• ОСТАНОВИТЬ ТЕРАПИЮ



  • страница47/53
    Дата14.01.2018
    Размер6.04 Mb.

    Л. Рон хаббард дианетика: Современная наука душевного здоровья


    1   ...   43   44   45   46   47   48   49   50   ...   53

    ДАННЫЕ ОТ РОДСТВЕННИКОВ


    Одитора всегда будет донимать лихорадочное желание преклира добыть данные от родственников или друзей. Просьба об этих данных сама по себе рестимулирует и преклира, и родственника. Матери сильно заболевали, пол­учив рестимуляторы своих собственных прошлых заболеваний от ребенка, который вдруг о чем-то “узнал”.

    Данные, полученные от родственников и родителей пре­клира, не стоят даже самого ломаного гроша - этот факт постоянно подтверждается опытом. Ведь в этом случае мы полагаемся на память аберрированного человека, тогда как с помощью Дианетики мы имеем доступ к источнику точного материала, которому можно полностью доверять. Одиторы имели кейсы, прогрессирующие гладко и затем внезапно переставшие прогрессировать. Потом обнаруживалось, что преклир обошел родителей и родственников с вопросами, и они, не желая ничего, кроме того, чтобы он забыл о том, что они ему сделали, дали ему вводящие в заблуждение данные, которые потом одитору пришлось очень скрупулезно убирать. Вот они - “злодеи” этой пьесы, люди, сделавшие преклиру то, что создало его аберрации. Если кто-то ожидает от них точной информации, то следующим его шагом может быть уверенность в том, что Луна сделана из голландского сыра.

    Если одитору нужна информация от этих людей, и он о ней просит - но в обход преклира - он, может, чего-то и добьется. Но любая информация, полученная таким образом, имеет ценность, которую в разведке относили к разряду “Ненадежный источник — малодостоверный материал”.

    Предупредите преклира, чтобы он не беспокоил своих родственников и родителей, и объясните ему, что он может сделать их больными своими расспросами - вследствие прин­ципа рестимулирования. Если мы нуждаемся в подтверждении полученных данных, единственным способом получения яв­ляется терапия для родителей или родственников. Там мы обнаружим основной источник аберрации: в пренатальной жизни и детстве родителя. Но это уже проблема исследования, а не терапии.

    Если мать находится в пределах досягаемости одитора, он может сократить инцидент рождения ребенка и затем инцидент родов, через которые прошла мать, держа их в отдельности друг от друга, и сверить точность терапии. Также существует другая информация, которую можно сравнить тем же образом, принимая необходимые предосторожности.

    Важнейшей проблемой для одитора является субъектив­ная, а не объективная реальность. Улучшается ли состояние пациента? - вот о чем нужно думать во-первых, в-последних и всегда.


    ОСТАНОВИТЬ ТЕРАПИЮ


    Скандальная и грубая баба - ангел в сравнении с преклиром, терапия которого была остановлена решением одитора.

    Продолжение терапии на пациенте, независимо от того, насколько редко происходят сессии, до какой-то степени удовлетворяет стремление его ИЛ (исходной личности) вы­рваться из-под аберраций.

    Исходная личность, файл-клерк, сердцевина “Я”, которая хочет управлять организмом, наиболее фундаментальные же­лания личности - все они могут считаться синонимами для нашей цели. Происходит неимоверное извержение сил этого фундаментального Себя, того, что является в действительно­сти самой личностью, для покорения инграмм. Инграммы, заимствуя жизнь у своего хозяина, совершенно не желают быть покоренными. Каким бы механическим процессом это все в действительности ни было, одитор часто может пора­зиться сопротивлению инграмм и восхититься стремлением исходной личности покорить инграммы. Он работает вместе с исходной личностью, с самим человеком и игнорирует инг­раммные попытки вмешательства. Но существует ситуация, в которой кажется, что исходная личность предоставляет пол­ную свободу действия инграммам с целью получения терапии.

    В работе “пациент” мог быть скептичным, саркастичным или даже злым по отношению к одитору. Или о пациенте можно было подумать, что он совершенно игнорировал свой инграммный банк. Или пациент мог даже яростно доказывать, что он ненавидит терапию. По некоторым из этих причин одитор может принять неразумное решение прекратить тера­пию. И вот пациент узнает об этом. На протяжении короткого времени, возможно, он не будет проявлять никакой реакции, но через несколько минут, несколько часов или несколько дней исходная личность, которой было отказано в спасении, может начать использовать все доступные виды оружия, чтобы заставить одитора возобновить терапию.

    Расстроенный прекращением терапии, даже если он сам настаивал на этом, бывший пациент начинает либо быстро опускаться, либо принимается атаковать, прямо в лицо или за спиной, одитора и саму терапию. Самая разъяренная сканда­листка едва ли сможет причинить такие расстройства, как бывший пациент, которому было отказано в продолжении терапии. Бывало, что одиторы подвергались личным оскорб­лениям, подвергались нападкам их преклиры и сама терапия. На них возводились всевозможные обвинения, пускались в ход злые слухи. Наибольшие неудобства причиняли преклиры, которым было отказано в терапии до того, как они стали релизами. Даже самые настоящие релизы, чьи психосомати­ческие заболевания исчезли и которые должны были бы быть веселы, иногда создают расстройства, если одитор отказыва­ется доводить их до состояния клира. Множество механизмов могут быть использованы бывшими пациентами, столько же механизмов, сколько используется людьми для того, чтобы заставить других людей что-то сделать. Одним из приемов является повторное впадение в апатию и “быстрое ухудшение” состояния. Другой - яростное наступление на терапию. Тре­тий - это личная атака на одитора. Легко увидеть, что каждым из них имеет под собой желание возобновить терапию.

    Ум знает, как он работает. От ума, который уже сделал первые шаги по пути, ведущему прочь от боли и несчастий, можно ожидать, что он будет использовать любые методы для того, чтобы заставить терапию возобновиться, если этот путь вдруг перекрывается.

    Независимо от того, насколько бывший пациент был несговорчивым ранее, в момент возобновления терапии его отношение к ней меняется. Больше нет попыток разрушитель­ного характера, направленных против одитора или терапии, и все продолжается почти так же хорошо, как до того, как было объявлено о прекращении терапии.

    Не предполагайте, однако, что преклир, который был невнимательным, непослушным и вообще не хотел сотрудни­чать раньше, теперь припадет к терапии, как успокоенный ребенок к матери. Это далеко от действительности, с пациен­том теперь по крайней мере так же трудно будет работать, как раньше, вдобавок возникнет даже некоторое количество до­полнительного антагонизма, вызванного приказом о прекра­щении терапии.

    В этом случае одитор проклянет все на свете, если согласится работать дальше, но проклянет все дважды, если откажется. Однако из этого положения есть выход. Феномен “перенесения”, когда преклир просто переносит свои печали на одитора, не является механизмом, который здесь работает; перенесение - это другой механизм, возникший из жажды внимания и ощущения необходимости поддержки. Перенесе­ние может держаться вечно, если это позволить; пациент врача, например, может продолжать болеть только для того, чтобы врач продолжал с ним работать. Перенесение может возникнуть в Дианетической терапии, пациент будет опирать­ся на одитора всем весом, клянчить советов, создавать впе­чатление, что он удерживает инграммы в стремлении заставить одитора продолжать усердно работать, быть доступным и интересоваться состоянием преклира; это все результат рас­чета сочувствия и является аберрированным поведением. Умный одитор не будет давать советов и не попытается руково­дить чьей-то жизнью, так как человек функционирует успеш­но только как самоопределенный организм. В Дианетической терапии, несмотря на отношение пациента, невзирая на то, как велико его желание “быть больным” или стремление свалить все на одитора, невзирая даже на его жестокие замечания одитору во время сессии, это состояние не продержится вечно. Исходная личность пытается пробиться на поверхность; “Я” пытается сделать себя единым целым. Даже безразличная работа со временем разрядит достаточно заряда из кейса и сократит достаточно инграмм, чтобы при­нести больше уравновешенности пациенту. Исходная личность становится сильнее и сильнее, и поэтому делается более уверенной в себе. По мере продвижения кейса, копания в себе, возникшие в результате постоянных попыток достижения внутреннего мира в инграммном банке, становятся менее интенсивными, больше и больше проявляется интерес к окру­жающему миру. Выходом из положения является гладкая и успешная работа над пациентом, и в один прекрасный день он будет релизом, потом - клиром. Но пока что, если вы прекратили терапию над кем-то, не удивляйтесь ничему, что может случиться; вы можете исправить положение, только возобновив работу с этим кейсом.

    1   ...   43   44   45   46   47   48   49   50   ...   53

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Л. Рон хаббард дианетика: Современная наука душевного здоровья