страница21/24
Дата16.05.2017
Размер5.5 Mb.

Кровь артефакта


1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24

Пока собаки обнюхивали место происшествия, моё приподнятое настроение начало портиться. А если я навсегда таким останусь? Зачем я тогда Соньке нужен буду? Из всех вопросов этот расстроил меня наиболее сильно. Собаки, закончив нюхать землю вокруг машины, потянулись ко мне и, обследовав штанины, уселись рядом. Да уж, этих бестий не проведёшь. Вот чёрт, так и спалиться недолго. Немцы недоумённо посмотрели на сидящих посреди дороги собак и вновь дали команду искать. Овчарки недовольно поднялись и потрусили к лесу. Конечно, будешь тут недовольным — нашли же уже одного, так нет, куда-то идти опять.

Ругнувшись себе под нос, я направился вслед за втягивающейся в лес группой немцев, возглавляемой двумя кинологами. А точнее их собаками. По дороге до леса я успел сделать ещё одно открытие, и раньше лежащее на поверхности, но игнорируемое мной. Сам себя я видел. Интересно. Достав из кармана кителя виновника торжества, я внимательно осмотрел серый шар, но, не заметив никаких изменений, сунул обратно. Похоже ответы на мои вопросы опять придётся требовать со Второго.

С немцами у нас сложился негласный паритет. Они шли медленно, потому что почти ничего не видели в темноте, а я — потому что с трудом переставлял правую ногу. Боль немного поутихла, но наступать по-прежнему было довольно неприятно. Хромая и постоянно морщась, я ковылял за медленно движущимся отрядом.

Спустя два часа я начал потихоньку отставать от идущего сквозь лес отряда немцев. Нога давала о себе знать. Усилием воли заставил себя ускориться и догнал солдат, пробирающихся словно роботы между деревьев. Ни усталости на лице, ни страха. Одно слово — солдаты. В голове вертелось только одно — главное не отстать! Отстану и возможно больше никогда не увижу Соньку и Троса. Я же не собака по следу идти. Хорошо бы иметь хотя бы навык следопыта, но где его взять? Я, конечно, поднаторел в походах по Зоне в определении частей света и разных примет, но это всё не то. Совсем не то. Поэтому стиснув зубы, через которые время от времени прорывался едва слышный стон, я упорно шагал за немцами.

Ещё через десять минут впереди между деревьями мелькнул отблеск пламени. Немцы остановились. Кинологов с собаками задвинули в арьергард отряда и начали растягиваться цепью, охватывая чей-то лагерь широкой дугой. Я очень надеялся, что это был лагерь именно тех, кто увёл с собой Соньку. И не важно простая шайка лихих людей это была, которых во время войны развелось бесчисленное количество, грабя и убивая всех подряд, или отряд партизан. Ещё один двухчасовой переход я не просто выдержу.

Движения немцев стали плавными и очень медленными. Поэтому я, невидимый, стараясь тоже не издавать шума и не наступать на сухие ветки, прошёл сквозь них и заковылял к стоянке лесных людей, стараясь успеть отыскать место, где держат пленников до того, как начнётся бойня.

Лагерь оказался большим и был явно партизанским. Иначе, зачем им посреди поляны втыкать в землю шест с простреленным в нескольких местах красным знаменем? Шалашей было мало, в основном жилища представляли собой добротные землянки со стенами, выложенными стволами молодых деревьев. Мимо одной такой я как раз и прошёл, внимательно её рассмотрев. К входу вели деревянные ступени. Основательно устроились ребята. Людей на улице было мало. Впрочем, это неудивительно, ночь же на дворе. Но у костра сидело шесть человек. «Тоже мне охрана!» — презрительно хмыкнул я и ошибся. Охрана была выставлена где-то вне лагеря, и кто-то из немцев неосмотрительно спалился.

Лес мгновенно взорвался грохотом одиночных выстрелов охраны и трескотнёй «шмайсеров». Раздался пронзительный визг рожка, но ещё раньше из жилых помещений начали выскакивать люди. Кто в чём. Большая часть была одета, видимо так и спали, но нашлись и те, кто предпочитал коротать ночь в исподнем. В белых рубахах и белых рейтузах, сжимая в руках разномастное оружие, они словно привидения метнулись к месту боя. Первые претенденты на пулю — в тёмном лесу их белые одежды выделялись, словно бельмо на глазу.

Из одной землянки никто не вышел. Ну что ж, начнём проверку с неё. Взяв валявшуюся неподалёку жердь, я толкнул ей дверь. Тут же открывшийся проём прошила длинная очередь. Выждав некоторое время, я шагнул на ступеньки. Прямо напротив меня, за распахнутой настежь дверью стоял бородач в выгоревшей пилотке и таком же камуфляже. Чёрные буравчики пронзительных глаз смотрели на меня. Смотрели, но не видели. Вот только легче мне от этого не было. Любое неловкое движение, любая случайность и я умру мгновенно. Спина моментально покрылась липким потом страха. Ну, артефактик, не подведи!

Я сделал один маленький шажок и на одну ступеньку приблизился к входу. Только бы больная нога не подвела, а то подвернётся и скачусь по лестнице прямиком к ногам бородача. Мёртвый. Ещё одна ступенька вниз, затем ещё одна. А глаза продолжают неотрывно следить за реакцией автоматчика. Я видел, как дёргается жилка на его виске, видел, как медленно стекает капля пота и застревает в густой брови, и самое главное я видел, как белеют от напряжения костяшки пальцев, сжимающие автомат. Наконец последняя ступенька осталась позади, и я юркнул в сторону, оставляя дверной проём слева.

Не знаю, какие у них остальные землянки, но эта была просто огромная для такого вида жилья. Метров по семь в каждую сторону. У дальней стены самодельный покосившийся стол с кучей нашего конфиската и несколько деревянных и металлических ящиков разного размера. Посередине несколько столбов, выполняющих функцию подпорок, а по совместительству и местом привязки пленников. Как сейчас, например. Разглядев Соньку, я облегчённо выдохнул и позволил себе улыбнуться. Обошёл по широкой дуге всё так же напряженно стоявшего автоматчика и, подойдя к нему сзади со всей силы опустил на затылок рукоять вытащенного из кобуры пистолета.

Пилотка немного смягчила удар, но бородачу хватило. Безвольной куклой он завалился на землю, но палец, лежащий на спусковом крючке всё же дёрнулся. Автомат коротко рявкнул и затих. Впрочем, это не важно. Не думаю, что кто-то обратил внимание на эти выстрелы, так как снаружи продолжал идти бой и грохот стрельбы ни на минуту не прекращался.

На всякий случай закрыв дверь я, наконец, сосчитал пленников. Всё правильно, пятеро. Вычленив глазами Соньку, я хотел, было кинуться обнять её, но вовремя вспомнил о своей невидимости. Да и врядли ей сейчас до обниманий — под глазом расплылся огромный синяк, лицо и руки в царапинах. Это от аварии так или им успели сделать допрос с пристрастием. Я перевёл взгляд на Троса и ужаснулся. Нет, авария так не могла изуродовать человека.

Ну, суки! Не ведая, что творю, я подскочил к ящикам, стоявшим у стола. Выхватил из верхнего четыре гранаты и бросился к выходу, по пути отметив удивлённо-испуганные взгляды, какими меня проводили пленники. Я что, снова стал видимым? Ладно, потом разберёмся. Всё потом!

Выскочив в дверь, я рванул в гущу событий. Немцев хоть и было меньше, но воспользоваться эффектом неожиданности они сумели правильно и теперь теснили партизан к лагерю. Силуэты вояк мелькали уже между крайних стволов деревьев, а некоторые даже отступили за крайние шалаши. Что же в лагере-то никаких укреплений не создали? Деревенщина! Сейчас выдавят из леса и как в чистом поле расстреляют. Как умудрились при такой никчёмной организации обороны так долго продержаться в тылу врага, не понятно.

Пробежав половину расстояния я одну за одной швырнул четыре гранаты в самую гущу боя. Получайте, гады! Все получайте! Четыре взрыва слились в один долгий протяжный гул, подняв к небу столбы земли, древесных обломков и разметав людей. Выполнив миссию возмездия, я развернулся и, пригибаясь, бросился обратно в землянку. Позади продолжали звучать выстрелы, но уже реже. Гораздо реже.

В землянке за время моего отсутствия ничего не изменилось. Вырубленный мной бородач валялся на глинистой земле, а пленники продолжали пялиться в пустоту. Так всё же я видим или нет? Если да, то почему на меня никто не обращает сейчас внимания, а если нет, то почему, когда я отсюда выбегал на меня так удивлённо смотрели?

— Сейчас я вас освобожу. — Решил подать я голос и направился к валявшимся на столе вещам, конфискованным из нашей машины

— Максим? — Неуверенно произнесла Сонька.

— Максим, Максим. Кто же ещё придёт вас спасать. — Пробурчал я, копаясь в хламе. Вроде бы у нас не было в машине столько вещей. Да где же он? Ага, нашёл.

Схватив немецкий десантный нож, я подскочил к Соньке и перерезал верёвки, крепящие её к столбу. «Ойкнув» Сонька начала оседать на землю, но я поддержал её, довёл до ящиков и усадил.

— Но я тебя не вижу! — Сонька на ощупь дошла руками до моего лица. Пощупала и неожиданно притянула к себе, начав целовать, куда придётся. — Мы думали тебя отдельно куда-то забрали.

Немного выждав, я отстранился. Не до того сейчас, надо остальных отвязывать да сваливать с этого негостеприимного времени.

— Не забрали. Артефакт сделал меня невидимым. — Пояснил я. — Погоди, остальных освобожу.

Обрезав верёвки, держащие Троса я едва успел подхватить его. Он все-таки не выдержал и потерял сознание, расслабившись от мысли, что спасение близко. Ну, ничего, главное выбраться отсюда, а там что-нибудь придумаем. Осторожно положив его на пол, я шагнул к столбу с пришельцем и перерезал связывающие его путы. Этот был как новенький и видимо даже не затёк. Толи они боялись его трогать, толи брезговали. А может, просто на утро оставили.

— Спасибо. — Как всегда скупо поблагодарил он меня и начал трясти кистями и как-то странно извиваться. Разминается так, что ли?

Шагнув к следующему и поднеся нож к верёвкам, я замер. Руки! Не четырёхпалые серо-зелёные конечности, а обычные человеческие руки. Я медленно поднял голову. Точно, мужик какой-то. Я посмотрел на последний столб, ожидая увидеть там кого угодно, но там всё было логично — пришелец. Странно, а где третий?

— Ты кто? — Обойдя столб, уставился я на пленника.

Обычное русское веснушчатое лицо. Гладко выбритое и без каких-либо особых примет. Невыразительное лицо, незапоминающееся. И откуда он здесь такой чисто выбритый взялся? Я и то уже зарос щетиной. Да к тому же почему русского держат пленником? Одежда не военная. То-то я смотрю вещей на столе много — половина наверняка его.

— А ты догадайся. — Усмехнулся пленник, глядя мне в глаза. Я вздрогнул. В глаза? В какие глаза, если Сонька сейчас только сказала, что не видит меня. Сделав шаг в сторону, я от души сматерился — пленник проводил меня взглядом! Он точно видит меня.

— Второй? — Неуверенно протянул я. Вот тебе раз. Думаешь что невидим, почти неуязвим, наслаждаешься ощущением вседозволенности, а тут как в прорубь спихнули.

— Второй? — Переспросил пленник и расхохотался. Не обидно, а как-то от души. Словно я рассказал самый весёлый анекдот.

Я попробовал рассуждать логически. Ведь три пришельца было!

— Это ваш? — Повернулся я к освобождённому инопланетянину.

Тот отрицательно помотал головой. Надо же, не только слова выучили, ещё и жестами пользуются.

— Тогда где ваш третий? — Теряя терпение, повысил я голос. Одни загадки. Щипцами из них информацию, что ли выпытывать?

— Умер. — Коротко бросил пришелец и указал длинным гибким пальцем в угол, где лежала груда тряпья, на которую я как-то и не обратил внимания.

— Чёрт! — Я вспомнил лужу крови в автомобиле и в душе всё же порадовался, что это была кровь не Соньки или Троса. Всё же своя рубашка ближе к телу.

Подойдя к тряпкам, я осторожно, двумя пальцами, отогнул один край. Голова отдельно, тело отдельно. Вот блин, как же это его так?

Я освободил последнего пришельца и вновь подошёл к пленному человеку.

— Вернёмся к нашим баранам. Кто ты и почему видишь меня?

Сонька, сползшая с ящика и склонившаяся над братом, недоумённо вскинула голову и тоже посмотрела на лишнего пленника.

— Он уже был здесь, когда нас привели. — Решила пояснить она.

— Ну же, Максим, думай! — Вновь заулыбался пленник. — Кто всегда оказывается раньше вас там, где вы бываете?

Догадка мелькнула и пропала не в силах задержаться ввиду своей нелепости. Рыжий кот! Я вгляделся в лицо. Конопатые нос и щёки, рыжие волосы и зелёные глаза. Сходство определённо есть, но… То кот, а это — человек!

— Вижу, что догадался. — Уже серьёзно проговорил пленник и начал меняться.

Лицо медленно потекло, руки стали уменьшаться и обрастать рыжим подшёрстком. Секунда и вместо привязанного к столбу человека на земле сидит наш рыжий знакомец. Верёвки, ничем больше не удерживаемые, съехали по столбу и упали рядом с котом.

Сонька мельком взглянула на это чудо, но почти сразу вернулась к хлопотам над Братом. А вот я с пришельцами не мог оторвать взгляда от рыжего кота, словно ожидая, что он ещё что-нибудь вытворит.

— Странная у вас планета. — Первым нарушил тишину пришелец. — Мы знаем шесть цивилизаций разной степени развитости, но нигде нет ничего подобного. Не все идут техническим путём развития, но никто не достиг путешествий во времени и превращений гуманоида в животного.

Кот дёрнулся и вновь начал меняться, на этот раз, увеличиваясь в размерах и пряча шерсть.

— Потому что вам это не надо. — Ответил на реплику пришельца кот. Да какой кот? Уже снова человек. Человек с рыжими волосами и гладко выбритым веснушчатым лицом. — А им без этого не обойтись. По крайней мере, на этом этапе развития. Иначе их цивилизация погибнет, так и не достигнув своего предела. А это неправильно.

— Кто ты? — Вновь спросил я одновременно с пришельцем. Нет, я всё-таки чуточку раньше.

— К каждому ответу нужно быть готовым. — Опять заговорил загадками Рыжий. — И сейчас вы готовы лишь к ответу на вопрос «что делать дальше».

— Такого вопроса нет. — Опять начал злиться я. — Потому что итак понятно, что надо прорываться к входу в лабиринт.

— С ним? — Указал глазами на бесчувственного Троса Рыжий.

— Машину найдём. — Буркнул я, уже понимая, куда он клонит. — И вообще, тебе какое дело? Ты зачем здесь? Можешь помочь — помоги, а не юродствуй.

— «Странники» заблокировали вход в лабиринт в этом времени. — «Помог» нам Рыжий. — Вам придётся отправляться в Зону уже проверенным способом. У входа в лабиринт того времени вас встретят.

— Так тебя Второй послал предупредить? — Уточнил я, но вместо ответа получил ещё одну загадку, над которой стоило подумать в свободную минутку.

— Ну, типа того.

— Чёрт! — Рубанул я ладонью воздух. — А там мы что с Тросом будем делать? Здесь хоть машину можно украсть, а там? Куда мы попадём — неизвестно, машины только у группировок да у военных и все охраняются сильнее оружейного склада. Ещё варианты есть?

— Просто поверьте мне. — Мягко проговорил Рыжий. — И всё у вас получится. Да, и советую не медлить, у него внутреннее кровотечение.

— Твою мать, что ж ты раньше молчал? — Заорал я и, вытянув из кармана артефакт, подбежал к Соньке и Тросу. — Все сюда.

Засуетившись, не сразу вспомнил, что я невидим, а, вспомнив, чертыхнулся и замер около лежащего Троса с вытянутым в руке артефактом, не зная, что предпринять.

— Положи шар на землю. — Посоветовал Рыжий. — И отпусти.

Я последовал совету и сделал шаг в сторону. Сонька вздрогнула, когда рядом с ногой Троса из ниоткуда возник серый шар. Инопланетяне, тоже заметив изменения в обстановке неуверенно потянулись к артефакту.

— Быстрее, быстрее. — Поторопил я их. — Сонька, приведи Троса в чувство.

— Дай я. — Незаметно подошёл Рыжий и приложил ладонь к затылку.

Через минуту Трос открыл глаза и попытался сесть, обводя взглядом землянку.

— Лежи-лежи! — Успокоила его Сонька и положила его руку на шар. — Думай о Зоне.

Свою руку она тоже оставила на артефакте, касаясь его парой пальцев, чтобы было место остальным.

— Беритесь скорее за артефакт и думайте о Зоне. — Поторопил я пришельцев.

Они уселись рядом, прикоснулись к серому шару двумя пальцами и уточнили:

— Что такое Зона?

— О боже! — Застонал я, но быстро нашёл решение. Не уверен, что сработает, но хоть что-то. Да и, в конце концов, что из того, если пришельцы останутся здесь? Из плена мы их спасли, а дальше… Как фишка ляжет. — Думайте о том, что хотите быть с нами, куда бы мы ни отправились.

— А он? — Указали они на груду тряпья, в которую был упрятан их мёртвый товарищ. — Нельзя его оставлять на исследования.

— Не беспокойтесь. — За меня ответил Рыжий. — Я позабочусь, чтобы его не нашли.

Пришельцы успокоились, а я решил уточнить ещё один вопрос:

— Если ты привёл Троса в чувство, может, и вылечить сумеешь?

— Отправляйтесь. — Покачал он головой. — У вас всё получится.

— А ты разве не с нами? — Удивлённо замер я.

— Пока нет. — Вновь покачал он головой.

— Ну, как знаешь. — Я потянулся к свободному от пальцев участку серого шара.

— Захочешь стать видимым, просто перестань его таскать с собой. — Напутствовал Рыжий меня напоследок. — Всё, пошли!.

Я коснулся артефакта и вытащил из памяти Зону. Почему-то вспомнилось наше путешествие со Слоном и Мамаем в поисках места для новой деревни. Когда нас уже нашла Сонька, и мы вместе с ней сидели у ночного костра, и она мне рассказывала свою историю. Показалось, что ноздрей даже коснулся запах горящего дерева, а лица слабый ветерок. Слабый, но почему-то очень холодный.

Я резко открыл глаза.

Её величество Зона! Осенняя и холодная. Забравшийся под китель ветерок мигом выстудил хранившееся там тепло. Хорошо хоть снег ещё не лежит. Что у нас на дворе, сентябрь или уже октябрь? Но пар изо рта уже идёт, значит не больше двенадцати градусов на улице. А, скорее всего градусов шесть-семь. Но дождь не идёт, уже счастье. Небо на удивление чистое не только от туч, но и от облаков.

— Часа четыре. — Сориентировавшись по солнцу, примерно определил я, особо ни к кому не обращаясь. — Откуда-то дымом несёт, или мне кажется?

— У нас обоняние по-другому работает. — За обоих ответил пришелец, бывший видимо у них главным, так как переговоры вёл в основном он. — Так что у нас можешь не спрашивать.

— Сонь? — Переходя на русский язык, вопросительно посмотрел я на девушку.

— Пахнет, пахнет. — Проворчала она тоже на русском, всем видом показывая, что ей не до какого-то там дыма. — Надо что-нибудь с братом делать. Кот сказал срочно. Да и земля холодная, чтобы на ней вот так вот лежать.

— Где есть дым, там, скорее всего, есть люди. — Наставительно поднял я палец, но, вспомнив, что невидим, опустил и повернулся к пришельцам. — Парни, помогите нам. Надо набрать как можно больше сухих листьев и сделать что-то вроде ложа. Натаскайте в кучу.

— А ты куда? — Сонька оторвалась от брата и посмотрела в мою сторону, ориентируясь на голос.

— Помощь искать. — Я расстегнул кобуру и, вытащив «Браунинг», положил рядом с Сонькой. — Держи на всякий случай.

— А ты. — Вздрогнула она из-за возникшего из ниоткуда пистолета. — Чёрт, не могу привыкнуть.

— Моя невидимость меня бережёт. — Кивнул я усмехаясь. — Да и нож немецкий я у партизан спёр.

— Оставил бы ты шар. — Попросила Сонька. — Хватит уже нас своей невидимостью пугать.

— А кто вас спасать будет? — Хмыкнул я, но всё же последовал совету. Действительно, поигрался и хватит. — Пришельцам не отдавай. — Шепнул я напоследок.

Повернувшись, чтобы идти искать источник дыма я почти сразу заорал:

— Стой!

Пришельцы замерли, как вкопанные. Сонька недоумённо вскинула голову, а я уже скачками мчался к пришельцам.



— Куда вы прётесь? — Заорал я, подбегая и отчаянно морщась от боли в ноге. Хорошо, что они меня не видят, а то бы испугались моей мимики и рванули дальше, а дальше смерть. — Что, «молот» не по глазам?

— Какой «молот»? — Заозирались они по сторонам.

— Твою… — Ругнулся я себе под нос и принялся объяснять новичкам правила выживания в Зоне. — Тут очень много невидимых ловушек, которые можно опознать, только кинув какой-нибудь предмет. Смотрите. — Я поднял с земли небольшой сук и кинул в аномалию. Перелетев границу нормального и вывернутого пространства, сук метнулся к земле и брызнул в разные стороны мелкой щепой. — Всё ясно? И такое здесь повсюду. Хотите куда-то пройти — киньте сперва камень или ветку. Если ничего не случилось, можете двигаться дальше. А лучше просто посидите здесь. Вот натаскайте листьев и с места ни ногой.

Закончив краткий инструктаж, я заковылял в сторону, откуда как мне казалось, приносило запах костра.

— И по сторонам смотрите. — Уже отойдя метров на тридцать, крикнул я. — Звери здесь тоже агрессивные.

Нога после незапланированного бега вновь сильно заныла, и пришлось поберечься. Надо бы посмотреть, что там у меня, но времени нет — Трос того и гляди, снова впадёт в беспамятство и неизвестно, вернётся ли уже обратно. Надо спешить. Углубившись в редколесье, я собрался и привычно выбросил всё отвлекающее внимание из головы. Сейчас бы камней мешочек, но что мечтать о несбыточном? Поэтому дорогу приходилось проверять собранными по пути небольшими веточками.

Минут через пятнадцать моего не очень скорого и хромого шага между деревьев замелькал тёмный силуэт одиноко стоящего дома. Ещё чуть приблизившись, я понял, что именно он и является источником дыма — его крыша сгорела. Огня уже не было, но доски ещё тлели, грозя разгореться новым пожаром. А дом… Дом навевал какие-то воспоминания, пока не оформившиеся ни во что конкретное.

Будучи невидимым и не опасаясь нарваться на мародёров, я вышел из леса и упёрся в крыльцо. Сразу стало понятно, отчего он казался знакомым — это же та хибара, в которой я нашёл «огурец», подаривший нам с Сонькой ночное зрение. «Огурец», и рыжего кота. Так, стоп! В свете последних событий уже не совсем понятно, я нашёл рыжего кота, или кот меня? Чёрт, если бы не Трос, я бы так легко не отстал от Рыжего, оставшегося в землянке партизан.

И тут в голове возник вопрос, от которого все остальные вмиг забылись — а случайно ли мы здесь оказались? Разве бывают такие случайности? Да, Второй утверждал, что при переносе можешь оказаться в любом месте Зоны, но чтобы вот так… Это называется два снаряда в одну воронку. Встретить в прошлом кота, который оказался ещё и разумным и… оборотнем? Только сейчас до меня в полной мере дошло то, что произошло в землянке. Об оборотнях, превращающихся в любое другое существо кроме серого лохматого и очень быстрого монстра, я не слышал.

Что-то мысли слишком уж часто начали перескакивать с одного на другое. Вернёмся к нашим баранам. А точнее котам. Могло ли быть такое, что он сделал так, что нас перенесло именно сюда? Допустим, но зачем? Что он там сказал напоследок? «У вас всё получится»? Кажется так. Что он имел в виду? Фраза, показавшаяся на первый взгляд простым утешением, под другим углом зрения обросла смыслом. Если действительно в переносе именно сюда виноват он, то он знал, что нам здесь могу помочь.

Я выглянул из-за угла. Так и есть — метрах в ста от дома на широком пятаке, бывшим некогда фермерским полем, располагалась сталкерская деревня. Та самая, которую нам обещали возвести военные. Вот она — помощь, которую имел в виду Рыжий. Но что они могут? Хирургов среди нас вроде не было. И тут меня осенило. «Постамент»! Хлопнув себя по лбу, я заковылял к недавно построенным хибарам.

Деревня была сделана по тому же принципу, что и та, в которой мы побывали ещё когда шли на поиски Троса. Тот же высокий забор, те же вышки караульных по углам и у главных ворот, и те же ряды однотипных домов. Похоже, проект именно такой деревни был утверждён в военных верхах и они строго следовали выбранного курса.

Я спокойно прошёл в ворота мимо невидящего меня караульного, которым оказался весьма заматеревший за время моего отсутствия Мелочь. Да, быстро Зона делает из мальчишек мужчин.

Зашёл и остановился на главной улице, не имея ни малейшего представления, где искать Слона или того же Мытаря. Не будешь же спрашивать у первого встречного сталкера кто где живёт. Если и не обделается со страху, услышав голос из ниоткуда, то уж стрелять-то, начнёт наверняка. Такая уж реакция у всех здесь — сперва стреляй, а уж потом спрашивай. А для пуль я вряд ли невидим.

Махнув рукой — в конце концов, не такая уж и большая у нас деревня — решил обследовать все дома по порядку, начав с крайнего. И нисколько не удивился, увидев в его окне Мытаря, копающегося в хабаре, словно кощей в золоте, Мытаря. Вот к кому следует зайти в первую очередь, как только стану видимым. Но Слона всё же надо найти. Мало ли какая ещё помощь может понадобиться. Надеюсь, он не в рейде.

Пройдя первый ряд домов, я нашёл лишь Байкала, Лешего и какую-то незнакомую девушку. Надо же, редкая сталкерская деревня могла похвастать, что в их компании есть девушка. Остальные хижины были пусты. В следующем ряду нашёлся только Мамай и Брат, да в последней хибаре чистил автомат незнакомый мне парень. Да, текучесть кадров у нас просто сумасшедшая. Стало как-то тревожно — слишком много сталкеров отсутствовало. Неужели какой-нибудь совместный рейд замутили? Тогда вся надежда на Мытаря. «Постамент» артефакт конечно редкий, но на то он и торговец, чтобы иметь в продаже всякие разные вещи.

Третий, он же последний, ряд не принёс ничего утешительного. Из знакомцев на месте оказались лишь Парус да Комод. Ещё двоих сталкеров, попавшихся на глаза, я видел впервые. Вернувшись на центральную улицу, я с задумчивым видом остановился. Ну и что делать? И самое главное, как понять, что моя невидимость закончилась? Встать перед караульным и ждать? Не вариант, можно и пулю дождаться. Всё же нервы у людей не железные. Это я уже пообтесался и привык к чудесам на порядок выше, а они…

— О, Максим! — Заорали позади и меня, даже не успевшего обернуться, сгребли в охапку. — Ты когда пришёл? Где так долго пропадал? Где Сонька? А чего на тебе какая-то старая немецкая форма?

Я, наконец, узнал голос Слона и, высвободившись из объятий, обернулся.

— Привет, Слон. — Я изумлённо уставился на здоровяка. — А ты где был? Я все хибары уже обошёл, думал ты в рейде.

— Да прям. — Махнул он рукой и, взяв меня под локоть, потащил в проулок. — Позавчера только пришёл. В бане я был. Ну, пошли, покажу тебе твою халупу. Позовём ребят, посидим. За встречу и всё такое. Так что за одежда на тебе?

— Погоди ты. — Прервал я тарахтевшего парня и высвободился из захвата. — Тут такое дело, «постамент» нужен. Срочно.

Слон смерил меня оценивающим взглядом и уточнил:

— Не тебе?

— Тросу.

— Он где-то здесь? — Заозирался Слон, будто ожидая увидеть его на ближайшей завалинке. — Веди.

— Что веди-то? — Осадил я парня. — Говорю же, «постамент» нужен.

— У меня нет. — Признался Слон. — Пошли к Мытарю.

— Пошли. — Погрустнел я. У Мытаря может и есть нужный артефакт, да только вот денег у меня нет. Надеялся у Слона в долг его забрать. А Мытарь может и не дать. — Слушай, а у тебя денег в долг можно перехватить?

— На «постамент» что ли? — Догадался Слон. — Не, таких больших нет. А ты совсем на мели что ли?

Я кивнул.

— Вот блин. Ну, ты даёшь. Так откуда ты такой свалился без денег, оружия и в такой одежде? — Вновь остановился он, и мне пришлось подтолкнуть его в нужном направлении.

— Долго объяснять. — Буркнул я. — Будет время, расскажу.

— Вот так всегда. — Вздохнул Слон и распахнул дверь, пропуская меня вперёд. — Всё интересное без меня.

— О, Максим! — Точно так же, как и Слон пять минут назад, воскликнул Мытарь. — Ты где пропадал?

— Привет, Мытарь. — Поприветствовал я торговца и сразу перешёл к делу. — Мне срочно нужен «постамент». Есть?

— Есть. — Выгнул бровь торговец. — Двадцать пять тысяч.

— Сколько? — Опешил я, помня, что сам совсем недавно его за двадцатку отдал.

— Ну, двадцать две. — Снизил цену Мытарь.

— В долг отдашь? — Без особой надежды в голосе поинтересовался я.

— Максим, ты же знаешь правила. — Вздохнул торговец. — В долг не больше чем на пять тысяч.

Давить на него было бессмысленно. Троса он не знает и просто так дорогущий артефакт не отдаст. Мало ли кто где умирает. Никто насильно в Зону никого не тянул. Все знали, на что шли. Я повернулся к Слону:

— У тебя сколько?

— Пять наберу. — Подумав, пожал он плечами.

— Ты же только из рейда! — Удивился я и смутился. Отвык уже от негласных правил из жизни сталкеров. Впрочем, тут же мысленно послал всё к чертям. Какие правила, если Трос умирает? — И так мало?

— Пустой пришёл. — Погрустнел Слон. — Первый раз года, наверное, за три такая непруха.

Пять, да пять в долг, подвёл я в уме нехитрые подсчёты. Получается, ещё двенадцать тысяч надо где-то раздобыть.

— А Леший, а Мамай? — Решил я пробить обстановку.

— Кто знает. — Пожал плечами Слон. — Пошли, спросим.

— Пошли. — Я поднялся и вдруг вспомнил о «языке». Только бы он не потерялся. Столько всего было в прошлом, что запросто мог вывалиться где-нибудь. Взять хотя бы подрыв на мине. Очнулся-то я в кювете, может, артефакт там и остался. Я остановился. — Погоди!

— Чего ещё? — Обернулся Слон. — Сам говорил срочно.

Не слушая его, я шарил по карманам. Да где же он? Неужели, правда, остался в сорок третьем? Чёрт, ну не мог я раньше вспомнить о нём? Забрал бы у Троса и Соньки. У кого-нибудь точно сохранился.

Когда я уже потерял надежду и лез в последний карман, куда уж точно его не клал, пальцы наткнулись на твёрдый предмет. Едва не заорав от радости, я повернулся к Мытарю, явив на свет артефакт.

— Вот. «Язык». За сутки обучает немецкому языку. Возьми в обмен на «постамент»?

— Ну, не знаю. — Замялся торговец. — Тысяч на пятнадцать он потянет. Максимум.

— Охренел? — Не сдержался я. — Уникальная вещь. Можешь в аренду сдавать, с него не убудет.

— Уникальная. — Пробурчал Мытарь. — Все они уникальные, пока их не начинают нести пачками.

— Гадом буду, их всего три во всей Зоне. — Вырвалось у меня. Ну, зачем же я так? Кто меня за язык тянул? Сейчас вопросы начнутся.

— Это откуда такая информация? — Прищурился Мытарь, но к моему облегчению за чистую монету мою информацию не принял. — Ладно, давай, но учти, только из хорошего отношения к тебе.

Я схватил артефакт и буквально выбежал из хаты торговца под его изумлённым взглядом. Даже забыл на время о больной ноге. Впрочем, не надолго. Уже на крыльце в ступне что-то ёкнуло и я опять захромал, кляня себя на чём свет стоит за беспечность. Слон, естественно сразу нагнал меня.

— Куда ты такой собрался. — Придержал он меня, чтобы я не упал. — Без оружия. Как вообще сюда живым и невредимым добрался? Погоди минутку, я быстро.

Не слушая меня, он рванул к своему дому, который оказался во втором ряду.

— У ворот подожду! — Крикнул я вслед и поковылял к выходу из деревни.

— О, привет Максим. — Услышал я сверху и задрал голову, разглядывая Мелочь. Парень облокотился о перила вышки и радостно улыбался. — Ты как прошёл, что я тебя не заметил?

— Плохо бдишь. — Буркнул я, но, решив, что не стоит расстраивать парня, срывая на нём своё плохое настроение, поправился. — Шучу. Ждал, когда отвернёшься, и через забор перемахнул.

— Но… — Парень повернулся к ограде и принялся прикидывать, сможет ли человек через неё перемахнуть. Решив, что при должной сноровке это всё-таки по силам, он нашёл другую нестыковку. — Там же Дюбель на вышке.

Избавил меня от ответа прибежавший Слон.

— Пошли. — Вручил он мне МР–5. У самого за спиной болтался «калаш». — Далеко топать-то?

— Не. — Помотал я головой и закинул пистолет-пулемёт на плечо. — С моей ногой минут двадцать пять.

Проходя мимо почти переставшего дымить дома, я уже хотел, было, спросить Слона, отчего сгорела крыша, но, вспомнив, что было нарисовано на потолке этого дома и с чем это связано, задал совсем другой вопрос.

— На вас зомби нападали?

— С чего бы вдруг? — Удивился Слон. — Ты лучше расскажи, где был?

— Да погоди ты. — Нахмурился я, припоминая наличие в деревне незнакомых людей. — Что там за парни, в деревне? Давно они у вас?

— Да не очень. — Припомнил Слон. — Только не говори, что они зомби, не поверю.

— Они нет, но могут накликать.

Я вкратце рассказал о нападении мертвецов на деревню «Хромого» и причину, вызвавшую это нашествие.

— Может, ты вернёшься и предупредишь всех? — Предложил я в конце повествования.

— Да брось ты. — Отмахнулся шагавший рядом Слон. — Если бы они могли и хотели призвать зомби, они бы давно это сделали. Поверь, у них было предостаточно. Вернёмся, предупредим. Ничего час не решит.

Я подумал и согласился. Да к тому же вдвоём добираться до брошенной компании с раненым Тросом куда безопаснее. Вспомнив об оставленных друзьях, я чертыхнулся — там же пришельцы. И как на это Слон отреагирует? Может действительно лучше его назад в деревню отправить?

— Ты чего? — Расслышал мои ругательства сталкер. — Что-то не так?

— Слушай, тут такое дело, — начал я, осторожно подбирать слова, но в итоге плюнул на это занятие. Как ни играй словами, пришелец он и есть пришелец. — В общем, с нами там не совсем люди. А если быть до конца откровенным, то совсем не люди.

— Мутанты что ли? — Покосился на меня Слон. — Или с зомби сдружились?

— Иди ты. — Не оценил шутку я и потыкал пальцем в небо. — Оттуда гости. Пришельцы короче.

— Да брось заливать. — Начал в смешке растягивать губы сталкер, но, видя моё серьёзное лицо, бросил кривляться. — Правда что ли?

Я кивнул. Некоторое время шли молча. Я давал Слону время переварить информацию, хотя очень хотелось выяснить вопрос о капитане Старыгине. Ведь Слон с Мамаем ещё тогда что-то заподозрили и хотели пройти к соседнему блокпосту проверить данную военным информацию о непроходимой из-за аномалий местности.

— Пообещай, что как только освободимся, ты мне всё расскажешь. — Наконец выдохнул Слон. — А то чую, накуролесили вы там нехило.

Я кивнул и хотел, было, уже спросить о Старыгине, как слон рукой перегородил мне дорогу:

— Стой. — Он прищурился. — Не нравится мне вон тот участок между берёзой и осиной. Ты как?

Я посмотрел на кусок земли между указанными деревьями, но ничего подозрительного не заметил. Обычная пожухлая трава и опавшие листья. Показалось, что-то сверкнуло между стволами в воздухе, но, подняв взгляд, ничего не обнаружил. Умеет же Слон страху навести. Уже и мерещиться сразу начало.

— Вроде бы ничего. — Всё же неуверенно протянул я.

— А посмотри в сторону.

Я послушно начал переводить взгляд, но остановился — вновь показалось, что между стволами деревьев что-то сверкнуло.

— Что за напасть? — Удивился я.

— Не знаю, ничего подобного раньше не видел. — Признался Слон, достал камень из поясного мешочка и запустил его так, чтобы он пролетел примерно в метре над землёй между подозрительными деревьями.

Камень пролетел, и ничего с ним не случилось, если не считать того, что упал он по ту сторону как-то очень уж быстро. Вроде бы Слон его запускал сильно, а он уже в трёх метрах за деревьями скрылся в траве. Я поднял с земли ветку покрупней, и приблизился к подозрительному месту. Опасно конечно так делать, но, в конце концов, всё в зоне познаётся через практику.

— Может, не надо? — Неуверенно протянул Слон.

Решившись, я ткнул палкой около берёзы. Действительно, чувствуется какое-то сопротивление, будто в густой кисель опускаешь или протыкаешь что-нибудь. Поводив из стороны в сторону и ощущая слабеющее сопротивление, я вынул палку и вздрогнул — на её конце был намотан целый пучок «серебряной паутины».

— Охренеть. — Только и смог произнести ошарашенный не меньше меня Слон.

— Похоже, аномалия эволюционировала. — Сделал я очевидный вывод.

— Вот о чём в первую очередь надо предупредить в деревне. — Достал блокнот и сделал пометку Слон. — А не о каких-то там зомби.

— Ты чем слушал? — Возмутился я. — Они целые деревни под корень уничтожают.

— Ладно, ладно. — Пошёл на попятный сталкер. — Обо всём предупредим.

— Не опоздать бы. — Буркнул я себе под нос, сам до конца не осознавая, что имею в виду: предупреждение о зомби или доставку артефакта умирающему Тросу.

Мы обошли опасный участок и пробирались уже отводя время от времени глаза в сторону от выбранного маршрута. Похоже, только так можно определить новый вид аномалии. Блин, так и косоглазие недолго заработать.

— Так что, реально пришельцы? — Так до конца и не поверил мне Слон.

Я кивнул, и мы вышли, наконец, на проплешину, где я и оставил Соньку, Троса и инопланетян. Сталкера, как я и советовал, положили на собранные в кучу сухие листья. Рядом у изголовья сидела Сонька, а в ногах, словно свита, стояли пришельцы. Слон ошарашено замер, а я наоборот, ускорил шаг.

— Ну, как он? — Ещё издалека прокричал я.

Сонька подняла голову, и, увидев меня, кинулась навстречу.

— Что ты так долго? — Она уткнулась мне в грудь и зарыдала. — Он снова потерял сознание. Он умирает.

— Ничего, не помрёт. — Отстранил я её и направился к больному, на ходу вынимая из кармана «постамент», а из ножен десантный нож.

Сонька радостно взвизгнула и кинулась помогать. Слон, наконец, отошёл от шока и тоже понемногу начал приближаться, косясь на пришельцев. Тем временем я поднял руку бесчувственного Троса и легонько провёл лезвием по его запястью, а Сонька подставила артефакт под закапавшую кровь. Несколько капель мгновенно впитались в «постамент» и Сонька, отставив его в сторону, принялась перевязывать рану. Теперь остаётся только ждать.

Слон, достав пачку сигарет, прикурил и протянул мне. Я потянулся, было, но, вспомнив о данном Соньке обещании завязывать с этой вредной привычкой, нехотя убрал руку. Слон удивлённо выгнул дугой бровь, но пачку убирать не стал. Я подумал ещё секунду и решительно тряхнул головой, принюхиваясь к ароматному дымку, поползшему по поляне. Нет, бросать так бросать, тем более что уже долго не курил и пик миновал.

Слон пожал плечами и спрятал сигареты обратно в карман. Тем временем с артефактом начали происходить метаморфозы. Не знаю как остальные, а я им никогда не пользовался, поэтому следил с интересом. «Постамент» медленно побелел, покрылся сетью трещин и начал скукоживаться, превращаясь в некое подобие чернослива белого цвета. На полпути, словно передумав дальше сморщиваться, он издал небольшой треск и рассыпался мелкой белой пыльцой. Ну, вроде бы всё.

Словно ожидая этого момента, Трос открыл глаза и огляделся.

— Привет. — Улыбнулся он, заметив Слона. — А ты здесь откуда?

— Я здесь живу. — Хмыкнул Слон и протянул руку. — А вот вы здесь откуда — большой вопрос.

Трос ухватился за протянутую руку и Слон его рывком поставил на ноги. Я тоже поднялся с корточек и, отряхнув ладони, повернулся к Соньке:

— Их деревня не подвергалась атаке зомби, а у них там несколько новых людей недавно появилось.

— Плохо. — Сразу поняла смысл сказанного девушка и уточнила. — Ты их предупредил?

— Сам недавно вспомнил. — Виновато покачал я головой.

— Тогда пошли скорее. — Конечно, Сонька сейчас готова была всех облагодетельствовать на волне радости от выздоровления брата. Впрочем, в данный момент её желания нисколько не отличались от моих. Она под любопытствующие взгляды Слона засунула отколовшуюся часть Первого в свой китель и мы тронулись в путь.

— Можно уточнить? — Нерешительно раздалось позади на немецком языке, и я заметил, как Слон, явно не ожидавший, что они ещё и разговаривают, вздрогнул. — Вы нас отведёте к кораблю?

— Отведём. — Так же на немецком языке развеял я их опасения. — Сейчас заглянем в одно место и прямиком к вашему кораблю.

— Ты их тоже собираешься в деревню заводить? — Опасливо покосился на серо-зелёных пришельцев Слон.

— Постоят у обгоревшего дома. — Заверил я его. — Кстати, что с крышей?

— Молния попала.

— Да не звезди! — Опешил я от такой новости. — Откуда грозы в Зоне?

— А откуда в Зоне твои пришельцы? — Огрызнулся Слон. — Или та прозрачная «серебряная паутина»?

— Что? — Переспросила Сонька. — Что за паутина?

Пришлось объяснять.

— Что-то слишком много странного последнее время в Зоне. — Протянул Трос в конце наших объяснений, и я был с ним полностью согласен. Зона стала как вулкан. Она и раньше не была спокойной, особенно после выбросов, а теперь вообще не знаешь, что от неё ждать.

— Слушай, а как у вас там с проверкой информации от Старыгина об разгулявшихся аномалиях в тот раз прошло? — Вспомнил я о так и не заданном вопросе. — И вообще, ты его давно видел?

— Ты о чём? А… — Вспомнил Слон. — Нормально там всё было. В смысле — правда. А видел я его с неделю назад на КПП, а что?

— Да так. — Я почесал макушку. Что-то не сходятся концы с концами. Там оборотень, тут нормальный. Впрочем, что тут странного? Ещё неизвестно когда он им стал… или станет. Он ведь мог к немцам попасть из любого времени. И, скорее всего так и произошло. И сделал это он явно позже нас, раз удача от него в нужный момент отвернулась в нашу сторону. Парадокс времени.

Выбросив из головы Старыгина с его заморочками, я обернулся к пришельцам:

— Вы здесь пока подождите. — Произнёс я на немецком языке и указал им на завалинку недогоревшего дома. — Мы скоро вернёмся.

Они кивнули и уселись на указанные места.

— Никуда не уходите! — Напомнил я им напоследок и, увидев утвердительные кивки, хмыкнул и отправился вслед за парнями и Сонькой.

Но мы и сами не успели никуда отправиться. Отойдя метров двадцать от полусгоревшей хижины, мы замерли, задрав головы вверх, и почти сразу повалились без чувств на землю. Из центра деревни, до которой нам осталось идти метров пятьдесят, вверх бил столб серого цвета. А в голове затухала отчаянная мысль: «не успели».

Я беркут. Отчаянно матерящийся беркут. Но лишь спустя мгновение я осознаю это и понимаю, что из раскрытого клюва доносится лишь клёкот. Куда это меня опять занесло? Один взгляд вниз и всё становится на место. Память, словно морская волна, захлёстывает своей неизбежностью. Вижу дом со сгоревшей крышей, двоих пришельцев, как ни в чём не бывало сидящих на его завалинке, четыре тела, безвольно лежащих совсем недалеко и всё вспоминаю.

Делаю крутой вираж и зависаю над недавно выстроенной деревней сталкеров. Тишина. Абсолютно никакого движения. И можно было бы подумать, что просто все сидят по домам, но я вижу караульных на вышках, безвольными куклами раскинувшихся в самых причудливых позах. В лучшем случае — без сознания. Значит и в домах сейчас точно такая же картина.

Впрочем, я оказался неправ. Вот из крайнего строения выскользнули две фигуры в куртках с накинутыми капюшонами, повертели головами по сторонам, разглядывая пустынную улицу, и юркнули в соседнюю хибару. Да это же те, кто вызвал локальный выброс! Что-то я торможу. Надо уже действовать, пока они всю деревню не перерезали.

Я взлетел повыше и, отмечая краем глаза приближающуюся к деревне группу зомби, полетел вглубь Зоны. С мертвяками потом разберёмся, сперва надо этих убийц из деревни убрать, а то они и без зомби всех вырежут.

Почти сразу натыкаюсь на двух сталкеров, возвращающихся с Зоны. Судя по направлению, идут как раз в нашу деревню, хотя я их и не знаю. Тоже новенькие или подельники этих сектантов? Выбора нет, каждая секунда на счету и я приступаю к рокировке. Закрываю глаза и совмещаю белую от свежего дерева клетку нашей деревни с жёлто-чёрной клеткой возвращающихся сталкеров. Открываю глаза, но… Ничего не произошло.

Что за напасть? В голове сразу всплыл инцидент, когда я пытался спасти Соньку от нападавших мародёров. Тогда я тоже хотел поменять их местами с какими-то сталкерами. И тоже потерпел неудачу. В чём проблема? Напрашивался только один вывод — Зона не давала менять между собой местами исключительно людей. Одна из сторон должна быть порождением Зоны.

Не тратя драгоценные секунды, я поднялся ещё выше, оглядывая окрестности, и почти сразу обнаружил трёх чёрных псов. Ну, начнём! Конечно, три пса-мутанта в центре деревни тоже не лучший вариант, но шанс выжить у сталкеров будет куда больше, нежели с сектантами. Собаки, пусть и мутированные, двери открывать ещё не научились. Вновь закрываю и открываю глаза, где-то в глубине души опасаясь, что и на этот раз не срастется, но всё получается в лучшем виде.

Оставив недоумённо оглядываться среди каких-то развалин двух сектантов и заинтересованно обнюхивающих новую территорию чёрных псов, я сделал новый вираж, пытаясь найти ещё кого-нибудь, пригодного к рокировке. Жалко конечно бросать двух душегубов живыми, но сейчас я ничего не могу с ними поделать. Ничего, судьба приведёт ещё их к могиле.

Сколько я ни всматривался, кроме подходящих к деревне с разных сторон группы зомби и двух сталкеров больше никого не увидел. Зона словно вымерла. «Надо было в другую сторону лететь» — Запоздало посетовал я сам на себя. — «Там сто процентов военные есть». Но теперь уже поздно — зомби практически вплотную подошли к безмолвствующей деревне.

Два сталкера, находящиеся ещё километрах в пяти от точки назначения, наверное, очень удивились, когда оказались в окружении толпы мертвяков. Как я ни старался, мне не удалось обменять двух сталкеров на всю толпу подступающих к деревне зомби. Лишь пять гниющих созданий исчезли с данной клетки поля, явив вместо себя двух сталкеров.

Конечно, это было жестоко с моей стороны, но это была единственная надежда спасти деревню. Если сталкеры не сплохуют, то у обитателей деревни появится время прийти в себя. Ну а если сплохуют, что ж, они умрут быстро. Такая толпа мертвяков тянуть не станет.

Сталкеры не подкачали и оправдали мои надежды, мгновенно сориентировавшись в обстановке и кинувшись в сторону, на ходу доставая из-за спин автоматы. У одного даже оказалась лимонка, которой он не преминул воспользоваться и сбил на землю особо резвых и оттого самых близких мертвяков. Сталкеры продолжили действовать так же успешно, как и начали, словно каждый день оказывались в подобной ситуации. Забежали за ограду, спешно закрыли и подпёрли ворота и залезли на вышки, отодвинув в сторонку бесчувственных караульных и сняв первым делом чёрных псов, едва не вцепившихся им в пятки.

Они продержались. Первыми очнулись Слон с Тросом, оказавшиеся наиболее далеко от эпицентра локального выброса. Они быстро привели в чувство Соньку, но не смогли привести меня. Я наблюдал сверху за их действиями со смешанным чувством благодарности и нетерпенья. Но мне рано было покидать тело беркута. Хотелось крикнуть, чтобы они скорее шли помогать двум сталкерам, с трудом сдерживающих подступающих зомби. Некоторые из мертвяков, сбитые на землю первыми, уже начали вновь подниматься, а боеприпасы сталкеров быстро таяли и один из них уже начал использовать оружие валявшегося рядом караульного.

Быстро посовещавшись, Слон с Тросом оттащили моё тело к пришельцам и жестами наказали следить и защищать. Слон по совету Троса, помнящего о способностях пришельцев, оставил свой мешочек с камнями, и они втроём побежали к деревне. Бой разгорелся с новой силой, а там и остальные сталкеры начали приходить в себя, включаясь в защиту своей деревни. Все, кроме Паруса, так и не вышедшего из своего дома. Добрались таки, твари.

Тем временем сталкеры повалили на землю последнего мертвяка и, не теряя времени, принялись готовиться к их сожжению. Всё это конечно правильно, но я-то видел, что их усилия если и не напрасны, то уж бесперспективны-то точно. Километрах в пяти восточнее деревни начала организовываться новая группа зомби, и я почему-то совсем не сомневался, что она отправится сюда же. И что самое страшное, к такому, в общем-то, не очень эффективному орудию как зомби, начали присоединяться чёрные псы и оборотни. И вот теперь вся эта масса неспешно, словно подстраиваясь под скорость зомби, начала двигаться в нашу сторону.

Деревня обречена! Эта нехитрая истина запульсировала в голове, вызывая гнев. Кто так изменил правила Зоны, что разные твари, никогда вместе не охотящиеся на сталкеров, вдруг единой волной наступают на деревню с одной целью — всё и всех уничтожить? И теперь вопрос стоял не в том, как убрать накатывающуюся волну мутантов, а как спасти сталкеров, потому что такое огромное количество монстров я при всём желании не смогу раскидать. Нужна ведь замена, а где такое количество человек взять, чтобы уравнять с мутантами? Только если забрать военных с блокпоста. Немного подумав, я отказался от этой мысли — не дело мутантов за периметр выпускать. Придётся вернуться к первоначальному плану и выдёргивать сталкеров из деревни, бросая её на растерзание. Выходит Апостол и Шум не ошибались, говоря, что такой деревни нет. Вот значит, как оно было. Или ещё только будет, это уж, с какой точки зрения смотреть.

Покружив над деревней и внимательно рассмотрев её защитников, я постарался отложить в памяти образ каждого и понёсся вглубь зоны. Первых трёх тварей я едва не пропустил, пролетая над разрушенной почти до основания Стечанкой и заметив лишь в самый последний момент. Ну, пошёл процесс! Закрываю глаза и вытаскиваю из памяти образ Мытаря, Мамая и незнакомой девушки. Дамы, как говорится, вперёд. Открываю глаза. Вместо трёх монстров на руинах кирпичного дома недоумённо оглядываясь, переминаются с ноги на ногу трое сталкеров. Оставляю их наедине со своим изумлением и беру направление к Чистогаловке. Лететь далеко и я надеюсь, что за это время оставшиеся в деревне сталкеры успеют расправиться со свалившимися из ниоткуда тремя монстрами, прежде чем появятся новые.

Очередную жертву моей рокировки нахожу уже на подлёте к заброшенному посёлку. Не задумываясь, меняю на Лешего. Этот калач тёртый, не пропадёт и в одного. Ещё троих переношу по очереди в саму Чистогаловку и ухожу на северо-запад по направлению к Буряковке. Надо торопиться, солнце уже всё быстрее падает к горизонту. Оставшихся сталкеров, за исключением Соньки и Троса меняю на свору чёрных псов, пытающихся огрызаться с ребятами из «долга». Надеюсь, парни не перестреляют там друг друга.

Осталось самое главное — найти подходящую компанию мутантов для переноса нашей тёплой компании из ставшего опасным места. И желательно куда-нибудь поближе к кораблю пришельцев, чтобы не тащить их через всю Зону. Подходящая группа нашлась на бывшей военной базе, на которой мы некогда отстреливались от наседающих «монолитовцев». Ну, последняя на сегодня рокировка. Оглядываю окрестности на предмет наличия ещё каких-нибудь мутантов, особенно на пути к нефтяным бочкам, и, удостоверившись, что никого нет, отпускаю птицу.

— Где мы? — Слышу удивлённый голос Троса и вскакиваю на ноги, пугая и без того находящихся в прострации друзей. Не пристрелили, и то хорошо.

— Заброшенная военная часть. — Я принялся отряхивать пыль с куртки и штанов. — Мы здесь с Сонькой оборону держали, когда первый раз к тебе пробирались. Тут недалеко есть нефтяные ёмкости, надо до заката туда добраться.

Трос принялся оглядываться, а Сонька подскочила ко мне.

— Ты как? — Она заглянула мне в глаза. — Это ты всех раскидал?

Я молча кивнул.

— Зачем? — Недовольно покосился на меня Трос?

— Вы не видели, но там ещё одна группа мутантов к деревне подкатывала, так что… — Я подтолкнул всё ещё не торопящихся сталкеров к едва заметной тропинке. — Пошли уже. А вы, — повернулся я к пришельцам, — держитесь позади и старайтесь идти след в след.

Добрались до нефтехранилища мы уже с последними лучами солнца и сразу принялись таскать наверх сухие листья. Аккурат к темноте успели. Спали как всегда по очереди, а утром я повёл свой небольшой отряд к месту, где мы с Сонькой видели корабль пришельцев. Инопланетян поставил, на сей раз сразу после себя, наказав, чтобы, как только заметили его, сразу дали знать. Это для нас он невидим, а своих хозяев должен узнать. Не хотелось бы вляпаться в его силовое поле или что там у него. Раз Рыжий обводил нас вокруг, значит ничего хорошего.

Ближе к обеду, когда желудок уже перестал настойчиво требовать еды, логично рассудив, что в ближайшее время так и не дождётся, инопланетяне издали какой-то звук и бросились вперёд, оттеснив меня с тропинки.

— Чего это они? — Не понял Трос.

— Пришли. — Лаконично ответил я и остановился, наблюдая, как силовое поле, на мгновение вспыхнув и став видимым, пропускает в себя своих хозяев.

— И что, там, правда, летающая тарелка? — Ткнул он пальцем в абсолютно пустой участок леса, скрывший теперь даже самих пришельцев.

Сонька кивнула, а я разлёгся на земле и принялся настраиваться на птицу. Вскоре пришёл отголосок зова и… Я беркут.

Покружив над заинтересованно присевшими около моего тела сталкерами я, делая сильные взмахи, быстро полетел к заброшенной ферме, скрывающей под собой вход в лабиринт. Вначале хотел лететь над Припятью, но выяснилось, что над рекой огромное скопление воздушных шаров аномалий, лавировать между которыми было довольно проблематично, и отнимало много времени. Пришлось сворачивать на восток и улетать в поля, где аномалии почти не встречались. Воду они любят что ли?

Наконец, спустя два часа, впереди показались руины, когда-то давно бывшие фермой. На холме за руинами по-прежнему возвышалось дерево. А возле дерева стоял человек. Стоял и смотрел ввысь, на меня. Что-то новенькое. Впрочем, мне сейчас не до незнакомца — надо найти каких-нибудь мутантов, чтобы перенести сюда себя, Соньку и её брата. Едва я сделал вираж, чтобы приступить к поиску, как человек подо мной повёл рукой, и перед ним возникло три зомби. Немного замешкавшись, оценивая обстановку, они монотонно двинулись к незнакомцу, но, не дойдя пару шагов, словно наткнулись на невидимую стену и принялись скрести по ней скрюченными пальцами. Человек внизу вновь посмотрел на меня, словно приглашая к действию. Ну, я и сделал.

Закрыл глаза, рокировка, открыл глаза. Вместо трёх зомби, перед незнакомцем стоят Сонька и Трос, а рядом лежу я. Быстро прощаюсь с птицей, желая ей Зоны без выброса и, отряхиваясь, встаю на ноги.

— Быстро вы на сей раз. — Улыбается незнакомец и я вдруг каким-то непонятным чутьём осознаю, что это никакой не незнакомец, а Второй. — Но всё равно мы успели сделать себе тела, чтобы легче было общаться с вами. Идите за мной.

1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24