось не более двух часов. Немного, как раз с восходом солнца и догонят. Успокаивало то, что она будет готова к драке, а при известной доле везения и сноровки уложить восемь чёрных псов вполне ей по силам.

И вдруг мне пришла в голову гениальная идея. Не факт, конечно, что получится, но попытаться стоит. Правда это будет очередным потрясением для Соньки, но что поделаешь, придётся ей потерпеть. Время до того момента, когда мутанты догонят Соньку, у меня ещё было, и я полетел обратно к центру болота, проверить как там моё тело.

Обнаружил я своё тело и вытащенного из лап контролёра сталкера гораздо ближе, чем ожидал. Спасённый, взвалив на себя моё бесчувственное тело, пёр его по ночному болоту. Вот придурок! Я аж заклекотал от возмущения и, снизившись, начал нарезать круги в опасной близости от головы сталкера. Тот недолго думая, положил моё тело на землю и, вскинув автомат, дал короткую очередь, но я, наученный горьким опытом с мародёрами, был уже высоко. Нет, ну какой болван! Мало того, что прётся ночью по болоту Зоны, так он ещё и привлекает к себе ненужное внимание посторонним шумом. Не мудрено, что он попал в лапы к контролёру. И что мне так везёт на новичков Зоны? То Провод со Шмелём, теперь этот.

К немалому удивлению моё спонтанное действие произвело нужный эффект и сталкер просто сел рядом с моим телом, не собираясь никуда идти. Впрочем, это мог быть обыкновенный перекур, вешу-то я не мало, а если учесть, что тащить меня ему приходится по болоту, да ночью. Нет, всё же надо отдать ему должное: смел, вынослив, честен. Вот ещё бы ума…

Просидев в относительном удалении примерно час и убедившись, что сталкер никуда идти не собирается, я сорвался с места и полетел к Соньке. Долетел я к ней с первыми лучами солнца, робко пробивающимися из-за горизонта, и с наседающими на пятки чёрными псами. Да, зря я не брал в расчёт ярость и злость за причинённый позор вожака стаи. Они словно бы даже прибавили в скорости, а вот Сонька наоборот, сдала, дышала тяжело и неровно, часто делая остановки. Самое время приступать к задуманному. Главное, чтобы получилось.

Существовало два момента, из-за которых я боялся, что у меня ничего не выгорит. Во-первых, все рокировки, которые я делал до этого, я делал, видя обе фигуры, которые менял, а здесь только чёрных псов — моё тело и нёсший его сталкер были слишком далеко, а во-вторых, совсем недавно мне не удалось сделать рокировку мародёров и каких-то неизвестных сталкеров, сидевших у ночного костра.

Время, отведённое Соньке на бег, вышло. Чёрные псы, наконец, увидели жертву, за которой они так долго гнались. Зону огласил вой нескольких глоток, и мутированные собаки с новой силой бросились сокращать расстояние до жертвы. Сонька развернулась, встала на одно колено, отдышалась и нажала на курок. Один выстрел и один чёрный пёс кубарем покатился по траве, тут же вскочил, но повторный выстрел успокоил его навсегда. Псы начали вилять, быстро сориентировавшись в обстановке, а Сонька, переключив режим автомата на короткие очереди, начала вести более активную стрельбу.

Вот второй пёс упал и больше не поднялся, вот третий, но расстояние неумолимо уменьшалось, истаивало, словно масло на сковородке. Пора! Шахматная доска Зоны с жёлтыми клетками осенней травы и зелёными клетками болота вновь встала перед моими глазами. Я опытный беркут-шахматист! Закрываю глаза и меняю местами отслужившую моим целям (пусть и не по своей воле) стаю чёрных псов и сталкера-неудачника, вновь несущего моё бесчувственное тело. Открываю глаза.

Немая сцена. Сонька, с автоматом на изготовку, только что стреляющая в несущихся на неё огромных чёрных псов, а теперь очумело смотревшая на появившуюся неизвестно откуда странную пару парней. Один несёт другого. Спасённый мной сталкер, не менее очумело смотрящий на Соньку и замерший в её руках автомат, направленный в его сторону. И я, не жив, не мёртв — вишу на плечах сталкера. И ни одного чёрного пса в радиусе пяти километров. Сработало!

— Можно, отпущу? — Первым пришёл в себя парень и указал на моё тело. — Тяжеловато держать.

Сонька стушевалась, опустила автомат, но далеко убирать не стала, недоверчиво оглядываясь по сторонам в поисках подвоха.

— Ты кто такой? — Наконец спросила она, убедившись, что опасности никакой больше нет. — И откуда взялся?

— Я Мыло. — Представился сталкер и опустил моё тело на землю. — А как попал сюда, сам бы хотел узнать. Мы где вообще?

Мыло тоже начал осматриваться, только в отличие от Соньки не в поисках опасности, а из любопытства, осматривая окрестности и пытаясь определить, куда его занесло.

— Кулачёк. — Тоже представилась Сонька. — А находимся мы на дороге между Чапаевкой и Зимовищами. Я-то здесь и находилась, а вот ты откуда свалился, и куда делись чёрные псы?

— Какие чёрные псы? — Вновь заозирался Мыло и подтянул наш МР–5 поближе. — Не видел. Я вообще-то был в болотах, возможно где-то тут, недалеко, не успел сориентироваться. А до этого был около Кривой горы.

— Постой. — Прервала его Сонька и на шаг отодвинулась. — Что значит до этого? Ты что, путешествуешь скачками?

— Я уже ничего не понимаю. — Вздохнул парень и присел рядом с моим телом. — Я был у кривой горы, и там меня захватил контролёр. Очнулся я посреди какого-то болота рядом вот с этим растением. Как он меня спас в таком виде, не понимаю, но больше в округе никого не было. А теперь вот здесь очутился. Поэтому для меня и там и здесь был скачёк…

Тут Мыло заметил меня. Я всё это время беркутом сидел у корней ближайшего дерева и слушал их разговор. Жаль, думал, не заметят, интересно же! Пришлось улететь ввысь. Они о чём-то ещё поговорили, тыкая в меня пальцем, и я прокричал им в ответ приветствие. Вышло по-своему, по-птичьи, но заставило их долго и задумчиво смотреть на меня, парящего в утренних небесах.

Затем Сонька обратила внимание на моё тело, лежащее на спине у ног Мыла. Она не видела моего лица, а потому не узнала сразу, но по мере приближения к телу, шаг её замедлялся, пока она не остановилась совсем. Постояв минуту и всматриваясь в мой затылок, она, вдруг откинув автомат, рванула к бесчувственному телу и, обняв, зарыдала. Я не слышал, я видел, как её сотрясают рыдания, как она, повернув к себе моё лицо, покрывает его поцелуями. Видел изумление на лице Мыла, перешедшее в сочувствие, а затем и в тревогу, когда он понял, что Сонька меня отпускать не собирается, а стискивает всё сильнее и сильнее. Он бросился к рыдающей Соньке и коек как оттащил её от бесчувственного тела.

Мне вновь захотелось послушать, о чём они будут говорить и пока им было не до птицы, кружащей в небесах, я спустился на землю и запрыгал за дерево, чтобы не обнаружили сразу.

— Я же… Я же… — Рыдала Сонька, тыкая в моё тело пальцем, и не могла закончить фразу. — Как же? Ведь лицо…

— Я не понял, ты знаешь его? — Не выдержал Мыло, поняв, что ничего конкретного Сонька сама не скажет.

— Это Максим. — Смогла выдавить Сонька, а потом её вновь заклинило. — Я же… Я же…

— Понятно. — Пробурчал Мыло, сообразив, что ничего сейчас от рыдающей девушки добиться не сможет. Он сел на землю и начал осматривать окрестности, чтобы никто не подобрался незамеченным, пока Сонька поглощена моим бесчувственным телом. Изредка недовольно смотрел, как Сонька осматривает рану, перевязывает её бинтом и слушает пульс, то и дело норовя сдавить меня в объятьях.

— Что дальше делать будем? — Наконец не выдержал он и поднялся. — Я, если честно, не знаю, куда его нести.

— Я знаю. — Твёрдо заявила Сонька и, вытерев слезы, тоже поднялась, с трудом оторвавшись от моего тела. — Поднимай его, пошли.

— Легко сказать! — Возмутился Мыло. — Он тяжёлый. Может, носилки соорудим?

— А защищать вас кто будет? А дорогу проверять на наличие аномалий? — Резонно, в общем-то, заметила Сонька. — Так что не ной. Бери и пошли.

— Далеко идти-то? — Вздохнул Мыло и подошёл к моему телу, оттягивая неприятный момент.

— В Зимовищи. — Сонька подобрала брошенный автомат и принялась перезаряжать, критически подсчитывая остававшиеся патроны.

— Хорошо не в Буряковку. — Съехидничал Мыло, но, тем не менее, крякнув, поднял моё тело и направился по дороге. — Аккурат бы к зиме успели.

Я вновь оказался перед выбором. Можно было попытаться прямо сейчас вернуться в своё тело или продолжать быть птицей. В конце концов, я решил, что не знаю, как Соньке объяснить происходящее с нами и у меня вновь больше вопросов, чем ответов. Тем более что я не знал, как почувствую себя в раненном и обескровленном теле. Это сейчас я был полон сил, энергии и обладал какими-то паранормальными возможностями, а что будет, когда я вернусь в своё тело? Я не знал, а потому решил не спешить, просто взлетев в воздух и наблюдая за движением Соньки и Мыла с моим телом на плечах.

Дошли до Зимовищ они к вечеру следующего дня. За это время я успел проникнуться уважением к Мылу. Парень обладал поистине нескончаемой выносливостью, безропотно таща моё не очень-то худое тело. Переночевали в одной из крайних хибар, на которой была ещё цела крыша, запалив костёр прямо в доме. Довольно рискованное мероприятие, если учесть, что стены у дома тоже деревянные. Я практически всю ночь не сомкнул птичьих глаз, ревностно следя, чтобы этот сталкер не приставал к Соньке. Оказалось — напрасно тревожился, парень, видимо помня, как она бросилась обнимать и целовать моё бесчувственное тело, даже не делал попыток пристать, видимо считая, что ему ничего не светит. Правильно считает, глаза выклюю!

Наутро я расслабился и вновь попался на глаза, не успев запрыгнуть за угол дома. Вновь пришлось срываться под облака и делать вид, что улетаю. Провожали меня долгими подозрительными взглядами, но по-прежнему стрелять не решались, толи боясь привлечь лишнее внимание, толи просто жалели птичку.

Уже к обеду моё тело было доставлено к памятному дереву, у которого когда-то нас с Сонькой встретил Второй в теле Троса. Когда это было? С этими переносами по времени я вообще потерялся в календаре и дело даже не в том, что я не знаю сегодняшнюю дату хотя бы примерно, а в том, что я не могу сообразить, как давно это было? Неделю назад? Две? А может, прошёл уже год? Хотя, здесь я, наверное, погорячился, Второй вроде говорил, что по местному времени пройдёт недели две. Но организм упорно отказывался ориентироваться, словно сбилась какая-то пружинка, настроенная на одностороннее течение времени.

На сей раз, я не решился подлетать ближе, и только смотрел, как Сонька отдаёт Мылу свой «калаш», все съестные припасы, которые купила у сталкеров, когда вышла с болот, как он в чём-то её убеждает, а она отрицательно мотает головой. Смотрел, как после непродолжительного спора Мыло всё-таки разворачивается и, закинув оба автомата за спину, уходит на юг, а Сонька долго смотрит ему вслед. Я тоже проводил его взглядом, пока не убедился, что останавливаться он не собирается, и вернулся к Соньке. Та сидела под деревом рядом с моим телом и явно ждала, когда сработает механизм, впускающий нас внутрь лабиринта или вновь выйдет Второй, но ни того, ни другого не происходило. Прошёл час. Сонька начала нетерпеливо мерить шагами вершину холма то просто ходя туда-сюда, то кружа вокруг дерева, словно ища впускающую внутрь кнопочку. Но ничего не менялось.

Наконец я не выдержал. В конце концов, не могу же я вечно существовать в теле то птицы, то какого-нибудь мутанта, типа чёрного пса. Пора и честь знать, тем более, что мне теперь не придётся раненному и больному ковылять по Зоне, надо будет только пройти сам лабиринт. Не Соньке же меня тащить, в самом деле, постоянно рискуя нарваться на минотавра. Решиться-то я решился, теперь осталось только сообразить, как это сделать.

Попытка передать часть сознания, как я делал это с корягой и чёрным псом, не увенчалась успехом, как и последующая, передать всё сознание целиком. В задумчивости я не замечал, как кружил всё ниже и ниже над своим телом, пока не приземлился на землю. Оказывается, всё это время Сонька внимательно наблюдала за действиями птицы и сейчас, видя её в непосредственной близости, испугалась и попыталась отогнать. Я на всякий случай отскочил на человеческий шаг и, наклонив голову, попытался придать птичьему лицу осуждающее выражение. Сонька удивлённо села на место и больше не мешала мне, когда я вновь запрыгал к своему телу. Остановился возле лица, покосился на напрягшуюся, словно сжатая пружина, Соньку и принялся обсматривать своё тело в надежде, что какая-нибудь умная мысль придёт в голову или увижу что-нибудь необычное, как в случае с болотным градом. Ничего, ни одной зацепки. Я под внимательным взглядом Соньки уже пять раз обскакал своё бесчувственное тело, лежащее под деревом, но решения проблемы так и не нашёл.

Я так задумался, что не заметил, как сзади подкралась Сонька и схватила меня. Трепыхнувшись пару раз, я понял, что это бесполезно и затих, ожидая, что она будет со мной делать. Она, по-видимому, и сама не ожидала, что удастся так легко схватить дикую птицу, а потому растерялась и теперь не знала, что делать дальше. Наконец, так и не найдя применения пойманной странной птице, она подкинула меня вверх.

— Лети птичка. — Сонька проводила меня взглядом. — Ты свободна.

И я поразился простоте решения. Вот же оно, на поверхности. Я должен не покидать тело и разум беркута, а освобождать его тело и разум. Тонкая грань, но разница огромна. «Ты свободна, вольная птица» — Вслед за Сонькой повторил я, закрыл и открыл глаза.

Где-то высоко-высоко в синем небе кружил беркут, и я знал, что в любой момент могу вновь дотянуться до его разума, чтобы воспользоваться острым взглядом и стремительностью полёта. Умения не были птичьи, умения остались при мне. «Ты свободен» — Мысленно повторил я и улыбнулся. Беркут прокричал что-то мне на прощанье и, рассекая высоту, понёсся по своим делам. Сонька некоторое время провожала крупную птицу взглядом, а затем со вздохом повернулась ко мне и вздрогнула, натолкнувшись на мой смешливый взгляд из-под полуприкрытых век.

Громкий радостный визг разнёсся по Зоне. Сонька кинулась ко мне и вновь начала обнимать и покрывать лицо поцелуями. Я, как мог, отвечал и лишь спустя некоторое время понял, что не ощущаю никого дискомфорта от простреленной груди. Трясущимися от накатившегося волнения пальцами я принялся развязывать бинты и Сонька начала мне помогать. Что я ожидал там увидеть? Не знаю, но на месте прострела оказалось именно то, что я видел там последний раз — небольшой коричневый бугорок коросты из смеси грязи, крови и птичьей слюны. Я попробовал пошевелиться — тело отзывалось несколько заторможено от долгого лежания, но боли, тем не менее, не было, и я решился. Зацепив краем ногтя сухую коросту, я резким рывком содрал её, услышав сдавленный всхлип испуганной Соньки.

Мы в две пары глаз уставились на то место, где должен быть след от пулевого ранения. Должен был быть, но его не было. Не было даже шрама.

— Максим, это точно ты? — Спросила Сонька, впрочем, без особой подозрительности, слишком хорошо она меня успела узнать, чтобы не сомневаться. Поэтому ответом я её не удостоил, продолжая удивлённо смотреть на ровную кожу. Как же так? Сперва эта странная тяга к отколовшейся части Первого там, в сибирской тайге, потом перевоплощение в птицу и переброс различных созданий по Зоне, а вот теперь ещё какая-то гиперактивная регенерация тканей собственного тела. Что со мной происходит? Я поймал себя на мысли, что уже сам себя немного боюсь. Чего ещё можно ожидать от моего организма? Одно мне было ясно со стопроцентной уверенностью, я — мутант. Уж не знаю, с какого времени, но чем дальше, тем больше, и неизвестно, как долго я смогу себя ещё контролировать. Поэтому на Сонькин вопрос что будем делать дальше я не колеблясь не секунды ответил, что надо идти в лабиринт ко Второму и пусть он разбирается со свалившимися на нас проблемами и вопросами.

— Но как? — Сонька помогла мне сесть и опереться спиной на дерево. — Я так и не смогла открыть проход.

— Мы уже в нём. — Слабо улыбнулся я, и вяло провёл рукой вокруг. — Оглядись.

Сонька вновь вздрогнула, когда воздух подёрнулся рябью и дерево, к которому я был прислонён, растворилось, а вместо него возникла вырубленная в скале гранитная стена. Мы уже не сидели на вершине холма, с которого открывался великолепный вид на разрушенную ферму и недалекие Зимовищи, а находились в тупике каменных лабиринтов неясного происхождения.

— Но как? — Только и смогла вымолвить Сонька, удивлённо озираясь по сторонам.

— Не знаю, спроси у Второго. — Я, кряхтя, поднялся и принялся разминать руки и ноги. — Но думается мне, что он как-то настроил лабиринт, что проход открывался только в присутствии нас двоих, чтобы избежать нежелательной компании.

— Но мы же и были вдвоём. — Не поняла Сонька. — Единственное, что ты был без чувств.

— Я не просто был без сознания. — Возразил я. — Но давай уже скорее доберёмся до центрального зала, ты же помнишь, здесь нельзя шуметь. Я обещаю, будет свободное время — я тебе всё расскажу.

— Хорошо. — Вздохнула Сонька, и мы двинулись по лабиринту, без труда ориентируясь в хитросплетениях коридоров. Поворот направо, затем налево, опять налево, затем направо. Всё это было, только тогда я просто шёл за шагавшим впереди Сонькиным братом, а теперь идём самостоятельно и, самое главное, знаем, куда идти.

Первым странный запах почувствовала Сонька. Она остановилась и выставила руку, призывая к тишине. Я, не задавая вопросов, подчинился и услышал, как Сонька шумно нюхает воздух. Последовав её примеру, я уловил слабый запах шерсти. Да, уж если не везёт, то по полной программе: сперва болотный град, от которого негде укрыться, а теперь ещё и минотавр. Что там говорил Второй? Если мы унюхали минотавра, то он точно унюхал нас. За достоверность выражения не ручаюсь, но смысл точен. Мы быстро свернули в боковое ответвление, и пошли по нарисовавшемуся в мозгу маршруту, который был, несомненно, длиннее, зато вероятно уводил от учуявшего нас минотавра.

Вновь потянулись повороты: налево, направо, долго прямо и вновь направо. Стены сменились с гранита на рукотворно отлитые из цемента или ему подобного материала, и мы приободрились. Как оказалось, не на долго, потому как буквально сразу по ноздрям вновь ударил едкий запах шерсти. Не медля ни секунды, мы свернули в ближайший поворот, и мозг услужливо вырисовал новый маршрут, уводя нас от приставучего минотавра. На сей раз, мы прошли совсем не долго, когда вновь почувствовали этот мерзкий запах. Да, лабиринт действительно был домом для этого греховного дитя богов, и он знал не только все маршруты, но и как может двинуться жертва, чтобы избежать его внимания. Нам ничего не осталось, как вновь свернуть и идти новым маршрутом. И вновь прошли мы не больше двадцати минут, когда поняли, что наш маршрут известен преследователю. Тем не менее, сменившийся материал стен ясно говорил о том, что мы ещё на чуть приблизились к заветному центральному залу, где нас ждал отдых и, как я надеялся, защита.

Мы вновь запетляли, путая след, и обрадовались, когда ни через двадцать минут, ни через час не появился этот приевшийся уже запах шерсти. Неужели отделались? Бетонные стены сменились на стекловидный голубоватый материал, говоря о близости центрального зала, и мы немного расслабились. Может быть это привело к тому, что мы не учуяли минотавра, а может у того имелись какие-то свои, неизвестные Второму, козыри, но тем не менее, подходя к очередному перекрестку лабиринтных коридоров мы, вздрогнув, замерли, боясь пошевелиться — из-за поворота нарочито медленно, играючи перекидывая из одной руки в другую огромную секиру, вышел минотавр.

В наши планы совсем не входило биться с этим монстром. Да, Тесей когда-то давно сумел победить его, но я ведь не герой древнегреческих мифов? Поэтому мы, выйдя из ступора, развернулись и побежали к ближайшему перекрёстку, чтобы ступить на новый маршрут. Добежать до перекрёстка мы не успели. Не знаю, как ему это удалось, но нам на встречу вновь поигрывая секирой, вышел минотавр. Высокий, около трёх метров ростом, обросший коричневой шерстью гигант с бычьей головой и двумя острыми кривыми рогами — такое существо стояло сейчас перед нами. По остриям огромных половинок секиры пробегали едва заметные оранжевые искорки, тоже, небось, какой-нибудь артефакт. Взгляд минотавра был таким, что мы сразу поняли, что бежать бесполезно.

Сонька, не отрывая взгляд от стоящего метрах в десяти напротив нас и шумно выдыхавшего воздух минотавра, медленно вытащила из кармана куртки пистолет, а я вытянул у неё из ножен на поясе нож. Это, конечно не мой, заточенный «синькой» клинок, но балансировка тоже ничего. Минотавр поскрёб землю под ногами копытом и ринулся в атаку.

Первой в игру вступила Сонька. Вытянув руку с пистолетом, она открыла прицельный огонь, посылая одну пулю за другой в массивное коричневое тело, но пули отскакивали от шерсти, словно от кевларовых пластин и с чавкающим звуком вгрызались в голубоватый пластик стен. Минотавр лишь морщился да продолжал переть на нас. По коридорам начал распространяться неравномерный гул. Десять метров истаяли за пару секунд. Я шагнул навстречу, заслоняя Соньку, и присел, норовя подрезать сухожилия несущегося на меня монстра. А что я ещё мог сделать этим перочинным ножиком? Минотавр просчитал меня как учитель списывающего первоклассника. Он убрал ногу за долю мгновения до того, как я чиркнул ножом по икроножной мышце, но зато и секира, направленная на то, чтобы снести мне голову, просвистела выше. Нож чиркнул о землю, я перекатился через плечо и вскочил на ноги. Минотавр, не обращая на Соньку ровным счётом никакого внимания, развернулся ко мне, оставляя её в тылу, чем она не преминула воспользоваться. Две оставшиеся пули одна за другой полетели в широкую спину, покрытую шерстяной бронёй. С тем же результатом — пули срикошетили и скрылись в голубоватых стенах, вызвав лишь слабый гул. Минотавр вновь поморщился и двинулся на меня, на сей раз медленно и осторожно, покачивая секиру из стороны в сторону.

Я сделал вид, что вновь собираюсь подрезать ему сухожилия, и секира мгновенно понеслась мне навстречу. Прервав ложную атаку, я отшатнулся, наблюдая, как страшное оружие монстра, словно в замедленной съёмке движется перед моим лицом по широкому полукругу, приближаясь к противоположной стене. Этого-то я и ждал — сейчас страшный обоюдоострый топор минотавра либо завязнет в стекловидной массе, либо отскочит, причинив не самые приятные ощущения твари, его держащей. Я ринулся в настоящую атаку, норовя всадить нож куда-нибудь в область сердца, в самый последний момент замечая краем глаза как топор проходит сквозь стену, словно её нет и, не останавливаясь, начинает новый круг. Я понял, что не успеваю дотянуться до груди минотавра, и его страшное оружие раньше доберётся до меня. Закричала Сонька, в отчаянии посылая патроны из новой обоймы в мохнатую спину. У меня был только один выход, суливший призрачную надежду не быть рассечённым надвое — я метнулся к противоположной стене, практически вжимаясь в неё и ныряя вперёд, норовя вновь подкатом уйти из-под атаки, но минотавр, ловко крутанув секиру, ударил меня тупым обухом между лопаток. Я полетел вперёд, ожидая страшного удара о стену, но перед глазами мелькнула синяя вспышка и я, пролетев сквозь неё, упал на пол пустого коридора. Закашлявшись, вскочил, но вокруг не было ни Соньки, ни минотавра — видимо полёт сквозь стену мне не померещился. Чувство направления услужливо прорисовало ближайший маршрут за стенку, и я бросился бежать по извилистым коридорам. Донеслись приглушенные поворотами и расстоянием выстрелы, и я прибавил ходу. Как там Сонька, ведь пули не причиняют минотавру никакого вреда.

Пробежав метров триста и выскочив из-за поворота на прямой участок, выводящий меня к оставленному месту схватки, я застал финал сражения. Сонька лежала на полу, пистолет бесполезной игрушкой валялся в стороне, а над ней возвышался минотавр, уже размахнувшийся своим страшным оружием для удара. Я рванул вперёд одновременно с начавшей набирать ход секирой. Сонька закрылась руками. Я не успевал и я это видел. Видел это и минотавр и, как показалось мне, в его глазах мелькнула злая усмешка победителя.

Из-за стены над Сонькой выскользнул голубоватый шар и секира, набравшая ход, врезалась в него и, высекая искры, отскочила. Минотавр, явно не ожидая ничего подобного, не удержал своё оружие и оно, жужжа, словно рассерженный шмель колоссальных размеров, отлетело в сторону. Шар, словно ничего не случилось, подлетел на уровень глаз опешившего минотавра, и я увидел, как ослепительная молния проскочила между ним и носом зверя. Монстр с головой быка взвыл и бросился бежать, закрывая руками уязвлённое место, а шар подлетел к нам и начал терять свечение, превращаясь в подобие огромного грецкого ореха.

— Спасибо, Второй. — Поблагодарила Сонька, поднимаясь с моей помощью с пола. — Ты вовремя.

Я наклонился, было, к секире, брошенной минотавром, но в голове возникли недвусмысленные образы, что не стоит брать чужое оружие. С сожалением пришлось отказаться от своей затеи и лишь проводить взглядом удивительный предмет с пробегавшими по лезвию оранжевыми искорками когда мы направились вслед за летящим Вторым в его убежище, позаимствованное у минотавра.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   24