• Гуманитарно-технический факультет Кафедра русского языка и литературы ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
  • Кузьменко Наны Давидовны
  • Петригина Вероника Анатольевна Рецензент: кандидат педагогических наук, ст. преподаватель кафедры русского языка и литературы Борисова Любовь Петровна
  • Научная
  • Теоретическая значимость
  • Практическая значимость
  • Структура и объём работы
  • ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ НЕОЛОГИЗМОВ 1.1 Взаимодействие внешних и внутренних факторов в развитии русского языка
  • 1.2 Ведущие тенденции в процессе развития лексической системы русского языка
  • 1.4 Типологическая классификация инноваций



  • страница1/3
    Дата12.03.2019
    Размер0.8 Mb.
    ТипЛитература

    Кузьменко Наны Давидовны Специальность 050301. 65 Русский язык и литература


      1   2   3

    Министерство образования и науки Российской Федерации

    Министерство образования и молодёжной политики Ставропольского края

    Филиал

    государственного бюджетного образовательного учреждения

    высшего профессионального образования

    «Ставропольский государственный педагогический институт»

    в г. Ессентуки

    Гуманитарно-технический факультет

    Кафедра русского языка и литературы

    ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
    Особенности употребления неологизмов в современной российской прессе

    Студентки 5 курса группы 5Р

    Кузьменко Наны Давидовны

    Специальность 050301.65

    Русский язык и литература
    Научный руководитель:

    кандидат педагогических наук,

    доцент кафедры русского языка и литературы

    Петригина Вероника Анатольевна
    Рецензент:

    кандидат педагогических наук, ст. преподаватель кафедры русского языка и литературы



    Борисова Любовь Петровна

    :
    Работа допущена к защите: Дата защиты:

    « » 2014 г. « » 2014 г.

    Зав. кафедрой русского языка

    и литературы

    __________________В.А. Петригина Оценка « ____________»

    Ессентуки, 2014
    СОДЕРЖАНИЕ


    ВВЕДЕНИЕ ………………………………………………………………

    3

    ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ НЕОЛОГИЗМОВ………………………………………………………….

    7

    1.1 Взаимодействие внешних и внутренних факторов в развитии русского языка……………………………………………………………..

    10

    1.2 Ведущие тенденции в процессе развития лексической системы русского языка……………………………………………………

    15

    1.3 Проблема определения понятия «неологизм»……………….

    25

    1.4 Типологическая классификация неологизмов……………….




    ГЛАВА 2. НЕОЛОГИЗМЫ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ПРЕССЕ……………………………………………………………………

    34

    2.1. Лексический аспект появления неологических единиц в текстах СМИ………………………………………………………………

    34

    2.2. Способы образования инноваций в текстах российской прессы……………………………………………………………………..

    46

    2.3. Функции неологизмов в печатных текстах………………….

    54

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………..

    59

    ЛИТЕРАТУРА………………………………………………………………

    61


    ВВЕДЕНИЕ

    Современная лингвистическая наука пополнилась значительным количеством теоретических данных благодаря возникновению и развитию новой отрасли языкознания - неологии, изучающей процессы лексико-семантического обновления языка.

    Конкретные неологические процессы в развитии словарного состава современного русского литературного языка описаны достаточно детально, в связи с чем изучение новых лексических единиц сводится сегодня к определенному кругу вопросов общего характера, которыми являются проблемы сущности неологизмов, критерии определения новых словарных элементов, типология новых слов, факторы их появления, особенности функционирования и т.д.

    Исследование процесса неологизации не только способствует изучению определенных вопросов лексикологии; оно имеет большое значение для решения сложных проблем общей теории языка, в частности, проблемы языкового развития, роли социальных и внутрисистемных факторов в эволюции языка.



    Новые слова приходят в язык постоянно. Процесс пополнения языка инновациями наблюдается на всех этапах его существования. Это явление закономерное и исторически обусловленное. Инновации представляют особый интерес при выявлении направления развития системы языка, особенно ее лексического и словообразовательного уровней, так как именно здесь они наиболее ярко представлены. Без изучения современных инноваций невозможно понять настоящего и будущего тех процессов, которые привели к современному неологическому «буму». Кроме того, анализ неогенного лексического материала предоставляет возможность установить тенденции номинативных процессов, выявить стандартные и нестандартные способы создания неологизмов, продуктивность одних и непродуктивность других способов номинации, дать количественно-качественную характеристику исследуемых единиц.

    Таким образом, актуальность данного исследования определяется следующими факторами:

    • в научной литературе отсутствует четкое определение статуса неологизмов, не представлена их общепринятая классификация;

    • неологизационные процессы в языке требуют новых методик исследования, теоретического осмысления, более точной систематизации, классификации;

    • особое значение исследования неологизмов приобретают в условиях языковой ситуации, сложившейся в России и обусловленной экстралингвистическими факторами, определяющими динамику развития языка.

    Цель работы связана с комплексным анализом лексических инноваций и определением особенностей их функционирования в текстах современной российской прессы.

    Объектом рассмотрения в данной дипломной работе выступают лексические инновации (неологизмы) начала XXI века, т.е. слова, воспринимаемые носителями русского языка как новые, обозначающие вновь появившиеся предметы или понятия, имеющие в семантике и (или) структуре элемент новизны, которые были выбраны из текстов газет, журналов.

    Предметом исследования являются структурно-семантические, словообразовательные, прагматические и когнитивные особенности лексических инноваций и их употребление в текстах публицистического стиля.

    Цель исследования предполагает решение следующих задач:

    1. Описать результаты теоретического изучения проблем русской неологии, рассмотреть существующие типологии новых слов.

    2. Назвать причины и способы неологизации словарного состава русского языка.

    3. Выявить основные группы лексических инноваций с дифференциацией их по тематическим группам и способу номинации.

    4. Выделить и описать способы образования новых слов, как узуальные, так и окказиональные.

    5. Выявить особенности функционирования неологизмов в современных текстах российской прессы.

    Теоретической базой исследования явились научные труды в области неологии Н.З. Котеловой, С.И. Алаторцевой, В.Г. Костомарова, Е.В. Сенько, Е.В. Розен; в области словообразования Е.А. Земской, Р.Ю. Намитоковой, И.С. Улуханова и др.

    Методы исследования. Данная работа является синхронной, так как в ней исследуются лексические единицы на современном этапе развития языка. Основным методом исследования в дипломной работе является метод лингвистической интроспекции за фактами языка. Интерпретация языкового материала осуществлялась посредством приемов описательного и сопоставительного методов. В работе применялись методы системного и структурно-словообразовательного анализа исследуемых единиц.

    Научная новизна дипломной работы заключается в попытке установить современные границы понятия «неологизм», суть которого в настоящее время заметно отличается от традиционного представления.

    Теоретическая значимость исследования заключается в определении внешних и внутренних факторов в развитии языка и ведущих тенденций в процессе развития лексической системы русского языка, анализе особенностей вхождения неологизмов в лексическую систему языка, что в целом позволяет установить некоторые особенности языковых изменений в области лексики. Теоретическая ценность работы состоит также в том, что исследование вносит определенный вклад в изучение вопросов, связанных с описанием появления и функционирования неологизмов на страницах газет.

    Практическая значимость работы определяется тем, что ее материалы и выводы можно применить в практике преподавания курсов стилистики, риторики, культуры речи, лексикологии современного русского языка, курсов по выбору, в руководстве курсовыми и дипломными работами.

    Структура и объём работы. Содержание работы определило и ее структуру, которая состоит из введения, двух глав, заключения и списка используемой литературы, включающего 55 наименований.

    ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ НЕОЛОГИЗМОВ
    1.1 Взаимодействие внешних и внутренних факторов в развитии русского языка

    Исследование процесса неологизации не только способствует изучению определенных вопросов лексикологии; оно имеет большое значение для решения сложных проблем общей теории языка, в частности, проблемы языкового развития, роли социальных и внутрисистемных факторов в эволюции языка.

    Язык, которым активно и повседневно пользуется общество как средством общения, живет и развивается. Диахронно это обнаруживается через замену одних языковых знаков другими (устаревающие слова заменяются новыми), синхронно - через борьбу вариантов, сосуществующих и претендующих на нормативность. Жизнь языка осуществляется в обществе, которое создает условия для тех или иных изменений и стимулирует языковые процессы, приводящие к удовлетворению потребностей общества. Однако языку свойственны и процессы саморазвития, поскольку знаки языка (морфемы, слова, конструкции) системно связаны и реагируют на изменения в своем собственном «организме». Конкретные языковые единицы обладают разной степенью стабильности и жизнеспособности. Одни - живут на протяжении столетий, другие - более подвижны и проявляют активную потребность в изменении, приспособлении к нуждам меняющегося общения.

    Взаимодействие внешних и внутренних факторов - главный закон в развитии языка, и без учета этого взаимодействия изучение языка в социологическом аспекте не имеет перспективы [26, с. 11].

    В процессе становления нового качества внешние и внутренние факторы могут проявиться с разновеликой силой, причем неравномерность их взаимодействия обнаруживается обычно в том, что стимулирующая сила воздействия внешнего, социального фактора либо активизирует внутренние процессы в языке, либо, наоборот, замедляет их. Причины того и другого коренятся в тех изменениях, которые претерпевает само общество, носитель языка.

    На таком фоне значимость социального фактора в языковых процессах повышается, но это и снимает некоторую заторможенность в проявлении внутренних закономерностей в языке, и, как следствие, весь механизм языка начинает работать в убыстренном скоростном режиме. Благодаря появлению новых языковых единиц (развитие техники, науки, контакты между языками), расширению круга вариантных форм, а также стилистическим перемещениям внутри языка старая норма утрачивает свою незыблемость [26, с. 24].

    Проблема взаимодействия внешних и внутренних факторов в развитии языка неоднократно интересовала исследователей, как в широком постановочно-теоретическом плане, так и при рассмотрении языковых частностей. Например, действие общего закона речевой экономии для нашего времени непосредственно связано с ускорением темпов жизни. Этот процесс не раз отмечался в литературе как активный процесс XX столетия.

    Связь социального и внутриязыкового может просматриваться на любом уровне языкового выражения, хотя, естественно, лексика дает наиболее очевидный и обширный материал. Развитие науки, техники, контакты с другими языками - все эти внешние для языка причины влияют на языковые процессы, особенно в плане расширения словарного состава и уточнения или изменения смысла лексических единиц.

    Очевидно, что влияние социального фактора на изменения в языке оказывается активным и заметным в наиболее динамичные периоды жизни общества, связанные с существенными преобразованиями в разных сферах жизнедеятельности. Хотя технический прогресс не ведет к созданию принципиально нового языка, однако значительно увеличивает терминологический фонд, который, в свою очередь, обогащает общелитературный словарь путем детерминологизации. Известно, в частности, что только развитие электроники привело к появлению 60000 наименований, а в химии, по данным специалистов, используется около пяти миллионов номенклатурно-терминологических наименований.

    Современная эпоха актуализировала многие процессы в языке, которые в других условиях могли бы быть менее заметными, более сглаженными. Социальный взрыв не делает революции в языке как таковом, но активно влияет на речевую практику современника, вскрывая языковые возможности, выводя их на поверхность. Под воздействием внешнего социального фактора приходят в движение внутренние ресурсы языка, наработанные внутрисистемными отношениями, которые прежде не были востребованы по разным причинам, в том числе и опять-таки по социально-политическим причинам. Так, например, обнаружились семантические и семантико-стилистические преобразования во многих лексических пластах русского языка, в грамматических формах и т.п. [11, с. 71].

    В целом языковые изменения осуществляются при взаимодействии причин внешнего и внутреннего порядка. Причем основа для изменений заложена в самом языке, где действуют внутренние закономерности, причина которых, их движущая сила, заключена в системности языка. Но своеобразным стимулятором (или, наоборот, «тушителем») этих изменений является фактор внешнего характера - процессы в жизни общества. Язык и общество, как пользователь языка, неразрывно связаны, но при этом они имеют свои собственные, отдельные законы жизнеобеспечения.

    Таким образом, жизнь языка, его история органично связаны с историей общества, но не подчинены ей полностью из-за своей собственной системной организованности. Так в языковом движении сталкиваются процессы саморазвития с процессами, стимулированными извне.

    К внешним факторам, участвующим в накоплении языком элементов нового качества, могут быть отнесены следующие: изменение круга носителей языка, распространение просвещения, территориальные перемещения народных масс, создание новой государственности, развитие науки, техники, международные контакты и т.п. Сюда же включается фактор активного действия средств массовой информации (печать, радио, телевидение), а также фактор социально-психологической перестройки личности в условиях новой государственности и, соответственно, степени адаптации ее к новым условиям.

    Лексика, лексический фонд языка, как составная часть единой языковой системы, существенно отличается от других сторон языка - фонетического строя, морфологии, синтаксиса. Это отличие состоит в непосредственной обращенности к действительности. Поэтому именно в лексике прежде всего отражаются те изменения, которые происходят в жизни общества. Язык находится в постоянном движении, его эволюция тесно связана с историей и культурой народа. Каждое новое поколения вносит нечто новое не только в общественное устройство, в философское и эстетическое осмысление действительности, но и в способы выражения этого осмысления средствами языка. И прежде всего такими средствами оказываются новые слова, новые значения слов, новые оценки того значения, которое заключено в известных словах.

    Появление лексических инноваций отражает изменения в бесконечно разнообразном мире вещей, общественную деятельность человека, работу человеческого сознания. Возникновение новых номинаций как ответ на социальный запрос - главная движущая сила неологизации во всех языках и на всех этапах их развития [18, с. 4].
    1.2 Ведущие тенденции в процессе развития лексической системы русского языка

    Обычно к внутренним законам развития языка относят закон системности (глобальный закон, являющийся одновременно и свойством, качеством языка); закон традиции, обычно сдерживающий инновационные процессы; закон аналогии (стимулятор подрыва традиционности); закон экономии (или закон «наименьшего усилия»), особенно активно ориентированный на ускорение темпов в жизни общества; законы противоречий (антиномии), которые являются по сути «зачинщиками» борьбы противоположностей, заложенных в самой системе языка.

    Согласно специфике внешней детерминированности процессов неологизации активизируются соответствующие движущие силы внутриязыкового развития. В этом плане прежде всего следует отметить языковую экономию и регулярность внутриязыковых отношений.

    Тенденция к экономии отвечает стремлению современного общества к увеличению информативности текста за счет его сокращения. Она находит свое выражение в результатах действия различных средств универбации, которые позволяют наименьшим набором знаковых средств передать максимум информации: сложные слова (палеокосмонавтика - раздел астронавтики, изучающий возможность и следы пребывания внеземных цивилизаций на Земле в прежние эпохи), суффиксальные универбаты (переговорник - переговорное устройство), аббревиатуры (СМИ - средства массовой информации), семантические стяжения (болевой - острый, злободневный).

    С другой стороны, эти же лексические инновации, устанавливая во многих случаях однозначное соответствие между означаемым и означающим, способствуют языковому автоматизму: отдельное значение - отдельный знак, а тем самым - формальной лексической регулярности в системе языка, что отвечает знаковому характеру последнего как средства коммуникации [26, с. 17].

    Тенденция к регулярности проявляется также и на семантико-парадигматическом уровне. В этом плане она устанавливает симметричные отношения внутри отдельных лексических парадигм, отвечая потребности дифференциации или, наоборот, обобщения родовидовых понятий (ср.: фильм и фильм-баллада, фильм-плакат, фильм-притча и т.д.).

    Особенно ярко рассматриваемая тенденция обнаруживается в характере организации новых сложных слов, подавляющая часть которых отмечена регулярно повторяющимися начальным или финальным компонентом. Такая структурно и семантически однотипно организованная лексика образует целые ряды идентичных структур (слова на авто-, био-, -лог, -вед, -провод и т.п.). Серии таких новообразований постоянно растут, демонстрируя давление системы в целом и каждой малой системы в отдельности.

    Современные неологизмы - это, главным образом, сложные слова. Для них характерна общая двухчастность, прозрачность структуры, логический характер мотивировки значения. Все это создает ту внутреннюю логику словарной единицы, которая делает слово в целом понятным, самообъяснимым (видеокафе, лавиноведение, снегосвалка и др.). Преобладание среди неологизмов структур подобного рода свидетельствует о том, что наиболее перспективными на данном этапе современности оказываются слова, смысл которых раскрывается самой их формой, что позволяет сделать вывод о стремлении языка к мотивированности наименований. В силу этого деривативные новообразования, недостаточно мотивированные из-за присущей многим аффиксам многозначности, оказываются потесненными в современной системе средств коммуникации [13, с. 19].

    Стремление к мотивированности усиливает аналитическое и агглютинативное начало в строе русского языка, поскольку мотивированность наименования предполагает четкое внешнее выражение логической структуры обозначаемого понятия. В семантике производного слова это обнаруживается в «отдельности подачи элементов информации в составе словоформы, в структуре - в свободном «склеивании» морфем, в отсутствии явлений их морфологического взаимоприспособления в процессе соединения» [33, с. 22].

    В новообразованиях такого рода отчетливо ощущается их «составленность» из двух и более компонентов, швы между которыми носят ярко выраженный характер (изотека - собрание произведений изобразительного искусства). Особенно наглядно усиление агглютинатизма в системе русского языка демонстрируют аффиксоиды, получившие широкое распространение в силу присущей им способности свободно соединяться с практически бесконечным числом новых основ или слов (телематериалы, теленеделя, телеобращение, телеопера, телеперекличка и т.д.).

    На морфологическом уровне усиление агглютинатизма не следует рассматривать как процесс, направленный против флективности; наряду с ослаблением некоторых флективных противоположений, например, типа «существительные мужского рода - существительные женского рода со значением лица» в силу развития двуродовых имен (бионик, дилер, брокер и т.п.), одинаково применяющихся как к лицам мужского, так и женского пола, в русском языке одновременно усиливается система флективной дифференциации (ср. развитие форм множественного числа у существительных, ранее употреблявшихся только в форме единственного числа (антагонизм - антагонизмы, бизнес - бизнесы, национализм - национализмы) [24,].

    Разрешение противоречия между информационной и экспрессивной функциями языка в пользу последней проявляется в усилении внутриязыковой тенденции к экспрессивности. Вторичная номинация, вызванная экспрессивной потребностью, наглядно представлена среди новых слов литературного языка: это разговорная, просторечная, жаргонная лексика, слова, эмоционально-экспрессивно окрашенные и т.п. Указанная линия в развитии языка получает устойчивую внеязыковую поддержку, в качестве которой выступают изменения в психологической установке масс, в их языковом вкусе и чутье, ведущие к демократизации языка.

    В.Г. Костомаров считает, что для характеристики современных языковых процессов больше подходит термин «либерализация», так как эти процессы затрагивают не только народные пласты национального русского языка, но и образованные, оказавшиеся чуждыми литературному канону последних лет [16, с. 18]. Современный языковой вкус заставляет опробовать самые различные способы коммуникации, что в целом можно оценивать положительно, поскольку прием языковой демократизации связан с яркими, истинно народными, выразительными элементами, разнообразящими речь.

    Однако наряду с положительными сдвигами в настроениях носителей языка перестройка общественной психологии сопровождается негативными перехлестами, вот почему, по мнению В.Г. Костомарова, главная установка - на свободу - сопрягается со стихийным потаканием, разгулом воли, небрежностью говорящих [16, с. 8]; в результате через речь, которая согласно новому языковому вкусу насыщена просторечием и жаргоном, в систему литературного языка приходит все, что ранее было характерно для раскованной бытовой коммуникации (и многое сверх того). Подобные маложелательные элементы притупляют ощущение чистоты языка; литературная норма становится менее определенной и обязательной.



    Вспомним, что появление нового слова – результат борьбы двух тенденций – тенденции развития языка и тенденции его сохранения. Это обусловлено тем, что «в языке существует довольно сильная тенденция сохраняться в состоянии коммуникативной пригодности» [8, с. 18]. Однако для того, чтобы более адекватно отразить, воспроизвести и закрепить новые идеи и понятия, язык вообще, и лексика в особенности, вынуждены перестраиваться. При этом появление нового слова не всегда вызвано прямыми потребностями общества в новом обозначении. Зачастую неологизм – это, результат устранения аномалии, или результат новых ассоциаций и т.д., то есть при создании неологизма зачастую действуют только внутриязыковые стимулы. Перечисленные тенденции, играя ведущую роль в процессе развития лексической системы современного русского литературного языка, вместе с тем не являются единственными и всеобъемлющими движущими силами.

    1.3 Проблема определения понятия «неологизм»

    Проблеме новообразований в разное время посвящали работы такие ученые, как В.В. Виноградов, Г.О. Винокур, А.Г. Горнфельд, А.И. Смирницкий, И.И. Срезневский и др.

    Наиболее активно новые слова исследовались отечественным языкознанием в 60-е годы ХХ века, о чем свидетельствуют монографии, диссертационные исследования, многочисленные статьи, в которых новообразования рассматриваются в различных аспектах: словообразовательном, лексикологическом, социолингвистическом, нормативном, стилистическом (работы О.А. Александровой, Н.Г. Бабенко, М.А. Бакиной, О.А. Габинской, Е.А. Земской, В.П. Изотова, М.У. Калниязова, Н.З. Котеловой, Л.П. Крысина, В.В. Лопатина, А.Г. Лыкова, Р.Ю. Намитоковой, Н.А. Николиной, И.С. Улуханова, Э.И. Ханпиры, Н.М. Шанского, Н.А. Янко-Триницкой и др.).

    Однако не сформулировано однозначное определение понятия «неологизм», не выявлены причины возникновения неологизмов в различных языках, не существует их четкой классификации.

    Анализ теоретической литературы позволяет утверждать, что, несмотря на наличие обширного корпуса работ, посвящённых проблеме неологии (Бояркина, 1978, 1993; Будагов, 1975, 1976; Лопатин, 1973 и др.), существует целый ряд вопросов, которые не получили достаточного освещения и адекватного решения: ощущается необходимость рассмотрения дифференциальных признаков неологизмов и окказионализмов, определения факторов, детерминирующих их возникновение, выявления современных тенденций динамики развития лексической системы современного русского языка.

    Вспомним, что появление нового слова – результат борьбы двух тенденций – тенденции развития языка и тенденции его сохранения. Это обусловлено тем, что «в языке существует довольно сильная тенденция сохраняться в состоянии коммуникативной пригодности» [8, с. 275]. Однако для того, чтобы более адекватно отразить, воспроизвести и закрепить новые идеи и понятия, язык вообще, и лексика в особенности, вынуждены перестраиваться, порождать новые единицы. При этом появление нового слова не всегда вызвано прямыми потребностями общества в новом обозначении. Зачастую неологизм – это, результат устранения аномалии, или результат новых ассоциаций и т.д., то есть при создании неологизма зачастую действуют только внутриязыковые стимулы.

    Среди основных причин появления неологизмов в языке можно выделить следующие:

    - потребность в обозначении новых вещей, понятий и явлений, которых ранее не существовало, и для них не было соответствующей номинации;

    - стремление разделить понятия;

    - необходимость в конкретизации существующих номинаций;

    - наличие в общественном (чаще международном) употреблении сложившейся терминологии;

    - стремление к вуализации понятий, употребление эвфемистических замен;

    - потребность в более модной, современной номинации.



    Все вышеуказанные вопросы, а также тенденции образования, употребления и закрепления неологизмов в языке входят в тематику работ Р.Ю. Намитоковой, Н.З. Котеловой, Т.В. Поповой (2005), А.В. Страмного (2005), М.И. Тибиловой (2009) и др.

    Слова-неологизмы появляются в языке тремя путями:



    1) путем словообразовательной деривации – образования новых слов из существующих в языке морфем по известным (обычно продуктивным) моделям; наиболее распространены такие способы образования неологизмов, как суффиксация (заземленн-ый – заземленн-ость, накрут-ить – накрут-к-а, дразни-ть – дразни-льщик, геолог – геолог-ин-я), префиксация (пост-ельцинский, супервыгодный), префиксально-суффиксальный способ (бытов-ой – о-бытов-и-ть, звук – о-звуч-ива-ть), сложение основ, часто – в сочетании с суффиксацией (токсикомания, малокартинье, чужестранство), усечение основ, особенно характерное для образования неологизмов в разговорной речи (шиз – из шизофреник, бук – из букинистический магазин);

    2) путем семантической деривации, т.е. развития в уже существующем слове нового, вторичного значения на основе сходства вновь обозначаемого явления с явлением уже известным: теневой – связанный с незаконными способами обогащения (теневой бизнес, теневая экономика); паралич – полное бездействие власти, экономических, социальных и политических механизмов в государстве (паралич власти, экономика – на грани паралича), гастролёр – преступник, совершающий преступления в разных местах за пределами своего постоянного проживания;

    3) путем заимствования слов из других языков (ваучер, имидж, маркетинг, ноу-хау, триллер и многие другие) или из некодифицированных подсистем данного языка – из диалектов, просторечия, жаргонов: например, для 1960-х годов неологизмами были заимствованное из диалектов слово умелец, вошедшее в литературный оборот просторечное существительное показуха (и образованное от него прилагательное показушный), в современной речи ощущаются как относительно новые жаргонные по происхождению слова беспредел, разборка, тусовка и под.

    Особую группу неологизмов составляют лексические и фразеологические кальки – слова и сочетания слов, созданные под влиянием иноязычных образцов: крутой 'производящий сильное впечатление своей решительностью, манерами и образом поведения, способностью влиять на окружающих и т.п.' («перевод» одного из значений англ. tough), бритоголовые (англ. skinheads), горячая линия (англ. hot line), утечка мозгов (англ. brain drain) и т.п.

    В русской лексикографической традиции неологизмы фиксируются в специальных словарях. Наиболее известные из них – несколько выпусков словаря-справочника Новые слова и значения под редакцией Н.З.Котеловой и Ю.С.Сорокина и под ред. Е.А.Левашова, составленного по материалам прессы и литературы второй половины 20 в.; Толковый словарь русского языка конца ХХ века под редакцией Г.Н.Скляревской, Словарь перестройки под ред. В.И.Максимова, а также серия книг под названием Новое в русской лексике. Словарные материалы, издававшаяся с 1977 по 1996.

    История изучения неологизмов в русском языке насчитывает более трех столетий. За это время в науке о новых словах сложился терминологический аппарат, разработаны классификации, очерчен круг проблем.

    Объём понятия «новое слово» с XVIII в. претерпел значительные изменения от его понимания как синонима заимствованию до единицы, характеризующейся по форме слова, степени новизны, способу номинации, принадлежности языку/ речи, по хронологии.

    Проблемы описания неологизмов, их создания, а также их типы исследованы и разработаны давно, однако в последнее время в языкознании наметился новый подход к изучению неологизмов, заключающийся в «рассмотрении взаимодействия между процессом создания новых слов и их употреблением в конкретном коммуникативном акте» [32, с. 28].

    Системно изучать неологизмы начали сравнительно недавно. Наиболее активно новые слова исследуются в отечественном языкознании начиная с 60-х гг. XX в., о чем свидетельствуют монографии, диссертационные исследования, многочисленные статьи, в которых новообразования рассматриваются в различных аспектах: словообразовательном, лексикологическом, социолингвистическом, нормативном, стилистическом, ономасиологическом (работы Е. А. Земской, В. В. Лопатина, А. Г. Лыкова, Н. З. Котеловой, Л. П. Крысина, И. С. Улуханова, Э. И. Ханпиры, Н. М. Шанского и др.). Интенсивное пополнение словаря новыми словами, а также активное словопроизводство, отмечающиеся в последнее время, являются факторами бесспорными, а необходимость их лингвистического исследования представляется очевидной.

    Но даже в современной лингвистической литературе отмечаются некоторые разногласия в определении объема понятия «неологизм» и критериев отнесенности к неологизмам (лексическим инновациям).

    Прежде всего, в современном языкознании обозначились несколько взглядов на природу неологизма. Во-первых, новое слово понимается как стилистическая категория, причем главным критерием считается «ощущение новизны» при восприятии слова, однако многие новые слова сразу усваиваются говорящими, и ощущение новизны быстро стирается. Во-вторых, неологизмами считаются слова, обозначающие новые реалии, хотя это не обязательно связано с появлением в языке новых слов. В-третьих, неологизмами считаются только те слова, которые не отмечены словарями. В-четвертых, слово может быть определено в словаре как неологизм без конкретизации параметров (время появления, сферы и жанра употребления).

    Каждый из перечисленных взглядов имеет определенные недостатки и поэтому не может считаться единственно действенным в определении принадлежности слова к классу неологизмов. Из вышесказанного следует, что при изучении новой лексики необходимо применять комплексный подход, используя различные параметры выделения неологизмов.



    Наиболее распространенной современной трактовкой термина «неологизм» является его определение как слова или выражения, появившегося для обозначения новой реалии или использованного в тексте или акте речи (Алаторцева, Будагов, Ахманова и др.). Новизна такого слова или словосочетания ясно ощущается носителями данного языка. Такие слова ещё не успели войти в активный словарный запас, поэтому могут быть незнакомыми определённой части населения, например: флэшмоб, брейкер, карвинг, инжениринг.

    Что отличает неологизм от простого слова языка? Одни считают решающими критериями при отнесении к этой категории того или иного слова «свежесть и необычность» (Ш. Балли). Другие указывают, что такая стилистическая окраска свойственна не всем неологизмам, многие из которых усваиваются сразу всеми говорящими и входят в общий словарь как вполне нейтральные по значению единицы. Одни лексикологи считают достаточным критерием недавнее возникновение слова, другие относят к неологизмам лишь обозначения новых реалий или понятий.

    Однако, как показывают факты языка, новые лексические единицы, созданные по продуктивной модели, могут появляться в речи в любой момент, причем нередко воспринимаются участниками общения как вполне обычные и закономерные единицы. Это отличает их от «слов-однодневок», несущих, как правило, особую стилистическую окраску, индивидуальный характер, обусловленный специфическим контекстом.

    Бесспорно, среди определяющих в этом отношении является такое качество неологизма как выраженный «эффект новизны», который отчетливо ощущается всеми участниками коммуникативного акта. С этим связана обязательная отчетливо выраженная стилистическая окраска или коннотация новой лексики.

    Известно, что неологизм появляется сначала в пределах какого-либо ограниченного социума, группы людей. И для носителей языка подобные лексические инновации еще долго обладают выраженной стилистической окраской. Лишь с течением времени, когда у слова теряется эффект новизны и расширяется его сфера употребления, слово становится более или менее стилистически нейтральным.

    На этом основании некоторые лингвисты относят все новые слова, создаваемые в языке, к категории стилистических (потенциальных слов), однако мы считаем, что такая позиция не достаточно аргументирована.

    В русистике новейшего периода (начиная с 90-х годов XX в.) для обозначения нового слова используются следующие термины: неологизм, окказионализм, новообразование, инновация.

    Говоря об окказиональных словах, многие исследователи противопоставляют их неологизмам. Они подчеркивают свойство новизны окказиональных слов, отмечают индивидуальность создания, словообразовательную производность, ненормативность, связь с контекстом, широту лексического значения, экспрессивность. Сомнение вызывают некоторые отмеченные признаки: новизна (ее можно заменить неизвестностью большинству носителей языка), индивидуальность создания (этот признак целесообразно выделять только в том случае, когда речь идет о словотворчестве какого-то автора).

    Нет единства в определении понятия потенционализм. Одни исследователи считают возможным использовать этот термин в значении, которое предложил Г.О. Винокур, другие, в частности Э. Ханпира, предлагают новое определение. Е.В. Сенько выделяет их в особый разряд, подчеркивая их промежуточное положение между языковыми и речевыми инновациями. Р.Ю. Намитокова считает, что нет необходимости в употреблении термина потенциальное слово. Перечисленные выше исследователи проводят границу между окказиональными словами и потенциальными. В других исследованиях наблюдается изменение в соотношении терминов: термин окказионализм является родовым по отношению к термину потенционализм. Е.А. Земская, долгое время разделявшая окказиональные и потенциальные слова по возможности быть средством языковой игры, пришла к выводу, что антиподы – слова потенциальные и слова окказиональные – сближаются. Согласимся с тем, что между окказиональными и потенциальными словами много точек соприкосновения, поэтому их противопоставление не имеет смысла.

    В нашем исследовании мы преимущественно используем термин инновация. Это достаточно широкое понятие, оно включает в себя все новые элементы языка, узуальные и окказиональные.

    Основными признаками инноваций считаем:



    1. новизну (это не столько временная характеристика, сколько психологический показатель, имеющий отношение к процессу восприятия);

    2. необычность формы и содержания;

    3. полифункциональность (способность выполнять разные функции: номинативную, компрессивную, экспрессивную);

    4. возможность являться средством языковой игры.

    В структурном аспекте традиционным является отнесение рассматриваемого понятия к единицам лексики, однако некоторые исследователи, помимо слов, в состав неологизмов включают также и фразеологизмы, однако мы не придерживается этой точки зрения, так как считаем, что в процессе устойчивого употребления сочетаний слов элемент новизны исчезает.

    В генетическом плане понятие «неологизм» изменяется, сужаясь или расширяясь, в зависимости от того, употребляется ли термин применительно к новым словам русского или иноязычного происхождения. С точки зрения плана выражения и плана содержания, по мнению О.С. Ахмановой, Е.В. Розен, не являются новыми единицы языка, старые по форме, но изменившие свое значение, по существу (Ахманова, 1971; Русский язык конца ХХ столетия, 2000). Мы считаем целесообразной точку зрения Е. В. Сенько, которая замечает, что «процесс возникновения нового может осуществляться в различных формах, поэтому понятие неологизма закономерно охватывает не только слово как отдельную лексическую единицу, но и лексико-семантический вариант слова, также являющийся лексическим новообразованием» [28, с. 14].

    В гносеологическом аспекте важным является вопрос о том, какие фрагменты общественного опыта носителей языка требуют лексической фиксации [12, с. 11]. Е.В. Розен отмечает: «Обычно новые слова «встраиваются» в уже сложившуюся картину лексики, обслуживающую конкретную ячейку материального или духовного мира человека» [25, с. 26]. Н.В. Черникова, выделяя в качестве объекта исследования новые наименования предметов, исходит из того, что анализируемые языковые единицы представляют собой естественное отражение общей картины мира в языковой [42, с. 21].

    Принадлежность слов к неологизмам (например, разрядка, черный ящик, луноход) является свойством относительным и историчным. Неологизмы определяются как слова, возникшие на памяти применяющего их поколения [10, с. 101]. Определения неологизмов по денотативному признаку (как обозначающих новые реалии) или стилистическому (сопровождающихся эффектом новизны) не охватывают всех неологизмов, а определение неологизмов как слов, отсутствующих в словарях, не опирается на присущие неологизмам особенности.

    Устанавливая границы самого понятия «неологизм», мы принимаем во внимание утверждение Н.З. Котеловой, согласно которому под новыми словами понимаются «как собственно новые впервые образованные или заимствованные из других языков слова, так и слова, известные в русском языке и ранее, но или употреблявшиеся ограниченно, за пределами литературного языка, или ушедшие на какое-то время из активного употребления, а сейчас ставшие широко употребительными», и «те производные слова, которые как бы существовали в языке потенциально и были образованы от давно образовавшихся слов по известным моделям лишь в последние годы (их регистрируют письменные источники только последних лет)» [18, с. 27]. Данное утверждение и было положено в основу нашего исследования.

    Кроме того, мы считаем правомерным рассматривать неологизм как лексическую категорию, выступающую в качестве одной из разновидностей инноваций, включающих в свой состав новые факты на всех уровнях языка (фонетические, лексические, синтаксические и другие инновации).

    Категория нового слова относительна по своему характеру, поэтому ее исследование требует прежде всего конкретизации тех границ, применительно к которым она устанавливается. Соответственно этому выделение и анализ неологизмов должен осуществляться в рамках определенной сферы языкового пространства.

    В нашей работе понятие «неологизм» установлено:

    1. по отношению к языку, что диктуется несовместимостью в содержании указанного понятия свойств языковых и речевых инноваций, как прямо противоположных по своему характеру;

    2. по отношению к общеупотребительной сфере языкового пространства, что представляется практически реальным и наиболее значимым социально;

    3. применительно к собственно лексическим единицам (словам), что отвечает, во-первых, содержанию понятия «неологизм», а тем самым обеспечивает его семантическую четкость, определенность, во-вторых, - сложившемуся к настоящему времени пониманию языковой структуры как иерархии определенных относительно самостоятельных структурных областей и в результате этого не противоречит принципу дифференциации научных сфер.



    Несомненно, что системообразующим фактором категории нового является также фактор времени, который дважды входит в понятие «новое слово». Язык и время - извечная проблема исследователей. Язык живет во времени (имеется в виду не абстрактное время, а общество определенной эпохи), но и время отражается в языке. Язык изменяется. Это эволюционное качество заложено в нем самом. Во-первых, это отрицание повторяемости в ряде предшествующих событий - внешнее, фоновое, календарное время; во-вторых, это неповторяемость в качественной определенности самого нового - внутреннее, лингвистическое время, измеряемое трансформациями лингвистического статуса слова. Сказанное обусловливает неоднородность объема понятия «неологизм», в состав которого входят как собственно неологизмы, так и относительные неологизмы, известные ранее за пределами общеупотребительной лексики, а на данном историческом этапе в силу актуализации обозначаемых понятий изменившие свое положение в лексической системе.
    1.4 Типологическая классификация инноваций

    В неологии выделяются следующие разновидности неологизмов (в широком смысле): языковые, лексические, семантические, авторские и ин­дивидуально-стилистические.

    Языковые неологизмы создаются главным образом для обозначения нового предмета, понятия. Они входят в пассивный словарный запас и отмечают­ся в словарях русского языка. Неологизмом является слово до тех пор, пока оно сохраняет налет свежести. Так, недавно вошедшие в русский язык слова бульдо­зер, вертолёт, космонавт, нейлон, универсам пол­ностью освоены и активно употребляются, а бывшие в 20-е годы неологизмы будённовец, женотдел, ликбез, нарком, нэп успели войти в активный словарный за­пас, но затем стали историзмами. Если понятие акту­ально, а называющее его слово хорошо связано с дру­гими словами, то слово скоро перестает быть неологиз­мом.

    Неологизмы могут возникать и как новые названия предметов, уже имеющих названия. Так, при своем возникновении неологизмами были слова вертолет, дирижабль, лётчик, судостроитель, заменившие слова геликоптер, цеппелин, авиатор, корабел. Современный неологизм компьютер употребляется вместо ЭВМ.

    Лексические неологизмы, выступая в качестве новых слов, а не новых понятий, могут быть об­разованы по имеющимся в языке моделям: венероход, примарситься, полуторасменка, бестер «помесь белуги со стерлядью» или заимствованы из других языков: бобслей, макияж, панк, рэкет, спонсор.

    Семантические неологизмы - новые значения известных слов: зебра «полосы на проезжей части улицы, обозначающие переход», продлёнка «удли­ненный киносеанс; продленные занятия в школе», пол­зунок «замок молнии», штрих «паста для исправления ошибок в машинописном тексте».

    Авторские,    индивидуально-стилистические  инновации  создаются писателями, поэтами для придания образности художе­ственному тексту. По трудам известных ученых (В.В. Виноградова, Г.О. Винокура, А.Г. Лыкова, Е.А. Земской, В.В. Лопатина, Р.Ю. Намитоковой, Д.Н. Шмелева и др.) установлено наличие двух типов индивидуально-авторских инноваций – потенциальных и окказиональных лексем. Потенциальными лексическими единицами считаются слова, которых «фактически нет, но которые могли бы быть, если бы того захотела историческая случайность» [10, с. 76]. Окказионализмы понимаются как «результат словотворческой импровизации» [12, с. 14]. При определении индивидуально-авторских инноваций в разряд потенциальных или окказиональных слов основополагающим критерием для многих ученых выступает высокопродуктивность или непродуктивность модели их формирования соответственно. Другой критерий вышеуказанного разграничения индивидуально-авторских инноваций – степень их зависимости от контекста. Окказионализмы обнаруживают тесную связь с контекстом, без которого теряется их значение и выразительность – отличительный признак данных единиц. Немаловажным критерием представляется разница в восприятии новизны указанных типов индивидуально-авторских инноваций. Если новизна потенциальных единиц зачастую не ощущается, то при обнаружении окказионализма в тексте всегда возникает чувство ранее непроизнесенной лексемы. Таким образом, при разграничении индивидуально-авторских инноваций на потенциальные и окказиональные образования определяющими параметрами выступают стандартный / субстандартный тип модели формирования лексической единицы, восприятие ее новизны и выразительность, которая сродни экспрессивности, причем последний критерий является следствием первого.

    Общеизвестно, что некоторые индивидуально-авторские инновации становятся социально необходимыми лексическими единицами и превращаются в обычные слова. Подобный переход неологизмов из разряда индивидуально-авторских в разряд общепринятых лексем характерен и для потенциальных, и для окказиональных слов. Более того, с учетом ощущаемого в языке (особенно на уровне субстандарта) «экспрессивного голода» наиболее востребованными оказываются окказионализмы: чем искуснее, ярче и выразительнее их форма, тем выше степень вероятности принятия подобных лексем языковым коллективом.

    В связи с проведенным анализом обоих типов неологизмов предлагается следующая трактовка данного термина. Неологизм есть новая для определенного периода развития языка лексическая единица, предназначенная для обозначения новой реалии и/или созданная для определенной ситуации с целью придать контексту произведения или высказывания особую эмоциональную (синоним «экспрессивную») окраску.

    Разноплановый подход к параметрам классификации неологизмов является причиной выявленного в ходе нашего исследования разногласия относительно их наименования. Наиболее существенным критерием классификации неологизмов представляется их функция в языке, благодаря чему возможно выделение двух типов новых лексем: 1) неологизмы, выполняющие номинативную функцию в связи с появлением новой реалии; 2) неологизмы, которые придают более экспрессивную окраску известным (в большинстве случаев) реалиям. Обозначение «номинативные» для неологизмов первого типа представляется наиболее оправданным среди остальных терминов, так как данные лексемы создаются в связи с необходимостью дать название новому предмету / понятию. К разряду номинативных относятся все неологизмы подобного рода вне зависимости от дополнительных параметров (условия и способ появления в языке). Неологизмы второго типа можно обозначить термином «индивидуально-авторские инновации», который наиболее полно отображает суть передаваемого понятия, а именно: окказионализмы индивидуально-авторского производства, созданные для конкретного контекста как средство выражения отношения их автора к той или иной ситуации.

    По источнику появления лексических инноваций они делятся на:

    1) общеязыковые (как новообразованные, так и новозаимствованные) (для которых целесообразно использовать термин «неологизм»);

    2) авторские, индивидуально-стилистические (для которых целесообразно использовать термины «окказионализм» или «потенциальное слово», как было сказано выше). Они редко выходят за пределы контекста, не получают широкого распространения и, как правило, остаются принадлежностью индивидуального стиля, так что их новизна и необычность сохраняются.

    Однако встречаются случаи, когда те или иные авторские «потенцииальные слова» становятся частью общей лексики. Примером для европейских языков могут служить: утопия Т. Мора (XVI век), робот К. Чапека, новояз Дж. Оруэлла (XX век).

    М. В. Ломоносов обогатил русский литературный язык следующими словами: атмосфера, вещество, градусник, преломление, равновесие, диаметр, квадрат, минус, горизонт и горизонтальный, кислота и квасцы, зажигательное (стекло), негашёная (известь), огнедышащие (горы), удельный (вес).

    Слова промышленность, моральный, эстетический, эпоха, сцена, гармония, катастрофа, будущность, влияние, сосредоточить, трогательный, занимательный ввёл в русский язык Н.М. Карамзин; головотяп, головотяпство, благоглупость — М.Е. Салтыков-Щедрин; стушеваться, лимонничать — Ф.М. Достоевский; самолёт (в значении аэроплан), бездарь — И. Северянин; лётчик, изнеможденный и смехач — В. Хлебников, канцелярит — К. Чуковский.

    Особенно много окказионализмов в произведениях поэтов конца XIX — начала XX веков. Например: слова безглагольностъ, многопенный, разорванно-слитный в произведениях К. Бальмонта; пенноморозная, льдяные, иглистость, льдистость, стыдь в произведениях 3. Гиппиус; недомытка, свершитель, делатель, листъё, волшба в произведениях Вяч. Иванова; пламезарное, звездоочитые, вызвездилась, глухобезмолвная, благовестительство, просинится в произведениях А. Белого.

    В зависимости от условий создания неологизмы следует разделить на две группы: слова, возникновение которых не связывается с именем их создателя, их можно назвать анонимными, и слова, введенные в употребление конкретными авторами, то есть индивидуально-авторские неологизмы. Подавляющее большинство неологизмов относится к первой группе. И хотя у каждого вновь созданного слова есть творец, обычно он остается неизвестным (никто не может сказать, кем были придуманы слова земляне, рыночник, думцы, бесхоз и подобные). Чаще новое слово создается по такой продуктивной модели, что его начинают употреблять одновременно многие (читабельный, смотрибельный, наработки, подвижки). Ко второй группе неологизмов принадлежит, например, созданное В. Маяковским слово прозаседавшиеся, которое неизменно заставляет нас вспомнить сатирическое произведение поэта, написанное по поводу бесконечных заседаний.



    По предназначению неологизмы делятся на группы:

    1. для обозначения не существовавших ранее предметов, явлений и понятий (языковые неологизмы): например, слова электростанция или космонавт, лавсан, программирование, нэп появились вместе с соответствующими реалиями. Возникновение общеязыковых неологизмов обычно связано именно с обозначением новой реалии;

    2. как собственные имена для вновь создаваемых предметов (например, Кодак);

    3. для более краткого или выразительного обозначения;

    4. для достижения художественного (поэтического) эффекта.

    Неологизмы-слова образуются морфологически (безотходный), синтаксико-морфологическим (узкобытовой), семантико-морфологическим (челночить) способами. Новообразования не на базе имеющихся слов и морфем создаются с экспериментальной целью, например, в научно-фантастической литературе.

    Неологизмы-значения появляются в результате внутрисловной семантической деривации на основе метафоры и др. переносов наименования, «внесловной деривации», когда семантический неологизм образовался морфологически (трубач в значении трубоукладчик, ср. трубач в значении играющий на трубе).

    Неологизмы-сочетания слов образуются на основе стереотипизации цитат, превращения речевого отрезка в составной термин, условную формулу, идиому (знак качества, тянуть резину), переосмысления сочетаний слов, терминологизации и детерминологизации, преобразования структуры словосочетания (линия огня, открытым текстом, номер два).

    В отличие от неологизмов-новообразований существуют так называемые «относительные неологизмы», «неологизмы-вхождения», представляющие собой результат либо «внутреннего заимствования» - результат миграции языковых средств из одних сфер языка в другие или актуализации слов, известных в прошлом (зимник, вояж), либо заимствования из других языков (фломастер, дзюдо, лечо), кальки и переводы (выживатель (surviver), звездные войны (Star Wars)).

    Подытоживая сказанное, определим свои позиции по поводу используемых терминов. Понятие неологизм (инновация) является общим термином для обозначения всех типов неологической лексики. Придерживаясь наиболее распространенной точки зрения, под общеязыковыми неологизмами мы понимаем новые слова, появляющиеся в языке в связи с возникновением новых реалий или понятий. Как правило, в русском языке подобные лексемы представляют собой заимствования из английского языка. Следующий класс неологической лексики составляют окказионализмы, или авторские новообразования. Они, в свою очередь, делятся на лексические и семантические окказионализмы. Лексические окказионализмы представляют собой морфологически новые слова, не отмеченные ни в одном из лексикографических источников и образуемые чаще всего по непродуктивным моделям. Разновидностью лексических окказионализмов являются потенциальные слова, также отсутствующие в лексикографических источниках, но, в отличие от лексических окказионализмов, легко образующиеся по продуктивным моделям и в большинстве случаев не имеющие стилистической окраски новизны. Мы полагаем, что с точки зрения канала восприятия к лексическим окказионализмам необходимо также относить слова, для понимания смысла которых обязательно их зрительное восприятие; этот вид лексики называется графическими окказионализмами. Более многочисленным классом лексики, по сравнению с лексическими окказионализмами, являются семантические окказионализмы - узуально существующие слова с контекстуальным образным значением, не зафиксированным в лексикографических источниках.

    Началом выявления лексических окказионализмов является верификация данного вида лексики в словарных источниках. Графическое оформление лексемы также играет существенную роль при определении принадлежности к классу неологизмов, поскольку в большинстве случаев подобные единицы заключаются авторами в кавычки или выделяются курсивом. Новизна графического окказионализма наиболее легко доказуема, так как визуальное восприятие выступает в качестве основополагающего фактора семантизации слова. Контекстуальный комментарий также является характерным признаком неологичности лексемы: очень часто, вводя в текст окказиональную единицу, авторы раскрывают ее семантику путем дополнительного объяснения, которое может выражаться разными способами: кратким или достаточно полным комментарием, включающим этимологию и дефиницию лексемы; характеристикой в виде примечания; разъяснением неологизмов в скобках; для заимствований - переводом; указанием автора на отнесенность данной лексемы к классу неологизмов; объяснением в контексте необычной семантики лексемы; параллельным употреблением узуальной лексемы и ее неологического/окказионального синонима.

    Основным критерием нахождения семантических окказионализмов мы считаем их необычную семантику, возникшую только в данном контексте и не относящуюся к многомерности смысла или полисемичности данной лексемы [31, с. 27].

    Особую трудность представляет собой определение критериев для выявления общеязыковых неологизмов. Большинство лингвистов отдают предпочтение хронологическому критерию, под которым понимается существование нового слова в системе языка с момента появления в течение определенного временного отрезка (как правило, он составляет 10 - 15 лет). Поскольку общеязыковые неологизмы возникают из потребности в обозначении какой-либо новой реалии или абстрактного понятия, то неологическую окраску подобной лексической единицы следует определять, исходя из актуализации данного понятия. Принципиальная особенность подхода, используемого для выявления общеязыковых неологизмов, заключается в том, что анализ материала строится на методике «от слова к тексту», тогда как для всех остальных типов неологизмов применялся принцип «от текста к слову» [13, с. 27].

    На основе выделенных признаков неологизм мы определяем как лексическую единицу социального характера, фиксируемую со временем в словарях, созданную по существующим в языке словообразовательным моделям или заимствованную из другого языка для обозначения нового (прежде неизвестного) предмета или явления внеязыковой действительности или новое значение у уже существующего слова, появившееся в языке на определенном этапе его развития. Окказионализм понимается нами и трактуется в работе как экспрессивное авторское образование индивидуального характера, не кодифицируемое словарями, созданное путем как стандартных, так и нестандартных способов словообразования.

    Среди наиболее существенных параметров классификации инноваций мы выделяем: функциональный, по источнику появления в языке, по предназначению, по способу деривации, по языковой природе.

      1   2   3

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Кузьменко Наны Давидовны Специальность 050301. 65 Русский язык и литература