Скачать 340.47 Kb.


Дата25.02.2018
Размер340.47 Kb.
ТипЛекция

Скачать 340.47 Kb.

Лекция №1. Сущность общения и факторы, его определяющие вопрос Проблема общения в истории отечественной науки





Лекция №1. СУЩНОСТЬ ОБЩЕНИЯ И ФАКТОРЫ, ЕГО ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ
Вопрос 1. Проблема общения в истории отечественной науки.

Вопрос 2. Предмет психологии общения.

Вопрос 3. Основные характеристики общения (структура и функции общения).
Вопрос 1.

В отечественной науке проблема общения имеет большую историю, которую еще предстоит изучить. Большой вклад в развитие этого направления исследований внес классик отечественной психологии В.М. Бехтерев. Линия исследований, заложенная Бехтеревым, нашла свое продолжение в работах его учеников В.Н. Мясищева и Б.Г. Ананьева.

Традиции научной школы Бехтерева – Мясищева – Ананьева оказали существенное влияние на современные исследования общения, проводимые в отечественной психологии. Значителен также вклад Л.С. Выготского - основателя другой школы в советской психологии.

Проблема общения, конечно, не ограничивается только психологической наукой. Она разрабатывается также в лингвистике, литературоведении, искусстве и т.п. При этом важно подчеркнуть, что достижения в изучении общения другими, пограничными с психологией областями знания сыграли и продолжают играть важную роль в определении собственно психологической проблематики и методов психологического анализа общения. Поэтому, рассматривая проблему общения, мы будем опираться на тот богатейший научный материал, который содержится в трудах отечественных, русских и советских психологов, и в первую очередь в работах выдающегося русского ученого, блестящего представителя экспериментального направления в психологии Владимира Михайловича Бехтерева, стоящего у истоков разработки проблемы общения не только в нашей стране, но и в мировой психологии.



В.М. Бехтерев (1857 – 1927) был одним из первых, кто уже в конце XIX начале XX века настойчиво проводил идею комплексного изучения человека.

Однако из всего богатого наследия Бехтерева мы коснемся только его исследований проблемы общения в контексте разработанной им социально-психологической теории.



Общение у Бехтерева выступает как механизм объединения людей в группы, как условие социализации личности. При этом Бехтерев отмечал, что чем разнообразнее и богаче общение человека с окружающими его людьми, тем успешнее осуществляется развитие личности. «…Люди, выросшие в общении с более разнообразным кругом лиц, являются более развитыми по сравнению с людьми, которые проводят жизнь вдали от общества», - писал ученый.

Социальную роль и функции общения Бехтерев анализировал на примере специфических видов общения: подражания и внушения. Он считал, что без подражания не было бы и личности. При этом само подражание «черпает свой главный материал из общения с себе подобными, между которыми благодаря сотрудничеству развивается род взаимной индукции и взаимовнушения». Определяя внушение как одну из форм психического влияния людей друг на друга, Бехтерев относит его к области бессознательной психической деятельности, непосредственной передачи определенных «психических состояний от одного лица к другому», протекающему без участия воли воспринимающего лица, нередко даже без ясного с его стороны сознания».

Бехтерев выделяет также условия, при которых внушающее воздействие протекает эффективно, среди которых называет единство настроений, чувств, переживаний людей, однородность собрания, направленность на единую цель.

Кроме того, Бехтерев выделяет «непосредственное» и «посредственное» общение. Это последнее характеризуется степенью и уровнем опосредствованности. В основе указанного разделения видов общения – наличие или отсутствие какого-либо «посредника» в процессе взаимодействия людей. В качестве посредников общения Бехтерев выделяет письма, телеграммы, телефон, осязательные посредники (азбука слепых, прикосновения, поцелуи, ласки, побои, половое общение, температурные и электрические раздражители, обонятельные стимулы и др.). Таким образом, в понятие «посредники общения» Бехтерев включает широкий круг явлений, относящихся к числу средств общения, и дает им подробную характеристику. В качестве средств общения Бехтерев выделяет также вещи, памятники истории и т.д. Поэтому люди, считает ученый, могут взаимодействовать друг с другом независимо от расстояния и времени, лежащими между ними.

По мнению Бехтерева, общение людей опосредуется не только теми или иными средствами, но и всем социальным контекстом их взаимодействия, ситуацией жизни и деятельности. Бехтерев подробно рассмотрел роль различных средств общения в организации взаимодействия и объединения людей: тактильных, зрительно-кинетических, слуховых, моторных и т.д., то есть тех средств общения, которые в настоящее время включаются в состав невербальных, паралингвистических характеристик общения.

Важным в работе Бехтерева является указание на то, что способы общения членов группы зависят от конкретных характеристик коллектива: его размера, содержания совместной решаемой задачи, ситуации, в которой осуществляется взаимодействие и т.д. Эти положения, сформулированные в работах Бехтерева, имеют важное значение для разработки социально-психологической теории общения в советской и отечественной психологии.

Следующим ученым, внесшим значительный вклад в развитие проблемы психологии общения был В.Н. Мясищев (1893 – 1973). В мировую психологию имя Мясищева вошло почти одновременно и наравне с такими именами, как В. Мёде, Ф. Олпорт, В.М. Бехтерев, прежде всего в связи с тем, что он оказался среди пионеров в области изучения общения. Еще в начале XX века, будучи совсем молодым ученым, Мясищев под руководством своих учителей В.М. Бехтерева и А.Ф. Лазурского участвовал в организации и проведении первых экспериментальных работ по изучению общения в условиях коллективной деятельности.

И в дальнейшем, хотя основной круг его интересов несколько сместился и стал концентрироваться вокруг комплексного изучения проблем личности, при рассмотрении вопросов о детерминации внутренней природы личности (в особенности в клиническом аспекте данной проблемы) Мясищев не мог пройти мимо глубокой и всесторонней проработки проблем общения. Наиболее ярко это выразилось при развитии ученым патогенетической теории неврозов и в его практической деятельности в качестве врача-психоневролога и психотерапевта.

Остановимся на некоторых его взглядах на проблему общения. С точки зрения Мясищева, личность по самой своей сути изначально выступает как образование «диалогическое», как продукт индивидуального опыта общения и взаимоотношений с другими людьми. Реализующийся в процессе общения индивидуальный опыт внешних значимых для личности отношений с другими людьми однозначно детерминирует индивидуально-избирательный характер внутренних отношений личности к действительности, формирует ее общую социальную направленность. Эти отношения характеризуют степень интереса, силу эмоций, желания или потребности и выражаются в поведении субъектов, в их действиях и переживаниях.

В работах Мясищева глубоко проанализирована психологическая сущность общения. Если большинство авторов, изучавших общение, ограничивались исследованием речевых коммуникаций, устанавливающихся между людьми, то Мясищев делал акцент на главных содержательных и формальных характеристиках общения, стремясь рассмотреть его целостно, как процесс взаимодействия конкретных личностей, определенным образом относящихся друг к другу и взаимодействующих друг на друга.

По мнению Мясищева, отношения к разным сторонам действительности у человека не бывает одинаковым, не одинаковы они и к различным людям, и это обстоятельство не может не сказываться на характере практикуемых человеком способов обращения с людьми. Формулируя это свое утверждение, он писал: «…по отношению к различного рода объектам один и тот же человек может проявлять противоположные качества. Так, самоотверженная и нежная по отношению к своим детям мать (или отец) может быть черствой или жестокой с другими». Возвращаясь к этой же мысли в другой своей работе, он говорил: «…противоположность таких проявлений, как грубость или нежность, не является имманентным свойством характера, а определяется любовью или уважением к одним, враждой и пренебрежением к другим».

Большое место в работах Мясищева отведено выявлению характера отношений, которые влияют на проявления ума, чувств, воли, всех основных свойств личности общающихся людей. Так, например, он пишет: «…как противоположно проявляется темперамент во взаимоотношении с любимым и нелюбимым объектом. Бесконечное терпение матери к ребенку, врача к больному является мерой их любви или сознания долга вне их темперамента. Наоборот, мы постоянно наблюдаем, как люди, обнаруживая нетерпимость (а подчас и непонятливость), выражают этим нежелание сдержаться или понять, которое в свою очередь проистекает из отрицательного отношения к лицу, с которым они имеют дело. Нетерпение является мерой антипатии, чрезмерного интереса или отсутствия его» («Личность и неврозы»).

В своем стремлении постичь направления и механизмы влияния общения на психику Мясищев не ограничился выяснением его роли в становлении характера человека и образующих его ядро отношений. Одновременно он пытался решить и более трудную задачу – вскрыть зависимости между общением и психическими процессами участвующих в общении людей. Изучая психическую организацию больных неврозом, он ярко описал социально-психологические и дифференциально-психологические механизмы воздействия условий общения на активность, продуктивность и динамику перцептивных, интеллектуальных, мнемических и эмоциональных процессов человека. Ход его рассуждений был таким: при возникновении отклонений во внутренней субъективной основе общения, каковой являются отношения у человека, появляется более или менее устойчивое состояние внутреннего направления, которое у разных людей, хотя и неодинаково, но тем не менее обязательно влияет на их восприятие и память, на мышление и внимание и на их аффективно-волевую сферу.

Из этого, в свою очередь, напрашивается вывод о том, что скорректировать, оптимизировать эти процессы, как и в целом все личностные составляющие можно посредством организованного общения или терапевтического взаимодействия врача и больного.

Рассматривая вопрос о психологической природе невротических расстройств, Мясищев указывал, что в основе невроза лежит переживание, «представляющее по своей природе социальный конфликт человека с окружающей его действительностью, конфликт, нарушающий его социальные связи, изолирующий его». При этом Мясищев определял конфликт как переживание личностью столкновения несовместимых между собой, но наиболее значимых для данной конкретной личности «отношений». Вместе с тем, Мясищев подчеркивал, что корни невротического конфликта надо искать не в самих переживаниях, а в условиях формирования отношений личности, то есть в индивидуальном опыте общения с наиболее значимыми людьми.

Психологический конфликт ведет к развитию длительного внутреннего эмоционального напряжения, связанного с противоречивым характером отношений личности к породившей этот конфликт ситуации, которая не обязательно присутствует актуально во времени, а чаще всего существует латентно и не осознается личностью, продолжая, однако, оказывать свое психотравмирующее действие. На уровне межличностного взаимодействия это, как правило, проявляется в известном феномене «порочного круга» общения, провоцирующего, с одной стороны, постоянные межличностные конфликты, а с другой – блокирующего возможности самостоятельной коррекции этих конфликтных отношений со стороны самих участвующих в общении субъектов.

Психологический механизм данного «порочного круга» хорошо объясняется в контексте выдвинутого Мясищевым положения о трехкомпонентной структуре общения, функциональное ядро которого составляют процессы социального отражения, эмоционального отношения и характеристики поведенческих паттернов субъектов общения. В соответствии с этой моделью характерное для невротической личности постоянное поле внутреннего напряжения (поскольку реальный источник конфликта не осознается или видится не там, где он в действительности присутствует) должно порождать и неадекватные социальные установки (отношения) относительно воздействий со стороны внешнего окружения и в соответствии с эти детерминировать и неэффективный «репертуар способов обращений» данной личности с другими людьми. В ответ на такое поведение она получает такие же неадекватные реакции со стороны социального окружения, которые, в свою очередь, еще более усиливают и закрепляют неадекватные внутренние образования данной личности и углубляют ее «невротический конфликт». Так образуется «порочный круг» общения, самостоятельно разомкнуть который, разрешив свой внутренний конфликт, для невротической личности не представляется возможным.

Наиболее радикальным средством психопрофилактики и лечения невротических расстройств стал детально разработанный Мясищевым метод патогенетической психотерапии. Суть его сводится к следующему положению: поскольку в соответствии с патогенетической теорией неврозов основной детерминантой невротического конфликта является неблагоприятный для личности опыт социального взаимодействия, то изменить, скорректировать, оптимизировать внутреннее состояние невротической личности тоже можно посредством общения с другими людьми, но организованного на принципиально иных нормативных началах.

Свои теоретические взгляды на психологическую природу личности и общения Мясищев конкретизировал в своей практической работе как врач-психотерапевт. Он убедительно доказал возможность реабилитации невротической личности на основе позитивной перестройки ее внутреннего ядра – системы отношений к действительности.

Рассматривая проблему исследования общения в нашей стране мы, естественно, не можем не коснуться работ Б. Г. Ананьева, который, анализируя воспитательные возможности и характер влияния оценки педагога на особенности нравственного и умственного развития учащихся в работе «Психология педагогической оценки», показал принципиальную важность категории общения. В более поздних работах он обращается к категории общения в связи с проблемами формирования человека как личности, как субъекта деятельности, воспитания индивидуальности.

В своих трудах, выполненных на стыке философии и психологии, он последовательно проводит мысль о том, что в своем повседневном бытие человек связан бесконечным числом отношений не только с предметным миром, но и с людьми. Эти отношения устанавливаются и развиваются в деятельности – познании, общении, труде, игре, учении и других ее видах.

Особой и главной характеристикой общения как специфического вида деятельности, по мнению Ананьева, является то, что через него человек строит свои отношения с другими людьми. Кроме того, деятельность общения определяет характер социальной детерминации индивидуального развития личности и в известном смысле участвует в формировании всей психической организации человека.

При анализе общеметодологических вопросов изучения общения, Ананьев одним из первых указал на многоуровневую иерархическую и многомерную организацию этого явления, требуя в соответствии с этим выделить в общении макро-, мезо- и микроуровни: общество, в котором общающиеся люди живут, различные типы коллективов, членами которых они выступают, то ближайшее окружение, с которым они чаще всего вступают в контакт, а также формирующиеся и реализующиеся в общении индивидуальные характеристики взаимодействующих людей как субъектов этой деятельности.

Характеризуя основные составляющие общения, Ананьев помимо речевых и неречевых, невербальных средств общения, выделяет в нем внутреннюю сторону – познание участниками общения друг друга. Имея в виду самые разные ситуации общения, он пишет: «На любом уровне и при любой сложности поведения личности существует взаимосвязь между: а) информацией о людях и межличностных отношениях; б) коммуникацией и саморегуляцией поступков человека в процессе общения; в) преобразованием внутреннего мира самой личности.

При анализе условий общения, от которых зависит поведение человека в общении, Ананьев много внимания уделяет конкретным составляющим и детерминантам этого процесса: это прежде всего уровень социальной зрелости групп и коллективов, в которых реализуется общение, особенности стиля руководства, а также индивидуальные характеристики людей, вступающих в общение, и их так называемая идейная совместимость. Кроме того, Ананьев убедительно доказал, что степень включенности человека в общественные отношения, интенсивность и характер реализующихся в общении его социальных связей являются ведущими факторами, определяющими творческий диапазон и в первую очередь творческое долголетие личности.

В психологической концепции Л.С. Выготского проблема общения занимает центральное место, хотя термин «общение» не слишком часто встречается в его работах.

Какова же позиция Л.С. Выготского относительно проблемы общения? По Л.С. Выготскому психическое развитие ребенка с самого рождения определяется социальными закономерностями. При этом важнейшее место во взаимодействии человека с окружающей действительностью – от рождения и в течение всей жизни, занимает общение. Исходя из данных, имевшихся в 20-е годы в литературе (Бюлер, Штерн, работы Н.М. Щелованова, описывающими «комплекс оживления» у ребенка и др.), и из собственных наблюдений и исследований, Выготский выделял решающую закономерность в психической жизни и внешнем поведении ребенка следующим образом: «…общение со взрослым служит основным путем проявления собственной активности ребенка. …Его (ребенка) отношение к внешнему миру есть всегда отношение через другого человека». Такого рода заявления многократно повторяются Выготским. Что же из этого следует?

Для Л.С. Выготского этот вопрос конкретизировался следующим образом: в какой связи (структурно-генетической) находится общение и скрытые социальные механизмы человеческой психики? Отвечая на этот вопрос, Л.С. Выготский указывает, что генетически первично взаимодействие, спор, диалог; вторичны же индивидуальные психические процессы, сознание индивида. Это зафиксировано Л.С. Выготским в его известной формуле: «Мы можем сформулировать общий генетический закон культурного развития в следующем виде: всякая функция в культурном развитии ребенка появляется на сцену дважды, в двух планах, сперва – социальном, потом – психологическом, сперва между людьми как категория интерпсихическая, затем внутри ребенка как категория интрапсихическая».

В качестве ядра общения Л.С. Выготский выделял знаки, считая их носителями структурных новообразований, вызываемых процессами общения. Генез знаков начинается с ситуации общения: «Знак первоначально является средством общения, лишь затем становится средством поведений». Первоначально означаемым является другой человек в ситуации общения и лишь затем – объект. Однако реально проследить процесс общения – присвоения знаков в раннем онтогенезе, Л.С. Выготский не мог.

Таким образом, общение в концепции Л.С. Выготского становится «единицей» психики: общение генетически предшествует высшим психическим процессам; структурно (через знаки) детерминирует их; наконец, является их универсальной составляющей в том смысле, что психические процессы всегда явно или скрыто включены в общение. И вместе с тем эта «единица» - общение – остается сама нераскрытой.

В последнее время в науке возник повышенный интерес к проблеме диалогического общения, что привело к поиску психологами новых и оригинальных источников идей в смежных с психологией областях. В связи с этим большое внимание привлекли к себе идеи выдающегося литературоведа Михаила Михайловича Бахтина о диалоге и диалогических отношениях, которые были изложены им в работе «Проблемы поэтики Достоевского».

Рассмотрим основные положения его работы. М.М. Бахтин считал, что главным условием возникновения диалогических отношений является наличие коммуникативной интенции, установки на сообщение, «на слово». Сами предметные значения (идея, мысль, суждение) могут находиться с другими предметными значениями в логическом отношении, указывает М.М. Бахтин. Однако диалогических отношений между ними нет. И только тогда, когда это предметное значение наделяется «голосом», выражается вовне в качестве осмысленной позиции личности по отношению к другим – «облекается в слово», тогда возникают диалогические отношения. Возникает коммуникативная ситуация. Для М.М. Бахтина коммуникативная ситуация – это системообразующий фактор, условие, делающее возможным возникновение диалогических отношений.

М.М. Бахтин выделяет основные элементы коммуникативной ситуации. Основным таким элементом является «слово», а условием возникновения диалогических отношений – «облечение суждения в слово» Именно слово содержит тот импульс, который вызывает специфическую диалогическую реакцию. Следовательно, необходимо понять бахтинское понимание слова.

«Слово» в понимании М.М. Бахтина – это высказывание, выражение авторской позиции по какому-либо вопросу. Бахтин особенно подчеркивает личностный момент всякого высказывания. Стать автором – это значит высказать не только саму предметную мысль, но и свое отношение к ней. Это единство мысли и отношения к ней является той неделимой единицей, между которыми возможно взаимодействие.

Диалогические отношения, с точки зрения М.М. Бахтина, возникают между личностными содержаниями общающихся субъектов, которые проявляются в их отношениях к какому-либо объекту. Таким образом, всю ситуацию можно обрисовать так: два субъекта обмениваются информацией оценочного характера по поводу некоторого объекта, значимого для них обоих, и на основе этой информации вступают в отношения уже друг к другу.

В связи с этим необходимо выяснить, как отражаются эти отношения в высказывании, в речевом оформлении этих идей: налагает ли такая коммуникативная ориентированность отпечаток на структуру высказывания и каким образом связаны в высказывании два типа отношений к предмету и к собеседнику.

Удобной моделью для этого может служить схема высказывания, предложенная швейцарским лингвистом Ш. Балли. В структуре высказывания он выделил два основных элемента: диктум и модус. Диктум высказывания – это основное содержание высказывания, информация об объекте. Модус – коррелятивная операция, производимая субъектом, выражение модальности, отношения субъекта к содержанию. Ей придается далеко не второстепенное значение по отношению к диктуму. Балли утверждал, что нельзя придавать какой-нибудь смысл высказыванию, если в нем не обнаружено хоть какое-либо значение модальности. Модальность есть выражение целевой интенции высказывания. Модус и диктум дополняют друг друга в описании высказывания.

Если рассмотреть высказывание как психологическую реальность, то в ней можно выделить, с одной стороны, сообщение субъекта при помощи языковых знаков о некотором представлении, имеющемся у него в сознании, а с другой – активное отношение субъекта к этому содержанию. Об объекте не просто сообщают, но всегда каким-то образом к нему относятся: либо с уверенностью утверждают, либо сомневаются, либо желают этого, либо сожалеют и т.д. Этот факт связан с природой субъективной реальности, которая, по мнению С.Л. Рубинштейна, является единством субъективного и объективного, знания и отношения. Таким образом, можно говорить о существовании в высказывании первоначального единства знания и отношения к нему.

Сама по себе информация не является полноценным высказыванием. Она содержит только значение. Лексически она выражена предложением. Предложение – это элемент знаковой системы. Если же это суждение сопровождается информацией об отношении к нему говорящего, то оно тем самым приобретает смысл и из элемента знаковой системы становится единицей рабочего общения, выполняет коммуникативную функцию. Выражение своего отношения к объекту означает определение своей позиции в системе социально-значимых отношений по отношению к другим людям, а следовательно, предполагает коммуникативную установку. Вне коммуникативной ситуации выражение своего отношения к какому-либо объекту смысла не имеет. Целостное высказывание всегда ориентировано на собеседника.

Балли указывает, что ответная реакция может быть направлена либо на диктум, либо на модус, но никогда – на то и другое вместе. Поэтому ответную реакцию можно подразделить на два типа: диктальные реакции (реакции «по существу дела») и модальные – реакции на отношение говорящего к теме. Простой пример: на высказывание «Ты думаешь, что нам нужно поторопиться?» можно ответить по-разному: «Нет, торопиться не нужно» (диктальная реакция) или «Я не думаю, я уверен» (модальная реакция).

В диалоге М.М. Бахтина информация о позиции автора высказывания (модальная информация по Балли) обладает большей побудительной силой, чем информация о самом предмете диалога. Реально же в диалоге все зависит от контекста: если он обслуживает совместное решение задачи, основное значение для выработка решения имеет объективная информация (в структуре высказывания ей соответствует диктум); если же партнерам необходимо выявить личные предпочтения, утверждение своей позиции, отношения к предмету, то первостепенное значение в такой ситуации имеют модальные стимулы. В связи с этим возникает необходимость раскрыть значение модальной информации в общей структуре коммуникативного события.



В структуре коммуникативного процесса выделяют следующие элементы:

1) коммуникатор – субъект, передающий информацию;

2) коммуникант – субъект, принимающий информацию и интерпретирующий ее;

3) коммуникативное поле – ситуация в целом, о которой может быть передана информация;

4) собственно информация о коммуникативном поле;

5) каналы коммуникации – средства передачи информации.



По содержанию информации выделяют три большие группы:

  • когнитивная информация, которая связана с фактическим значением несущих ее языковых структур;

  • индексальная информация, сообщающая о психологическом сладе коммуникатора – его личности, свойствах, склонностях и эмоциональном состоянии и помогающая обрисовать его отношение к себе и к другим и определить роль, которую он сам себе отводит как участник интеракции;

  • регулятивная информация о ходе интеракции, служит целям начала, продолжения и окончания самой интеракции.

Первый тип информации, когнитивный, обычно в большей или меньшей степени находится под сознательным контролем говорящего и образует главную часть процесса вербального планирования, тогда как два других типа, индексальный и регулятивный, остаются фактически неосознанными, по крайнем мере говорящим. Слушающий же, напротив, отдает себе отчет во всех трех видах информации и находится в зависимости от двух последних в своем вступлении в роль коммуниканта и в приписывания значения тому, что он слышит. Информация о личностных предпочтениях, субъективном отношении к объекту коммуникации имеет решающее значение для полной интерпретации высказывания говорящего.

Каждому субъекту для выработки плана и стратегии поведении необходимо постоянно получать информацию не только об изменениях в состоянии объекта действия. Но и обо всех участниках коммуникативного процесса, о том, как меняется их отношение в коммуникативном поле, каковы их мотивы, планы и т.п. именно эти сведения являются содержанием модальной информации. В общении каждый коммуникатор, как говорит Т. Шибутани, фактически делает две различные вещи. С одной стороны, он пользуется словами как символами для категорий, к которым он хочет отослать слушателя, а с другой – дать понять о своем собственном отношении к тому, о чем идет речь. Необходимо проводить различие между тем, что говорит человек, и тем, как он об этом говорит. Как правило, предпочтения не сообщаются особо, но они всегда обнаруживаются в различных экспрессивных движениях, в интонации, в мимике, в выборе различных оттеночных значений слов. Каналы для передачи этой информации гораздо разнообразнее, чем те, которые можно использовать для передачи диктальной (когнитивной). Модальная информация присутствует как неотъемлемый компонент любого общения. Предвидение поведения другого человека дает возможность приспособления к нему, выработки дальнейшей стратегии в достижении согласия по основным моментам деятельности. Модальная информация имеет принципиальное значение в организации кооперативной деятельности, а модальные стимулы, вследствие своей важности для успешной совместной деятельности, обладают большой побудительной силой. Для субъекта важным часто бывает не то, о чем идет речь, а то, как об этом говорят, как к этому относятся. Поэтому реакция направлена в этих случаях не на содержание, а на отношение. Например, если возвестить, что где-то рядом случился пожар безразличным или даже пренебрежительным тоном, то вероятнее всего последует реакция не на диктум (например, «где случилось?»), а на модус: «Как ты можешь так равнодушно говорить о чужом горе!». Этот пример дает представление о многочисленных случаях, когда модальный импульс оказывается сильнее диктального.

В диалоге, который исследует М.М. Бахтин, модальный стимул с неизбежностью вызывает ответную реакцию. Поэтому обмен модальными стимулами напоминает, по выражению М.М. Бахтина, «перпетум мобиле». Именно поэтому модальный диалог «принципиально нескончаем». Каждый модальный стимул вызывает ответную реакцию, которая влечет за собой следующую реакцию и т.д.

Модальный диалог является мощным средством личностного познания; выражение «диалогическое постижение личности» можно содержательно интерпретировать как способ раскрытия личностного содержания собеседника путем постоянного инициирования его модальными стимулами.

Коммуникативный процесс реально осуществляется как последовательность коммуникативных актов, каждый из которых выполняет определенную функцию в коммуникативном обмене и лингвистически оформляется в виде высказывания. Функция запроса информации осуществляется вопросительным высказыванием; выработка единого фонда значений (когниций) осуществляется в виде запроса о согласии-несогласии. Передача информации осуществляется повествовательным высказыванием, причем в зависимости от отношения коммуникатора к передаваемой информации (например, считает ли он ее полностью достоверной или нет) высказывание может быть в форме утверждения, убеждения, предположения. Коммуникативное действие может выполнять функцию побуждения к действию, регуляции потока информации, выражения намерения и т.д.

Таким образом, каждая реплика диалога характеризуется с функциональной стороны: какую функцию она выполняет в коммуникативном процессе. Эта характеристика высказывания воплощается в смысле высказывания, который не является простой суммой лексических значений слов, входящих в его состав. Как говорил М.М. Бахтин, «диалогические отношения внелингвистичны». В каждом случае смысл высказывания определяется широким контекстом, в котором только функция высказывания может быть определена однозначно, и прежде всего отношением к высказываниям партнера. М.М. Бахтин отмечал, что семантика слова в корне меняется направленностью на чужое слово.

Подводя итог теоретическим исследованиям М.М. Бахтина, можно сформулировать следующие выводы:

- психологическое содержание концепции М.М. Бахтина можно раскрыть в системе понятий, описывающих коммуникативный процесс и его основные составляющие;

- диалогические отношения по психологическому содержанию являются межличностными, по форме протекания – коммуникативными;

- исходные понятия для анализа диалога дает структурное представление отдельного высказывания, понятия диктума и модуса, а также понятий диктальной и модальной информации;

- диалог, являющийся основным предметом рассмотрения М.М. Бахтина, представляет собой тип модального диалога, развивающийся на базе преимущественно модальных стимулов, содержащих информацию о личностных особенностях субъекта.
Вопрос 2.

Нет ни малейшего сомнения в той огромной роли, которую играет общение (как бы мы его ни определяли) в жизни и деятельности общества. Уже сам процесс социализации человеческой личности, процесс становления отдельного человека как «общественного человека» (Маркс), невозможен без общения; если его роль в этом процессе в нормальных условиях несколько замаскирована, то, скажем, при обучении слепоглухонемых она выступает с особенной ясностью. 

Однако общение есть в то же время и необходимое условие любой деятельности человека, имеющей общественную природу – а поскольку мы в соответствии с традицией советской психологии говорим о деятельности лишь тогда, когда эта деятельность социальна по существу, если не по внешним формам ее осуществления, можно утверждать вслед за ленинградским исследователем В. Н. Панферовым, что «любая человеческая деятельность невозможна вне общения».  Особенно ясно выступают эти функции общения в коллективной трудовой деятельности. Отдельную проблему, приобретающую все большую и большую остроту, составляет роль общения в коллективном познании, — то, что в работах логиков и философов нередко неточно именуется проблемой «языка науки». Следует указать и на место процессов общения в диалектике взаимоотношений общественного и индивидуального сознания, в психологическом воздействии общества на его членов,— это особенно существенно в связи с лавинообразным увеличением значимости массовой коммуникации в жизни современного человека.

Так или иначе, но по существу невозможно исследовать развитие и функционирование человеческого общества, развитие и функционирование человеческой личности (не говоря уже о взаимоотношениях личности и общества), не обращаясь к понятию общения, не интерпретируя это понятие тем или иным образом и не анализируя его конкретных форм и функций в тех или иных социальных и исторических условиях. Тем более парадоксально, что понятие общения до сих пор почти не было предметом серьезного монографического рассмотрения, по крайней мере в советской (да и вообще в марксистской), научной литературе. Впрочем, и в зарубежной немарксистской науке пока не существует по-настоящему глубоких и серьезных исследований процессов общения.

Еще менее благополучно обстоит дело с исследованием общения, если мы будем ограничиваться психологической его проблематикой. Книги и статьи на эту тему, как правило, либо не касаются собственно психологических вопросов, ограничиваясь самыми общими тезисами и не развивая их на конкретном материале, либо игнорируют общение как таковое, подменяя исследование психологии общения анализом психологии отношений, процессов социального управления или социометрическим анализом малых групп. Иными словами, почти не были поставлены психологические проблемы, связанные со спецификой самих процессов общения, с различным местом этих процессов в общей системе психологической деятельности человека, с психологическими факторами, определяющими их формальную и функциональную дифференциацию в различных условиях и т.д.

«Общение составляет как бы внутренний механизм жизни коллектива (или социальной группы)». Не передача информации, а взаимодействие с другими людьми как внутренний механизм жизни коллектива. Не передача информации, а именно обмен (выражение Маркса!) идеями, интересами и т.п. и формирование установок, усвоение общественно-исторического опыта. Не изучение использования общения в деятельности социальной группы (это предмет отнюдь не психологии общения, а социологии!), а исследование самого общения в его становлении и динамике, его механизмов и средств как части деятельности общения. И, что особенно важно, — анализ взаимоотношений общения с другими видами деятельности человека, прежде всего с практической и познавательной деятельностью, — все это и образует собственный предмет психологии общения.

Итак, психология общенияэто раздел общей психологии, предметом которого является психологическая специфика процессов общения, рассматриваемых под углом зрения взаимоотношений личности и общества. Говоря здесь о психологической специфике, имеется в виду, что процессы общения в принципе могут быть рассмотрены не только под психологическим, но и под иными углами зрения – социологическим, лингвистическим и т.п. Ограничивая предмет психологии общения, можно выделить следующие основные проблемы, ее интересующие (хотя рискуем не исчерпать этим ее проблематику!):

а) психологические функции общения;

б) формирование и функционирование механизмов и средств общения в их зависимости от функций общения, от особенностей личности и от других психологических факторов;

в) взаимоотношение общения с другими аспектами психической жизни человека и с особенностями личности.

В последние десятилетия возник (или по крайней мере приобрел общественную значимость) целый ряд практических областей, остро нуждающихся в теоретической разработке именно так понимаемой психологии общения и прежде всего — общения речевого. Сюда относится, например, оптимизация деятельности средств массовой информации и пропаганды: радио, телевидения и т.д. Эта область сейчас интенсивно развивается, и неразработанность общих проблем психологии общения начинает остро ощущаться в ней.  

Другой важной областью, значение которой лишь сравнительно недавно стало оцениваться по достоинству, является реклама, прежде всего — экспортная реклама; можно сказать, что здесь психология общения получает не только идеологический, но и экономический «выход». С общей тенденцией к совершенствованию и последовательному научному обоснованию процессов социального управления связан растущий интерес к психологии публичного выступления («ораторской речи»). Это совершенно новая для нашей психологической науки область представлена в настоящее время лишь единичными работами, чаще всего не исследовательского, а рекомендательно-методического характера.

Целый ряд прикладных задач возник в связи с необходимостью практического учета взаимоотношений общения и особенностей личности и активного управления этими взаимоотношениями со стороны общества; чтобы не перечислять все проблемы этого рода, ограничимся лишь одной из них — проблемой использования общения как важнейшего источника информации об особенностях личности и об эмоциональном состоянии говорящего, которая одновременно возникла в таких различных сферах, как судебная, военная и космическая психология. Можно указать также на рост интереса к проблематике общения в медицине, в частности в психиатрии; на проблемы этого рода, возникающие в методике и практике обучения русских иностранному языку и иностранцев — русскому (в последнем случае мы имеем даже специальную научную область в рамках методики обучения, не вполне точно называемую страноведением и в значительной мере охватывающую именно различные аспекты общения в условиях обучения языку). Одним словом, потребность в разработке теоретических проблем психологии общения ощущается достаточно остро.



Важнейшая задача психологии общения в нашей стране — последовательно интерпретировать общение, и, прежде всего речевое общение, под углом зрения психологической теории, уделив особое внимание тому аспекту, который в большинстве зарубежных направлений исследования речи игнорируется — взаимоотношениям личности и общества через посредство речи.
Вопрос 3.

Под структурой объекта в науке понимается порядок совокупности устойчивых связей элементов объекта исследования, обеспечивающих его целостность как явления при внешних и внутренних изменениях.

В отечественной социальной психологии проблема структуры общения занимает важное место, и методологическая проработка этого вопроса в данный момент позволяет выделить совокупность достаточно общепринятых представлений о структуре общения, выступающих общеметодологическим ориентиром организации исследований. К структуре общения можно подойти по-разному, как через выделение уровней анализа явления, так и через перечисление его основных функции. Обычно выделяются, по крайней мере, три уровня анализа.

Первый уровень макроуровень: общение индивида с другими людьми рассматривается как важнейшая сторона его образа жизни. На этом уровне процесс общения изучается в интервалах времени, сопоставимых с длительностью человеческой жизни с акцентом на анализ психического развития индивида. Общение здесь выступает как сложная развивающаяся сеть взаимосвязей индивида с другими людьми и социальными группами.

Второй уровеньмезауровень (средний уровень): общение рассматривается как сменяющаяся совокупность целенаправленных логически завершаемых контактов или ситуаций взаимодействия, в которых оказываются люди в процессе текущей жизнедеятельности, в конкретных временных отрезках своей жизни. Главный акцент в изучении общения на этом уровне делается на содержательных компонентах ситуаций общения — по поводу «чего» и «с какой целью». Вокруг этого стержня «темы», «предмета» общения раскрывается динамика общения, анализируются используемые средства (вербальные и невербальные) и фазы, или этапы общения, в ходе которых осуществляется обмен представлениями, идеями, переживаниями.

Третий уровеньмикроуровень: главный акцент на анализе элементарных единиц общения как сопряженных актов или трансакций. Важно подчеркнуть, что элементарная единица общения — это не смена перемежающихся поведенческих актов, действий участников, а их взаимодействие. Она включает не только действие одного из партнеров, но и связанное с ним содействие или противодействие партнера. (Например, «вопрос — ответ», «побуждение к действию — действие», «сообщение информации — отношение к ней» и т. п.).

Каждый из перечисленных уровней анализа требует специального теоретико-методологического и методического обеспечения и своего особого понятийного аппарата. И поскольку многие проблемы психологии комплексны, встает задача разработки принципов и способов выявления взаимосвязей между разными уровнями и взаимных переходов от одного из них к другому.

Под функциями общения понимаются те роли или задачи, которые выполняет общение в процессе социального бытия человека.

Функции общения многообразны. Существуют разные основания для их классификации. Одним из общепринятых является выделение в общении трех взаимосвязанных сторон или характеристик — информационной, интерактивной и перцептивной (Г.М. Андреева). В более или менее аналогичном смысле выделяются информационно-коммуникативная, регуляционно-коммуникативная и аффективно-коммуникативная функции (Б.Ф.Ломов).



Информационно-коммуникативная функция общения в широком смысле заключается в обмене информацией или приеме-передаче информации между взаимодействующими индивидами. Описание общения как процесса передачи-приема сообщений является правомерным, но позволяет рассмотреть только одну из характеристик общения. Обмен информацией в человеческом общении имеет свою специфику. Во-первых, мы имеем дело с отношением двух индивидов, каждый из которых является активным субъектом (в отличие от технического устройства). Во-вторых, обмен информацией обязательно предполагает (взаимо)воздействие на мысли, чувства и поведение партнеров. В-третьих, они должны обладать единой или сходкой системой кодирования/декодирования сообщений.

Передача любой информации возможна посредством различных знаковых систем. Обычно различают вербальную коммуникацию (в качестве знаковой системы используется речь) и невербальную коммуникацию (различные неречевые знаковые системы). В свою очередь, невербальная коммуникация также имеет несколько форм — кинетику (отико-кинетическая система, включающая в себя жесты, мимику, пантомимику); паралингвистику (система вокализации, паузы, покашливания и т. п.); проксемику (нормы организации пространства и времени в общении) и визуальное общение (система «контакта» глазами). Иногда отдельно рассматривается как специфическая знаковая система совокупность запахов, которыми могут обмениваться партнеры по общению.



Информационно-коммуникативная функция общения хорошо представлена в известной модели Г. Лассуэлла, где в качестве структурных единиц выделяются такие звенья, как:

1. коммуникатор (кто передает сообщение);

2. содержание сообщения (что передается);

3. канал (как передается);

4. реципиент (кому передается);

5. эффективность передачи информации (с каким эффектом). При этом эффективность передачи информации может выражаться степенью понимания человеком переданного сообщения, его принятия (отвержения), включая новизну и актуальность информации для реципиента



Регуляторно-коммуникативная (интерактивная) функция общения в отличие от информационной заключается в регуляции поведения и непосредственной организации совместной деятельности людей в процессе их взаимодействия. Здесь следует сказать несколько слов о традиции использования понятий взаимодействия и общения в социальной психологии. Понятие взаимодействия используется двояко: во-первых, для характеристики действительных реальных контактов людей (действий, контрдействий, содействий) в процессе совместной деятельности; во-вторых, для описания взаимных влияний (воздействий) друг на друга в ходе совместной деятельности или шире — в процессе социальной активности.

В процессе общения как взаимодействии (вербальном, физическом, невербальном) индивид может воздействовать на мотивы, цели, программы, принятие решения, на выполнение и контроль действий, т. е. на все составляющие деятельности своего партнера, включая взаимную стимуляцию и коррекцию поведения. Другими словами — не бывает общения без воздействия и регуляции, так же как взаимодействия без общения. Показателем эффективности реализации этой функции общения служит степень удовлетворенности совместной деятельностью и общением, с одной стороны, и их результатами – с другой.

Аффективно-коммуникативная функция общения связана с регуляцией эмоциональной сферы человека. Общение — важнейшая детерминанта эмоциональных состояний человека. Весь спектр специфически человеческих эмоций возникает и развивается в условиях общения людей: происходит либо сближение эмоциональных состояний, либо их поляризация, взаимное усиление или ослабление. При этом изменения в состоянии людей могут возникать как при специальном (целенаправленном), так и при непроизвольном воздействии. В первом случае сознание и эмоции человека изменяются под воздействием заражения (процесс передачи эмоционального состояния другим людям), внушения или убеждения. Потребность человека в изменении своего состояния проявляется у него как желание выговориться, излить душу.

Представляется оправданным привести другую классификационную схему функций общения, в которой наряду с перечисленными отдельно выделяются и другие функции (М.И. Лисина, 1986):



  • организация совместной деятельности;

  • познание людьми друг друга;

  • формирование и развитие межличностных отношении (отчасти такая классификация дана и в монографии В.В. Знакова);

  • познание людьми друг друга.

Эти функции, с одной стороны, как бы проявляют главные направления, в которых обнаруживается «работа» общения, а с другой – позволяют увидеть фундаментальное значение общения в жизни человека.

При этом познавательная функция в целом входит в перцептивную функцию, выделенную Г.М. Андреевой. Сопоставление двух классификационных схем позволяет (конечно, с определенной мерой условности) функции познания, формирования межличностных отношений и аффективно-коммуникативную функцию объединить (включить) в перцептивную функцию общения как более емкую и многомерную.

Помимо выделенных нами функций, часто используемых в научной психологической литературе, можно выделить и другие, менее распространенные, но не менее значимые. Так, например, Н.И. Шевандрин выделяет следующие функции общения:

- прагматическая функция – реализуется при взаимодействии людей в процессе совместной деятельности;

- формирующая функция – проявляется в процессе формирования и изменения психического облика человека;

- функция подтверждения – проявляется в стремлении человека познать, утвердить и подтвердить себя в процессе общения с другими;

- функция организации и поддержания межличностных отношений – связана с оцениванием людей и установлением определенных эмоциональных отношений (позитивных или негативных) с ними;

- внутриличностная функция – реализуется в общении человека с самим собой через внутреннюю и внешнюю речь, построенную по типу диалога (рассматривается как универсальный способ мышления человека).



В свою очередь Е.В. Руденский считает, что функции общения выделяются в соответствии с его содержанием. Он различает следующие функции, сочетание которых, по мнению автора, может придать процессам общения конкретную специфику:

1) инструментальная – общение в свете этой функции выступает как социальный механизм управления и передачи информации, необходимой для совершения определенного действия;

2) синдикативная – общения оказывается средством объединения людей;

3) самовыражения – общение выступает как форма взаимопонимания, психологического контекста;

4) трансляционная – общение проявляется в передаче конкретных способов деятельности, оценки и т.п.

Е.В. Руденский считает, что этими четырьмя функциями содержание общения не исчерпывается. Среди других функций общения можно выделить также:

- экспрессивную (взаимопонимание переживаний и эмоциональных состояний);

- социального контроля (регламентация поведения и деятельности человека);

- социализации (формирование навыков взаимодействия в обществе в соответствие с принятыми нормами и правилами).

Необходимо отметить, что при изучении перцептивной стороны общения используется специальный концептуально-терминологический аппарат, включающий ряд понятий и определений и позволяющий анализировать разные аспекты социальной перцепции в процессе общения. Какие же понятия в него включены?

Во-первых, общение невозможно без определенного уровня понимания (а точнее — взаимопонимания) общающихся субъектов.

Понимание — это определенная форма воспроизведения объекта в сознании, возникающая у субъекта в процессе взаимодействия с познаваемой реальностью (В.В. Знаков).

В случае общения объектом познаваемой реальности является другой человек, партнер по общению. При этом понимание можно рассматривать с двух сторон: как отражение в сознании взаимодействующих субъектов целей, мотивов, эмоций, установок друг друга; и как принятие этих целей, позволяющих устанавливать взаимоотношения. Поэтому в общении целесообразно говорить не о социальной перцепции вообще, а о межличностной перцепции или восприятии, а некоторые исследователи больше говорят не о восприятии, а о познании другого. Эта проблема продуктивно изучается А. А. Бодалевым.



Основными механизмами взаимопонимания в процессе общения являются идентификация, эмпатия и рефлексия. Термин «идентификация» имеет в социальной психологии несколько значений. В проблематике общения идентификация — это мысленный процесс уподобления себя партнеру по общению с целью познать и понять его мысли и представления. Под эмпатией также понимается мысленный процесс уподобления себя другому человеку, но с целью «понять» переживания и чувства познаваемого человека. Слово «понимание» здесь используется в метафорическом смысле — эмпатия есть аффективное «понимание». Как видно из определений, идентификация и эмпатия очень близки по содержанию, и часто в психологической литературе термин «эмпатия» имеет расширенное толкование — в него включаются процессы понимания как чувств, так и мыслей партнера по общению. При этом, говоря о процессе эмпатии, нужно иметь в виду и безусловно положительное отношение к личности партнера. Это означает наличие: а) принятия личности этого человека в целостности; б) собственной эмоциональной нейтральности, отсутствия оценочных суждений о нем (В.А. Соснин).

Рефлексия в проблеме понимания друг друга — это осмысление индивидом того, как он воспринимается и понимается партнером по общению. В ходе взаимного отражения участников общения «рефлексия» является своеобразной обратной связью, которая способствует формированию стратегии поведения субъектов общения, и коррекции их понимания особенностей внутреннего мира друг друга.

Еще одним механизмом понимания в общении является межличностная аттракция. Аттракция — это процесс формирования привлекательности какого-то человека для воспринимающего, результатом чего является формирование межличностных отношений. В настоящее время формируется расширенная трактовка процесса аттракции — как формирование эмоционально-оценочных представлений друг о друге, о своих межличностных взаимоотношениях (как положительных, так и отрицательных), как своего рода социальной установки с преобладанием эмоционально-оценочного компонента.



Рассмотренные классификации функций общения, естественно, не исключают друг друга, можно предлагать и другие варианты. Вместе с тем они показывают, что общение должно изучаться как многомерное явление. А это предполагает изучение явления с помощью методов системного анализа, о чем речь пойдет ниже.

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Лекция №1. Сущность общения и факторы, его определяющие вопрос Проблема общения в истории отечественной науки

Скачать 340.47 Kb.