• ЗАЩИТА УМА



  • страница17/53
    Дата14.01.2018
    Размер6.04 Mb.

    Л. Рон хаббард дианетика: Современная наука душевного здоровья


    1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   53

    КНИГА ТРЕТЬЯ
    ТЕРАПИЯ


    Это общее правило: ничего не говорите и не издавайте ни единого звука вблизи человека “без сознания” или травмиро­ванного. Говорить, независимо от смысла слов, - значит ставить под угрозу его душевное здоровье. Не разговаривайте во время операций. Не разговаривайте, если оказались свиде­телем несчастного случая. Не разговаривайте!

    Ничего не говорите, находясь рядом с больным ребенком. Улыбайтесь, сохраняйте спокойствие, но ничего не говорите! Действия не говорят громче слов, но действия - это все, что можно делать возле больного или раненого, если у вас нет большого желания вогнать его в невроз или свести с ума, или, в лучшем случае, быть причиной будущих болезней.

    И особенно молчите вблизи женщины, получившей трав­му или сильное потрясение. Помогите ей. Если она разгова­ривает, не отвечайте ей, лучше просто помогите. Ведь вы не имеете ни малейшего представления, беременна она или нет.

    Это поразительный научный факт, что самые здоровые дети рождаются у самых счастливых матерей. Например, роды для клированной матери - несложное дело. Только инграммы родов у матери делают их трудными. Клированная мать не нуждается в анестезии. И это хорошо, так как анестезия производит ошеломляющий эффект на ребенка, и инграмма, когда она рестимулирована, развивает в ребенке тупость. Счастливая женщина имеет очень мало неприятностей с ро­дами. И даже несколько инграмм, которые все же возникают, несмотря на все предосторожности, ничто, если общий тон матери достаточно высок.

    Женщина, ты имеешь законное право требовать к себе хорошего отношения.

    КНИГА ТРЕТЬЯ ГЛАВА ПЕРВАЯ


    ЗАЩИТА УМА


    Ум - механизм, который сам себя защищает. Если исклю­чить использование наркотиков в наркосинтезе, шок, гипнотизм или хирургию, никакая ошибка не может быть сделана одитором, которая не могла бы быть исправлена им самим или другим одитором. Некоторые моменты, подчеркнутые в книге, объясня­ют самые быстрые способы проведения терапии с наименьшим числом ошибок. Ошибки отнимают время. Одиторы будут оши­баться, это неизбежно. Если одитор допускает ту же самую ошибку вновь и вновь, то ему следовало бы найти кого-нибудь, кто мог бы его самого провести через терапию.

    Существуют тысячи способов, как можно лопасть в непри­ятности с психическим лечением, но тем не менее их все-таки можно разделить на четыре основные группы: (1) хирургическое или шоковое вмешательство в деятельность мозга; (2) исполь­зование сильных наркотиков; (3) применение гипноза; (4) попытки скрестить Дианетику с более старыми формами терапии.

    Ум не даст себя серьезно перегрузить, пока он хоть частично осознает себя. Он может допустить перегрузку только в том случае, если уровень его сознания снижен до такой степени, что он не в состоянии верно оценить инфор­мацию. После этого он может быть выведен из строя. В состоянии Дианетического ревери1 пациент осознает все происходящее и имеет полный рикол всего, что произошло. Виды терапии, которые этого не делают, возможно, и полезны, но к ним нужно подходить с полным пониманием того, что они могут быть небезопасны. Дианетика использует ревери чаще всего в своей деятельности, и одитор при этом не может вовлечь себя и пациента ни в какие неприятности, из которых он не смог бы выпутаться сам и оградить от них своего пациента. Он работает с практически безопасным и непогре­шимым механизмом до тех пор, пока разум сохраняет способ­ность осознавать происходящее: радио, часы или мотор подвергаются гораздо большему риску в руках рабочего, чем человеческий ум. Он устроен с большим запасом прочности. Трудно поставить его в положение, создающее для него неудобства, а с помощью ревери просто невозможно довести до невроза или сумасшествия.

    1 ревери: человек сидит с закрытыми глазами Состояние ревери — это только название. Это этикетка, используемая для того, чтобы пациент думал, что его состояние изменилось настолько, что его память сильно улучшилась или он может делать что-то, чего он не мог делать раньше. Действительность заключа­ется в том, что он мог это делать все время. В этом состоянии нет ничего странного. Человек совершенно не сонный, но если просто вопросить его закрыть глаза, он технически находится в состоянии ревери.

    Вот что говорится в американском пехотном уставе о решениях: “Любой план, независимо от того, насколько он плох, решительно приведенный в жизнь, лучше, чем бездей­ствие”.

    В Дианетике любой кейс, независимо от его серьезности, независимо от уровня одитора, лучше открыть, чем оставить закрытым. Лучше начать терапию, даже если вы прервете ее после двух часов работы, чем совсем не начинать. Лучше осуществить контакт с инграммой, чем оставить ее невыяв­ленной, даже если это приводит к физическим неудобствам для пациента. С этого момента инграмма уже не будет так сильна, как раньше. Неудобства для пациента постепенно исчезнут.

    Это научный факт. Механизм, которым пользуется Диа­нетика, есть способность мозга, о которой люди раньше не знали. Это врожденный процесс мышления, который, по всей вероятности, предназначался для использования в общем процессе мышления, но, по странному недосмотру, никогда раньше не был обнаружен. Когда человек узнает об этой своей способности, он в состоянии думать лучше, чем раньше. Он может узнать о том, что эта способность существует, в течение десяти минут. Когда она становится более интенсивной, то называется ревери. Когда вы приближаетесь к инграмме в таком состоянии, некоторые из соединений низших уровней данной инграммы ломаются и аберрирующие факторы уже не имеют прежней силы воздействия на физическое и умственное состояние человека. Само осознание того, что действительно существует возможность решить психические проблемы, так­же является стабилизирующим фактором.

    Приближение к инграмме в ревери - это совсем не то же самое, что рестимуляция инграммы с помощью внешних раздражителей, как это происходит в жизни. Инграмма сильна и жестока, но только до тех пор, пока до нее не дотронешься. В боевой позиции и активизированная, она может быть рести­мулирована и стать причиной тяжелых душевных и физиче­ских заболеваний. Но приближаясь к ней в состоянии ревери, мы подходим к ней по другой дороге, которая ее разоружает. Сила инграммы частично заключена в страхе перед неизвест­ностью, знания же приводят к стабильности сами по себе.

    Не думайте, что вы не создадите неудобств для пациентов. Это неправда. Работа одитора, когда он дотрагивается до инграмм, которые не в состоянии поднять, может стать источ­ником разного рода головных болей и недомоганий, слабых физических заболеваний, даже если работа проведена тща­тельно, Но ведь жизнь делала с пациентом то же самое и в гораздо большем объеме на протяжении многих лет! И неваж­но, как бы ни терзали кейс, сколько бы аберраций ни выплыли на поверхность, чтобы мучить пациента на протяжении дня или двух, - это ничто по сравнению с тем, что приводится в действие окружающей средой, влияющей на нетронутую ин­грамму.

    Одитор может делать все задом наперед, вверх ногами и совершенно неправильно, но пациент все равно почувствует улучшение, если только не применялись лекарства, пока он не проработает несколько кейсов. Он не должен использовать гипноз как таковой и смешивать Дианетику с более старыми терапиями. Он может использовать лекарства в Дианетике, если он хорошо знает Дианетику и с согласия врача. Он может использовать все методы гипноза, но только если он досконально изучил Дианетику. И после использования Дианетики он не впадет опять в попытки мистического излечения умов. Короче, основная мысль, изложенная выше, заключается в том, что если одитор возьмет для начала сравнительно неслож­ный кейс, чтобы увидеть, как работают механизмы ума, и использует только ревери, он не может попасть в неприятно­сти. Разумеется найдутся те, кто верит в свой громадный опыт битья в тамтам или в сотрясении тыквенной погремушки. Они не дадут Дианетике работать, как положено Дианетике, они примчатся к пациенту на всех парусах и начнут донимать его “завистью к пенису” или заставлять покаяться в грехах; но пациент, с которым такое случается, должен быть достаточно умен для того, чтобы поменяться местами с одитором и освободить его от некоторых аберраций перед тем, как про­должать работу.



    Любой, кто прочел эту книгу один раз и раздобыл пациента со звуковым риколом для первого опыта, будет знать об уме после этого больше, чем он когда-либо знал раньше. Он будет более умел и способен в работе в сфере разума, чем любой другой, кто пытался это сделать еще совсем недавно, независимо от репутации. Это не значит, что человек, который имел опыт с душевнобольными, познав Дианетику (зная Дианетику), не будет иметь преимущество над теми, кто не догадывался о некоторых невинных слабостях и недостатках, которые присущи аберрированному человеку. С другой сто­роны, это не значит, что инженер, адвокат или повар с несколькими законченными кейсами в своем активе не будет обладать большей сноровкой, чем любые другие одиторы. Что ж, не боги горшки обжигают.

    Нельзя сразу сказать, что любой гипнотизер или способ­ный психолог, желающий и готовый выбросить за борт ошибки прошлого, подготовлен лучше других для применения Диане­тики. В сфере психосоматической медицины врач, имеющий огромный багаж опыта, может стоять гораздо выше других одиторов в работе с Дианетикой. Но это не всегда так. Опыты показали, что люди самых неожиданных профессий вдруг становились одиторами, и их умение превосходило квалифи­кацию тех, чье поле деятельности казалось более родственным Дианетике. Инженеры - прекрасный материал, из них можно сделать превосходных одиторов. К тому же Дианетика суще­ствует не для какой-то одной из профессий, так как ни одна профессия не может охватить ее. Она недостаточно сложна, чтобы ее изучали годами в каком-то университете. Она при­надлежит человечеству, и никто не сможет монополизировать ее, так как она нигде не подпадает ни под чью законодатель­ную власть. Если когда-нибудь Дианетика подпадет под зако­нодательство и станет лицензированной профессией, тогда придется издавать законы о праве выслушивать истории дру­гих людей, их шутки и рассказы о личном опыте. Такие законы посадили бы всех хороших людей, которые с симпа­тией выслушивают своих попавших в беду друзей, за решетку. Дианетика не является психиатрией. Дианетика не является психоанализом. Она не является психологией. Она не явля­ется личными отношениями. Она не является гипнозом. Это наука о мышлении, и она так же нуждается в лицензировании и законодательстве, как физика. Те действия, против которых вырабатываются законодательные решения, являются вопро­сом закона, так как они могут каким-то образом повредить людям или обществу. Законы о психоанализе есть в трех американских штатах, законы о психиатрии существуют по­всеместно. Если одитор хочет быть психиатром с полномочи­ями на вивисекцию человеческого мозга, если он желает называть себя врачом и давать пациентам наркотики и лекар­ства, если хочет заняться гипнозом и накачивать пациентов внушениями, то ему надо разобраться с психиатрией, медици­ной и местными законами, так как он вошел в не имеющие отношения к Дианетике сферы деятельности. Она не пользу­ется гипнозом, не делает операций на мозге, не дает лекарств пациенту, если местный врач не работает в Дианетической организации. Дианетика нигде не обусловлена никакими за­конами, так как не существует закона, который может запре­тить одному человеку сесть напротив другого и рассказать ему о своих неприятностях. Желание монополизировать Дианети­ку, можно быть уверенным, происходит от причин, связанных не с Дианетикой, а только с наживой. В стране не хватает психиатров для работы в психиатрических лечебницах. К сожалению, современное поколение, которое обременено ятрогенными болезнями*, будет нуждаться в таких лечебницах и в психиатрах: их поле деятельности - лечение сумасшедших по определению, а мы с вами этим не занимаемся. Дианетика становится в строй с психологией, не нарушая ничего связан­ного с кадрами, исследованиями или с преподавательскими должностями, так как психология - просто наука о психике, и теперь, когда существует подлинная наука о психике, психология может продолжать развиваться по собственному усмотрению. Дианетика ни с кем не враждует, не подпадает ни под один существующий закон - ни один свод законов не ожидал ее и не был готов к появлению науки о мышлении.

    * ятрогенная болезнь: болезнь, вызванная врачами. Операция, во время которой скальпель врача нечаянно повредил пациенту, может вызвать ятрогенные заболевания или травму по вине хирурга. - Л.Р.Х.

    КНИГА ТРЕТЬЯ ГЛАВА ВТОРАЯ

    1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   53

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Л. Рон хаббард дианетика: Современная наука душевного здоровья