страница23/53
Дата14.01.2018
Размер6.04 Mb.

Л. Рон хаббард дианетика: Современная наука душевного здоровья


1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   53

ЭМОЦИЯ И ЖИЗНЕННАЯ СИЛА


Эмоция играет в терапии одну из основных ролей. Во Второй книге мы теоретически коснулись этого предмета, разделив эмоции на три группы: а) эмоции, содержащиеся в командах инграмм, когда физическая боль ошибочно принимается за эмоции; б) эмоции как эндокринные реакции, подчиненные ана­литическому уму клира и аналитическому и реактивному уму аберрированного; в) эмоции, заключенные в инграммах, связывающие сво­бодные единицы жизненной силы.

Дальнейшая работа и исследования эмоций помогут луч­ше их понять. Но мы уже имеем некоторые действующие знания в этой области. Мы можем использовать то, что мы знаем и добиваться результатов. Когда мы будем знать боль­ше, мы сможем добиваться гораздо больших результатов, но уже сейчас мы в состоянии делать релизов и клиров. Если мы будем рассматривать эмоции как связанную силу жизни и будем следовать основным правилам, чтобы освободить эту силу, то принесем очень большую пользу любому преклиру; и на самом деле, наибольших побед мы сможем достигнуть за счет освобождения эмоций.

В инженерной науке, типа Дианетики, мы можем рабо­тать, используя “кнопочный механизм”. Если щелкнуть вы­ключателем, мотор остановится, включить - заработает снова, и независимо от того, сколько раз мы щелкнем выключателем, мотор будет останавливаться и запускаться. Мы используем силу, которая так же загадочна, как электрические разряды для Джеймса Кларка Максвелла. Задолго до него Бенджемин Фран­клин обнаружил явление электричества и провел некоторые интересные опыты, но он не применял его в достаточной степени и не был в состоянии его контролировать. Философ Бергсон1 выделил что-то под названием e'lan vital, силу жизни. Человек живет, значит, должна существовать сила или поток чего-то, что поддерживает его жизнь; когда человек умирает, сила исчезает или иссякает поток. Это сила жизни примерно на том же уровне, на каком Бенд­жемин Франклин изучал электричество. На этом же уров­не и Бергсон рассматривает силу жизни. Сейчас в Дианетике мы находимся на уровне Джеймса Кларка Мак­свелла или очень близко к тому. Мы знаем, что могут быть выведены определенные уравнения силы жизни, и мы можем использовать такие уравнения. Например, можно вывести теорию, что “сила жизни” и некоторые виды “эмоций” практически идентичны. Приведем простую ана­логию. Представьте, что теория Максвелла неверна, но электрическим светом мы все равно пользуемся. Из Диа­нетики ясно, что большинство ее ' законов действуют параллельно естественным законам: это подтверждают расчеты. Нельзя с уверенностью сказать, что мы точно классифицировали эмоции, но ведь мы не будем уверен­ными до тех пор, пока мы не сможем взять мертвеца и накачать его силой жизни. Не будем вдаваться в крайно­сти, мы все равно уверены, что эмоции олицетворяют жизненную силу.

1 Бергсон, Анри (1859-1941): французский философ. Лауреат Нобелевской премии по литературе (1927).

Мы можем, например, взять девушку, исследовать ее прошлое при помощи, скажем, электрического энцефалографа (инструмента для измерения нервных импульсов и реак­ций)2 и потом на основании информации, полученной таким образом, достигнуть одну из двух целей. Конечно, первая не является гуманной, и она и не ставится, но можно сделать девушку больной или лишить рассудка, просто используя эту информацию. (Однако если данные получены в терапии, т.е. путем действительного контакта с инграммами, то инграмма, контактированная в состоянии ревери, потеряет свою аберри­рующую силу. Следовательно, терапия Дианетики делает совершенно невозможным такой вариант). Второй, и гораздо более важный факт таков. Можно сделать так, чтобы она получила обратно при помощи тех же данных всю жизненную силу, интерес, настойчивость и упорство, все возможное физическое и душевное благополучие. Если бы не было возможности работать с этими данными в двух направлениях, мы бы не получили ответа - по крайне мере, теоретически. (Если какой-либо фантаст чувствует искушение придумать всякие ужасы о первом факте, ему следует вспомнить то, что информация была получена при помощи аппарата, который поразил бы доктора Франкенштейна3 своей сложностью и тем умением, которое необходимо для работы с ним. Дианетиче­ская терапия осуществляет контакт с данными в их источнике; прибор нужен для предотвращения прикосновения к источни­ку - ведь в тот момент, когда до него дотронулись в процессе терапии, его сила улетучивается, как вчерашние газетные заголовки. Так что, пожалуйста, давайте обойдемся без спек­таклей о Дианетике типа “Газовый свет”4, они были бы технически неточными).

2 Электроэнцефалограф, гипноскоп, таблицы интеллекта, экзамены для различ­ных динамик в т.д. являются механическими помощниками Дианетики. Они обычно используются в исследованиях. Их можно использовать на практике, если они есть и умение одитора позволяет, но они до сих пор не использовались широко, они не нужны для терапии. Какой-то химик скоро изобретет идеальный “транс-газ”, кото­рый, я надеюсь, ускорит работу с шизофрениками; и какой-то инженер, я верю, сделает что-то для измерения нервных импульсов, достаточно дешевое, чтобы такой прибор можно было использовать в общей практике. Сейчас мы можем справиться и без них, независимо от того, насколько сильно мы желаем их иметь в будущем. (В настоящее время, такой прибор созван и широко используется в других видах одитинга во всем мире. Никакие газы или наркотики в Дианетике не применяются – ни на шизофрениках, ни на других больных.)

3 Доктор Франкенштейн: персонаж фантастической повести Мэри Шелли "Франкенштейн" (1618 г.), в которой ученый создал чудовище в облике человека, а оно уничтожило своего создателя.

4 “Газовый свет”: пьеса Патрика Гамильтона, в которой муж пытается свести жену с ума.

Итак, мы говорили, что электричество можно включить и выключить. С точки зрения Дианетики, его можно только включить. Мы используем своеобразный реостат, который не отходит назад, но, продвигаясь вперед, наполняет человека большей и большей динамической силой и позволяет ее контролировать.

Человек намеревается быть самоопределенным организмом. Если он в состоянии оценить свои данные без искусственных компульсий или репрессий, (“нажатых семе­рок” на калькуляторе), он действует с максимальной эффек­тивностью. Когда человек определен извне, то есть чувствует непреодолимое желание что-то делать или непре­одолимое желание чего-то не делать без своего рациональ­ного решения, он становится животным и действует как кнопочный механизм5. Кнопочный фактор настолько четко действует, что одитор, который в процессе терапии нашел ключевую фразу в инграмме (и не обезвредил ее) может использовать эту фразу на протяжении какого-то короткого времени, чтобы заставить пациента кашлять или смеяться, или же прекратить кашлять и смеяться - по желанию одито­ра. В случае, когда данные получены из источника (был осуществлен контакт с самой инграммой, что частично ли­шило ее силы), кнопочный механизм не сможет действовать долго, его хватит наверняка менее, чем на 200-300 переключений. Попытки принуждения людей болью, а также большая часть материала различных школ прошлого были кнопочными механизмами, хотя люди и не сознавали этого. Если не задеть основание инграммы, ее можно использовать вечно, ее сила никогда не уменьшится. Затронутая же в точке истока, где мы достигаем первоначальной записи, она теряет силу6. Работа с людьми и то, что весьма приблизительно называется “психо­логией”, в действительности есть кнопочная работа с челове­ческими аберрационными фразами и звуками. Дети находят' их в своих родителях и мстительно их используют. Клерк узнает, что его начальник терпеть не может наполненную мусорную корзинку, и именно поэтому она всегда перепол­нена. Боцман увидел, что матрос кривится каждый раз, когда произносится слово “пижон”, и применяет это слово, чтобы досадить подчиненному. Это примеры “кнопочных войн” сре­ди аберрированных людей. Жены могут обнаружить, что определенные слова заставляют их мужей морщиться, злят их или принуждают воздерживаться от какого-то действия, и используют эти “кнопки”. Мужья также находят “кнопки” своих жен и используют их, чтобы те не покупали одежду и не пользовались машиной. Эти атакующие и оборонительные дуэли между аберрированными людьми начинаются с реак­ции одних “кнопок” на другие. Целые народы можно контро­лировать за счет “кнопочных” реакций. Реклама узнает о “кнопках” и использует их в таких вопросах, как дурной запах тела или средство от запоров. Сфера развлечений и модных песен нажимает “кнопки” целыми рядами для получения аберрированных реакций. Порнография нравится только тем, кто имеют порнографические “кнопки”. Правительства “хлеба и зрелищ”7 привлекают людей, которые имеют кнопку “позаботься обо мне” и другие. Им нет нужды взывать к разумности, когда вокруг столько разных “кнопок”.

5 кнопка: слова, фразы или предметы, которые вызывают отрицательную реакцию в человеке от слов или действий других людей, и которые причиняют ему неудобства. вызывают стеснительность, расстройство или заставляют его бесконтрольно смеяться. Нажмете на “кнопку”, возникнет реакция, как в любом механизме с кнопочным

6 Когда аналитический ум, сознание, дотрагивается до инграммы я какая-то ее часть становится известной, тогда она теряет долю своей силы, так как та часть больше не содержит бессознательности, необходимой для существования инграммы (смотрите главу “Реактивный ум”, где сказано: “Бессознательность является единственным источником аберрации”).

7 “хлеба и зрелищ”: к концу существования Римской империи правящая верхушка выдавала бесплатно еду и устраивали бесплатные зрелища (цирк) для простых людей в попытках предотвратить беспорядки.

Эти “кнопки”, поскольку они являются “семерками”, нажатыми болью и эмоциями (неправильные данные, введен­ные в компьютер инграммами - а каждое общество имеет свой особый шаблон инграмм), делают людей сумасшедшими, больными и вообще приводят к полному хаосу. Единственная “кнопка” клира — это то, что дает ему его компьютер, который знает, что способствует его выживанию на всех четырех динамиках. Решение основано на собственном опыте, проана­лизированном компьютером. Таким образом, не являясь ма­рионеткой в руках неосторожных или подлых людей, человек остается психически и физически здоровым.

То, что клир не эмоционален, что его разум холоден и он является этакой робкой куклой в руках собственных вычис­лений - неправда. Его компьютер работает так быстро и на стольких уровнях, производя большое количество одновре­менных вычислений, но вне его “Я” (хоть “Я” и может просмотреть любое из них на выбор), что его инверсия8 -острое осознание самого себя - минимальна. Инверсия есть состояние аберрированного человека, чей бедный компьютер сражается с трудностями и “нажатыми семерками” в инграм­мах типа: “Я должен это сделать. Я просто обязан это сделать. Но, возможно, я передумаю”.

8 инверсия: изменение прямого порядка на обратный. Вместо того, чтобы смотреть наружу, он смотрит внутрь.

Разница в расчетах аберрированного и клира очень вели­ка. Но имеется и более существенное отличие - сила жизни. Динамики, очевидно, имеют строго определенное количество потенциальной силы. Она проявляется в виде упорства в жизни, настойчивости в начинаниях, энергии мысли и дейст­вий, способности испытывать удовольствие. Динамики клеток человека могут быть не более сильными, чем кошачьих. Но динамики человека в целом значительно превосходят динами­ки любого животного. Принимайте это как хотите, но человек более живой потому, что он имеет более подвижные реакции. Под более живым подразумевается то, что его разумное и эмоциональное стремление жить превосходит те, что найдены в других формах жизни. Если бы это не было правдой, он бы сейчас не командовал царством животных. Независимо от того, что именно предпримет акула или бобер, когда они станут перед угрозой своего полного вымирания, акулы и бобры проигрывают, когда они сталкиваются с динамиками человека: из кожи акулы делают сумки, ее едят как витамины, а бобер украшает плечи женщины.

Фундаментальный аспект этого существует в каждой от­дельной реакции. Животные удовлетворены своей средой обитания и стремятся к лучшему выживанию в ней. Самое опасное животное или бог - это человек, хотя он и имеет другое мнение. Представителям старых школ нравилось гово­рить бедным или больным о том, что они должны смотреть реальности в лицо. Они считали это оптимальным пове­дением, но оно не является таковым для человека. Эти школы допускали фундаментальную ошибку, предпола­гая, что аберрированные люди не желали смотреть в глаза реальности, в то время, как они, из-за инграмм, были не в состоянии этого сделать. Предполагалось, что просто взгляд в глаза реальности ведет к душевному здоровью. Может, оно и так, но это не приводит к победе человека над силами природы и другими видами живо­тных. Человек имеет в своем арсенале нечто большее: некоторые называют это творческом воображением, дру­гие - по-другому. Как бы то ни было, налицо интересный факт: человека не удовлетворяет состояние только лишь “быть лицом к лицу с реальностью”, как большинство других форм жизни. Человек заставляет реальность стать лицом к лицу с ним самим. Пропаганда необходи­мости смотреть в глаза реальности, как и пропаганда того, что человек может сойти с ума от “детских страхов” (что бы это ни значило), не смотрит в глаза существующей реальности. А она заключается в том, что в тех местах, где бобер веками строил свои плотины на протяжении веков эволюции, человек за полсотни лет перешел от плотин из камня и дерева к мельничному жернову с водяным приводом, к постройкам типа Великая дамба Кули9. Человек изменяет свойства больших масс недвижимого имущества природы: превращает пустыни в плодородную почву, потоки воды в электрический ток. Это, может быть, не так поэтично, как хотел бы Руссо, это, может быть, не так красиво, как хотели бы некоторые “любители природы”, но это и есть новая реальность. Две тысячи лет назад китайцы построили стену, которую можно было бы увидеть с Луны, если бы там кто-то был и оттуда смотрел; три тысячи лет назад люди сделали Северную Африку зеленой и плодородной; десять тысяч лет назад они занимались каким-то другим проектом; человечество всегда неплохо умело формировать окружающую среду для собственного пользования.

9 Великая дамба Кули: большая бетонная дамба на реке Колумбия в штате Вашингтон.

Здесь работает какое-то дополнительное качество или нечто большее, настолько большее, что мы поднимаемся на другой уровень.

Это не такое уж большое отступление от терапии: здесь описаны свойства жизненной силы. Когда человек чувствует, что “имеет меньше и меньше жизненной силы”, он теряет где-то свободные единицы. Для общества или человека сво­бодные единицы жизненной силы становятся тем дополнитель­ным толчком, который нужен для покорения Северной Африки, расщепления атома, полетов к звездам.

Механическая теория - вспомните, что она всего только теория, и Дианетика выстоит и без нее - предполагает ограниченное количество единиц жизненной силы в каждом чело­веке. Эти единицы могут быть общими для группы и могут увеличиваться пропорционально росту “энтузиазма”; но для наших целей мы можем предположить, что человек, как личность или общество (оба они являются организмами) имеет определенное число единиц жизненной силы, доступное для использования в любой момент. Он может производить эти единицы жизни по мере необходимости или же просто, иметь определенный запас их - это не относится к делу.

Относится к делу то, что человеке любой момент, в течение часа или дня, жив только до определенной степени. Считайте это его динамическим потенциалом, о котором шла речь в нашем графике раньше.

Что происходит с динамическим потенциалом аберриро­ванного человека? Он имеет большое количество инграмм в своем банке. Мы знаем, что эти инграммы могут спать всю его жизнь и не включиться, а могут включиться — любая из них или все разом. А потом в дело вступят рестимуляторы окру­жающей среды и приведут их в действие. Уровень необходи­мости потенциала может внезапно возрасти и преодолеть все эти подключенные инграммы, и мы знаем, что хорошее для выживания действие может принести человеку шанс получе­ния такого удовольствия, что инграммы останутся не рестиму­лированными, хоть и включенными. Можно также предположить, что инграммы, переходящие от одного периода жизни к другому, могут оказаться выключенными и так и остаться такими из-за какого-то значительного изменения в окружаю­щей среде или в шансах на выживание.

Обычно несколько инграмм постоянно остаются включенными, и они хронически рестимулируются окружающей средой. Если человек изменит среду своего обитания, старые инграм­мы могут выключиться, но со временем новые инграммы включаться.

Большинство аберрированных людей живут в состоянии постоянной рестимуляции, что, в среднем, означает быстрое скольжение вниз по нисходящей спирали.

Что же касается жизненной силы, то механическое дейст­вие инграммы после включения сводится к тому, чтобы захватить определенное количество единиц жизненной силы. Внезапная и грубая рестимуляция инграммы позволяет ей захватить гораздо больше единиц жизни. В среднем кейсе каждая рести­муляция захватывает большое количество единиц жизни и удерживает их. Когда энтузиазм или инерция выравнивают движение человека по направлению к действительно благо­творной для выживания цели (противоположной псевдо-цели в инграммах), он забирает обратно некоторые из этих единиц. Но витки спирали устремлены вниз, и потому он не в состоянии забрать обратно такое же количество единиц, какое он потерял в инграммном банке, разве что при очень необыч­ных обстоятельствах.

С точки зрения этой теории можно сказать, что все больше и больше единиц жизненной силы из запасов человека захватываются и не выпускаются инграммным банком. Там они извращаются и используются как фальшивые динамики (как в маникальном и эйфорическом случаях), оказывают принудительное воздействие на соматический и аналитиче­ский ум. Находясь в инграммном банке, единицы жизни недоступны в виде свободных чувств и свободных действий, но используются против человека изнутри.

Еще одно наблюдение подтверждает эту тенденцию: чем больше аберрированнный человек рестимулирован, тем мень­ше у него свободных чувств. Если он застрял в маникальной (чрезвычайно “льстивой” инграмме, способствующий выжи­ванию) , его жизненная сила исходит из инграммы - поведе­ние, как бы оно ни было исполнено энтузиазма или эйфории, очень аберрированно. Если он имеет большое количество жизненной силы, тогда можно показать, что он будет иметь еще больше разумно распределенной жизненной силы, когда станет клиром (что было сделано в действительности).

Мы уже демонстрировали паразитические качества “де­монских контуров”, которые используют части аналитиче­ского ума и его процессов. Это паразитическое качество является общим для инграмм. Если человек имеет, предполо­жим, 1000 единиц силы жизни, он обладает способностью в состоянии клира направлять их на очень жизнерадостное существование, но в маникальном состоянии, с полностью рестимулированной инграммой, способствующей выживанию, сила жизни направляется аберрированной командой и дает ему, скажем, 500 единиц псевдо-динамического толчка.

Другими словами, энергия идет из того же источника, но у инграммы меньше энергии, чем у клира. (Эти особенности личности маника или суперличности невротика привели пред­ставителей старых школ к неправильной идее, что только сумасшествие делает человека способным выжить. Эту кон­цепцию легко опровергнуть в лаборатории просто путем клиринга одного из этих маников или любого другого абер­рированного человека).

Инграмма использует те же действия, но извращает их, точно так, как использует тот же аналитический ум, но узурпирует его. Инграмма сама по себе не только не жизне­способна, но, как любой паразит, чрезмерно расходует жиз­ненную силу своего хозяина. Она абсолютно неэффективна. Если бы аналогичный прибор был включен в электронную цепь оборудования, он бы нарушал ритм работы, ме­шал изменению некоторых функций, которые должны иметь возможность изменяться и, к тому же, поглощал бы энергию, необходимую машине, удлиняя проводники и ухудшая каче­ство конденсаторов и трубок.

В разуме инграмма приобретает убедительный облик “по­мощника” именно в манике, направляя человека на жестокие действия, концентрируя его на маникальной идее. “Суперде­ляга”, жестоко веселый подлец, фанатичный неистребимый религиозный активист - все могут быть классифицированы как маники. Обилие “мощности” этих людей, даже если она мрачна, как у Торквемады10 или разрушительна, как,у Чин­гисхана, вызывает преклонение многих. Маникальной, как будет объяснено ниже, становится “способствующая выжива­нию”, “помогающая” команда в инграмме, которая все-таки направляет человека по определенному курсу. Но инграмма способна, только на такое количество “мощности”, которое есть у хозяина, так же, как она способна связать только присутствующую часть аналайзера.

10 Торквемада, Томас: (1420?-1498) Испанский монах-доминиканец. Организовал инквизицию в Испании, стал известен из-за строгости своих приговоров и жестокости наказаний.

Давайте возьмем сильного маника, который функциони­рует на 500 неких единицах жизненной силы, взяв за основу, что у обычного человека 1000 таких единиц. Предположим, что мы имеем дело с Александром11. В большинстве случаев динамики обычного человека не получают помощи от маника; они рассеяны, как поток электронов, путь которым преграж­дает кусок свинца. Это рассеянные мысли и действия, нераз­решимые проблемы, неорганизованность. Тогда из 1000 единиц 950 попадают под влияние инграмм, и человек прояв­ляет свои способности только на 50 единиц. В случае с Александром можно предположить, что стремления маника совпадают с собственными стремлениями человека. Главная цель становится сильным регулятором: маник случайно ока­зывает давление в том же направлении - человек громадных способностей и личной храбрости получает в свое распоряже­ние 500 единиц из маникальной инграммы, начинает верить в то, что он бог, и завоевывает почти весь мир. Его приучили к вере, что он был богом, его маникальная инграмма сказала, что он был богом, и инграмма имела в своем содержании холдер. Александр завоевал мир и умер в возрасте 33-х лет. Он мог находиться в своей маникальной инграмме только до тех пор, пока слушался ее. Когда он перестал подчиняться инграмме, его вэйланс изменился, он перестал быть маником, и это привело его, с болью, к рассеянным действиям. Инграм­ма, полученная от его матери Олимпии, может быть восста­новлена даже через столетия. Инграмма, видимо, утверждала, что Александр будет богом, завоюет мир и будет продолжать завоевывать. Наверное, все эти мотивы звучали в ритуальных молитвах матери Александра, которая была высокопоставлен­ной жрицей на Лесбосе12 и, должно быть, получила какую-то травму непосредственно перед молением. Она ненавидела своего мужа Филиппа13. Сын, который покорил бы весь мир, был ответом мужу. Александр мог иметь пятьдесят или сто инграмм “помощи” от страстных молитв женщины, которая была достаточно аберрированной, чтобы совершить убийство. Александр одерживал победу за победой, до тех пор, пока нехватка продовольствия не привела армию к голоду, и полководец больше не мог слушаться инграмму, которая набросилась на него в виде боли. Инграмма, которая призывала к дальнейшему завоеванию, придавала силу своей ко­манде при помощи боли. Когда завоевания больше не могли продолжаться, боль атаковала Александра. Однажды он понял, что умирает, и умер в течение недели, в апогее своей силы. Такое действие оказывает фраза в маник-инграмме в больших дозах.

11 Александр: Александр Македонский (356-323 до н.э.).

12 Лесбос: греческий остров в Адриатическом море. Слово "лесбиянство" происходит от названия этого острова вследствие эротизма и гомосексуальности, приписываемых древнегреческой поэтессе Сафо с острова Лесбос и ее последователям.

13 Филипп (382-336 до н.э.): Филипп Македонский, отец Александра.

А теперь представьте, что образование Александра вос­становило его против отца, мать молила бы богов о военных успехах сына, а юноша избавился бы от своих инграмм и стал клиром. Что было бы? Имея на это достаточно основательную и рациональную причину, Александр был бы в состоянии завоевать мир и дожил бы до восьмидесяти лет, наслаждаясь победами. Откуда мы это знаем?

Маник, имеющий 500 единиц направленной целеустрем­ленности, стал клиром. Теперь у него 1000 единиц разумно направленной целеустремленности. Он в два раза более на­стойчив, и хотя цели остались прежними, сейчас они более достижимы. Ничто не набросится на него в тот момент, когда он достиг цели или потерпел поражение.

Это лабораторная теория о жизненной силе. Она была сформулирована в результате многочисленных наблюдений. Теория может быть ошибочной, но данные наблюдений верны. Но теория все же близка к истине, ибо предсказывает и объясняет целый ряд феноменов, о существовании которых раньше даже не подозревали; другими словами, это полезная теория. Эта теория подтверждает любопытный факт, необхо­димый для работы одитора: преклир улучшал свое состояние в терапии прямо пропорционально количеству эмоциональ­ного заряда* выпущенного из его реактивного банка.

Целеустремленность и настойчивость аберрированного человека тормозились пропорционально количеству эмоцио­нального заряда в инграммном банке. Возврат потенциала выживания увеличивается пропорционально количеству энергии* освобожденной из инграммного банка.

Инграммы, за счет которых произошло наибольшее ос­вобождение заряда, были сконцентрированы вокруг потери надуманных факторов выживания.

Так была сформулирована теория жизненной силы. Лю­бой маник после клиринга проявлял гораздо больше жизнен­ной силы и энергии, чем до того, как стал клиром. И любой “нормальный” индивидуум после клиринга увеличил количе­ство доступных единиц жизненной силы до такого уровня, что мог сравниться с маником, прошедшим клиринг.

Не вызывает сомнения, что дальнейшие исследования и работа отшлифуют эту теорию. Но теория служит свою службу уже сейчас. Это одна из “научных теорий”, которые представляются для объяснения какого-либо механизма или серии наблюдений. Она соответствует основным законам Ди­анетики, так как предсказывает данные, которые затем нахо­дят свое подтверждение, и не отвергает данные, полученные ранее с помощью математики и философии Дианетики.

Речь идет не столько об эфемерном понятии - “эмоция”, сколько о жизненной силе. Она возрастает за счет удач и полученных удовольствий (усиление измеряется в этих про­извольных единицах). Иными словами, удовольствие стано­вится силой, которая подзаряжает батарейки или способствует их подзарядке; в случае клира - ведет к возобновлению действий, так как лень инграммна.

Удовольствие - чрезвычайно важный фактор. Творческие и созидательные начинания, преодоление известных препят­ствий, мешающих достижению цели, воспоминания о достиг­нутых в прошлом успехах - все увеличивает жизненную силу. К примеру, человек, который добился громадных успехов, а потом, заболев, потерял их, следует в своем поведении инг­раммной команде. Он не послушался инграммной команды и теперь за это страдает от боли. Способности некоторых вундеркиндов “перегорают” быстро, как сухие дрова в печи. Любой вундеркинд - продукт насилия: подумайте, какие мечты мать заложила в его инграммы. Она ударяется и восклицает: “О, я никогда себе этого не прощу! Я испортила жизнь своему ребенку! Мой ребенок будет великий скрипач!” или “Ты, грубиян! Ты меня ударил! Ты травмировал нашего ребенка. Я тебе покажу. Я из него сделаю великого ребенка-пианиста! Он будет известен во всем Бруклине! Он будет вундеркиндом! А ты его ударил, ты, грубиян! Вот сяду здесь и буду сидеть, пока ты не уйдешь!” (Действительные инграм­мы). Значит, чтобы отомстить папе, нужно стать величайшим пианистом, известным во всем Бруклине. И в самом деле, ребенок имеет большой успех, у него музыкальный слух, он много музицирует, он целеустремлен. Мама поддерживает эту инграмму в постоянной рестимуляции. Но однажды ребенок проиграл конкурсное соревнование и внезапно осознал, что он уже не ребенок, что он потерпел поражение. Его целеуст­ремленность пошатнулась. Начались головные боли (удар папы), бывший вундеркинд “перегорел” и превратился в невротика. Став клиром, он опять начал музицировать и превратился в одного из наиболее высокооплачиваемых кон­цертных пианистов Голливуда. Музыка не шла вразрез с его основным стремлением.

Другой пример маника. Пациент, который проходил курс терапии в течение определенного времени (кстати, это не единственный пример такого рода), был в безумном восторге от Дианетики. Он не ходил, а летал, грудь колесом, голова высоко поднята, очки снял - вдруг стал хорошо видеть без них. Он стал сияющим, мощным примером эйфории. Искус­ственная рестимуляция затронула маник-инграмму, и насту­пило включение - впервые в его жизни. Человек чувствовал себя превосходно. Одитор знал, что этот подъем резко спадет в течении полутора-трех дней (обычное время), так как во время терапии искусственная рестимуляция затронула инг­рамму. Выяснилось, что бабушка пациента когда-то сказала своей дочери, чтобы та не делала аборт, так как ее будущий ребенок станет “высокопоставленным мужчиной или прекрас­ной женщиной”. Так и случилось: пациент оказался “высоко­поставленным” в прямом смысле слова - чуть не вывихнул себе спину. Дополнительный взгляд на инграмму в терапии-и маникальная фаза ушла.

Маникалъная инграмма, как в случае с вундеркиндом, собирает всю доступную силу и внезапно направляет ее вдоль линии основного стремления, создавая высокий уровень кон­центраций силы жизни. В случае пианиста, его сила, когда он стал клиром, была гораздо, более высокой, чем когда он был маником. В другом кейсе, в настоящее время еще не закон­ченном, был достигнут уровень, который приближается к прошлому уровню состояния того человека и далеко его превзойдет по мере продолжения одитинга.

Тем же самым образом, энтузиазм к проекту направит силу жизни к определенной цели и необходимость вдруг выкрадет из инграмм достаточно мощности. Тогда человека далеко пойдет, хоть он и не имеет активных маникальных инграмм.

Теперь мы подходим к сути этой проблемы: инграмме, помогающей в выживании. Это псевдо-выживание, инграмм­ная “помощь” - мираж, который растворяется и оставляет обжигающий песок.

Раньше мы в основном говорили о контрвыживательных инграммах. Они лежат поперек, динамик, являются препятст­виями человека и его основной цели в жизни14.

14 цель в жизни: с это клинический факт, что основная цель (в жизни) известна человеку до того, как ему исполняется два года: талант, врожденный характер и основная цель идут вместе. Похоже, что они являются частью генетического шаблона. Любой человек при помощи Дианетического процесса может быть отправлен в возраст двух лет. Потом его можно спросить о цели в жизни, и он выскажет очень определен­ное стремление к тому, чего он желает достичь (и действия двухлетних детей это подтвердили). Можно заметить, что если человек следует атому шаблону, он добива­ется успеха. У пятнадцати людей, которые были исследованы, основные цели сфор­мировались к двум годам, и после клиринга эти люди стремились каждый к своей основной цели.

Контрвыживательная инграмма для динамик, как затор сплавного леса на важной водной артерии. Динамика до какой-то степени блокирована. Любое блокирование любой из динамик (или любой секции спектра) приводит к рассеи­ванию потока. Это не делает силу динамик меньше, но изменяет направление таким же образом, как река, блокиро­ванная в своем естественном течении, может превратиться в пять потоков, уходящих в разные стороны, или затопить плодородные пастбища, которые просто нужно было орошать.

Способствующая выживанию инграмма обещает помочь (но на самом деле не помогает) динамике на своем пути. Она притворяется, что она и есть динамика. В аналогии с рекой способствующая выживанию инграмма была бы каналом, который вобрал бы силу реки и послал ее в какую-то ненуж­ную сторону. Способствующая выживанию инграмма не является маником, хотя она может иногда содержать маниакальные фразы.

Контрвыживательная инграмма говорит: “Он никчемный, черт бы его побрал, давай его убьем”.

Способствующая выживанию инграмма говорит: “Я его спасаю”. Если она добавляет: “Он такой хорошенький и чудо с женщинами”, это будет способствующей выживанию инг­раммой вместе с маником.

С точки зрения графика, который описывает динамику выживания и сапрессора ранее в этой книге, контрвыжива­тельная инграмма была бы частью сапрессора (аберрирован­ной частью), и способствующая выживанию инграмма была бы частью динамического толчка (аберрированной частью).

Ни одна из них не является в действительности разумной и предсказуемой частью динамики выживания или сапрессора.

Инграмма (возможно болезненный бред), которая гово­рит: “Я буду с тобой, дорогой, пока ты болен”, является очевидной, но полностью туманной частью динамики выжи­вания. Однако реактивный ум не обладает чувством времени, когда он рестимулирован, и эта инграмма, после включения и в состоянии постоянной рестимуляции каким-то фактором в ней, типа запаха или голоса человека, который может быть и может не быть человеком, первоначально произнесшим это, требует, чтобы человек с инграммой был болен, так же, как он был болен во время получения инграммы. Таким образом, по мнению нашего идиота, реактивного ума, можно достигнуть выживания: “Кто-то за мной ухаживал, когда я был болен. Мне нужно, чтобы кто-то за мной ухаживал. Я должен быть болен”. Это основная схема всех инграмм сочувствия. Это основная схема инграммы, которая содержит хроническую психосоматическую болезнь для любого пациента. 'Вариации, конечно, очень значительны, но все они настаивают на том, что человек, который их имеет, должен быть болен для выживания.

Сапрессорный тип инграммы, всегда контрвыживатель­ный, может быть введен в рестимуляцию точно таким же образом, как и способствующая выживанию инграмма. Инг­рамма - это инграмма, и ее действия одинаковы. Тот факт, что аналитический ум не в состоянии определять время в инграмме, создает впечатление, что она присутствует везде. Время может “вылечить” пережитое аналитическим умом, но не реактивным, который не имеет о времени понятия; этот факт делает время не великим лекарем, а великим шарлата­ном. Данные в сапрессоре могут совершенно не соответство­вать действительности.- Это ошибочные данные. Такие инграммы дают возможность человеку, например, видеть бабочку и затем говорят ему, что она опасна. Потом он не любит весну, так как это то время, когда он видит бабочек. Эта инграмма, может быть, говорит: “Вы все против меня. Вы против всего, что я делаю”, что может быть случаем, когда мама выступает против папы и свекрови. Инграмма также содержит концепт - запись звука швейной машины. Человек, имеющий такую инграмму, слышит швейную машину (если инграмма к этому времени включена) в момент, когда он, усталый, смотрит на машину (он никогда не распознает действительный звук: инграммы себя защищают), видит шью­щую жену. Жена является ассоциативным рестимулятором, тем, что его аналитический ум, которому 'было сказано найти опасность, принимает за настоящую причину. Он ищет и находит что-то, на что он сердит (что-то почти “рациональ­ное”) и начинает ей говорить, что она против него. Или это может быть инграммой такого низкого эмоционального тона, что в апатии он садится и плачет о том, что супруга настроена против него. Если в период “бессознательности” во время рождения врач сказал, что он должен будет ребенка шлепнуть, человек с такой инграммой орет и получает головные боли, когда его шлепают, и, когда взрослеет, шлепает своих детей в виде самого сильного сапрессора, который он только может придумать.

Итак, существует разница между “за”- и “против”- инг­раммами, особенно между настоящими способствующими выжива­нию инграммами сочувствия и контрвыживательными инграм­мами. Именно это отличие (хотя мы уже и зашли далеко в этой главе) представляет громадный интерес для одитора.

Все то нежелание помощи, которое проявляет преклир во время терапии, происходит от способствующих выживанию инграмм сочувствия. Они складываются в некоторые очень странные расчеты. Они говорят пациенту, что для него лучше, если он от них “не избавится”, и таким образом пациент борется за то, чтобы оставить себе эту инграмму. Такие инграммы очень распространены. Типичный случай - когда мама отталкивает папу, который настаивает, что он не может себе позволить иметь ребенка. Возня травмирует ребенка, и в состоянии “бессознательности” он, конечно, получает инграм­му: мама отказывается от него избавиться, мама на стороне ребенка, поэтому ребенок должен точно следовать тому, что говорит мама, и “не избавляться” от инграммы. Это поддер­живает его самую глубокую цель - выжить. Если он избавится от инграммы, он умрет, так как избавление от нее значит смерть, поскольку мама сказала, что она умрет, если избавит­ся. Далее, в течение его жизни мать могла иметь плохую привычку говорить ему, когда он болел, что “она о нем позаботится и защитит его от отца”, что придаст новую силу старому расчету.

Так мы подходим к расчетам на предмет защитника. Это будет самым главным врагом одитора, тем, что будет наиболее неуловимо противиться ему; этот расчет лежит глубоко в человеческой сущности.


1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   53

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Л. Рон хаббард дианетика: Современная наука душевного здоровья