страница22/24
Дата16.05.2017
Размер5.5 Mb.

Кровь артефакта


1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24

Кровь артефакта

Знакомая круглая комната с двумя белыми диванами не вызывала любопытства, поэтому мы полностью были поглощены едой, что стояла на столике между диванами. В большой супнице прямо посреди стола оказалась солянка, весьма неплохо приготовленная. Я даже не смог удержаться и доев свою порцию, плеснул в тарелку ещё пол поварёшки. До чего же вкусно! А может, это просто с голодухи так кажется?

Расправившись с добавкой, я потянулся и снял крышку с чугунного казана. По комнате мгновенно понёсся аромат голубцов. Я аж сглотнул слюну, несмотря на то, что уже заморил червячка солянкой. Трос с Сонькой от меня ничуть не отставали и тоже потянулись к голубцам. С сомнением посмотрев на гарнир из гречневой каши, я всё же решил не переедать и ограничился лишь завёрнутым в капустный лист рубленным мясом с рисом.

Все вопросы я решил оставить на потом. По молчаливому согласию Сонька с братом меня поддержали и ели не отвлекаясь. Отломив вилкой кусочек голубца, я покосился на трех парней, копавшихся у опустевших стоек. Не смотря на то, что разумные артефакты создали себе тела по своему разумению, я безошибочно мог определить кто из них кто. Вот, например, вон тот пухленький шатен с сильно кучерявыми волосами и, не смотря на молодость, сильно изрезанным морщинами лицом — явно Второй. Сильно уж эта кучерявость и морщинистость напоминала его истинный облик — грецкий орех. Следующий представитель иного пласта реальности был высок и худ, словно огурец, а последний из парней был тоже полноват и имел волосы цвета золотой соломы, собранные в какой-то нелепый пучок, торчавший кверху. Явное сходство с ананасом. Интересно, это у них спонтанно так получилось?

Я доел голубец и, прислушавшись к своим ощущениям, решил, что хватит набивать желудок. Вытер руки о тряпочную салфетку и потянулся к кофейнику. Разумные Артефакты продолжали колдовать над единственной занятой подставкой, на которой покоился серый брусок отколовшейся части Первого. Вторая часть тоже была у них. Первое, что они сделали, когда привели нас сюда — это забрали серый шар артефакта.

Откинувшись на спинку дивана, я сделал маленький глоток и стал наблюдать за действиями орудующих у стены парней. Ничего толком рассмотреть не удалось, так как они всё загородили своими спинами. Видно было только какие-то всполохи света, отражающиеся от стены, словно они там электродуговой сваркой занимаются. Наконец мне наскучила эта не меняющаяся картина, и я повернулся к друзьям:

— Как думаете, куда нас теперь кинут?

— Кто знает? — Пожала плечами Сонька и тоже потянулась за салфеткой. — Семьдесят лет, минувших после второй мировой войны и случившегося срыва у Первого, достаточно большой срок. Знать бы хоть территориальную принадлежность, а так можно гадать сколько угодно. Катаклизмов на Земле было масса.

— Что гадать? Пошлют — узнаем. — Внёс свою лепту в разговор Трос. — Меня больше волнуют насущные вопросы.

— Например?

— Например, твои способности и этот странный человек, ставший котом.

— Тоже верно. — Покивал я и задумался. Действительно, всё это предстоит выяснить у артефактов, и теперь списание на банальную галлюцинацию, меня не устроит. Да и Соньку с братом я думаю тоже.

— Эй, парни! — Крикнул я копошащимся артефактам. — Мы уже готовы задавать вопросы.

— Ещё пять минут. — Не оборачиваясь ответил Второй и для наглядности вытянул вверх руку с растопыренными пальцами. Ну что ж, пальцев действительно пять.

Я хмыкнул и оглядел стол. Может ещё чего урвать? Виноград вот выглядит очень неплохо. Оторвав гроздь «крымского» от общей ветки я принялся усердно выплёвывать косточки в освободившуюся кофейную чашку. Сонька изобразила мимикой на лице нечто вроде «а ты чего ждал?» и тоже потянулась к фруктам. Трос остался невозмутимо сидеть на диване, считая, что когда мы потребуемся, нас позовут.

А вот меня такой расклад совсем не устраивал. Отложив недоеденную гроздь винограда обратно в вазу, я поднялся и направился к артефактам. Не тут-то было. До них оставалось метра три, когда я понял, что не могу сделать дальше ни шагу. Я недоумённо уставился на свою ногу, занёсённую над полом, да так и замершую. Словно в студень какой-то угодил. Подёргал её, с трудом выдернул из этого невидимого желе и сделал шаг назад, не решаясь больше приближаться. Не самое приятное впечатление — быть куда-то вмороженным. Хорошо хоть всем телом с размаху не вляпался, на потеху окружающим. Впрочем, Трос и так не преминул ехидно хмыкнуть. Я покосился в его сторону и, сложив руки на груди, вновь повернулся к работающим парням. Возвращаться на диван не хотелось.

От нечего делать прошёлся вокруг Артефактов, пытаясь выявить границу дозволенного. Получалось что-то вроде полукруга. Заодно подсмотрел в щёлочку между двумя телами процесс слияния двух осколков Первого. Красочный надо признать процесс. В том месте, где должны были находиться отколовшиеся части в форме бруска и шара, постоянно то искрило, то заволакивало непроницаемым туманом. А то и вовсе с подставки, на которой они лежали, всё исчезало. Тем не менее, даже в эти мгновения пальцы парней продолжали хаотичное движение над невидимой сущностью.

Наконец моё ожидание было вознаграждено — раздался сильный треск, словно рвалась прочная ткань, и Разумные Артефакты, словно кегли, разлетелись в разные стороны. Даже желеобразная преграда не помогла. Впрочем, она могла работать только в одностороннем порядке. Я злорадно усмехнулся. Достали уже их секреты. Как же спокойно было жить до всех этих первых, вторых, десятых.

Но, как говорится, назвался груздём — полезай в кузов. Тем более что парни, кажется, освободились. По крайней мере, на подставке не было ни бруска, ни шара. Вместо них там удобно (правда, не понятно как) покоилось нечто, напоминающее перевёрнутую каплю. Да и поднимающиеся разумные явно не спешили обратно.

Так и оказалось. Второй повернулся ко мне и довольно улыбнулся:

— Ну вот, теперь можете спрашивать.

Я даже как-то растерялся. Так долго копил вопросы в себе, что их набралось столько, что они стали уже путаться и забываться. Так вот пропустишь какой-нибудь, а потом будешь в задании мучаться неизвестностью. Слившиеся воедино части Первого вдруг замерцали и пропали. Сам собой возник первый вопрос:

— Что за фигня с исчезновениями?

— Почему «фигня»? — Ничуть не смутился моему фразеологизму Второй и тоже покосился на осиротевший постамент. — Вполне естественный процесс для Первого — исчезать.

Видя, что я не очень понимаю, куда он клонит, Второй добавил:

— У каждого из нас есть свои особенности, как у вас черты характера. Вот особенность Первого — невидимость. — Над постаментом вновь из ниоткуда возникла «капля» и Второй грустно вздохнул. — В данный момент нестабильная.

Очень захотелось спросить, какие же личностные качества у собеседника, а так же заодно и у Третьего с Четвёртым, но почему-то я не сомневался, что мне на этот вопрос либо не ответят, либо соврут. Враньё слушать не хотелось, поэтому пришлось спросить другое:

— А ко мне-то это каким боком относится? Почему я исчезал от соприкосновения?

— Почти всё, что в радиусе его досягаемости, становится на время невидимым. — Второй пожал плечами. — Но чтобы говорить более обоснованно, может, вы сначала расскажете подробности операции.

Логика конечно в этом заявлении была и я, согласно кивнув, направился к дивану. Второй пошёл за мной, а Третий и Четвёртый вернулись к постаменту с «каплей».

— Итак… — Второй нетерпеливо уставился на меня, когда мы расселись.

— Сонька расскажет. — Неожиданно даже для самого себя заявил я и мило улыбнулся ей, когда она округлила на меня глаза. — А что?

Мне стало очень любопытно, как произошедшие события виделись со стороны.

Рассказчицей Сонька была лучше меня. Она опустила начальный этап, заметив только, что проблем не было, и сразу приступила к главному — как мы пришли в лабораторию с отколовшейся частью Первого, и как там оказались оборотни, а затем и зомби. Описание боя она тоже решила пропустить, сказав только, что все выбрались живыми и здоровыми. Интересно, она пришельцев на десерт припасла что ли? Нет, оказалось, что на десерт она готовила трансформацию незнакомого пленника в рыжего кота. Как раз после рассказа о том, как я под покровом невидимости их спас она и поведала о странной метаморфозе человека в кота и наоборот.

И замолчала, словно ожидая, что Второй сейчас подпрыгнет от удивления. Второй не подпрыгнул. Он вообще никак не выразил своего любопытства. Лишь повернулся к стоящим поодаль собратьям и заметил:

— Котик-то наш растет.

Сонька явно расстроилась отсутствием видимого эффекта от озвученного рассказа.

— Есть маленькая деталь. — Заметил я, заминая возникшую паузу. — Там ещё были пришельцы.

— Ну, а куда же без них. — Вновь сохранил каменное спокойствие Второй. — Это же они приволокли частицу Первого фашистам.

— У маленькой детали есть малюсенький нюанс. — Не оставил я попытки удивить Второго. — Мы их доставили в наше время.

— Зачем? — Выгнул бровь Второй. Кажется, это его всё же проняло.

Я пожал плечами. Действительно, зачем? Получается, просто жалко было бросить на растерзание жестокой машине немецкого или советского тоталитаризма.

— Дай угадаю. — Не дождавшись от меня внятного ответа продолжил Второй. — Вы их доставили к их сломанному кораблю, так? Вы им ничем не помогли. — Дождавшись моего кивка, безапелляционно закончил Артефакт.

— Я надеялся, вы им поможете.

— А ведь это может стать решением проблемы. — Незаметно подошёл сзади Четвёртый и я вздрогнул от неожиданности. — Исчезнет нестабильное поле.

— О чём это он? — Кажется, Трос обиделся, что он чего-то ещё не знает.

Привык, что всегда был на шаг осведомлённей нас с Сонькой и возомнил себя чуть ли не мессией, спасающий Зону? Как бы не так. Мы для разумных Артефактов лишь пешки, и если и не на одно лицо, то уж в информированности они нас точно не выделяют. Просто говорят каждому ровно столько, сколько ему нужно для успешного выполнения задания. И так совпадало, что Тросу всегда говорили чуть больше. Но ничего, сегодня я собираюсь в корне поменять эту ситуацию, вытащив из Артефактов всю информацию.

— Возможно. — Оживился Второй, не обращая внимания на восклицание Троса. — Надо обдумать.

И замолчал. Четвёртый тоже продолжал молчаливым истуканом возвышаться за моей спиной. Видимо между собой они могли беззвучно общаться даже в телах людей. Но в отличие от перемигивания Артефактов в своих естественных ипостасях, здесь никаких световых эффектов не наблюдалось. Я несколько раз обернулся, косясь на молчаливого Четвёртого, и не выдержав пересел на другой диван. Не люблю, когда за спиной стоят. Особенно молчаливые странные существа.

— Вы правильно сделали. — Оживился, наконец Второй. — Мы поможем им.

— Опа! — Я аж прихлопнул по коленке. — С чего бы вдруг такое радушие гостям иных галактик?

— Их сломанный корабль в нашей Зоне, словно бельмо на глазу. — Не стал скрывать своего интереса Второй. Это обнадёживало, может действительно, наконец, всё расскажет. — Дело в том, что на определённом расстоянии вокруг их корыта мы не можем разместить свои маячки, которые вы зовёте артефактами.

— А если убрать саму тарелку? — Пошла Сонька иным путём.

— Думаешь, мы не пытались? — Вопросом на вопрос ответил Второй и мне даже показалось, что в голосе проскользнули укоризненные нотки. Мол, что, совсем за дураков держишь?

Да, хорошо Артефакты над имитацией людей поработали. Вот бы свои проблемы сами так же хорошо решали, а то пошлют сейчас опять к чёрту на кулички.

— Просто дело в том, — продолжил тем временем Артефакт, — что вся технология, которую используют пришельцы, имеет некоторую родственную нам составляющую, а, следовательно, и работать с ней очень трудно.

Я вспомнил, что и пришельцы упоминали о чём-то подобном, когда рассказывали, как нашли отколовшуюся часть Первого. Ну что ж, если здесь Артефакты говорят правду, так может и во всём остальном не врут? Ну, будем надеяться, мы действительно спасаем Зону от расширения с последующим самоуничтожением.

— И как вы им поможете? — Я уже настраивался на то, что нам придётся тащить через Зону какие-нибудь запчасти. Привык, что Артефакты всё делают чужими руками, но второй меня удивил.

— Во время очередного выброса мы доставим на максимально возможно близкое расстояние вышедшие у них из строя агрегаты.

— Хорошо. — Я поёрзал, устраиваясь поудобнее. Вопросы в голове так и рвались в бой. — С этим разобрались. Теперь давайте вернёмся к моей теме, которую я озвучивал в нашу прошлую встречу. Получается, я могу менять местами различные группы людей и мутантов по всей территории Зоны. А раз это так, и всё, что было на болотах во время нашего с Сонькой возвращения правда, то и создавать собственных монстров тоже для меня не проблема. Почему? И давайте не будем рассматривать тему массовой галлюцинации. — Закончил я, не сдержавшись. А то опять начнут сейчас плести всякую ересь, лишь бы не раскрывать правды.

— Ну что ты. Как можно. — Выставил перед собой ладони Второй и немного покровительственно рассмеялся. Ненавижу, когда со мной так разговаривают. — Ситуация оказалась несколько запутанней, чем я предполагал. Зато раскрылась твоя роль во всей этой истории.

Я напрягся, весь превратившись в слух, да и Сонька со своим братом замерла в ожидании продолжения. Второй сделал театральную паузу.

— Дело в том, Максим, что пока мы воссоединяли элементы нашего собрата, нам стало известно местоположение третей и, судя по всему, последней отколовшейся части Первого. В момент своего распада, подарившего нам жизнь и свободу, а вам Зону, Первый передал часть своей сущности человеку, которого он считал наиболее достойным.

— Достойным для чего? — Уточнил я, не особо понимая, куда клонит Второй.

— Не это важно. — Не стал отвечать на вопрос Артефакт. — Важно то, кем был этот достойный.

Вновь возникла многозначительная пауза.

— Ну! — Поторопил я, не выдержав первым. Руки дрожали. Неужели он сейчас скажет, что эта часть во мне. Это конечно всё объясняет, но… Да ну, бред. В момент аварии на ЧАЭС я ещё не родился на свет. Эта простая истина, словно ушат холодной воды заставила успокоиться и посмотреть на вещи здраво. А то вообразил себя, не пойми кем. Впрочем, я ведь обладал какими-то возможностями, значит… Истина, как обычно, где-то рядом.

— Он передал частицу себя твоему отцу, Максим.

Надолго воцарилась тишина. Я пытался переварить полученную информацию. Нет, я ведь почти сам докопался до истины. До разгадки мне не хватило совсем чуть-чуть.

— Получается, — начал я вслух строить логическую цепочку, когда немного отошёл от удивления, — что отец в свою очередь передал эту частицу мне? И теперь никуда не надо идти, а достаточно вытащить её из меня? Кстати, как вы собираетесь её доставать? — Я на всякий случай начал строить план отступления и понял, что если сейчас меня начнут поджаривать на медленном огне, то деваться мне будет некуда. Я в ловушке.

— Нет. — Успокоил меня Второй. — Часть нашего собрата до сих пор находится в твоём отце, а тебе передались через ДНК лишь отголоски его возможностей. Так что, вам снова придётся…

— Погоди. — Остановил я его. — О каких возможностях ты говоришь? Отец никогда не проявлял никаких паранормальных способностей.

— Я тебе скажу более. — Дополнил мою мысль Второй. — Он о них никогда и не догадывался, потому что действуют они только в пределах Зоны, а он, насколько я знаю, там не появлялся. Да и активировать их довольно сложно, Первый достаточно глубоко запрятал свою часть.

— Да, но… — Всё это как-то не вязалось с тем, что добытый нами у немцев артефакт вполне себе без сбоев работал и вне зоны и даже вне нашего времени. — А как же вторая отколовшаяся часть?

— Ну, ты сравнил! — Второй аж поперхнулся от возмущения. — То артефакт в чистом виде, а то растворённая в человеческой крови сущность. Концентрация разная.

— И что мне теперь со всем этим делать? — Перешёл я к более насущной проблеме. — Как жить? Я же теперь что, получается, мутант? — От этой мысли как-то сдавило грудь, и я непроизвольно потёр ладонью солнечное сплетенье. Захотелось выть. Как-то раньше радовался тому, что так лихо передвигаю людей по зоне, словно шахматные фигуры по доске, а теперь вот не к душе.

— Да нет, ты не так всё понял. — Поморщился Артефакт. — Это не твоё. Это словно закладка в книжке. Ей пользуются, но сама она книгой не является. Помимо этого за частью Первого, хранящейся в крови твоего отца, мы обнаружили слабый отголосок ещё чего-то. При этом точно известно, что та часть Артефакта, которая находится у него в крови, является последней составляющей. Значит, скорее всего, она разделилась. Основной процент остался у твоего отца, а какой-то небольшой элемент перешёл к тебе. Вот эхо того, что находится в твоей крови мы, вероятно, и заметили.

— И что, вам теперь нужна его и моя кровь? — Как-то мне этот разговор начинал не нравиться. Отдавать свою кровь даже на такое благое дело как избавление человечества от Зоны я не собирался. Да и отца в обиду не дам.

— Да.

Вот так просто — «да» и всё тут.



— Да пошли вы! — Мне казалось, я очень быстро вскакиваю и прыгаю к выходу из этой мышеловки, казавшейся такой уютной.

К чёрту деньги, к чёрту вещи и оружие, так и валявшиеся в общей куче шмоток. Тут бы свою шкуру спасти. Мне казалось, я уже достиг тёмного провала, ведущего в бесконечный лабиринт переходов. Мне казалось, что ещё немного, и я вырвусь на свободу. Мне это только казалось. С размаху я вляпался в уже знакомый мне невидимый студень и остался висеть недвижимый. Подходи и бери готовенького. Только голова и вертелась. А что мне ещё оставалось? Повернув её насколько это возможно и скосив глаза, я заметил, что Сонька тоже вскочила.

— Что происходит? — Её голос странным образом искажался, превращаясь в низкий и тягучий баритон.

Не знаю, чью сторону она примет, ведь речь идёт о моей крови и крови моего отца, а не о её собственной. А кто ей, в конце концов, я? Разбираться и медлить было смерти подобно, поэтому пришлось воспользовался уже имеющимся у меня опытом и создать жуткую смесь из наших рюкзаков и оружия. Получилась довольно забавная, но очень огнестрельная зверушка. Основанием, как наиболее большой, послужил мой рюкзак, сверху него обосновались рюкзаки поменьше — Соньки и её брата. А уж на них красовалось всё наше вооружение: пара «Калашниковых», «винторез» и СВУ. Вся эта мешанина, не смотря на сумбурность, сразу открыла шквальный огонь.

Метил я, надо признать, исключительно во Второго, как-то не задумываясь считая его главным виновником своих бед. Тем более что «огурец» с «ананасом» находились в стороне и, следовательно, становились мишенями номер два. Едва моя конструкция собралась в нечто оформленное и начала изрыгать пули из всех четырёх стволов, Сонька завизжала и бросилась за спинку ближайшего дивана. Трос тоже среагировал быстро и сильно матерясь, оказался там же, где и сестра.

Только Артефакт остался сидеть, где сидел. Не сказать, что его совсем не проняло, нет, он даже поморщился, когда одна из пуль вошла ему в область предплечья. На этом мои достижения закончились. Второй слегка двинул рукой, и артиллерия созданного мной монстра замолчала. Я ещё не понял, что случилось, когда следующим движением он разметал мою зверушку по разным сторонам комнаты. Рюкзаки опять стали просто рюкзаками. Я попытался вновь собрать их воедино, но куда мне бороться со Вторым — тело налилось свинцовой тяжестью и вещи отказались подчиняться.

Сдаваться я не собирался. Оставалась лазейка переселения души. Я беркут? Да откуда, чёрт возьми, в этом каземате беркут? Может я крыса? Да хоть таракан, лишь бы покинуть скованное тело, а там разберёмся. Но Второй предусмотрел и этот шаг — куда бы я не пытался вломиться, везде висел большой амбарный замок. Ни одно живое существо не приняло мой разум.

Осенило меня, как это часто бывает, слишком поздно. Если я ношу частицу Артефакта под номером один, то возможно собранные ранее две его же части откликнутся на мой зов? Откликнулись, но к этому моменту Третий и Четвёртый тоже вступили в схватку и, едва от собранной части Первого потёк ко мне тоненький ручеёк силы, довольно жёстко отсекли меня от него. В голове зашумело, и я на несколько секунд вообще перестал соображать, где я и кто я.

Когда очнулся, все три представителя высшего разума стояли передо мной и обсуждали меня, словно какую-то редкую букашку.

— Силён. — Кажется, это сказал Третий. Я ещё не совсем оклемался, и открывать глаза не спешил.

— Да. — Согласился с ним один из оппонентов. — Боюсь представить, что было бы, сумей он качественно подцепиться к Первому.

— Ничего бы не было. — Отрезал Второй. Уж его-то голос я узнаю из тысячи. — Точно так же отсекли бы и всё.

— Не знаю, не знаю. Первый потому и Первый, что сильнее нас.

Я решился и открыл глаза. Разговор сразу прервался. То, что я ещё жив, обнадёживало. Я был по-прежнему вморожен в невидимый студень, но пока находился без сознания, меня, по всей видимости, развернули. Теперь мне не надо было выворачивать шею, чтобы видеть центр комнаты. На абсолютно целом диване беззаботно сидели Сонька и Трос. Интересно — это хороший знак, или нет? Она могла убедить Артефакты не выкачивать из меня кровь, но с другой стороны они могли доказать ей, что иного выхода нет, и она смирилась. Она смирилась? Нет, в это мой разум отказывался верить. Не тем она была человеком, чтобы вот так просто смириться и вычеркнуть из жизни всё, что было между нами.

— Очнулся? — Зачем-то уточнил очевидную вещь Второй и хитро улыбнулся. — Ты бы сперва дослушал меня, а потом уж бежал. Вечно вы, люди, так — не узнаете всё до конца и уже судите.

Я не нашёлся что сказать. И не от чувства вины, а от наглости Второго. Насколько я помню его «да» было кратким и продолжения не предусматривало. Вот ведь гад! Специально меня спровоцировал, чтобы посмотреть мою реакцию. Но зачем она ему? И тут меня осенило. Не реакция моя ему была нужна, а проверка моих возможностей. И я любезно ему всё показал. Но зачем ему всё это, если он сам говорил, что вне Зоны ничего из моих фокусов действовать не будет. Думай, голова, шапку куплю! Единственное, что пришло в голову, что он уже думает о следующем этапе всей операции.

— Ну и что, годятся мои способности для выполнения следующей миссии? — Решил я проверить свои догадки.

— Ты о чём? — Невинно поинтересовался Второй, но я-то видел, как перед этим он вздрогнул. Так сильно увлёкся достоверностью своего человеческого образа, что и все реакции оставил. Зря он так опрометчиво, реакции часто нас выдают.

Я хмыкнул, и отвечать на его вопрос не стал. И так всё видел. Вместо этого вернул присутствующих к текущему положению дел:

— Может, вынете меня уже из этого холодца, и поговорим серьёзно?

Держащее меня поле мгновенно исчезло, и я от неожиданности едва устоял на ногах. Ещё не хватало падать перед ними.

— Так какой подвох с кровью?

— Надо всего двадцать миллилитров.

— Понятно. — Я обогнул Артефакты и направился к дивану. — Ну, так давайте уже нам шприц, и мы отправимся к отцу. Хватит уже ломать эту комедию.

— А что, — направился вслед за мной Второй, — вопросы у вас уже кончились?

— Знаешь, куда можешь свои вопросы засунуть? — Разозлился я, усаживаясь рядом с Сонькой. Вместо того чтобы извиниться, он продолжает издеваться. — Как, впрочем, и ответы.

— Нет, а я хочу знать про вашего кота. — Внезапно вклинилась в нашу перепалку Сонька.

Я повернулся к ней, но она на меня даже не посмотрела, демонстративно игнорируя. Что ещё за новость? Что здесь успело такого произойти, пока я был в отключке. Блин, вот так уснёшь на пять минут, проснёшься, а голова в тумбочке. Что-то я перестал успевать за несущимися галопом событиями.

— И про «амальгаму» ты обещал подробнее рассказать. — Закончила Сонька

— Ну, с «амальгамой» всё просто. — Начал удовлетворять её любопытство с последнего вопроса Второй. — Вы же сами принесли сюда отколовшуюся часть Первого, которая позволяет быть невидимым тем, кто рядом с ней. Теперь эта часть, объединённая с Тунгусской, во время очередного выброса начнёт генерировать свои собственные артефакты, которые, в свою очередь, будут находить сталкеры и продавать учёным. Понимаете, мы можем вложить в создаваемые куклы только то, что можем сами. Сейчас эти два артефакта, объединённые в одну сущность могут дать только невидимость и ещё пару полезностей, доставшихся из исходной отколовшейся части.

1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24