страница7/24
Дата16.05.2017
Размер5.5 Mb.

Кровь артефакта


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   24

Припять

— Как ты думаешь, что это было?

Мы шли уже пару часов по ночному лесу, а Сонька только сейчас задала этот терзавший меня всё время вопрос. Действительно, что? Впрочем, спроси она раньше, я бы не нашёл что ей ответить, а к этому времени у меня оформилось несколько версий. Пусть они местами не выдерживают критики, но другого всё равно нет. Как простыми словами объяснить произошедшее? Сонька видимо себе на этот вопрос так и не смогла ответить, потому, и выдохнула, наконец, его мне.

— Во-первых, — начал перечислять я. — Это могли быть обычные сталкеры, угодившие в какую-то новую аномалию и погибшие, но тут появляются несколько «но». Мы ведь с тобой живы, значит, никакой аномалии там не было, и не даёт покоя мне этот последний крик Шума, он считал, что это с нами что-то происходит. Тут и появляется во-вторых. Во-вторых это могли быть призраки, но мне эта версия не нравится, в Зоне конечно многое может произойти и люди болтают о призраках, но как-то… — Я пошевелил пальцами в воздухе подбирая нужное слово, но так и не найдя перешёл к третьему варианту. — Да и какие-то они неправильные призраки, всему удивлялись, щеголяли новыми технологиями. Короче я склоняюсь к третьему варианту, что это были гости из будущего.

— Я уж скорее в призраков больше поверю. — Фыркнула Сонька, но, немного подумав, произнесла «Хотя…» и замолчала.

Мы быстро шли вдоль дороги, не решаясь выходить ночью на открытое пространство. Быстро относительно вообще ночных передвижений, быстро настолько, насколько нам позволяло наше новое зрение, но всё же медленнее чем днём. Соньке хоть пару часов удалось урвать у сна, а я не спал уже сутки, из которых большую часть провёл в движении, и на меня начала наваливаться какая-то тупая апатия. Тем не менее, я продолжал передвигать ногами, желая, как и Сонька, подальше убраться от места нашей стоянки, поэтому утро нас так и застало, идущими по лесу вдоль дороги.

Когда рассвело до того, что видимость стала превышать полкилометра, мы вышли на дорогу и продолжили путь по ней. По моим подсчётам к вечеру она начнёт поворачивать, огибая мёртвый город. Про «монолит» я уже забыл, думая, что больше их перебитую группировку не увижу, но впереди на дороге вновь появились какие-то нагромождения. Я придержал Соньку рукой, скинул с плеча «винторез» и прильнул к окуляру, успев заметить, что Сонька последовала моему примеру.

На дороге, примерно в километре от нас вновь лежало несколько десятков тел. Их принадлежность определить было трудно с такого расстояния, но по валявшемуся остову сгоревшего вертолёта было понятно, что здесь военные не обошлись малой кровью. Между тел сновала стая чёрных псов, и даже несколько зомби. Я поёжился, повесил винтовку за спину и потащил Соньку с дороги, надеясь, что с такого расстояния нас не успели заметить. Зрение у чёрных псов было отличное, так что на одну надежду уповать было мало, и мы побежали, стараясь как можно дальше углубиться в лес, прежде чем они встанут на наш след. Но хотелось верить в лучшее, что стая, пожиравшая остатки сталкеров, нас не заметила.

Надежда умерла часа через полтора, когда до нас донёсся еле слышный вой нескольких десятков собачьих глоток вставших на след. От этого звука у нас открылось второе дыхание и мы, то, переходя на бег, то, вновь возвращаясь к быстрому шагу, продолжали углубляться в редколесье.

Надо было срочно что-то выдумывать. Никакой речушки или ручья в обозримом будущем не предвиделось, а болото было вообще в другой стороне, и я, скрипя сердце, достал единственную пачку сигарет.

— Иди прямо, не сворачивая вон к тому раздвоенному дереву. — Ткнул я пальцем в кривую берёзу, а сам начал растирать кругляши сигарет в ладонях и, пятясь, посыпать наши следы. Хватило шагов на двадцать. Я повертел в пальцах последнюю сигарету, но, вздохнув, всё же растёр и её. С удовольствием вдохнул тяжёлый аромат табака, которым пропитались ладони, и подошёл к Соньке. Дольше мы бежали цепочкой. Надеюсь, табак их хоть немного задержит.

Сонька опять бежала первой, и я заметил, что она начала забирать заметно левее, как бы выходя на траекторию, параллельную оставленной нами дороге. Что ж, она следовала принятому нами решению идти в обход Припяти, но, к сожалению, обстоятельства изменились, и выбора у нас теперь не было. Нам придётся пройти через мёртвый город, иначе нас догонят, а с такой огромной стаей мне лично сражаться, совсем не улыбается. Было бы там голов двадцать, а так числом задавят и порвут в клочья.

Я окриком вернул Соньку на прежнее направление.

— Ты же не хотел? — Удивлённо оглянулась она, перейдя с бега на быстрый шаг.

— Я много, что не хотел. — Усмехнулся я. — Например, мутировать не хотел, только меня не спросили.

— Может, отобьёмся? — Без особой надежды в голосе спросила Сонька.

— Может и отобьёмся. — Пожал я плечами. — Только риск навсегда остаться здесь мне кажется намного больше, чем риск, которому мы подвергнемся, войдя в Припять.

Сонька больше не стала задавать вопросов, и мы вновь бежали, шли, бежали, и у меня в голове крутилась только одна мысль: в ритм моих шагов и вырывавшегося из груди хриплого дыхания в голове звучало «ско-рей-бы-При-пять».

Позади, как стимул, время от времени раздавался многоголосый вой. Он постепенно становился всё громче и громче, многозначительно говоря о том, что нас догоняют. Лишь однажды мне показалось, что он отдалился, да и то не на долго. Видимо моя уловка с сигаретами если и сработала, то не так эффективно, как я рассчитывал. Что поделаешь, стая — это не одна собака, разбежались в разных направлениях, кто-то да нашёл след.

Я уже даже не знаю, какое по счёту дыхание у нас должно было открыться от непрерывного бега. Мы постоянно менялись местами, чтобы не уставать от давящего напряжения, всегда присутствующего при поиске аномалий, но вскоре уже и это не помогало. Глаза заливал пот, нервы были натянуты в струну и везде мерещились аномалии. Не знаю как Сонька, но я свои камни расходовал нещадно направо и налево, и вскоре у меня их почти не осталось. Я взял несколько у неё и постарался держать себя в руках, но получалось слабо, и вскоре я израсходовал и их. Одно радовало — мы поднялись на очередной холм и остановились, перед нами лежала Припять. Позади, уже в относительной близости, раздался собачий вой.

И всё же мы успели. Едва переставляя ноги, с висящей буквально на пятках сворой злых и голодных мутированных собак мы, обогнув дом, вбежали в подъезд кирпичного девятиэтажного дома, на стене которого я успел заметить табличку с облезшей надписью «Улица Леси Украинки». Вопреки ожиданиям собаки не оставили нас в покое, вступив в черту города, поэтому мы пробежали по узкой улочке, оставив слева низкие цеха какого-то предприятия, а справа ангар какого-то склада. Бежали мы целенаправленно к некогда жилому многоэтажному дому, надеясь, что там, на узких лестничных пролётах, будет легче сдерживать взбешенную свору диких псов.

Мы забежали по заваленной мусором и битым стеклом бетонной лестнице на второй этаж и прильнули к окнам, выходящими туда, откуда мы пришли. Одно дело слышать от кого-то, что чёрные псы не заходят в город, и совсем другое, когда от этого зависит твоя жизнь.

Псы остановились внезапно, словно наткнувшись на невидимую черту, потекли вправо и влево, пытаясь обойти то невидимое, что им мешает пройти, но, так и не сумев пробраться дальше, улеглись на живот, словно древнеегипетский сфинкс. Улица неизвестной мне Леси Украинки оказалась непреодолимым препятствием для них и спасительным рубежом для нас. Мы смотрели на них, а они, задрав чёрные оскаленные морды, на нас. Так продолжалось довольно долго, словно мы пытались переглядеть друг друга или загипнотизировать, пока, наконец, мне не показалась смешной картина сидящих вдоль невидимой черты пяти десятков собак, похожих друг на друга, как две капли воды. Я нервно хихикнул, затем засмеялся, а затем захохотал, нагло глядя в глаза оставшихся с носом тварей, выплёскивая из себя всё накопившееся за последнее время нервное напряжение. Сонька покосилась на меня, улыбнулась, хохотать не стала, но взгляд стал спокойным, без страха загнанного в угол зверя.

Я развернулся спиной к окну, и всё ещё нервно хихикая, сполз по стене на пыльный и заваленный разным хламом пол. Последнее, что я успел отметить, что на полу ещё совсем даже не плохо сохранился линолеум. Затем я просто выключился, сказалась и бессонная ночь, и непонятные сталкеры будущего, и изнуряющая погоня, где мы были в роли дичи. Организм просто взял своё, отправив меня в нокдаун сна.

Сны мне не снились, и проснулся я полностью отдохнувшим. В комнате, где мы расположились, или точнее где я отключился, был полумрак, разгоняемый небольшим костерком, потрескивающим дровами прямо посреди комнаты на очищенном от линолеума пятачке. Я поднял голову и непонимающе огляделся, не сразу придя в себя. Никак не мог сообразить, что за окном, утро, вечер, или ночь, почти неотличимая с нашим новым зрением от вечера? Пришлось обратиться за помощью к Соньке, сидевшей по ту сторону костра. Оказалось, что раннее утро. Солнце ещё не встало, но вот-вот должно было показаться. Я выглянул в окно. Действительно, край горизонта был слабо окрашен розовым. Получается, что я проспал весь вечер и почти всю ночь. Лихо!

— Ложись спать. — Обратился я к Соньке, разминая затёкшее тело, и тут только вспомнил про отличие картинки за окном от той, что я видел вчера. — А когда собаки ушли?

— После заката. — Сонька начала укладываться, но в отличие от меня расстелила спальник. — Тебе что-нибудь снилось?

— Нет.


— Хорошо. — Протянула Сонька и, кажется, сразу уснула.

Я посмотрел на неё, улыбнулся, подкинул в костёр, огороженный битыми кирпичами, небольшой кругляш, бывший когда-то стулом со спинкой, и выглянул в соседнюю комнату. Ничего нового там не обнаружилось, всё тот же бардак, кучи мусора и остатки брошенной мебели, давно пришедшей в негодность.

Я достал счётчик Гейгера и сделал то, что следовало, едва мы сюда поднялись — проверил на наличие радиации. Радиационный фон оказался в норме. Я прошёл по всей квартире, но чего-нибудь интересного обнаружить не удалось. В другие квартиры не пошёл, опасаясь бросать Соньку одну, поэтому подошёл к окну, выходящему на другую сторону дома и выглянул наружу. Окна выходили на улицу, представляющую собой странную помесь неживого и мёртвого. Мёртвого в том плане, что умерло, а неживого в том, что никогда и не было живым. Между скрюченных в самую нелепую форму деревьев были набросаны какие-то бетонные блоки, строительные вагончики, несколько остовов автомобилей, и множество другого мусора неизвестного происхождения. И так насколько хватало глаз. Улица была шириной метров пятьдесят, и в сторону центра тянулись унылые однотипные пятиэтажки.

Я вздохнул и вернулся в комнату со спящей Сонькой, вытащив из своего рюкзака на свет электронную записную книжку «монолитовца» Ну-с, посмотрим, чем они живут. В смысле жили. Я цинично хмыкнул и приступил к чтению.

Отступление: исповедь послушника

Сегодня опять приходили парламентёры «странников», хотя приходили это несколько неверное слово. В голове появилось знание, что парламентёры будут на стадионе, и мы потянулись туда. По личному опыту я знал, что не появиться там, значит обречь себя на мучительные боли. Да, даже наши тела, проведённые через «монолит», оказывается, могут испытывать боль, которую невозможно стерпеть. После обряда очищения от боли при принятии в «монолит» нас всех проверяли, и я помню ту лёгкость, с которой смог отключиться от боли. Я мог контролировать её, мог принять дозировано, мог вообще отказаться, но «странники» смогли нам доказать, что мы знаем о боли не всё.

Так состоялось наше первое знакомство с этими странными созданиями. Когда мы собрались на стадионе, нам в ультимативной форме заявили, что в течение месяца нам надлежит оставить Припять. Ни торгов, ни обсуждения деталей. Только это. Да ещё пропажа двадцати бойцов «монолита». Их просто недосчитались после стадиона.

Никто не паниковал. Зачем паниковать, если «монолит» со всем разберётся? Что ему, вечному, эти мелкие помехи? Сколько их было уже? Даже на моём счету уже две группировки пытались выжить нас из Припяти. И пусть эти «странники» были не обычной группировкой, и мы даже не знаем, как они выглядят, но и наш властелин не тварь дрожащая, руками недостойных сделанная.

Четыре верховных игумена пошли на совет к «монолиту» и вышли оттуда явно не успокоенные. Замкнутые лица, ускользающие взгляды. В результате нам, простым послушникам, пришлось довольствоваться слухами, так или иначе просочившимися, и надо признать, что они были нерадостными. По слухам получалось, что «монолит» обещал разобраться, а такого я раньше не слышал. Раньше он разбирался, а теперь обещал, значит, не был уверен в своих силах?

За рутинной работой во благо «монолита» месяц прошёл незаметно, но я не видел никакой подготовки к переселению, а значит, не смотря на мрачные лица верховных игуменов, можно было предположить, что вопрос решен. Оказалось, нет.

На сегодняшнем собрании нам было заявлено «странниками», что у нас в распоряжении три дня, после чего они приступят к дератизации. Что такое дератизация я помнил, но какое отношение мы имели к грызунам и их травлению? Думать о том, что под грызунами они имели в виду нас, решительно не хотелось.

Верховные игумены опять потянулись к властелину, приказав нам не расходиться. Вернулись быстро, принеся вполне прогнозируемое, но, тем не менее, неожиданное решение «монолита» о том, что мы в кратчайшие сроки должны свернуть всю свою деятельность и покинуть Припять и прилегающую к ней территорию в радиусе десяти километров.

Приказы властелина не обсуждаются, а потому мы потянулись к своим кельям собирать вещи. После этого, все занятые в разработках посетили лаборатории. Я лично забрал свой «ускоритель давления». Единственный экземпляр, прототип. Расстрелял оборудование и двинулся к месту сбора. Впереди неизвестность, но верховные игумены пообещали, что «монолит» призовёт нас, когда мы понадобимся, а пока ему надо подумать. Сроков не называли, и мы, разбившись на отряды разной численности, начали просачиваться в разных направлениях на сопредельные территории.

Припять (продолжение)

Я задумчиво выключил блокнот. Записей было ещё пять, но, мельком глянув предпоследнюю, я понял, что о происходящих в Припяти событиях ничего не найду. Только личное и служебное. Ну, будет время, посмотрю, конечно, но не сейчас. Сейчас надо проанализировать и разложить по полочкам полученную информацию.

Что получается? Получается, что ползущие по Зоне слухи не врут, и в Припяти завелась новая группировка, причём такого масштаба, что «монолит» безоговорочно покинул мёртвый город. Что же это за люди такие? Или не люди, раз могут такое? Сразу вспомнился фантом летающей тарелки. Интересно, это как-то связано? Впрочем, зачем инопланетянам Зона или если перевести на русский — нафига козе баян? В общем, прояснив одно, я получил кучу других вопросов. Ясно то, что из города надо сваливать как можно быстрее, пока мы не попали в поле зрения этих «странников». По спине пробежал холодок от ощущения, что обо мне уже всё знают: где я, кто я. Сильно захотелось разбудить Соньку и убраться отсюда подальше, но, во-первых, прошёл всего час, как она спит, а во-вторых, я же спал чуть ли не двенадцать часов и ничего, никто не пришёл и не предъявил нам ультиматум.

Я какое-то время побродил по квартире, время от времени выглядывая в разные окна. В один из таких моментов на самой границе видимости мне показалось какое-то шевеление. Быстро скинув с плеча «винторез» я прильнул к окуляру, но так ничего и не увидел, толи некто успел скрыться, толи показалось.

Оторвавшись от окуляра, я сразу же прилип к нему снова, так как вновь заметил какое-то шевеление у дальних домов. Как и в первый раз в оптике уже никого не было, хотя теперь я был готов поклясться, что мне это не показалось. Замерев у окуляра, я простоял, наверное, минут десять, решив, во что бы то ни стало увидеть, кто или что там ходит, но не зря говорят, что самое трудное — это ждать и догонять. На одиннадцатой минуте я плюнул на это занятие, решив, что раз оно ходит там, а не под моими окнами, то и непосредственной угрозы не несёт, и вернулся в комнату со спящей Сонькой.

Ещё час я просто ходил из угла в угол, сидел, прислонившись к бетонной стене с остатками выцветших обоев, и подкармливал костёр мелкими остатками деревянной мебели, чтобы дым был не сильным. Потом мои мысли вновь вернулись к замеченному движению в конце улицы. Подняв с пола «винторез» я прошёл в соседнюю комнату, но на сей раз ни обычным зрением, ни через оптику ничего подозрительного не заметил. Поближе бы подобраться, только в свете открывшихся подробностей бегства «монолита» мне хотелось идти только в одном направлении, и это точно было не в сторону подозрительных движений.

Еле слышный короткий шаркающий звук с верхнего этажа я услышал, когда уже зашёл в комнату со спящей Сонькой. Хорошо бы списать его на разыгравшееся воображение, или какие-либо естественные звуки в мёртвом городе, но я знал, что если начну не доверять своим глазам и ушам, то это плохо кончится.

Я аккуратно вытащил из Сонькиного рюкзака пистолет-пулемёт и, на всякий случай, зажав ей рот ладонью, настойчиво потряс за плечо. Она дёрнулась, открыла глаза, и я сразу прижал палец к губам, показывая ей, чтобы вела себя тихо.

— У нас гости. — Я убрал ладонь с её рта и вручил ей MP–5.

Она глазами спросила подробности, но я и сам не знал, чего ждать, поэтому просто пожал плечами и указал пальцем на потолок. Она кивнула, и мы аккуратно вышли в коридор. Я переложил пистолет из-за спины в карман ветровки, а «винторез» переключил на автоматический огонь. Эх, кабы знать, что нас загонят в Припять, подобрал бы «калаш» с какого-нибудь трупа.

Сонька остановилась в проёме двери ведущей в комнату, держа на мушке выход на лестничную площадку, а я встал прямо напротив выхода. Двери в привычном понимании этого слова не было, просто Сонька пока я спал, содрала какую-то межкомнатную дверь и заслонила ей проход с лестничной клетки в квартиру, для надёжности подперев её небольшим сервантом. Сейчас я напряжённо всматривался в щель между дверью и косяком, надеясь первым увидеть пожаловавших гостей.

Увидел я, конечно, их первым, но помогло мне это мало. В щели мелькнула чья-то нога, и сразу последовал чудовищный удар по нашей хлипкой преграде между лестничным пролётом и квартирой. Будь дверь из цельных досок, меня бы, наверное, ей и пришибло, а так она разлетелась на несколько кусков ДВП и сломанных деревянных брусков.

Я интуитивно отвернулся, заслонившись плечом, и потерял драгоценную секунду. Ещё секунду я потерял, когда, повернувшись, увидел вошедшего. Я ожидал увидеть кого угодно, кроме оборотня, хотя по силе удара в дверь уже можно было догадаться, кто к нам пожаловал. Тем не менее, я простоял эту лишнюю секунду, пытаясь принять новые правила игры и плакал бы наш эффект неожиданности, если бы не Сонька. Стоя в проёме двери, она была защищена от летевших обломков, а потому сразу открыла огонь, едва дверь разлетелась. Думаю, она даже не успела сообразить, кто стоит за дверью, это и спасло нам жизнь. Если бы ещё и она замерла, оценивая изменение обстановки, то ворвавшийся оборотень порвал бы нас на мелкие лоскуты, а так он влетел в коридор и получил практически в упор сразу патронов десять девятого калибра. Это его отбросило обратно к дверям и замедлило движения, но не остановило, поэтому он почти сразу вновь оказался посреди коридора. Я к этому времени уже отбросил бесполезный в данной ситуации «винторез» и, вытащив из-за пояса пистолет, выщелкнул обойму, судорожно шаря в нагрудном кармашке обойму с серебряными пулями.

Сонька выстрелила ещё десять пуль, что вновь остановило монстра и дало мне время на перезарядку. Сделав первый выстрел навскидку, лишь бы сбить серебром темп, я прицелился. Голова, сердце. Этого должно хватить. Оборотень начал медленно оседать на пол, и Сонька прекратила стрелять, тоже отбросив автомат и скрывшись в комнате с нашими вещами. Видимо, её обоймы с серебряными пулями лежали в рюкзаке. Непредусмотрительно.

В ушах звенело от грохота выстрелов в замкнутом помещении, а я продолжал держать дверь на мушке, ощущая, как по виску стекает холодная капля пота. Всё когда-то происходит впервые, например вот эта встреча с оборотнем. Наслышан был сильно, потому и узнал его сразу по белесому, словно покрытому инеем оттенку кожи, а вот видеть довелось впервые. Что ж, наконец-то серебряные пули пригодились по прямому назначению, а то раньше всё больше разменной монетой служили, то на еду променяешь, то ещё на что-нибудь у тех, кто ходит глубоко в Зону.

Звон в ушах начал проходить, и я услышал, как Сонька роется в рюкзаке и перезаряжает пистолет. Больше никаких посторонних звуков. Сонька передёрнула затвор, и почти сразу раздалось подряд три выстрела. Я вбежал в комнату и замер в дверях: прямо у окна лежал ещё один труп оборотня, видимо, запрыгнуть в окно второго этажа для него было плёвым делом.

— Держи дверь. — Не отрывая настороженного взгляда от окна, бросила Сонька.

Я, пятясь, отошёл от двери и замер, держа дверной проём в прицеле. Теперь мы оба находились в одной комнате, первоначально выбранной в качестве убежища, и держали на прицеле оба возможных пути проникновения к нам. Вокруг по-прежнему стояла тишина, но я знал, что она обманчива, оборотни держаться только нечётным количеством. Один, три, пять. Один уже отпадает, значит остался либо ещё один, либо ещё три. Ох, не хотелось бы мне, чтобы их осталось ещё три, как завалятся все разом. Даже думать об этом не буду.

Рука, державшая пистолет начала понемногу уставать, и кончик ствола стал мелко подрагивать. Я осторожно перехватил рукоятку второй рукой. Стало легче, но ненадолго, тем не менее, я продолжал настороженно держать дверной проём в прицеле «гюрзы», прекрасно зная бесшумность передвижения этих тварей. Он мог уже стоять у стенки сразу за дверью, но мы так и не узнаем этого, пока он не появится в проёме. Видимо сама

Зона мне помогает, раз я услышал сверху шаркающий звук и успел разбудить Соньку, прежде чем эти твари ворвались в квартиру.

Я знал, что Сонька сейчас так же настороженно держит в прицеле окно. Что выберет оборотень? Оборотень выбрал дверь. Мелькнул смазанный от скорости белёсый силуэт, и я с запозданием нажал на спуск. Сразу ещё раз, но снова с запозданием, оборотень проскочил и оказался уже у стены, оттолкнулся от неё задними конечностями, увеличив и так запредельную для человека скорость и, словно выпущенный из пушки снаряд, полетел на меня.

Я снова выстрелил, кажется, попал, но остановить такую тушу, летящую на меня с бешеной скоростью, эта пуля уже не смогла. Сзади раздался ещё один выстрел и летящий на меня монстр немного изменил траекторию, но недостаточно, чтобы избежать столкновения со мной. На моё правое плечо обрушилось двести килограмм и в оставшиеся несколько мгновений, прежде чем меня впечатало в стену, я успел понадеяться, что эти двести килограмм уже мертвы.

Кажется, болело всё тело, но, немного полежав, я понял, что болит только правое плечо и голова. Я осторожно пошевелился, и, поморщившись, дотронулся до шишки на голове. Поднёс руку к глазам и с облегчением выдохнул — крови не было.

— Холодного ничего нет, извини. — Я осторожно повернул голову, оказывается, рядом всё это время сидела с сочувствующим видом Сонька. — Но можешь приложить тряпку с мочой, помогает.

— Нет уж, спасибо. — Хмыкнул я, покосившись на смутившуюся Соньку. — Долго я в отключке был?

— Нет, минут шесть. — Сонька полезла в рюкзак и начала перезаряжать пистолет.

— Держи серебро всегда рядом. — Напомнил я, вспомнив, как она в ответственную минуту побежала за серебряными пулями к рюкзаку.

— Хорошо. — Буркнула она. — Я вообще думала, что это блажь, никто из моих знакомых, кому я могла безоговорочно доверять, оборотней не видел, и я, в конце концов, решила, что это легенда Зоны, коих сам знаешь несчётное количество.

— Не легенда. — В отличие от Соньки у меня такой знакомый был, и с тех пор, как он с ними столкнулся, я тоже начал запасаться серебром.

— К сожалению. — Согласилась Сонька, закончив перезаряжать обойму с серебряными пулями и сунув её в нагрудный кармашек куртки, а в пистолет вставив с обычными.

— Думаешь всё? — Я, кряхтя сел, прислонившись к холодной стене спиной и ушибленным местом головы. Стало полегче.

— Надеюсь. — Она пожала плечами и ткнула дулом пистолета в труп оборотня, валявшийся около меня. — Эти вломились в течение трёх минут, так что я думаю, что если бы были ещё, они бы уже пожаловали.

— Твоими бы устами… — Вздохнул я и поднял с пола свой пистолет.

— Надо уходить отсюда. — Она сходила и принесла с коридора брошенный мной «винторез» и принялась перезаряжать свой MP–5.

— Надо. — Согласился я, тяжело поднимаясь. — Только надо сперва осмотреть окрестности. Давай поднимемся на девятый этаж, глянем, как лучше нам отсюда выбираться.

— Пошли. — Поддержала меня Кулачок и мы стали осторожно пробираться по бетонным ступеням на верхний этаж, останавливаясь и страхуя друг друга перед каждым поворотом и опасливо косясь на выломанные проёмы, ведущие в шахту лифта.

Поднявшись на девятый этаж и тщательно его, проверив на наличие радиации и оборотней, мы немного успокоились, и я задал Соньке терзавший меня с утра вопрос:

— А кто это, Леся Украинка, чья улица вчера нас спасла от чёрных псов? Ты ведь местная, должна знать.

— Поэтесса. — Удивлённо посмотрела Сонька на меня. — А тебе зачем?

— Просто стало интересно. — Пожал я плечами. — Обычно персонажи, которыми нарекают улицы, всенародно известны: Ленин, Матросов, Гагарин, а тут вот… Это псевдоним у неё?

— Да. — Сонька подошла к окну и, скинув винтовку с плеча, начала осматривать окрестности. — Причём имя тоже псевдоним, а вообще она Лариса Косач.

— И как ты всё помнишь? — Хмыкнул я и, уйдя в соседнюю комнату, окна которой выходили на другую сторону, тоже приступил к осмотру местности.

— А центр-то ты зачем осматриваешь? — Удивилась Сонька, заглянув в мою комнату, и улыбнулась. — Достопримечательности ищешь?

— Ага. — Поддержал я её шутку. — Там пока ты спала какая-то достопримечательность бегала, но со второго этажа мало что видно было, думал отсюда удастся что-нибудь разглядеть, да видимо уже поздно.

— Где? — Вмиг стала серьёзно Сонька и подошла к моему окну.

— Вон тот дом, за которым виднеется угол гостиницы. — Дал я координаты, а сам ушёл в третью комнату. Честно говоря, это направление нам вообще нужно не было, просто захотелось взглянуть на панцирь четвёртого энергоблока с толстой трубой, огарком свечи направленной в небо. Когда ещё представится такая возможность? Не думаю, что я когда-нибудь захочу сюда возвращаться. Выставив оптику на максимальное приближение, я начал осматривать море зелёных, желтеющих и краснеющих деревьев, густо разросшихся как в городе, так и за его пределами. Затем тщательно обсмотрел виднеющуюся часть ЧАЭС и остался разочарован. Я ожидал чего-то шокирующего, гротескного, чего-то такого, что «ах», а увидел ангар, обложенный серыми металлическими плитами, такую же серую облезшую трубу и такие же невзрачные коммуникации. Впрочем, вероятнее всего я был не прав и вблизи вся эта мешанина старого радиоактивного бетона и железа вызовет шокирующее восхищение, но ближе я подходить не собирался.

Я вздохнул и уже собирался вернуться в комнату с Сонькой, когда мои глаза вычленили из общей массы городского уныния какое-то несоответствие. Вновь пройдясь взглядом по пятиэтажкам напротив, я, на сей раз, сразу увидел то, что привлекло моё внимание: в просвете между двумя домами виднелась ещё одна «хрущёвка», стоявшая где-то на перпендикулярной улице и в её окнах не было рам. Совсем. Я бы ещё понял, если бы их не было в нескольких, может, кто на дрова пустил, город хоть и мёртвый, но не необитаемый, но так чтобы сразу везде… Такому я не смог найти разумного объяснения. Хотя последнее время я многому не могу найти разумного объяснения. Такое впечатление, что как только я решил помочь Соньке в её походе, как мне в бонус Зона выдала весь свой запас удивительных вещей за пятилетку. Я почесал макушку, делая мысленно в мозгу заметку, что надо бы сходить посмотреть на странный дом и вернулся к Соньке, продолжавшей смотреть в ту сторону, куда я ей указал.

— Никого?

— Никого. — Вздохнула она и повернулась ко мне, закинув винтовку на плечо. — Пошли отсюда?

— Может, поедим сначала? — Внял я ворчанию желудка.

— И что? — Недоверчиво посмотрела она на меня. — Ты будешь есть в доме, где три трупа оборотней?

— Нет, конечно. — Я подошёл к своему рюкзаку и закинул его на здоровое плечо. — Тем более что выстрелы могли ещё кого-нибудь привлечь.

Мы, поминутно останавливаясь и прислушиваясь к тишине подъезда, вышли наружу. Солнце уже стояло высоко и, похоже, эту ночь нам тоже предстоит провести в городе. Потеряем по времени немного, зато спать будем не под открытым небом, а практически с комфортом, по крайней мере, крыша над головой будет.

— Нам туда. — Остановил я свернувшую, было налево Соньку, и махнул рукой в противоположную сторону.

— Мне казалось, что мы хотели поскорее выбраться из города, а ты предлагаешь идти почти в сторону центра. — Сонька удивлённо посмотрела на меня. — Что изменилось?

— Хочу кое-что проверить. — Не стал уточнять я.

— Оно того стоит? — Скептически посмотрела на меня Сонька.

— Не знаю. — Честно ответил я. — Просто нам, так или иначе, придётся эту ночь снова провести в Припяти. Не спорь, так будет лучше. — Остановил я попытавшуюся что-то возразить Соньку. — Поэтому мы успеем посмотреть то, что меня заинтересовало и дойти до окраины города, где и переночуем. Хорошо?

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь. — Сонька вздохнула, покачав головой, и пошла за мной.

Мы медленно перешли широкую улицу, и зашли во двор пятиэтажки, практически вжимаясь в серые бетонные плиты и настороженно вертя головами по сторонам. Вблизи всё оказалось ещё страшнее, чем я себе представлял, глядя из окна угловой девятки на пустынную улицу. Многие деревья если и имели листья, то избавились от них явно до срока и теперь стояли, словно колонны скульптора-сюрреалиста, выгнутые и перекрученные, обвиняющее указывая в небо. Ноги мягко ступали в приличный слой пыли, видимо «монолит» за всё время так и не сумел обжить всё пространство мёртвого города, а может, им это и не нужно было. Повсюду был строительный мусор и брошенная техника, и на всё это время наложило неизгладимый отпечаток ветхости, ржавчины и неодолимой тоски.

Масло в огонь ещё подливала неестественно зелёная трава, время от времени пробивающаяся словно лишай сквозь трещины асфальта и плит. Казалось бы, что зелёный цвет живой травы должен отстранять от пустынности и заброшенности местности, но получалось наоборот, она словно подчёркивала ту ветхость, которая нас окружала.

Мы прошли мимо не то садика, не то школы и уже почти дошли до нужной пятиэтажки (осталось только обойти один дом, стоявший под углом к остальным), когда по Припяти пронёсся громкий звук, больше всего напоминающий заводской гудок советской эпохи. Ничего хорошего он для нас нести не мог, тем более что я пришёл к выводу, что этот звук имеет не механическую природу, а ни один из известных мне мутантов так кричать не мог, значит это кто-то новенький. Или «странники».

У меня по спине пробежал холодок и я, схватив Соньку за руку, поволок в дом, намереваясь вновь скрыться от неизвестного трубача в подъезде. Сонька не возражала, и лишь попав в подъезд, ехидно поинтересовалась:

— Ну, всё ещё хочешь идти туда?

Я пропустил колкость мимо ушей и потащил её на пятый этаж, не желая больше встречать нежданных гостей в окно, но так высоко нам забраться так и не удалось — между третьим и четвертым этажом спокойно расположилась «жарка». Пришлось довольствоваться третьим этажом, и я лишь понадеялся, что прыгучесть оборотней так далеко не распространяется.

Звук повторился уже значительно ближе, подтверждая моё предположение о естественном происхождении, и мы, забившись в какую-то большую комнату с разбитым трельяжем, обложились оружием, предварительно забаррикадировав дверь подобно предыдущей квартире. Я даже вытащил из рюкзака одну боевую гранату, подумав, что монстр, издающий такое, может представлять серьёзную угрозу. Сонька одобрительно хмыкнула, увидев ребристую сферу, и взяла в прицел входную дверь. У меня появилось мимолётное ощущение дежавю, быстро впрочем, пропавшее, и я взялся за пистолет, по-прежнему заряженный серебром.

Так мы просидели, наверное, минут десять, пока мне это всё не надоело. Ну не чувствовал я опасности. Может это глупо и безрассудно, но я поднялся и подошёл к окну. За то время, пока мы сидели, бестолково держа на прицеле входную дверь, гудок ещё раз пронёсся по мёртвому городу, правда вроде бы на том же удалении, что и раньше.

Я высунулся из окна и посмотрел туда, откуда мы пришли. Двор в той стороне был по-прежнему пустынен, тоскливо серея потрескавшимся асфальтом. Я перешёл ко второму окну оказавшейся торцевой квартиры и осмотрел прилегающую территорию с нового ракурса. Отсюда между домами была видна и какая-то улица, перпендикулярно уходящая, в общем-то, в нужную нам сторону, но проходящая слишком близко к центру. Я замер на мгновение, а затем бросился к своему «винторезу».

— Что там? — Заинтересовалась Сонька моим рвением.

Я не ответил, так как сам не знал, как описать увиденное, и она, посидев ещё немного на полу, не выдержала и присоединилась ко мне, сняв с плеча свою СВУ. А посмотреть было на что: по виднеющейся улице шёл народ. Так это выглядело обычным зрением, и только припав к окуляру оптического прицела, удалось рассмотреть детали. По улице шли зомби. Много зомби. Моё удивление от наличия в мёртвом городе людей переросло в крайнюю степень удивления, выраженное вслух на русском матерном. Сонька, кажется, тоже выдала что-то подобное. Наверное, мы были единственными, кто видел такое.

Обычно зомби встречаются количеством не больше пяти экземпляров, чаще вообще по одному, а здесь шла целая толпа мертвяков. При всём при этом я бы ещё понял, если бы они шли в одном направлении, но большая часть их шла в одну сторону, а меньшая обратно, словно обычные люди в обычном городе спешат по своим делам.

Мы продолжали наблюдать за странным шествием, и я переводил окуляр от одного зомби к другому, рассматривая детали. Были среди идущих и совсем свежие экземпляры, ещё не имевшие на открытых участках кожи отпечатка гниения. Одеты они были в довольно свежую, хоть и поношенную одежду. Я отметил, что в основном «молодые» зомби были одеты в форму «монолита», видимо не только с военными и свободными группировками им пришлось столкнуться на пути своего переселения. Стало даже, как-то немного жаль этих людей. Бывших людей. Изредка мелькали и сильно потрёпанные «нежизнью» экземпляры в обтрёпанных грязных лоскутах, бывших некогда добротной одеждой. Зачастую эти экземпляры недосчитывались какой-либо руки или её части. Но всё же основная часть идущих состояла из довольно прилично выглядевших зомби, насколько это вообще применимо к ним. Конечно, одежда почти на всех висела грязными лохмотьями, но все части тела были на месте.

И всё же, не смотря на столь разительные отличия, в этой целенаправленно бредущей толпе было нечто общее — лица. Ни одного осмысленного выражения, да собственно и откуда им взяться, мозги-то протухли. Движутся на одних инстинктах, точнее на одном — есть. И что получается? Одни идут есть в одну сторону, а другие в другую? Что-то не стыкуется.

Я попытался припомнить всё, что знаю об этой нежити, но помогло это мало. Видимо правила игры в Зоне опять поменялись. Жаль, новые правила всегда влекут за собой новые жертвы. Надеюсь, не смотря на то, что мы видимо, оказались в самом эпицентре изменяющихся правил, что этими жертвами будем не мы.

Я, задумавшись, уже автоматически переводил оптический прицел с одного лица на другое, неизбежно натыкаясь на тупое и бездумное выражение лица-маски, как вдруг что-то меня отвлекло. Я вернул оптику на шаг назад. Не то. Ещё в сторону. Снова не то! Показалось? Да чёрта с два! Искать, искать! Вот оно!

Среди тупых рыл зомби, спешащих по своим непонятным делам, мелькнуло знакомое лицо. Я присмотрелся и за грязными разводами и трупными пятнами с удивлением узнал Троса, того, кого мы в данный момент и идём выручать не то из аномалии, не то ещё из чего-то.

Не удержавшись, я сматерился и прикусил язык. Только бы Кулачёк не увидела своего брата, только бы…

— Ты прав. — Поняв по-своему моё восклицание, тихонько прошептала Сонька. — Такого количества зомби ещё наверняка никто не видел. Куда они все идут?

— Не знаю. — Мой голос дрогнул и, откашлявшись, я продолжил. — Да и не хочу знать, нам тоже надо двигать отсюда.

— Подожди, а как же то, ради чего ты меня тащил сюда? — Удивилась Сонька. — Уже посмотрел? Тогда может, скажешь мне, зачем мы так рисковали?

— Чёрт, совсем забыл. — Соврал я. Ну не говорить же ей, что я просто хочу увести её отсюда.

Пришлось снова браться за винтовку и, перейдя в соседнюю комнату, осмотреть дом. Одно радовало, Сонька видимо вдоволь насмотрелась на марширующих зомби и осталась просто стоять рядом. Едва глянув на дом, я вновь чуть не сматерился. Помимо оконных рам в нём не было ничего. Вообще ничего. Все бетонные перекрытия, составляющие стены, потолки, и лестничные пролёты панельного дома отсутствовали. Почти напротив нас стояла пустая пятиэтажная коробка из грязно-серых бетонных плит. В узкие из-за острого угла щели окон первого этажа была видна земля с наростами каких-то кристаллических образований серого цвета.

Не иначе тоже дело рук всё тех же «странников». Что-то чересчур бурную деятельность они развернули, едва «монолит» покинул свои владения. Понятно, что бетонные конструкции пятиэтажки понадобились «странникам» для постройки той самой башни, про которую нам говорили странные сталкеры из будущего. Непонятно, как эти самые «странники» умудрились выколупать (другого слова у меня не нашлось) всю начинку дома. Не через окна же. Ещё одна странность была в том, что после всего этого дом остался стоять. По всем законам физики он должен был сложиться словно карточный домик от порыва ветра.

— Всё, пошли! — Я закинул винтовку на плечо и направился к двери.

— Что увидел-то? — Сонька догнала меня и пошла рядом.

— Дом без внутренностей. — Сухо ответил я. — Просто наружные стены в пять этажей.

— Ну и что? — Остановилась Сонька. — Из-за этого стоило сюда идти? Подумаешь, одной загадкой больше. У нас сейчас другие планы.

— Да, другие. — Рассеянно пробормотал я, вспомнив увиденного в колонне зомби Троса. — Только я не думаю, что это такая уж и загадка. Началось строительство башни, о которой упоминали сталкеры.

— Ну и что? — Вновь повторила Сонька, нагнав меня. — Нас-то это не касается.

— Как знать. — Задумчиво пожал я плечами и решил сменить тему. — Как думаешь, какой временной разрыв был между нами и теми сталкерами из будущего?

Мы спускались по покрытым толстым слоем пыли ступенькам, и я поймал себя на мысли, что автоматически считаю их. Похоже, нервничаю. Усилием воли заставив себя перестать их считать, я оглянулся на Соньку, так и не удосужившуюся ответить.

— Года три. — Произнесла она, встретив мой взгляд. — А вообще, откуда мне знать? Может и все десять.

Вот и поговорили. Я сплюнул под ноги и слюна, мягко провалившись в слой пыли, исчезла из вида. Честно говоря, хотелось поговорить на отвлеченные темы, чтобы хоть ненадолго забыть увиденное, чтобы не идти вперёд с ощущением бесполезности. Действительно, зачем теперь куда-то идти, если тот, кого мы ищем мёртв? Зачем все эти телодвижения? Может плюнуть на неудобство ситуации и рассказать ей всё? И что это изменит? Она мне просто не поверит, скажет, что я обознался, потом психанет, скажет, что я просто не хочу идти или того хуже — боюсь, и пойдёт одна. А отпускать её одну это уже хамство. Нет уж, пусть сама всё на месте узнает. Так что решено, буду молчать.

Мы вышли из подъезда и, не выходя на улицу, дворами тронулись в обратный путь. День перевалил за середину и скоро уже будет пора подумать о ночлеге. Впрочем, я уже решил, что ночевать будем на окраине города, так что просто остаётся придерживаться этого плана и дойти к вечеру до этой самой окраины.

Через несколько минут мы были уже возле дома, соседствующего с той девятиэтажкой, в которой мы провели сегодняшнюю ночь и в которой сейчас лежало три трупа оборотней. Я замедлил шаг, а, подойдя к углу дома, остановился совсем и осторожно выглянул, оглядывая окрестности. Ожидая увидеть привлечённых нашими выстрелами каких-нибудь тварей, я испытал огромное облегчение, никого не обнаружив. Не хотелось бы огибать по широкой дуге дом или того хуже выходить на открытую всем ветрам и взглядам улицу, чтобы обойти опасное место. Видимо «странники» не только «монолит» из Припяти выперли, но и всех остальных тварей подспудно. Странно, что остались зомби и оборотни. Хотя, если подумать, ничего странного: зомби — рабочая сила, а оборотни — охрана. У меня пробежали мурашки по спине от мысли, что оборотней здесь собралось столько же, сколько и зомби. Сразу расхотелось оставаться на эту ночь в городе, но время было упущено и ничего другого нам не оставалось. Лучшего варианта мы не найдём, а вот хуже — пожалуйста.

Мы вышли из-за угла и, осторожно обходя подъезды, прошли дом с тремя трупами оборотней. К нашему немалому облегчению никто из подъездов не выпрыгнул и засаду не устроил, поэтому спустя пару минут мы уже удалялись от него, оставляя за спиной. Впрочем, оглядываться время от времени мы не забывали.

Тем временем распогодилось знатно. Солнце выбивало своими лучами из домов и старого бетона осеннюю прохладу, словно пытаясь наверстать упущенное за лето или запастись впрок перед долгой зимой. Повсюду воздух дрожал от поднимавшегося вверх марева, и казалось, что Припять просто перенасыщена аномалиями. Хотелось расслабиться и подставить лицо тёплым лучам осеннего солнца, но я настойчиво гнал от себя такую мысль, ведь среди дрожащего от марева воздуха могла на самом деле притаиться аномалия. Да и об оборотнях забывать не стоит, как впрочем, и о других опасностях, прямых или косвенных.

Поэтому пришлось выбросить из головы все мысли и осторожно пробираться вперёд, время от времени кидая камень в слишком уж подозрительное марево. Выработанный за годы, проведённые в Зоне, инстинкт заставлял кидать камни едва ли не во весь попадающийся дрожащий от испарения воздух, поэтому шли мы медленно, но верно, постепенно приближаясь к намеченной окраине города.

Вопреки логике, по мере удаления от центра города количество аномалий только прибавилось и с каждым кварталом становилось всё больше и больше, поэтому наше передвижение замедлилось до предела. То и дело встречались парные аномалии или парно-переходящие, например с одного края «молния» а с другого «молот». Надежда всю дорогу прокрасться вдоль домов, перебегая от одного к другому, давно умерла, поэтому мы петляли в такт аномалиям, выискивая наиболее безопасную дорогу и как можно чаще осматривая пустые глазницы мертвых домов на предмет засады.

Солнце уже начало клониться к закату, когда за спиной раздался уже знакомый, но от того не менее страшный вой-гудок. Я вздрогнул и интуитивно обернулся, выставив перед собой надёжный «винторез», словно ощетинившийся дикобраз. Сонька тоже остановилась и подняла автомат, но, вспомнив, что это за звук опустила. Я, подумав, последовал её примеру. Звук был хоть и громкий, но всё равно чувствовалось, что он доносится издалека. Что это? Рабочий день «странников» кончился? По крайней мере, именно такую ассоциацию он вызывал в моём мозгу.

— Пошли, пошли. — Нарушил я затянувшееся молчание и, подавая пример, вновь двинулся вперёд. Нам предстояло совершить рывок через очередную широкую улицу, чтобы дворами выйти к северо-западной окраине города.

Завернув за ближайший дом, я прокрался вдоль его торца и внимательно просмотрел улицу в оба конца, затем снял с плеча винтовку и проделал то же в оптический прицел. Не заметив ничего опасного, я, не оглядываясь, махнул рукой, и мы понеслись через улицу, практически вжимаясь в потрескавшийся и местами поросший травой и мелкими деревьями асфальт. Ничего неожиданного не произошло, и я облегчённо выдохнул. Видимо эта расслабленность меня и подвела. Посчитав самый опасный участок пути пройденным, я спокойно прошёл между «хрущёвкой» и девятиэтажкой и вышел на заросший двор, в конце которого виднелся забор детского сада.

Словно ожидая именно нашего рывка, откуда-то из-за спины раздался грохот выстрелов сразу нескольких стволов и по асфальту, высекая искры и противно взвизгивая, застрекотали очередью пули. Глаза сразу нашли укрытие — несколько рядов уложенных в стопку плит и мы быстро юркнули в спасительный лабиринт. Проход был узким и высоким, защищая нас от случайного наблюдателя или его пули, если у него появится желание по нам стрелять. Хотя, что значит «если», уже появилось. Интересно кто это и чем мы ему не угодили? А может и не конкретно нас они здесь ждали, просто нашли паутину, в которую при определённом стечении обстоятельств обязательно попадётся какая-нибудь муха, даже такая опытная как я или Кулачок.

В общем, хотел я сделать как лучше, но получилось как всегда. Я пробежал один ряд плит, вбежал в другой и остановился как вкопанный — прямо посреди прохода удобно расположилась «жарка». Сонька на моё резкое торможение среагировать не успела и на полном ходу врезалась в меня, от чего я едва не влетел носом в аномалию. Обламывая ногти, удалось зацепиться за плиты и затормозить падение, в результате чего я отделался лишь опалёнными бровями да сломанными до крови ногтями на трёх пальцах.

Тяжело дыша, я привалился спиной к плитам и подул на пальцы. Мля, больно! Неизвестные стрелки, потеряв нас из вида, перестали стрелять. Хотя это как раз ненадолго, сейчас наверняка перейдут к другому окну, выходящему напротив входа в лабиринт плит и нашпигуют нас пулями как в тире. Надо выбираться из этого тупика. Я пробежал к началу плит и осторожно высунул голову, пытаясь определить, откуда по нам стреляли. Вновь зазвучали выстрелы, и я сразу спрятался обратно, успев заметить, что стрелок расположился на четвертом этаже. Именно стрелок, так как заработал всего один автомат. Значит остальные пошли, скорее всего, к окнам, из которых нас будет видно, и если я не ошибаюсь, для этого им надо перейти в соседний подъезд. По времени это займёт около минуты, секунд десять из которых уже прошло.

— Я беру на себя пятый и четвертый этаж. — Снял я с плеча «винторез» и присел, заняв удобную позицию. — А ты бери третий, второй и первый, хотя я думаю, что на первый они соваться не будут.

Получилось, что при сидячем положении нас можно было увидеть только из двух вертикальных рядов окон. Это уже неплохо.

Сонька молча последовала моему примеру и над Припятью воцарилась звенящая тишина, нарушаемая лишь шумом в голове от прокачиваемой сильными толчками крови. Казалось, секунды тянутся бесконечно, и я начал уже опасаться, что мой расчёт неверен и стрелки пошли не к окнам, а подбираются с боков к плитам, когда в окнах четвертого этажа мелькнула чья-то голова. Я, почти не метясь, нажал на курок. Не попал, но голова спряталась. Интересно, сколько их там? Если больше двух, то придётся туго — пока двое будут отвлекать нас мельканием в окнах, третий может и пальнуть.

Почти сразу выстрелила и Сонька.

— Какой этаж? — Быстро спросил я.

— Второй. — Так же быстро ответила Сонька и, предвосхищая мой следующий вопрос, добавила. — Не попала.

Тут же выстрелила ещё раз и чертыхнулась, по всей видимости, снова смазав.

Добежать с моего четвертого на её второй никто бы за такое рекордное время не смог, а значит их минимум двое. Да ещё тот, что нас не выпускал из тупика, пока эти добирались до удобных позиций. Наверняка сейчас тоже подтягивается сюда. Итого трое, и это как минимум.

Моя мишень успела перебежать на пятый этаж и, высунувшись, выпустила по нам короткую очередь, ушедшую правда далеко в сторону. Даже по плитам не попал. Но вечно же так продолжаться не может? От моего выстрела стрелок спрятался, и я стал гадать, где он вынырнет в очередной раз. Подконтрольных мне окон четыре, значит, получается шанс один к четырём, но выбора нет. Я взял на прицел самый угол оконного пролёта, в котором, по моему мнению, должен был появиться стрелок, желавший нас запутать.

Прозвучало пару выстрелов Сонькиной СВУ, затем снова короткая автоматная очередь из окна, и снова одиночный Сонькин выстрел. На сей раз, автоматные пули срикошетили от асфальта гораздо ближе.

— Твою…! Ты чего свои окна не смотришь? — Гневно зашипела Кулачек. — Нас так пристрелят скоро!

— Так надо. — Тихонько прошептал я, словно боясь, что меня могут услышать неизвестные стрелки. — Постарайся контролировать все окна.

— Легко сказать! — Возмутилась она.

Не слушая её возмущения, я продолжал держать на прицеле угол выбранного окна и это, в конце концов, дало свои результаты. Едва в выбранном проёме мелькнула голова, как я сразу легонько спустил курок. Отдача привычно ткнула в плечо, и я с удовольствием заметил разлетавшиеся по комнате пятого этажа брызги крови.

— Минус один. — Вслух озвучил я свои успехи.

— Хорошо. — Сухо прокомментировала Сонька. — А теперь будь добр, держи свои окна на прицеле сам.

— С удовольствием. — Хмыкнул я.

Теперь получается два на два. Можно и потягаться.

Некоторое время мы играли в пятнашки с неизвестными стрелками, впрочем, без каких-либо успехов с обеих сторон, а потом я обратил внимание, что слишком редко стрелки стали появляться в окнах. Как бы это не оказался один и тот же, а его напарник направляется сейчас, допустим к нам.

Едва успел я додумать эту довольно неприятную мысль, как прямо перед моими ногами, стукнувшись предварительно о стопку плит, упало ребристое яйцо лимонки.

Никогда бы не подумал, что смогу среагировать столь молниеносно — замахнувшись ногой, я что есть силы запнул её в сторону прохода, надеясь, что она не застрянет где-нибудь в плитах. Раздался грохот и нас, прижавшихся к усеянному гильзами асфальту, обдало мелкой крошкой раздробленных плит.

Если бы оставшийся в пятиэтажке напарник того, кто кинул лимонку, ожидал от нас такой прыти, то в этот момент он расстрелял бы наши беззащитно выставленные спины, словно в тире. Но он понадеялся на гранату и высунулся лишь для того, чтобы поздравить своего напарника с победой. Не тут-то было, его встретили уже выстрелы Сонькиной СВУ, и он спрятался обратно в комнату. Я в это время доставал из рюкзака свой аргумент притаившемуся за плитами бандиту.

Жалко единственную лимонку, но что поделаешь? Заберу потом одну из двух, найденных Сонькой. Плохо, что я знал только то, что кинувший «лимонку» находится слева от нас, а где конкретно, оставалось только предполагать и надеяться на удачу. Я выдернул чеку, и, замахнувшись, кинул с навеской «лимонку» через плиты, а когда раздался грохот взрыва, поступил точно так же со слеповой гранатой. Надеюсь, у него там не нашлось удобного укрытия, и если его не зацепила боевая граната (а она его, по-видимому, не зацепила, так как ни криков, ни стонов раненого я не слышал), то хотя бы слеповая достала.

Как только за плитами мигнула вспышка, я крикнул «бежим!» и, напряжённо всматриваясь в окна пятиэтажки, ринулся из губительного тупика. Сонька на бегу кинула за плиты ещё одну «лимону». И когда достать успела? На сей раз, после взрыва раздался дикий крик, быстро перешедший в стон.

Выбежав из узкого прохода, я свернул направо и, петляя, словно заяц, понёсся к спасительной близости ближайшего дома, слыша за спиной топот Сонькиных ботинок. Не знаю как Сонька, а я так просто это оставлять не собирался и с шипением «Ну ссссукии», которому позавидовала бы самая ядовитая змея, забежал в подъезд крайней секции девятиэтажки и скачками понёсся наверх.

Сонька где-то отстала и я, забежав на четвертый этаж, подскочил к окну и осторожно выглянул, осматривая окна «хрущёвки» из которых по нам стреляли устроившие засаду. Никто в них не мелькал, но я терпеливый.

Оставшийся в живых боец, видимо решив, что мы до сих пор бежим не останавливаясь, спокойно, хоть и настороженно, вышел из-за угла дома и направился в сторону раненного лимонкой напарника. Не испытывая никаких душевных терзаний я спокойно поймал его в прицел и нажал на курок.

Вот и всё. Видимо я это произнёс вслух, так как сзади раздался Сонькин голос:

— Теперь ты доволен?

— Не совсем. — Спокойно заявил я, проходя мимо неё и начиная спускаться. — Надо ещё с подранком пообщаться.

— Сдурел? — Догнала она меня и схватила за плечо. — Ты ещё обратно сходи на дом свой дурацкий посмотри! Достаточно мы здесь пошумели!

Кажется, она разозлилась не на шутку.

— И что? — Решил я зайти с другого бока. — Тебе совсем неинтересно кто и зачем на нас напал?

— Совсем! — Сказала, как отрезала она и уже спокойней добавила. — И так понятно, что нарвались на обычных мародёров. Прослышали, наверное, про военную заварушку, вот и решили прошерстить, что осталось от хозяйственных «монолитовцев».

— Ну, хорошо. — Сдался я, поняв, что она будет стоять насмерть на своем решении немедленно уходить отсюда. — Уходим.

Но тут же не выдержал и предпринял ещё одну попытку убедить Соньку:

— А вдруг у них карта хорошая есть или ещё что-нибудь ценное?

Сонька выразительно посмотрела на меня, и я поднял белый флаг в виде тяжёлого вздоха. А что мне ещё оставалось делать? Ведь как пить дать одна уйдёт. Я вздохнул ещё раз, и мы вышли из подъезда.

До трёх одиноко стоявших домов на северо-западной окраине города мы добрались, когда уже солнце почти коснулось горизонта, и задул какой-то колючий хлёсткий ветер. Не знаю как Сонька, но я к тому времени проголодался так, что желудок время от времени напоминал о себе резкими коликами. В эти моменты я тихо ругался сквозь зубы, стараясь, чтобы Сонька меня не слышала. Она же идёт и ничего, а ели мы вместе последний раз вчера даже не вечером, а днём. Что ж, винить некого, кроме себя, ведь именно я выработал этот чёртов план, и именно я попёрся в центр города, вместо того, чтобы сразу идти по маршруту. Тогда бы и поесть успели, и на мародёров глядишь бы и не нарвались.

Одно радовало, мы продолжали всё так же хорошо видеть, как и днём. Ещё я был благодарен Соньке за то, что она не обвиняет меня за наш затянувшийся переход на окраину города и невольное голодание. И мы оба облегчённо вздохнули, когда удалось без происшествий пересечь широкий проспект строителей, о чём нам сообщила вывеска на одиноко стоявшей высотке, и подойти к трём крайним домам.

Облюбовав самый высокий из трёх домов, мы вошли в подъезд и поднялись на седьмой этаж. Вначале хотели выше, но на этом этаже обнаружилась квартира с довольно приличной входной дверью. Я проверил комнаты на наличие радиации и лишь тогда позволил Соньке войти. Мы сразу притворили за собой дверь и подперли её кроватью. Невыносимо жалко было тратить на подпорку двери столь драгоценную мебель, но другой всё равно не было. Придётся снова спать на полу, который к немалой моей радости оказался деревянным.

— Дом, милый дом. — Я с блаженной улыбкой уселся на пол и стянул берцы, давая отдых натруженным ногам.

Сонька, улыбнувшись последовала моему примеру и мы начали рыться в рюкзаках, доставая еду, спальники и различные приспособы для чистки оружия. Желудок благодарно принял пищу и начал настойчиво давить на глаза. Я пару раз зевнул и, чтобы не уснуть, начал чистить оружие. Сонька тоже принялась разбирать винтовку на составляющие.

— Иди спать. — Решил я сделать благородный жест и ожидая благодарности. — Я почищу.

— Никому не доверю свою красавицу. — Сонька и не подумала оторваться от своего занятия и принялась снимать пороховой нагар.

Я смущённо замолчал, согласно подумав, что свой «винторез» тоже бы никому не доверил, всё-таки снайперское оружие, пристрелянная вещь и всё такое.

Закончив протирать свою красавицу, Сонька выложила передо мной автомат и пистолет:

— А вот их можешь почистить.

Когда я закончил чистить свой пистолет и принялся разбирать её оружие, она уже крепко спала и надеюсь, видела что-нибудь приятное.

«Например, меня» — мелькнула пошленькая мыслишка, но я, усмехнувшись, тут же ее прогнал. Лучше бы не прогонял, так как на её место сразу полезли другие и далеко не такие приятные. Например, что делать дальше? Нет, глобально всё ясно, идти спасать Сонькиного брата. Тьфу ты, даже тут ничего не ясно, ведь я его видел в колонне зомби, а значит, он мёртв, и спасать его неоткуда. Из зомби не спасают. Так, стоп! Это мы уже проходили. Глобальный план остаётся без изменений — идти с Сонькой до нужного места. Появляется не менее важный вопрос, что делать завтра? У меня начали зарождаться устойчивые сомнения, в том, что в таком состоянии мы куда-то дойдём. Выхода нет, надо идти до ближайшей деревни сталкеров и делать основательный запас как воды и провианта, так и оружия и амуниции. Осталось самая «малость» — убедить в этой необходимости Соньку. Я достал блокнот, карандаш и начал делать заметки в пользу такого отступления от плана, чтобы завтра ничего не забыть и убедить Соньку в своей правоте.


1. Вода почти кончилась.
Я подумал и приписал к первому пункту, что и еды хватит максимум ещё на четыре дня , даже с нашим ненормированным питанием типа сегодня.
2. Боеприпасов мало.

3. Карты нет.


Что ещё? Я почесал карандашом кончик носа, потом макушку. Точно!
4. Страсть как хочется помыться.
Подумал ещё немного и решил все-таки записать, что очень хочется курить. Сомнительный аргумент для некурящей Соньки конечно, но в жарком споре именно он может оказаться последней каплей, перевесившей чашу весов в пользу моего плана. А то, что спор будет жарким, я нисколько не сомневался. Наше путешествие итак уже затянулось, а тут ещё надо будет дня три-четыре точно потратить.

Внезапно мне в голову пришла мысль, от которой моё настроение окончательно испортилось: ведь когда мы придём к месту, Сонька узнает, что её брат мёртв. Вот тут-то и получится, что по её мнению, во всём виноват буду именно я, так непозволительно затянувший наш поход. И она будет права в своём видении вопроса. Она же не будет знать, что он уже сейчас мёртв.

Вновь захотелось всё ей рассказать прямо сейчас, но, вновь прокрутив в голове всевозможные варианты дальнейшего развития событий, я пришёл к мнению, что как ни крути, будет только хуже. Как говорится «назвался груздем, полезай в кузов».

Ладно, сейчас для меня главное — убедить завтра её свернуть с намеченной дороги и заглянуть в «предбанник». А там будь что будет.

От этих гнусных мыслей мне даже расхотелось читать записную книжку «монолитовца» и я просто просидел до двух часов ночи тупо пялясь в стену и прислушиваясь к ночным звукам, доносившимся снаружи.

Когда Сонька меня сменила, у меня было только одно желание — лечь и заснуть, поэтому на её вопрос «не запалить ли костёр?» я лишь буркнул «как хочешь» и уснул, едва голова коснулась свёрнутой в рулончик куртки.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   24