страница17/24
Дата16.05.2017
Размер5.5 Mb.

Кровь артефакта


1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   24

— Не знаю. — Проворчал я. — Не уверен. Тихо! Ничего не слышите?

До нас донёсся приглушенный расстоянием, но всё нарастающий гул. Мы посмотрели на север и долгим тяжелым взглядом проводили пять низко идущих истребителей с квадратными крестами на крыльях, направляющихся на восток и прикрывающих двух бомбардировщиков. Война не стоит на месте. Грохот канонады до нас не доносился — линия фронта была достаточно далека, но засиживаться на месте не стоило и мы, устроившись в машине, осторожно тронулись вперёд.

Первую проверку мы прошли на «ура» буквально через пять километров. Я не сомневаюсь, что чем ближе мы будем подъезжать к базе, тем дотошнее будут проверки, но то, как немцы начали суетиться при виде наших «аусвайсов» внушало оптимизм. Конечно, теперь вперёд нас по телефонным проводам понеслись доклады о прибытии высокопоставленной комиссии и глава секретной базы, некто Вольфганг Краузе — заместитель начальника отдела рунологии и символистики, обязательно уточнит в штабе наши полномочии, но тут его ждёт огромный сюрприз — кое-что из технологий будущего мы с собой всё же прихватили.

А пока машина плавно и величественно плыла по накатанной земляной дороге, оставляя за собой долго стоящий в воздухе пыльный след, и впереди ждала нас новая застава с проверкой уже куда серьёзней предыдущей. Это стало ясно, как только наша машина затормозила перед шлагбаумом. Если раньше было достаточно документов, поданных Тросом, то в этот раз задние двери автомобиля распахнулись и нас вежливо попросили выйти и предъявить документы. Как ведёт себя высшее руководство «СС» в подобных ситуациях я не знал, а потому приходилось импровизировать. Я степенно вылез и молча подал документы молоденькому унтер офицеру. Примерно лейтенант — перевёл я для себя мысленно и хмыкнул, рядовых здесь вообще не наблюдалось.

Проверка затягивалась. Унтер словно проверял моё терпение. Ну и допроверялся — я стянул одну перчатку и, покачивая ей, словно собираясь бросить в лицо оппоненту, рявкнул:

— Уснул, солдат?

Унтер вздрогнул, и лицо его стало пунцовым от гнева. Конечно, какому офицеру, пусть и младшего состава, понравится, что его называют простым солдатом. Я демонстративно усмехнулся самыми уголками губ и протянул ладонь. Проверяющий вложил в неё мои документы и вытянулся в струну, вскинув руку:

— Хайль!


Я потрепал его по щеке и сел в машину, успев заметить, как перекосилось его лицо. Следом уселась Сонька. Офицеры закрыли двери автомобиля, и шлагбаум поднялся — мы прошли второй периметр охраны.

К моему удивлению на третьей заставе нашу машину даже не остановили, лишь проводив долгими взглядами.

— Так и должно быть? — Забеспокоилась Сонька, но оглядываться в заднее окошко не стала, чтобы не вызвать подозрений.

— Кабы знать. — Задумчиво потёр я гладко выбритый подбородок. — Будем надеяться, Краузе захочет сперва посмотреть на непрошенных гостей лично и лишь затем будет звонить в вышестоящие инстанции. Мы к тому времени успеем подцепиться к его телефону.

Машина въехала в ничем не примечательный хуторок. Обычные дома, крытые самодельной черепицей, обычные палисадники и обычные улочки. Разве что по двойному ряду колючей проволоки вокруг деревни можно было догадаться, что здесь дело нечисто, но сверху её не разглядеть, а вблизи никто кроме проверенных людей не появлялся. По крайней мере, до сегодняшнего момента.

Нас встречали. К воротам высыпала целая делегация: сам начальник секретной базы, несколько чинов поменьше и пять автоматчиков. Сонька, было, нервно заёрзала, но я всех успокоил, указав на доброжелательные и местами заискивающие лица ожидающих. По крайней мере, мне очень хотелось, чтобы это оказалось правдой и нас не расстреляли сразу, как только мы выйдем из машины. По спине предательски пробежал холодок. Нацепив на лицо самое надменное выражение, я сам открыл дверцу и медленно выбрался наружу.

Сонька последовала моему примеру, а вот Трос остался сидеть в машине: во-первых, и прикрытие если что обеспечит, а во-вторых, вроде как и не по рангу водителю, хоть и с расширенными полномочиями, принимать участие в обсуждениях плана эвакуации.

Я подождал пока Сонька обойдёт машину и встанет рядом, и только после этого вскинул в приветствии руку. Делегация отреагировала мгновенно, и по двору разнеслось громоподобное «Хайль»

— Не так громко. — Я поморщился. — Русские могут услышать.

Каменные лица и лёгкое недоумение были мне красноречивым ответом. С юмором здесь туго. Ладно, учтём.

— Хорошо господа, — Сделал я вид, что устроил проверку. — С дисциплиной у вас полный порядок. Позвольте представиться: Отто Ран, а это моя помощница Мария Отте.

Эвакуация данной базы будет проводиться под нашим контролем. — Я оглядел встречающих тяжелым взглядом, ожидая реакции и, не дождавшись, протянул сопроводительные документы Вольфгангу Краузе.

То, что это он, я не сомневался, перед отправкой в прошлое Второй показал нам его фотографию. На остальных мы зацикливаться не стали, разумно рассудив, что больше мы никого знать и не обязаны.

— Вольфганг Краузе. — Назвался в ответ немец и принял из моих рук документы. — Комендант.

Я про себя хмыкнул, поскромничал Краузе, его чин звучал куда как длиннее короткого «комендант»

— Но я слышал, — Тем временем продолжил немец, глядя прямо мне в глаза и буквально сверля своим пронзительным взглядом. — Что вы пропали ещё в самом начале войны.

— Ещё Вы наверняка слышали, — Ответил я ему не менее тяжелым взглядом. — Что мы единственные разумные существа во вселенной. Надеюсь не надо Вам напоминать, кто у вас сидит под замком?

— Прошу прощения, штурмбанфюрер. — Смутился немец и я записал себе очко. — Не хотел вас оскорбить…

— Без чинов, прошу вас. — Сделал я вид, что оттаял. — Просто Отто и Мария.

Краузе кивнул, подтверждая, что всё понял, убрал наши сопроводительные документы в карман и сделал приглашающий жест:

— Я так понимаю, вы устали с дороги. Мой заместитель Вильгельм Рауц проводит вас в ваши комнаты. Располагайтесь, отдыхайте, а в восемнадцать ноль-ноль прошу ко мне в кабинет на ужин. Буду рад принять у себя столь высоких гостей. — Краузе посмотрел на гостей и теперь ему явно не терпелось добраться до телефона и проверить их полномочия.

— Если не возражаете, мы хотели бы сперва убедиться в надёжности вашей системы безопасности. — По вытянувшемуся лицу коменданта я понял, что задел его за живое. — В частности это касается охраны периметра и телефонного узла. Главное — не допустить утечки информации.

— Поверьте, Отто, — Попытался уйти от проверки Краузе. — Всё абсолютно надёжно, никакой утечки быть не может. Русские не знают об этой базе.

— Я надеюсь. — Холодно заметил я. — Что так оно и будет впредь. Именно поэтому я рекомендую Вам усилить существующие посты по периметру и ввести дополнительные точки, укомплектованные двумя бойцами для скрытого наблюдения. Я надеюсь, завтра всё будет устроено, а пока давайте пройдём в узел связи. Надеюсь там ситуация лучше, чем то, что я видел на дороге.

— Но господин штурмбанфюрер! — Вновь перешёл на официоз комендант. — У меня не хватает людей! Кто будет заниматься эвакуацией?

— Для эвакуации выделено сто солдат, которые прибудут сюда по моему звонку, — Авторитетно заявил я. — Но будет это лишь после того, как я удостоверюсь в абсолютной безопасности этого места.

Краузе вздохнул и, повернувшись к помощнику, бросил: «Вильгельм, займитесь периметром». Рауц кивнул и, по военному чётко развернувшись, быстро зашагал по улице к зданию казарменного вида.

— Прошу за мной, господа. — Комендант ещё раз вздохнул и направился к ничем не примечательному серому домику.

— Минутку. — Остановил я его. — Ещё одна просьба, господин комендант. Нужно разместить нашего водителя и по возможности сделать это вблизи наших комнат, сами понимаете, обязанности у него разные. Пока мы ходим, он перенесёт наши вещи.

— Фельдфебель, проводите господина… — Краузе сделал паузу.

— Штольц. — Подсказал я.

— Господина Штольца до сектора «С» и проследите, чтобы не возникло никаких недоразумений. — Закончил комендант и один из автоматчиков вытянулся в струну, согласно щёлкнув каблуками.

Я махнул рукой Тросу и «господин Штольц» выбрался из машины.

— Господин фельдфебель покажет тебе наши комнаты и проследит, чтобы не возникло никаких недоразумений — Передразнил я коменданта, но с таким лицом, что Краузе принял всё за чистую монету. — Захвати наши вещи, мы скоро будем.

Трос так же, как совсем недавно фельдфебель попытался вытянуться в струну и щёлкнуть каблуками, но до вышколенного солдата ему было далеко.

— Вот теперь можно идти. — Разрешил я коменданту и нас повели к серому каменному строению, а фельдфебель с Тросом отправились в другом направлении.

Первым шёл Краузе, за ним мы с Сонькой, а замыкала процессию поредевшая свита. Каменный домик оказался на поверку вовсе даже не домиком, а просто прикрытием лифтовой шахты. Краузе повернул рычаг, и унылое серое помещение заполнил гул работающих двигателей, потянувших с лязгом и скрежетом железную клетку наверх. Я поморщился. Ждать пришлось минут пять, толи лифт слишком медленно поднимался, толи лаборатория находилась слишком уж глубоко. Наконец, скрипнув напоследок наиболее противно, лифт доехал до нас и, дернувшись, остановился. Я осторожно ступил на выглядевшее не очень надёжно транспортное средство, буквально ощущая под ногами многометровую бездну. За мной зашли все остальные, один из автоматчиков закрыл дверь из металлических прутьев и кабина, противно скрежеща, поползла вниз.

Стен у лифта не было, только небольшие перильца, и перед нами поплыли однообразные бетонные блоки. Я приготовился к пятиминутному ожиданию, но кабина, спустя буквально минуту дёрнулась и остановилась, открыв нам проём с тяжелой металлической дверью. Солдат открыл дверцу лифта и Краузе, подойдя к бронированной преграде, нажал на едва заметную кнопку. Из-за двери раздалось негромкое гудение, спустя несколько секунд открылось небольшое круглое окошечко, забранное толстым и наверняка тоже бронированным стеклом и нашу компанию оглядела чья-то физиономия. Щёлкнули запирающие замки, и дверь на удивление легко и бесшумно распахнулась, впуская нас в многочисленные коридоры секретной военной базы третьего рейха.

Краузе целенаправленно зашагал по коридору и мы, старательно делая вид, что перевидали таких баз не менее сотни и потому не смотря по сторонам, отправились следом. Свита неотрывно следовала за нами, и я размышлял, как бы ещё нескольких человек отправить по каким-нибудь поручениям, чтобы Сонька спокойно подцепилась к германскому аппарату телефонной связи. Ничего на ум не приходило, и я покосился на Соньку: в глазах спокойствие, в движениях уверенность, молодец!

Комендант запетлял по бетонным коридорам, словно стараясь нас запутать и через время у меня начало возникать ощущение де-жа-вю, словно я иду не по секретной базе немцев, а по лабиринту минотавра. Впрочем, ещё неизвестно, откуда лабиринт берёт свои стены, может как раз из таких вот баз, бункеров и сооружений различных временных эпох и вырывает фрагменты, создавая нагромождение тупиков и перекрёстков.

Вопреки заверениям Второго, что эту отколовшуюся часть их собрата я буду чувствовать намного сильнее первой, я ничего не ощущал. Никаких позывов, намёков или отголосков. Абсолютно. Может его уже вывезли? Впрочем, это нонсенс, такого ляпа наблюдатели в лице Второго, Третьего и Четвёртого не допустили бы. Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления, пока нам надо незаметно подцепиться к телефонному узлу.

Наконец наше путешествие по коридорам закончилось, и Краузе подвёл нас морёной деревянной двери. Очередное нажатие кнопки звонка и мы зашли в просторную комнату, в центре которой стоял большой стол с коммутатором, усеянным многочисленными отверстиями и проводами со штекерами. За столом сидела девушка в военной немецкой форме, а в двух дальних углах комнаты сидело по солдату.

— Видите, — Довольно произнёс Краузе. — Сюда довольно трудно проникнуть и практически невозможно выбраться. Каждая комната охраняется. Выходящие провода изолированы в металлическую трубу, а местами даже вмурованы в стену, чтобы исключить несанкционированное подключение.

— Я так и думала! — Повернулась ко мне Сонька, и пока я соображал, что она имеет в виду, перевела свой взгляд на немца. — Вы, конечно, хорошо защитились от русских шпионов, но продолжаете упорно не замечать то, что у Вас под носом. Все ваши разговоры легко прослушиваются содержащимися в камере инопланетянами. Вы так долго уже наблюдаете за ними, но продолжаете мерить их по своим меркам. Они не люди, Краузе, и эту простую истину Вы должны были понять в первый день. Понять, и затребовать контактёра: меня или любого их моих коллег. Почему вы этого не сделали, господин комендант? Хотели собрать все лавры?

— Но я… — Начал было Краузе, но Сонька не дала ему договорить.

— Меня сейчас не интересуют ваши оправдания, комендант! — Она так гневно сверкнула на него глазами, что даже я чуть не поверил в её гнев. — То, что было произнесено через эту телефонную сеть известно инопланетянам, которые, несомненно, являются нашими врагами, и этого не воротишь. О вашей гордыне, приведшей к утечке информации, я буду вынуждена доложить лично Гиммлеру, который прибудет сюда через три дня, а пока отдайте приказ своим людям, чтобы принесли мне краску.

— Какую краску? — Несколько опешил Краузе.

— Любую краску любого цвета. И кисть. — Отлично сыграла раздражение Сонька.

Я опёрся спиной о бетонную стену, скрестил руки на груди и наслаждался спектаклем, наблюдая за сменой цвета лица коменданта из здорового румянца в пепельно-серый. Тем временем действие и не думало заканчиваться — пока Краузе отдавал распоряжение, на пульт связи поступил внешний вызов.

— Не соединять! — Рявкнула Сонька и сидящая за телефонным пультом немка подпрыгнула от неожиданности. Неуверенно посмотрела на коменданта, прося поддержки, но тот покачал головой, подтверждая команду Соньки.

Сигнал пищал ещё с минуту, после чего прекратился. В замкнутом помещении воцарилась тишина. Краузе не находил себе места нервно перебирая пальцами связку ключей, словно монах чётки, и облегчённо вздохнул, когда один из убежавших автоматчиков вернулся с зелёной банкой и целым веером разномастных кисточек.

Сонька забрала банку, одну из кистей, примерно сантиметр в диаметре и подошла к аппарату связи. За Сонькой неотрывно следили сразу восемь пар глаз, включая мои и, если честно, я не представлял, как можно при таком внимании подключиться к аппарату. Зато Кулачок видимо давно всё продумала: открыла банку, зачем-то понюхала содержимое, а затем макнула кисть и резкими размашистыми движениями начертила какой-то замысловатый символ. Получилось красиво, словно она тем и занималась в жизни, что придумывала и рисовала различные символы, а не шаталась по Зоне в поисках артефактов.

Но что делать дальше? Немцы продолжали неотрывно следить за её действиями. Оказывается, на этом её план не заканчивался и дальнейшие ходы тоже просчитаны. При обсуждении набросков к плану действия ещё находясь в лабиринте Минотавра, она заявила, что подключение к системе берёт на себя. Мы поверили.

Впоследствии я долго ещё восхищался Сонькиным планом, его простотой и безотказностью. Она последовала избитой истине — хочешь что-то спрятать, положи на виду.

Достав из небольшой коробочки, спрятанной в недрах внутреннего нагрудного кармана плоский кругляш перехватывающего устройства, она спокойно прилепила его чуть ниже нарисованного символа. Чётко и хладнокровно, словно целыми днями только этим и занималась. Ни один мускул не дрогнул на её лице, а вот я надо признать струхнул, когда она на виду у всех достала чудо техники двадцать первого века. А ну как немцы заинтересуются, что это она там прикрепляет к телефонному узлу. Одно дело измарать стойку краской, и совсем другое прилепить что-то вещественное, но немцы молчали, продолжая, словно загипнотизированные, с интересом наблюдать за действиями контактёра.

Тем временем Сонька встала, отступила на шаг, любуясь содеянным, после чего обошла узел связи и проделала те же манипуляции с противоположной стороны, нарисовав ещё один символ и нацепив ещё одно устройство.

Вот теперь всё, дело сделано. Данные перехватывающие устройства работали именно парами, образуя между собой силовое индуктивное поле, позволяющее глушить передаваемые по проводам сигналы и переправлять их на наш передатчик, который Трос уже наверняка перенёс в выделенные нам комнаты.

— Готово! — Сделала вид, что очень устала Сонька. — Можете спокойно разговаривать, пришельцы вас больше не смогут слышать.

— И… — Краузе помедлил, тыча пальцем в аппарат связи. — Можно опробовать?

— Конечно! — Улыбнулась Сонька и подошла ко мне.

Комендант опасливо покосился на начертанные на аппарате символы с приклеенными рядом небольшими кругляшами, но переборов себя решительно подошёл к телефонистке:

— Соедините меня с двенадцатым блоком.

Телефонистка не менее опасливо взялась двумя пальчиками за штекеры и начала манипуляции. Наконец связь была установлена, и Краузе схватился за трубку.

— Ганс! — Прокричал он, словно хотел, чтобы Собеседник услышал его и без телефона. — Ганс, как ведут себя подопытные? — И уже тише, кинув короткий, полный удивления взгляд в нашу сторону. — Волнуются? Ясно, отбой.

Уж не знаю, почему «подопытные» (а это, несомненно, имелись ввиду инопланетяне) начали волноваться, но нам это сыграло только на руку. Именно это и называется везение, когда фактор, от тебя абсолютно не зависящий и способный повернуться любой из своих многогранных сторон, выбирает именно ту, от которой твоё положение упрочняется. И не важно, финансовое положение, положение в обществе или, как в нашем случае, положение правды. Сейчас Краузе на сто процентов уверился, что символы работают, не давая прослушивать разговоры инопланетянам, отчего те заволновались.

Он уже без каких-либо опасений подошёл к одному из разрисованных торцов аппарата, наклонился, разглядывая символ практически вплотную, и даже потыкал пальцем прилепленный Сонькой пятак перехватывающего устройства. Мы продолжали бесстрастно наблюдать за действиями коменданта, пока он, наконец, не оторвался от диковинки и не повернулся к нам:

— Что это? — Спросил он, явно имея в виду не нарисованные символы, а неведомый кругляш.

— Базальтовое дерево. — Ляпнула полную ерунду Сонька. — Растёт на склонах Тибетских гор и оказывает странное подавляющее воздействие на мозговую деятельность инопланетян.

— Где же вы раньше были? — Удивился Краузе. — Мы уже три года бьёмся с этими созданиями, а эффекта чуть.

— Эффект открыт недавно. — Сухо оборвала его Сонька. — И давайте оставим эту тему. Мы окончили осмотр и хотели бы отдохнуть с дороги.

— Конечно, конечно. — Не стал настаивать на ответах комендант. — Пойдёмте, я вас провожу лично.

Обратная дорога до скрипящего лифта показалась мне едва ли не длиннее, чем дорога к телефонному узлу. Опять лабиринт бетонных стен и перекрытий, тускло освещённый скупо расположенными лампочками, да какие-то провода, тянущиеся по стенам. Странно, а Краузе говорил, что они вмурованы в стену. Я, конечно, допускаю мысль, что здесь нет телефонных, но тогда что это за провода? Самый толстый кабель скорее всего электрический, а остальные для чего? Для отвода глаз? Споткнувшись о разделяющую смежные секции перемычку, я перестал глазеть по сторонам и сосредоточился на дороге.

Шли молча. Сонька надувалась и делала важный вид, говорящий сам за себя, что на вопросы она отвечать не намерена. Что выражало моё лицо, не берусь сказать, но комендант, явно переполненный вопросами и желающий получить ответы, не спешил их озвучивать. Так и дошли до лифта, в молчании, нарушаемом лишь щёлканьем каблуков вытягивающихся в струну солдатами, изредка попадающихся на пути в особо важных секциях.

Две минуты скрипа и мы вдохнули полной грудью свежий вечерний воздух. Темнеть ещё не начало, в июле темнеет поздно, но небо на востоке уже начало краснеть и воздух подёрнулся лёгкой дымкой, да и жара, сопровождавшая наше прибытие, спала. В любом случае восемнадцать ноль-ноль уже истекли, а значит, ужин, к сожалению откладывается. В животе сразу возмущённо заурчало.

Прибитые зноем комары старались наверстать упущенное, и сразу облепили нас плотным облаком. Послышались шлепки, и мы с Сонькой не стали исключением, с остервенением убивая самых настойчивых кровососов, умудряющихся впиваться даже в движущиеся при ходьбе руки, не говоря уже о шее. Непроизвольно мы ускорили шаг.

Краузе подвёл нас к одноэтажному бараку и остановился. Впрочем, назвал я домик бараком скорее по привычке называть так одноэтажные длинные дома, оставшиеся местами ещё с советской эпохи. Этот же дом выглядел опрятным и надёжным, как всё, созданное немцами, начиная от рыцарей и заканчивая двадцать первым веком. Крыша наверняка не текла, в окна не задувало пыль, а двери входили в косяки как им и положено — с минимальным зазором.

— Вот здесь вы будете жить. — Махнул рукой комендант. — Если что-то не устраивает, обращайтесь лично ко мне, будем решать.

— А что на счёт обещанного ужина? — Напомнил я, идя на поводу у своего желудка.

Впрочем, Сонька тоже одобрительно кивнула, поддерживая вопрос.

— Придётся перенести на девять. — Покосился Краузе на свои часы. — Спросите кого-нибудь и вас проводят ко мне. А сейчас извините, дела. — И он, резко развернувшись, быстро зашагал по улочке.

— Знаем, знаем мы его дела. — Пробубнила Сонька, глядя в спину удаляющегося коменданта. — Пошёл звонить боссам.

— Ну и мы не будем торчать на улице сверх положенного. — Взял я её за руку и повернул к дверям. — Надо быть готовым к его звонку.

— Да ему ещё полчаса только до узла связи добираться… — Легкомысленно махнула Сонька рукой. — Так что успеем.

— А зачем ему спускаться в подвалы? — Не понял я её мысль. — Он же наверняка живёт тоже на поверхности, и не думаю, что у него нет личного телефона.

— Упс. Не подумала — Стушевалась Сонька. — Тогда конечно надо спешить.

Всего в доме было четыре двери, и одна из них была заперта. Мы постучали и, как и ожидалось, открыл нам Трос.

— Всё в порядке? — Задали мы троём одновременно один и тот же вопрос и улыбнулись.

— У нас да. — За нас с Сонькой ответил я.

— У меня тоже. — Кивнул Трос. — Занимайте комнаты и дуйте ко мне, наверняка скоро звонить будут.

— Кто бы сомневался. — Хмыкнула Сонька и направилась к соседней двери.

Я прошёл дальше и занял следующую комнату. Быстро осмотрелся, приметив спартанскую обстановку. Да и какая роскошь во время войны на территории противника? Вот в Берлине сейчас, это да! А здесь простая, по-армейски чётко заправленная кровать, простая же тумбочка с небольшим жёлтым торшером и комод. Простой деревянный пол не покрывал ни один коврик, выходящее напротив входа окно закрывали тяжёлые коричневые шторы, а у входа к стене прибита невзрачная деревянная вешалка. С другой стороны двери у входа висел рукомойник и зеркало. На водопровод и канализацию немцев не хватило. Вот и все удобства. Кстати об удобствах: я нагнулся и хмыкнул — так и есть, под кроватью стоял ночной горшок. А настоящий сортир у них интересно где, а то уже в коренных зубах плещется.

Скинув на кровать куртку и неудобную фуражку, надавившую уже мне виски, я вышел на улицу и огляделся. Как и ожидалось, в поле зрения туалета не было, иначе я бы его заметил ещё когда подходили. Пришлось догулять до угла дома и осматривать пространство с другой стороны. Тут всё оказалось в порядке, и уже через три минуты я выходил из небольшого, на три персоны заведения и мечтательно щурился на заходящее солнце: покурить бы!

Всё дело в том, что свои сигареты я побоялся брать, опасаясь быть уличённым на такой мелочи, а вытребовать у Второго вместе с машиной, оружием и формой местной эпохи ещё и соответствующие сигареты забыл. Собирались всё-таки в спешке. Теперь вынужден был страдать. Клянчить же у немцев сигареты считал ниже своего достоинства, да и подозрительно это как-то. Впрочем, я же обещал Соньке бросить? Вот он, самый подходящий момент, но… Полцарства за полпачки!!!

Выйдя из-за угла дома к фасаду, я с интересом замер — возле моей двери стояла Сонька с таким недоумённым видом, что я фыркнул, пряча смешок.

1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   24