страница8/24
Дата16.05.2017
Размер5.5 Mb.

Кровь артефакта


1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   24

Предбанник

Просыпался я тяжело. Ныли уставшие ноги, болела ушибленная вчера голова, а во рту за ночь видимо побывала стая больных на желудок кошек. Ко всему прочему ещё и не выспался. Я перевернулся и на четвереньках дополз до своего рюкзака, выудил оттуда последнюю полторашку с водой и прополоскал рот. Стало немного полегче, и чтобы закрепить этот эффект, я вылил немного воды себе на голову, поёжившись от потёкшей за шиворот струйки. Ну вот, совсем другое дело. Я поднялся в полный рост и сделал несколько глотков, заметив краем глаза смотревшую на меня с сарказмом Соньку. Вода сразу пошла не в то горло и я, закашлявшись, сунул бутылку обратно в рюкзак.

— Чего? — Откашлявшись, посмотрел я на неё хмуро.

— По тебе можно часы сверять. — Улыбнулась Сонька. — Как договаривались выходить, так ты как раз за час проснулся, чтобы успеть позавтракать.

— А когда это мы договаривались? — Удивился я.

— Не помнишь? — Ещё шире улыбнулась Сонька. — Вчера, точнее уже сегодня ночью, когда менялись.

Я поскрёб саднящий затылок и вновь полез в рюкзак. Автопилот — великая вещь!

— Ну, давай завтракать, раз выходим через час.

Завтракали в тишине. Не знаю как Сонька, а я напряженно думал, как начать щекотливый разговор об изменении плана. Ничего путного в голову не лезло, и я решил отложить его до того момента, когда мы вновь вернёмся на окружную дорогу. Глядишь в дороге как бы, между прочим, удастся поговорить, сгладив острые углы.

Из-за этих нелёгких мыслей я совсем не чувствовал вкуса вяленого мяса и сухарей, автоматически закидывая их в рот и глядя в пустоту, а потому пропустил Сонькин вопрос.

— А? — Переспросил я, возвращаясь на землю.

— Б! — Довольно предсказуемо передразнила она меня и повторила. — Выходить, говорю, пора.

— Угу. — Промычал я, закинув в рот последний кусок мяса и направляясь к своему рюкзаку.

Уже через полчаса мы довольно бодро вышагивали меж заброшенных ветхих домиков частного сектора Новошепеличей и наслаждались лучами восходящего солнца. На небе не было ни облачка, и день снова обещал быть если не жарким, то уж тёплым наверняка. А на меня тем временем накатила какая-то апатия. Толи в ожидании неизбежного разговора о смене планов, толи просто устал за это время. Это постоянное напряжение от непрерывного контроля местности и непроизвольного ощущения выстрела в спину выматывало похуже многокилометровых армейских марш-бросков ещё той, дозоновской жизни. Устал так, что того и гляди вляпаюсь в какую-нибудь аномалию.

Видимо дело тоже в привычке, вон Сонька идёт же и ничего. Я прикинул, сколько мы уже находимся в Зоне. Выходило что-то около недели, а мой личный рекорд восемнадцать дней, и это при том, что только половина из них «туда», а вторая половина ведь «обратно», а, как известно путь обратно всегда короче, идёшь в предвкушении дома и отдыха, друзей и спокойствия. А еще, наверное, вблизи ЧАЭС возрастает какое-то давление на мозг, а ещё это не отпускающее ощущение бесполезности нашего похода, а ещё… Много таких вот «а ещё» в голову лезет. Одних покушений на мою драгоценную жизнь было уже два за такое короткое время. Нет, мне определённо надо отдохнуть!

Видимо на моём лице отразилось всё то, что я думал, потому как Сонька, молча покосившись пару раз, перешла к вопросам:

— Ты чего такой хмурый с утра? Не с той ноги встал?

— Думаю. — Ответил я, не покривив душой.

— Может, будешь повеселее думать, а то я, глядя на твоё лицо сама скоро завою.

«Завоешь, когда расскажу» — подумал я, но вслух сказал совсем другое:

— Постараюсь. — Я вздохнул. — Устал просто.

— А кому сейчас легко? — Вставила уже набившую оскомину присказку Сонька и успокаивающе, словно маленькому ребёнку добавила. — Потерпи немного, ещё неделька и дойдём.

Я чуть не застонал. Нет, ещё неделю я точно не выдержу. Надо начинать разговор, надо начинать, надо… Но потом, когда выйдем на дорогу, а то разнервничается, потеряет контроль и вляпаемся в какую-нибудь из аномалий, обильно усеивающих частный сектор. Где-то в глубине души я осознавал, что этим просто оправдываюсь перед собой, оттягивая неприятный разговор, но это было сильно в глубине.

Я взял себя в руки и постарался выкинуть из головы всё лишнее, сосредоточившись на окружающей обстановке. Получилось не сразу, и пару раз я ловил себя на мысли о предстоящем разговоре, но я упорно запихивал её обратно и вновь сосредотачивался на переходе через пересечённую местность.

Надо сказать, что собрался я довольно вовремя, так как мы вышли на какую-то узкую улочку, сплошь усеянную аномалиями и артефактами. Глаз автоматически вычленил наиболее ценные артефакты и начал примеряться, как к ним подобраться, но я одёрнул себя. Решил же ничего не брать, значит, не буду. И всё же я не смог подавить соблазна и повторно прошёл взглядом по непаханому полю артефактов. Нет, всё верно — ни одного незнакомого не видно. Это хорошо, не будет соблазна за ним сходить, а то в моём теперешнем состоянии только между аномалиями лазить.

— Приплыли! — Сонька скептически осмотрела узкое пространство улицы, покрытое аномалиями, словно лоскутным одеялом. — Врят ли удастся здесь пройти.

— Согласен. Пройдём по другой дороге.

Мы развернулись и вышли на одну из центральных улиц Новошепеличей. Обратно идти не хотелось, а впереди, на сколько хватало глаз, не было ни одной боковой улочки. Оставалось или ворачиваться метров триста, или рвануть через дворы. Не люблю возвращаться.

— По дворам? — Я глянул на Соньку и прищурился от бьющего в глаза солнца.

— Думаешь, испугаюсь? — Поняла она мой прищур по-своему. — Пошли.

И первая направилась к ветхому забору, имеющему многочисленные прорехи.

Лучше бы мы вернулись и прошли по другой улице, честное слово. Пробираясь сквозь заросшие бурьяном и каким-то мелким кустарником дворы я то и дело чертыхался и ворчал себе под нос, постоянно цепляясь за что-нибудь или царапая кожу об особо колючие кустарники. Аномалий, конечно, здесь оказалось на порядок поменьше, чем на улице, но встречались и здесь. Взгляд то и дело вырывал из окружающей обстановки то потрескивающую «молнию», то молчаливую «серебряную паутину». В одном месте кинутый вперёд камень просто растворился без следа в воздухе. Не разорвался на мелкие крошки, не вылетел обратно, а именно растворился. Мы благоразумно обошли это место по широкой дуге и нырнули под очередной навес сарая. Интуитивно отметив в дальнем углу серебряный отблеск паутины, я повернул туда голову, и тут же всю левую часть головы накрыло что-то липкое и мягкое.

Паутина! Я заорал, так жутко мне сделалось. Вляпаться в «серебряную паутину», это обречь себя на долгую и мучительную смерть, или того хуже на долгую и всепроникающую боль, переходящую в необратимую мутацию организма. И жить, существуя в какой-нибудь жуткой скрюченной форме, но с ясным умом, осознавая всё происходящее с тобой. Нет, только не это.

Кажется, я заорал, сдирая ногтями с лица паутину вместе с кожей. Кажется, я куда-то побежал, не различая направлений и окружающей опасности. Кажется, начало гореть облепленное паутиной лицо. Кажется, я обо что-то споткнулся, и орал уже катаясь по земле. Потом в затылке возникла тупая боль и, теряя сознание, я успел подумать, что пришёл и мой черёд отправляться в свой сталкеровский рай. Или ад, как повезёт.

Вновь болело всё тело! Да что же это такое? Что, каждое утро теперь так просыпаться буду? Неужели Зона так вымотала меня? Нет, однозначно надо выйти к предбаннику и покиснуть там пару деньков хоты бы. Чтобы не то, чтобы вновь потянуло в Зону, а хотя бы, чтобы не думать о ней с отвращением. А сейчас она вызывала во мне именно такие чувства. Я удивился, надо же, такого никогда ещё не было, чтобы Зона вызывала отвращение!

Я с трудом разлепил глаза и изумлённо уставился в ясное голубое небо. Ничего себе я поспать! День-деньской уже, а я всё сплю. И как Сонька мне позволила так долго нежиться в объятиях морфея? Боль разделилась и стала конкретной, теперь я отчётливо понимал, что болело не всё тело, а в основном голова в затылочной части, да ещё нещадно жгло щёку. Да, видимо от удара оборотня я сильно приложился об стену, раз до сих пор всё так сильно болит, но при чём здесь щека?

Я попытался аккуратно дотронуться до неё. Не получилось. Что за чертовщина? Немного наклонив голову влево, я с удивлением обнаружил, что моя рука привязана к какому-то железному штырю, вбитому в землю. Не понял…

Я подёргал правой рукой, подрыгал ногами, та же история. На меня упала тень, и знакомый голос произнёс:

— Очнулся, болезный? — Что-то я по голосу не понял, сочувствующий он, или ехидный? — Развязывать можно?

— Развязывать? — Переспросил я Соньку. — А зачем было завязывать?

— Как это зачем? — Удивилась она. — Ты же себя чуть не убил.

— Зачем? — Тупо посмотрел я на Соньку, пытаясь в памяти восстановить хронологию вчерашних событий. Получалось слабо. То, что я в Припяти, я помнил, но вот дальше. События путались в голове, словно пятнашки, и я никак не мог определить их очерёдность. Я повертел головой, пытаясь хоть немного определить своё месторасположение, может оно поможет. Взгляд выхватил только несколько деревянных крыш каких-то строений. Точно! Мы ведь идём по частному сектору Припяти! Как только я это вспомнил, прошедшие события сразу уложились в нужной последовательности, и стало полегче, но это не давало ответа на вопрос, почему я связан.

Я начал разматывать клубок и дошёл до «серебряной паутины». Вот тут меня снова проняло. Я задёргался, пытаясь освободиться и хотя бы пощупать, что у меня с лицом. А что-то с ним наверняка было, раз оно так саднит.

— Развязывать рано. — Констатировала Сонька, продолжавшая спокойно стоять на до мной.

— Не рано. — Взял я себя в руки. Действительно, чего переживать и дёргаться, если ничего изменить уже нельзя. — Сильно меня?

Заканчивать вопрос я не стал, Сонька умная, всё правильно поймёт, а я не хотел об этом даже думать, не то, что говорить. Жить всю оставшуюся жизнь уродом, что может быть хуже?

— Сильно подрана левая сторона лица. Глаз вроде не задет. — Сонька присела рядом. — Замазала зелёнкой и заклеила лейкопластырем. Как говорится, что могла — то сделала.

— Что значит подрана? — Не понял я. — Ты мне по существу скажи, сильные мутации, или жить можно?

Вообще, если не считать ноющей боли в лице и саднящей в затылке, я чувствовал себя вполне сносно. На всякий случай пошевелил пальцами на ногах, вроде что-то шевелится. Руки я видел. Да и всё остальное вроде работает. Разве такое возможно, вляпаться в «серебряную паутину» и остаться невредимым?

— Нет никаких мутаций. — Сонька принялась меня развязывать. — Ты не в «серебряную паутину» угодил, а в самую обычную.

— Да ну нах. — Скорее не из-за недоверия, а от стыда за своё малодушие пробормотал я.

— Вот тебе и «нах». — Сонька отвязала руку и пошла ко второй, но, увидев, что я сразу потянулся к лицу, пригрозила. — Сейчас снова привяжу!

— Всё, всё! Не буду. — Убрал я руку подальше от лица. — Зеркальце хоть дашь посмотреть?

— Думаешь, стоит? — С сомнением произнесла Сонька и принялась отвязывать ноги. — А то забьешься опять в истерике.

— Очень смешно. — Пробормотал я, сел и вытянул руку ладонью кверху — Давай.

Она вытащила из нагрудного кармашка маленький кругляш и вложила в мою ладонь.

— Любуйся.

Я полюбовался. Почти всю левую часть лица покрывали пропитанные зелёнкой бинты, удерживаемые лейкопластырем. Похоже, без шрамов не обойтись, но это всё же лучше, чем валяться завязанным в узел после «серебряной паутины».

— А сейчас мы где? — Отдал я зеркало и огляделся.

— Всё там же. — Сонька спрятала зеркало. — Вон тот злополучный сарай.

Я проследил за её указательным пальцем. Может и он, Соньке видней, заходили-то мы с той стороны, а на этой я себя уже не помню. Осторожно поднявшись, я направился к замеченному сбоку своему рюкзаку. Голова сразу закружилась, а потревоженные раны на щеке снова защипало.

— Чего потерял-то? — Спросила наблюдавшая за моими манипуляциями Сонька.

— Стимуляторы. — Я, наконец, вытащил на свет упаковку комбинированных ампул и довольно помахал ей. — А то мы сегодня никуда не дойдём.

— Может действительно никуда не стоит сегодня ходить? — Серьёзно спросила Сонька. — Вон крыша над головой есть, переночуем, отойдёшь от шока и ушибов, а завтра свежими силами двинем?

— Не-а. — Я закатал штанину и вколол себе одну капсулу. — До заката ещё далеко, так что пройдём прилично. Надо только подождать десять минут, пока подействует, и пойдём.

— Тогда может заодно и пообедаем? — Сонька вопросительно посмотрела на меня. — Как у тебя с аппетитом?

— Не жалуюсь. — Усмехнулся я, и мы полезли в рюкзаки за едой.

— Только немного, экономить надо. — Сонька вновь напомнила мне о необходимости обсудить с ней поход до «предбанника». — А если потом кого на дороге встретим, надо прикупить еды.

— Угу. — Пробормотал я с набитым ртом, абсолютно уверенный, что поступлю по-другому.

Вышли мы через пятнадцать минут. Чувствовал я себя вполне сносно, так что на счёт отмахать до заката приличное расстояние нисколько не кривил душой. Прошли ещё один двор, и вышли вновь на ту же узенькую улочку, только с другой стороны аномалий. Я проводил прощальным взглядом эльдорадо артефактов, и мы свернули на другую улицу, гораздо более широкую. «Телеграфная» — прочитал я на одном из домов довольно неплохо сохранившуюся надпись на табличке. Вообще сразу было видно, что дома на этой улице были когда-то богаче своих собратьев на соседних улицах, но оттого не менее ветхими. Краска облезла, крыша сохранилась едва ли на трети домов. Полнейшая разруха и ветхость навевали не самые приятные мысли, но не смотреть на них было невозможно — надо было контролировать всю местность целиком, а не только аномалии на дороге.

Пропустив две узких улицы мы решили свернуть на следующей, тоже довольно широкой. Я вновь попытался прочесть название, но здесь у меня ничего не вышло, таблички если и были, то сейчас валяются где-нибудь возле завалинок, а снова идти во двор из-за, в общем-то, и не нужного названия не хотелось.

Свернув в очередной проулок, я насторожился. Показалось, что ветер принёс запах дыма. Я заозирался по сторонам, но визуально никакого дыма не обнаружил.

— Ты чего? — Тоже остановилась Сонька.

— Дым не чуешь?

Кулачёк сделала носом несколько коротких вдохов и отрицательно покачала головой.

— Нет.


— Показалось, наверное. — Я пожал плечами и тронулся в путь, но успел сделать только пять шагов, когда очередной порыв ветра вновь принес запах дыма.

Мы с Сонькой переглянулись.

— Ты прав. — Она поудобней перехватила свой маленький автоматик. — Я тоже почувствовала.

Я посмотрел на крутившиеся на небе перистые облака, но откуда дует ветер, так и не понял. Послюнив палец, я выставил его вертикально вверх.

— Вроде оттуда. — Неуверенно махнул я рукой немного в сторону от того направления, которого мы придерживались.

— Надеюсь, сюрпризов не будет. — Вздохнула Сонька. — Надо постараться пройти незамеченными.

— Надо. — Согласился я.

Незамеченными проскочить не удалось. Мы вышли на очередной перекрёсток, и запах дыма усилился. Я повертел головой по сторонам и в прилегающей слева улочке увидел поднимающийся над забором белёсый дымок. Мы рванули через улицу, пытаясь спрятаться быстрее от случайного зрителя за угол дома, но не успели — на крыше того дома, во дворе которого горел костёр, появился бородатый парень средних лет с американской автоматической винтовкой в руках и сразу наставил её на нас. Мы остановились, бежать за угол как собирались, было бесполезно — с крыши всё прекрасно просматривалось. Я завертел головой в поисках какого-либо укрытия от пуль, если он начнёт стрелять, но ничего кроме бетонного огрызка, бывшего когда-то опорой столба, а теперь бестолково торчавшего из земли, ничего не обнаружил. Но за такое укрытие и одному спрятаться будет проблематично, а нас двое.

К моему великому облегчению парень поднял ствол дулом в небо и закричал куда-то во двор:

— Народ, тут сталкеры на огонёк заглянули.

Из-за забора выглянула ещё одна бородатая физиономия.

— Заходите к нам. — Прокричал бородач на крыше. — У нас как раз чайник вскипел.

Мы переглянулись. Чай это, конечно хорошо, но как бы не было подвоха. Впрочем (я провёл рукой по своему подбородку), я и сам не брился уже три дня, скоро щетина начнёт чесаться, так что их борода ни о чём не говорит. Может им так нравится?

Мы, словно две сжатые и готовые в любой момент разрядиться (а точнее разрядить своё оружие) пружины направились к проёму в заборе, где когда-то давно, по всей видимости, была калитка.

Во дворе оказалось трое сталкеров, включая бородача, который нас и позвал на чай. Видимо он и был за главного, так как взял переговоры в свои руки:

— Берите ящики, подсаживайтесь к костру. — Бородач махнул рукой на сваленные в кучу десяток ящиков и уселся на свой, уже стоящий у костра, на котором кипел подвешенный закопченный чайник. — Давайте знакомиться. Это Парфюм. — указал он на совсем уж молодого паренька, у которого ещё и борода не росла, зато одеколоном от него несло так, что перебило запах дыма от костра, когда я подошёл к нему и пожал руку. Вот уж действительно Парфюм. Но надо признать, что запах был довольно приятным, не абы какой. — Это Энт. — Продолжил он представлять своих друзей, указав на кряжистого мужичка лет под пятьдесят. Я пожал ещё одну руку. — На крыше Марс, а я Дух. — Закончил бородач и выжидательно посмотрел на меня, приняв, видимо, за главного. Знал бы он, кто здесь играет первую скрипку, наверное, удивился бы. Впрочем, все решения мы принимали совместно вроде бы.

— Кулачёк. — Указал я на Соньку и назвался сам. — Максим.

Сидевшие у костра сталкеры кивнули, а я, выудив из кучи ящиков пару наиболее крепких, поставил их у костра, сел и огляделся. Место под стоянку ребята выбрали себе просто замечательное, забор, окружавший кирпичный одноэтажный домик, сохранился в удивительной целостности и, кроме отсутствующей калитки, в нём не было никаких дыр. Крыша по всему периметру имела по краям почти горизонтальные приступочки шириной чуть более полуметра, что позволяло дозорному, коим сейчас являлся Марс, обходить дом со всех сторон и наблюдать за любой точкой частного сектора. Недалеко правда, но дальше всё равно никто не увидит — двухэтажных домов поблизости не наблюдалось.

Получалось, что только дым и мог выдать их месторасположение, но, во-первых, нам это помогло мало, а во-вторых, дым для довольно приличного костра был неестественно белым и жидким, словно горела пара берёзовых щепок, а не полноценный костёр. Я пригляделся и заметил в огне меж поленьев какие-то синие горошины миллиметров десять в диметре. Что за хрень такая? Я подозрительно исподлобья глянул на сталкеров. Как бы опять не оказались гостями из будущего, а ну как опять начнут шмалять, и пули на сей раз сквозь нас не пройдут и не растворятся в воздухе? По спине пробежал холодок. Я поискал глазами оружие хозяев и мысленно обругал себя, надо было сразу с этого начинать, а не пялиться на забор да крышу.

Оружие оказалось вполне стандартным, за исключением американской автоматической винтовки в руках Марса. У ног Парфюма и Духа лежали калаши, у ног Энта лежал MP–5, да к дверному проёму дома была прислонена чья-то снайперская винтовка Драгунова. Охота им таскать такую длинную дуру с собой? Взяли бы, как Сонька, СВУ. Или есть необходимость именно в такой машинке, дальность стрельбы всё же у неё повыше. Хотя куда уж дальше? Впрочем, может просто не смогли достать более компактное оружие, вон как взглядами ласкают мой «винторез».

Я перевёл взгляд от оружия и вновь наткнулся на синие кругляши, лежавшие в костре. Хотел уже спросить, что это такое, но с вопросом меня опередил Энт:

— Шаман что ли?

— Почему шаман? — Удивился я, но, вспомнив, какую реакцию вызывает у окружающих моё имя, махнул рукой. — Да какой шаман? Это такое же имя, как у тебя Энт.

— А это и есть моё имя. — В упор посмотрел на меня крепыш. — И я шаман.

Оп-па! Вот я сел в лужу. Не зная, что сказать, я замолчал. Глядя на моё замешательство, сталкеры захохотали.

— Да расслабься ты. — Утирая выступившие слёзы, сквозь смех выдавил Дух. — Пошутил он. Нет, он конечно шаман, но не такой сильный, чтобы раскрывать своё подлинное имя.

— Нахватался по верхушкам. — Добавил Энт. — То, сё.

Я улыбнулся и новым взглядом посмотрел на Энта. Действительно, как сразу не заметил, что на груди болтается небольшой амулет из высушенного корешка, а правую руку начиная с указательного пальца и скрываясь под рукавом куртки, покрывает какой-то замысловатый узор наколки.

— Значит Максим — это не имя? — Уже серьёзно посмотрел на меня Дух. — Это хорошо, двух шаманов мы не выдержим. — Парфюм вновь захихикал. — Да вы не стесняйтесь, доставайте кружки, вот кипяток, вон пакетики с чаем. — Махнул он рукой себе за спину, где на пороге дома стояла открытая пачка пакетированного чая. — С едой, правда, напряг, так что извиняйте.

То, что у них не оказалось еды, меня, честно говоря, порадовало, а то сейчас бы Сонька полезла с предложением купить, и мой план по походу в ближайший предбанник дал бы трещину.

— Спасибо, мы уже поели. — Ответила за меня Сонька и пошла к пачке с чаем. — А вот чайку действительно попьём.

Я скинул свой рюкзак и полез за кружкой. Державшее меня поначалу напряжение начало понемногу спадать, вроде действительно сталкеры, а не мародёры или наёмники какие. Те вчера вечером, помнится, на чай не звали, сразу шмалять начали.

Мы налили себе в кружки кипятка и, помакав пакетиком, начали осторожно прихлёбывать горячий чай. По телу сразу разлилось приятное тепло.

— А что вы в очках-то оба? — Немного подозрительно поинтересовался Дух.

— Последний выброс неудачно зацепил. — Выдал я заранее заготовленную версию ответа. — Ничего страшного, но в ясный день глаза режет.

— Парфюм, ты уже попил чай, дуй на крышу, смени Марса. — Распорядился Дух, удовлетворённый моим ответом и, отставив свою полупустую кружку, повернулся к нам. — Вы, какими судьбами здесь? Мы думали в Припять после исхода «монолита» неделю минимум никто не сунется, пока не проверят слухи о «странниках».

— Как же, неделю. — Фыркнул я. — Да нас вчера там чуть не подстрелили уже.

— Парфюм, слышал? — Повернулся бородач к копавшемуся с СВД юнцу. — Смотри внимательнее, могут быть гости.

— Не могут. — Прервал я его и усмехнулся.

Дух внимательно посмотрел на нас, но ничего говорить не стал, вместо этого снова повернулся к Парфюму:

— Всё равно будь внимательнее, и хватит возиться, вон Марс извёлся уже весь.

— Да иду уже! — Буркнул Парфюм, и, закинув винтовку за спину, полез на крышу.

— Так как вас угораздило попасть в Припять в такое время? — Повернулся вновь к нам Дух. — Везучие вы, умудрились проскочить мимо «монолита», они же волной попёрли по всему фронту от Припяти. Мы десятерых потеряли, пока военные подоспели, а так бы кто знает, как оно бы повернулось?

— Да мы не проскакивали. — Пожал я плечами. — В самое оно и угодили.

Теперь на нас удивлённо уставились все трое, включая слезшего с крыши и наливающего себе в кружку кипятку Марса.

— И?… — Поторопил меня Энт.

— Отбились. — Пожал я плечами.

— Вдвоём? — Удивился Марс.

— Я так не сказал. — Я хитро прищурился. — Подобралась компашка, продержались, а потом военные на вертолётах подоспели.

— Понятно. — Подвёл черту Дух. — А в Припять-то, зачем свернули, неужели не боитесь тех, кого даже «монолит» испугался.

— Выхода не было. — Объяснил я. — Чёрные псы прижали.

— Они могут. — Вздохнул Энт. — Последнее время как с цепи сорвались. А вообще, куда вы движетесь?

Надо признать, что вопрос был довольно бестактным. Ну, движемся и движемся, никому ведь не мешаем. В конфронтацию вступать не хотелось, но и отвечать я не собирался. Я открыл рот, чтобы сообщить им об этом, но Сонька меня опередила, толи догадалась, что я сейчас выдохну, толи просто молчать надоело.

— На восточную часть Зоны, за реку. — Она допила последний глоток чая и спрятала кружку в свой рюкзак. — У вас случайно карты той части нет?

Бородач отрицательно помотал головой.

— Понятно. — Вздохнула Сонька. — А вы здесь, за каким торчите?

Марс поперхнулся чаем, явно не ожидая от девушки такого фразеологизма, и Энт похлопал его по спине.

— Из жадности. — Буркнул Дух. — Давно бы ушли, так эти…

Он покосился в сторону насупившихся сталкеров, но больше ничего говорить не стал.

— Куда ушли? — Высунул голову из-за угла крыши Парфюм. — Там тысяч на сто пятьдесят артефактов было!

— Цыц! — Рыкнул на него Дух, и голова исчезла. — Парфюм у нас в разведке был, перед тем как «монолит» попёр, и говорит, что видел целый Клондайк артефактов.

— Видел, видел. — Подтвердил вновь высунувшийся Парфюм.

— Ещё раз высунешься. — Предупредил Дух. — И десять процентов твоей доли уйдут к товарищам.

Юнец исчез, а бородач продолжил, повернувшись к нам:

— Видеть-то он видел, а вот толком запомнить, где это было, не удосужился. Только одно и талдычит, что в частном секторе. Так что мы здесь уже три дня, припасы кончаются, а поиски ни к чему не привели. Сейчас передохнём и снова на поиски, если не найдём, завтра обратно.

Видимо угроза Духа была на полном серьёзе, так как юнец больше не появился и наш диалог комментировать не стал.

— А может, эти артефакты до нас уже кто-то успел собрать. — Дух как-то печально вздохнул, видимо прикинув упущенную выгоду, и посмотрел на нас. — Так что если хотите, оставайтесь здесь, переночуем, а завтра вместе двинем отсюда. Всяко часов до двенадцати вместе можно будет пройти пока не разминёмся, а здесь и крыша над головой есть, вон домов сколько, выбирай, не хочу.

— Не! — Отказался я. — Мы пойдём. У вас карандаш или ручка с листочком есть?

— Есть. — Удивлённо протянул Дух. — А зачем?

— Хочу вам нарисовать план, как пройти к вашему Клондайку. — Сделал я широкий жест доброй воли и усмехнулся, глядя на впавших в ступор сталкеров.

— И что, там реально артефактов на сто пятьдесят тысяч? — Первым отошёл от шока Энт.

— Ну, сто пятьдесят не обещаю. — Вновь усмехнулся я, принимая из рук Марса карандаш и бумагу и начиная набрасывать план. — А вот на сотню точно.

— Вот, а вы мне не верили! — Возмущённо выглянул из-за крыши Парфюм, но, вспомнив об обещании Духа, чертыхнулся и вновь спрятался.

— Только собрать их будет ой как непросто. — Продолжил я. — Они там с аномалиями перемешаны будь здоров.

— Ну, это нам не впервой. — Самоуверенно заявил Марс, за что тоже заработал недовольный взгляд командира.

— Ну, удачи! — Пожелал я, закончив рисовать схему и спрятав свою кружку в рюкзак. — А мы пошли. Да, чуть не забыл, что это за шарики у вас интересные в костре?

— Это я придумал. — Довольно заулыбался Энт. — Это на основе синего одуванчика, чтобы костёр меньше дымил.

— Понятно, не продадите?

— Последняя порция была. — Вздохнул Энт. — Вот если загляните к нам в деревню, там можно купить, у нас там производство налажено.

— Да нам некогда. — Оборвала его Сонька и подтолкнула меня к выходу. — Всё, пока.

— Спасибо за компанию. — Сталкеры поднялись и пожали на прощанье руку. — Если всё удачно сложится и, всё же будете в наших краях, заходите в гости, ящик пива поставим. Деревня Беневка вблизи КПП В–7–1.

— Ок. — Кивнули мы, и вышли на улицу.

— Постой! — Спохватился я, когда мы дошли до перекрёстка. — Я одну улицу им пропустил. Жди здесь. — И не слушая её ответ, бегом бросился обратно.

— Ты чего? — Уставились на меня сталкеры, тоже уже начавшие готовиться к выходу. — Забыл что-то?

— Объясните по быстренькому, как пройти до вашей деревни, а то у нас и припасов нет, и с патронами напряжно. — Я оглянулся, проверяя, не идёт ли Сонька за мной. — Заглянем, затаримся.

— Да это просто. — Начал объяснять Марс, но Дух его прервал:

— Ты свою карту ему отдай, моей обойдёмся. — Он повернулся ко мне. — Там всё помечено, разберёшься?

— Конечно. — Принял я из рук Марса карту и, скинув рюкзак, запихнул её в один из боковых кармашков. — Далеко там?

— Ну, если сейчас выйти, — Дух посмотрел на часы. — То к часу ночи можно дойти, но ночью вы ведь не пойдёте, поэтому утром будете там.

У меня были на это замечание свои мысли, но я лишь поблагодарил сталкеров за карту и выскользнул из калитки.

— Ни пуха. — Донеслось уже из-за забора.

— К чёрту. — Крикнул я и побежал к переминавшейся с ноги на ногу в ожидании меня Соньке.

— Всё? — Недовольно спросила она меня. — Можем идти?

— Конечно. — Улыбнулся я и первым зашагал по улице.

Из частного сектора мы выбрались примерно через час, выйдя на неплохо сохранившуюся асфальтовую дорогу федерального значения и зашагав по ней. Погода к этому времени испортилась, и от ясного и погожего денька не осталось и следа. Свинцовые тучи практически скребли своими животами верхушки жёлтых тополей, и я с минуты на минуту ожидал, что они сейчас всё-таки распорют себе животы и выльют на нас своё содержимое. Мокнуть не хотелось, и я уже жалел, что не убедил Соньку остаться на эту ночь в пригороде вместе со сталкерами, но это всё мелочи, главное убедить её свернуть на развилке к деревне сталкеров.

После непринуждённой беседы в приятной кампании напряжение, давившее на меня в последнее время, ощутимо спало, но я знал, что это ненадолго. Вот пройдём ещё пару-тройку часов по Зоне, и опять начнётся это тягостное ощущение безысходности. Я потёр виски и стал перебирать в голове темы, с которых легко будет перевести разговор на нужную волну.

Едва мы пересекли какую-то незримую черту, за которой отчётливо понимаешь, что всё, город (и даже пригород) кончился и ты снова один на один с раскинувшимися пустынными просторами, как Сонька, снова выбившаяся вперёд, остановилась. Остановилась так резко, что я сразу понял, что что-то случилось. Я проследил за её взглядом и обомлел, на довольно трухлявом пеньке сидел наш рыжий знакомый.

Что-то я его уже бояться начал. Нет, я, конечно, понимаю, когда и как он нас первый раз догнал, но как он нас здесь выискал? Все остальные моменты можно списать на то, что он нас нашёл по следам, а здесь что думать прикажете? Ведь он не просто проходил мимо, он сидел и целенаправленно ждал нас.

Мы с Сонькой переглянулась.

— Что делать будем? — Шепотом спросила она меня, словно боясь спугнуть сидящее на пеньке животное.

— Пойдем, как шли. — Пожал я плечами. — Посмотрим, что делать будет.

Мы потихоньку гуськом пошли по дальней от пенька обочине дороги, кося на кота одним глазом. Блин, чуть косоглазие не заработал! Попробуй одним глазом держать в поле видимости кота, а вторым следить за дорогой, чтобы не вляпаться в какую-нибудь аномалию или не пропустить появление какого-либо монстра. Это я вовремя вспомнил, за пределы города ведь мы вышли, значит и от чёрных псов уже не застрахованы.

Стоп! А случайно ли такое совпадение? Получается, кот тоже не мог попасть в город? Получается, Припять закрыта для любого четвероногого? Впрочем, это совсем не объясняет, откуда он знал, где мы выйдем из города.

Кот, коротко «мявкнув», снова поплёлся за нами. Блин, убежать от него что ли? Хотя, с его возможностями убежишь, как же! Кот, словно почувствовав наше отчуждение, не торопился подходить и так и шёл на приличном расстоянии. Мы время от времени оглядывались, чтобы убедиться, что ничего экстраординарного не происходит и продолжали топать вперёд.

Так мы дошли до развилки. Одна дорога уходила строго восток к реке, а вторая продолжала идти на север, забирая немного налево. По идее нам, конечно, нужно было на восточную дорогу, но я был более чем уверен, что деревня встреченных в пригороде сталкеров находится на другой, уходящей на север дороге. Я остановился и полез в рюкзак за картой. Сонька свернула на уходящую к реке дорогу и прошла метров десять, прежде чем почувствовала, что я не топаю следом, и не оглянулась.

— Ты чего? — Удивилась она и пошла обратно. К тому моменту, как она подошла, я уже расстелил на земле карту и прижал её четырьмя камушками.

— Откуда у тебя карта? — Удивилась она ещё больше, разглядев, что я делаю.

— Дух спонсировал. — Я водил пальцем по карте, пытаясь сориентироваться на местности.

— Он же говорил, что у него нет карты восточной части Зоны. — Не поняла Сонька и тоже склонилась к карте.

— Восточной нет. — Вздохнул я и остановил движение пальца, найдя, наконец, где мы в данный момент находимся. — Это карта этой области.

— А зачем нам карта этой области? — Заподозрила неладное Сонька.

Вот он, момент истины. Именно сейчас придётся ей доказывать и убеждать, что я прав, и без захода в предбанник нам дальше дороги нет, потому что я очень сомневался, что нам на дороге встретятся сталкеры, у которых можно и продуктов купить, и патронов нужного калибра, и вещей тёплых. Походных магазинов ещё никто не сделал, а тем более походных бань, а я не оставлял надежды хорошенько помыться.

— Нам надо зайти сюда. — Провёл я пальцем по дороге на карте до точки, над которой было написано В–7–1.

— Зачем? — Сонька нахмурилась. — Максим, имей совесть, мы итак потеряли по твоей милости уже дня три чистого времени, а если пойдём туда, потеряем ещё день. Может, хватит, нас Трос ждёт. И вообще, на обратной дороге купишь эти антидымные шарики, раз они тебе так понравились. Идём же мы уже больше недели без них и ничего, так что потерпишь дым.

— Дым-то я потерплю. — Хмыкнул я. — А вот отсутствие еды и воды, сомневаюсь. Сколько у нас воды осталась, знаешь?

— Ну, знаю. — Отвела взгляд Сонька. — Но это не повод идти за тридевять земель. Сейчас встретим возвращающихся сталкеров, у них и купим.

— Ты где-нибудь видишь возвращающихся сталкеров? — Махнул я рукой на пустынную засыпанную гравием дорогу, уходящую на восток.

— Идти ещё долго. — Легкомысленно пожала Сонька плечами. — Кто-нибудь да встретится.

— Вот именно, что идти ещё долго, а ни еды, ни воды у нас нет. — Начал заводиться я. — Да и не встретится никто, все после нашествия «монолита» по норам попрятались и раны зализывают. Сейчас только на мародёров нарваться можно. Наверняка ещё неделю никто из предбанников носа не высунет.

— Мы только вышли из Припяти и уже троих сталкеров встретили. — Упёрлась Сонька. — Так что обязательно ещё кого-нибудь встретим, дорога хоженая.

— И какова вероятность, что у этого кого-нибудь найдётся и лишняя еда, и лишняя вода, и одежда тёплая. Да-да! — Повысил я голос, желая досказать мысль до конца. — Одежда нам тёплая тоже нужна, потому что уже середина сентября, а нам ещё идти неделю, а потом ещё и возвращаться.

— Мы успеем до холодов. — Продолжала упираться Сонька.

— Да дело ведь не только в одежде. — Я попытался надавить на логику. — Вот смотри: воды нет, еды тоже не хватит, патронов осталось на одну пристрелочную атаку, и вот теперь в довесок ко всему этому отсутствие тёплой одежды. Ну, ради Зоны, сложи ты эти факты вместе, ни один сталкер не выйдет в рейд с таким набором недочётов.

— Ну и пусть не идёт, а я пойду. Мне брата спасать надо. — Сонька поднялась и пошла по дороге на восток, давая понять, что разговор окончен, и либо я иду с ней, либо она идёт одна.

Ну, упрямая! Я выругался сквозь зубы, вскочил и, обогнав, перегородил ей путь.

— Постой, да постой же! — Прикрикнул я на попытавшуюся демонстративно оттолкнуть меня Соньку.

— Чего? — Остановилась всё же она, но на меня так и не посмотрела, предпочитая рассматривать окружающий пейзаж. Видимо сама понимает, что я прав, но не хочет или не может признаться в этом даже себе.

— Да пойми ты, мы ничем не сможем ему помочь, если замёрзнем от холода или нас пристрелят, когда у нас кончатся патроны. — Я взял её за плечи и заставил посмотреть в свои глаза. — Мы ещё больше времени потратим, разыскивая на ночь убежище от холода, или скрываясь от мародёров, вместо того, чтобы просто пристрелить их.

Неожиданно Кулачёк разревелась и уткнулась мне в грудь. Вот уж чего я меньше всего ожидал, так это такой реакции. С чего бы? Я стоял, опустив руки и не зная, что делать. Тем временем Сонька сквозь всхлипывания попыталась что-то сказать, но я, ничего не разобрав, немного отстранился.

— Чего?


— Я говорю, — Размазала она по лицу продолжавшие течь слёзы. — Мне сегодня ночью опять брат приснился…

— Ну-ну. — Поторопил я её, видя, что она снова пытается уткнуться мне в плечё и зареветь.

— Он просил поторопиться, звал меня и тебя. Говорил, что ждёт нас.

— Ну, ты что, — Удивился я. — Это же просто сон…

— Не знаю. — Прервала меня Сонька. — Всё было такое реальное, словно продолжение того сна, который приснился нам обоим одновременно. Помнишь его?

— Смутно. — Соврал я, чтобы не накалять обстановку.

— Правда? — Подозрительно посмотрела она на меня и снова всхлипнула. — А я вот как будто только проснулась, а вот сегодня ещё один подобный сон.

— Послушай. — Я взял её за плечи и постарался придать убедительности своему голосу. — Мы обязательно спасём твоего брата, я тебе обещаю.

Господи, как я себя в этот момент ненавидел! Я и так-то врать не люблю, а тут ещё такое говорить прямо в глаза человеку, который, а точнее которая, стала за эти дни кем-то гораздо большим, чем просто полузнакомая девушка с соседней деревни. Что я ей скажу, когда мы доберёмся до места?

Кыш! Кыш, нехорошие мысли!

Я прижал Соньку к себе и осторожно провёл рукой по каштановым волосам девушки. Надеюсь, она внемлет голосу разума.

На меня вновь накатила волна давящего чувства безысходности, причём так неожиданно, что даже заломило виски. От неожиданности я поморщился, и этот жест не остался незамеченным Сонькой.

— Что такое? — Она внимательно посмотрела на меня и, достав зеркало начала приводить себя в порядок.

— Да всё в порядке, просто голова болит.

— Что-то часто она у тебя в последнее время болеть стала, не к добру это. — Сонька вновь посмотрела на меня. — Наверное, правда, лучше сходить к предбаннику.

— А какая связь? — Не понял я.

— У некоторых сталкеров такое перед выбросом бывает, ты разве не знал? — Удивилась Сонька. — У тебя раньше такое было?

— Да я как-то под выбросы и не попадал. — Задумался я. — Всегда так получалось, что я в этот момент был в деревне. Хотя постой, в самый мой первый рейд ещё в качестве стажёра наша группа попала под выброс, но тогда голова у меня точно не болела.

— Ну, первый блин всегда комом, сам знаешь. — Хмыкнула она и направилась к так и лежавшей на развилке расстеленной карте. — Первый раз здесь всё по-другому.

— Ага, как же! — Не согласился я — В аномалию влезть всегда одинаково.

— Ладно тебе к словам придираться, сам знаешь, что я имела ввиду. — Буркнула Сонька и присела рядом с картой. — Показывай, давай лучше, куда нам идти?

— Ориентир этот. — Ткнул я вновь в жирную точку блокпоста. — Вот это, по всей видимости, их старая деревня, а вот это — новая.

— Далековато. — Задумчиво протянула Сонька. — Может по дороге будет поближе какая-нибудь деревня?

— Да откуда она ближе возьмётся? Мы же, если я правильно тебя понял, вскоре начнём уходить на восток?

— Ну да. — Была вынуждена согласиться Сонька. — Пошли тогда уже, а то вдруг правда выброс будет, хотелось бы быть подальше.

— Ничего, к ночи дойдём до деревни. — Заверил я её. — Дух так сказал.

— Да, я смотрю, ты основательно подготовился к заходу в их деревеньку. — Прищурилась Сонька, глядя на меня. — Раньше мне не мог сказать, обязательно было как обухом по голове? Наверняка ведь давно этот план вынашиваешь?

— Давно. — Вздохнув, согласился я и виновато потупившись, начал сворачивать карту.

— Имей ввиду, больше такой фокус не пройдёт. — Предупредила она меня. — Либо предупреждай заранее о своих планах, либо будешь их выполнять один, а я пойду куда планировали.

— Хорошо. — Вновь вздохнул я, и, желая замять тему, махнул рукой в сторону уходившей на север дороги. — Смотри, а кот, похоже, и об этом нашем решении давно знал!

Действительно, кот прошёл уже метров сто именно по той дороге, которая шла к предбаннику, словно нисколько не сомневался, что я смогу убедить Соньку в необходимости зайти в деревню сталкеров.

— Странный кот. — Согласилась Сонька и улыбнулась. — Может, просто будем за ним идти, и он нас приведёт в нужное место и спасёт мне брата?

— Сон в руку. — Даже не улыбнулся я, вспомнив, как шёл по какому-то лабиринту, держа за руку кота.

— Слушай, а ведь, правда. — Сонька посмотрела на кота так, словно видела его первый раз. — Наверное, он нам дан как помощник.

— Ну, началось. — Вздохнул я и сделал страшное лицо. — А может, это он нам тот сон внушил, чтобы втереться в доверие, а потом подобраться тихонечко и загрызть.

— Ха-ха-ха. — Отчеканила Сонька и направилась по дороге к ожидавшему нас коту.

Я закинул рюкзак, по привычке оглянулся и пошёл следом.

К деревне мы подошли даже раньше, чем обещал Дух, видимо сказался тот факт, что в сумерках мы продолжали идти так же, как и днём, ничуть не снизив темп ходьбы. Остановили нас метрах в трехстах от самой деревеньки двое сталкеров в приборах ночного виденья и с белыми повязками на рукавах. Впрочем, мы ни от кого и не скрывались.

Оказалось, что это нововведение в новых предбанниках — обход сталкерами территории вокруг деревни. Своеобразный патруль. Четыре человека, две пары. Что ж, на новом месте, когда предбанник расположен уже в самой зоне, довольно логичное нововведение. Тут тебя уже не прикрывают военные от расползающихся из зоны мутантов и монстров, и твоя жизнь зависит только от своей собственной бдительности.

Довольно мило побеседовав с деревенским патрулём и выяснив, к кому можно обратиться за помощью в такой неурочный час, мы направились к виднеющемуся невдалеке забору с запертыми воротами и возвышающейся возле них вышкой. Пока мы разговаривали с патрулём, кот, потёршись о ноги сталкеров и вызвав бурю положительных эмоций, вновь куда-то запропастился и к воротам мы отправились уже вдвоём с Сонькой. На вышке оказался ещё и часовой, который довольно бесцеремонно посветил нам в глаза, а так как очки мы сняли, чтобы в темноте с очками не вызывать лишних вопросов, то довольно естественно зажмурились и прикрылись ладонью. Сомневаюсь, чтобы часовой успел что-либо заметить. А у меня появился дополнительный вопрос, что, у них здесь ещё и электричество есть? Да уж, расстарались военные. С чего бы это? И ещё интересно, это только здесь электричество, или по всем предбанникам прокинули? Сомнительная, честно сказать затея, ведь в любой момент столб может попасть в зону действия вновь появившейся аномалии и всё, вкапывайте, господа хорошие, новый столб, перевешивайте провода. А в землю закапывать провод вообще гиблое дело, если его прихватит, то никаким прозвоном не выявишь, где обрыв.

Волокитой, на удивление, никто заниматься не стал. Часовой, убедившись, что мы никакие не мутанты выключил фонарь, спустился и молча открыл нам ворота.

— Привет. — Сдержанно поздоровались мы, на что часовой вновь только кивнул. Немой он что ли?

— Нам бы семнадцатый домик найти. — Поправил я лямку съехавшего с плеча «винтореза».

Часовой указал пальцем на второй слева ряд домиков и полез на вышку, давая понять, что разговор окончен. Может правда немой?

Переглянувшись с Сонькой, я направился в указанном направлении, рассматривая по пути окружающую обстановку. А посмотреть было на что. За годы, проведённые в Зоне, я отвык от всего нового, даже блокпосты, встречаемые мной за время рейдов, как правило, были старыми, а иногда и ветхими, словно их коснулась длань облучения Зоны. Тем не менее, новых никто не строил. И вот вокруг всё новое: дома, довольно приличный, хоть и деревянный, забор, хозяйственные постройки. Вокруг держался стойкий запах свежего дерева и кое-где валялись собранные в кучки стружки и небольшие деревянные бруски.

Электричество действительно подводилось по проводам на столбах, но как оказалось, электрифицированными были только сторожевые вышки по углам деревни, коих оказалось четыре, да одна центральная у ворот. Сколько же у них народу, что они могут себе позволить четверых держать в обходе деревни по периметру и ещё пятерых на вышках? К этому моменту мы подошли к домику, на котором была прибита табличка с номером семнадцать. За ним было ещё три дома. Получается, по десять домов в ряду. Я попытался припомнить, сколько было всего рядов. Вроде бы шесть. Или семь? В любом случае, это не наши пятнадцать хибар, где обитал я. Интересно, нам тоже провели электричество? Мне вдруг невыносимо захотелось попасть в свою деревню, зайти в выделенный мне домик, позвать Слона, Мамая, ну можно ещё и Мытаря пригласить, да выставить на стол полторашку самогоночки на кедровых орешках, выменянную у научников на какой-нибудь артефакт. Эх! Я аж облизнулся и сглотнул слюну. Не скоро ещё я смогу осуществить эту мечту.

Сонька решительно поднялась на крыльцо и сильно постучала в дверь. Я на всякий случай остался внизу и наблюдал за окнами. Не открывали нам очень долго, даже с учётом того факта, что человек спит. Спустя пять минут Сонька постучала ещё раз, и почти сразу в окне засветился огонёк свечи. Ещё через минуту из-за двери донёсся недовольный голос хозяина дома:

— Кто там?

Странно, такое охранение вокруг, а хозяин чего-то опасается, да и судя по встреченным часовым тут всё спокойно. Хотя, хозяин барин, имеет полное право знать, кто к нему ночью припёрся.

— Нам сказали к вам обратиться. — Взял я переговоры в свои руки. — Нам надо переночевать где-то и припасы пополнить.

— Кто вам сказал? — Не торопился открывать хозяин.

— Как кто? — Опешил я. — Местно охранение.

— Кто именно?

— Слушай, мы с ними на брудершафт не пили. — Разозлилась Сонька. — Если неправильно адрес дали, ты поправь нас, и мы извинимся и уйдём.

— Может быть. — Хмыкнул я тихонько себе под нос, имея в виду извинения.

Женский голос подействовал на собеседника успокаивающе, щёлкнула щеколда и дверь открылась. Нас встретил полноватый мужчина лет сорока пяти в потёртых трико и не застёгнутой телогрейке. Макушку мужчины украшала лысина довольно приличных размеров, а лицо покрывала недельная щетина. Вообще первое впечатление у меня сложилось довольно негативное, настолько неряшливым он выглядел. А ещё он напоминал торговца. Я с досады аж сплюнул, сейчас начнётся: это стоит столько, а вот это вот столько. Попали!

— Заходите, обсудим. — Посторонился мужчина, пропуская нас в дом.

Я огляделся. Дом состоял из одной спальной комнаты, небольшой кухни и кладовки. Спартанская обстановка с лихвой компенсировалась обилием разнообразного хабара, лежащего на полках, на столе, сваленного просто так в кучу и занимавшего почти всю площадь не шибко большого домика. Наверняка ещё не успел разобрать после переезда. Сколько дней прошло с тех пор, как им построили этот райский уголок в аду? Это я и спросил в первую очередь, когда торговец закрыл за нами дверь, проводил на кухню и выжидательно уставился на нас.

— Вы пришли праздные разговоры вести, или по делу? — Буркнул торговец. — Говорите, чего хотели, я спать хочу.

— По делу. — Вздохнул я. Похоже, делового разговора не получится, снимут здесь с нас последние штаны, как пить дать. Зря мы сюда пришли. Чёрт, ну хотел ведь как лучше! — Нам надо: патронов под «гюрзу» четыре коробки обычных и одну с серебряными пулями, по паре коробок к «винторезу» и СВУ, тёплые вещи, а именно…

— Стоп, стоп. — Прервал меня торговец, хлопнув ладонью по столу. — Давайте так: сейчас ночь, вы приходите завтра утром и приносите мне список. В течение двух часов я вам всё подберу, если чего не будет — в течение суток достану. Идёт?

— А… — Начала, было, Сонька, но он вновь прервал, правильно угадав её вопрос.

— А переночуете в пятьдесят третьем домике. — Торговец вышел в коридор и вернулся с ключом. — Это будет вам стоить по пять тысяч с человека.

— Сколько? — Опешил я. — Да за такие деньги я на материке люкс сниму.

— Так то на материке. — Улыбнулся торговец и начал подкидывать в ладони ключ. — Берёте?

Вот гад! Так не хочется ночевать на улице, когда под боком уютные домики.

— Пять за обоих. — Выдохнул я, понимая, что за одну ночь и эта цена грабительская.

— Не пойдёт. — Отрезал торговец и сжал ключ, спрятав его в кулаке. — С каждого.

— Спасибо, нет. — Я развернулся и потащил за собой Соньку — Мы уж как-нибудь на свежем воздухе. Завтра увидимся.

— Ну, хорошо, хорошо. — Преградил нам дорогу торговец. — С обоих пять. И помните мою доброту.

— Ты, главное, помни, что будешь задирать цены, ничего покупать не будем. — По словам отчеканил я в такт отсчитываемым купюрам. — Уйдём в соседний предбанник.

— Далеко идти придётся. — Хмыкнул торговец, явно собиравшийся эти цены задирать.

— Ничего мы дойдём. — Я протянул ему деньги и забрал ключ. — Как звать-то тебя, если кто спросит, откуда мы там нарисовались?

— Хромой. — Представился торговец. — Но никто не спросит, здесь я всем ведаю. Если вы там, значит я в курсе.

Мы тоже представились, одновременно посмотрев на его ноги. Нет, не хромает. Интересно, с чего тогда такое прозвище? Спрашивать, разумеется, я не стал, а он объяснить не удосужился.

— Быстренько сходим туда и обратно, в день уложимся. — Передразнила меня Сонька, когда мы вышли из дома, и торговец закрыл дверь — Теперь дня на три здесь застрянем, пока он разгребёт свой завал и найдёт всё, что нам надо.

— Не ворчи. — Оборвал я Соньку. Перепираться сил, да и желанья не было. Ясно как день, что она права. Оставалось только надеяться на лучшее, да тереться с утра около торговца, подгоняя его, пока он нам всё не соберёт.

Сонька покосилась неодобрительно на меня, но продолжать тему не стала.

Зная закономерность расположения номеров в деревне, мы прошли, не сворачивая, до пятого ряда домов и лишь тогда свернули. Так и оказалось — третий от края домик имел нужный нам номер. Пока Сонька открывала дверь я вертел головой по сторонам, пытаясь высмотреть ещё что-нибудь новое и необычное в этом возведённом за рекордные строки населённом пункте, но ничего интересного не заметил. Ровные ряды домов уходили по обе стороны улицы. Заборов не было, да и кому они здесь нужны, люди в Зону не огородничеством идут заниматься. За дальним домиком угадывался внешний периметр забора и столб с натянутыми поверху проводами. В доме напротив виднелось мерцание нескольких свечей. Я лишь покачал головой, богато живут, раз зажгли сразу столько. По яркости света из окна можно было предположить, что зажжёно не меньше десяти штук. Читают они там что ли?

Я хмыкнул, зашёл вслед за Сонькой в открытую дверь и закрыл её за собой, повернув ключ в замке на полтора оборота и оставив его в двери. Так, что мы имеем? Дома здесь, по всей видимости, все были одинаковыми, та же кухня, что и у местного торговца, выполнявшего роль старосты, та же одна комната и кладовка. Сняв куртку и повесив её на вбитый в косяк двери гвоздь, я скинул рюкзак и прошёл в комнату. Ну конечно, один домик — одна кровать. Белья, конечно, не было, но вот матрац был на месте и я чуть не застонал от желания немедленно завалиться на это мягкое изобретение человечества и сразу уснуть. Но как обычно в таких делах имелось несколько «НО»: во-первых, нам ещё надо было написать список, чтобы было с чем с утра к торговцу прийти, а во-вторых, кровать одна, и спать на ней будет Сонька, джентльмен я в конце концов, или мужлан неотёсанный?

Я вздохнул, прощаясь с возможностью выспаться на мягком и вернулся в коридор, столкнувшись с Сонькой, тоже закончившей осмотр кухни.

— Умывальник прибит, но воды в нём нет. — Пожаловалась она сходу, прежде чем я успел сообщить радостную (для нее, по крайней мере) новость о наличии мягкой кровати. — А у тебя как?

— Там кровать с матрацем. — Гордо заявил я, словно сам этот матрац сшил. — Загляну в кладовку, может там вода есть? Приготовь пока бумагу и ручку.

Сонька прошла в комнату и начала распаковывать вещи, а я заглянул в кладовку. Окон в ней не было, и темнота стояла такая, что даже моё новообретённое зрение пасовало. Я достал из нагрудного кармана зажигалку и чиркнул колёсиком. Пламя выхватило из темноты свежеструганные доски стен и полок. Глядя на огонёк зажигалки сразу захотелось покурить и я, развернувшись вполоборота, крикнул в комнату:

— Надо не забыть про курево написать.

— Бросай лучше. — Донеслось в ответ.

Я хмыкнул и приступил к осмотру. Воды здесь не оказалось, зато непонятно откуда валялась пара стёртых сапог и моток верёвки. Не понял, здесь уже успел кто-то пожить что ли? Так деревне всего дня три-четыре от силы. Хотя, чему я удивляюсь, может строители забыли. Взяв сапоги в руки, я их повертел и поставил на место. Да нет, вроде не армейские. Не факт, конечно, что строили военные, но, имея под рукой бесплатную рабочую силу, кто в здравом уме будет нанимать людей со стороны? Надо будет спросить у Хромого, кто тут успел пожить.

— Пойду у соседей спрошу про воду. — Заглянул я в комнату, где Сонька, сидя на мягкой постели, выкладывала из рюкзаков еду, а на столе уже лежала тетрадка с ручкой. — У них вроде свет в окне был.

— Давай быстрее, спать хочу.

Я кивнул и вышел на крыльцо, поёжившись от пробравшего меня морозца. Да, это тебе не лето. Сперва по ночам будет холодать, потом и днём, а там и до снега недалеко. Подумав, что надо было надеть свою куртку, так и оставшуюся висеть на гвозде, но, решив, что возвращаться плохая примета, я направился к дому напротив, окна которого до сих пор светились.

На стук никто не открыл. Я подождал минуты три и попинал дверь ногой. С тем же результатом. Что за ерунда? Зажгли свечи, и ушли в гости? Не ожидал такой халатности от сталкеров, а вдруг свеча перевернётся? Я подошёл к окну и прильнул к стеклу, рассматривая обстановку в комнате. Свечи стояли на полу, ровно тринадцать штук по кругу, а в центре круга лежал кот. Наш кот. Больше я ничего разглядывать не стал, кот, конечно со странностями, не без этого, но приносить в жертву его — это уж слишком!

Локтем выбив большое стекло, я пробрался внутрь. Удачно получилось, сектанты, видимо куда-то отлучились, и я спокойно отвязал кота от вбитых в деревянный пол крюков.

— Ну что же ты вечно куда-то лезешь? — Пробормотал я укоризненно, высвобождая последнюю лапку. Хотел ещё что-то добавить, но кот неожиданно повернул голову в сторону и зашипел, выгнув спину и распушив хвост.

Я откатился в сторону, но всё равно немного опоздал, плечо обожгло, и рукав рубахи сразу прилип к руке. Хорошо хоть связки не задели, и я спокойно сдержал навалившегося сверху на меня человека в коричневом балахоне и какой-то раскрашенной маске. По звукам со стороны я догадался, что сектант не один, но пока его напарник ко мне подобраться не может, и это хорошо. Но ему может скоро надоесть смотреть, как его подельник пытается меня прирезать, и он может вмешаться. И наверняка вмешается, потому что этот доходяга сверху врят ли меня передавит.

Упёршись ногами в стену, я выгнулся и перевернулся в сторону от второго сектанта. Оказавшись снизу, нападавший несколько ослабил давление на нож и я, сдерживая натиск одной рукой, выхватил свой клинок и резко вогнал его в бок противнику куда-то под рёбра. Сектант сразу разжал пальцы и задёргался в конвульсиях. Изо рта хлынула тёмная кровь, видимо мой нож достал всё же до лёгкого.

Я отпрыгнул в сторону, потянувшись за «гюрзой», спрятанной за спиной, но это оказалось лишним — раздался выстрел, в проёме окна мигнула вспышка и второй сектант, вооружённый сразу двумя кинжалами, ничком повалился на пол. Пока я держал на прицеле выход в коридор, Сонька залезла через разбитое окно ко мне. Вместе мы быстро обыскали остальные части дома и, никого не обнаружив, вновь вернулись в комнату с разбитым окном и горящими свечами, половина из которых оказалась повалена и затушена в ходе моей борьбы с сектантом.

— Ну, рассказывай. — Убедившись, что в доме никого нет, повернулась ко мне Сонька. — Что у тебя здесь произошло? Уже и за водой просто сходить не можешь, чтобы ни во что не влипнуть?

— Нашего кота хотели в жертву принести. — Спрятал я пистолет обратно за спину. — Вот, спас.

— Кота? — Удивилась Сонька и огляделась. — И где он?

Я тоже огляделся и, не обнаружив кота, пожал плечами.

— Ускользнул опять, да и чёрт с ним, уж эта зверюга точно не пропадёт. Ты лучше посмотри на это, — Я потыкал пальцем в потолок. — Ничего знакомым не кажется?

Сонька посмотрела наверх и вздрогнула.

— Письмена какие-то. — Неуверенно произнесла она. — А почему я должна их узнать?

— Ах, да, — Я поморщился. — Ты же не заходила со мной. Такие же письмена были на потолке на той ферме, где мы расстались со Слоном и Мамаем, и где я нашёл тот «огурец».

— Точно такие? — Уточнила Сонька.

— Ну, я досконально не помню. — Пошёл на попятный я. — Но очень похоже.

— Ну и фиг с ними. — Махнула она рукой. — Давай лучше в домик вернёмся, а то сейчас на выстрелы народ набежит.

— А что толку? — Я наклонился над первым убитым и, выдернув свой нож, вытер об одежду покойника. — Не скажешь же ты, что ничего не видела и не слышала в доме напротив. Всё равно расспросов не избежать.

— Ну, давай хоть на улицу выйдем, не нравится мне здесь. — Сонька отправилась к двери, и мне ничего не осталось, как идти следом.

Едва мы подошли к двери, как в неё сразу же заколотили и, судя по грохоту, заколотили ногой. Сонька остановилась и повернулась ко мне, глазами спрашивая, что делать. А что тут поделаешь, придётся открывать.

— Открывай. — Махнул я рукой, но на всякий случай вновь вытащил пистолет. Вдруг там друзья этих?

Но выяснить, кто за дверью, удалось даже раньше, чем Сонька успела открыть. Когда она уже потянулась к запирающей дверь щеколде, из-за двери раздался знакомый нам уже голос Хромого:

— Эй, открывайте уже, Обод, Сухарь, это Хромой!

Решив, что с пистолетом в руке у нас могут возникнуть проблемы, я вновь воткнул его за ремень. Сонька распахнула дверь, и на нас уставилось три пары удивлённых глаз.

— Вы? — Опешил староста, и заглянул мне через плечо, пытаясь что-либо разглядеть. — Как вы здесь оказались?

Два сталкера с повязками патруля, стоявшие позади старосты, почуяв неладное, подняли стволы автоматов, направив их на нас. Я лишь усмехнулся такой угрозе, чтобы убить нас, им сперва придётся продырявить Хромого, а если будут ждать, пока он посторонится, так и мы за это время уже сховаться успеем. Да, не учли ребята. Кого только в охранение ставят? Хотя, они ведь не нас ожидали увидеть. С другой стороны, могли догадаться, что раз палят в мирной деревне, то что-то явно не в порядке.

— Чудные дела творятся в твоей деревне, Хромой. — Отодвинул я Соньку в сторону и вышел первым на крыльцо, стараясь, чтобы руки были на виду, а то пальнут ещё, не приведи господь. — Поразвили, понимаешь, сектантов.

— Каких ещё сектантов?

— Иди, посмотри. — Посторонился я, пропуская старосту и его сопровождение в дом.

Патрульные, видя относительное спокойствие старосты, тоже взяли себя в руки, и опустили стволы в землю. Нашим легче. Хромой прошёл мимо нас, и мы с Сонькой, развернувшись, последовали за ним, замыкали наше шествие пара патрульных.

— Ваша работа? — Брезгливо поморщился Хромой, глядя на заляпанный кровью пол и валявшиеся вокруг потушенные свечи. — Что же они затевали?

— Не знаю. — Пожал я плечами игнорируя первый вопрос, посчитав его риторическим и отвечая сразу на последний. — Я не шаман. Тут бы шаману поработать, у вас есть шаман?

— Есть, но он в рейде. — Думая о чём-то своём пробормотал Хромой. — Слушай, а ты уверен, что они тут ритуал готовили, что-то кроме свечей ничего нет, даже жертвы? Или вы на жертву планировались?

— Жертву я отпустил. — Хмыкнул я думая, что если он имеет ввиду шамана Энта, встреченного нами, то врят ли он здесь поможет, не вызывает он ощущение настоящего полноценного шамана, да и сам он признавался, что нахватался по верхушкам. — А на счёт остального…

И я вновь потыкал пальцем в потолок. Хромой последовал взглядом наверх и перекрестился.

— Ладно, пошли отсюда. — Махнул он рукой, вдоволь насмотревшись на письмена на потолке и, растирая затекшую шею, отправился к выходу. — Вы мне одно скажите, если жертва не вы, то, как вы вообще с ними пересеклись?

— За водой пришли. — Вслед за старостой вышли мы на крыльцо. — Где вы её здесь берёте?

— А я разве не сказал? — Почесал макушку Хромой и, вдруг, улыбнулся. — Ну «ой». А если серьёзно, то в начале первого и последнего ряда домов стоит по цистерне. Вёдра там же. Всё, я пошёл, мне ещё вещи разобрать к вашему приходу надо, так что прощайте.

Хромой подозвал патрульных, около минуты им что-то втолковывал, не иначе ЦУ на счёт жмуриков, потом развернулся и зашагал по улице.

— Да! — Обернулся, пройдя метров десять Хромой. — Нам тут и баню построили. Первый дом в последнем ряду, если заинтересует, только воду таскать и топить самим придётся. — И он, повернувшись, быстро зашагал домой.

Мы с Сонькой переглянулись. Заманчиво.

— Сигаретами не богаты? — Подошёл я к сталкерам, видя, что они не торопятся заниматься грязной работой. — Я, кстати, Максим.

— Калач. — Представился первый и достал пачку дешёвых сигарет.

— Пузырь. — Назвался второй и достал вслед за мной из протянутой пачки сигарету.

Мы закурили и присели на крылечко, наслаждаясь разлившейся тишиной и думая каждый о своём. Сонька скрылась в нашем домике, и Калач нарушил молчание:

— Что она у тебя такая злая, даже не представилась?

— Устала. — Односложно ответил я и, не желая продолжать тему, вновь замолчал.

— Ммм. — Понял меня правильно патрульный.

Помолчали. Из домика вышла Сонька и принесла мою куртку.

— Пойдём за водой.

— Пошли. — Согласился я, надевая куртку и постаравшись скрыть удивление от такой заботы.

— Может, поможешь похоронить их. — Посмотрел на меня снизу вверх Пузырь. — Всё же из-за тебя это.

— Ну, сектанты-то ваши, так сказать доморощенные. — Не поддался на провокацию я. — Так что извиняйте, мы и так устали, а нам ещё полночи не спать.

— Ну, бывайте. — Вздохнул Пузырь, видимо получив от Хромого указания нас особо не напрягать и, затушив окурок, скрылся в доме. Калач последовал за ним.

А я курил медленно, наслаждаясь каждой затяжкой, ведь следующая сигарета будет выкурена только тогда, когда я куплю у Хромого свою собственную пачку. Так что докурил я только у ёмкости с водой. Ведра оказалось всего два, так что получилось, что Сонька сходила вхолостую, чему она надо сказать не сильно и расстроилась.

Первой ходкой мы наполнили умывальник и все наши ёмкости под питьевую воду, во вторую я Соньку с собой не взял, засадив за написание списка необходимых покупок, о котором нас просил Хромой. Вторую пару вёдер воды я понёс в баню, которая ничем не отличалась от типичного домика этой деревни, за исключением окон. Окно было всего одно — в предбаннике, а во всю оставшуюся длину стены коричневой краской была выведена корявая надпись «БАНЯ». Рядом со входом была навалена большая куча деревянных обрезков, оставшихся после строительства. Да, такую баню попробуй, протопи, сюда можно сразу полдеревни согнать. Но всё оказалось намного лучше, чем я думал — большим был только предбанник, а дверка в саму баню была практически в самом конце помещения. Я заглянул в помывочное отделение, ничего так, нормально сделано. Пахло смолой и немного сыростью, значит, до нас уже тут мылись. На полке стояли два оцинкованных тазика, в правом углу из стены выходил бак для воды, а в левом виднелась низенькая дверца, подбитая войлоком. Я поставил вёдра и, приоткрыв дверцу, заглянул. Ага, парилка! Совсем здорово! Я вылил воду в бачок и пошёл за следующей партией, благо цистерна с водой была рядом с баней. Натаскав минут за пятнадцать воду, я затопил печь и пошёл за Сонькой.

Когда я подходил к выделенному нам дому, патрульных уже не было, и на двери дома сектантов висел замок, значит, уже уволокли родимых.

— Написала? — Зашёл я в комнату и вытер вспотевший лоб.

— Да. Глянь вот, может, пропустила чего. — Протянула она мне исписанный листок. Да, списочек получился не маленький. Хватит ли у нас наличности? — А у тебя как успехи?

— Натаскал, затопил. — Медленно произнёс я, внимательно изучая список. — Да вроде бы ничего не забыла. Молодец. Давай тогда собирайся, а то, как бы моими трудами кто не воспользовался вперёд нас.

— Пошли. — Сонька легко подхватила свой рюкзак, но я её притормозил.

— Еду давай тоже возьмём, там предбанник большой, между делом и поедим.

Вместе мы быстро скидали вытащенные на стол припасы обратно в рюкзаки и выдвинулись к моей заветной мечте — помыться.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   24