страница2/24
Дата16.05.2017
Размер5.5 Mb.

Кровь артефакта


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Рейд

К блокпосту, указанному капитаном, мы подошли ближе к вечеру. Хоть предбанник и был относительно спокойным местом, но терять бдительности и здесь не стоило. Спешка до добра не доведёт. Благодаря этому мы обнаружили новую аномалию, видимо возникшую после выброса, и пришлось задержаться и вкопать по периметру несколько кольев. Никакой картонки в округе не оказалось, и мы решили не подписывать. Опытные люди и так всё поймут. А когда до блокпоста оставалось уже не больше полукилометра, нам на встречу вылетела псевдо-собака. Мамай сдёрнул с плеча свой автомат и тот, коротко рявкнув, успокоил мутировавшее животное навсегда.

Мы тоже скинули своё оружие. Ну не бегают такие мутанты по одному, но вокруг было тихо. Отрезать ей хвост мы не стали, в нашей деревне сталкеров — шаманов небыло, а впарить его ещё кому-нибудь было дохлым номером. Таскать с собой тоже не хотелось, не такая уж и ценность.

Не убирая оружие, мы осторожно преодолели оставшееся расстояние до блокпоста.

Караульного мы встретили метрах за пятьдесят до заставы. Он шёл в нашу сторону с автоматом в руках.

— Встречают. — Усмехнулся Мамай, но солдат, заметив нас, повёл себя совсем не так, как мы от него ждали:

— Стоять. — Как-то вяло, совсем не по военному произнёс он и направил на нас ствол автомата.

— Стоим. — Опешил Слон от такого приёма.

— Хорошо. — Не понятно к чему заявил солдат и замолчал.

— Солдат, ты не понял. — Стёр улыбку с лица Мамай. — Мы от капитана Старыгина, вас должны были предупредить, что мы пройдём.

— Хорошо. — Так же тупо вновь заявил солдат и повёл стволом. — В караулку.

Я, не делая резких движений, аккуратно похлопал ладошкой себя по макушке.

Жест известный всем сталкерам: пришибленный — дословно, означающий, в общем-то, довольно неприятную для нас ситуацию — солдат под контролем контролёра.

Мамай удивлённо выгнул бровь, Слон лишь крепче сжал автомат. Ситуация конечно не ахти какая сложная, один против троих этот солдат не имел шансов, разве что шальная пуля зацепит, но неизвестно сколько человек ещё под контролем. Идти в караулку и выяснять это у нас желанья не было, поэтому мы разыграли стандартную комбинацию избавления от конвоя, тем более реальный, что конвоир был один, и считал, что мы купились на его лепет.

Мамай пошёл первым, я за ним, а Слон своей широкой спиной прикрывал мои действия от взгляда конвоира. Аккуратно вытащив оба ножа и взяв их за лезвия, я негромко сказал:

— Гав!


В тот же момент Мамай щелчком запустил гайку далеко в сторону. Остальное заняло врядли больше секунды: солдат автоматически повернулся на звук, Слон за моей спиной упал на землю, а я, повернувшись, метнул оба ножа в жертву контролёра. Ножи вошли как надо — один в горло, другой в глаз. Мой конёк, не раз спасавший мне жизнь. Солдат издал булькающий звук и повалился на бок, так и не сумев нажать на курок.

Мамай облегчённо вытер пот со лба:

— Ну, мля…

— Подсади. — Я встал на сцеплённые ладони Слона, и он меня поднял к довольно высоко расположенной ветке тополя. С неё я забрался на пару метров повыше и сняв с плеча винторез приложился к прицелу.

Отсюда был прекрасный вид на земляной ров с натянутой поверху колючкой и будку караулки. Поводив оптикой по окрестностям, я сосредоточился на окне.

— Чисто. — Заявил я ждавшим меня внизу сталкерам, но, уже собираясь слазить с дерева, вдруг что-то заметил краем глаза. — Стоп!

— Что там? — Не выдержал Мамай, но Слон шикнул на него и он заткнулся.

Но я их не слушал, я смотрел в прицел в спину уходящему контролёру. Был он уже довольно далеко от КПП и стрелять я не решился. Засечет, если промахнусь, и тогда точно устроит ловушку, а так потерял подконтрольного солдата и пошёл себе по своим контролёрским делам. Тем более что нам с ним не по пути. Я закинул винтовку за спину и слез с дерева.

— Что там? — Повторил Мамай.

— КПП чист, контролёр уходит на север.

— Солдаты с ним? — Уточнил Слон

— Нет.


— На КПП остались?

— Нет.


— А где? — не унимался Слон. — Их там человек десять должно быть.

— Да откуда я знаю? — Разозлился я.

— Сейчас узнаем. — Вмешался Мамай. — Пошли!

И первый направился в сторону блокпоста.

Оставшиеся пятьдесят метров до караулки мы преодолевали наверное минут десять, постоянно останавливаясь и прислушиваясь. На КПП действительно оказалось чисто и тихо. Ни одной живой души. Собственно мёртвых или зомбированных тоже не было.

И тут раздались выстрелы. Не в нас, но мы автоматически залегли, выставив стволы.

— Километр, северо-северо-восток. — С видом знатока заявил Мамай.

— Движется сюда. — Не менее авторитетно заявил Слон.

— Надо уходить. — Подвёл я черту.

— Что за хрен по полю скачет, надо дать ему п-ды. Как бы нам её не дали, поскакали-ка в кусты. — Прокомментировал с ухмылкой моё предложение Слон, но тем не менее послушно поднялся. Лишние проблемы никому нужны не были.

— Уходим. — Согласился Мамай, достал рацию, выданную капитаном и уже на ходу начал вызов:

— База, база, здесь «слюда», приём.

— Я же просил не засорять эфир. — Раздался недовольный голос Старыгина из рации, но, услышав приглушенные расстоянием выстрелы, насторожился. — Что у вас там?

— Стреляют. — Лаконично отозвался Мамай и, не дав себя перебить, продолжил — Слушай сюда, капитан, блокпост пуст. Одного солдата сняли мы, он ходил под контролёром, надеюсь, ты понимаешь, что у нас не было выбора. Где остальные неизвестно. Возможно, стреляют они, но мы проверять не пойдём. Уходим вдоль насыпи на юг к Ильинцам. Найдём место, сообщим. Отбой.

— Стой! — Заорал в рацию капитан. — Проверьте кто стреляет, вдруг это мои ребята? Вдруг им нужна помощь?

— Капитан, — грубо перебил его Мамай, вмиг став жёстким. — Мы не спецназ, ты не забыл? Мы сталкеры и мы уходим отсюда. — И он отключил рацию.

Начинало темнеть и мы бегом направились на юг. Надо было до темноты успеть уйти подальше от стреляющих и найти место на ночлег. Бродить в темноте по Зоне сущее безумие.

Мы успели пробежать метров двести пятьдесят, и местность пошла немного в горку, когда раздался одиночный выстрел. Показалось совсем рядом. СВУ — автоматически отложилось в мозгу и сразу возле нас взвился пыльный столбик от вонзившейся в иссушенную землю пули. Мы упали на пузо и заозирались. Это не мой винторез, эта штука легко нас достанет издалека.

— Там! — Ткнул я пальцем на холм, находившийся севернее блокпоста, заметив сверкнувший в закатном солнце окуляр.

— Вижу — Прокомментировал сквозь зубы Слон, и мы аккуратно поползли по склону.

Жалко только, что для СВУ это не препятствие. Словно подтверждая мои мысли раздался ещё один выстрел. Судя по звуку, пуля угодила в землю метрах в пяти правее меня. Где-то там должен был ползти Мамай. Я напрягся, не решаясь повернуть голову в его сторону, и тут он обозначился сам:

— О! SMS-ка пришла.

Я повернуся. Мамай уже смело сидел на корточках и выколупывал из земли сообщение. А то, что это было сообщение, сомнений не было — в месте, куда попала пуля, тянулась красноватая дымка сигнала. Мамай, наконец, выцарапал из земли металлическую капсулу, раскрутил и заулыбался:

— Дождитесь. Сонька. — И заулыбался ещё шире. — Это же Сонька-Кулачёк!

— Она-то здесь откуда? — Я сплюнул. — Придётся дожидаться, окапываемся.

Мы достали лопатки и начали делать отсыпь. В это время от холма отделилась одинокая фигурка и припустила к нам.

Я приник к оптике и усмехнулся:

— Красиво бежит.

— Ага. — Согласился Мамай наблюдая в бинокль и даже не пытаясь приладить МП–5. На таком расстоянии абсолютно бесполезна вещь. А вот Слон сосредоточенно замер, чуть поводя стволом калаша по верхушке холма. Попасть не попадёт, но психологическое воздействие тоже немаловажно. Особо не попреследуешь, когда вокруг свистят пули. Я выбросил из головы все мысли и замер, пытаясь выровнять дыхание. Фигурка Соньки уже спустилась с холма и подбегала к КПП. До него ей осталось метров сто, когда на холм, с которого она сбежала, начали подниматься люди в камуфляже.

— А вот и потерянные солдатики. — Прокомментировал Слон и нажал на курок, пустив короткую очередь.

Солдаты даже не пригнулись. Увидев улепётывающего человека, они открыли беглый огонь. Теперь всё зависит от везенья Соньки. Девушка запетляла зигзагами. Слон вновь выпустил короткую очередь. Я тоже, поймав в прицел самого рьяного солдата, нажал на спуск. Небольшая отдача и я вижу, как солдатик валится на землю. Интересно, куда я ему? Целился вроде в ногу, но на таком расстоянии…

— Интересно, они по жизни такие смелые, или наш старый знакомый контролёр? — высказал терзавший и меня вопрос Мамай, напряжённо вглядываясь в бинокль.

— А ты по сусекам пошукай. — Посоветовал я ему, тщательно прицеливаясь в следующую жертву.

— А я что делаю? — Возмутился Мамай — Ага, вижу. Он самый. Мочи их смело, Максим!

Я с облегчением поднял на миллиметр ствол винтореза и нажал на курок. В тело попадать куда как проще, чем в ногу. Ещё один солдат свалился, а я, уже не отвлекаясь, наводился на следующего.

Сонька тем временем пробежала КПП. Видимо везенья у неё сегодня навалом. Слон вовсю поливал склон далёкого холма длинными очередями. Я вновь нажал на спуск, но на сей раз промахнулся.

— Мазила! — Не преминул прокомментировать Мамай мой выстрел.

Я не ответил, вновь прицеливаясь. Выстрел и третий солдат свалился на землю. За ним сразу покатился четвёртый.

— Ух ты, попал! — Удивился Слон и перестал стрелять.

Сонька — Кулачёк добежала до нас и тяжело дыша бухнулась рядом со мной.

— На ловца и зверь бежит. — Непонятно к чему сказала она и начала прилаживать свою СВУ-шку, пытаясь успокоить дыхание.

— Мы тоже рады тебя видеть, красавица. — Улыбнулся Мамай и вновь уставился в бинокль.

Я ничего говорить не стал, боясь сбить дыхание. Тем не менее, следующий выстрел всё равно ушёл в молоко. Ну не снайпер я! Метров двести хорошо беру, ну двести пятьдесят. А всё, что дальше — слабо. Тут уже вступают в игру поправки на ветер, баллистика и прочая ерунда, которой я не сильно забиваю голову.

Кулачёк тем временем тоже смазала первый выстрел, хотя снайперила получше меня. Видимо дыханье ещё не восстановилось.

— Вон он, вон он!!! — Заорал неожиданно Мамай. — Справа от холма у дерева! Уделайте этого гада!

— Не понял. — Я от удивления даже оторвался от окуляра. — Ты же его вроде уже находил?

— Я соврал. — Заявил Мамай и, видя мою удивлённую физиономию, пояснил. — Чтоб ты не терзался ненужными сомненьями. Я вот подумал, ну не могли обычные солдаты напасть на хрупкое и нежное создание, и как видишь, не ошибся.

— Скотина. — Только и смог выдавить из себя я. Слон заржал.

Я вновь припал к прицелу, выискивая контролёра. Нашёл и, затаив дыхание, нажал на курок. Мимо. Да что ж такое? Попавшие под контроль солдаты тем временем приближались.

— Он же вас дурит. — Заявил Мамай, разглядывая в бинокль спокойно стоявшего у ствола сосны контролёра.

— А то мы не знаем. — Зло отозвался я. — Но что-то же делать надо?

Так лицом к лицу я ещё с контролёром не сталкивался. Только в спину из укрытия, когда он обо мне даже не подозревал. А как в такой ситуации поступать? Да ещё сильный, зараза, попался. Это же надо и солдатиков вести, и нами заниматься. Надо было попытаться всё же его снять, когда на тополе сидел. Всё хлопот меньше было бы. Или больше, как повезёт.

— Стреляйте одновременно. — Серьёзно посоветовал Мамай. — Один в него, другой чуть левее. Затем то же самое, только чуть правее.

Мы с Сонькой переглянулись.

— Я левее. — Заявила она, и мы прицелились.

— Пли! — Выдохнул Мамай и даже кажется, махнул рукой.

Нам повезло с первой попытки. Силуэт контролёра поплыл, и сформировался чуть левее того места, где виделся. Колени у него подогнулись и он рухнул лицом в траву.

— Буду знать. — Заявила Кулачёк и нервно выдохнула.

— Век живи, век учись. — Согласился я.

Солдаты, чьи пули ложились уже довольно кучно у насыпи, повалились вслед за контролёром на землю. Проверять мы их не стали. Если контролёр полностью стёр мозг, то они уже не встанут, а если просто контролировал движения, то минут через двадцать очухаются, а там уж кому как повезёт. У кого сильная психика — перенесёт, а кто послабее — дурничка обеспечена.

— Уходим. — Я вздохнул. — Наверняка скоро капитан с гвардией пожалует, и чует моё сердце — лучше нам быть подальше.

Мы поднялись и заспешили на юг. Бежать уже было опасно. Хоть Слон и сверялся с показаниями прибора, определяющими аномалии, но в темноте что-то пропустить и вляпаться во что-нибудь новое и не обнаруженное, шанс гораздо выше. Мы прошагали наверное метров триста, когда рация зашипев изрекла:

— Слюда, я база, ответь!

— Чёрт. — Мамай быстро уменьшил громкость и вопросительно посмотрел на нас.

Мы со Слоном не сговариваясь отрицательно покачали головами. Мамай пожал плечами, выключил её совсем и мы продолжили путь.

Пройдя ещё с километр, решили устроиться на ночлег. Лучшего места нам всё равно врядли бы удалось уже найти. На карте вблизи не было ни одной постройки. А здесь с одной стороны насыпной ров с колючей проволокой, от блокпоста отгораживает вершина холма — костра видно не будет. Пока насобирали хворосту на всю ночь — окончательно стемнело. Я разжёг костёр, Мамай со Слоном расставили ловушки и сигналки от случайных посетителей, а Сонька раскладывала на газеты небольшой ужин из наших рюкзаков. Своей еды у неё почему-то не оказалось.

— Интересная вы пара. — Заявил закончивший расставлять ловушки и подошедший к костру Мамай. — Максим и Сонька. Вроде нормальные имена, а копни поглубже — Максим не Максим, а Соня не Соня. Может это судьба? — И он насмешливо выгнул бровь.

— А почему ты решил, что я не Сонька? — Усмехнулась Кулачёк, привычно настраиваясь поводить за нос очередного сталкера.

— Челюсть сказал. — Не понять толи в шутку, толи в серьёз заявил Мамай и впился зубами в бутерброд.

— Ну… — Не ожидая такого ответа, не нашлась, что сказать Сонька и замолчала.

Это были два имени, появившиеся одновременно: Кулачёк и Челюсть. Я там не был, но рассказывали, что в баре «Хабар астронавта» Сонька так засветила Челюсти в челюсть, что она у него сломалась, лишив её обладателя пары зубов и возможности внятно разговаривать на месяц. Иногда на спор за «Деньги вперёд» Сонька повторяла этот трюк с не верящим в такие возможности этой хрупкой на вид девушки. Я не видел, но верил. По крайней мере, спорить не пытался.

Как ни странно, врагами Челюсть и Кулачёк после этого не стали.

Наскоро поужинав, Слон с Мамаем завалились у костра на лежаки и благополучно уснули до трёх часов ночи, когда придёт их очередь держать вахту. Мы с Сонькой ещё немного молча посидели, любуясь завораживающим пламенем и думая каждый о своём, затем я подбросил в костёр несколько веток, и мы пошли на точку. Нельзя держать вахту у костра — ты как на ладони, а сам ничего не видишь. Сели спина к спине метрах в десяти от огня и спящих сталкеров. Место было, на мой взгляд, очень удачным, почти возле самой насыпи с шедшими поверху бетонными столбами с колючкой.

— Что значила твоя фраза о ловце и звере? — Первым нарушил молчание я. — Ты искала кого-то из нас?

— Искала и нашла. — Вполголоса ответила Сонька, и мне почему-то показалось, что она улыбнулась самыми уголками губ. — Тебя.

От удивленья я даже обернулся к ней вполоборота:

— Меня?

Я перебрал в голове всевозможные варианты, по которым мог ей понадобиться, но так ничего путного и не придумал. Более вероятным было бы Слона, с которым по слухам у неё когда-то были отношения, или даже Мамая, который был очень дружен с её братом, вроде они даже в Зону попали с ним вместе. А при чём тут я? Я её и видел-то всего пару раз.



— Смотри куда должен. — Вернула меня к действительности Сонька и я принял прежнее положение, вновь обводя взглядом свой сектор обзора. — Что тебя так удивило?

— Ну… — Я запнулся. — Не ожидал просто. Зачем я тебе?

— Ночь длинная, расскажу ещё. — Задумчиво донеслось из-за спины. — Ты лучше объясни, что у вас происходит? Мне сказали, что ты только с рейда прийти должен, а ты снова в Зоне, да ещё с армейской рацией. Вы стали работать на чинуш с вояками?

— Не говори ерунды. — Скривился я.

— Тогда что?

— Можно подумать у вас в хуторе сейчас как-то по-другому, ты сама разве не новое место ищешь?

— Какое место? — По настоящему удивилась Сонька, и тут же, не дав мне ничего ответить, решила объяснить причину своего удивления. — Меня не было в хуторе уже две недели. Я даже смутно себе представляю, какое сегодня число, не до этого было.

Я вкратце поведал ей начавшееся движение вокруг Зоны. Некоторое время из-за спины доносилось лишь ровное дыхание. Молчание яснее ясного говорило от том, насколько она ошеломлена услышанным. Оно и понятно, я сам утром был, наверное, такой же, а сейчас уже ничего, привык.

Где-то в секторе Соньки раздался треск и кто-то или что-то жутко завыло. Я автоматически повернулся, но услышав гневное: «Ты что, правил не знаешь?» вновь вернулся к созерцанию своего сектора. Действительно, что это я? Так можно и атаку тварей прозевать, отвлечет так кто-нибудь с одной стороны, а основная масса с другой нападёт. Тоже закон, диктуемый Зоной. Но на этот раз всё обошлось, с той стороны ещё раз кто-то рыкнул и вновь повисла тишина. Нужна будет помощь, сама скажет. Слон с Мамаем подняли головы прислушиваясь, нашли глазами наши сидящие в темноте фигуры и вновь завалились.

Я нервно погладил ствол позаимствованного у Мамая на время вахты МР–5. Спустя какой-то промежуток тишины из-за спины раздалось недовольное:

— Не ожидала от тебя такого, Максим, как сопляк какой вертишь башкой.

— Извини. — Буркнул я, понимая, что по большому счёту ей моё «Извини» до лампочки.

— Ладно, проехали. — Сонька вдруг хмыкнула — Или тебя выбила из колеи фраза, что я ищу именно тебя?

— Забудь, я в норме. — Решил я вернуть разговор в нужное мне русло — Ну так что, я нашу историю рассказал, может, теперь ты поведаешь, какими аномалиями тебя к нам занесло?

— Мне нужна твоя помощь.

— Как всё просто. — Не поверил я. — Вот только моя и ничья иначе? Слон не подойдёт? Шварценеггера нашли…

— Не перебивай. — Оборвала мои словоизлияния Сонька. — Мы с братом нашли старые документы, даже не документы, а рукописи какого-то сталкера — шамана.

— Не знаю я никакого шамана. — Вновь влез я. — Хотя нет, постой, Бирюка знаю…

— Да заткнёшься ты, наконец? — Зло зашипела Сонька и я понял, что дело настолько же серьёзное, насколько видимо и дрянь. — При чём здесь Бирюк? Я же говорю, старые документы. Им, наверное, лет двадцать пять, не меньше.

— Всё! Молчу, рассказывай.

Кулачёк помолчала некоторое время. Я даже решил, что она всё-таки обиделась и ничего больше не скажет, но видимо припекло её сильно, и я ей был нужен позарез.

— В этих документах через всякие загадки и недомолвки, ну ты знаешь этих шаманов, указано место, где можно найти особый артефакт, который толи виноват в создании Зоны, толи наоборот — может помочь избавиться от неё. Этот момент не очень ясен. Он назван «двойкой», уж не знаю, почему сталкер — шаман так его назвал.

— Подожди, — всё-таки не выдержал я, решив, что перебить по делу не грех. — Это Зона создаёт артефакты, а не наоборот. Хвост не может вилять собакой.

— Я тебе говорю, что написано. Что я думаю по этому поводу, это совсем другая история.

— Ясно, продолжай.

— Мы с братом попытались найти это место. Не буду рассказывать, через какие тернии нам пришлось пройти к этой звезде, но когда мы уже всё разгадали и нашли оговоренную в заметках ферму, оказалось, что дальше мы пройти не можем. Нас водило кругами, отбрасывало назад, мешали всякие мутанты и погодные условия, и это притом, что приборы не зафиксировали вокруг ни одной аномалии.

— И что вам дало повод думать, что я смогу пройти там, где не смогли вы? — Заинтересованно спросил я, ожидая развязки повествования.

— В одной из загадок говорится дословно: «Сталкер — тёзка пулемёту кровью связан с анклавом присланных». Сперва мы не придали значения этой строчке, а когда исчерпали все возможности попасть в запретное место, начали более подробно изучать загадки, на первый взгляд никак не связанные с «двойкой». И вот мы пришли к выводу, что это — ты тот самый сталкер.

— Бред! — Я даже усмехнулся такой наивности. — Вот ты сама себя послушай, документы, написанные двадцать пять лет назад указывают на меня. Да мне тогда пять лет было! Понимаешь? И не знал я ни о Зоне, ни о каких бы то ни было сталкерах. И жили мы километрах в пятистах отсюда.

— Я понимаю, как это выглядит. — Грустно вздохнула Сонька за спиной. — Но вот ответь мне на один вопрос, чем занимались твои родители до твоего рождения и до аварии на ЧАЭС?

— А это-то здесь при чём?

— Ну, ответь.

— Отец тогда ещё совсем молодой был, работал каким-то лаборантом при ЧАЭС, а мать, они тогда только поженились, в садике воспитательницей.

— Вот видишь, твой отец был здесь в то время! — Радостно заключила Сонька.

— Не разделяю твоей радости. — Хмуро произнёс я. — Этим ты меня не убедила, мало ли кто где работал, а меня и в планах тогда не было. Ну не верю я всяким астрологам.

— Если бы ты сразу был с нами и видел то, что видели мы, ты бы во что угодно поверил. — Сонька грустно вздохнула. — Но ты можешь пока не верить, твоё право, но помочь-то ты мне можешь?

— Да чем я могу помочь? — Стал закипать я. — Приду и скажу: «Сезам откройся»?

— Откуда я знаю? Только ты моя последняя надежда спасти брата.

— Опа! — Поперхнулся я. — А с Тросом-то что случилось?

— Мы когда поняли тщетность наших попыток, решили отправиться искать тебя. — Сонька вздохнула. — Переночевали, а с утра брату пришло в голову сделать последнюю попытку прорваться в запретную зону, хотя с вечера всё было решено — чуть светает и уходим. Разубедить я его не смогла, и он, сделав всего несколько шагов, просто растворился в воздухе.

— Очень похоже на аномалию «мираж». — Расстроился я, понимая, что если это так, то Троса мы больше не увидим. — Может он…

— Нет! — Не дав договорить мне страшную фразу, почти выкрикнула Сонька. — Я слышала потом его голос, он просил найти тебя.

— Всё это очень напоминает шизофрению. — Пробормотал я.

— Значит, ты не поможешь. — Грустно заключила она.

— Я этого не сказал, просто выразил своё отношение к происходящему. — Я встал и, не теряя из вида свой сектор обзора, подошёл к костру и подкинул веток.

— Если ты не веришь мне, тогда почему берёшься помогать?

— Есть несколько причин. — Уклончиво ответил я, вернувшись на место. — Но сперва я должен помочь ребятам определиться с местом нашей новой деревни.

Она настаивать на причинах, побудивших меня ей помочь, не стала, и остаток времени мы проговорили на отвлечённые темы.

Дождавшись трёх часов, разбудили Мамая со Слоном и, завалившись на их места, уснули. Я, по крайней мере, вырубился, едва голова коснулась импровизированной подушки.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24