страница20/24
Дата16.05.2017
Размер5.5 Mb.

Кровь артефакта


1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24

— Ты как? — Присела она рядом и вогнала, наконец, запасную обойму в рукоять пистолета.

— Нормально. — Поморщился я. — Помоги встать.

Опёршись на её плечо, я с трудом встал и удивлённо развернулся ко вновь хлопнувшей двери. По спине пробежал предательский холодок, ведь мой пистолет до сих пор пустой. Сонька тоже вскинула руку, беря на прицел вход, но это оказался только что сбежавший немец. Зачем-то вернувшись, он теперь стоял к нам спиной и сильно тянул закрытую дверь на себя, кого-то не пуская. Только теперь я расслышал длинные автоматные очереди, доносившиеся из-за двери. Звукоизоляция была просто изумительной для своего времени. Мы с Сонькой недоумённо переглянулись, и она опустила руку с пистолетом.

Оставив Сонькино плечо, я пошатнулся, но на ногах устоял. Сломано ничего не было и это главное. Достав запасную обойму, перезарядил так и не выпущенный из рук «браунинг».

— Краузе, что там? — Окликнула Сонька немца и я отрешённо подумал, что значит тряпичной куклой у стены валяется Вильгельм Рауц.

— Я не знаю. — Срываясь на визг, прокричал, не оборачиваясь, комендант. — Там… Там мёртвые?

Последнюю фразу он произнёс именно вопросительным тоном, словно сам у себя спрашивая, уверен ли он в том, что видел и что говорит.

Мы с Сонькой вновь переглянулись. Что ещё за мёртвые? Откуда? Неужели мало оборотней?

С трудом переставляя негнущиеся ноги я поплёлся к так и лежащему посреди зала артефакту. Сонька как могла, подстраховывала меня, время от времени оборачиваясь к державшему дверь коменданту.

— Что вы там копаетесь? — Прокричал Краузе. — Я не смогу их сдерживать вечно.

Не слушая его вопли, я поднял с пола серый шар и вздрогнул, чуть не выронив его. По телу пронеслась волна тепла, мигом выгнав всю ломоту из ног и шум из головы.

— Ты чего? — Не осталась незамеченной моя реакция для Соньки.

— Подержи. — Вместо ответа попросил я и протянул ей артефакт. — Что-нибудь чувствуешь?

— Нет. — Неуверенно протянула Сонька. — Что ты почувствовал?

— Господин штурмбанфюрер. — Донёсся до нас истеричный голос коменданта. — Помогите мне.

— Действительно, надо помочь. — Кое-как запихал я шар в карман кителя. — Пошли.

— Вечно ничего не объяснишь толком. — Обиделась Сонька, но всё же настаивать не стала, понимая, что сейчас не время.

Я направился к коменданту, пройдя мимо лежащего в груде деревянных и стеклянных обломках Рауца. Поднял его пистолет и быстро обыскал труп на предмет запасных обойм. Обойма оказалась всего одна, но как говорится на безрыбье и рак — рыба.

— Расскажи подробней, что ты там видел? — Подошёл я к Краузе, держа на прицеле дёргавшуюся дверь, из-за которой доносились крики и стрельба. — Сколько их там?

— Вся лаборатория! — Истерично выкрикнул комендант. — Они все мёртвые. По ним стреляешь, а им хоть бы хны!

— Хреново. — Задумался я. — А стреляет кто?

— Не знаю. — Комендант поднажал и, начавшая было открываться дверь, вновь закрылась. — Когда я там был, кроме мертвецов никого не было.

— Может, оставленная с инопланетянами охрана? — Предположила Сонька.

— Больше некому. — Согласно кивнул Краузе. — Ближайший пост с автоматчиками в соседнем секторе, так что даже если кто и позвонил, прибудут сюда минут через пять.

— Значит так, — принялся я излагать свой план. — Сейчас отпускаешь дверь и отходишь за наши спины. Стрелять будешь только тогда, когда кто-то из нас начнёт перезаряжаться. Целься исключительно в голову. Всё ясно?

Комендант кивнул.

— Пошёл!


Оставшаяся без сдерживающего фактора дверь резко распахнулась и одетые в белые халаты зомби по инерции подались назад, умудрившись даже повалить пару тел. Это дало время прицелиться и нашпиговать ближайшего мертвеца несколькими пулями. Минус один. И сразу же минус два — Сонька тоже великолепно справлялась с поставленной задачей. Оставшихся в Сонькином пистолете патронов хватило, чтобы завалить ещё одного мертвяка, и она принялась перезаряжаться. Хорош «браунинг», да патронов в магазине маловато. Мне с двумя стволами было полегче.

Как и договаривались, едва Сонька принялась перезаряжать своё оружие, начал стрелять Краузе. Но толи практики у него было маловато, толи руки от нервного потрясения дрожали, так или иначе, мазал он, наверное, каждый второй выстрел. Вновь вступила в игру Кулачок, а Краузе принялся перезаряжаться. Неужели весь магазин исстрелял? Вот транжира! Тем не менее, ему удалось утихомирить одного из мертвяков, да и я успокоил ещё парочку.

Открылось свободное пространство, и я сумел разглядеть творящееся на другом конце лаборатории. Действительно стреляли бравые ребята из охраны инопланетян, оставив тех под присмотром всего четверых человек. Я крикнул им, чтобы стреляли в голову, но из-за грохота выстрелов меня не услышали.

— Бежим! — Крикнул я и первым рванул в образовавшийся просвет между мертвецами.

Посередине комнаты пространство оказалось свободным — все мертвецы разделились на две кучки, одна из которых наседала на автоматчиков, а вторая ломилась к нам. Так что, прорвавшись сквозь оцепление, мы опрометью бросились к быстро редеющим под автоматным огнём зомби. Впрочем, опрометью — это громко сказано, очень сильно мешали перевёрнутые столы и стеклянные осколки. Да и под шальную пулю попасть не хотелось. Но всё же это было явно быстрее потянувшихся по пятам мертвецов.

На середине комнаты я вспомнил, что там, за дверью, возле которой отстреливались автоматчики, находится ещё одна лаборатория, в которой тоже были люди. О чём это говорит? Только о том, что если там были такие же ожившие мертвецы и немцы, временно их успокоив, прорвались сюда, то нам может сейчас стать очень худо.

Сглазил. Или накаркал, это как угодно. Но почти сразу, как только успела оформиться мысль о плохом, оно случилось. В дверном проёме мелькнул дерганый силуэт, и ближайшего автоматчика разорвал напополам выскочивший с тыла мертвец. Во все стороны брызнула кровь, заляпав почти с ног до головы отстреливающихся по соседству солдат.

— Метьтесь в голову! — Вновь крикнул я и всадил четыре пули в голову ближайшей твари. — Тылы смотрите!

Приказы исполнять они умели. Двое повернулись к двери, сразу встретив очередью ещё один итак уже истыканный пулевыми отверстиями труп. Трое продолжали начатое дело, стараясь теперь стрелять исключительно в голову. Дела пошли быстрее и зомби один за другим начали оседать на пол. Я оглянулся. Большой размер комнаты сыграл нам на руку — оставленные позади мертвецы ещё не добрались и до середины.

Мои пистолеты, наконец, тоже опустели и, издав жалобные щелчки, замолчали. Пришлось лезть в карман за запасными магазинами. Краузе чётко помнил указания и сразу открыл стрельбу. Пока я перезаряжался, Сонька, Краузе и трое автоматчиков завалили всех мертвяков. Двое солдат, прикрывающие тылы, рванули в дверной проём и расчистили нам стартовую площадку. Мы вбежали в новую комнату, и я облегчённо выдохнул — раскиданные и расстрелянные зомби только-только начали приходить в себя, и на ногах стояло не больше пяти экземпляров, да ещё парочка ворочалась на полу, намереваясь встать.

— Уходим! Не задерживаемся! — Рявкнул я и, показывая пример, кинулся вперёд, на ходу расстреляв идущего встречным ходом мертвяка.

Никого уговаривать не пришлось и спустя минуту мы вывалились в коридор. Не знаю, толи мертвецы были ориентированы на меня с Сонькой, толи на артефакт, но в коридоре оказалось всё спокойно — ни один мертвец сюда не вышел. Все ломились к нам. Заметно нервничавшие солдаты, оставленные приглядывать за пленниками, дернулись, было, но, узнав своих, успокоились.

— Уходим. — Вновь приказал я, а, проходя мимо одного из инопланетян, уже тише добавил: — Хотите жить, держитесь нас.

Вообще странные они какие-то. Как коровы на убой: их туда, они идут, их сюда, всё равно идут. И ни слова, всё молча. Должны же понимать, что смертники, а тут такой шанс был — оставили под присмотром всего четверых бойцов. Так ведь и вас трое! Руки связаны? Зубами рви! Тем более что во рту пистолет. Нет, стоят…

Обратный путь показался мне бесконечным. Набившие оскомину коридоры и повороты нагнетали обстановку нехорошими думами — а ну как сейчас из-за поворота ещё одна толпа зомби или того хуже, оборотни? А может, «странники» припасли нам на десерт и вовсе что-нибудь каверзное?

Обошлось. Но нервы были на таком пределе, что мы едва не завязали перестрелку со спешащей навстречу подмогой.

— Отставить! Отходим! — Заорал я и наша группа, смешавшись со вновь прибывшими потекла к спасительному лифту.

— Остаётесь прикрывать, затем поднимаетесь сами. — Начал раздавать указания солдатам пришедший в себя комендант, когда мы добежали до лифта.

Пока железная кабина скрипя, словно старая не смазанная телега, тяжело поднималась наверх, я едва себе ногти не начал грызть от мыслей, планов и переживаний. «А как там Трос? А доберёмся ли до входа в лабиринт? А выгорит ли наше предприятие?» И всё в таком духе. Поэтому вывалился я из мрачной кабины лифта, словно заблудившийся в пустыне путник, нашедший оазис — быстро и целенаправленно.

Наверху база уже вовсю кипела потревоженным муравейником. Кто-то куда-то бежал, кто-то что-то нёс, заводились машины и мотоциклы. К моему немалому удивлению около самой лифтовой стояла наша бронированная машина, облокотившись на капот которой курил Трос. Увидев наши взмыленные лица, он щелчком отправил окурок в сторону и сел за руль.

— Быстрее!

— Так, господин Краузе. — Повернувшись, начал я давать указания коменданту, пока тот ещё находится под впечатлением пережитого. — Пришельцев я забираю. Мне в прикрытие выделите один мотоцикл. Базу сворачивайте как можно быстрее. Всё, что не успеваете взять — взрывайте к чёртовой матери! Лифтовой это тоже касается.

— Но… — Начал, было, комендант, но только сплюнул и махнул рукой. — Хорошо, забирайте, глаза б мои их не видели. Одни проблемы. — И уже громче. — Шульц, берёшь двух бойцов и вот за этой машиной, пока они тебе не скажут, что свободен. Бегом!

— Есть! — Отсалютовал унтер-офицер и побежал к стоявшим неподалёку пяти мотоциклам с бойцами.

Сонька быстро нырнула на переднее сиденье, а я подтолкнул связанных пришельцев:

— Быстрее.

Кое как втиснулся на не рассчитанное на такое количество человек и не человек сиденье и захлопнул дверь

— Жми, Трос! Сонька, нож из бардачка подай.

Сонька протянула немецкий десантный нож, и я быстро освободил пришельцев от связывавших их верёвок. Ну и нервы у них. Даже не вздрогнули, когда я к ним с ножом потянулся. А вдруг пырну?

Когда мы выезжали за ворота, за нами уже пристроился мотоцикл с тремя бойцами и прикреплённым к коляске крупнокалиберным пулемётом. Стало сразу как-то не по себе. Машина хоть и бронированная, но проверять на своей шкуре всё же не хочется. Надеюсь, немцам ничего подозрительного в голову не придёт.

— За дорогой лучше следи. — Посоветовал я пялившемуся в зеркало заднего вида на инопланетян Тросу и повернулся к пришельцам. — Успокойтесь, мы друзья.

— Как договаривались, на запад? — Уточнил Трос и я кивнул.

— Мы догадались. — Неожиданно подал голос один из пришельцев. Найти хоть какие-то отличия между ними у меня так и не получилось, поэтому был ли это тот самый, которого мы увидели первым или один из спящих я сказать не мог. Голос был немного глуховат, словно доносился из глубокого колодца. Я вздрогнул. Сонька недоумённо обернулась. — Но кто вы?

— Мы из будущего. — Решил ничего не скрывать я.

— Далёкого? — Уточнил пришелец. Буднично так, словно мы ему сказали, что пришли с соседней деревни. Впрочем, тогда бы он, возможно, удивился сильнее.

— Семьдесят с небольшим лет. — Прикинул я в уме цифры.

— Всего семьдесят оборотов планеты вокруг светила? — Всё так же бесстрастно повторил за мной инопланетянин. Интересно, у них эмоции как-то по-другому выражаются? Так вроде он цвет не менял, хвостом не вилял. Или его действительно так трудно удивить? — Странно, наша цивилизация стоит на шаг впереди вашей, но мы даже на чуть не приблизились к разгадке временных перемещений. Как вам удалось?

— Эта долгая история. — Не стал я пока рассказывать о помогающих нам представителях иного пласта реальности.

— Тогда другой вопрос. — Не стал настаивать пришелец, словно уже и забыл о предыдущем. — Наши братья вступили с вами в контакт?

— Нет.


— Плохо. — Переглянулись пришельцы. — Значит, нам суждено умереть здесь, не увидев родины.

— Ну, почему же? — Развеселился я. Приятно чувствовать себя всемогущим и помогать братьям по разуму, считающих себя «на шаг впереди». Посмотрим ещё, кто из нас впереди. — Мы знаем, где в нашем времени стоит ваш корабль.

— Да? — Удивление всё же прорезалось в голосе инопланетного собеседника. Впрочем, оно было столь мимолётным, что я даже засомневался. Может, показалось? Вновь бесстрастные интонации — Хотя это не важно, он всё равно неисправен.

— Это мелочи. — Махнул я рукой. — Считайте, что починить его в наших силах.

— Думаешь, они смогут? — Догадалась о моих планах Сонька.

— Они утверждали, что могут всё. — Пожал я плечами. — Вот и проверим, насколько они всемогущи.

— Я так понимаю, что технически ваша цивилизация даже спустя семьдесят лет неспособна нам помочь. — Вновь заговорил пришелец. — Тогда объясните, кто такие «они», которые могут нам помочь?

— Не знаю, захотят ли они, чтобы вы о них знали. — Засомневался я. — Поэтому давайте, наверное, пока оставим их инкогнито.

— Как угодно. — Пришельцы замолчали, и мы некоторое время ехали молча.

— Сверьтесь по карте, — подал, наконец, голос Трос. — Туда едем хоть?

Сонька достала из бардачка карту местности и развернула её у себя на коленях. А я попытался хоть чуть-чуть поудобней устроиться. Вчетвером на заднем сиденье было на редкость неуютно сидеть. Благо хоть инопланетяне не страдали тучностью, и по нашим меркам можно было даже сказать наоборот — больны анарексией.

— Можно хотя бы узнать, зачем вы нас спасли? — Вновь подали голос пришельцы, распираемые любопытством. Впрочем, возможно я зря им приписываю человеческие качества. Кто их знает, исходя из чего они задают свои вопросы. — Откуда узнали о нас?

— Да мы собственно вас-то до кучи спасли. — Решил ответить я им чистую правду, чтобы особо не зазнавались, и кое-как достал из кармана серый шар. — А вообще мы здесь за этим.

— Интересная вещь. — Согласился пришелец и протянул свою четырёхпалую руку, намереваясь принять артефакт из моих ладоней.

Не тут-то было! Не для того мы стольким рисковали, чтобы вот так взять и отдать его. Мало ли что у них на уме, а нам её ещё в наше время доставить надо. Скукожившись, я с трудом запихал шар обратно в карман кителя.

— Интересная. — Автоматически согласился я, закончив ныкать артефакт. Только тут до меня дошёл смысл сказанного. — А вам она чем интересна?

Может, всё это время Второй и компания водили нас за нос? И это не какие-то там отколовшиеся части, а элементы какого-нибудь древнего механизма? Или вообще что-то такое, на что и фантазии-то моей не хватит. Стоит послушать мнение более развитых в техническом плане товарищей.

— Живая материя. — Коротко ответил пришелец, словно я должен был знать, что это такое и сразу воскликнуть что-то типа «Ах, ну да! Как я сразу не догадался!»

— И? — Многозначительно замолчал я.

Инопланетянин издал какой-то хрюкающий звук, означающий не то сарказм, не то разочарование и начал объяснять, что он имел в виду.

— Ваша цивилизация научилась работать пока только с поверхностными свойствами веществ. Воду замораживать, металл плавить. Но все вещества состоят из более мелких частиц. Вы их открыли, но работать с ними пока не научились…

— Атом что ли? — Догадался я. — Уже научились.

— Да, конечно. — Сбился пришелец. — Вы же из будущего. Так вот, следующим шагом станет расщепление атома на более мелкие частицы, которые будет не так просто обуздать и вас ждёт ряд проблем и возможно катастроф.

— И это пройденный этап. — Вновь похвастался я. — Электроны, нуклоны. Знаем.

— Знать знаете, а работать с ними наверняка не умеете. — Осадил меня пришелец. — Помимо лежащего на поверхности знания всегда есть скрытые возможности, которые не так просто разглядеть и ещё труднее применить на практике. Но не об этом речь. Нуклоны состоят из кварков, а те в свою очередь из ещё более мелких частиц. Наша цивилизация это открыла давно, но, как и ваша на атоме, мы застопорились на поверхностных свойствах. Лишь совсем недавно было открыто, что эти мельчайшие частицы обладают разумом. Всё чисто на теоретической основе. Никаких доказательств. Представляете, что мы испытали, найдя такой большой элемент, обладающий разумом. Это перевернёт нашу науку.

— Не думаю, что вам поверят на слово. — Засомневался я. — А доказательства останутся здесь. На Земле.

Честно сказать я сильно рисковал, называя вещи своими именами. А вдруг у них свои планы на артефакт. Задавят сейчас втроем меня, а потом и за Троса с Сонькой примутся. И пикнуть не успеем. По крайней мере я, зажатый словно килька в банке. Оставалось надеяться на здравый смысл пришельцев, которые должны понимать, что мы их единственный шанс вернуться на родину. Но здесь тоже был подводный камень — фашистам они уже доверились, и что из этого вышло? Ничего хорошего. Могли плюнуть на всех и начать действовать силой. Неизвестно ещё, что у них в арсенале есть помимо стрельбы ртом.

— Нам поверят. — Опроверг мои опасения пришелец. — У нас отношения построены на других принципах.

— Зачем вы вообще к нам прилетели? — Неожиданно влезла в разговор Сонька, перестав возиться с картой и показывать Тросу, на какой развилке куда свернуть.

Ехали мы уже минут тридцать и миновали два блокпоста. Никто нас останавливать не собирался, лишь провожая долгими взглядами. Толи была установка проверять только въезжающих, толи на наш счёт уже позвонили. Надеюсь, что на последней заставе, которая уже замаячила на горизонте, тоже проблем не возникнет.

— Простая разведка. — Ответил на Сонькин вопрос пришелец. Вот зараза, ведь и не понять врёт или нет. — Облёт территории.

— Понятно. — Явно не поверила отвернувшаяся Сонька. Но ничего не поделать, у каждого свои секреты.

Может, правы были немцы, и вернее было бы бритвой по горлу и в колодец? А то сейчас вернутся домой, расскажут, что тут горстка воинствующих туземцев со слаборазвитой технологией и здравствуй оккупация. Прилетит куча зелёненьких человечков, и раскатают в блин. Впрочем, хотели бы — давно раскатали.

Тем временем наша машина без проблем миновала последнее оцепление вокруг секретной базы, и углубилось в мелколесье, петляя по ухабистой дороге. Мотоциклисты позади машины продолжали глотать пыль, но не отставали.

— Трос, прибавь газку. — Посоветовал я. — Надо к ночи успеть добраться до входа в лабиринт.

— Нашёл автобан. — Проворчал Сонькин брат, но всё же немного ускорился.

Ещё через полчаса лес стал гуще и вплотную подступил к дороге. Тело к этому времени совсем затекло и отдавало пульсацией крови в ушибленных ногах. Я поёрзал, но лучше не стало.

— Ещё полчаса и привал. — Решил я, наконец, не видя другого выхода. — Разомнёмся минут десять.

— А с немцами как быть? — Уточнила Сонька.

— Ничего. — Хмыкнул я. — Пусть едут. Ни к чему излишняя кровожадность.

Но полчаса нам не дали. Уже когда я высматривал в окно какую-нибудь симпатичную полянку, где можно недолго отдохнуть, убрав машину с дороги, под днищем что-то «бумкнуло». Ориентация в пространстве пропала сразу. «БМВ» подбросило и завертело вокруг оси, колошматя нас о жёсткие стены. В ушах звенело и выло, слышалась отдалённая трескотня немецкого пулемёта и чей-то крик. Всё закончилось за пару секунд. Вновь послышался взрыв, прервавший трескотню пулемёта и добавивший гула в ушах, а затем наша машина грохнулась на крышу вышибив из меня дух, а заодно и приложив макушкой о затянутую замшей железку. Аут.

Приходил я в себя долго, урывками. Первый раз вообще ничего не понял. Увидел шумевший на до мной лес с кусочком фиолетового неба и снова вырубился. Второй раз попытался пошевелиться. Накатила волна дикой боли, и я снова отключился. Окончательно очнулся, когда уже совсем стемнело. Невдалеке потрескивал, догорая, мотоцикл. Начавший моросить мелкий дождик, который, скорее всего и привёл меня в чувство, не мог затушить ещё достаточно большое пламя.

Стараясь не наступать на правую ногу, отдававшую резкой болью, я поднялся и осторожно, чтобы не упасть, огляделся. Местом моей дислокации оказалась небольшая канава, тянущаяся вдоль дороги. Наша бронированная машина от взрыва пострадала незначительно и если бы упала не на крышу, а на колёса, то вообще бы выглядела как новая. А так погнулись стойки, сузив и до аварии не шибко объёмное пространство. Все дверцы были распахнуты, а с моей стороны даже выгнута. Видимо при ударе её выдавило, и я вывалился. В машине никого не было. Так, не понял, где все? Если забрали нападавшие, почему я здесь? О! Вот трупы немцев на месте. Двое так и лежат возле чадящего мотоцикла, а один почти рядом со мной. Тоже в канаве, но в отличие от меня, живого и более-менее невредимого, с простреленной в двух местах спиной. Больше ничего интересного разглядеть не удалось, и я заковылял к машине. Заглянул внутрь. Что тут у нас? Ничего. Не в смысле «ничего хорошего», а просто — ничего. Нападавшие выгребли всё подчистую. Даже нож из бардачка забрали. Опять странность, мой пистолет так и лежал в кобуре.

Тут взгляд упал на пол, бывший совсем недавно крышей и я вздрогнул. Огромная лужа крови прямо посередине. И что самое поганое — совершенно не понятно, кому она принадлежала. В той куче-мале, в которую нас свалила перевернувшаяся машина, могло быть что угодно. Даже от пришельцев не отсортировать — кровь у них такая же красная. Знаю, насмотрелся уже. От всплывшей в памяти картинки разделанного пришельца меня вновь передёрнуло и вкупе с головокружением — вырвало.

Занятый своим здоровьем я не сразу различил мерный гул приближающегося автомобиля. Лишь когда на место засады упал луч прожектора, установленного на кабине грузовика, я, прикрывшись ладонью, отступил в сторону.

Ну и кто к нам пожаловал? Выйдя из луча света, я опустил руку и стал смотреть, как из кузова выгружается бригада солдат в немецкой форме. Что ж, одной проблемой меньше. Были бы русские — или на месте бы расстреляли, или уволокли куда-нибудь. Доказывай потом, что не козел.

Последними из кузова выпрыгнули двое солдат с собаками. Это хорошо, легче будет найти направление, куда ребят уволокли. Тем временем немцы разбрелись по месту происшествия, взяв его в кольцо, и из кабины выбрался унтер-офицер. Не обращая на меня, так и стоящего посреди дороги, никакого внимания, офицер подошёл к двум трупам у мотоцикла. Постоял, нервно хлеща себя снятыми перчатками по руке, и заорал гневно:

— Где ещё один?

— Здесь. — Подал голос кто-то из оцепления, указывая на труп немца, возле которого я очнулся.

Путь унтер-офицера к последнему трупу лежал аккурат мимо меня, и я уже хотел, было возмутиться таким пренебрежением к старшему по званию, но так и замер с открытым ртом. Офицер прошёл даже не взглянув в мою сторону, словно меня здесь и не существовало. Не понял. Ничего не оставалось, как пойти следом. Немец зачем-то поковырял пулевые отверстия и, поднявшись, направился к перевёрнутой машине. Опять мимо меня. И опять не обращая внимания. Что за наглость? Не выдержав, я легонько ткнул его пальцем, когда он проходил мимо меня.

Ожидал я всякой реакции, кроме той, которую выказал немец. Он отпрыгнул на метр в сторону и заозирался по сторонам, бешено вращая глазами. Но ни разу, когда его голова поворачивалась в мою сторону, его глаза на меня не взглянули. Они смотрели будто бы сквозь меня.

«Артефакт!» — Запоздало осенило меня. Всё сразу встало на свои места. Вот почему он смотрел сквозь меня и не видел, вот почему забрали всех, кроме меня — меня просто не нашли. Господи, я — человек невидимка? Я попытался представить, какие мне это сулило бонусы, но вскоре сбился со счёта. Захотелось сделать какую-нибудь пакость. Немец тем временем успокоился, осмотрел машину и начал раздавать указания, одним из которых было адресовано кинологам и их собакам — взять след.

1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24