страница3/24
Дата16.05.2017
Размер5.5 Mb.

Кровь артефакта


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Место

Утро застало нас густым туманом. Значит, идти куда-то было бесполезно. И даже вредно для здоровья. Радовало только то, что от обычного тумана этот отличался непродолжительностью, тоже по-своему аномалия. Часа два продержится и всё. Вот только эти часы надо продержаться. Мы сгрудились вокруг костра, довольно сжигавшего мелкую морось, и принялись обсуждать текущее положение дел и планы на будущее.

— Может с капитаном связаться? — Нерешительно предположил Мамай и, пошарив в рюкзаке, вытащил чёрную рацию.

— Думаешь, он кинется тебя отсюда вытаскивать? — Хмыкнул Слон. — Мне вообще всё это странным кажется. Как будто нас на убой послали.

— Почему? — Насторожился я.

— Да как-то… — Слон неопределённо пожал плечами. — На тот блокпост не пустили, ссылаясь на сплошную аномалию, а здесь засада… Ты когда-нибудь видел сплошную аномалию?

— Не видел, но в Зоне это мало о чём говорит, сегодня не видел — завтра увидишь. — Возразил я. — Да и что, ты хочешь сказать, что армейский капитан в сговоре с контролёром? Не смеши меня. — Я многозначительно покрутил пальцем у виска и вдруг осёкся, вспомнив, как когда-то давно контролёр руководил чёрными тварями.

— Ты сам себе противоречишь, Максим, — влезла в спор Сонька-Кулачёк. — Сам же сказал, что то, чего не было раньше, может и появиться.

— Ну не до такой же степени. — Возмутился я.

— Ладно вам спорить, сейчас вызовем капитана, может что-то проясниться. — Безмятежно заявил Мамай и нажал на кнопку вызова. — База, База, здесь Слюда, приём?

Из динамика донеслось только шипение и потрескивание.

— Туман, наверное. — Буркнул Мамай и бросил рацию обратно в рюкзак.

— А что ты собирался у него спросить? — Хмыкнул Слон. — Не вы ли господин хороший товарищ капитан послали контролёра нас убить?

— Что-нибудь бы придумал, оценили бы реакцию.

— Психолог, блин. — Фыркнул Слон.

— Тихо! — Насторожилась Сонька. — Кажется, гости.

В наступившей тишине мы ясно услышали треск кустов метрах в ста к северо-востоку от нас, но явно приближающийся.

Слон и Мамай схватили автоматы и передёрнули затворы. Я пожалел, что выбрал «винторез» вместо калаша, достал пистолет, но, видя неловко вертящую в руках СВУ Соньку, передал его ей. Если с моим «винторезом» здесь было делать нечего, то про СВУ я вообще молчу. Сонька благодарно кивнула, а я достал из-за голенища два широких клинка с голубым отливом стали. А может и не стали. Тоже работа определённого артефакта, превращающего сталь в не тупящееся вещество неопределённого свойства.

Звуки казались уже совсем близко, хотя в таком тумане это могло оказаться и не так. Мы встали полукольцом: посередине Мамай со Слоном, а по краям их прикрывал я с Сонькой.

Когда из тумана появились сразу три оскаленные морды с огромными клыками, наши нервы были уже на пределе, так что два ствола автоматов заговорили одновременно. Кулачёк стрелять не стала, разумно полагая, что пистолет лучше пригодиться для прикрытия, когда Слон с Мамаем будут перезаряжаться, и я вновь поразился её профессионализму.

Эти до нас даже не добежали, но позади них бежало ещё пять огромных секачей, увеличенных и озлобленных Зоной. Этакие пять машин-убийц, сметающих всё на своём пути. Перезарядиться парням они, конечно, не дали, и лишь два секача рухнули, пробороздив своими клыками землю, когда рожки автоматов в руках сталкеров опустели.

Мы с Сонькой сразу выступили вперёд, закрывая парней, пока они перезаряжаются, и она открыла беглый огонь, пытаясь не столько убить кого-то, сколько ранить, сбить скорость и силу натиска. Тем не менее, добежать до нас они всё же успели. Я ушёл в бок от секача, несущегося прямо на меня, и вонзил с разворота в него оба ножа. Один в глаз, другой в бок. Дикий визг огласил Зону. Сила инерции несущегося убийцы была такова, что нож, вонзившийся в глаз у меня просто вырвало из руки, и он так и остался торчать в черепе. Второй нож мне удалось удержать и вепрь, двигаясь по инерции вперёд распорол сам себя.

Соньке последним патроном всё же удалось прикончить второго из оставшейся в живых тройки секачей. Последний, проскочив между мной и Сонькой, налетел на так и не успевшего перезарядить автомат Слона. Несмотря на то, что в несущемся монстре сидели по меньшей мере три Сонькиных пули, сила удара была такова, что Слон не удержался на ногах и отлетев пару метров покатился по земле.

Я дёрнул на себя нож из брюха вепря и кинулся к раненному животному, но моя помощь уже не понадобилась — Мамай, передёрнув затвор, практически в упор выпустил в него длинную очередь. Мутированная свинья задёргалась и завалилась на бок. Мы бросились к Слону. Он застонал и сел, держась за ногу. Крепкий армейский материал камуфляжных штанов был разодран чуть ниже бедра, а из под пальцев зажимающего рану Слона сочилась кровь. Я порылся в рюкзаке, достал бинт, аптечку и инъекцию обезболивающего.

Рана оказалась не очень сильной, и вскоре Слон уже был на ногах, правда заметно прихрамывая. Мы подошли к костру и огляделись. Туман прямо на глазах начал рассеиваться. Что ж, всё правильно, зона подкинула нам очередную свинью и успокоилась. На время.

Мы разделали тушку одного кабанчика, зажарили на костре и позавтракали.

— Туман рассеялся. — Усмехнулся Слон, глядя на Мамая — Не хочешь ещё раз вызвать капитана?

— И вызову. — Огрызнулся тот, полез за рацией и выругался, услышав снова лишь шипение.

— Давайте решать, куда направимся. — Решил я задать самый насущный, на мой взгляд, вопрос. — Либо дальше на юг, либо на восток вглубь зоны.

— Можно вернуться к первому блокпосту. — Слон достал пачку сигарет, открыл, вытащил одну и протянул коробку мне. Я благодарно кивнул, вытащил сигарету, прикурил и глубоко затянулся. Слон тем временем протянул пачку Соньке, но та отрицательно покачала головой. Мамаю он даже протягивать не стал, все присутствующие прекрасно знали, что он не курит.

— Зачем? — Удивился я, едва не поперхнувшись дымом. — Там же сплошная аномалия. Или ты не оставляешь мысли, что капитан нас в чём-то обманул?

— Жалко, что мы у Байкала не поинтересовались через какой блокпост он прошёл.

— Вот-вот. — Потыкал пальцем в грудь Мамаю Слон. — В правильном направлении мыслишь, только бери дальше. Если бы Байкал прошёл через блокпост, через который мы сюда попали, неужели он нас не предупредил бы, что на ближний можно даже и не соваться?

— Зыбкий аргумент. — Не согласился я, прежде чем Мамай успел ответить. — Всякое может быть: забыл, вылетело из головы от наших новостей, или ещё не отошёл от выброса.

— Ну, про «забыл» ты конечно загнул. — Хмыкнул Слон. — Байкал опытный сталкер и такое точно бы не забыл передать людям, выходящим в рейд, а вот всё остальное… Короче — Рубанул он ладонью воздух — Я предлагаю сходить и проверить, есть там аномалии или нет.

— Ты не забыл, нам дали всего два дня, чтобы найти место. — Напомнил я. — И первый, если ты не заметил, уже прошёл. Тем более что рация не работает. Вдруг и маячок не заработает, тогда кому-то придётся возвращаться, чтобы сообщить координаты.

— А мы быстро. — Не оставлял своей идеи Слон. — Тем более что нужное место может и там оказаться, или между этим и тем блокпостом.

— А что, Максим, может он прав? — Вдруг согласился со Слоном Мамай — Давай по быстренькому смотаемся туда. Ничего не найдём, так вернёмся сюда, не облезет этот Старыгин, если мы не два, а три дня место искать будем.

Я переглянулся с Сонькой. В наши планы такое развитие событий никак не входило, надо было быстрее идти к тому месту, где пропал её брат. Чем раньше придём, тем больше шансов его спасти. Сонька промолчала, и я понял, что придётся отдуваться самому.

— Тут такое дело. — Осторожно начал я, чтобы не сболтнуть лишнего. — Нам с Сонькой нужно кое-куда сходить, так что чем быстрее мы найдём место, тем лучше. А там уж двигайте куда угодно и проверяйте что угодно.

Теперь настал черёд переглядываться Слону с Мамаем.

— Ох уж мне эти секреты. — Вздохнул Слон. — Может, помощь нужна?

— Спасибо, мальчики — Грустно улыбнулась Кулачёк — Пока не нужна. Но если что, буду вас иметь в виду. А пока давайте просто поскорее найдём вам место под новую деревню.

— Ну что тогда сидим? — Вздохнул Мамай и поднялся. — Пошли искать.

Мы затушили костёр, собрали вещи и выдвинулись, решив пройти сначала немного восточнее. Хоть это и было вглубь зоны, но там был шанс найти равнинную местность, на которой аномалий всегда было на порядок меньше, чем на холмах, оврагах, болотах и прочих неровностях земной поверхности. А вдоль периметра на юг как раз и начиналась болотистая местность.

Мы забрались на пройденный вчера вечером холм, и Мамай осмотрел окрестности в бинокль.

— На юго-востоке деревья не так густо растут. — Он махнул рукой в указанном направлении. — Может, туда двинем?

— Решено. — Заявил Слон и первый пошёл вперёд. За ним пошёл Мамай, затем Сонька. Я замыкал наше шествие. До деревьев мы дошли довольно быстро — все аномалии были как на ладони. Проверочные камни, конечно, кидали, но скорее для проформы. Удивительно, но для второго дня после выброса местность была практически девственно чистой. Те четыре аномалии, что мы встретили на пути и благополучно обошли, это капля в море.

— Как бы такое лёгкое начало не сказалось нам дальше. — Накаркал Мамай, потому что буквально через пять минут, подойдя к первым деревьям, мы наткнулись на практически сплошную стену серебряной паутины, густо переплетающей большинство деревьев.

Слон выразительно посмотрел на Мамая, но ничего говорить не стал, тот и так всё понял и сделал виноватый вид.

Рисковать и нырять в имеющиеся свободные от паутины проёмы мы не стали, кто знает, куда они нас заведут, и сможем ли выбраться обратно. Повернули направо, идя вдоль деревьев, густо облепленных паутиной. Топать пришлось минут десять, прежде чем паутина начала редеть. Наконец, когда аномалия стала попадаться лишь на одном дереве из пяти, мы рискнули вернуться на выбранный маршрут и углубились в лес, осторожно обходя заляпанные серебром деревья.

— Я одного не пойму. — Решила на ходу уточнить Сонька. — Ладно я, моя деревня отсюда в тридцати километрах южнее вашей почти у самой Рассохи, но вы-то почему не знаете здешнюю местность?

— А кому она нужна? — Раньше других ответил я. — Ты же знаешь, через какой блокпост мы всегда ходим. А зайти в зону и идти вдоль ограждения по-моему нонсенс, видимо и ребята такого же мнения.

— Угу. — Промычали в унисон ребята.

— А ты почему через этот блокпост решила пройти? — Продолжил я свою мысль.

— А я и не собиралась через него проходить, шла мимо, а здесь этот контролёр со своей свитой.

— Ясно. — Закончил я и мы продолжили пробираться сквозь лес молча.

Минут через десять запахло кислятиной, и мы вышли на берег какой-то не то лужи, не то болота, от которого и исходил этот мерзкий аромат. Слон достал карту и отметил на ней эту пародию на озеро, имеющего в диаметре метров пятьдесят.

— Никто искупаться не желает? — Мрачно пошутил Мамай.

Мы двинулись в обход по берегу этой лужи, но почти сразу же обнаружили странность в окружающей обстановке. Метров через пятнадцать деревья рывком сдвинулись, и мы оказались на том же месте, откуда начали свой обход этой болотины.

Мы двинулись по берегу в другую сторону, уже понимая тщетность своей попытки. Я думаю, все осознали, в какую неприятную ситуацию мы угодили. Так и оказалось — нас вновь вернуло на исходную позицию.

— Мамай, если ты ещё хоть слово произнесёшь, я тебе рот скотчем заклею! — По мрачному виду Слона могло оказаться, что угроза лишь частично была шуткой. — Это «магнит»

Мог бы и не уточнять. Все и так поняли, что это он.

— Кто-нибудь попадал в «магнит»? — Задал я вопрос, вполне предполагая ответ.

Так и оказалось. Никто из нас в него не попадал, хотя наслышаны были все. «Магнитом» называли аномалию, не отпускающую от себя. Создавалось впечатление, что мир крутится вокруг неё, и многие всерьёз так и считали. Многие, кто вышел из этой передряги живой, а таких было не так и много. «Магнит» мог принять любую форму, будь то дом, овраг, причудливое дерево или как в нашем случае эта лужа. Держался на одном месте примерно неделю, постепенно ускоряя время внутри относительно внешнего времени. Так что не сумевших выбраться из этой коварной аномалии находили как правило умерших с голоду.

Я огляделся вокруг — действительно, чем здесь питаться? Ну, съедим свои запасы, а дальше? Для окружающих пройдёт неделя, а мы здесь сколько просидим? Нет, решительно надо отсюда выбираться! Ведь встречались сталкеры, преодолевшие «магнит»? Значит, и мы можем выбраться. Весь вопрос — как? Слышанный мной рассказ какого-то ошалелого сталкера в баре «Хабар астронавта» нам помочь не мог, у него это было обугленное дерево, и он его просто срубил. Как срубить озеро? Я грустно усмехнулся.

— Ты чего? — Удивлённо покосился на меня Мамай.

— Как срубить озеро? — Задал я терзавший меня вопрос.

— Ты тоже вспомнил тот случай? — Понял меня он.

— Да.


— Какой? — Слон с Сонькой видимо не слышали этого рассказа, и мы их просветили.

— Может его надо высушить? — Спросила Сонька

— Ага, ещё скажи выпить. — Буркнул Мамай.

Я достал пачку сигарет, вытащил последнюю сигаретку, воткнул её в рот, а пачку скомкал и бросил в аномалию, удачно прикинувшуюся болотом. Не долетев сантиметров десять до поверхности воды, пачка натолкнулась на невидимое препятствие и осталась висеть в воздухе. Четыре пары удивлённых глаз уставились на висевшую в воздухе пачку.

— Кажется, я знаю, как можно срубить это озеро. — Медленно протянул я.

— Не ты один. — Заметил Слон.

Сняв ножом дёрн и разрыхлив землю, мы начали обкидывать ей болото у берега, выискивая, где начинается заветная тропка. Она начиналась примерно в метре от берега и имела в ширину около полуметра. Накидав землю докуда смогли, мы набрали ещё полные пригоршни и, перепрыгнув отделявший тропку от берега метр друг за другом двинулись по висевшей над водой земле.

Тропа петляла довольно сильно, и мы аккуратно петляли по ней. Дойдя до места, куда мы уже не смогли докинуть с берега, мы начали мелкими порциями посыпать тропку впереди себя. Я молился только об одном — чтобы нам хватило земли, набранной про запас. Не факт, что нам позволят вернуться и набрать ещё.

Земля кончилась, когда до берега было метра три. Я вздохнул и полез в мешочек на поясе за припасёнными мелкими камушками, предназначенными для проверки наличия аномалий. «Магнит» не стал над нами больше издеваться и тропа оказалась прямой, так что я потратил всего несколько камушков.

Спрыгнув на спасительный берег, мы поспешили убраться подальше от коварной ловушки. Слон пометил в карте, что это не болото, а аномалия, а в своих блокнотах мы записали, как обмануть этот «магнит».

Дальше вновь стали встречаться лишь известные нам аномалии, да и то не часто, чему мы несказанно радовались. Ещё через пятнадцать минут деревья расступились и перед нами открылось большое поле. Гектаров десять, не меньше, а на другой его стороне виднелась потемневшая от времени чья-то хибара с провалившейся в центре крышей.

Слон вновь полез за картой, сверился с компасом и отметил на ней эту проплешину.

— Это то, что вы ищите? — Спросила Сонька.

— Надеюсь что да. — Отозвался Мамай. — Надо разделиться и проверить на наличие аномалий это место.

— Давайте. — Согласился я. — Только к дому пока не приближайтесь.

— Не учи отца… — Буркнул Слон и мы разошлись в разных направлениях. Сонька тоже решила нам помочь, так что мы довольно быстро пробежались по окрестностям и, собравшись в центре поля, поделились информацией. Оказалось, что аномалии были только на восточной стороне поля. Это конечно мало что решало и после очередного выброса они могли появиться где угодно, но абсолютно чистое от аномалий поле внушало оптимизм.

— Дом проверять будем? — Задал я терзавший видимо не только меня вопрос, потому как Слон с Мамаем ответили одновременно, правда совершенно противоположно.

— Конечно. — Заявил Мамай.

— Зачем? — Удивился Слон.

Мы выжидательно посмотрели на Соньку.

— Да мне всё равно. — Видя, что от неё ждут решения отозвалась она и улыбнулась. — Мне бы Максима быстрее забрать и уйти.

— Я считаю, что надо. — Выдал я своё мнение. — Всё-таки нам здесь жить и надо знать, что у нас будет под боком.

— Ладно, сдался Слон. — Пойдем, проверим.

Мы осторожно начали приближаться к хижине. Дело в том, что дома в Зоне (не важно, целые или разрушенные) имели свойство привечать самые поганые аномалии, да и радиация в них встречалась чаще, чем на открытых пространствах.

Я достал датчик, показывающий уровень радиации и включил его. Пока всё было в норме. Когда до дома оставалось метров пять, послышался характерный для аномалии «молния» треск электричества.

— Где-то или в доме, или с северной стороны. — Предположил Мамай. Мы промолчали.

Я заглянул в одно из двух выходящих в нашу сторону окон и ничего, кроме тумбочки с открытыми ящиками не обнаружив, кинул внутрь пару камушков в разные углы. Ничего не случилось.

— У меня пусто. — Выдал я.

— Аналогично. — Заявил Мамай, оторвавшись от второго окна.

Мы обошли дом на восточную сторону, где тоже оказалось два окна, одно из которых выходило в комнату, куда уже заглядывал Мамай. Второе выходило из кухни, которая оказалась полной противоположностью двух осмотренных ранее комнат — повсюду была разбросана кухонная мебель, утварь и битая посуда, но аномалий тоже не оказалось.

Мы перешли на следующую сторону, где и обнаружилась «молния», перегораживающая вход на веранду дома. Здесь задерживаться мы не стали и прошли к последней стороне дома. Там окон не оказалось вовсе.

— Ну всё. — Мамай полез в рюкзак. — Включаю маяк.

— Включай. — Согласился я и скинул рюкзак.

— Ты чего? — Удивилась Сонька, да и остальные удивлённо посмотрели на меня.

— Хочу кое-что проверить — Не стал уточнять я. Ну не рассказывать же о каких-то там предчувствиях, посетивших меня внезапно.

Я взялся за края рамы и, подпрыгнув, аккуратно поставил ноги на подоконник, посидел, прислушиваясь к тишине старого дома, и спрыгнул внутрь.

— Вечно ему неймётся. — Раздался снаружи ворчливый голос Слона.

Я усмехнулся и направился в неисследованную часть дома, из которой не выходило ни одного окна. Пустые комнаты и разгромленная кухня меня интересовали мало, а вот кладовка или что там у них было, манило загадочной темнотой. Я включил фонарик и шагнул в коридор, кончающийся как раз той самой тёмной комнатой. Осторожно прокрался мимо крошки из битых кирпичей и заглянул в кладовку. Ничего интересного в ней не оказалось, кроме тёмного провала прямо посреди комнаты, как будто прямо сюда упала и не разорвалась авиационная бомба. Я посмотрел на потолок, но он был в порядке, в смысле дыры там не было, а значит, в подполе лежит всё что угодно, только не авиационная бомба. А во всём остальном потолок был очень даже не в порядке. Вся его поверхность была покрыта какими-то замысловатыми иероглифами, и бурый цвет этой письменности недвусмысленно указывал на белковое происхождение. Что же здесь творили? К горлу подступил комок, но я, подавив его, осторожно приблизился к пролому в полу, ожидая увидеть там горы трупов или скелетов.

Из темноты пролома, отражаясь в свете фонарика, прямо на меня смотрели глаза неведомого хищника, который не преминул сразу же прыгнуть. Я в ужасе отшатнулся, нога наступила на обломок кирпича и подвернулась. Я упал, судорожно пытаясь высвободить почему-то застрявший в ножнах нож. Нутром чувствовал, что хищник рядом, почти дышит мне в ухо, но боялся повернуться в его сторону и встретиться глазами со своей смертью. Наконец нож поддался и с тихим шорохом выскользнул, и я с одновременным замахом повернулся на другой бок лицом к лицу с неведомым врагом.

Нос лизнули шершавым язычком, и я неимоверным усилием воли отвернул руку с ножом чуть в сторону, со стуком вогнав на половину лезвия в трухлявый пол. На меня смотрел рыжий с полосатым хвостом кот.

— Максим, ты в порядке? — Донеслось снаружи дома.

— Да. — Отозвался я и поднялся на ноги.

Кот, задрав хвост, потёрся об мои ноги и вновь заглянул мне в глаза.

— Есть хочешь? — Догадался я. — Подожди здесь, сейчас что-нибудь придумаем.

Я попятился, развернулся и пошёл к окну. На удивление кот остался сидеть где сидел.

— Дайте мой рюкзак. — Попросил я подойдя к проёму.

— Опять что-то нашёл. — Изрёк Мамай и пошутил — Не пулемёт часом?

— Иди ты. — Беззлобно бросил я, забрал свой рюкзак и вернулся к коту. Извлёк припасённый кусок жареного вепря и, отрезав половину, положил перед животиной.

Кот, довольно урча, принялся поглощать свинку с изрядным аппетитом, а я решил проверить, что же он делал в проёме.

Яма оказалась неглубоким погребом. Вернее он раньше наверняка был очень глубоким, но сейчас наполовину заваленный обвалившейся от времени землёй был мне чуть выше пояса. Из-под земли торчали стеллажи с разнокалиберными банками. Я взял одну из них, стёр с неё слой земли и посветил фонариком. Раньше это наверняка были огурцы, теперь смутно угадываемые в разложившейся массе. Я выставил её на верх, решив подшутить над ждущими меня сталкерами.

Больше в обвалившемся погребе ничего не оказалось. Странно, по нужде он сюда что ли ходил? Так весь дом вроде в его распоряжении, впрочем как и прилегающая территория. Я, кряхтя вылез и, закинув на плечё свой рюкзак потащил банку к окну. Кот, к тому времени разделавшийся со своим куском, побрёл на сей раз за мной.

— Огурчиков малосолёненьких желаете? — С ехидной ухмылкой поинтересовался я подойдя к окну и выставил на всеобщее обозрение трёхлитровую банку.

— Тьфу! — Огорчился Мамай — Мы то думали ты артефакт какой нашёл.

— А вот и артефакт. — Наклонился я и, подняв кота, посадил его рядом с банкой, почесав за ушком.

— Ух ты кот! — Обрадовано ойкнула Сонька, и первая подскочила к окну. — Сто лет уже не видела котов. Они же почти все ушли из Зоны.

— Остались только сталкеры как мы. — Согласился я.

Кота по очереди погладили все. Действительно очень редкая находка. Я и сам наверное года три не встречал их. Помню последний раз наблюдал в Зоне с холма в бинокль, как он пробирался на соседний холм осторожно обходя смертоносные ловушки в виде разнообразных аномалий. Чутьё у них что ли?

Кот нашим действиям не противился и охотно подставлялся под тянущиеся к нему руки и переходил из одних в другие как вымпел.

— Ты маяк включил? — Вернул я всех в действительность, обратившись к Мамаю.

— Включить включил, но работает он или нет, проверить не могу, рация до сих пор не фурычит.

— Ладно, тогда мы с Сонькой уходим. Справитесь вдвоём?

— Без вопросов. — Серьёзно отозвался Слон. — Раз надо идите. Если что до блокпоста дойдём, здесь не очень далеко, а его наверняка уже заселили новым контингентом.

— Ага. — Согласился я и, ступив на подоконник, спрыгнул наружу.

Рюкзак зацепив краем за крышку банки опрокинул её и она как-то приглушенно «чпокнув» разломилась на несколько частей, уделав мне ботинки бурой жижей. Остальные остались чистенькие, своевременно отпрыгнув в стороны. Даже кот.

— Чёрт! — Я наклонился и сорванным пучком травы начал оттирать ботинки, когда вдруг что-то привлекло моё внимание в оставшейся массе полусгнивших огурцов.

Я расковырял бурую массу и одев перчатки вытащил на свет абсолютно целый огурец. Вернее огурцом это было только на вид, а на самом деле являлось артефактом, каких, я больше чем уверен, ещё свет не видывал.

— Интересно, если бы он провалился в сортир, он бы тоже с артефактом выплыл? — Задал риторический вопрос Мамай, повернувшись к Слону.

«Огурец», как я сразу окрестил его, имел малахитовый цвет с серебряными прожилками и от него исходило небольшое сияние. Я проверил его на радиоактивный фон и, не обнаружив ничего опасного, засунул в рюкзак, предварительно обернув фольгой. Раз уж сейф-контейнер, специально предназначенный для хранения артефактов, уплыл вместе с научником, то хотя бы такая мера предосторожности. Вообще я не собирался в этом рейде брать какие бы то ни было артефакты, даже попадись мне «душа», но такое чудо просто не мог упустить. Слон с Мамаем завистливо проводили взглядом в мой рюкзак «огурец», завёрнутый в фольгу и переглянулись.

— Пойдем, проверим, может нам «помидор» остался или какой-нибудь «персик»? — Предложил Мамай и первый полез в окно. Слон молча последовал за ним.

— Пока, мы пошли! — Крикнул я им в след.

— Ни пуха. — Донеслось приглушенно из дома.

— К чёрту — Привычно отозвался я и взглянул на Соньку. — Двинули?

— Пойдём — Согласилась она, и мы, погладив на прощание кота, направились на запад по самому краю поля.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24