Скачать 113.81 Kb.


Дата11.05.2018
Размер113.81 Kb.

Скачать 113.81 Kb.

Кузбасс после постройки сибирской железнодорожной магистрали



КУЗБАСС ПОСЛЕ ПОСТРОЙКИ СИБИРСКОЙ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОЙ МАГИСТРАЛИ (1890-1904 ГОДЫ)

СТРОИТЕЛЬСТВО СИБИРСКОЙ МАГИСТРАЛИ

Вопрос о постройке Сибирской железной дороги возник еще в 50-х годах XIX века, когда усилилось освоение Приамурья и Приморья. Но только в 90-х годах царское правительство, встревоженное проникновением американских и английских промышленников в районы Маньчжурии, прилегающие к русским дальневосточным границам, решило строить Сибирскую магистраль, соединяющую Сибирь и Дальний Восток с Европейской Россией.

В 1891 году были отпущены кредиты на постройку Уссурийской и изыскания Западно-Сибирской линий. На следующий год для руководства стройкой был утвержден Комитет Сибирской железной дороги. В 1893 году было образовано Управление по сооружению дороги. 10 февраля 1893 года Комитет Сибирской железной дороги определил направление магистрали от Оби на Мариинск вдоль северных окраин Кузбасса. Предложения о прокладке дороги через Кузбасс по отрогам Алтая были отвергнуты: это затрудняло работы и увеличивало их стоимость.

Дорога строилась с лихорадочной быстротой. Уже в 1894 году началось движение поездов на Западно-Сибирской линии. Форсированными темпами сооружалась Средне-Сибирская линия. Постройка Обь-Красноярского участка дороги по северной окраине Кузбасса была разрешена до представления в центральные учреждения общего проекта магистрали.

Летом 1893 года, строители двинулись на восток от Оби. Это были: крестьянская беднота, выгнанная нуждой из деревни, ссыльнопоселенцы, вчерашние приискатели Мариинской и Кузнецкой тайги, коренные сибиряки и люди, завербованные на стройку в Европейской России, а также около полутора тысяч каторжан Александровской тюрьмы. В 1895 году число рабочих-строителей достигало уже почти 30 тысяч человек. В пределах Кузбасса перед строителями стеной встала вековая тайга. Одну из станций так и назвали Тайгой.

Все металлические изделия, начиная от рельсов и кончая последним гвоздем, доставлялись из Европейской России.

15 февраля 1897 года было открыто временное движение от Оби до Красноярска. А на следующий год по Средне-Сибирской магистрали началось регулярное движение поездов. Таким образом, всего за десять лет, с 1891 по 1900 год — Великая Сибирская железнодорожная магистраль была построена и вступила в эксплуатацию.

Постройка Транссибирской магистрали явилась событием мирового значения. Новая дорога открывала перед российским и зарубежным капитализмом широкие перспективы приложения капиталов и извлечения прибылей из Сибири.

РОСТ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ В СИБИРЬ

После проведения Транссибирской железнодорожной магистрали резко возросло переселение в Сибирь, и на территорию нынешней Кемеровской области в частности. Быстро росли села, прилегающие к магистрали: село Поломошное к началу XX в. уже насчитывало 500 жителей, Ижморское — 650, Берикуль — 950, Суслово — 1900, Тяжин — 1200, Итат — свыше 2,5 тыс. жителей. Медленнее возрастало население сел, оказавшихся вне железнодорожной магистрали: Кемерово — 41 двор и 212 жителей, Кольчугино — 180 дворов и 394 жителя, улус Осиновский — 85 дворов и 390 жителей.

Дорога привела к росту товарности сельского хозяйства Кузбасса, бурному развитию торговли, товарно-денежных отношений. На железнодорожных станциях, появившихся в прилегающих к железной дороге селах, ежегодно грузились десятки тысяч пудов овса, ржаной и пшеничной муки. До 300 тысяч пудов хлебных грузов ежегодно отправлялось со станции Мариинск. Даже в селах, находящихся сравнительно далеко от магистрали, — Брюханове, Коураке, Салаирском, Усть-Искитимском — открылись ярмарки, где сбывали мед, пушнину, кедровый орех и другие продукты, выдерживающие гужевую перевозку до железнодорожных станций. О расширении регулярной торговли говорит и тот факт, что в конце XIX в. только в волостях Мариинского уезда насчитывалось 193 торговых заведения.

Таежный Кузнецкий округ заселялся медленнее, чем степные пространства. Его заселение отставало даже от Мариинского округа, прилегавшего к Сибирской магистрали. Вот соответствующие данные о росте населения за 40 лет.

1858 г.


1897 г.

Процент прироста

Кузнецкий округ

89 551 чел.

161 276

+ 80


Мариинский округ

48 728 чел.

131 124

+ 169


Барнаульский округ

144 974 чел.

555 815

+284


С начала 90-х годов переселение крестьян на Алтай стало ограничиваться и, наконец, было совсем запрещено. В 1891 году кабинет предписал управлению Алтайского горного округа, в который входила большая часть Кузбасса, не выдавать разрешений на водворение переселенцев, не получив предварительного согласия губернаторов тех губерний, откуда они приехали. Законом 27 апреля 1896 года предлагалось переселившихся в Алтайский округ причислить к местам нового водворения, а в будущем новоселов размещать в Алтайском округе — с разрешения министра внутренних дел и министра императорского двора. Наконец, в 1898 году дальнейшее образование переселенческих участков в Алтайском округе было вообще запрещено.

Со второй половины XIX в. несколько изменился характер землепользования в кабинетских землях. Заимочная форма постепенно сменяется вольнозахватным пользованием землей, не предусматривающим права на образование заимок. Каждый крестьянин захватывал по своему усмотрению участок и владел им до тех пор, пока обрабатывал его, а если бросал, то земля становилась «вольной» и ее мог занять любой желающий. Вольное пользование существовало в двух формах: не ограниченное местом и размером и ограниченное крестьянским обществом, которое устанавливало границы наделов. Последняя форма представляла собой начало общинного землепользования. Сформировавшаяся вначале как административно-податная единица, община эволюционировала от захватного землепользования к уравнительно-передельному.

В 1899 г. вышел закон о землеустройстве на казенных землях Томской губернии, провозгласивший неприкосновенность общинного строя и неотчуждаемость крестьянских наделов. Крестьянин получал надел (как правило, 15 десятин земли) не в собственность, а в постоянное пользование. Собственником же земли стала государственная казна, выкупившая ее у Кабинета. Подушная система кабинетских платежей заменялась казенным поземельным оброком. Кабинетские крестьяне Кузбасса вновь становились государственными.

С 1898 года в Сибири введен институт крестьянских начальников, соответствовавших земским начальникам в Европейской России. Они осуществляли государственное дворянское руководство и надзор за деятельностью волостного и сельского управления и, кроме того, ведали устройством переселенцев.

По положению 25 июня 1903 года крестьянские начальники стали распоряжаться выдачей ссуд переселенцам.

Наряду с переселением крестьян из Европейской России в Сибири проходило также, хотя в несравненно меньших размерах, внутреннее переселение старожилов. Часть их, особенно сектанты и староверы, продолжала уходить в, наиболее глухие, таежные места. Так, в начале ХХ века из 145644 жителей Кузнецкого уезда (без Кузнецка) 2270 были сектантами и старообрядцами; а из 160795 жителей Мариинского уезда (без Мариинска) — 2041.

Одновременно с этим шел процесс переселения части шорцев в Минусинскую степь, где они начали заниматься скотоводством и земледелием.

РАЗВИТИЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

В связи с постройкой Сибирской железной дороги горные чиновники кабинета начали разрабатывать проекты добычи угля для нужд транспорта. Были приняты меры для устранения возможных конкурентов в виде мелких промышленников, добывавших уголь по берегам Томи и сплавлявших его в Томск. Кабинет организовал разведку расположенных у магистрали известных угольных месторождений по речкам Балахонке и Выдрихе и в окрестностях старой Кольчугинской копи. Громадные, легко доступные запасы прекрасного угля были обнаружены у Кольчугина.

На первых порах железная дорога нанесла удар и по местной промышленности. Гурьевский завод утратил былое монопольное положение на западно-сибирском рынке и не мог конкурировать с предприятиями Европейской России, изделия которых хлынули в Сибирь. В связи с нерентабельностью в 1897 году закрылись Салаирские рудники и Гавриловский сереброплавильный завод. Гурьевский завод и Кольчугинские копи были сданы в аренду «Обществу Восточно-Сибирских чугуноплавильных, железоделательных и механических заводов». У кабинета остались лишь Егорьевские и Салаирские золотые прииски.

К этому времени относится появление в Кузбассе и иностранных ученых. В немецких, французских, английских, американских журналах и сборниках стали появляться статьи о богатствах недр Кузнецкого и Мариинского округов.

Во время мирового экономического кризиса, начавшегося в 1899 году и захватившего Россию, Гурьевский завод снова перешел в ведение кабинета и влачил жалкое существование вплоть до консервации в 1908 году. Если в 1895 году выплавка чугуна на заводе составила 170 тысяч пудов, то в 1905 году она упала до 49 тысяч пудов. В 1904 году на заводе было занято всего 270 рабочих.

Печальное зрелище представляли железные рудники и каменноугольные копи завода. Все имущество и оборудование Бачатской угольной копи в 1897 году было оценено в 445 рублей 96 копеек.

На Кольчугинских копях в 1906 году на копи трудилось 50 подземных и 40 поверхностных рабочих, которые добыли 474 920 пудов угля и приготовили 5400 пудов кокса.

Небольшие по размерам, технически отсталые, удаленные от железной дороги предприятия кабинета не могли конкурировать с более мощными и современными предприятиями Урала и Центральной России.

Ведущие города современного Кузбасса в начале 1900-х годов были безвестными селами и деревнями. Так, деревня Кемерово насчитывала 41 двор и 212 жителей, село Прокопьевское — 114 дворов и 628 жителей, улус Осиновский — 85 дворов и 390 жителей, село Кольчугинское — 108 дворов и 394 жителя.

Предприниматели, стремившиеся к максимальным прибылям пренебрегали богатейшими месторождениями каменного угля в центре и на юге Кузбасса, так как эксплуатация их была невозможна без строительства железнодорожной ветки. Зато они спешили сделать заявку на угольные месторождения, расположенные в непосредственной близости от Сибирской магистрали.

В 1897 — 1898 годах предприимчивым петербургским адвокатом Михельсоном было приобретено восемь приисков. Его служащие занялись разведкой железных руд на севере Кузбасса. Но вскоре Михельсон решил, что наибольшие прибыли ему сулят разработки каменного угля. В 1897 году он стал единственным владельцем Судженских копей. Михельсон сумел обогнать конкурентов, получив подряды на постановку угля для железной дороги.

Обеспечив рынок сбыта, Михельсон принялся развертывать угледобычу. Он не строил больших шахт, сооружение которых требовало значительных капиталов и времени. Одна за другой закладывались неглубокие шахты небольшого поперечного сечения. Шахтеры долбили уголь кайлой, вручную катали вагонетки с углем к стволу шахты, конным воротом поднимали уголь на-гора.

Когда шахта углублялась саженей до 25, приходилось ставить паровые машины для подъема угля, устраивать паровые насосы для откачивания воды, заливавшей выработки. В 1900 году на копях Михельсона действовало девять паровых котлов, две паровые лебедки по восемь и десять лошадиных сил, подъемная машина в 25 сил, пять насосов Вортингтона. Для доставки угля на магистраль была проложена ветка от копей к станции Судженка.

Почти одновременно с Судженскими копями, поблизости от них в 1898 году возникли казенные Анжерские копи, являвшиеся вспомогательным предприятием. Сибирской дороги.

Ограниченность рынка сбыта, недостаточная разведанность угольных месторождений, нежелание предпринимателей тратить большие средства на разведку и проведение веток к магистрали привели к тому, что большинство русских и иностранных капиталистов, которые начали было расхватывать угленосные участки на севере Кузбасса, отказались от их разработки. Действовали лишь Анжерские и Судженские копи, снабжавшие топливом железную дорогу.

Как и раньше, более простым и прибыльным делом представлялась эксплуатация золотых россыпей и жил. Прокладка железной дороги позволила завозить на прииски импортное оборудование для механизированной добычи золота — драги, гидравлики, моторы. С 1900 годов в Мариинском округе по речке Шалтырь-Кожух на приисках товарищества, а позднее акционерного общества «Драга», стали работать две драги, которые были привезены из Новой Зеландии. Такая же драга действовала на прииске Асташева в бассейне Кии. В 1898 году был разрешен десятилетний беспошлинный ввоз драг, гидравлик и других механизмов для золотых приисков Сибири и Урала.

Технические конторы и склады И. Эмери, А. В. Бари, С. Брей и Г. Гильберт, обосновавшиеся в Томске, снабжали золотые прииски и угольные рудники Кузбасса американскими паровыми котлами, паровыми насосами и другими импортными механизмами. Оборудование для Богомдарованного рудника Иваницкого, рас- положенного в отрогах Кузнецкого Алатау, было приобретено в Германии и США.

Мелкий золотопромышленник Кузнецкого округа Е. А. Черкасов в 1899 — 1900 годах изобрел и с успехом применил гидравлическую установку «водобой» для размыва золотоносных пластов.

Таким образом, в начале ХХ века золотопромышленность Мариинского и Кузнецкого округов начала частично переходить на стадию машинной индустрии. За 11 лет, с 1893 по 1904 год, число водяных двигателей на приисках Западной Сибири сократилось с 56 до 8, а число паровых двигателей и локомобилей выросло с 1 до 14. Возможность завоза механизмов на прииски позволяла использовать и площади с небольшим содержанием золота.

ФОРМИРОВАНИЕ ПРОЛЕТАРИАТА

В конце XIX века в Кузбассе начинает складываться прослойка кадровых рабочих: железнодорожники Томской дороги, шахтеры Анжерских и Судженских копей, рабочие золотых приисков.

Кадры рабочих росли в основном за счет переселенческой бедноты. В Кузбасс прибывали рабочие, навербованные во всех концах страны. На шахтах Михельсона работали татары-приискатели с Урала. На строительстве и эксплуатации железной дороги трудились машинисты, слесари и рабочие других специальностей из Центральной России. Часть рабочих приходила на новые предприятия с угасших металлургических заводов и рудников царского кабинета, кабинетских и частных приисков. Уже в 1900 году на Судженских копях было занято 600, а на Анжерских до 1500 рабочих.

Значительный и наиболее рано сложившийся отряд рабочих Кузбасса представляли приискатели. В последнем десятилетии XIX века на золотых приисках Мариинского и Кузнецкого округов было занято 5 - 5,5 тысячи рабочих. Но они были, как правило, разбросаны по многим мелким, затерянным в тайге, приискам.

Приисковые рабочие делились на хозяйских, отрядных, золотничников и летучку. Хозяйские рабочие, составлявшие в 1892 году четыре пятых общего числа приискателей, были заняты на работах, проводимых администрацией прииска, - добыче песка в разрезах и ортах или золотоносных руд в штольнях и шахтах, промывкой песков, обработкой руды на толчеях и бегунах.

Крупные хозяйские работы сочетались с мелкими старательскими, имевшими вспомогательное значение. Так, в 1892 году рабочий «Южно-Алтайского дела» получал в среднем 218 рублей в год, в том числе 20-30 рублей за старательское золото и 14 рублей — за подъемное. На остальных приисках Кузнецкой тайги рабочие получали в среднем по 140 рублей за летнюю операцию, в том числе 14 рублей за старательское и подъемное золото. Хозяйские рабочие зарабатывали больше отрядных и золотничников и находились в несколько лучших бытовых условиях.

Отрядные рабочие работали у подрядчиков. Крупные золотопромышленники давали на разработку подрядчикам участки, на которых было невозможно или рискованно, вести хозяйские работы.

Отрядный рабочий находился под двойным гнетом — владельца прииска и подрядчика. Его заработок был значительно меньше, чем хозяйского, а бытовые условия — хуже.

Еще тяжелее приходилось золотничникам. Их артели копались на выработанных приисках, невыгодных для хозяйских разработок.

Обычно золотопромышленники сдавали такие прииски в аренду мелким промышленникам, которые в свою, очередь нанимали для работы артели приискателей. Иногда мелкие, предприниматели брали на себя выработанные прииски, от которых отказались крупные компании, и открывали их для золотничников. Последние на свой риск и страх разрабатывали борта, отвалы, оставшиеся целики. Все добытое золото артель была обязана сдавать хозяину по определенной цене.

Приисковые рабочие легко переходили из одного разряда в другой. Тот, кому не удавалось наняться на хозяйские работы, шел к подрядчику, становился золотничником или занимался вольной добычей золота, постоянно рискуя быть схваченным горной стражей.

Заработная плата, приисковых рабочих оставалась крайне низкой. В Мариинском округе наиболее высокооплачиваемый рабочий — забойщик — зимой зарабатывал шесть-семь рублей в месяц, летом — 12 рублей.

Правительство в первой половине ХIХ века установило особо суровые наказания для приискателей. 18-я статья уложения о наказаниях приравнивала всякую стачку, всякие выступления приисковых рабочих из ссыльнопоселенцев к бунту против царской власти, что каралось каторжными работами.

8 мая 1900 года, в дополнение к исключительным законам против забастовок, на приисках Западной Сибири была учреждена горно-полицейская стража «для охраны порядка и безопасности».

Простейшей и наиболее распространенной формой борьбы рабочих за свои интересы был по-прежнему побег с прииска. Побеги особенно усилились в 1894 — 1895 годах в связи со стройкой Транссибирской железной дороги.

Начало нового века ознаменовалось быстрым ростом числа рабочих на железнодорожном транспорте. Так, на станциях Тайга, Мариинск, Анжерская и в депо при станции Тайга было уже занято около тысячи рабочих. Условия их труда были тоже тяжелыми.



Именно среди железнодорожников был сравнительно высокий процент квалифицированных рабочих.

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Кузбасс после постройки сибирской железнодорожной магистрали

Скачать 113.81 Kb.