страница4/24
Дата16.05.2017
Размер5.5 Mb.

Кровь артефакта


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Начало пути

Дойдя до конца поля, мы сменили направление и углубились в лес, двигаясь теперь строго на восток.

— Может, теперь расскажешь, почему ты пошёл со мной? — На ходу спросила Сонька как будто вскользь, но я-то видел, что этот вопрос уже давно не даёт ей покоя. — Я сама себе порой не верю, настолько всё нереально, а ты вдруг сорвался и пошёл.

— Считай, что ты меня убедила. — Хмыкнул я, но, видя, что этот ответ её явно не устраивает, решил продолжить серьёзно. — Я всегда считал, что Зона — это нечто большее, чем просто заражённая территория с неизвестными аномалиями. Вот сколько уже Центр изучения аномалий эти самые аномалии изучает? Пять лет? Десять? А что толку? Кидается умными фразами об их природе, но сами ничего повторить не могут. С артефактами та же проблема. А Зона их штампует пачками. Откуда? Из какого материала? Ведь есть же закон сохранения энергии, и чтобы появился артефакт, надо чтобы где-то что-то исчезло. Вот ты знаешь, где что исчезает? И научники не знают. И я не знаю, но очень хочу узнать. Это намного интересней, чем копаться с самим артефактом, который, по сути, есть следствие. А я хочу узнать причину. И ты с братом, на мой взгляд, зацепилась за какую-то ниточку, которая может чуть приоткрыть эту завесу тайны. Надеюсь, теперь я удовлетворил твоё любопытство — Закончил я и, открыв новую пачку сигарет, прикурил.

— Не думала, что тебя подобные вопросы интересуют. — Заинтригованно посмотрела на меня Кулачёк. — По моей базе данных ты проходишь как довольно поверхностная личность, интересующаяся только прибылью. Даром, что не мародёр.

Настала моя очередь удивлённо посмотреть на Соньку:

— Что за «твоя база данных»?

— Ну, хобби у меня такое, собирать информацию о сталкерах, встречаемых мной в рейде. Наши пути пересекались пару раз, вот я и навела о тебе справки.

— Не в том месте ты их наводила. — Буркнул я.

— Я пересмотрю свои взгляды. — Хмыкнула Сонька, явно позабавленная моим ущемлённым самолюбием.

— Да уж будь так добра. — Снова буркнул я и посмотрел на небо. — Скоро что-то будет, надо бы укрытие найти какое-нибудь.

Небо быстро начало темнеть, поднявшийся ветер гнал рваные облака и как-то хаотично закручивал их, наслаивая друг на друга. Бывшие совсем недавно белыми и пушистыми они на глазах серели и наливались свинцовой тяжестью.

— Как бы болотного града не случилась. — Забеспокоилась Сонька. — Мы конечно уже давно в Зону ходим, но лучше не рисковать. Давай ускоримся.

Мы пошли быстрее, практически побежали, так как действительно рисковать не стоило. Болотный град приводил к необратимым мутациям в организме человека, недавно ставшего сталкером и попавшего под этот град. Те, кто давно ходил по зоне, считалось, что приобретали иммунитет, потому что все опытные сталкеры, попавшие под этот град остались без изменений. Все, кроме одного. Именно поэтому рисковать и не стоило. Видимо помимо продолжительности нахождения в зоне влияла ещё какая-то зависимость. Ещё бы знать — какая?

Мы щедро расходовали камни, практически не останавливаясь, чтобы их искать. Попробуй их найди, если кидаешь сразу метров на двадцать пять. Зато за короткое время покрывали достаточно большое расстояние и бежали, надеясь найти хоть дерево с густой кроной, хоть какую-нибудь корягу, под которую можно забиться и переждать этот катаклизм. Хорошо сейчас Слону и Мамаю, у них есть крыша над головой, а мы как на ладони. Я вновь кинул взгляд на небо. Оно уже совсем почернело, местами имея тёмно-изумрудный оттенок — видимо Сонька на счёт болотного града оказалась права, будет именно он, а не дождь или хотя бы обычный град. И мы, как назло, находились в самом эпицентре.

Деревья с густой кроной нам не попадались, да и откуда им взяться, если уже начало осени? Они и летом в зоне редкость, а уж теперь… Так, мечты. А вот большие коряги, под которые можно было бы спрятаться, пару раз попадались. Только под обоими оказалась аномалия.

Я уже начал задыхаться от быстрого перемещения, жадно глотая ртом воздух, и собирался остановиться, наплевав на всё и понадеявшись на авось, когда деревья расступились и перед нами открылся большой овраг.

Мы в нерешительности остановились на самом краю. Не угодим ли мы из огня да в полымя, спустившись вниз? По моей личной шкале опасных мест овраги стояли на втором, пропустив вперёд только болото. Сонька тоже не спешила вниз, отлично понимая, чем это чревато.

Сверху громыхнуло так, что мы от неожиданности присели. Это наверное и стало решающим в нашем выборе. Бросив вниз несколько камней и проследив за их судьбой мы осторожно начали спуск. Путь налево был полностью перекрыт аномалиями, да и дно оврага почти сплошняком было забито «зыбучими песками», «молниями» и «дробилками», так что мы, не дойдя до дна осторожно стали пробираться вправо по наклонной стенке оврага. С неба начали падать первые капли дождя, обещающего быстро перерасти в ливень и град. Скоро тут всё размокнет и мы просто скатимся в ближайшую аномалию.

Тут я наконец заметил то, ради чего рисковал и спускался в овраг — большая вымоина не достала до поверхности земли и получилась довольно просторная ниша с крышей из глины, надёжно скреплённой корнями травы. Существовала одна проблема — ниша была на другой стороне оврага, а по дну продолжали стелиться одна за другой различные аномалии. Пришлось перейти заветное убежище метров на тридцать, прежде чем попалась узкая лазейка между двумя «молниями». Осторожно пройдя на другую сторону, мы бегом бросились в обратном направлении. Дождь уже обильно смочил глину и я изрядно вывозившись забрался под естественный навес. Развернулся, подал руку Соньке и втянул её следом.

Минуты через три начался град. Зелёные капли дробно колотили по нашей крыше и шипя разрывались в мелкое крошево, попадая в аномалии. Мы заворожено следили за зелёной стеной, падающей с неба буквально в метре от нас. Где-то с той стороны оврага, откуда мы пришли, раздался вой нескольких глоток. Судя по всему по нашим следам шла стая чёрных псов, которая теперь потеряла наш след и бесится. Я улыбнулся, не было бы счастья, да несчастье помогло.

Только теперь я заметил, что промокшая Сонька сидит и стучит зубами. Костёр нам не светил ближайший час точно — пока град кончится, пока бока оврага хоть немного подсохнут, чтобы мы смогли вылезти, а не сразу скатиться в ближайшую аномалию на дне, да пока более-менее сухих дров найдём. В общем не скоро. Поэтому я подсел вплотную и прижал её к себе. Минут через пять она перестала дрожать, но я не отпустил её. Так мы и просидели молча, глядя на сплошную завесу града вперемешку с дождём, пока всё не кончилось тем, что правая часть нашей крыши всё-таки рухнула, обдав нас комками глины. Почти сразу град прекратился и вокруг всё залило солнечным светом. Я осторожно выглянул наружу. На небе не было ни облачка. Меня до сих пор удивляли эти резкие смены погоды в Зоне. Тучи не ушли в сторону, не превратились избавившись от ледяного груза в облака, они просто исчезли.

Я осторожно подобрался к обвалившемуся краю и осмотрел его. В принципе, если повозиться и извозиться, то выбраться наверх можно. Сидеть ещё полчаса в этой сырости, когда вокруг светит такое яркое и тёплое солнце я был не намерен. Лучше вывозиться, тем более что моя спецовка итак уже была изрядно измазана глиной.

Я скинул из-за спины винторез, закинул его наверх и, подпрыгнув как мог высоко уцепился за траву.

— Может, подождём пока просохнет и найдём нормальный подъём? — Раздался из-под глиняного козырька приглушенный Сонькин голос.

— Неа. — Кряхтя пробормотал я, подтянулся и на пузе выполз наверх.

Поднял винторез, разогнулся, и замер с открытым ртом. Передо мной сидел рыжий кот, оставленный нами у полуразрушенной фермы. Сидел и вылизывал свою мокрую шёрстку. Словно почувствовав мой взгляд он оторвался от своего занятия и посмотрел на меня. И клянусь, его взгляд был обвиняющим! Он словно спрашивал: «Почему ты меня не подождал?»

Наверное, я бы долго так стоял с открытым ртом, если бы из оврага не донеслось недовольное:

— Ты руку мне давать собираешься или нет?

Я очнулся, закрыл рот и, развернувшись, вытащил девушку наверх. Хорошо ей, вылезла чистенькая. Она критично осмотрела мою грязную одежду, хотела что-то сказать, но тут её взгляд упал на кота. Удивленья в её глазах было не меньше, чем в моих в тот момент, когда я вылез.

— А он как здесь оказался? — Наконец справилась она с шоком.

Я лишь пожал плечами, посчитав вопрос риторическим. Получается, что шёл всё время позади нас, а пока мы сидели под градом, он перелез на другую сторону оврага. Только зачем? И что нам теперь с ним делать? Последний вопрос я, по всей видимости, произнёс вслух, потому что услышал от Соньки:

— А я откуда знаю?

— Ну, давай тогда соорудим костерок, перекусим, его покормим, а там видно будет. Кулачёк предложение посчитала дельным, и мы разбрелись в разные стороны в поисках чего-нибудь хоть немного сухого.

Вскоре на небольшой полянке, на которую мы выбрались из оврага, пылал костёр, а мы на импровизированных шпажках подогревали себе мясо убитых утром кабанчиков. Кот рядом с нами уже вовсю уплетал свою порцию мяса.

Доев свой кусок, я закурил, автоматически протянул пачку Соньке и, хмыкнув, спрятал в рюкзак. Достал карту, завёрнутую в целлофановый мешок, вытащил её и расстелил перед Сонькой:

— Показывай куда идти.

— Так, дай сориентироваться. — Она поводила пальцем по карте. — Мы сейчас здесь?

— Да. — Я кивнул. — В километре южнее нас Стечанка.

— Плохо.


Я непонимающе уставился на карту пытаясь предугадать наш маршрут. Вроде пока нигде ничего труднопроходимого не намечалось.

— У тебя же карта даже до центра зоны не достаёт, а нам надо на другую сторону, за реку — Пояснила Кулачёк и вздохнула. — Нам бы мою карту.

— Да. — Зацепился я. — А где она?

— Пропала, как и все мои остальные вещи.

Я не стал уточнять. Ну, пропала и пропала, всякое бывает: или когда уходила от чьего-либо преследования скинула, или где в аномалию вляпалась, или даже обменяла на еду, может и такое быть.

Помолчали, просто разглядывая карту и думая каждый о своём. А может и об одном.

— Ну, так что? — Напомнил я о себе. — Как пойдём?

— Мы сейчас примерно напротив того места, куда нам надо. — Начала вслух размышлять Сонька. — Но если идти прямо, то придётся пробираться через ЧАЭС. Если обходить по дуге справа, то помнится мне с моей карты, там обширные болота. Можно и по дуге слева, как я сюда и пришла, но это дольше всего. Вот тебе выбор, сталкер.

Она с грустной усмешкой посмотрела на меня, и я понял, что выбор придётся делать мне. Весёлый выбор, если учесть, что я нигде из предложенных маршрутов не был. Ну болото можно смело отметать сразу, хоть и короче всего, но как бы эта короткая дорога не привела нас в могилу. Остаётся через ЧАЭС или по долгому обходному пути.

— В общем, болото отпадает. — Решив, начал я излагать свой план Соньке. — Значит, сейчас мы пройдём вот здесь, обогнём Чистогаловку с восточной стороны и выйдем вот на эту дорогу. На ней надо попытаться купить тебе амуницию, еду, а если повезёт, то и карту той стороны Зоны. Благо дорога нахоженная и встретить там кого-нибудь труда не составит. Главное, будь настороже, люди всякие бывают.

— Не учи. — Для проформы буркнула Сонька. — А дальше?

— Дальше по обстоятельствам. — Не объяснять же ей, что я так и не принял решение. Боялся я идти через ЧАЭС и всё тут. Боялся, а идти-то надо, обходной путь слева слишком долог. — Если купим у добрых людей всё, что нам надо, пойдём прямо, а если нет, придется в обход, а то у меня только две антирадиационных инъекции. Да и с оружием у нас не густо, а туда сама понимаешь надо идти, ощерившись как тот ёж, фанатиков чокнутых там как грязи. А у тебя к своей СВУ и патронов-то наверное штук десять осталось?

— Пятнадцать — Гордо заявила Сонька и улыбнулась.

— Вот-вот.

Оставалось решить что-нибудь на счёт кота.

— В общем так. — Я поднялся и начал складывать вещи и еду обратно в рюкзак. — Если эта зверюга хочет идти с нами, пусть идёт. Никто на руках его нести не будет — Я выразительно посмотрел на кота, как будто он меня понимал и добавил, повернувшись к Соньке. — Надо только теперь пару часов не выпускать его из виду, всё-таки под болотным градом побывал, мало ли.

Сонька согласно кивнула, закинула свою СВУ-шку за спину и мы тронулись в путь. Я свой винторез нёс в руках, всё-таки Зона не необитаемый остров, может кто и выскочить.

Кот плёлся позади нас. Я регулярно оглядывался назад, наблюдая за его поведением в надежде пресечь мутацию в самом начале развития. Сонька, я заметил, тоже несколько раз оглянулась. Но пока кот вёл себя паинькой и во что-либо смертоносное мутировать явно не собирался.

На дорогу мы в этот день так и не вышли — толи карта наврала, толи мы слишком сильно углубились на восток, поэтому, когда солнце коснулось верхушек деревьев, нам пришлось признать себе, что вновь придётся ночевать под открытым небом. На дорогах всё же хоть иногда попадались всякие строения различной степени ветхости, а здесь кроме деревьев ничего не было. В оставленную позади Чистогаловку же заходить не хотелось.

Мы быстро разожгли костёр и поужинали, доев последние куски утренних кабанов. Надо же! Оказывается только день прошёл, а кажется уже неделя, так много произошло событий.

Кот, съев свою порцию, которая надо признать на сей раз была довольно скромных размеров, куда-то слинял, чему я в душе порадовался. Может, найдёт себе более полезное занятие, чем слоняться за нами. Вот и гадай постоянно — превратится он в монстра за твоей спиной или нет. Всё-таки никто целенаправленно жизнью животных в зоне не интересовался, да и нет их здесь почти, нормальных-то. Так что чего ждать от нашего знакомства я не знал.

Сонька улеглась у костра, использовав мои спальные принадлежности. Своих у неё не было. Впрочем у неё из своего была только снайперская винтовка да патроны к ней и я вдруг подумал, как, наверное, тяжело ей пришлось без всего этого пробираться через всю зону, чтобы найти меня. Спать где и как придётся, есть впроголодь и засыпать без караульного на свой страх и риск. Я даже почувствовал себя виноватым, словно знал обо всём, но не пришёл на помощь.

Отогнав грустные мысли, я залез на ближайшее дерево, и, положив свой рюкзак на развилку веток, по возможности удобно устроился, сняв винторез с предохранителя. Солнце уже минут пятнадцать как село и на Зону опустились сумерки. Облака закрутили свой вечерний вальс в попытке найти своё второе «Я», словно весь день были под чьим-то жёстким контролем, а вот сейчас сбросили ярмо и растерялись от нахлынувшей свободы.

Кстати о «Свободе». Где-то уже совсем недалеко должна быть их база. Не основная конечно, но и не какой-то захудалый блокпост. Надо бы завтра поосторожней быть. Ребята конечно не бандиты, но люди вспыльчивые. Ну их к лешему, нам конечно амуниция и еда нужна, но к ним заворачивать я не хотел. Не люблю шумных компаний. Лучше перекупим у какого-нибудь сталкера, возвращающегося из рейда.

По моим подсчётам уже должно было стемнеть, но всё видимое пространство вокруг заливали лёгкие сумерки и окрестности просматривались очень хорошо. Ещё один выверт Зоны? Ну и ладно, не кусается и то хорошо, а что видно, так мне это только на руку. Какие-то белые ночи. Вот Сонька удивится, когда проснётся.

Я старался не смотреть в одну строну, постоянно вертя головой, чтобы не прозевать нападение, если таковое будет. Да и смотря в одну сторону, не заметишь, как уснёшь. Время от времени я прикладывался к оптике ружья и просматривал дальние рубежи. В один из таких просмотров я и заметил их. Группа сталкеров неизвестной клановой принадлежности осторожно пробиралась примерно в нашу сторону. Если бы ночь была обычной и при этом потушить костёр, то они прошли бы и не заметили нас, а сейчас наверняка заметят.

При их скорости передвижения подойдут они к нам минут через тридцать-сорок. Что-то чересчур уж медленно они двигаются, словно первый раз в зоне. Но по внешнему виду этих четырёх парней было видно, что далеко не первый. И двигаются слаженно, просто медленно. Я ещё немного подивился на этих медленных ребят и вернулся к наблюдению окрестностей. Прошёлся «Винторезом» по дальним рубежам, но никого больше обнаружить не удалось. Отложил винтовку и просмотрел близлежащую территорию. Тоже никого. Вновь вернулся к оптике и навёлся на приближающуюся группу. Идут. Хотя нет, встали. До нас им наверное осталось метров двести пятьдесят. Интересно, костёр заметили? Вроде не должны ещё, всё-таки не голое поле, да и сделали мы его как обычно в ямке.

Сталкеры постояли минут пять, посовещались, и двинулись в сторону от нас, словно обходя какое-то препятствие. Мне отсюда видно не было, но вероятно наткнулись на какую-нибудь обширную аномалию. Что ж, это к лучшему, мне спокойнее. Я собирался их подпустить метров на пятьдесят и попросить уйти по-хорошему, но так намного лучше — я о них знаю, а они о нас нет.

Остаток ночи прошёл в относительном спокойствии, если конечно вообще можно говорить о спокойствии в ночной Зоне. В половине третьего я осторожно слез с дерева, размял затёкшие от долгого сиденья на дереве ноги и разбудил Соньку.

Сонька проснулась сразу, без всяких там «ещё немножечко». Потянулась, взяла свою снайперку и отошла к ближайшему дереву. Вот так вот просто, нисколько не удивившись царящей вокруг белой ночи.

— Ты уже видела такое? — Удивлённо спросил я.

— Какое? — Удивилась в ответ Сонька.

— Ну, эти белые ночи. — Я повёл рукой вокруг.

— Конечно, видела. — Ещё больше удивилась Сонька. — Я же в Питере родилась, насмотрелась. А что ты вдруг вспомнил о белых ночах?

— Да при чём здесь Питер? — Опешил я — Здесь, в Зоне, ты их видела?

— Нет. Что-то я не пойму, Максим, к чему ты клонишь?

— Ну а что это, по-твоему, если не белая ночь? — Кажется, я уже начал терять логическую нить. Вроде и говорим об одном и том же, а вроде как и о разном.

— Какое отношение эта темень осенней Зоны имеет к белым ночам? — Удивлению Соньки не было предела. — Максим, ты в свои сигареты ничего не добавляешь? Не пугай меня.

Я где стоял, там и сел. Натурально. Просто ноги подкосились и я сел на свою пятую точку.

— Ты хочешь сказать, — начал я медленно, чтобы самому осмыслить происходящее — что ничего не изменилось и вокруг нас самая обычная ночь?

— А у тебя как-то иначе? — Сонька встала и, подойдя ко мне, присела напротив. — Ты хочешь сказать, что видишь всё вокруг как днём? Но это невозможно.

— Ну почему? — Кажется, начал понимать я, в чём дело и многозначительно добавил. — Зона.

Снял из-за спины свой рюкзак, развязал и, достав «огурец» протянул его Соньке:

— Возьми.

Она осторожно взяла артефакт, повертела в руках и недоумённо посмотрела на меня

— И что? Если ты думаешь, что я стала видеть всё как днём, то ты ошибаешься.

Я недоумённо моргнул и понял, что «огурец»-то я отдал, но видеть всё в свете приглушенных сумерек не перестал.

— Ничего не понимаю. — Пробормотал я. — Я же всё вижу, и кроме как действием артефакта не могу это объяснить.

— Значит, на меня не действует. — Заявила Кулачёк и протянула его обратно.

— Нет, оставь себе. — Я отодвинул протянутую руку с «огурцом». — Может он действует долго, но зато навсегда, я же продолжаю видеть.

— Да с чего ты взял, что это вообще он? — Заспорила Сонька — Мало ли где ты и чего нахватался. Тем более что-то я не припомню артефакты с постоянным воздействием.

— Всё равно оставь. — Продолжал настаивать я. — Пусть побудет у тебя, а завтра посмотрим.

— Ну, хорошо, — сдалась Сонька и засунула артефакт в карман куртки. — Иди спать.

Я улёгся и вдруг вспомнил:

— Там с востока группа из четырёх сталкеров шла в нашем направлении, но наткнувшись на аномалию ушли в сторону, будь настороже.

— Хорошо.

Сонька вернулась к дереву, а я, улёгшись у костра, быстро провалился в сон. И снилось мне, что я большой рыжий кот, и что я охочусь в ночи на местную фауну и вижу всё вокруг в свете приглушенных сумерек. Потом, наевшись мелких тварей, я вышел на поляну, где у костра спал человек. Я подошёл к нему и зачем-то начал своим шершавым языком вылизывать ему щёку.

Я проснулся и открыл глаза. Было явно раннее утро, потому, что оттенок серого стал более светлым, а край неба над деревьями порозовел. Передо мной сидел рыжий котяра, а моя щека была мокрой. Я нашёл глазами Соньку, всё нормально, всё так же сидит у дерева. Я улыбнулся: «надёжный сталкер»

Вставать не хотелось, но я пересилил себя, поднялся, несколько раз присел, повертелся, разгоняя затёкшие мышцы, подкинул несколько сухих веток в догорающий костёр и протянул озябшие руки к жадно накинувшемуся на ветки пламени. Скоро ночи совсем холодными станут. Надо бы до этого времени вернуться. Зимой Зона замирает, отдыхает от сталкеров и некоторых аномалий.

— Давно он пришёл? — Я ткнул пальцем в кота.

— С полчаса. — Сонька оторвалась от дерева и подошла ко мне. — Не действует твой артефакт на меня.

— Я с ним дольше ходил, поноси ещё. — Возразил я и повернулся к ней.

Она как-то испуганно отшатнулась и отступила на шаг, вцепившись в свою винтовку так, что побелели пальцы.

— Ты чего? — Ошарашено спросил я и на всякий случай отодвинулся от неё подальше.

— Что у тебя с глазами?

— А что с ними? — Удивился я и потёр их. — Ничего вроде.

— Ничего? — Почти крикнула Сонька, дрожащими пальцами вытащила из нагрудного кармашка куртки небольшое зеркальце и кинула мне. — Лови.

Ну, я и посмотрел. Зеркальце было маленьким, и видно было только часть лица с одним глазом, но и этого было достаточно, чтобы понять причину Сонькиного удивленья и страха. Из зеркала на меня смотрел глаз с вертикальным зрачком. Мой глаз с вертикальным зрачком.

Мутация! Этого мне только не хватало. Нет, я понимаю конечно, что эта мутация полезна, но кто даст гарантию, что она не пойдёт дальше. А если даже на этом всё закончится, как я буду с людьми-то общаться? Да меня на пушечный выстрел никто не подпустит. Хотя нет, подпустят как раз для того, чтобы пристрелить. И что мне теперь делать? Надо хотя бы очки тёмные для начала раздобыть, а там видно будет.

Я осторожно сел, отложил зеркальце и задумался. Сонька, кажется, успокоилась, забрала зеркало и присела рядом.

— И как ты теперь? — Спросила она, немного помолчав.

— Не знаю. — Честно ответил я. — Сижу вот думаю. Ты для начала верни артефакт, чтобы с тобой ничего не случилось.

— Да, конечно. — Она вытащила «огурец» и передала мне.

В рюкзак я его убирать не стал, сидел и крутил задумчиво в руках, не зная, что делать. Вроде и вещь необычная, а значит дорогая, а с другой стороны неизвестно к каким мутациям она приведёт. Опять же оставался вариант, что этот артефакт меняет только зрение. Или если даже я его выкину, мутации продолжатся. Тьфу, я запутался окончательно.

— Ты-то как, не боишься теперь со мной идти? — Я грустно улыбнулся и вдруг подумал, что мне очень хочется, чтобы она сказала «Не боюсь».

Она так и сказала. Я воспрял духом, поднялся и начал укладывать вещи в рюкзак. Артефакт засовывать туда не стал, была у меня идейка на его счёт.

— Ну что, кот, снова за нами пойдёшь? — Склонился я над животным и погладил рыжую голову. — Я теперь как ты.

Кот сказал «Мрр» и потёрся об ногу.

— Постой, а завтракать? — Возмутилась Сонька.

— Днём поедим. — Беря с земли свою верную винтовку сказал я. — Еды мало осталось, я же собирался на два дня, да и то из расчёта на одного. А нас теперь двое. — Я покосился на кота. — Даже трое, а идти нам ещё наверное недели полторы. Пошли.

— Пошли. — Вздохнула Сонька явно не обрадованная путешествием на голодный желудок. — Эй, ты куда, нам же севернее?

— Хочу кое-что проверить. — Я направился в ту сторону, где сегодня ночью группа сталкеров наткнулась на какое-то препятствие.

Как я и ожидал мы вышли на обширную поляну, представляющую собой огромную аномалию «молот». Трава по всей поляне была придавлена огромной силой тяжести к земле. Самое удивительное было в том, что трава продолжала расти в таком положении. Я года полтора назад читал файл научников об этом «Молоте», оказывается, там между землёй и аномалией есть обычное пространство миллиметра два толщиной. Вот трава там и росла. Я вдруг подумал, что если траву упорядочить в одном направлении, то это будет очень похоже на те самые загадочные круги на полях, о которых так много писали в конце двадцатого века. Может — это действительно инопланетяне приземлялись, и у их корабля принцип двигателя подобный?

Тьфу, опять мысли понеслись куда-то не туда. При чём здесь инопланетяне?

Я стоял метрах в трёх от края поляны и с интересом наблюдал, как кот подошёл почти вплотную к примятой траве, обнюхал это место, мявкнул негромко и пошёл по краю аномалии.

— Сталкер. — Я с усмешкой кивнул в сторону кота. Сонька улыбнулась.

— Кыс-кыс. — Позвал я его.

Кот повернулся и пошёл к нам. Надо же! Помнит еще, что его так звали. А может мы когда это говорим, издаём какие-то ультразвуки, на которые коты реагируют?

— Возьми его на руки. — Попросил я Соньку.

Она молча взяла, но когда я пошёл от аномалии в обратном направлении и поманил её пальцем за собой, всё же не удержалась:

— Ты что задумал?

— Сейчас увидишь.

Отойдя как я посчитал на достаточное расстояние я размахнулся и закинул «огурец» в самый центр «молота». Раздался резкий скрежет и всё смолкло. Ничего. Я даже разочаровался. Давно мечтал посмотреть, как поведёт себя артефакт в аномалии. Ведь по своей сути артефакт — та же аномалия, только компактная и вещественная.

— Зачем? — Запоздало спросила Сонька и спустила кота с рук.

Я пожал плечами и направился обратно к «молоту» «Огурец» преспокойно лежал себе в центре аномалии, только представлял теперь собой зелёный блин.

— Когда-нибудь его найдут и назовут «Блином» и только мы с тобой будем знать, что это на самом деле — Пошутил я.

Сонька вздохнула и вдруг насторожилась:

— Смотри, с ним что-то происходит.

Зелёный блин на глазах начал на глазах желтеть, потом оранжеветь, потом… Что будет потом я дожидаться не стал. Крикнул «Бежим», развернулся и кинулся в сторону нашей ночной стоянки, подхватив по пути кота.

Бумкнуло знатно. Отбежали мы наверное метров на пятьдесят и всё равно нас бросило на землю взрывной волной. Всё, нет больше огурца, видимо не приживаются аномалии в аномалиях. Я поднялся, помог встать и отряхнуться Соньке, а затем выслушал целую лекцию из её уст о том, что можно делать в зоне, а что нет. Между делом узнал о себе много нового.

— Между прочим, ты не права. — Возразил я, когда она выдохлась. — Я не новичок хотя бы потому, что новичок в зоне никогда бы себе не позволил так отнестись к найденному артефакту.

— Ты можешь хоть иногда вести себя серьёзно? — Задохнулась она от гнева. — Мы не в песочнице играем, а по Зоне движемся.

— Если бы я ко всему происходящему относился постоянно серьёзно, то уже сошёл бы с ума. — Заявил я, но всё же переключился на серьёзный лад. — Ладно, если серьёзно, то нам надо по быстрому делать ноги отсюда. Тут недалеко база «Свободы» так что если не поторопимся, минимум их компания нам обеспечена.

— Хорошо. — Коротко бросила Сонька и, не дожидаясь меня направилась к месту взрыва.

Я виновато поплёлся следом. Кот как обычно семенил за мной. Аномалии на месте не оказалось. Видимо во взрыве исчез не только «огурец», но и сама аномалия. Интересно. Я отложил это в памяти. Будет свободная минутка, запишу в блокноте. Есть тут правда одна странность: неужели до меня никто не догадался этого сделать. Освобожусь, надо будет заняться этой темой.

Мы обошли по краю огромную воронку и не задерживаясь быстро двинулись на север. Пройдя примерно километр, мы свернули на запад. По моим подсчётам базу «Свободы» мы благополучно минули и теперь надо было всё же найти ту дорогу, что была на моей карте. Минут через двадцать наших мытарств по сгустившемуся лесу мы все-таки вышли на засыпанную гравием старую просёлочную дорогу. Дорога змеёй петляла по начавшему желтеть лиственному лесу и мы, убедившись, что от поворота впереди до поворота позади никого нет, вышли на неё.

Я первым делом обновил свой запас маленьких камней в специальном мешочке, а Кулачёк напихала их в кармашек на штанине. Продолжая дуться на меня, она молча повернулась, намереваясь продолжить путь уже по дороге, но я остановил её.

— Подожди, если кого-нибудь встретим, разговаривать придется тебе. Я останусь немного в стороне и буду тебя страховать, а то не дай бог кто увидит мои глаза. Постарайся купить карту нужного нам района, хотя сомневаюсь, что у кого-нибудь она есть, купи себе рюкзак, купи еду. Хм, короче нам надо найти сталкера, которому ничего не надо. — Я скептически посмотрел на Соньку. — В общем с миру по нитке, нищему рубаха. Начни с рюкзака, чтобы было что куда складывать, у следующих купим еду и так далее. Главное у всех спрашивай карту и тёмные очки.

Я достал пачку наличных и отсчитал Соньке десять тысяч.

— Держи, для начала хватит, если что добавлю.

Она удивлённо смотрела на почти не уменьшившуюся пачку денег.

— Ты не перестаёшь удивлять меня. — Произнесла она наконец и спрятала деньги. — Откуда такие богатства? Впрочем извини, это не моё дело конечно.

— Да никаких секретов. — Усмехнулся я. — Продал всё своё барахло.

— Да ты куркуль. — Рассмеялась Сонька, и возникшая было между нами прохлада исчезла.

Мы быстрым шагом двинулись по дороге, которая после поворота потянулась почти строго на северо-восток. Нам надо было немного севернее, но выбирать не приходилось. Во-первых по карте она шла намного севернее, так что я думаю скоро снова повернёт, а во-вторых здесь больше вероятность кого-нибудь встретить. До следующего поворота было метров четыреста и мы успели преодолеть наверное половину, когда из-за деревьев показалось трое сталкеров.

Я сразу обратил внимание, как они собрались. Шаг стал осторожнее, движения ограниченней и чётче. Впрочем, я уверен, что и со мной и Сонькой произошла подобная метаморфоза, ведь к тебе мог приближаться кто угодно, от военных до бандитов. Правда зомби я отмёл сразу, у них движения не меняются.

Когда до группы сталкеров осталось не больше пятидесяти метров, я положил руки на рукояти ножей и начал потихоньку приотставать от Соньки, так, что когда она приблизилась к ним, я был метрах в пяти позади неё.

Увидев ещё издали, что один из двоих приближающихся людей — девушка, сталкеры заметно расслабились, так что стояли теперь перед ней в свободных позах и даже руки на автомате всего у одного. Зря они так. Ребята конечно опытные, это видно, но толи давно не были в серьёзных переделках, толи настолько уверены в своих силах.

— Привет. — Первой начала Сонька.

— Привет. — Отозвался чернявый парень, стоявший слева. — Как Зона?

— Спокойно. — Отозвалась Сонька продолжая стандартное приветствие. — А у вас?

— У нас-то как раз спокойно. — Усмехнулся чернявый. — А вот там, откуда вы идёте недавно что-то так рвануло, что я не думаю, что там сейчас спокойно.

Трое выжидательно уставились на Соньку, но прежде чем она успела наговорить лишнего, ответил я.

— Да рвануло сильно. — Согласился я. — Мы решили по пути глянуть, это было как раз впереди и немного восточнее, но там столько «Свободовцев» было, что мы не стали. Наверное они что-нибудь нахимичили. — Врал я вдохновенно и без зазрения совести. Я вообще этим ребятам ничего объяснять и доказывать не обязан.

— Понятно. — Вроде как поверили они мне. — Помощь нужна?

Это было уже стандартное прощанье и парни видимо решили продолжить свой путь.

Но не тут-то было.

— Нужна. — Заявила Сонька и начала перечислять. — Нам нужен рюкзак, еда, карта той стороны зоны, патроны к СВУ…

— Стоп, не так быстро. — Рассмеялся долговязый парень со светлым ёжиком волос, стоявший посередине. — Начни с главного, куда своё-то дели?

— В «студень» вляпалась — Взяла пример с меня Сонька и начала врать. Неплохая, кстати, отмазка, молодец.

— Ну да? — Хмыкнул чернявый и ткнул пальцем куда-то за меня. — А этому сталкеру тоже нужен рюкзак?

Я резко повернулся, ожидая увидеть незаметно подкравшегося человека, но позади меня спокойно сидел наш рыжий знакомый. Я и забыл про него.

— Ну если у вас есть такой размер. — Поддержал шутку я. — То и его купим.

— Чего нет, того нет, мы не супермаркет. — Перешёл на серьёзный лад чернявый. — В общем так, рюкзак мы можем продать, карты нет, еды тоже в обрез, уже возвращаемся, так что сами понимаете. Что-нибудь ещё надо? Если нет, то с вас…

— Ещё надо пистолет, под подобный патрон. — Перебил я его, пока он не озвучил цену. — Кулачёк, покажи ему патрон.

— Кулачёк? — Заинтересовался молчавший до этого сталкер. — Та самая Кулачёк?

— Ну. — Хмуро глянула на него Сонька.

— И можешь мне челюсть сломать одним ударом?

— Ну. — Повторила Сонька.

— Да ни в жизнь не поверю. — Смерил он её презрительным взглядом. — Давай так, если получится, я отдам тебе свой рюкзак вместе со всем хабаром. Идёт?

Прежде чем Сонька наделает глупостей, я снова влез в разговор, обращаясь, прежде всего к двум его друзьям, чем к нему. Он удила закусил, и не отступит, но они его могут и отговорить. А нам сейчас различные конфликты совсем не к чему.

— Ребята. — Осторожно начал я. — Вы просто поверьте, она это может. Мы же не в баре, вам ещё сколько до точки идти, а у вас из группы сразу один выпадет. Вам это надо?

Спорщик начал было возмущаться, но старшим в группе был видимо чернявый, потому как именно он, вняв моим доводам, в приказном порядке посоветовал ему заткнуться.

Сонька тем временем передала чернявому патрон, тот осмотрел его и достал свой пистолет.

— Пойдёт?

— Годится. — Согласился я.

— Восемь тысяч за рюкзак и пистолет. — Заявил сталкер.

— Что? — В голос выдохнули мы с Сонькой. — Да в любом баре это барахло максимум штуки за три можно взять.

— Так мы не в баре. — Резонно заметил чернявый.

— Чёрт! — Выругался я. — Не надо было вас от спора отговаривать.

— Не надо было. — Согласился чернявый, а спорщик заржал, довольный такой выгодной сделкой.

Я даже решил сперва отказаться, но затем подумал, что больше на пути может никто приличный и не встретиться, а пистолет, как ни крути нужен. Сонька уже стояла и смотрела на меня, ожидая моего решения. Я, скрипя сердцем, кивнул.

Сонька отсчитала нужную сумму и передала чернявому. Тот снял с себя рюкзак, вытряхнул всё на траву и, кинув Соньке пустой мешок начал распихивать свои вещи по полупустым рюкзакам напарников. Я успел заметить датчик аномалий. Очень редкая вещь. Такие клепали где-то здесь, в Зоне, но где и кто держалось в строгой тайне. У научников тоже были подобные и даже лучше, но они наотрез отказывались их продавать, даже хорошим знакомым.

— Продай. — Ткнул я пальцем в прибор, когда он его поднял с земли.

— Нет. — Отрезал он и я понял, что торговаться бесполезно, точно не продаст.

— Как знаешь. — Пожал я плечами.

Чернявый закончил укладывать свои вещи, выщелкнул из пистолета обойму и по отдельности передал Соньке.

— Патроны запасные нужны? — Весело спросил он.

— Своих хватит. — Буркнул я.

— Очки бы ещё тёмные. — Вспомнила мой наказ Сонька.

— Штука. — Нагло выдохнул долговязый видимо раззадоренный отличной сделкой главного и вытащил из нагрудного кармана очки.

— Что, с дуба рухнул? — Не выдержал я, прекрасно понимая, что даже триста для очков много. — Триста. Больше не дам.

Ладно. — Сник долговязый и протянул очки Соньке. — Только они мужские.

— Мне не на подиум. — Заявила Сонька и, отдав ему деньги, повернулась ко мне. — Всё?

Я кивнул, и мы расстались с барыгами. Причём я обошёл их по самому краю дороги, смотря исподлобья и щурясь якобы от солнца. Всё, я в их глазах навсегда остался трусом, отправляющим на переговоры девушку. Да и плевать. По очереди оглядываясь, пока разбогатевшая тройка скроется из виду, мы дошли до очередного поворота дороги и прибавили шаг.

— Спасибо. — Вдруг заявила Сонька.

— За что? — Не понял я.

— Что отговорил их от спора.

— А что, это не правда? — Изумился я.

— Правда. — Остановилась она. — Только в пятидесяти процентах ударов я ломаю казанки. В любом случае рука на две недели как деревянная, слушается плохо.

— Ну, тогда, пожалуйста. — Улыбнулся я. — Давай остановимся.

— Зачем? — Удивилась Кулачёк.

Я снял свой рюкзак, порылся в нём, достал пачку серебряных пистолетных патронов и отсыпал ей половину, отдав и одну из двух запасных обойм.

— Заряди ими.

Она послушно зарядила запасную обойму серебряными пулями и сунула пистолет за спину, ссыпав оставшиеся патроны в кармашек рюкзака. Я зарядил свою обойму, надел очки, и мы снова тронулись в путь.

За очередным поворотом мы столкнулись нос к носу с ещё одним сталкером. Паломничество у них чтоли? У этого половина рюкзака оказалось забита консервами и вяленым мясом, как будто он в Зону есть ходил, или в супермаркет. Мы без лишних вопросов скупили у него почти все продукты, заплатив при этом совсем не много.

А дальше пошло и поехало. Сталкеры стали попадаться по одному, по двое и целыми группами. Один раз даже почти бегом пронеслись четверо бойцов из «Долга». Мы удивлённо проводили их взглядами, даже не пытаясь заговорить. Раз так торопятся, то даже не посмотрят в нашу сторону. Снобы. Я сплюнул на пыльный гравий.

Что-то явно назревало, столько сталкеров на таком небольшом пятачке мне ещё никогда не попадалось. Настораживал тот факт, что все движутся в одном направлении, а мы совсем в другом.

С группами мы больше в беседу не вступали, поняв, что они, чувствуя своё превосходство, заламывают цены. Зато у одиночек прекрасно купили всё, что нам требовалось, и перекинулись парой словечек. Оказывается ближе к центру назревал какой-то конфликт с группировкой «монолит». Никто рисковать не хотел, поэтому все старались убраться подальше от беспокойных соседей. Я лишь пожимал плечами на эти слухи. «Монолитовцы» всегда были беспокойными соседями, ничего нового. Постреляют маленько, потеряют в боях с другими группировками несколько человек, и снова попрячутся. Что все всполошились?

В итоге этого паломничества на развилку, где нам предстояло решить какой дорогой идти, мы вышли полностью экипированными для длительного перехода и вполне обеспеченные боеприпасами.

Кот по-прежнему следовал за нами, то исчезая из поле зрения за деревьями в поисках мелких грызунов, то появляясь, удивляя своим присутствием проходящих сталкеров. Многие тянулись к нему погладить, но кот как-то сортировал их, и на всём пути подставил свою рыжую спину под руки только четверым сталкерам. От остальных он резво убегал до ближайшего дерева

Последними, уже перед самой развилкой, нам встретилось шесть человек из группировки «Свобода».

— Не ходили бы вы туда! — На ходу бросили они, но ничего объяснять не стали. Протопали мимо, вернувшись к прерванному нашим появлением рассказу, и вскоре у нас за спиной раздался взрыв хохота. «Свобода» оставалось «Свободой» в любой ситуации. Хорошие ребята, только очень уж неуравновешенные.

Мы остановились на опустевшей развилке. Поток сталкеров схлынул так же внезапно, как и появился. Теперь нам предстояло решить вопрос, определяющий на ближайшие пару недель нашу жизнь, а возможно и смерть. Какой дорогой идти? Одна дорога сворачивала на северо-запад и, петляя, пропадала среди редеющих деревьев, другая вела прямиком в Припять, а третья наоборот уходила почти строго на восток, приводя к ЧАЭС

— Ты решил, как мы пойдём? — Спросила после недолго молчания Сонька.

Хорошо ей, она для себя всё уже давно решила и примет любое моё решение. Она идёт спасать брата, и полезет и через центр Зоны, лишь бы быстрее добраться до места. А мне не хотелось лезть в этот муравейник с придурковатыми «Монолитовцами» и особо изощрёнными аномалиями. Но и затягивать наш поход на неделю из-за своей трусости я тоже был не вправе.

И я уже открыл, было, рот выдохнуть, что мы пройдём через ЧАЭС, но окончательное решение приняли за меня. Впереди между восточной дорогой и дорогой на Припять что-то рвануло, и верх взметнулись клубы дыма вперемешку с землёй. Между деревьев замелькали силуэты в тёмных камуфляжах, характерных для группировки «Монолит», и около нас начали взметаться фонтанчики пыли от попадавших в дорогу пуль. А ведь по моим подсчётам до территории «Монолитовцев» было ещё не меньше пяти километров. Мы пригнулись, а когда очередная пуля, пролетев совсем рядом от меня, с характерным чавкающим звуком вошла в ствол дерева позади нас, развернулись и кинулись бежать в обратном направлении.

Вот тебе и дорога на восток.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24