• ЭПИЛОГ



  • страница24/24
    Дата16.05.2017
    Размер5.5 Mb.

    Кровь артефакта


    1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24
      Навигация по данной странице:
    • ЭПИЛОГ

    Башня

    Будили меня долго. Я ворочался, натягивал повыше одеяло и ругался. Наконец мне это надоело, и я приоткрыл один глаз. Одеяло? Надо же, на мне действительно лежало байковое одеяло, которое сейчас усиленно пытался стащить Трос.

    — Пора обсудить детали новой операции. — Заметил он, что я проснулся.

    — Приходите завтра. — Буркнул я, решив вырвать у сна ещё хоть минут тридцать.

    — Ты охренел? — Трос от удивления даже выпустил край одеяла, чем я не преминул воспользоваться и вновь натянул его до уха. — Какие завтра, ты итак уже пять часов здесь дрыхнешь.

    — Человеку для нормального функционирования нужно спать восемь часов. — Наставительно заметил я, вновь засыпая.

    — Чёрт. — По дивану кажется, пнули, но меня в покое всё же оставили.

    Улыбнувшись, я вновь провалился в крепкий здоровый сон. Хоть раз по-человечески поспать.

    Второе пробуждение было намного приятнее. Во-первых, я уже выспался и чувствовал себя полностью отдохнувшим, а во-вторых, меня целовала Сонька.

    — Просыпайся, засоня. — Отлепилась она от моих губ и улыбнулась.

    Вместо ответа я вновь потянулся к её губам, но она отстранилась.

    — Одного тебя ждём. — Погрозила она мне пальчиком, не переставая улыбаться. — Это, по меньшей мере, некультурно.

    Я обвёл большое помещение заспанным взглядом и резко сел. Действительно ждут одного меня, даже Рыжий здесь. Почему-то мне казалось, что он знает намного больше Второго. Этого, конечно, не могло быть, но вот так мне казалось, когда я смотрел в его глаза. И ничего я с этим не мог поделать.

    — Я быстро. — Соскочил я с дивана и бросился в полуоткрытую дверь так и не исчезнувшей ванной комнаты. А то бросят опять куда-нибудь сразу после разговора, как это тут у них принято, и поминай, как звали.

    В этот раз долго размываться не стал и уже буквально через десять минут выскочил из ванной. Чистый и голодный. На выходе меня ждал приятный сюрприз — столик между диванами вновь оказался заставлен разными блюдами с едой, а по залу витал приятно дразнящий желудок аромат.

    — Вот это по-нашему. — Потёр я руки и поспешил присоединиться к Соньке и Тросу, уже орудующими ложками.

    Рыжий что-то втолковывал Артефактам, обосновавшимся кучкой у одной единственной стойки с собранными частями Первого. Насколько я понимаю, добытую у моего отца кровь они уже использовали по назначению, потому как артефакт вновь поменял форму и окрас. Теперь он напоминал… Я напряг извилины, но так ничего и не смог придумать, на что бы это походило. Что-то абсолютно бесформенное с выпирающими во все стороны элементами, а сверху вообще не то многочисленные рога, не то зубчики короны. Вся эта конструкция имела насыщенный рубиновый цвет и словно подсвечивалась изнутри. Признаюсь, я даже немного залюбовался игрой красок, идущих изнутри артефакта, но желудок заставил отвлечься от пищи духовной и приступить к материальной.

    Посреди перекуса на диван присел Рыжий, а следом и Артефакты подтянулись. Кот в обличье человека был невозмутим, а вот Второй заметно нервничал. Именно он не выдержал первым, нарушив тишину, перебиваемую лишь звуком обедающих людей.

    — Ситуация оказалась несколько неприятней, чем мы думали. — Рыжий при этих словах чуть слышно хмыкнул. — Неприятней и сложнее.

    — В какой части? — Мы вынуждены были отложить ложки, хотя по мне, так я бы ещё съел вон тот тефтель.

    — Первый оказался жив.

    — Вон оно как. — Я не сказать, чтобы совсем не был удивлён, но как-то всё плавно к этому шло. Да ещё Рыжий наблюдал за нами с таким интересом, словно от нашей реакции зависело дальнейшее к нам отношение. Поэтому бурных эмоций я решил не выказывать. Вот Трос, тот присвистнул, а Сонька шумно вздохнула. — Тогда почему ситуация стала сложнее? Раз он объявился, отдайте ему все его части и дело с концом.

    Второй как-то нервно захихикал. Я покосился на него и отвернулся к Рыжему, ожидая объяснений. Чем дальше, тем больше я убеждался, что он здесь наиболее адекватен. Может, наконец, объяснит, что происходит.

    — Первый не смог или не захотел полностью отдать свою сущность при осуществлении замысла. — Рыжий правильно понял мой взгляд и принялся объяснять. — Вам рассказали, с чего это всё началось?

    — Более или менее. — Кивнул я.

    — Так вот. — Рыжий кинул быстрый взгляд на Второго и тот перестал, наконец, хихикать. Как отрезало. — Что-то у Первого пошло наперекосяк. Возможно, он к тому моменту уже слабо контролировал свои действия, растеряв часть себя по миру, возможно, просто переоценил свои силы, растраченные вместе со срывами. Но факт остаётся фактом, в последний момент, когда оставалось только запечатать распад, Первый сдался и совершил откат. В результате этого людям достался фонящий на всю округу саркофаг с захороненным где-то в глубине Первым Артефактом. Живым, хоть и не совсем здоровым. Если оперировать вашими понятиями, то он был в коме.

    — И что изменилось? — Поторопил я замолчавшего на полуслове Рыжего.

    — Последнее, что сделал цепляющийся за существование Первый, это умудрился зацепиться за ваш взорванный атомный реактор. — Кот в облике человека продолжил рассказ, но на сей раз его прервал Третий.

    — Это невозможно! — Столько было недоверия, возмущения и удивления в этом возгласе, что прозвучал он едва ли не истерично. Видимо своих собратьев Рыжий информацией тоже не баловал. Себе на уме товарищ.

    — Отчего же, Ог? — Повернулся Рыжий к Третьему. — Просто осознание собственного исчезновения ускорило переход Первого на иной шаг.

    — Ты знаешь мой статус? — Казалось Третьего больше взволновало что тот, кто совсем недавно был котом и выполнял все их просьбы теперь знает какой-то там статус, чем то, что их собрат перешёл на качественно больший уровень. Если я правильно понял сказанное.

    — Знаю. — Отмахнулся Рыжий. — Но не это сейчас важно, а то, что вместо радости за обретение Высшего мы получили кучу проблем и неадекватного Первого с иным шагом.

    — А можно ближе к теме? — Мне совсем не улыбалось выслушивать регалии разумных Артефактов и кто что про них знает. — О том, что нам теперь предстоит делать.

    — Как всегда, — пожал плечами Рыжий. — Воевать.

    — Самоубийство! — Вырвалось у Соньки.

    — Не совсем. — Мягко поправил её экс кот. — Просто сложная, но вполне выполнимая задача. И чтобы она таковой была и впредь, вы пойдёте не одни.

    — А с кем? — Я оглядел присутствующих, гадая, кто из Артефактов отправится с нами, и наткнулся на всезнающий взгляд Троса. Ну, как есть — штабная крыса, всё всегда знает раньше других.

    — Во-первых, — начал перечислять Рыжий. — С вами отправится большое количество сталкеров, военных и кое-какие группировки. Трос, пока вы доставали последнюю частицу Первого, предпринял кое-какие шаги, так что я думаю малочисленностью наш отряд страдать не будет. А во-вторых, мы все: Второй, Третий, Четвёртый и я, тоже отправимся с вами.

    — Всё так серьёзно? — Я покосился на Троса, с которого мигом слетела вся бравада. Видимо об участии в операции разумных Артефактов его в известность не поставили.

    — Не сомневайся. — Подтвердил Рыжий. — Теперь что касается самой операции…

    Мы подходили к Янову откуда-то с юга. Именно там было назначено место сбора, но удивительным было не место, а время проведения операции. C тех пор как мы с Сонькой доставили в логово минотавра последнюю отколовшуюся часть Первого минуло почти два года. Это для тех, кто сейчас дожидался команды о начале операции в посёлке. Для нас семерых, бодро подходящих к Янову, прошло не больше суток.

    Я в эти временные премудрости вдаваться не стал. Мне сказали, что по местным меркам прошло два года, я принял. Уточнил только, почему именно такой срок выбран для начала операции. Оказывается, всё дело в выбросах. Тех самых, от которых мы, сталкеры, загодя прятались, а зачастую и вообще покидали Зону.

    Выбросы являлись своеобразной подпиткой не только для Второго, Третьего и Четвёртого, создающих в эти моменты свои куклы-артефакты, но, как оказалось, и для Первого, который с каждым новым выбросом становился сильнее. С одной стороны было нелогично ждать, когда Первый вновь обретёт всю свою былую мощь и даже станет в чём-то сильнее, но Рыжий сказал, что собранные нами элементы Первого можно объединить с основной частью только тогда, когда Артефакт полностью выйдет из комы.

    И это случится в ближайшие сутки. Полторы недели назад случился выброс, практически закончивший реанимацию Первого. Дело осталось за малым — успеть добраться до спятившего Артефакта в момент его полного воскрешения, чтобы соединить то, что есть у нас, с тем, что воскресло. По словам Рыжего, это вернёт разум главному Артефакту и остановит вакханалию, начавшую распространяться по Зоне. Легко сказать.

    Сразу после выброса по Зоне прокатился клич. Разумные Артефакты постарались, чтобы он дошёл до каждого сталкера и любого, кто в этот момент находился в Зоне отчуждения. Разбросанные Тросом два года назад и удобренные Артефактами семена просьбы о помощи дали свои ростки и люди потянулись к месту сбора. У Артефактов, несомненно, были свои доводы и методы для достижения поставленной задачи, и я ожидал увидеть много народа, но то, что открылось моему взгляду, превзошло все ожидания. Мы вышли из полесья и остановились, оценивая обстановку. Небольшой посёлок был до отказа забит людьми. Улицы были переполнены и те, кому не хватило места в Янове, кучковались за его пределами. Вольные сталкеры и представители различных группировок, военные и даже научники сидели бок о бок, готовили еду на многочисленных кострах, играли на гитарах и травили байки.

    — Немного. — Сделал свой вывод Рыжий, оглядывая этот муравейник.

    — Немного? — Переспросил я удивлённо. Надо же, сноб какой, «немного» ему. — Да я за всё своё пребывание в Зоне не видел такой толпы в одном месте.

    Выражение лиц Соньки и Троса выражали полное согласие с моим заявлением. Вообще у нас с Сонькой дела пошли на лад. Она успокоилась и кажется, простила мне мои эксперименты по созданию разнокалиберных монстров. Тем более что мне этим больше никогда не суждено заниматься. Моя кровь теперь ничем не отличается от её или любого другого сталкера. Разве что не прочь снова впустить в себя частицу артефакта, но спасибо, как-нибудь обойдёмся без этого.

    — Всё относительно. — Глубокомысленно заметил Рыжий, возобновляя движение. — Для нахождения в одном месте Зоны это, конечно, много, а вот для атаки Припяти и Башни мало.

    — И что? Отменяем операцию? — Не особенно понял я, куда клонит Рыжий. Или просто ему поболтать захотелось?

    — Просто поболтать захотелось. — Ухмыльнулся бывший кот и ускорил шаг, оставив меня в немом недоумении. Читает мысли или это так совпало? Ага, как же, совпало. Впредь я решил следить за тем, что думаю, чтобы не вышло казуса. А то вдруг эти Разумные Артефакты обидчивые и мстительные?

    В своих объяснениях Рыжий признался, что он прибыл на замену Первому, а значит формально является главенствующим над всеми остальными Артефактами. Об этом же говорил в своё время и Второй, но не покидало меня чувство, что здесь не всё так просто.

    Когда выяснилось, что очередным и последним заданием будет атака Припяти и засевшего в своём логове экс-Первого мне, честно сказать, стало не по себе. Припомнился и Шум с Апостолом, демонстрирующие «амальгаму», и колонна марширующих под одну дудку зомби. Что тут ещё произошло и появилось за те два года, через которые мы перескочили? В общем, к чему готовиться и чего опасаться совершенно непонятно. И несмотря на то, что экипированы мы были не в пример лучше, чем любой из присутствующих в данный момент в Янове, меня не оставляло ощущение, что легкой прогулки не получится.

    — О! Ещё пополнение! — Радостно заорали от ближайшего костра, и я отвлёкся от тяжёлых дум, с удивлением уставившись на орущего и машущего руками Слона. — Двигайте сюда.

    — Ну, рассказывайте, как и что у вас? Как выбрались из нашей окружённой зомби деревни? — После приветственных рукопожатий и похлопывания по спине заинтересованно уставился на нас Слон. Оказавшийся здесь же Леший согласно кивнул, мол, тоже интересно. — А то, понимаешь, пропали на два года, ни слуха, ни духа. Я уж грешным делом подумал, что вы того… А вы вон живее всех живых.

    В вопросительной фразе Слона я невольно вычленил не очень приятный для нас с Сонькой факт — нас нет в Зоне уже два года. Либо после боя Артефакты нас оставят в этом времени, либо… Думать о том, что мы не выберемся из предстоящей мясорубки живыми, отчаянно не хотелось.

    — Долгая история. — С трудом вернулся я к вопросу друга. — В общем, помогли вот эти парни.

    — Не… — Обиженно протянул Слон. — События протяженностью два года не рассказывают ничего не значащей фразой «помогли вот эти парни». Давай колись, мы не торопимся.

    — Как раз наоборот. — Влез в разговор Рыжий. — Очень торопимся. У вас здесь есть главный? Ну, координатор действий.

    Слон расхохотался. Леший тоже хмыкнул и пояснил ничего не понимающим Артефактам:

    — Ни один боец «Долга» не станет подчиняться никому из «Свободы» и наоборот. Такая же ситуация обстоит с другими группировками и военными. Сталкеры вообще вольнолюбивый народ. Так что…

    — Бардак. — Коротко охарактеризовал ситуацию в посёлке Рыжий и создал возле себя огромный валун с плавным спуском с одной стороны и плоской площадкой наверху.

    Слон с Лешим и ближайшие сталкеры, заметившие изменения в ландшафте, замерли с открытыми ртами, уставившись на валун.

    — Зачем же на виду у людей? — Зашипел Второй на Рыжего.

    — Нет времени жеманничать. — Рыжий пошёл к подъёму на валун. — Зовите всех, буду говорить.

    — Это как? — Ткнул меня в бок Слон. — Это…Колдовство?

    — Не совсем, но… — Я так и не придумал, как объяснить произошедшее и махнул рукой. — В общем, считай, что у нас в союзниках колдуны. Возможности их я не знаю, не спрашивай.

    — Охренеть. — Вставил своё веское слово Леший.

    По посёлку тем временем поползла информация об общем сборе на окраине.

    — А это у тебя чего? — Указал Слон на вплавленный в ремень миниатюрный артефакт.

    Чтобы не вызывать ненужное чувство зависти у окружающего люда, уже начавшего собираться вокруг нас, пришлось соврать, что это новая модель «амальгамы». На самом деле эта малютка включала в себя помимо «амальгамы» ещё целую кучу полезных функций. Был там и сканер мутантов, показывающий их наличие в радиусе до пятидесяти метров, и датчик опасности, реагирующий на наличие агрессивных действий в твою сторону, и усилитель регенерации тканей. Но об этом окружающим лучше не знать. Им-то придётся воевать без помощи этого чуда. Правда и задача у них попроще — пробить нам дорогу до Башни и очистить первый уровень от чьего бы то ни было присутствия. А нам лезть в самое логово.

    Разношёрстная команда подтягивалась к валуну со стоящим наверху Рыжим. Подтягивалась с шумом и руганью. «Долг» как всегда вступил в извечный спор о предназначении Зоны с группировкой «Свободы». Научники что-то обсуждали в своём кругу. Солдатня вообще вела себя агрессивно, задирая всех подряд, а особенно женскую часть сталкеров. Бегло пробежавшись взглядом по всё прибывающему народу, я насчитал четырнадцать девушек, но возможно их было больше. Да, непросто придётся Рыжему, ведь тут каждый захочет покомандовать.

    — Чего хотел? — Раздался чей-то агрессивный выкрик. Дружки крикуна засвистели, поддерживая товарища.

    Рыжий остался невозмутим, поджидая, когда соберутся все. Шум и свист усилился.

    — Ты кто такой, паря? — Крики полились нескончаемым потоком, переходя зачастую в явные оскорбления. Но именно этот выкрик мой слух вычленил из общей массы. Голос показался знакомым. Я поискал глазами крикуна, но в такой толпе так и не смог понять, кто кричал, а знакомых лиц не попалось.

    По мне, так зря Рыжий так долго тянул. Тех, кто не успел к началу разговора, спокойно просветили бы остальные. Но Рыжий дождался всех.

    — Люди! — Начал он и его голос легко перекрыл стоявший над поляной шум. Народ удивлённо притих. Я хмыкнул, понимая, что для достижения эффекта Рыжий слегка использовал свои возможности. — Многие из вас наверняка в последнее время пытались попасть в Припять и не преуспели в этом…

    Рыжий сделал паузу, позволяя тем, кто действительно пробовал и не смог попасть в мёртвый город высказать подтверждение, а тем, кто слышит подобное впервые, переварить информацию.

    — Если сидеть, сложа руки, — Рыжий оглядел разношёрстную толпу. — То скоро такой колпак накроет всю Зону.

    — Да ну! Враньё! Не гони. — Вновь загудела толпа.

    — Вспомните «Монолит». — Рыжий нашёл верный довод. Толпа стушевалась и замолчала. — Вижу, что вспомнили. Теперь их место в Припяти заняли «Странники». Мне в полном объёме неведомы их цели, но я точно знаю — одной Припятью их аппетиты не ограничиваются. Не пойдёт и полгода, как вас погонят из Зоны, а так как карантинные заслоны никто не отменял, то погонят вас на пулемётные гнёзда военных. Затем «Странникам» станет тесно и в Зоне. Им нужен весь мир, именно поэтому я распространил клич по Зоне. Прислушайтесь к своим ощущениям, где-то глубоко внутри себя вы чувствуете тревогу. Именно поэтому вы отозвались на него.

    — Не надо патетики, паря. — Вновь раздался знакомый голос и на этот раз я вспомнил, где его слышал.

    Костыль собственной персоной. Я нашёл глазами бандюга, с которым волей Зоны пришлось воевать плечом к плечу и недовольно скривился — рядом с ним стояло несколько парней такого же пошиба. Вот только мародёров нам в отряде и не хватало.

    Наклонившись ко Второму я на ухо поведал, кто есть эти люди и попросил убрать их куда-нибудь подальше.

    — В этом задании важен каждый ствол. — Категорично отказал мне Артефакт и демонстративно отвернулся.

    — Даже если он направлен на тебя? — Разозлился я и хотел уже силой развернуть его к себе, но внезапно заработал впаянный в ремень артефакт.

    Протестировать его нам времени не дали, а потому я вздрогнул от неожиданности, когда перед глазами возник полупрозрачный зеленоватый круг с жёлтой точкой по центру и одной красной где-то на самой периферии. Я пару раз моргнул, но видение не исчезло.

    — Там где-то мутант! — Быстрее меня разобралась в ситуации Сонька и, вытянув палец, крикнула уже в полный голос. — Там мутант!

    Сталкеры, стоявшие поблизости начали озираться, но в такой толчее что-либо разобрать было невозможно. Я заскочил на валун к Рыжему, замолчавшему после Сонькиного крика. Так, если мне не изменяет логика и зеленоватый круг — это радиус действия артефакта, то где-то на расстоянии пятьдесят метров от валуна стоит мутант.

    Оглядев собравшийся народ, я ругнулся сквозь зубы. Усиленный голос Рыжего позволял всё прекрасно слышать издали, поэтому люди не стали устраивать толчею и разбрелись по всей поляне. По крайней мере, в пределах ста метров людей было почти столько же, сколько и возле валуна. И при этом никто не стрелял и не бежал от монстра, который по показаниям артефакта находился аккурат посреди толпы. И как это понимать?

    Сталкеры начали успокаиваться и убирать руки с автоматов. Послышались ехидные смешки и реплики. Я наткнулся на пристальный взгляд злых глаз Костыля и вновь ругнулся. Узнал-таки, сволочь! Мало мне «странников», теперь придётся ещё и удара в спину опасаться, не думаю, что он простит нам собственное унижение.

    Сзади подошла Сонька, и на площадке сразу стало тесно. Красное пятно на периферии пару раз мигнуло и пропало.

    — Не понял. — Я озадаченно почесал затылок и повернулся к Соньке. Та пожала плечами, и мы вдвоём принялись вглядываться в толпу. Никакого намёка на мутанта. Странно всё это.

    — Там мутант был. — Тихонько шепнул я Рыжему, чтобы не веселить толпу своей паранойей.

    — Знаю. — Улыбнулся он и попытался покровительственно похлопать меня по плечу. Я увернулся, чудом не сорвавшись с валуна и вызвав новый всплеск ехидных реплик. — А ты думал, что «странники» оставят такое скопление людей без внимания? Конечно они тут есть.

    — Какие «странники»? — Разозлился я. — Называй вещи своими именами. У Первого здесь шпионы!

    — Он давно обзавёлся союзниками. — Пожал плечами Рыжий. — И называть их всех Первыми было бы глупо. Тем более сами они себя зовут «странниками», так почему бы и нам их так не звать? И давайте уже, спускайтесь отсюда, дайте мне речь закончить.

    — Так убери их! — И не подумал уходить я, хотя Сонька уже развернулась. — Ты же можешь?

    — Могу, но не буду. — Кивнул Рыжий. — Пусть думают, что мы не в курсе.

    — Детский сад какой-то. — Высказал я Соньке всё, что я думаю по поводу его идей, когда мы спустились вниз. — Ты понимаешь, что мутант — это кто-то из сталкеров? И что самое страшное, никто не заметил подмены.

    — Есть ещё кое-что пострашней. — Подлила она масла в огонь. — Даже если он окажется на расстоянии десять метров от нас, на расстоянии удара, мы не сможем со стопроцентной уверенностью сказать кто он.

    Я огляделся. Действительно, вокруг столько народу, что число подозреваемых сузится лишь человек до двадцати. Вот тебе и полезный артефакт. Я сплюнул и вновь начал прислушиваться к тому, что вещал с «трибуны» Рыжий.

    Тот обещал прорвать непроходимый заслон. Дальше в игру должны были включиться все здесь присутствующие, так как внутри нас ожидают «странники». Много «Странников». В общем, задача на первом этапе была немудрёной — прорваться к Башне и прочно занять оборону.

    — У кого есть «амальгама» имейте ввиду, — Рыжий обвёл взглядом на удивление внимательно слушающую его толпу. — За заслоном он действовать уже не будет.

    — Вас троих это не касается. — Раздалось у меня в голове, и я чуть не подпрыгнул от неожиданности. Наткнувшись на ехидный взгляд зелёных глаз Рыжего сматерился и повернулся к Соньке:

    — Ты тоже это услышала?

    — Ага. — Подтвердила она, и Трос тоже кивнул.

    Тем временем по толпе пронёсся ропот недоверия и требования объяснить, с чего это он так решил.

    — Это легко проверить. — Рыжий скрестил руки на груди. — В непосредственной близости от заслона «амальгама» тоже сбоит, поэтому прошу вас, включите, у кого есть.

    По толпе вооружённых людей пронеслось шуршание, и она в один миг поредела. Половина оставшихся видимыми продолжала тыкать на какие-то кнопочки и отчаянно материться. Те, у кого самодельный артефакт сработал, начали вновь материализовываться, и Рыжий, удовлетворённый произведённым эффектом, продолжил свою речь.

    — Те, у кого «амальгама» сейчас сработала, не обольщайтесь, следующий раз она может отказать и у вас. В общем, я к чему всё это клоню — мы с вами в одной лодке и не нужно оскорблять меня недоверием. Работа нам предстоит тяжелая, и давайте уже доверять друг другу. Забудьте на время, кто из какой группировки. Всем придётся делать одно дело. Сейчас нам нужно разбиться на четыре отряда…

    — Да ты кто вообще такой? — Я сперва подумал, что это вновь Костыль завёлся, но фразу выкрикнул небритый мужик с тяжёлым взглядом и нашивками командира звена группировки «Долг». — А не пошёл бы ты…

    Далее последовал маршрут, куда надо отправиться Рыжему. Я хмыкнул, в чём-то соглашаясь с отправителем, а у Рыжего вытянулось лицо от удивления.

    — Но… Но… Вы же собрались здесь, значит, согласны с доводами. — Я первый раз видел экс-кота таким растерянным и удивлённым одновременно.

    — С доводами согласны, — не стал отказываться «долговец» — но никого старше себя по званию я в этой толпе не видел. Да и по тебе видно, что гражданский до мозга костей, так что боем командовать буду я.

    Теперь настала очередь отправителя выслушивать посылы в свой адрес. Причём сразу из нескольких уст. Стоявшие неподалёку представители «Свободы» обидно заржали.

    — Короче! — Насупился «долговец». — Я быть простым рядовым боевиком не подписывался.

    Он круто развернулся и отправился к зеленеющему метрах в двухстах полесью. За ним потопали его подчиненные. Впрочем, как я заметил, остальные представители «Долга» остались на месте. Лицо Рыжего перестало выражать беспомощную растерянность и закаменело. Он молча смотрел в спину уходящему десятку, но когда им до леса осталось метров двадцать, выдохнул:

    — Кто пересечёт границу поляны и леса, никогда не будет иметь удачи в рейдах.

    Не сомневаюсь, что, несмотря на разделяющее нас расстояние, идущие к лесу услышали слова Рыжего. Их командир как нарочно споткнулся и упал лицом в густую зелёную траву. Остальные замерли как вкопанные. «Долговец» поднялся и после непродолжительной дискуссии их отряд продолжил движение. Но не весь. Трое бойцов под многочисленными взглядами стоящих на поляне людей торопливо пошли обратно.

    Мда… Лучше бы тех вернуть, а то знаю я этих перебежчиков. Сейчас своего командира бросили, испугавшись угроз совершенно незнакомого человека, а завтра и из нашего отряда сбегут.

    — Больше никто покомандовать не хочет? — Обвёл Рыжий всех тяжёлым взглядом. — Хорошо. Итак, сейчас вам в голову придёт цифра от одного до четырёх. Не пугайтесь, это номер вашего отряда. В соответствии с этими цифрами распределяемся так: с единицей остаются здесь, у двоек сбор с этой стороны посёлка, с тройкой отправляются на другой его конец, с четвёркой занимают центр Янова. Это командир двоек — на валун поднялся Второй и постояв несколько секунд пошёл к домам посёлка. — Это троек. — Поднялся и спустился Ог. — И четвёрок. — Настала очередь Четвёртого покрасоваться перед публикой.

    Сразу как с валуна спустился последний Артефакт и на нём вновь остался один Рыжий, у меня в голове появилось ощущение единицы. Ну что ж, хоть никуда тащиться не надо.

    — Да! — Вновь заговорил Рыжий. — Если среди вас есть шаманы, то, несмотря на возникшую у вас в голове цифру подходите к валуну.

    Народ потёк в разные стороны и вскоре у валуна осталось не больше пятидесяти человек. Да уж, не густо. Я видел, что у посёлка под командованием Второго собралось человек сто пятьдесят. Вновь сработал сигнальный артефакт, показывающий приближение мутанта. Мы в три пары глаз уставились в сторону приближающейся группы из восьми человек. Уже лучше, восьмерых можно и запомнить и не подставлять им спину лишний раз. Среди подходившей восьмёрки я разглядел Энта и обрадовался, увидев знакомого шамана, но моя радость тут же пошла на убыль. А вдруг это он замаскированный мутант? Отогнав эту мысль, я собрался уже, было выдвинуться навстречу, но тут сигнал, показывающий мутанта, пропал. Мы с Сонькой непонимающе переглянулись. От раздумий нас оторвал Рыжий.

    — Не буду от вас скрывать, я собрал здесь самых лучших. — При этих словах мы все заозирались, новым оценивающим взглядом рассматривая соседей. К моей радости слева от себя я увидел Лешего. А вот Слона не оказалось, странно, я считал его профи. Впрочем, что мне мнение Рыжего, я и дальше буду считать Слона профессионалом, потому что знаю, что он таковым и является. — На первом этапе нашей задачей будет прикрывать тылы прорывающихся к башне отрядов. Задача простая, так как нападения в спину, скорее всего не будет. Вы лучшие и вы мне все нужны живыми для второй стадии операции — именно мы будем зачищать Башню, так что постарайтесь не ввязываться лишний раз в бой и добраться до логова врага целыми и невредимыми. Затем нам придётся…

    Мне стало скучно. Подобравшись к Лешему, я толкнул его в бок:

    — Слон-то, в какую группу попал?

    — Во вторую. — Леший тоже перестал слушать говорившего. — Просил узнать у тебя, как там их командир, нормальный мужик?

    — Да все они… Нормальные. — Я хмыкнул и махнул рукой. — В общем, по части боя не знаю, но возможности у него… Создание вот этого валуна из ничего — детский лепет, так что пусть сильно не нарывается.

    — Понятно. — Леший кивнул в сторону Рыжего. — А этот у них значит самый главный? Они вообще кто?

    — Да хрен их знает, кто и в каких моментах у них главный. — Не стал я открывать карты. — А кто… — Тут я решил отделаться полуправдой. — Знаю точно, что они не люди. Но дело делают верное.

    Леший кивнул, как бы соглашаясь.

    — Слушай, — не дал я ему вернуться к слушанью планов Рыжего. — А что Мамая не видно? Они же со Слоном последнее время вроде дружны были, на все рейды вместе ходили.

    — Нет больше Мамая. — Коротко бросил Леший и потянул из кармана сигареты. — Уже год как… Будешь — Сунул он мне под нос пачку.

    Я отрицательно помотал головой. Говорить расхотелось. Эх, Мамай, Мамай. Как же тебя угораздило? Постояв некоторое время, я понуро побрёл через толпу к Соньке, оставшуюся у валуна. Но на полпути меня остановили, положив сзади на плечо тяжелую руку. Я присел и крутанулся вокруг оси, доставая из ножен длинную финку, с синим обработанным лезвием.

    — Ну, Максим, не ожидал… — Обиженно протянул Энт. — Так ты друзей встречаешь?

    — Извини. — Я поднялся и запихал финку на место. — Времена такие.

    — Какие времена? — Шаман широко развёл руки в стороны, как бы охватывая всех присутствующих. — Одна команда.

    — Ага, как же. — Буркнул я. — Бродят здесь некоторые, с натруженными мародёрством мозолями и заточенным на меня зубом.

    — Кто? Скажи, мы его быстро… — И Энт выхватил какую-то плотно упакованную пластмассовую баночку.

    — Да ладно, прорвёмся. Тем более он в другой группе. Но всё равно спасибо.

    — Всегда рад помочь, ты же знаешь. — Энт так же ловко спрятал баночку обратно.

    — Всё, выступаем. — Раздался громкий голос Рыжего и уже тише лишь у меня в голове. — Максим, ты где ходишь? Держись рядом.

    Ага, как же, разбежался. Что я, цепной пёс что ли? Я внимательней оглядел сталкеров, входящих в первую группу, но больше ни одного знакомого лица, с кем можно перекинуться парой словечек, не заметил. Странно, взять того же Духа — явно профи, но в нашей группе нет. Или Пика, я его хоть и не желаю видеть, но в профессионализме ему не откажешь.

    — А где все ваши? — Повернулся я к Энту.

    — Никто кроме меня и Ветра не купился на эти проповеди. — Энт к чему-то прислушался, помолчав несколько секунд. — Ты извини, надо бежать. Ещё увидимся.

    Видимо с шаманами, как и с нашей троицей, Рыжий общался мысленно — Энт быстро направился к валуну. Вздохнув, я направился следом. Рыжий — Рыжим, а к Соньке надо быть поближе. Всё-таки один сталкер женского пола в отряде. Хотя нет, не одна. Я с удивлением проводил взглядом невысокую коренастую девушку, на которой вместо привычных мне ботинок были одеты высокие, плотно облегающие ногу сапоги. И не жарко ей? Впрочем, в нашем деле важнее безопасность, нежели комфорт.

    Тем временем отряд начал выстраиваться в некое подобие колонны и двигаться к посёлку. Я заметил, что приказы отдаёт какой-то военный с лычками младшего лейтенанта. Видимо Рыжий назначил себе зама.

    Валун опустел. Не доходя до него, я наткнулся на идущих рядом Соньку с братом и Лешего, и пристроился рядом.

    — Я Энта видел. — Просветил я Соньку.

    — Мы тоже. Только ему сейчас не до нас. Там Рыжий им всем какое-то персональное задание выдаёт.

    Я обернулся. Действительно, возле валуна остался только экс-кот и восемь сталкеров-шаманов. Артефакт вновь вывел мне перед глазами сигналку, говорящую о том, что возле Рыжего находится мутант.

    — Да что за хрень? — Возмутился я в голос и развернулся, собираясь подойти к Рыжему и выяснить всё на месте, но Сонька меня схватила за руку.

    — Не мешай им.

    — Но артефакт…

    — С артефактом всё в порядке, просто он не показывает мутанта, находящегося ближе десяти метром, разумно полагая, что на таком расстоянии ты и сам его увидишь.

    — Что-то не особо я его вижу. — Буркнул я. — Это тебе Рыжий сказал?

    Сонька кивнула.

    — А исправить этот косяк просила?

    — Сказал нет времени. — Кивнула она. — Придётся самим вычленять шпиона.

    — Вечно у них времени нет. — Я махнул рукой, ещё раз пробежался взглядом по шаманам, запоминая лица, и двинулся вместе со всеми к Янову. О том, зачем он посвящает в свои планы находящегося среди шаманов шпиона, я старался не думать. У великих свои причуды. Да и в отличие от нас Рыжий наверняка знает, кто из них крыса. По крайней мере, я на это очень надеюсь.

    Прорыв купола я наблюдал издали. Наш отряд, как и планировалось, шёл в арьергарде, поэтому, что сделали Артефакты, не видел, но зато сполна смог насладиться произошедшей иллюминацией.

    Купол был мне уже знаком — нечто, напоминающее полупрозрачные лепестки, сошедшиеся в вершине. Он жил своей, никому не понятной жизнью. Он колыхался и мерцал, сокращался и расширялся, словно кто-то огромный внутри него вдыхал и выдыхал, вызывая такие метаморфозы.

    И вдруг вся эта идиллию исчезла. Раздался громкий хлопок и прозрачный купол покрылся сетью фиолетовых трещин. Они росли, ширились и сверкали в ярких лучах словно замершего солнца. А затем часть купола осыпалась мигающими искрами. И всё, проход был открыт.

    Я ожидал, что нас сразу атакуют, и теперь настороженно прислушивался к звенящей тишине. Отряд медленно, словно нехотя, двинулся вперёд, постепенно втягиваясь в открывшийся проём. Местность пошла немного под уклон и вскоре моему взору открылся мёртвый город — Припять.

    Кажется, совсем недавно я бегал по нему, скрываясь от оборотней, зомби и каких-то мародёров. Я помнил его довольно детально и теперь недоумённо оглядывал произошедшие метаморфозы. Город словно сморщился и иссох. Съёжился, не в силах вынести то, что творили с ним «странники». Улицы стали уже, дома покосились, нависая над потрескавшимся асфальтом тротуаров, словно мать над заболевшим ребёнком. В воздухе висела непонятная желтоватая взвесь, и город напоминал огромное желе с вплавленными внутрь домами.

    Но, не смотря на все метаморфозы, я по-прежнему не видел ни одного сооружения, которое можно было бы назвать башней. Что мы собираемся атаковать? А ещё я не видел противника. Нет, я не рвался в бой, но и ожидание неизвестности не приносило никакого успокоения.

    На этот раз я подходил к Припяти со стороны Ленинского проспекта. Не знаю, было ли это здесь раньше, или теперь подобное было вокруг всего города, но путь нам преграждал огромный земляной ров. Отряд медленно, но неотвратимо приближался к трёхэтажной насыпи и когда передовые разведчики уже начали карабкаться по осыпающейся земле «странники» нанесли удар.

    Раздалось приглушенное «ТУМП» и вверх полетели ошмётки человеческих тел. Наша замыкающая группа остановилась, как вкопанная. Уклон к этому времени уже закончился и из-за спин людей я не видел, что происходит. Лишь части человеческих тел, взметнувшиеся кверху и красноватое облако. Всё это подержалось в воздухе пару секунд и ринулось вниз. Раздались крики и ругань, но никто не побежал. А куда бежать, если не знаешь, отчего это произошло? Может, это неведомая доселе аномалия и, сделав шаг в сторону, ты будешь следующим, кто угодит в неё и потянет за собой ещё нескольких своих товарищей. Ведь судя по ошмёткам, тел было не меньше десяти.

    — Спокойно, не дёргайтесь. — Раздался в голове голос Рыжего и почти сразу новое «ТУМП».

    И вновь вверх полетели куски мяса и брызги крови. И снова «ТУМП». Я закрыл глаза, не в силах видеть это кровавое месиво. Словно мы находились в ступе, а кто-то большой и невидимый невидимым же пестом толок нас в кровавое месиво. Новое «ТУМП» раздалось где-то совсем рядом, но на сей раз никто не пострадал. Я видел, как метрах в тридцати, между нашим и третьим отрядом на земле образовался большой круг, прижавший и вдавивший в землю всё, что стояло на пути давившего. Больше всего это напоминало аномалию «молот», хаотично возникающую по чьему-то приказу.

    Я повернулся к Рыжему и успел заметить, как его тело дёрнулось волнами и пропало. Пошёл на разборки, по всей видимости. По крайней мере, я на это очень надеялся. И действительно, почти сразу откуда-то спереди, где находился головной отряд, вверх ударила фиолетовая молния и, наткнувшись на что-то, разбежалась тонкой паутинкой. Её нити стремительно пронеслись над нашими головами, и всё стихло. Я с замиранием сердца подождал какое-то время очередного «ТУМП», но вместо этого рядом возник Рыжий:

    — Что стоим, кого ждём? — Он мне весело подмигнул и пошёл на свой привычный левый фланг.

    Словно ожидая этой фразы, лейтенант скомандовал «вперёд» и мы двинулись за удалявшимися спинами передовых отрядов.

    — Весело ему. — Огрызнулась стоявшая рядом Сонька. — Человек сорок за раз полегло.

    Я лишь вздохнул, соглашаясь.

    Далеко наш авангард не ушёл. Едва разведчики поднялись на земляной вал, как их буквально смела лавина ринувшихся на нас чёрных псов. Вот уж кого я здесь не ожидал увидеть, так это собак. Раньше Припять была для них табу, а теперь вон оно как.

    Раздалась трескотня разнокалиберного оружия, а вскоре и грохот разрываемых лимонок. Слишком плотной была лавина псов, чтобы рассчитывать на одни автоматы. Внезапно между людьми и псами возникла мерцающая полупрозрачная стена, внутри которой казалось, клубил туман. Чёрные твари скалили свои морды с той стороны, тщетно пытаясь прорваться к такой близкой, но абсолютно недосягаемой пище. Люди перевели дыхание и немного отступили от земляного вала, с которого так и не успело спуститься ни одной собаки. Все полегли на пути к цели, сделав вал ещё выше, так, что их товаркам приходилось пробираться по трупам своих сородичей. Впрочем, не думаю, что их это волновало.

    Не успел я порадоваться, что с нами в бой идут Разумные Артефакты, как стена покраснела, затем пожелтела, словно металл, расплавляемый в домне, и, на секунду став ослепительно белой, исчезла, оставив после себя лишь разлившийся по Зоне звук лопнувшей струны. Чёрные псы с удвоенной яростью, если такое ещё возможно, вновь ринулись на людей. И вновь выстрелы одного отдельно взятого автомата слились между собой в многоголосый разнокалиберный вой железа и пороха.

    — У каждого свои слуги. — Тихонько пробормотал я себе под нос, но Сонька услышала и неодобрительно покосилась. — А что, я не прав? У «странников» чёрные псы, а у Артефактов сталкеры. Они ведут свои игры, а мы просто разменная монета и лишь одно меня здесь держит — что спятившему Первому действительно не место на Земле. Либо он, либо мы, сколь бы пафосно это не звучало.

    — А что ты хочешь? — Сонька с вызовом посмотрела мне в глаза, но у меня давно уже был готов ответ на этот вопрос.

    — Я хочу быть сейчас с теми парнями, что держат оборону, а не отсиживаться в тылу. У них там каждый ствол на счету, а мы здесь.

    — Они справятся. — Обняла она меня и прижалась щекой. — А у нас другая задача.

    Они действительно справились. Поток чёрных бестий пошёл на убыль, и вскоре вновь стало тихо. Над полем боя медленно таял пороховой дым. Передовая группа перевалила через земляной вал и скрылась внизу. Наш отряд тоже потихоньку пришёл в движение.

    Честно сказать к полю боя передовых отрядов я подходил с замиранием сердца, ожидая увидеть если и не горы трупов, то уж точно не голую землю, которая открылась моим глазам. Абсолютно чистая земля, лишь местами изрытая взрывами гранат. Ни трупов чёрных псов, ни загрызенных сталкеров, ни даже пятен крови. Словно и не было никакого боя.

    Поковыряв носком ботинка рыхлую землю и так и не найдя ни капли крови я повернулся к Рыжему, продолжавшему следовать в компании шаманов. Энт хитро подмигнул мне и продолжил прерванный разговор со своим коллегой. Я, который уже раз за последний час подозрительно оглядел их группу, в которой, несомненно, был скрытый мутант. Сколько я ни пытался вывести его на чистую воду, у меня так ничего и не получилось. Рыжий постоянно держал их всех возле себя и среди подозреваемых до сих пор находился даже Энт.

    — Где трупы? — Подошёл я к экс-коту. Желая тоже услышать ответ, к нам подтянулись Сонька, Леший, пара сталкеров и один военный.

    — Убрал, чтобы вас не смущать. Крови много было.

    — Сколько человек?

    — Да нас вообще-то не люди атаковали. — Сделал он непонимающее лицо.

    Не знаю почему, но это стало последней каплей, переполнившей чашу кипевшей во мне злости. Использует нас как пушечное мясо, ещё и издевается. Это даже уже не цинизм, а что-то совершенно отвратительное. Почти без замаха я рубанул его в челюсть. Коротко и резко. Без посторонних мыслей о последствиях, действуя на одних эмоциях.

    Рыжая голова мотнулась и, чтобы не упасть, экс-кот сделал шаг назад. Захотелось добавить, а потом, когда упадёт, хорошенько пройтись ногами, но я сдержался. Да и Сонька сразу встала между нами, а позади приготовились схватить меня за плечи подошедшие сталкеры.

    — Нормально всё. — Пройдя между ними, я направился к земляному нагромождению.

    — Максим, погибло только пятеро разведчиков. — Донёсся мне вслед спокойный голос Рыжего. — Да десяток раненых я переправил к ближайшей обитаемой деревне.

    Я даже не обернулся и уж тем более не переполнился раскаянием к нему. Давно руки чесались. Пришельцы и то человечнее были, чем эти.

    Заинтересованные происшествием сталкеры из нашего отряда остановились, было, но, поняв, что инцидент исчерпан, тоже полезли на насыпь.

    — Не обижайся, Максим. — Раздалось ещё раз, но теперь персонально у меня в голове. — Просто мы другие.

    — Чего тогда лезете в нашу жизнь, если не понимаете в ней ничего. — Буркнул я себе под нос, нисколько не сомневаясь, что он меня услышит.

    Ответа не последовало, да я и не ждал. Я смотрел на город широко раскрытыми глазами. Теперь, когда до ближайших домов было не больше двухсот метров, он выглядел ещё хуже, чем издали. Весь асфальт, вся брошенная техника и строительные материалы и даже сами дома до второго этажа покрывала жёлтая масса. Наши передовые отряды уже вплотную подошли к городу и теперь нерешительно топтались на границе нормальной земли и слизи.

    — Нас ждут. — Сонька тоже забралась и встала рядом, высказав свою теорию на нерешительность второго, третьего и четвёртого отрядов.

    — Может быть. — Я оглянулся, наблюдая, как последние лучшие бойцы нашего отряда карабкаются на насыпь, и успел заметить, как вновь схлопнулся купол над Припятью.

    Я ждал чего-то подобного, потому не удивился и не расстроился. Теперь у всех нас действительно одна дорога — в башню, на встречу неизвестности. Никто нас отсюда не выпустит. Теперь либо они, либо мы, сколь бы пафосно это ни звучало.

    Рыжий, стоявший на вершине насыпи метрах в десяти слева от меня, тоже оглянулся и почему-то вздохнул. Совсем по человечески, словно сожалея, что так получилось. Знать бы ещё, о чём он сожалеет.

    Я схватил ничего не подозревающую Соньку на руки и понёсся с ней вниз, рискуя каждую секунду потерять равновесие и рухнуть лицом во влажный глинозём. По Зоне пронёсся оглушительный визг, никого не оставивший равнодушным. Послышались смешки и прибаутки на тему отношений между мужчиной и женщиной. Кстати об отношениях…

    — Выходи за меня замуж. — Поставил я её на ноги, умудрившись добежать до низа и не упасть.

    В тот момент я не думал о том, что в Зоне загсов ещё не додумались организовать. Не думал я и о том, как будем пробираться через военный кордон, чтобы исполнить задуманное. Насколько я знал, ещё никому не удавалось выбраться из предбанника в обычный мир. Я просто был счастлив.

    И без того расширенные от страха, неожиданности и ещё не понять от чего глаза Соньки распахнулись ещё шире. Несколько секунд она молча переваривала информацию, не отрывая от меня глаз, словно пытаясь уличить во лжи, а затем прижалась ко мне, и Зону повторно огласил радостный визг.

    — Я так понимаю, это означает «да»? — Немного отстранился я и поковырял пальцем в звенящем ухе.

    Она молча кивнула и снова прижалась.

    — Поздравляю. — Раздалось у меня в голове.

    Я молча сделал реверанс в сторону Рыжего, вновь подхватил Соньку на руки и теперь уже медленно пошёл вперёд, наслаждаясь хрупким спокойствием.

    Уличные бои тоже прошли основной массой мимо нашего немногочисленного отряда. Мы двигались уже по очищенному от мутантов проспекту Ленина, пустынному и безопасному. Жёлтая слизь была до основания вытоптана множеством ног и теперь лишь слабо хлюпала, если нога попадала в выбоину в асфальте. В городе, как я узнал из обрывочных слухов, нам противостояли зомби и оборотни. Они по всем правилам партизанской войны устраивали засады, и нашим передовым отрядам приходилось обыскивать каждую хрущёвку, стоявшую вдоль проспекта. Из-за нехватки людей вглубь особо не лезли. Просто обыскивали и вычищали каждую квартиру, оставляли пару человек на крыше в качестве наблюдателей, и шли дальше. По мере приближения нашего отряда люди с крыши снимались и догоняли свою группу.

    Трупы монстров по-прежнему не попадались, сразу убираемые Артефактами в неизвестном направлении. Но по мрачной физиономии Рыжего было видно, что на сей раз без потерь мы не обошлись.

    Тем не менее, бои шли по-прежнему далеко впереди. Нескончаемая канонада выстрелов и взрывов давно стала чем-то обыденным и привычным. Мы откровенно расслабились, за что и поплатились. В том месте где половина улицы была перегорожена строительной техникой и наш отряд был вынужден пробираться по узкому горлышку на нас из окон посыпались оборотни.

    Немного, всего пять особей, но нам хватило. Четверо сталкеров полегли сразу, не успев даже понять, что произошло. Ещё пятеро успели схватиться за автоматы, но находились чересчур близко к месту приземления монстров, а потому полегли следом за первой четвёркой. Лишь после этого зазвучали первые выстрелы.

    Рыжий нам говорил, что немного усовершенствовал наше стрелковое оружие, но одно дело слышать, а другое верить. Думаю, после этой засады не верящих не осталось. Обычные пули, которые в другой ситуации лишь задержали бы оборотня на несколько секунд, теперь словно разрывные снаряды оставляли в теле монстра огромные дыры, мгновенно покрывающиеся серебряным налётом.

    Всего пять секунд прошло, с тех пор, как оборотни выпрыгнули из окна, и уже на асфальте, заляпанном жёлтой слизью и кровью убитых людей, лежало десять человек и пять оборотней. И всё из-за чьего-то разгильдяйства, решившего, что в этой квартире точно никого нет. Впрочем, кто сказал, что в наших отрядах больше нет шпионов «странников»? Доложили, что чисто и всё.

    Десять? Только тут до меня дошёл смысл этой цифры. Я ведь точно видел, что оборотни убили девятерых. Я склонился над ближайшим трупом, желая осмотреть каждый из них более внимательно, но тело внезапно исчезло. Вздрогнув, я поднял взгляд на Рыжего.

    — Выдвигаемся, время не ждёт. — Пожал он плечами. — Скорбеть будем потом.

    — Вперёд. — Эхом отозвался лейтенант. — Смотрим по окнам, не расслабляемся.

    — Твою мать! — Всё, что осталось мне, это тихонько ругаться сквозь зубы.

    Ну кто же эта крыса, умудрившаяся в толчее и горячке боя всадить финку нашему товарищу? Кто? От бессилья я заскрипел зубами.

    — Мы найдём его. — Как всегда Сонька всё понимала без слов. — Обязательно.

    Я кивнул и, выискав в толпе Энта и Лешего, облегчённо вздохнул, живы.

    Пока добрались до площади, потеряли ещё семь человек. Первая засада, состоявшая из десятка зомби, особых проблем не доставила. Несмотря на явно возросшую в последнее время скорость их перемещения, ни одна тварь не успела добраться до нас своими мерзкими конечностями. На сей раз наши пули имели зажигательный эффект и попадая в тело зомби прожигали в нём огромную дыру. А вот следующую засаду мы прозевали по собственной глупости. Все смотрели наверх, и никто не смотрел под ноги.

    Ещё давно, вроде бы даже до возникновения Зоны отчуждения, все колодцы и ливнёвки завалили бетонными блоками. И ни у кого с тех пор не возникало глупого желания их открыть и прогуляться по катакомбам подземелий. Поэтому того, что вверх взлетит веер слизи и канализационная крышка не ожидал никто. От большего количества жертв нас спасло только то, что оборотни выскочили сразу, едва наш отряд перешёл невидимый рубеж. Если бы в самой гуще, то… Об этом не хотелось даже думать.

    Оба раза я наплевал на стрельбу и внимательно следил за группой шаманов, надеясь вычленить предателя, но тот словно читал мои мысли и сидел тише воды.

    Наконец проспект кончился, и мы вышли на площадь. Стрельба помаленьку стихала. Лишь изредка слышались одиночные выстрелы в прилегающих постройках. Наконец на крышах домов и административных сооружений показались люди и махнули, что всё в порядке.

    Не знаю, сколько народу из ударных отрядов осталось в строениях, но на площади сейчас было не больше двухсот человек. Неужели это все, кто остался в живых?

    — Сто девяносто три человека, не считая сталкеров из нашего отряда, погибло. — Не дожидаясь моего вопроса поведал Рыжий, видимо снова покопавшись у меня в голове.

    — Все знали, на что шли. — Положила Сонька руку мне на плечо.

    — Но двести десять человек! — Я хотел ещё добавить пару слов, но во рту пересохло, и вырвался лишь хрип. Махнув рукой, я побрёл к зданию бывшей гостиницы, за которой по рассказам Троса и находилась та самая башня.

    — Максим! — От толпы сталкеров отделилась фигура и, радостно разведя руки в стороны, направилась ко мне. Слон, собственной персоной. — Вот это мясорубка была. Нет, ты видел? — Затараторил он, поравнявшись и приноровившись к моему понурому шагу. — Вас я смотрю, тоже зацепило? Вроде вас больше было, да? А у нас со всех сторон как полезли. А как они горят, ты видел?

    — Чему ты радуешься? — Не поворачивая головы, обронил я. — Больше двухсот человек погибло.

    — Но мы-то живы! — Обнял и потряс меня за плечи Слон. — Понимаешь? И мы обязательно отомстим этим тварям. Лично буду их главаря пытать.

    Я невольно хмыкнул, представив себе эту картину, но сильно сомневаясь, что спятивший Первый позволит Слону себя пытать.

    — Сколько не мсти, погибших не вернёшь. — Вздохнул я и потряс головой, стряхивая оцепенение. — Ладно, не бери в голову, я в порядке.

    — Куда несётесь? — Догнали нас Сонька с братом и Леший.

    Я недоумённо оглянулся. Странно, мне казалось, я еле плетусь, а на самом деле действительно уже стою у гостиницы, за которой цель нашего путешествия. Позади потихоньку подтягивалась вся группа.

    Через десять минут мы стояли уже возле входа в башню. Вернее будет сказать возле спуска. Башня, если и была высокой, то со знаком минус. Все её уровни лежали глубоко под землёй, и кто и почему её так назвал, для меня осталась загадкой. Просматривался здесь некий парадокс времени — я её стал так называть с тех пор, как встретился с Апостолом и Шумом, сталкерами из будущего, и Разумные Артефакты подхватили от меня это название и распространили его по Зоне, когда бросали клич. Сталкеры потянулись к Припяти, зная, что им придётся атаковать Башню и… Апостол и Шум попадают в провал во времени (ну, или это мы попадали, не так важно). В общем, замкнутый круг получается.

    Я выкинул из головы отвлекающие мысли и сосредоточился на спуске. Первоначально Рыжий планировал, что первый уровень нам помогут вычистить ударные отряды, но, во-первых, они и так понесли большие потери, а во-вторых, уже начало темнеть и наверху сейчас потребуется весь народ. Артефакты ожидали атаку противника.

    Спуск, выполненный из лестничных пролётов, извлечённых из умерших домов Припяти, был достаточно широк. Мы разбились на пятёрки и начали зачистку. Не знаю, из чего исходил Рыжий, выбирая состав групп, но в мою пятёрку попал Энт, Леший, Сонька и разгильдяйского вида боец «свободы», назвавшийся Резцом. Говорю в мою, потому что меня назначили старшим. Впрочем, мне уже не привыкать и меня это назначение ничуть не взволновало.

    Итак, спуск. Лестничные пролёты лежали в три ряда, поэтому бойцы пятёрок спускались не друг за другом, а плечом к плечу. Наша группа шла третей, и если внизу кто-то есть, то мы узнаем об этом одними из первых.

    Помещение медленно, но неотвратимо погружалось во мрак. Я так привык к своему ночному зрению, что не сразу это сообразил. Ну, стало немного темнее, подумаешь. Всё равно всё видно. И лишь когда впереди идущие сталкеры стали друг за другом включать свои налобные фонари, я понял, что обыскивать помещение почти всем придётся в полной темноте.

    Спускаться нам пришлось метров пятнадцать, прежде чем отряд вышел в достаточно большой холл, из которого было множество ходов. Всё вокруг было собрано из плит перекрытия пяти и девятиэтажек. Сколько же они домов разорили, чтобы собрать такое? По всей видимости, за два прошедших года они оставили без внутренностей едва ли не половину строений.

    Больше всего эти катакомбы «странников» напоминали лабиринт минотавра — так же темно и так же много ходов и ответвлений. Ну, что ж, зато привычно. На каждый коридор получилось по два отряда. Группа, разбитая на пятёрки начала быстро, словно вода в губку впитываться в тёмные коридоры.

    У меня появился реальный шанс выявить крысу в нашем отряде. Шаманов, наконец, разделили, и теперь в непосредственной близости от меня было только двое из них. Энт, и ещё один, из смежной пятёрки. Артефакт по прежнему не подавал признаков жизни, а значит шпионом «странников» мог быть только кто-то из них, от остальных мы удалились на довольно приличное расстояние.

    Первое время нам попадались совсем небольшие ответвления и наши две пятёрки почти не разделялись, настороженно заглядывая в эти тупички. И лишь метров через семьдесят дорога разделилась. Немного посовещавшись, мы выбрали ту, которая забирала немного вниз, почти сразу скрываясь за поворотом. Наши пятёрки попрощались и расстались. Руку шамана из смежного отряда я задержал чуть дольше, пристально заглядывая ему в глаза, но определить так ничего и не смог. Человек и человек, ответивший на моё пристальное внимание лёгким удивлением, смешанным с любопытством.

    Сердце начало биться сильнее, когда наша пятёрка свернула за поворот и начала движение по ощутимо понижавшемуся коридору. Вот он, очередной момент истины. Десять метров, и я узнаю, наконец, кто крыса. Кто воткнул финку в спину ничего не подозревающему товарищу и наверняка готов сделать это ещё не раз.

    Семь метров, восемь… Стоп, а ведь та пятёрка тоже сейчас движется, причём в противоположную сторону. А это значит… Я уже совсем другим взглядом посмотрел в спину шагавшего впереди Энта.

    Тем временем небольшие тупички разрослись, стали длиннее и витиеватей. Нам приходилось уже не просто заглядывать в каждый из них, а полноценно исследовать. Все мы искали одно — телепорт на второй уровень башни. Вообще телепортов, как пояснил Рыжий, на первом уровне было очень много. А нам был нужен один единственный конкретный. Все остальные вели в такую Тмутаракань, что хрен выберешься. Может они и нужны были спятившему Первому для каких-то своих спятивших целей, а нам соваться в них было не с руки.

    Для проверки телепортов нам не нужно было в них прыгать, достаточно было просто поднести небольшую пирамидку, выданную Рыжим командиру каждой пятёрки.

    Пирамидка в очередной раз мигнула красным, и я спрятал её обратно в карман. Нам был нужен синий цвет. Наша группа из пяти человек развернулась и направилась к основному коридору, оставив за спиной голубоватый овал портала. Энта я старался позади себя не оставлять, держа всегда в поле зрения. Чудо-артефакт по-прежнему молчал, не показывая не только шамана, но и присутствие каких-либо других мутантов. Вообще странно это, Рыжий предполагал здесь большую зачистку, а здесь никого.

    Накаркал. После проверки пятого ответвления, приведшего нас в обычный тупик, мой универсальный артефакт показал наличие мутантов. Судя по радару — метрах в тридцати. Если не ошибаюсь, это аккурат вон затем поворотом.

    — Готовность один. — Бросил я, кося одним глазом на Энта. Поддержит своих? Тот лишь молча передёрнул затвор. Руки зачесались поднять ствол и всадить в эту широкую спину очередь апгрейженых патронов. Боюсь только, что следом за шаманом слягу и я. Не успею никому объяснить, что происходит. И Сонька не успеет. Слишком у всех нервы напряжены.

    За углом оказались зомби. Они явно поджидали нас и были готовы наброситься, едва первый из нас появится из-за угла. Подумав, я решил не рисковать и бросил туда «лимонку». Осталось только довести дело до конца, расстреляв их прожигающими патронами. Что мы и сделали. И к Энту у меня не возникло ни одной претензии, шаман действовал грамотно и профессионально, но это лишь добавило подозрений.

    Дальше поехало как по накатанной, что ни поворот, то какой-нибудь мутант. В основном это были зомби, но несколько раз нарывались и на оборотней. Те не ждали, когда мы подойдём на расстояние броска гранаты и сами неслись в атаку. Если бы не артефакт, заранее предупреждающий нас о наличии нежити, то проблем у нас было бы гораздо больше. Кровососов и контролёров почему-то не было совсем. Я вообще заметил, что экс-Первый их не жалует и в составе «странников» их нет. Впрочем, расслабляться не стоило, я мог просто чего-то не знать.

    Мы осмотрели уже не меньше десятка порталов, но везде пирамидка показывала нам красный свет. Всё не то. Поэтому приближение к очередной аномальной двери в никуда я воспринимал уже как рутину. Может, поэтому и смотрел дольше обычного на едва уловимо мерцавшую синим цветом пирамидку.

    — Это то, что я думаю? — Вывел меня из оцепенения боец «свободы». — Мы это ищем?

    — Похоже. — Я поспешно спрятал сигнальный артефакт в карман.

    Инструкция, выданная Рыжим, чётко определяла последующие действия — ждать его прихода. Сказал, быстро появится. Вот только неизвестно что делать с Энтом и что он может предпринять.

    — Энт, Сонька, смотрите за порталом. — Начал раздавать я указания. — Леший, Резец, вы смотрите туда, откуда мы пришли.

    Сам я остался в центре, стараясь одним глазом всегда держать на виду шамана.

    — Максим, у тебя есть ко мне какой-то разговор? — Оказалось, все мои игры в шпиона не стоили и ломаного гроша. Энт легко меня раскусил. Одно слово — шаман.

    Пока я ломал голову, придумывая что ответить, ситуация в лабиринте начала меняться. Первым взвыл универсальный артефакт, предупреждая, что моя жизнь в опасности. Я начал отклоняться, пытаясь уйти с линии предполагаемой атаки и…

    — Берегись! — Крик Лешего слился с короткой автоматной очередью.

    Действуя на одних инстинктах, я резко закончил разворот и выпустил в коридор, откуда пришла очередь, сразу полрожка. Резец поступил так же, но… Коридор был пуст. О стену рядом со мной как-то неестественно опирался Леший. Отметив это лишь самым краем сознания, я вдавил кнопку универсального артефакта, переходя в режим невидимости. Рыжий обещал, что у нас с Сонькой и Тросом он будет работать и на территории экс-Первого. Вот будет сюрприз для стрелявшего.

    Но сюрприз поджидал меня. Совсем рядом, возле ближайшего поворота, стоял шаман из смежной с нами пятёрки и целился в нас. Не раздумывая, я нажал на гашетку, выпуская ещё одну очередь. Промедли я ещё долю секунды, и он опередил бы меня, а так ему пришлось юркнуть за угол. Целым и невредимым, пули лишь повизгивая срикошетили от бетонных плит.

    — Сонька, включай «амальгаму» и ко мне, Резец, ты к Энту. Леший, бери… Леший? — Сталкер сидел на полу, привалившись спиной к холодной бетонной стене, и зажимал руками живот. — Ты чего?

    Глупый вопрос конечно, в данной ситуации, но как-то вырвался. Итак понятно «чего». Немногие в Зоне носили бронежилеты, и Леший не входил в их число, как, впрочем, и я с Сонькой. И рано или поздно каждый из нас поплатится за свою беспечность. На этот раз Леший стал моим бронежилетом. Не ведая, что я предупреждён об опасности и уйду с линии атаки он, не раздумывая, подставился под пули.

    Сонька склонилась над раненым сталкером и принялась отстёгивать свой ремень с артефактом, усиливающим регенерацию. Надеюсь, это поможет. Ну а мне придётся одному держать оборону против невидимого для остальных противника, ведь только с активированной «амальгамой» можно увидеть того, кто тоже находится под покровом невидимости.

    Ну, где же Рыжий? Разве это называется «скоро буду»? Ногами он идёт что ли? Впрочем, во владениях Первого может и ногами.

    Я выпустил для острастки в сторону скрывавшегося за углом шамана остатки рожка и забрал автомат у Соньки, бросив ей взамен свой разряженный. Зарядит потом. Вот он, недостаток универсальности артефакта — сейчас бы и «амальгаму» включить Соньке и рану лечить Лешему, а приходится выбирать, либо то, либо другое.

    Но чего ждёт скрывающийся за углом шаман? Вывод один — подмоги. Ну, что ж, и мы подождём, к нам тоже должен Рыжий подойти. Кто вперёд. Ответ на этот невысказанный вопрос стал очевиден почти сразу — шаман сыпнул из-за угла какой-то порошок, и коридор перед нами заволокло густым сизым дымом.

    — Стреляйте в дым! — Я, подавая пример, первым открыл огонь по густой дымке.

    Все, кроме Соньки, продолжающей сидеть над Лешим, открыли шквальный огонь по наступающему в дымке противнику. А то, что он там был, красноречиво говорили огненные всполохи, прожигающие насквозь мертвяков при попадании в них наших пуль.

    — Ну-ка посторонись. — Вперёд выдвинулся Энт и, размахнувшись, кинул вперёд целую горсть каких-то шариков. Кругляши весело запрыгали по бетонному полу и скрылись в непроницаемой дымке. По дымовой завесе сразу пробежали небольшие завихрения, и она начал ощутимо опадать к полу, словно втягиваясь в него. А скорее всего в те самые шарики, которые кинул Энт.

    Вообще Энта я уже вычеркнул из списка подозреваемых. Сразу и безоговорочно, как только увидел второго шамана, с направленным на нас автоматом. Как я сразу не догадался, что просто кто-то идёт следом, скрытый под покровом невидимости. А всего-то и надо было — включить «амальгаму». Всё сразу бы встало на свои места, и Леший был бы целым и невредимым.

    Тем временем дым совсем рассосался и пред нами предстал пустой коридор, заваленный мертвяками с дымящимися дырами в самых разных частях тела. Пуля — дура. Передышки нам не дали, из-за угла нескончаемым потоком полезли оборотни. Передовые особи одним махом покрыли треть расстояния, и лишь затем нарвались на наш заградительный огонь. А сзади лезли и напирали всё новые и новые твари.

    Энт кинул ещё горсть какой-то травы и движения оборотней несколько замедлились, но не на столько, чтобы чувствовать себя в относительной безопасности. Я уже начал прикидывать, что возможно придётся рискнуть и отступить в телепорт в надежде, что Рыжий нас там найдёт, когда оборотни вдруг замерли. Не остановились, прекратив наступление, а именно замерли в самых причудливых позах.

    Из-за угла, откуда секунду назад напирали мутанты, появился Рыжий собственной персоной.

    — Не прошло и года. — Я вытер пот со лба и опустил ствол. Остальные последовали моему примеру.

    Рыжий, не обращая внимания на моё ворчание махнул рукой и оборотней разметало по стенам, в прямом смысле слова размазав их по бетону.

    — Всё. — Раздался позади Сонькин голос, и столько в нём было печали, что я сразу понял, что она говорила не об окончании боя.

    Через силу я заставил себя развернуться. Леший теперь полностью лежал на полу с застёгнутым Сонькиным ремнём. Не помог, значит, артефакт. Эх, сюда бы «постамент». Хотя, какой постамент, если у нас здесь есть ходячий и Разумный Артефакт.

    — Рыжий! — Впервые назвал я его так в лицо. — Помоги ему.

    — Как? — Рыжий склонился над сталкером. — Он же умер.

    — Да мне плевать! — Схватил я его за грудки и затряс, не в силах сдержаться. — Ты же всё можешь.

    — Да погоди ты. — Вырвался из моего захвата Артефакт и вновь склонился над Лешим. — Нашли, понимаешь, всемогущего. Впрочем, ты прав, есть один вариант…

    — Ну, не томи. — На сей раз, даже Сонька не выдержала. — Делай уже что можно.

    — Я гарантирую, что он будет жив, но вы его в Зоне больше не увидите. — Посмотрел снизу вверх на нас Рыжий.

    — Делай! — Заорали мы в голос, и, кажется, даже Энт с Резцом внесли свою лепту.

    — Хорошо. — Артефакт положил ладонь на тело Лешего, и оно исчезло. Быстро и бесшумно. — Но не думаю, что он вам скажет спасибо когда-нибудь. Не быть иногда лучше, чем быть.

    — Не тебе решать. — Я забрал у Соньки свой автомат, к которому она так и не притронулась, и принялся перезаряжать. — Это его жизнь.

    — Тут ты прав. — Не стал спорить Рыжий, направляясь туда, откуда и появился.

    — Эй, ты куда? Телепорт там. — Я ехидно потыкал пальцем в светящийся овал.

    — Пойдёмте со мной, никуда он от нас не денется. — Не оборачиваясь махнул нам Рыжий. — Надо остальных дождаться. Или вы собираетесь вчетвером второй уровень исследовать? — Он дошёл до угла и, наконец, обернулся, хитро улыбаясь. — А здесь есть один субъект, с которым я уверен вам будет интересно побеседовать.

    Мы аккуратно, стараясь не наступать на истерзанные тела мутантов, пошли следом. Я понял, о ком говорит Рыжий, вот уж не думал, что он оставит его в живых.

    Сразу за углом, привалившись к стене, сидел шаман, продавшийся «странникам». Не знаю, что с ним сделал Артефакт, но вид он имел весьма пришибленный. Взгляд в одну точку, рот немного открыт и из уголка стекает розовая слюна. Время от времени рука дёргалась, словно собираясь дотянуться до одного из многочисленных мешочков, увязанных на ремне, но тут же безвольно замирала.

    — Что это с ним? — Энт явно не понимал, на что способен Рыжий, хоть и видел, как тот разметал оборотней.

    — Избавьте его от амуниции и свяжите руки. — Вместо ответа попросил Артефакт и мы принялись срывать с него мешочки с разнообразным содержимым.

    Энт их с интересом просматривал, кое-что нюхал, морщился и выкидывал, а кое что перевешивал себе, удовлетворённо хмыкав. Один из мешочков он с особым омерзением на лице отшвырнул, кинулся следом, высыпал на пол и принялся втаптывать содержимое в грязь лабиринта. Мы с интересом наблюдали за этой вакханалией, и лишь когда он успокоился, поинтересовались, что его так расстроило.

    — Расстроило? — Переспросил он, дико вращая глазами. — Да эта гнида вывела формулу поднятия мертвецов. Он делал из убитых людей зомби! Вы понимаете?

    Мы понимали. Теперь понятно, откуда у «странников» столько мертвяков. Если раньше Зона поднимала едва ли каждого десятого, то теперь «странники» делали это со всеми убитыми.

    — Как ему только это удалось? — Начал успокаиваться и мыслить логически Энт. — Я понимаю, что это, но как он это вывел не в силах понять.

    — Не расстраивайся. — Положил ему руку на плечо Рыжий. — Ему помог тот, кого мы сейчас и пытаемся остановить. Без его помощи это сделать невозможно, поэтому я тебя заверяю, как только мы закончим, никто и никогда не сможет повторить этот фокус.

    — Надеюсь. — Вздохнул Энт и принялся осматривать следующий туесок.

    Наконец шаман был избавлен от всех мешочков, обыскан и связан. Рыжий присел рядом с ним на корточки и ткнул указательным пальцем в центр лба. Шаман вздрогнул и открыл глаза. Дёрнулся и уставился на нас злым взглядом. А мы на него.

    — Не успел. — Наконец процедил он. — Жаль.

    — Ну, что? — Не обратил на его стенания никакого внимания Рыжий. — Поработал на «странников», теперь поработаешь на нас.

    — Ага. — Шаман зло заржал и не остановился даже, когда я его пнул по рёбрам. Его смех лишь стал напоминать карканье ворона.

    Рыжий действовал эффективней. Едва он положил ладонь на голову шамана, как смех прекратился, и его глаза расширились.

    — Ты думаешь, твой хозяин может всё? — Разумный Артефакт смотрел прямо в глаза шамана. — Так я тебя спешу расстроить, что это не так.

    Шаман задёргался и завалился на пол, хотя Рыжий руку уже убрал и в глаза больше не смотрел. Эта истерия продолжалась минуты две, которые мы молча простояли рядом, после чего шаман закашлялся и попытался сесть. Со связанными руками у него ничего не получилось, и он обвел нас злым взглядом.

    — Будем сотрудничать? — Повторил свой вопрос Рыжий, на что шаман лишь оскалил зубы. — Как скажешь.

    Рука Артефакта вновь коснулась головы шамана, и того выгнуло так, что даже не осталось сил застонать. Тело корчилось в абсолютной тишине. Наконец Рыжему это надоело, и он дал шаману ещё один шанс, остановив пытку.

    — Что теперь думаешь о моём предложении?

    Вместо ответа сталкер-шаман вдруг часто-часто задышал и стал течь, словно свеча в костре.

    — Э нет, так не пойдёт! — Подскочил к нему Рыжий и зачем-то зажал уши. — Не выйдет у тебя сбежать от нас, дружок… Не выйдет.

    Шаман перестал плавиться и вернулся в обычный облик, после чего Артефакт запихал ему в рот какую-то дрянь.

    — Вот так! — Удовлетворённо поднялся Рыжий и отряхнул руки. — Что теперь скажешь?

    — Скоты. — Выплюнул шаман, но, увидев направленную к нему руку Артефакта, заорал. — Я помогу! Помогу!

    — А зачем он нам? — Решил, наконец, полюбопытствовать я. — Чем он нам может помочь?

    — Например, рассказать, где находится портал на третий уровень. Время катастрофически быстро тает, и я не хочу обыскивать второй уровень так же долго, как и первый. — Рыжий повернулся к шаману. — Итак? Я слушаю.

    — Я покажу. — Прохрипел тот.

    — Хорошо. — Согласился Рыжий и помог шаману сесть. — Покажешь.

    Остальные пятёрки мы дожидались ещё полчаса. Набралось вместе с нами не больше тридцати человек. Остальные либо находятся слишком далеко, либо полегли в противостоянии с мутантами.

    — Всё, больше ждать некогда! — Дал, наконец, отмашку Рыжий и наш поредевший отряд начал боязливо втягиваться за Артефактом в голубеющее окно портала.

    Второй уровень практически ничем не отличался от первого. Те же бетонные плиты перекрытия, вырванные из многострадальных домов Припяти. Те же извилистые коридоры. Большого холла не было, поэтому вывалившиеся из портала сталкеры сразу растягивались по неширокому коридору, чтобы не мешать идущим позади. Не было и встречающих. Коридоры были пусты, что лично меня ничуть не расстраивало.

    Отличало второй уровень башни от первого наличие желтоватого налёта на бетонных стенах и ощутимая затхлость воздуха. Дышалось тяжело и в какой-то мере даже боязно — вдруг споры этой жёлтой плесени непонятного происхождения попадут в организм? Самые осторожные даже натянули респираторы, но пока Рыжий раздавал указания и переформировывал пятёрки успели их стянуть — слишком тяжело здесь дышалось.

    — Ну, показывай, где портал на третий уровень. — Закончив с насущными делами Рыжий повернулся к пленённому шаману.

    Вместо этого контур пленника вновь потёк и на сей раз никакие манипуляции Рыжего не помогли. Сталкеры в полном молчании наблюдали, как один человек плавится, а второй суетится вокруг него. Через две минуты тишины всё было кончено, от пленника осталась лишь груда тряпья.

    — Офигенно показал дорогу. — Хмыкнул Резец и потянулся за сигаретами.

    На него со всех сторон зашикали, мол, итак дышать нечем. Сталкер нехотя спрятал пачку обратно.

    — И что будем делать? — Трос, переведённый в мою пятёрку взамен выбывшего Лешего, высказал вслух висящий в воздухе вопрос.

    — По старинке, ножками, ножками. — Рыжий махнул рукой в темнеющие провалы коридоров. — У нас всего два часа. После этого операцию можно считать проваленной.

    Пока все ещё раз проверяли оружие и амуницию я подошёл к Рыжему.

    — Что случилось?

    — Ты про это? — Он поворошил носком ботинка кучу тряпья, бывшую совсем недавно живым человеком. — Осечка. Первый здесь сильнее, чем я думал.

    — Вот скажи мне, — я максимально приблизился к Рыжему и перешёл на шёпот. — Я же вижу, что ты на порядок сильнее Второго, а тем более Третьего с Четвёртым. И можешь ты на самом деле гораздо больше, чем показываешь, так почему такие промахи?

    — Ситуация у вас очень неординарная. — Так же тихо разоткровенничался Рыжий, причём я отметил для себя, что факт его превосходства над Вторым он отрицать не стал. — На фоне потерявшего три своих части Первого, что уже редкость, у вас фонит реактор, чья природа как тебе известно схожа с нашей. Помимо этого Первый перешёл на новый шаг, но и это ещё не всё. Впрочем, об этом ещё рано, а то расслабишься.

    — Обижаешь. — Попытался я изобразить соответствующее выражение на лице, но разыграть мизансцену не дала Сонька.

    — Ну, чего вы там «шушукаетесь»? — Она недовольно оглянулась. — Сам говорил, времени в обрез.

    Коридор практически опустел. Группы сталкеров выбирали себе направление и втягивались в тёмные коридоры. Собственно направления было всего два, но я не сомневался, что дальше они продолжат раздваиваться.

    — Уже идём. — Откликнулся Рыжий и подтолкнул меня к Соньке. — Догоняй своих.

    — А ты?

    — Я уточню, какие ещё меня могут ждать здесь сюрпризы, а потом догоню.



    — А нас какие ждут сюрпризы, ты знаешь?

    — Вряд ли что-то, с чем не справятся ваши пули.

    — То есть точно ты не знаешь? — Я в упор посмотрел на Рыжего, требуя тем самым правдивый ответ.

    Тот лишь развёл руками.

    — Замечательно. — Я повернулся и направился к своей пятёрке, идущей последней.

    Догнал я их аккурат на развилке. На стене, возле самого поворота, кто-то безжалостно сдирая жёлтый налёт нацарапал две стрелки, соответствующие направлениям и цифры над ними. Получалось, что направо ушло три пятёрки, а налево две. Я достал нож, исправил два на три и махнул своим, указывая налево.

    Сталкеры вняли просьбе Рыжего действовать быстро и на следующей развилке мы уже никого не застали. На стене возле одного из поворотов была нацарапана уже знакомая стрелка с цифрой «один». Вся эта наскальная живопись была перечёркнута крестом.

    — Уже проверили что ли? — Не поверил Энт. — Быстро что-то.

    — Торопятся. — Пожал я плечами. — Может, там тупик через десять метров.

    У другого коридора тоже имелась стрелка с цифрами «один» и «два». Эти перечёркнуты не были. Вроде бы всё без подвоха. Я на всякий случай вывел цифру «три» и мы двинулись дальше.

    Очередная развилка имела одинаковые надписи. И там, и там была стрелка с единицей. Мы наугад выбрали направление, подрисовали «двойку» и перешли на бег, стараясь догнать впереди идущих сталкеров. Нашли мы их усиленно решающими задачу, в какой из трёх коридоров направиться.

    — Что тут думать? — Ускорил я их процесс, выцарапывая стрелку на стене. — Мы прямо идём, а вы налево идите.

    Едва объединившись, наши пятёрки вновь разошлись, и мы опять остались в гордом одиночестве. Через какое-то время и неопределённое количество развилок и поворотов я начал замечать, что стены светятся.

    — Мне кажется, или подсветка появилась? — Опередил меня с вопросом Трос. Все подтвердили, что это не галлюцинация.

    Соньку, оставшуюся без универсального артефакта, исчезнувшего вместе с Лешим в неизвестном направлении, я определил в центр отряда. Сам шёл первым, сканируя пространство на наличие мутантов, но пока Зона миловала. Вообще странный какой-то коридор нам попался — ни мутантов, ни телепортов, хоть плюй на всё и иди обратно.

    Трос, тоже сохранивший свой ремень с артефактом, шёл замыкающим на случай атаки с тыла, а следом за мной вышагивал оказавшийся словоохотливым боец «свободы». Время от времени ему надоедала гнетущая тишина и он пытался меня разговорить, но я упорно отмалчивался. Энт шёл рядом с Сонькой, постоянно перебирая свои мешочки.

    Чем дальше мы забирались, тем хуже становилась окружающая обстановка. Дышать стало совсем трудно, и мы останавливались всё чаще, делая небольшие передышки, но, так и не отдышавшись, двигались дальше. Коридоры стали уже, а жёлтая плесень на стенах активнее. Она уже не сидела на месте, а кочевала и текла по стенам, чем-то напоминая мёд. Нацарапанные стрелки мгновенно затягивались, и нам пришлось выкладывать их на полу ставшими теперь ненужными камнями. Благо аномалий здесь не встречалось.

    Стены светились уже откровенно и нагло, словно в насмешку освещая нам путь в никуда. Постоянно шевеление на стенах начало понемногу сводить с ума и зайдя в очередной тупик, я со злостью пнул жёлтую плиту. Нога неожиданно не встретила никакого сопротивления и провалилась. Не удержав равновесия, я свалился на пол и отбил копчик.

    — Вы видели? — Отряхивая штаны, я оглянулся.

    Хотел что-то ещё добавить, но слова застряли в горле. С моей командой творилось что-то неладное: Энт доставая порошок из своих мешочков, рисовал им на жёлтых стенах замысловатые узоры, Резец вытаскивал из вещмешка консервы и явно собирался обедать, Троса вообще не было видно.

    — Вы что делаете? Где Трос? — Вопросы я задавал скорее Соньке, единственной, кто из отряда продолжал просто стоять посреди коридора.

    Вместо ответа она отодвинула меня в сторону и исчезла в стене, в которую несколько секунд назад проваливалась моя нога. Не задумываясь о последствиях, я рванул следом и почти сразу остановился.

    На улице ярко светило солнце, а лёгкий ветерок, приносящий с озера прохладу, лениво шевелил зелёную траву. В небольшой, но очень уютной беседке сидела Сонька и пила из блюдца чай. Невдалеке виднелся наш дом, собранный дедовским методом из вековых кедров. У крыльца бегала дочка и гоняла бабочек. Хорошо всё-таки вернуться домой.

    — Что-то ты долго сегодня. — Сонька капризно надула губки и сделала очередной глоток чай. К запаху летних сочных трав примешался аромат персика, и я тоже захотел обжигающе горячего чая с персиками.

    На столе нашлось блюдце и для меня, но из заварника почему-то налилась прозрачная вода. Да, пожалуй вода — это то, что мне сейчас надо больше всего. Залпом выпив всё содержимое блюдце я закашлялся и долго утирал слёзы, не понимая, зачем я так резко заливаю в себя чистейший самогон, сваренный вчера Мамаем.

    — Дождь будет. — Невпопад ляпнула Сонька, и я недоверчиво огляделся. Чистое лазурное небо не оставляло сомнений, что таковым оно будет весь день, а так же и завтра и послезавтра.

    — Катя! — Сонька замахала руками, привлекая внимание нашей дочери. — Иди в дом.

    Я хотел возразить, мол пусть бегает, какой дождь, но сильный порыв ледяного ветра заткнул мне рот охапкой хвои и жёлтых листьев. Низкие свинцовые тучи брызнули тяжёлыми каплями дождя, и я промок. Надо было беседку сделать, а то, что это за пикник на холодной земле с пожухлой жёлтой травой. Лучше действительно бежать домой. Сонька с дочерью уже ждали меня внутри и смотрели из окна, как я бегу к ним, но дом оказался дальше, чем я думал. Зубы уже стучали от холода, и даже быстрый бег не мог меня согреть, а я ещё не преодолел и половины расстояния.

    Лица Соньки и дочери изменились. Теперь в них читался страх и переживание. Я оглянулся и припустил что есть силы. Меня догоняла стая огромной, что мои сторожевые псы, саранчи, пожирающей всё на своём пути.

    Наконец я взбежал на крыльцо, запрыгнул в дом и, захлопнув дверь, привалился к ней спиной. Только бы выдержала. Снаружи кто-то сильно врезался в дверь и дом вздрогнул. Ничего себе, силища у них!

    — Сонька, бери дочь и наверх! — Я оглядел помещение. Пустота и запустение. — Сонька?

    Вместо Соньки прямо на столе сидел рыжий котяра с умными и печальными глазами.

    — Максим?

    — Нет, это ты Максим. — Возразил мне кот.

    В этот момент в дверь снова бухнули чем-то тяжёлым. Раздался треск. Ещё пара ударов и дверь не выдержит.

    — Максим, открой дверь.

    Я посмотрел на кота, как на умалишённого. Что я, больной её открывать, когда там такие твари? Но кота на месте не оказалось.

    — Кыс-кыс? — Неуверенно позвал я и заглянул под стол.

    — Мяу! — Раздалось из-за двери.

    Котейка в опасности! Будь что будет. Я подбежал к двери и резко распахнул её.

    — Очнулся? — Меня пару раз хлестнули по щекам. Какого чёрта?

    Я хотел резко вскочить и навалять обидчику от души, но пошатнулся, упал на четвереньки, и меня вырвало чем-то жёлтым.

    — На, попей, и засунь пальцы в рот, пусть ещё вырвет. — Губ коснулось прохладное горлышко алюминиевой фляжки. — Тебе сейчас это очень надо.

    Я сделал пару глотков, и меня вновь вырвало даже без посторонней помощи. Пошатываясь, я предпринял ещё одну попытку встать и огляделся. Жёлтый коридор казалось, уводил в обе стороны, словно в бесконечность. Рядом стоял Рыжий и поддерживал меня под локоть. На полу лежали все бойцы моей пятёрки, включая Троса и Соньку.

    — Пойдём, нам надо идти. — Поволок меня куда-то Рыжий.

    — А они? — Я попытался склониться над Сонькой. — Им надо помочь.

    — Сейчас ты им не поможешь. — Рыжий снова поволок меня прочь. — Экс-Первый приготовил нам отличную ловушку. Теперь только вернув ему разум, мы сможем их вытащить из тупика собственной фантазии.

    Словно волна с головой накрыло воспоминание с Сонькой, дочерью, дачным домиком и саранчой, и я вновь согнулся пополам, выплёскивая из себя только что выпитую воду.

    — Выпей ещё. — Вновь протянул мне ёмкость Рыжий.

    — Сколько у нас времени? — Я вытер губы рукавом куртки и поудобней перевесил за спиной автомат.

    — Немного. — Рыжий перешёл с шага на бег. — Да выкинь ты его! И рюкзак свой выкинь!

    Я послушно скинул всё лишнее. Стало легче.

    — Нашли портал? — С трудом выдохнул я никак не приноровившись к бегу. Организм мутило со страшной силой.

    — Нашли, нашли. Туда и бежим.

    Больше мы не разговаривали. Рыжий не обращая на выцарапанные на стенах стрелки бежал одному ему ведомой дорогой и я прилагал все силы, чтобы не отстать. Нет, он, конечно, меня не бросит, я ему нужен, но раз он так несётся, то времени действительно в обрез. Время от времени на нашем пути попадались сталкеры в застывших коматозных позах, и я старался отвести взгляд в сторону. Я постараюсь вам помочь парни! И не ради Рыжего или спасения Зоны, а ради той, что лежит сейчас в такой же позе и не может выбраться из лабиринта разума, куда нас всех загнал спятивший Первый.

    Наконец Рыжий перешёл с бега на шаг и, свернув за очередной поворот, остановился совсем. Перед нами колыхался овал портала. От него веяло какой-то замогильной жутью, которую я за найденными ранее на первом уровне, не замечал.

    — И что, нам туда? — Лезть в это голубое окно мне совсем не хотелось.

    — Не нам, а тебе. — Поправил меня Рыжий и протянул мне собранные в лабиринте минотавра в единое целое части Первого.

    — А ты? — Опешил я. — Что я там сделаю один?

    — То, что не сможем мы вдвоём. — Рыжий улыбнулся. — А меня туда не пустят. Именно ты тот ключ, с помощью которого можно разомкнуть замок нависшей над Зоной опасности. Тебе же ещё Второй говорил, что без тебя в этом деле никак.

    — Но почему? — Я отчаянно оттягивал момент, когда мне надо будет ступить в портал.

    — Кровь твоего отца. — Я услышал то, что и ожидал. — Хоть в вас и не осталось ни крупинки Первого, но кровь отзывается готовностью вновь принять то, что составляет его сущность.

    — И что мне с этим делать? — Я забрал наконец из раскрытой ладони Рыжего собранные воедино части Первого.

    — Сразу после выброса обе части должны коснуться друг друга.

    — И всё? — Я недоверчиво подкинул шипастый артефакт в руке.

    — И всё! — Твёрдо кивнул Рыжий. — Справишься?

    — А у меня есть выбор? — Я криво усмехнулся и, прогоняя оцепенение, шагнул в портал.

    Оглянувшись, я постоял некоторое время и сделал осторожный шаг вперёд. Нога провалилась по щиколотку во что-то мягкое, словно в вату. Хорошо хоть не скользко. Третий уровень ещё разительнее отличался от первого. Собственно и на предыдущий он походил только цветом стен. Дышалось здесь легко и свободно. Казалось даже, что ноздри при вдохе обдаёт свежий морской бриз.

    Я помотал головой, прогоняя наваждение, и двинулся вперёд по широкому сводчатому коридору. Никаких ответвлений и дверей, лишь прямой проход с мягкими жёлтыми стенами и податливый пол. Готические арки под потолком заставляли думать, что будь на полу кафель или паркет, то по коридору гуляло бы эхо.

    Минуты через три коридор закончился, и я мягко вышел в большой круглый зал, чем-то схожий с залом лабиринта. Видимо это у них на генетическом уровне, выбирать для жилья круглое помещение. Посреди зала прямо на полу, наполовину провалившись в него, лежал куб. Большой и жёлтый. И ни одного выхода из зала, кроме того, в который я зашёл. Это что, и есть Первый?

    Я недоверчиво огляделся. И что, ни охраны, ни слуг? Вот так вот подходи и соединяй две разъединённые срывами части? Я неуверенно сделал шаг к кубу. Затем ещё один и остановился. Рыжий говорил, что объединять нужно только после очередного выброса, а как я здесь узнаю, что он прошёл? Впрочем, раз Артефакт не упомянул про это, значит узнаю.

    Узнал. Уши заложило, и вновь подступила тошнота. Но эти симптомы такая мелочь, что я даже не расстроился. Я наблюдал за кубом, который резко взмыл в воздух и раздулся, словно воздушный шар, который до этого был сдавлен невидимыми стенками. Как он поведёт себя дальше, я не знал, но выхода не было — делаю ещё один осторожный шаг навстречу зависшему в воздухе шару.

    Взрыв отбросил меня обратно к коридору, из которого я вышел. Уши заложило. Когда поднялся, то первое, что пришло мне в голову, что посреди зала поставили зеркало. Напротив меня стоял…я! Никакого шара или куба не наблюдалось, из чего я сделал вывод, что воскрешение Первого закончено.

    — Ты зачем пришёл? — Неожиданно заговорил лже-я, заставив меня вздрогнуть. — Мне не нужно то, что ты принёс. Вы, люди, избавляетесь хирургическим путём от излишков жира, а я избавился от своих излишков. Уходи.

    Легко сказать. Я переминался с ноги на ногу. Может быть, я и ушёл бы, если бы знал как. Но сейчас у меня был только один путь — вперёд.

    — Ты не ведаешь, что творишь. — Я сделал еле заметный шажок навстречу собеседнику. — Ты поставил под угрозу существование человечества.

    — А вы едва не уничтожили меня. — Парировал оппонент. — Считай, что квиты. Сейчас закончу свой эксперимент, и будете себе спокойно жить дальше.

    Я и Рыжему-то не особо доверял в вопросах человечества, нутром чувствуя, что он что-то постоянно недоговаривает, а этому и вовсе не поверил ни на йоту. Сказанное вполне логично звучало, но было произнесено с такой ленцой, с какой человек отмахивается от самой мелкой мошки, мешающей смотреть футбол.

    И я сделал ещё один шаг.

    — Ну, как знаешь. — Заметил моё движение Первый и с его пальцев начали капать жёлтые искры, оставляя на полу дымящиеся следы.

    Понимая, что это мой последний шанс, я, что есть силы, рванул к Артефакту, вытягивая руку с его куском, и всё равно не успел. Вокруг Первого друг за другом стали появляться чёрные фигуры в балахонах и блестящими шарами вместо голов. Старые знакомые из дачного посёлка моего отца, только теперь во мне не было ни капли крови артефакта, а фигур было гораздо больше.

    Зал начал заполняться туманом. Стоявшего в окружении чёрных фигур Первого из-за белёсой дымки уже практически не было видно, когда твари начали двигаться в мою сторону, загоняя обратно в коридор.

    Из-за безвыходности ситуации я попытался проделать фокус как тогда, на даче, но естественно ничего не вышло. Лишь зря потратил время, зажмуря глаза и, пытаясь выстроить невидимый барьер. Твари только ближе стали. Ну, что ж, значит судьба такая.

    Для себя я уже решил, что не побегу. А куда бежать, если Сонька сейчас лежит в одном из коридоров этого сумасшедшего лабиринта и бродит в каких-то кошмарах подсознания. Да и весь остальной мир, скорее всего, ждёт та же участь. И я сделал шаг навстречу приближающимся монстрам.

    До чёрных балахонов оставалось не больше двух метров и я уже слышал ехидный смех Первого, когда пол вздрогнул. Я не удержал равновесия и полетел на пол, заметив какое-то чёрное мельтешение. Ну, вот похоже и всё.

    Но смерть отчего-то не спешила появиться на моём горизонте. Я приоткрыл один глаз. Тумана не было, не было и страшных фигур в чёрных балахонах. Посреди зала стояла моя копия и удивлённо озиралась. Не знаю, что случилось, но терять такой шанс я не собирался. Вскочив я бросился к Первому.

    Не тут-то было, он вышел из ступора и опрометью бросился к противоположному концу зала. А что, если он как минотавр бродит сквозь стены своего лабиринта? Эта мысль обожгла холодом и заставила ускориться, до предела напрягая сухожилия, но бороться в беге с самим собой было бессмысленно. Едва я побежал быстрее, как мой оппонент тоже прибавил. Если уйдёт, всё будет кончено — меня сквозь стены ходить не учили.

    Едва ли соображая, что делаю, я размахнулся и, что есть силы, швырнул шипастый артефакт вдогонку своей копии. Рубиновый комок догнал бегуна и, попав в затылок, растворился в нём без остатка. Первый споткнулся и покатился кубарем по полу, начав сокращаться. И, наконец, замер небольшим рубиновым кубом, не успев добежать до стены каких-то пять метров.

    Я обессилено рухнул на жёлтый пол, ставший вдруг непривычно жёстким.


    ЭПИЛОГ

    Мы с Рыжим сидели на крыше шестнадцатиэтажки и, свесив ноги вниз, разговаривали о глобальном. Я не боялся упасть, да и чего бояться, если рядом сидит такое всемогущее существо.

    Он, наконец, раскрыл все свои карты. Ну, может и не все, но мне хватило. Теперь я знал, кем он является на самом деле. Все эти Первые, Вторые, десятые были отправлены домой, в свой пласт реальности и мы могли поговорить спокойно.

    Оказывается, наша цивилизация давно перевалила тот рубеж, когда необходимость в наблюдателях отпала. Перевалила в тот самый момент, когда в восемьдесят шестом году мирный атом перестал являться таковым. По своему этому качественному тычку в спину, после которого мы наконец перестали ползать на четвереньках и крепко встали на ноги и научились смотреть на шаг вперёд, стал инцидент с Первым.

    И вот теперь, когда надобность в надсмотрщиках отпала, а Первый вновь стал сами собой, Рыжий отправил их домой. Сам он не был ни Первым, ни супер-первым, он был тем, кто отправляет по мирам наблюдателей.

    — Так почему же Монолит подчинял себе людей, а в конце и вовсе отправил их на убой? — Досмотрев, как солнце скрылось за горизонтом, я поднялся и отряхнул руки.

    — Тут есть и моя вина. — Остался сидеть и смотреть на темнеющий горизонт Рыжий. — Я специально отправил его под саркофаг, выбрав путь долгий и тернистый, но зато эффективный. Даже я проявлялся в вашей плоскости несколько месяцев, что уж говорить про представителей. Помимо этого мне нужно было, чтобы о нём не знали Артефакты, как ты их называешь.

    — Ничего себе, не знали. — Я грустно усмехнулся. — Прогремел на всю Зону.

    — Главное, что при этом никто так и не догадался, что представляет собой Монолит на самом деле.

    — Но людей… — Я глотнул воздуха. — Людей, зачем было на убой гнать?

    — К сожалению, близость к Первому имела и обратную сторону. — Рыжий немного помолчал. — На раннем этапе проявления Монолит впитывал в себя идеи Первого, находящегося в коме, и воплощал в жизнь на оказавшихся поблизости сталкерах. И не надо всю вину сваливать на одни плечи, если бы вы дали им пройти, предоставили бы место для обитания, то сейчас мы с Монолитом занялись бы их излечением. Так что…

    Я подождал какое-то время, ожидая продолжения, но, так и не дождавшись, решился на вопрос, от ответа на который зависела наша с Сонькой дальнейшая судьба. Да что там говорить, судьба всех сталкеров.

    — А что теперь будет с Зоной и со всеми нами, кого Второй и иже с ними подсаживали на артефакты словно на наркотик?

    — Зона умрёт. — Как приговор вынес Рыжий и тоже поднялся. — Не сразу, но умрёт. Будет постепенно уменьшаться, становиться безопасней и скучнее. За этим процессом я оставляю наблюдать Монолит. Он будет продолжать создавать некоторые артефакты, но всё реже и всё бесполезней. Думаю, отсутствие адреналина и артефактов со временем приведёт в чувство всех сталкеров.

    — А с ним не будет то же, что и с первым? Может, хватит наблюдателей?

    — Ты не понял. — Рыжий в упор посмотрел на меня. — Монолит будет наблюдать не за вами в Зоне, а за самой Зоной, чтобы не всплыло никаких нежелательных процессов, которые я мог в спешке упустить.

    — Кстати, мне так и не удалось поблагодарить его. — Я потянулся и зевнул. Тяжёлый день всё настойчивей требовал долгого отдыха. — Скажи ему за меня спасибо, он появился в тылах у Первого как нельзя вовремя.

    — И за меня. — Сзади тихонько подошла Сонька и, обняв меня за плечи, поцеловала в макушку.

    — Обязательно. — Рыжий хитро прищурился. — Кстати, я тут рассказывал о судьбе сталкеров, но вы-то уже избавлены от зависимости к Зоне. Так может, есть какие-нибудь пожелания? Из разряда «всё, что угодно».

    — Может, виллу где-нибудь на Мальдивах? — Полюбопытствовал я, повернувшись к Соньке.

    — Лучше где-нибудь в глубинке, у озера. — Сморщила она носик.

    — Дом из вековых кедров? — Невинно поинтересовался я.

    — Да. — Сонька удивлённо уставилась на меня. — А как ты догадался?

    Я лишь загадочно усмехнулся и поднял голову вверх, радостно глядя в чистое небо .



    г. Барнаул

    ноябрь 2007–ноябрь 2008 г.
    1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24