страница23/24
Дата16.05.2017
Размер5.5 Mb.

Кровь артефакта


1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24

— А ученым-то, почему удалось то, что не удавалось ранее — скопировать свойства артефакта? — Не выдержала Сонька.

— Просто объединённые части Первого сейчас не обладают разумом и не контролируют создаваемое. — Пожал плечами Второй. — Вот ваши учёные и смогли найти точки соприкосновения с доступной технологией.

— Может, не стоило их пока объединять? — Уточнил Трос. У меня тоже возник этот вопрос, но по понятным причинам я решил отмолчаться.

— По другому никак. — Решил не вдаваться в подробности Второй. Может, опять решил в тайны поиграть, а может, это действительно нам знать не положено. Чуждая нам физиология и всё такое.

— А нам сейчас вы сможете «амальгаму» сделать? — Сонька оставалась сама собой и решала насущные проблемы.

— Боюсь, что здесь мы на таком же положении, что и ваши учёные. — С сожалеющим видом развёл руками Второй. — С тем лишь преимуществом, что будем знать, где подобный артефакт окажется после выброса. Но у нас как всегда нет времени ждать.

— Ну, тогда рассказывайте про кота. — Сразу смирилась Сонька с тем, что невидимыми нам не быть.

— Да собственно о коте вам знать и не обязательно, но раз уж обещал — расскажу. — Второй притронулся к столу, и давно остывшая еда пропала, оставив чистую поверхность столешницы. — Вы правы, это не обычный кот. Он сам пришёл к нам в этот зал. Как он умудрился отыскать вход в лабиринт, пройти его насквозь и избежать встречи с минотавром даже для нас остаётся пока загадкой. Но нашу речь он понимал и сам предложил помощь по благополучной доставке Максима. Извини, Сонька, но на одну тебя в таком важном деле мы положиться не могли. Так что он был чем-то вроде страховки.

— Так кто он, в конце концов? — Не выдержал Трос.

— По всему получается — преемник Первого. — Второй как-то невесело усмехнулся. — Надо же, не прошло и пол века, а они уже всё узнали.

— Ни черта себе. — Вырвалось у Соньки. Она стушевалась и быстро перешла к следующему вопросу. — А что ж он вам сам не скажет, кто он?

— Как бы это объяснить? — Второй пощёлкал пальцами. — Кот — это вроде как тень того, кто ещё только через мгновение выйдет из-за угла. Понимаете? Предтеча. Поэтому и остаются ещё неснятыми вопросы даже для нас. Но раз вы сказали, что он уже может принимать облик человека, то думаю, всё скоро встанет на свои места.

Некоторое время в круглом зале стояла тишина. Второй посчитал, что тема исчерпана. Сонька с Тросом больше вопросов не имели, а я по известной причине продолжал отмалчиваться. Мне хотелось лишь поскорее приступить к заданию, чтобы передо мной не мелькала опостылевшая физиономия Второго. Знать бы ещё, что с Сонькой?

— Так. — Второй хлопнул себя по коленям и поднялся. — Если вопросы закончились, то давайте я вас проинструктирую. На этот раз вы окажетесь в непосредственной близости от объекта. Думаю, большой дом с красной черепичной крышей Максим узнает без труда, ну а про отца и говорить нечего. Под видом научных сотрудников возьмёте у него кровь, якобы на анализ. Все необходимые документы, деньги и медицинские препараты находятся вот в этом чемодане. — Второй указал на лежащий на столе кейс, появление которого я к своему стыду пропустил, и продолжил. — Возвращаться вам придётся через вход в лабиринт из того времени. Боюсь, что «странники» уловили вашу тенденцию возвращаться в своё время с помощью найденных частей Первого и готовят вам какую-нибудь пакость.

— Но на прошлом задании вход в лабиринт в местном времени был заблокирован «странниками». — Вспомнила слова Рыжего Сонька. — А вдруг и сейчас…

— С той блокировкой мы разобрались. — Прервал её Второй, поняв о чём она говорит. — И в нужный момент её снимем. А пока пусть «странники» думают, что вы будете возвращаться, как и прежде. Да, и не забывайте о минотавре. В том времени мы вас встретить не сможем, так что будьте осторожны. Впрочем, если будет совсем худо, ты, Максим, не стесняйся применять свои способности. — Второй улыбнулся, не то ехидно, не то поощрительно. — Только сильно не зверствуй. Не забывай о яблоне и яблоке.

Как я не старался, отмолчаться не получилось, так как я уловил в его совете воспользоваться своими новыми способностями одну нестыковку.

— Ты же говорил, что вне Зоны мои способности не действуют. — Высказал я свои сомнения. — А в то время Зоны, в каком виде мы её знаем, наверняка не было.

— Тут сработает эффект лабиринта. — Пояснил Второй. — Он, словно губка впитывает всё, что творится над его входами в разное время. Оттого кстати происходит и возврат в своё родное время при прохождении лабиринта.

Несколько запутанно, но главное для себя я выяснил — не придётся против минотавра выходить с голыми руками.

— Ну что, поехали? — Несколько, как мне кажется, повеселел Второй оттого, что я всё же разговорился.

— Что, так в фашистской форме и отправишь? — Ехидно поинтересовался я. — Боюсь, твоей шутки не поймут ни местные власти, ни мой отец.

— А, забыл… — Начал было оправдываться Второй, но я прервал его.

— Забыл он, понимаешь. Сидите тут, какое уже тысячелетие, а до сих пор только свои проблемы и решаете. У нас, между прочим, физиология есть. Я в туалет хочу. Я помыться хочу…

— И я. — Поддакнула Сонька и сконфуженно замолчала, вспомнив видимо, что за что-то на меня злится.

— Мне побриться надо. — Закончил я. — Ну и естественно переодеться.

— Минутку. — Огорчился Второй, что я не ценю их заслуг перед человечеством и поднявшись отошёл к своим компаньонам.

Интересно, как они выкрутятся?

Вышли из положения, надо признать, они с честью. Впрочем, разве могло быть иначе с их-то возможностями? В стене круглого зала появилось три одинаковых двери.

— Всё, что вам нужно, уже там. — Приглашающее махнул рукой Артефакт.

Второго приглашения нам не требовалось.

Так качественно и с удовольствием я себя в порядок приводил последний раз в той бане, где ко мне присоединилась Сонька. Это ж, сколько уже времени прошло? Месяца два, не меньше. И с тех пор только урывками: там умоешься, там побреешься. И всё бегом, практически на ходу. Поэтому сейчас я с наслаждением тёр себя жёсткой мочалкой, долго стоял под упругими струями душа, а потом тщательно брился, убирая с лица вместе с приятно пахнущей пеной жёсткую чёрную щетину.

Вышел из ванной комнаты я последним. Сонька и Трос уже сидели на диване и о чём-то тихо беседовали. Второй так и остался со своими коллегами по присмотру за человечеством и на диван не вернулся. Может, ждал, когда мы все соберемся.

Так и оказалось. Едва я подсел к замолчавшим родственникам, Второй сразу направился к нам с вполне предсказуемым вопросом: «Теперь отправляемся?».

— Одну минутку. — Остановил я его и повернулся к Соньке. Не хотелось бы на опасном задании иметь какие-то недомолвки. — Объясни мне, что происходит? Чем я тебя обидел?

— Может, не будем здесь это обсуждать? — Сделала она мне страшные глаза.

— Ты мне нужна на задании собранной, а не вынашивающей планы мести.

— На задании это не отразится. — Отрезала Сонька.

— Ещё как отразится. — Не отстал я. — Я не могу полностью положиться на человека, который на меня злится.

— Я не злюсь.

— Я что, не вижу? Говори, что происходит?

— А то ты не знаешь. — Прорвало ее, наконец. — Делаешь разных монстров и травишь их на меня! Ты чуть не убил меня!

— Не на тебя, а на него. — Кивнул я на Второго.

— А на болоте ты тоже ту тварь для него готовил? Думал я не догадаюсь, кто её сделал?

— Ты чего? — Опешил я. — Я же без сознания был и вообще не соображал, что делаю.

— Не соображал он. — Передразнила Сонька и всхлипнула, вот-вот готовая разрыдаться. — Как какого-то сталкера от контролёра спасти, так пожалуйста, а как мне, так мутанта.

— Господи, какую ерунду ты собираешь. — Я подсел поближе и попытался обнять Соньку. — Я же люблю тебя.

От первой моей попытки прижаться Сонька отстранилась, но второй раз оставила мою руку на себе и я приник к её плечу:

— Глупая.

Сонька вновь шмыгнула носом.

Несколько минут просидели молча. Трос старательно делал вид, что его здесь нет. Второй зачем-то перебирал содержимое чемоданчика. Наконец он не выдержал и театрально вздохнул.

— Да отправляй уже. — Махнул я рукой и, вырвав у него кейс, захлопнул.

— Только Троса я здесь оставлю. — Почему-то решил в последний момент поставить нас в известность Второй. — Ему отдельное задание.

Марево летнего дня захватило в заложники старинный дачный посёлок. Полный штиль. Поникшие листья раскидистых берёз словно умоляют о дожде, но на небе ни облачка. Дачники попрятались в своих домиках, пережидая самый пик жары в тени и относительной прохладе. Где-то в отдалении прогудел тепловоз, грохнули, сцепившись, вагоны и вновь всё затихло. Словно умерло. Лишь кузнечики, закопавшись в траве, на разный лад зазывают невест.

Я вытер мгновенно вспотевший лоб тыльной стороной ладони и задрал голову к лазурному небу. Сощурился от резанувшего по глазам солнца и прикрылся ладошкой. Что я там хотел увидеть? Кружащего в вышине ястреба, несмотря на жару продолжавшего упорно выискивать добычу или сверкнувший фюзеляжем самолёт? Не знаю, наверное, просто интуитивно. Поднял голову и замер, вмиг позабыв и о жаре, и о маячившем невдалеке домике, где сейчас, по расчётам Второго, должен был находиться мой отец.

Небо было словно собрано из четырёх прозрачных лепестков, которые прямо над нами срастались между собой мутным желеобразным швом. Лепестки рябили и колыхались, словно прозрачная целлофановая плёнка и если бы не это движение, я возможно бы ничего и не заметил, списав швы на лёгкую дымку или след от реактивного самолёта. А так я недоумённо прошёлся взглядом по шву, спустившись до земли, и с шумом выпустил запертый в груди воздух.

— Что за хрень? — Так и не увидев из-за домов и деревьев, чем всё это кончается у основания, я повернулся к Соньке.

— Ты о чём? — Недоумённо посмотрела она покрасневшими глазами вверх, заблаговременно сделав рукой козырёк от солнца. Повертела головой и уставилась на меня. — Что ты видишь?

Судя по реакции, она ничего странного в небе не заметила. Пришлось объяснить.

— Опять эти твои способности чудят. — Проворчала она и махнула рукой. — Пойдём, нам кажется, вон тот дом нужен, с красной крышей?

Я кивнул, но с места не сдвинулся. Дом-то тот, но вот небо… Если Второй нас не предупредил, что возможны какие-то аномалии, то значит это дело рук «странников». Что они выдумали на этот раз? Сорвавшись с места, я быстро догнал Соньку и зашагал рядом. Хорошо ей, она не видит всю эту несуразность небосвода, а мне как быть? Тоже оставить без внимания? Так ведь и ослу понятно, что ничем хорошим это не кончится. Знать бы ещё, к чему готовиться.

Мы дошли до двухстворчатых ворот, одна половина которых выполняла роль калитки и остановились. Сонька начала выискивать, где она отпирается, а я вновь задрал голову к небу. Чертовщина с лепестками почти прошла и о случившемся теперь напоминали только едва видимые следы швов. Может, действительно показалось? Да нет, если уж себе не верить, то кому? Сонька, наконец, нащупала изнутри щеколду и, распахнув створку ворот, шагнула во двор. Я зашёл следом, придержал калитку ногой, не дав захлопнуться, и просмотрел улицу в оба конца. Никого. Уже собираясь проследовать за Сонькой, вновь замер. Эта часть улицы находилась на небольшом холме, и вид отсюда открывался просто замечательный. Нет, конечно, виды крыш дачных домиков, берёз и плодовых деревьев, теплиц и палисадников не всех могут восхитить, но видно было далеко. По крайней мере, я так думал, что отсюда должно быть видно далеко, но метрах в ста начиналась какая-то лёгкая дымка и чем дальше, тем труднее было что-либо различить. Словно дачный посёлок прятался в тумане.

— Сонька. — Тихонько окликнул я девушку и махнул рукой, заметив, что она не спешит вернуться ко мне, стоя уже на ступеньках, ведущих на веранду. — Иди скорее.

— Ну что ещё? — Нетерпеливо подошла она. — Опять небо в лепестках?

— Нет. — Проигнорировал я её ворчание. — Дымку лёгкую видишь?

— Ну. — Кивнула она. — И что? Жара такая и ветра нет, а тут бани у каждого. Пойдём уже.

Радовало хотя бы то, что дымку она тоже видела. Так может она права? Вот только не похоже это на дым. На что угодно похоже, только не на сизый стелющийся выброс печных труб. Я напряг зрение, зацепившись взглядом за край дома, который было еле-еле видно. Попытался представить, как бы он выглядел, не будь здесь дымки. Шаг за шагом прошёл взглядом по его стене до дальнего угла и вдруг понял, что теперь действительно вижу дом вполне отчётливо. И даже какой-то сарай, стоящий за домом был вполне различим. Я попробовал проделать тот же фокус с сараем, что и с домом. Получилось. Так шаг за шагом я добрался до конца дач и упёрся взглядом в берёзовый колок.

Но стоило перейти взглядом к близким постройкам, как всё вернулось на круги своя. Опять лёгкая дымка и опять метрах в трехстах дачные домики уже скрывались в ней без остатка.

— Ты долго будешь пялиться? — Довольно грубо одёрнула она меня. — Я не собираюсь и с этим заданием возиться неделю. Всего-то и надо — взять немного крови у твоего отца. Зачем усложнять?

— Не знаю. — Я попятился, ещё недолго посмотрев на крыши дачных домиков, и пошёл вслед за Сонькой. — Просто не нравится мне всё это.

Кулачок моё заявление проигнорировала, целенаправленно шагая к крыльцу. Честно говоря, она сама мне тоже не нравилась. В том смысле, что в наших отношениях что-то изменилось. Неужели всё из-за этих нелепых монстров? Так я же всё объяснил. А может и не в этом вовсе дело? А в том, например, что я, если называть вещи своими именами — мутант. Ну что ж, не буду настаивать. Раз она видит во мне мутанта или в лучшем случае ещё один разумный артефакт, отойду в сторону. Вот закончим с этим делом, и самоустранюсь из её жизни. На душе стало как-то муторно, и все странности вмиг вылетели из головы.

Не смотря на то, что посёлок был электрифицирован, звонка у двери не оказалась и Сонька громко стукнула в стекло. Плохо закреплённое штапиком, оно обиженно звякнуло, но на наше счастье не разбилось. Хозяин не заставил себя долго ждать. Видимо он, в отличие от многих дачников, не желал коротать время в кровати, поэтому уже спустя несколько секунд перед нами возник мужчина в длинных шортах переделанных из старых джинсов и свободной футболке. Да какой там мужчина, — парень! Мой отец.

Я, конечно, его узнал сразу. Ещё бы, столько раз перебирал старые родительские фотографии и даже одну с собой в Зону притащил. Каюсь, давно не доставал. Так и лежит, наверное, в сейфе у Мытаря. Сердце предательски защемило, и на фоне только что прожитых переживаний о Соньке из глаза выкатилась одинокая слезинка. Быстро отвернувшись, я смахнул её и повернулся к открывшему дверь парню.

— Чем могу? — Отец облокотился о косяк и дружелюбно нас оглядел.

— Мы сотрудники научной лаборатории. — Взяла разговор в свои руки Сонька и предъявила корки и гербовыми печатями. — Нам нужно сделать у вас забор крови из вены на анализ.

— Зачем? — Улыбка сползла с лица хозяина. — Я ведь уже не работаю на НИИ.

— Это не важно. — Перебила его возражения заготовленной фразой Сонька. — Так же, как вы давали подписку о невыезде и не имеете право покинуть страну в ближайшие десять лет, так и анализы крови все эти десять лет мы будем у вас брать. Да вы не волнуйтесь. — Добавила она от себя, увидев его скисшую физиономию. — Один раз в год это не так часто.

— Проходите. — Нехотя посторонился отец, и мы вошли в прохладную тень веранды. — Чай?

Я хотел, было спросить о кофе, но вовремя вспомнил какой на дворе год и прикусил язык. Ещё бы виски с содовой потребовал, умник.

— Да, спасибо. — За нас обоих ответила Сонька и принялась оглядываться.

Я последовал её примеру, разглядывая спартанскую обстановку. Не смотря на то, что мать отсутствовала, её рука чувствовалась. По крайней мере, было видно, что живёт здесь не холостяк. Но Второй нас предупреждал, что её не будет, поэтому сейчас я просто воспринимал всё как данность.

За небольшой кухней, условно разбитой на две части, в одной из которых была сложена печь, находилась квадратная комната с тремя окнами. Одно выходило во двор, через который мы шли к крыльцу, а два оставшихся смотрели на улицу. Простенькие занавески, тяжелая старинная мебель еще, наверное, сталинской эпохи и пошарканные дорожки на полу — вот и всё убранство. Я непроизвольно фыркнул, прям как у нас в Зоне отчуждения. Не отсюда ли у меня тяга ко всему ветхому? Хотя, дачу я помнил смутно. Мне было лет девять, когда её продали.

Сонька ткнула меня в бок, и я вернул лицу серьёзное выражение, уставившись в окно, выходящее на улицу. Мне кажется, или дымка стала ближе? От разглядывания пейзажа меня отвлёк отец, принёсший с кухни поднос с двумя гранёными стаканами, полными кипятка, заварником и тарелкой с печеньем. В носу засвербело от «юбилейного» вкуса детства.

— Так быстро? — Удивилась Сонька, явно настроенная, что он будет сейчас печку растапливать. Ага, как же. Что он, дурак что ли, в такую жару огонь разжигать. Я вновь хмыкнул.

— Просто кипятильника два. — Пояснил отец, а Сонька мимолётно сверкнула на меня глазами. — Садитесь.

Мы расселись за круглым столом с голубой скатертью и взялись за стаканы. Плеснув из чайника в стакан немного заварки, я принюхался к аромату листьев смородины, малины и кажется мяты. Впрочем, я не знаток трав, могу и ошибаться. Главное — было вкусно. Сонька тоже одобрила. По крайней мере, не морщилась и охотно таскала с тарелки квадратные печенья, запивая их травяным чаем.

Мне вдруг стало невыносимо холодно, и я приложил ладони к горячему стеклу стакана, в котором ещё оставался чай. Приложил и только тогда задался вопросом, отчего это вдруг летом в самый разгар жары у меня замёрзли ладони? Передёрнув плечами, я покосился на Соньку и отца, и уже собирался озвучить вопрос, когда нас накрыла волна.

На выброс это похоже не было, да и неоткуда ему здесь взяться, но ощущения тоже не из приятных. Будто потолок вдарил по темечку. В ушах зазвенело, словно стая комаров облепила голову, и дом поплыл. Чёрт, ведь знал, что не стоит ждать ничего хорошего от этого лепесткового неба, а туда же. Расслабился, чай ему подавай. Дурак!

Пошатываясь, поднялся, едва не опрокинув стол, и, не обращая внимания на держащихся за голову Соньку и отца, со странным видом смотрящих куда-то в одну точку, добрался до окна. Лучше бы я этого не делал. Мир за окном умер. По крайней мере, мне так показалось. Всё сосредоточилось вокруг одинокой фигуры, замершей посреди улицы прямо напротив наших окон. Чёрный балахон, наподобие монашеской рясы полностью скрывал фигуру. Вот только вместо капюшона голову покрывала какая-то сарацинская маска с прорезью для глаз. И казалось, что у замершей фигуры вместо головы шар для боулинга — такая же правильно круглая и почему-то блестящая. И никакого движенья вокруг, словно вымерло всё. Лишь чёрная фигура посреди улицы и клубящийся метрах в двадцати за ней туман. Не та едва уловимая дымка, которая мне не понравилась в самом начале нашего путешествия по дачному посёлку, а густой, словно кисель, туман, закручивающийся кольцами и словно живущий своей жизнью.

Не в силах что-либо предпринять я сидел и смотрел, как фигура плавно сдвинулась с места и направилась к калитке нашего дачного домика. Сонька и отец так и продолжали сидеть, каждый поглощённый своей бедой, и ничем мне помочь не могли. Да и чем здесь поможешь? Словно зритель в театре я наблюдал за приближением страшного монстра. Вот он достиг калитки и та, словно по команде, распахнулась, ударившись о пристроенный сбоку сарай. Монстр сделал короткий шажок. Время замедлилось, и я даже смог разглядеть небольшой носок обуви, выдвигающийся из-под рясы. Округлый чёрный ботинок выдвинулся, приблизился к границе между улицей и двором и замер. Простоял так секунд десять и медленно, миллиметр за миллиметром начал преодолевать внезапное препятствие.

Кожа на ботинке стала плавиться и пузыриться, опадая серыми хлопьями на землю и превращаясь в ничто, но странный монстр не прекратил попытки войти во двор. Я не знаю, что это было за препятствие, так эффективно не пускающее его внутрь, но очень желал, чтобы оно и дальше продолжало действовать столь же надёжно. В голове возникла навязчивая мысль, что если он доберётся до дома и войдёт в него, то нам всем конец. Страшный, мучительный конец и тела, и души.

Тем временем тварь уже полностью перешла черту, отделяющую улицу от двора и теперь, пузырясь и оплавляясь, стремилась к крыльцу. Я зажмурился, не желая видеть больше этого ужаса, и попытался помочь невидимой защите дома не дать дойти монстру до веранды.

Для начала заставил себя успокоиться и начать рассуждать логически. Что здесь было такого, что воздвигло бы такую эффективную защиту? Ответ напрашивался сам собой — мой отец. Не думаю, что он умудрился украсть что-то из лаборатории ЧАЭС, не те времена были. А значит остаётся он сам, точнее его кровь, несущая сейчас по венам частичку разумного артефакта.

Можно было, конечно предположить, что это моя кровь оказывает такое воздействие, но я почему-то не верил в подобное положение дел. Отбросив эту версию и вернувшись к первой, я приступил к действию. Быстро подскочил к отцу, так и сидевшему истуканом и выхватил нож. Глаза непроизвольно скосились в окно, выходящее во двор. Чёрный монстр уже преодолел половину расстояния между калиткой и верандой. Защита продолжала работать и по твари постоянно пробегала дрожь, заставляя вскипать чёрное одеяние, но остановить монстра не могла. Незнакомец продолжал с неумолимостью катка медленно продвигаться к входу. Почему-то возникло ощущение, что как только он войдёт на веранду, защита рухнет.

Не мешкая больше ни секунды, я резанул ножом себя по запястью. Затем схватил руку отца и сделал такой же надрез и ему. Он даже не вздрогнул и взгляда от своей, только ему видимой точки не отвёл. Что ж, тем лучше. Приложив свой порез к порезу на руке отца, я закрыл глаза. Сколько нужно было времени, чтобы моя кровь передала частицу Первого отцу? Неизвестно. Всё по наитию. Ведь если есть защита, значит, она предполагалась изначально, а раз она не совсем эффективна, значит, ей что-то не хватает. И это «что-то», в данном случае, находится у меня в крови. Но вот сольётся ли с основной частью — вопрос. Я даже смог оценить пикантность момента — к этому времени я ещё не родился, а защита уже ослабла. Это могло означать только одно — мать беременна. Мной беременна.

Вдруг туман и неразбериха в голове отступили. Отец дёрнулся, и вырвал у меня руку.

— Что вы делаете? — Он вскочил, едва не опрокинув придвинутый к дивану столик.

— Спасаем тебя. — Буркнул я и, зажимая здоровой рукой порез, тоже поднялся. — Сонька, перевяжи ему руку.

Она помотала головой, прогоняя остатки мути, и кивнула, потянувшись к чемоданчику, где, подтверждая нашу легенду, хранились бинты, жгуты, мази и прочая медицинская дребедень. Из всего этого хлама нам на самом деле нужен был только шприц на двадцать кубиков.

Убедившись, что Сонька полностью контролирует обстановку я выглянул в окно, хоть и чувствовал, что всё кончено. Так и оказалось. О пришельце напоминала только небольшая чёрная лужица, всё ещё продолжавшая тихонько шевелиться и пузырить, словно кипя.

— Что это было? — Тем временем потребовал объяснений отец. — Я словно выпал из своего тела. Жуть.

— Иностранные разведки тоже не сидят, сложа руки. — Отмахнулся я первым, что пришло в голову. — Новый вариант парализатора.

— А руку-то, зачем резать? — Благодарно кивнул он Соньке, закончившей перевязку.

— Принудительно заставил кровь течь. — Быстро нашёлся я и ещё раз выглянул в окно. Кипение чёрной лужицы шло на убыль. Вот и хорошо, вот и ладненько. Надо быстрее сваливать отсюда, пока ещё гости не пожаловали.

— А зачем я вообще им понадобился. — Сделал вид, что удивился он. — Я простой лаборант.

— Лукавить изволите. — Я усмехнулся и погрозил ему пальцем. — Сонька, берём анализы. Нас эксперты ждут.

— Постойте. — Вдруг испугался отец. — А если эти, с парализаторами, вернуться?

— Не вернуться. — Заверил я его.

Не знаю, поверил он мне или нет, но больше вопросов задавать не стал и подставил руку:

— Берите.

А я ведь действительно ему не лгал. Зачем он нужен будет «странникам», если мы изымем из его крови интересующую их частицу Первого? А значит, и беспокоить его они не будут. Ну что ж, господа «странники», опять мы вас обскакали? Я наблюдал, как Сонька наполняет шприц тёмной кровью, и улыбался. А что ещё мне оставалось? На душе было спокойно и радостно. Может быть ещё и потому, что я отдал ту часть себя, которая делала меня сродни мутанту? Я не хочу терять Соньку. Улыбка медленно сползла с моего лица, и я поплёлся к выходу, бросив короткое:

— Заканчивай.

Выйдя на крыльцо, достал сигареты, но открывать пачку не спешил. В общем-то, для себя я уже решил, что курить бросил, но вот от сигарет не спешил избавляться. Всё же вытащив одну, с удовольствием вдохнул запах табака и подозрительно покосился на лужицу, чернеющую посреди дорожки. За дверью раздались голоса, и я быстро спрятал пачку в карман, выбросив зажатую в пальцах сигарету в траву.

— Порядок? — Не оборачиваясь спросил я, когда дверь, открываясь, скрипнула.

— Да. — Сонька встала рядом, не отрывая взгляда от инородного предмета на тропке. — Это оно?

— Оно. — Я вздохнул. — Ну, пошли, что ли?

— Возвращаемся по плану?

Я кивнул и начал спускаться по ступенькам. Сонька постаралась не отставать. Чернота на тропинке уже почти не шевелилась и напоминала обычную мазутную лужу, которую нерадивый хозяин не успел засыпать опилками.

Обернувшись в последний раз, я махнул рукой вышедшему на крыльцо отцу и зашагал по дачной улице в том направлении, где мы слышали возню поездов. Сейчас на электричку до Москвы, потом поездом до Киева, а там на перекладных. Всё, как выразилась Сонька, по плану.

Старая советская электричка, какие в наше время можно встретить разве что в глубинке России, без приключений довезла нас до Москвы, и мы влились в людской поток, спускающийся в метро. От Павелецкого до Киевского ехать всего ничего, но я весь взмок от напряжения. Слишком много людей вокруг и зомби или оборотня можно легко пропустить на расстояние удара, но судьба миловала. А может возможности «странников» исчерпались? Ну, нет, на это можно не рассчитывать. Судя по зашедшей на огонёк к отцу твари, возможности странников наоборот набирают ход, словно тяжёлый, но мощный локомотив.

Купив билеты, мы под внимательные взгляды сержанта проследовали в зал ожидания. Может, он поленился, а может, всех одинаково провожал, так сказать для острастки, но за нами не пошёл. Нам это было только на руку и, устроившись на крайне неудобных сиденьях, мы принялись ждать своего поезда. Не смотря на жёсткие сиденья и постоянный гул, я не заметил, как уснул. Так все четыре часа и проспал.

Поездка в поезде тоже не принесла каких-либо неприятных сюрпризов. Одно лишь неудобство. Лично бы задавил того, кто придумал плацкартные вагоны. Достались нам, как назло боковые места и болтающийся туда-сюда народ постоянно норовил отдавить нам ноги. Наконец мне это надоело и я забрался на верхнюю полку, разглядывая в доставшийся мне кусочек окна проплывающий мимо пейзаж. Но вскоре и это удовольствие стало недоступным — солнце село и на окрестные сёла опустилась ночь.

Я свесил голову вниз, но оказалось, что Сонька уже тоже расстелилась и сейчас лежала спиной к проходу. Может, спала. Вздохнув, я постарался выкинуть из головы мысли о сне. Не хотелось бы проснуться оттого, что тебя рвёт на куски какой-нибудь зомби. Пассажиры уже угомонились, и теперь коридор лишь мягко освещался тусклыми лампами.

Вскоре скрипнула дверь, и со стороны проводника в нашу сторону направился человек. Я напрягся, ожидая подвоха, но припозднившийся гуляка свернул в свой отсек за один до нас и принялся укладываться, вызвав недовольное ворчание соседей. Ещё через час люди потянулись к туалету. Сказалась духота поезда и сопутствующее ей массовое принятие жидкости самого разного калибра и крепости. Я ругнулся сквозь зубы, никакого спокойствия. В каждом приходилось выискивать что-нибудь неживое. Пока везло.

Часа в четыре Сонька заворочалась и перевернулась лицом к проходу. Ещё минут через пятнадцать я заметил, что она не спит. Проводив глазами очередного зассанца, я скосил глаза вниз и поймал её взгляд. Подмигнул и, не дожидаясь реакции, повернулся к окну. Сон пришёл сразу.

Сошли мы в Нежине, хотя брали билеты до Киева. Просто посовещавшись за утренним чаем, любезно принесённым вместе с неизменным «юбилейным» проводником, мы пришли к выводу, что машину угнать можно будет и в этом небольшом городке. Расстояние что от Киева, что от Нежина до ЧАЭС было примерно одинаковым, но до столицы украинской республики было ещё ехать и ехать. Да и наверняка там меры безопасности приняты сверх всякой нормы. Мышь не проскочит.

Так что в двенадцать ноль-ноль мы уже стояли на перроне, выбирая направление движения. По сути, было всё равно, где угнать тачку, просто захотелось немного постоять перед самой ответственной частью нашего путешествия. Всё же не каждый день воруешь машину и прорываешься на ней сквозь кордон.

— Стрельбы будет… — Протянул я, особо не рассчитывая на ответ, но Сонька на сей раз, отмалчиваться не стала:

— Прорвёмся.

Кто бы сомневался, что она ответит именно так. Нет, нам, конечно, ничего другого и не оставалось, просто без оружия чувствую себя словно голый перед зимней стужей.

На поиски нужной машины мы потратили около часа. Как назло вокруг было засилье «москвичей» и «запорожцев» самых разных мастей. Попадались, конечно, и «жигули» с «волгами», но нас интересовала «нива». Всё-таки придётся прорываться сквозь кольцо военных и неизвестно по какому бездорожью потом гнать. Так что её 4WD будет вполне к месту. В общем-то, подошёл бы и УАЗ, но, несмотря на все его плюсы, он был довольно приметной машиной.

Наконец, когда ноги уже начали гудеть, предвещая усталость, мы нашли то, что искали. Бесхозную «ниву» бледно оранжевого цвета в довольно безлюдном закутке. Конечно, не самый лучший цвет для тех, кто хочет остаться неприметным, но выбирать уже не приходилось.

Быстро выдавив форточку, я открыл дверь и сразу нырнул под рулевую колонку, выдёргивая провода зажигания. Угонять машины мне ещё не приходилось, поэтому нужные провода я нашёл с третьей попытки. Зато завелась машина с пол-оборота. За час блужданий по городу я уже примерно составил маршрут, как выехать из него, поэтому сейчас уверенно выехал на неширокую улицу и направился к окраинам.

Небольшой город позволил нам выбраться из себя за пятнадцать минут, и я вздохнул свободней. Здесь уже не нарвёшься на случайного постового, а обо всех стоящих на дороге «ГАИшниках» встречные водители предупреждают заранее. При этом дороги на Руси издревле сделаны так, что любое место можно объехать. Да, по бездорожью, да по ухабам, но выбранная нами «нива» легко справлялась с поставленной задачей.

Ближе к вечеру мы пересекли «Десну». Не знаю, объявили угнанную машину в розыск или нет, но тотальной охоты явно не наблюдалось. Наверное, заявление пострадавшего ещё ходит по инстанциям и обшитым бархатом столам.

По мере приближения к заражённой территории на трассе становилось всё оживлённее. Прошло уже три дня с момента катастрофы и власти, наконец, смогли оценить масштаб ЧП. В одном с нами направлении двигались пожарные машины, пустые автобусы и множество военной техники, начиная с БМП и заканчивая машинами непонятного, но явно хозяйственного назначения. В обратную сторону спешил в основном частный транспорт, груженый под завязку разным скарбом. Странно, я вроде слышал, что кроме документов ничего брать с собой не разрешали. Видимо кордоны ещё работают не в полную силу, а может и не везде они есть.

На нашу машину, несущуюся к эпицентру аварии, пока ещё никто не обращал внимания, но я понимал, что долго так продолжаться не может. С минуты на минуту должно было показаться первое кольцо оцепления. Я сбавил скорость и перестал обгонять федеральную технику, направленную на устранение аварии. Ещё минут через тридцать промелькнул указатель с названием поселка, к которому мы приближались. Я остановил машину. Вдали, на дороге, наблюдалась какая-то суета.

— Ну что, мы добрались до Городчан. — Я повернулся к Соньке. — Где прорываться будем?

— Что-то здесь многолюдно. — Сонька с сомнением посмотрела вперёд. — Давай лучше объедем.

Я мыслил аналогично, поэтому, крутанув руль, развернул машину и, проехав триста метров, свернул на просёлочную дорогу, примеченную ранее. Поколесив некоторое время между колков и лесополос, я решил, что места здесь довольно глухие, а значит, можно рискнуть. Свернув на очередной развилке на запад я минут через двадцать приободрился. Похоже, оцепление здесь ещё не успели поставить.

Оказалось, успели. Проехав очередной пятак лиственных деревьев, я убрал ногу с педали газа, и машина покатилась по инерции. Впереди маячил импровизированный шлагбаум, а по бокам тянулась колючка. Справа от дороги она терялась за лесополосой, а слева её только-только начали натягивать. От силы метров сто пятьдесят поставили. Эх, чуть-чуть бы пораньше. В обед тут наверняка ещё ничего не было. Возле самой дороги стоял явно перевезённый сюда с другого места вагончик.

Машина катилась, а я всё не мог решить: тормозить и разворачиваться, или всё же рискнуть. Нет, пожалуй, разворачиваться будет слишком подозрительно. Я вновь надавил на газ и потихоньку подъехал к преграде. Нам навстречу вышел молоденький парень с нашивками старшего сержанта.

— Проезд закрыт. — Выдал он дежурную фразу. — Зараженная территория.

— Понимаешь, сержант. — Я вышел из машины и облокотился о капот, стараясь придать лицу самое озабоченное выражение. — У нас там мать осталась. Мы её заберем, и через час нас здесь не будет. Пропусти.

— Проезд закрыт. — Как попугай повторил солдат, но наличие лычек всё же заставило выдать что-то от себя. — Вот старшина приедет, с ним и разбирайтесь.

— А когда он приедет? — На всякий случай уточнил я, хотя совершенно точно ждать не собирался.

— Часа через два. — Сверкнул хромированными часами сержант.

— Я же говорю, если пропустишь, мы через час уже вернёмся.

— Нет. — Остался непреклонен солдат.

— Слушай, сержант. — Я отцепился от капота и подошёл вплотную к военному. — У тебя есть мать?

— Нет. — Совершенно неожиданно для меня ответил тот. — Я детдомовский.

— Тьфу ты! — Я в сердцах сплюнул. — Ну а денег хочешь?

Сержант воровато оглянулся на вагончик, у входа в который пятеро солдат совершенно никого не стесняясь, играли в карты. Тоже мне, командир взвода.

— Н-нет. — Пересилил он себя и повернулся ко мне. — Ждите старшину.

Хм… Думаю, со старшиной я бы договорился, но ждать два часа…

— Как хочешь. — Я развернулся и пошёл к машине. — Через другой блокпост проеду. Может там посговорчивее сержант окажется.

— Отставить… То есть нельзя. — Поправился он, когда я, уже начав открывать дверь «нивы» оглянулся. — Ждите старшину. Он приказал задерживать всех.

— Смотри сюда! — Я забрал из кейса наши ксивы и поднёс их к носу сержанта. — Что такое военная тайна знаешь? Мы из секретной лаборатории, и если ты сейчас не дашь нам проехать, я лично позабочусь, чтобы завтра тебя перевели на Сахалин! Улавливаешь?

— Старшина приказал задерживать всех. — Изменился в лице военный, но своего решения не поменял.

— А и чёрт с тобой! — Я сплюнул на дорогу, едва не попав ему на пыльный сапог, и забрался в машину. Похоже, у нас остался один выход.

— Придётся прорываться с боем. — Ответил я на невысказанный вопрос Соньки и включил заднюю передачу.

— Стоять! — Донёсся до нас крик сержанта, и я прибавил газу.

Парень сдёрнул с плеча автомат и направил в нашу сторону. Ну, теперь как повезёт. Готов он стрелять в людей не на войне, а вот так вот, словно в тире в мирное время? Я включил первую скорость и вдавил педаль газа в пол. «Нива», выбросив из-под колёс мелкое земляное крошево, понеслась на сержанта.

— Взвод, в ружьё! — Заорал стоящий посреди дороги военный и начал судорожно снимать автомат с предохранителя.

Отложившие к этому моменту карты и с интересом наблюдавшие за инцидентом солдаты похватали «калаши» и тоже потянулись к рычажку переключения. То, что они не будут стрелять раньше сержанта, я был уверен, а вот выстрелит ли он — вопрос.

Расстояние стремительно сокращалось, а солдаты всё медлили. Наконец мы проехали ту точку, когда сержанту не осталось ничего другого, кроме как отпрыгнуть в сторону. Едва не зацепив его ноги, «нива» пролетела мимо и на полном ходу снесла импровизированный шлагбаум. Машина дёрнулась, вильнула вбок, и я едва удержал её на дороге, следя в зеркало заднего вида за действиями солдат. Сержант вскочил, отчаянно матерясь (его рот постоянно открывался) и нажал на курок. Решился всё-таки, гад!

Стекло брызнуло мелким крошевом, и я непроизвольно пригнулся. Сонька вообще сползла по сиденью практически на пол. Вторя одиночным выстрелам своего командира, наконец-то разродились и рядовые. Раздались характерные щелчки попадания пуль по кузову. Лишь бы в бензобак не попали. В переднем стекле образовалось две дырочки, но на наше счастье оно оказалось триплексным, а не калёным, как в большинстве машин того времени. Дорога, вильнув, спрятала нас за очередным колком.

— Надеюсь, у них точка не радиофицирована. — Выползла, наконец, из-под бардачка Сонька. — Против танка мы не устоим.

— Зато уедем. — Хмыкнул я, радуясь, что довольно легко отделались. Настроение пошло на вырост.

Впрочем, продлилось оно недолго. Дорога пошла всё больше под уклон, деревья становились всё хилее и хилее, и, наконец, мы остановились на небольшой полянке. Дальше простиралось болото.

— Надо было на другую сторону с шоссе сворачивать. — Ругнул я себя.

— Да здесь кругом болота. — «Утешила» меня Сонька. — Или пешком, или по трассе.

— Сколько нам ещё ехать? — Уточнил я.

— Если по шоссе, — прикинула в уме Сонька, — минут тридцать.

— Эх, где наше не пропадало. — Махнул я рукой и развернул «ниву». — Прорвёмся.

Сонька хмыкнула, но возражать не стала. Немного поплутав по пыльным просёлочным дорогам, мы выбрались на трассу, и я выжал из машины всё, что она способна была дать. Встречного транспорта уже почти не было, а попутный я, словно стоячий, быстро обгонял. Вслед неслось отчаянное сверкание фарами и гудение. Попадались и военные, но никто не стрелял. Странно. Это нам просто так с сержантом не повезло? Ну, ничего себе шуточки. По всей видимости, выходило, что будь на месте старшина, мы действительно проехали бы без проблем. Вот ведь урод упёртый, этот сержант. Явно не готов он ещё командовать и принимать ответственные решения. Да и чёрт с ним!

Задумавшись, я едва не пропустил нужную нам ферму. Я-то искал развалины, и забыл, что здесь ещё всё целое, не изъеденное временем. Поэтому посмотрел на длинные коровники и амбар, тянувшиеся метрах в трёхстах от дороги, как на обычные строения. Толстое и ветвистое дерево заставило меня задуматься, а мгновением позже и резко затормозить.

Не выискивая больше никаких своротков, я включил пониженную передачу и осторожно съехал с дороги. Медленно, но верно машина понесла нас к ферме, раскачиваясь на глубоких ухабах, словно корабль на волнах бушующего океана. Добравшись до холма, мы выскочили из «нивы» и бегом бросились к возвышающемуся впереди дереву. Наверх мы забежали одновременно и одинаково взмыленными, с присвистом выдыхая воздух из не справлявшихся с работой лёгких. Вот и скажи. Что куришь, что не куришь — одинаково тяжело.

Отдышаться нам не дали. Мир куда-то рухнул, и темнота саданула по глазам не хуже молота деревенского кузнеца. Но уже спустя мгновение зрение стало восстанавливаться, и сквозь муть и мельтешение световых всполохов я различил грубые стены лабиринта. Добрались-таки. Встречают нас только что-то с какими-то световыми эффектами. Махнув рукой и списав всё на запыхавшееся состояние, мы безошибочно выбрали направление и двинулись вперёд.

То, что я больше не представляю куда идти, я понял не сразу. Ещё какое-то время шёл, ломая голову над тем, что меня тревожит, а потом БАМ! Словно гром среди ясного неба. Чувство направления отсутствовало напрочь. Я просто стоял в коридоре с каменными стенами и таким же потолком, уходящими в бесконечность как впереди меня, так и позади. Сразу накатила волна паники. Как ни странно, вывела меня из неё Сонька, судорожно, до боли, вцепившаяся мне в плечо.

Обернувшись, я увидел перекошенное от страха любимое лицо и открывающийся, словно у рыбы, выброшенной на берег, рот. Это привело меня в чувство, заставило вспомнить об ответственности. Ведь как говаривал Экзюпери устами Лиса: «Мы в ответе за тех, кого приручили».

— Спокойно, спокойно. — Я прижал её к себе и начал гладить по голове. — Ничего ещё не потеряно.

Соньку била крупная дрожь и мои слова её ничуть не успокоили. Конечно, она же не дура и понимает, что чувство направления перестало работать и у меня. Думай, голова, думай!

— Подожди, — я отстранил её и заглянул в глаза, — Второй говорил, что лабиринт впитывает в себя возможности местности. Я сейчас воспользуюсь своими уменьями и дам Артефактам знать, что мы в беде.

Сонька неуверенно улыбнулась, а я отпустил её и привалился к стене, пытаясь расслабиться и отключиться от давящего чувства похороненного заживо. Бесполезно! Я стоял, потом лёг, потом снова встал. Ничего. Или Второй что-то напутал, или… Что «или» до меня дошло с трудом, но всё же дошло. Там, в жарком дачном посёлке я вернул затерявшуюся у меня частицу Первого в кровь своего отца. И теперь она, по всей видимости, хранилась в том шприце, который лежал в чёрном кейсе.

Сонька опять начала всхлипывать, с опаской посматривая на темнеющие проходы лабиринта. Надо было принимать решение. Колоть или не колоть, вот в чём вопрос. Как поведёт себя мой организм, когда в него вольют артефакт? А то загнусь к чёртовой матери. Да, во мне была частица первого, но в том-то и дело, что только частица. Малая толика того, что было у отца. Я сжал пальцами виски, начавшие ломить от тяжкого выбора.

Наконец решившись, открыл, было, рот, чтобы попросить Соньку достать шприц, но из темноты коридора, совсем недавно оставленного нами, раздалось какое-то странное шуршание. Мы с интересом повернули голову в сторону постороннего звука. Не с испугом, а именно с интересом. Кого здесь бояться кроме минотавра? А раз запаха шерсти нет, то это точно не он. Может, кто-нибудь из Артефактов идёт? Вот повезло, так повезло.

Вдалеке появились сначала очертания фигуры, и лишь затем я смог рассмотреть отдельные элементы. В первую очередь взгляд вычленил тяжелые армейские ботинки, затем пятнами высветился защитный камуфляж «берёзка», и лишь после стали видны лицо и руки. Странно, откуда здесь военный? Впрочем, оружие в руках шедшего не было и я сильно дёргаться не стал. По крайней мере, до тех пор, пока следом за первым силуэтом не показался второй, а затем и третий.

Незаметно потянувшись к голенищу, я на всякий случай вытащил скрытый там нож и спрятал руку за спину. Мало ли что. Хотя, что значит «мало ли что»? Не должно здесь быть никого. Я пристальней вгляделся в шедшую первой фигуру и вздрогнул, заметив то, на что должен был обратить внимание сразу, как только она появилась. Резкие, угловатые движения.

— Зомби! — Я схватил Соньку за руку и потянул в противоположную от приближающихся мертвяков сторону. Сонька «Ойкнула» и стала быстрее перебирать ногами.

Словно только того и ждали, ожившие мертвецы прибавили шаг, а затем и побежали. И я бы только посмеялся на эту нелепую попытку ускориться, ведь даже просто перейдя на быстрый шаг, мы сохраняли первоначальную дистанцию, но был один нюанс. Сейчас мы находились в коридоре, который точно мог вывести к центральному залу, но ближайший перекрёсток внесёт серьёзную корректировку в это положение дел.

Может, мы зря бежим? Да, каждый из зомби сильнее меня с Сонькой вместе взятых, но их всего трое. Тем более что и мы не совсем безоружны: у меня нож, а Сонька успела на ходу вытащить из кейса скальпель. Не бог весть, какое оружие, но как говорится, на безрыбье и рак рыба, тем более что если умеешь работать с холодным оружием, то уже не важно, какое оно.

Приближающаяся развилка придала моим мыслям конкретики в выборе решения. Бой, вот что требовали одновременно разум и инстинкты. Редкое взаимопонимание.

— Надо драться. — Схватил я Соньку на самом перекрёстке. — Ты как, справишься?

— Как будто у меня есть выбор. — Постаралась ответить она резковато и бесстрашно, но голос дрогнул, выдав рвавшийся наружу страх.

Ничего, страх — это нормально. Страх действует, словно предохранитель в вопросе самосохранения. Лишь бы не перерастал в липкий ужас, сковывающий не только тело, но и разум.

— Беру на себя… — Я не закончил фразу и повернулся влево, реагируя на возникший в одном из ответвлений лабиринта посторонний звук. — Твою мать!

— Что? — Удивлённо повернулась ко мне Сонька и глаза её расширились, заметив то, что секундой назад увидел я. — Чёрт!

Из бокового прохода шли ещё двое мертвяков. Да, перевес становится слишком уж явным. С пятерыми зомби нам точно не справиться без автомата.

— Бежим. — Рванул я её за рукав. — Кажется, на этом перекрёстке мы всегда проходили прямо.

Сонька безропотно подчинилась. Спустя минуту я оглянулся и от души выругался. По моим подсчётам две группы зомби должны были только-только соединиться, а они уже активно семенили вслед за нами. Их скорость явно возросла. Только этого нам не хватало.

Мы пробежали очередной поворот, не сговариваясь решив двигаться прямо, и почти сразу побежали обратно. Прямо на нас двигалась очередная группа зомби. Едва разминувшись с двигавшейся по пятам сворой мертвяков, мы свернули в замеченный чуть ранее поворот. Так продолжалось минут десять. Мы бежали. Бежали уже в полную силу, так как скорость зомби возрастала с каждым новым перекрёстком. Как и их количество. На очередной развилке мы не выбирали куда сворачивать, свободный коридор был всего один. Нас явно куда-то загоняли, но выбора у нас не было.

Через десять минут запахло шерстью, и я понял, куда нас так упорно гнали сквозь лабиринт. Ещё через пять минут мы вбежали в небольшую тупиковую комнату и остановились. У дальней стены лежал ворох какого-то тряпья, больше всего напоминающий ложе, а в углу, неестественно белея, лежало несколько костей и человеческий череп. Мы развернулись, но выход из странной комнаты был уже перекрыт большим скоплением зомби. Перекрыть-то они его перекрыли, но сами почему-то заходить внутрь не спешили.

— Что будем делать? — Сонька, словно разминаясь перед боем, сделала несколько выпадов скальпелем. Смешная, нам не продержаться и минуты.

— Дай мне шприц. — Решился я, не видя иного выхода. — Будем экспериментировать.

— Ты уверен? — Она поняла мою идею. — Может, есть другой выход?

Ответить я не успел, схватив Соньку за плечо и буквально отпрыгнув с ней в угол. С противоположной стороны, прямо из стены шагнул минотавр, неся на плече свою смертоносную секиру. Ничего себе, он ещё и сквозь стены ходит? Теперь понятно, как он нас в прошлый раз так быстро догонял и даже опережал.

Не знаю, умеет ли это тварь говорить, но, по-моему, он даже подумать не успел — секира слетела с его плеча и, делая широкий полукруг, понеслась в нашу сторону. Мы с Сонькой ринулись в разные стороны, уходя с линии атаки. В прыжке она даже попыталась достать его скальпелем, но, разумеется, безрезультатно. Я уже дрался с этим монстром и знал, насколько он быстр. Впрочем, Сонька тоже это прекрасно знала не понаслышке.

Рассчитывать на повторное чудо, что нам на помощь вновь придёт Второй, было полным безрассудством и я решился на авантюру. Когда Сонька предприняла очередную попытку атаковать, я что есть силы, кинулся ему в ноги. Получилось несколько не так, как я рассчитывал. Словно на бетонные столбы налетел. От удара из лёгких вышибло весь воздух, и я кеглей отлетел обратно, на мгновение потеряв из виду дерущихся.

Когда вновь повернулся к ним, то понял, что мой план сработал, хоть и не так, как я рассчитывал. Минотавр был по-прежнему на ногах, а вот секиру от столкновения со мной он выронил. И сейчас, схватив за рукоять, её с явным усилием поднимала Сонька. Подняла и вдруг задрожала всем телом. Её лицо исказила гримаса боли и комнату озарила яркая вспышка, как от замкнувшего провода высокого напряжения. От проскочившего разряда Сонька отлетела к стене и, врезавшись в неё, потеряла сознание, а секира, сделав несколько оборотов, упала к моим ногам.

Минотавр повернулся ко мне, и его лицо исказилось в злой усмешке. Он словно предлагал мне повторить подвиг Соньки. А разве у меня был выбор? Извернувшись всем телом, я схватил секиру и сделал сильный замах, отчаянно стремясь достать лохматую тварь за тот короткий промежуток времени, что у меня был прежде чем меня вырубит странное электричество.

У меня был только один шанс, и я им воспользовался. Правда, абсолютно безрезультатно. Минотавр легко просчитал мой маневр и играючи уклонился от просвистевшей в районе его груди секиры. Мы замерли друг против друга — минотавр, хищно перебирающий пальцами, и я, продолжающий сжимать рукоять секиры. С разными чувствами, но мы ждали одного и того же — разряда.

Вместо этого по моему телу вдруг полилось странное тепло, и усталость вмиг улетучилась. Более того, я почувствовал себя сильнее. Крепче сжав рукоять странного оружия, я впервые за время нашего «знакомства» посмотрел минотавру в глаза. Он вздрогнул и отступил на шаг. Так вот оно что, секира — это же артефакт. Артефакт, не смотря на отданную мной частицу Первого обратно отцу, признавший меня.

Я уже смелее перехватил тёмное древко секиры и двинулся к минотавру.

— Ооттдаай. — Вдруг донёсся до меня протяжный не то вой, не то голос.

От удивленья я чуть не выронил с боем добытое оружие. Эта тварь ещё и говорить умеет? И что, я с ним должен вступить в диалог? Никакой причины для этого я не видел, а потому сделал ещё один коротенький шажочек навстречу.

— Ооттдаай. — Повторил Минотавр и, видя мои колебания, добавил. — Я проооведуу вас к Борею.

— Куда? — Всё же не выдержал я и заговорил. Очень уж мне захотелось знать, куда меня собирается отвести это чудовище.

— К Борею, бооогуу северноооогоо ветра. — Слова давались Минотавру с трудом. Мало того, что он их растягивал, так ещё делал это с акцентом. Поэтому понимал я его с не меньшим трудом. — Сынуу титанидооов Аастея и Эооос.

— А зачем мне к ним? — Втянулся я в разговор.

— Я не знааю, нооо ты всегдаа к ним хооодиш пооо моооемуу лаабиринтуу. Я знааю дооорооогуу. В оообмен наа секиру.

Так вот в чём дело. Это он так Второго обозвал? Надо же, Борей какой-то. Надо будет рассказать ему, если выберемся. Вот, наверно, посмеётся. А мне сейчас было совершенно не до смеха. Я вдруг понял, что и сам прекрасно знаю, как добраться до центрального зала, захваченного в данный момент Артефактами. Более того, я даже чувствую, где находятся все потайные проходы в стенах, позволяющие пересекать огромное сооружение вдоль и поперёк за считанные минуты.

— Я и сам прекрасно найду дорогу. — Высказал я свою мысль противнику. — Зачем мне тебе отдавать оружие?

— Я пооомооогуу. — Вытянул он мускулистую лохматую руку и указал пальцем на выход из комнаты.

— Чёрт! — Не сдержался я.

Зомби. Очень много зомби. Не знаю, стало ли их больше с момента нашего появления здесь, но насколько хватало глаз, кругом были эти твари. Я прикинул свои силы и понял, что даже с этим довольно мощным артефактом в руках шансов у меня немного.

— И почему я должен тебе верить? — Я ни на миллиметр не опустил секиру с линии атаки, подозревая подвох.

— Стаанные вы, люди. — Совсем по-человечески вздохнул Минотавр. — Заа сооотни лет мооогли бы и привыкнуть, чтооо я не лгуу.

— А что, разве людей у тебя побывало много?

— Чёртооов Теесеей, прооотооорил трооопуу. — Внезапно проревел Минотавр, и я вздрогнул от неожиданности. Видимо накипело у монстра в душе (если таковая у него вообще имеется). Да уж, наверное неприятно постоянно быть убитым и постоянно воскресать, если я правильно понял пояснения Второго о природе этого создания.

Удивляясь сам себе, я кинул секиру Минотавру. Тот ловко поймал её и плашмя прижал к груди.

— Спаасибооо. — Монстр сделал пробный взмах и неуловимо быстро скользнул к проходу, за которым тупо продолжали топтаться зомби.

За дальнейшими событиями я наблюдал простым зрителем сидя около Соньки. С любопытством и уважением. Всегда приятно наблюдать за действиями профессионала. Минотавр внезапно появлялся из стены, делал два-три чётких взмаха своей секирой и вновь исчезал в каменной кладке. Странно, я, когда держал в руках этот артефакт, не видел в этих стенах никаких потайных проходов. По всему выходило, что Минотавру на правах хозяина открыто гораздо больше.

Разрубленные надвое то вдоль, то поперёк мертвяки оседали на землю, а место разреза начинало тлеть лёгким оранжевым пламенем, словно только что зажжённая сигарета. Немного погорев, половинки исчезали, освобождая место новым и новым. Зомби не знали страха и тянулись к Минотавру, желая порвать его на части, но хозяин лабиринта знал своё дело. Вскоре проход был свободным. Последние четыре половинки быстро истаяли, не оставив никаких воспоминаний о толпившихся здесь мертвяках.

— Пооошли. — Минотавру явно не терпелось избавиться от нас.

Я поднял бесчувственную Соньку на руки и пошёл за лохматым провожатым. Не знаю, вёл нас Минотавр секретными коридорами или обычными, но минут через двадцать мы вышли к его бывшему жилищу, переделанному сейчас волей новых хозяев в аккуратный круглый зал с евроремонтом. Из зала на нашу процессию с удивлением таращились Артефакты и Трос.

— Спасибо. — Поблагодарил я Минотавра и вошёл в зал. Когда я обернулся, лохматого монстра уже не было.

— Ну, вы даёте! — Первым к нам подбежал Трос и перехватил из моих уставших рук свою сестру. — Что с ней?

— Всё в порядке, просто без сознания. — Устало прошёл я мимо и сев на диван закрыл глаза.

1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24