• Глава 37. УСМИРЕННАЯ БУРЯ И ВЗБЕСИВШИЕСЯ СВИНЬИ.



  • страница12/26
    Дата29.01.2019
    Размер5.08 Mb.

    Лео Таксиль Забавное Евангелие, или Жизнь Иисуса


    1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   26
    Глава 36. СЕМЬЯ ПО ИИСУСУ ХРИСТУ.
    И дали знать ему: матерь и братья твои стоят вне, желая видеть тебя. Он сказал им в ответ: матерь моя и братья мои суть слушающие слово божие и исполняющие его.

    Лука, глава 8, стихи 20-21.

    Веселый и довольный своею победой, мессир Иисус вернулся в Галилею, в окрестности Назарета. Его непреодолимо тянул к себе этот город, где ему доставались одни тычки да затрещины. Казалось, он дал себе клятву, что последнее слово все-таки останется за ним.

    Сначала он пытался создать себе здесь репутацию пророка, произнося вдохновенные речи, но сограждане подняли его на смех. Затем он обманом пробрался в синагогу, чтобы сыграть роль ученого доктора из Иерусалима, но был опознан, согнан с возвышения и едва не сброшен в пропасть с горы. На сей раз сын голубя решил добиться успеха с помощью женщин.

    Он уже заранее предвкушал, как потрясет своих земляков, когда явится в сопровождении Магдалины, дамы и впрямь весьма эффектной и к тому же невероятно богатой.

    Быть любимым и чтобы тебя любили ради тебя самого, – об этом можно только мечтать!

    Если у Иисуса была такая мечта, сейчас она осуществилась.

    Его, нищего, полюбила женщина с завидным состоянием. Он был совсем не красив и тем не менее обзавелся очаровательной любовницей, аппетитной, как наливной ранет.

    Впрочем, о чем я говорю? Теперь у него была не одна, а целая куча влюбленных в него почитательниц! За ним повсюду следовал настоящий гарем! Любимой султаншей была, разумеется, Магдалина, однако справедливости ради необходимо заметить, что не только она дарила Иисуса своим вниманием.

    В евангелии упоминаются имена еще двух его поклонниц:

    Иоанны и Сусанны. О Сусанне нет никаких сведений, разве что ее имя на древнееврейском означает «цветок лилии». Что же до Иоанны, то святой Лука сообщает, будто она была супругой некоего Хузы, управляющего в одном из имений Ирода. Увидев однажды Иисуса, эта Иоанна сказала себе: «Вот мужчина, который мне нужен!» И, реализовав свое имущество, бросила мужа, чтобы последовать за Христом.

    – Кто меня любит, пойдет за мной! – твердило ходячее Слово.

    И действительно, за ним ходила толпа женщин, бывших супруг, сбежавших от своих мужей, либо потаскушек с почасовой или разовой оплатой. Все они были отчаянными любительницами запретных яблочек, и все были без ума от своего господина и повелителя.

    Они так обожали Иисуса, что готовы были его содержать на свои деньги. Он, со своей стороны, без стеснения пользовался их добротой.

    И пусть не думают того читатели, что я преувеличиваю! В евангелии об этом написано черным по белому.

    Откройте Евангелие от Луки, главу восьмую, стихи второй и третий. Там говорится довольно прозрачно, что с ним были «…некоторые женщины, которых он исцелил от злых духов и болезней: Мария, называемая Магдалиною, из которой вышли семь бесов, и Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова, и Сусанна, и многие другие, которые служили ему имением своим».

    Как видите, деваться некуда, господа попы!

    Так написано: «служили ему имением своим», и подписано: «святой Лука».

    Я полагаю, вам известно, как называют фрукта, позволяющего, чтобы женщина «служила ему имением своим»? Название это слишком неприлично, чтобы я мог его написать, хотя тот, о ком идет речь, вполне его заслужил, а потому я прошу позволения заменить общепринятый термин более современным и менее грубым именем нарицательным – альфонс.

    Итак альфонс Христос считал себя выше всех предрассудков. Он начал с бродяжничества и дошел до того, что попал на содержание к своим дамам. Ступив на эту дорожку, он должен был неминуемо кончить виселицей, что в конечном счете и произошло, ибо крест играл в те времена роль вульгарной виселицы. Прелестный персонаж, не правда ли? Священники избрали образцом для христианнейших овечек вполне законченный тип героя. Похоже, что священники решили просто поиздеваться над доверчивыми простаками, создав легенду о совершенно фантастическом богочеловеке и наделив его чертами бродяги, помноженного на альфонса, вместо того чтобы сделать из него почтенного отца семейства, добродетельного гражданина и честного труженика!

    Но нет, видимо, такова уж сама природа всех религий, что они обожествляют и канонизируют самые отвратительные человеческие черты.

    Это весьма примечательно. Создатели культов, принимаясь за дело, наверное, рассуждают следующим образом:

    – Чтобы дурачить народ, надо заставить его поверить в некое высшее существо, своего рода сверхъестественного паяца, которым мы управляем, как марионеткой. Но, чтобы это высшее существо стало понятным и близким для простых умов, необходимо придать ему сугубо материальную форму, нужно заставить его провести хотя бы несколько лет в знакомой всем земной обстановке, в человеческой шкуре. Однако, если мы начнем обожествлять настоящего человека, справедливого, честного, трудолюбивого, достойного всяческого уважения, как сын, отец и супруг, наделенного всеми добродетелями великих людей, в этом не будет никакой нашей заслуги. Таких людей уважают и без нас, и мы окажемся ни при чем. Наша задача, задача богословов, совсем иная. Нам надо пожонглировать алогизмами, нагромоздить абсурд на абсурд, представить порок добродетелью, а зло – добром, и, запутав таким образом простофиль, овладеть их умами. Поэтому превратим-ка мы нашего бога в самого последнего бродягу!

    Для начала пусть у него будет самое нелепое происхождение, скажем – от птицы. Затем сделаем его дурным сыном и братом, а заодно лентяем, предпочитающим праздность труду. Пусть он, вместо того чтобы уважать законы своей страны, то и дело их преступает и нарушает. Пусть занимается шарлатанством, нищенством и воровством. Пусть бродяжничает с проститутками, которые будут его содержать на заработанные ими деньги. Пусть избирает себе спутников среди самых последних негодяев и даже среди такого отребья, как предатели родной страны. Пусть он прелюбодействует сам и оправдывает прелюбодеяние. Пусть будет наделен всевозможными пороками: тщеславием, малодушием, бесчестностью и лживостью. И пусть его жалкая жизнь завершится вполне заслуженным концом: пусть его с позором повесят на виселице между двух воров, один из которых окажется его приятелем. И тогда, придумав легенду, которая с начала до конца должна была бы воплощать образ Сатаны, мы скажем народу: «Это бог, молитесь на него!» А все те, кто окажутся настолько слепыми, что все увидят в этой басне ничего, кроме грязи, лжи и преступлений, да будут навеки прокляты и отринуты, даже если они сами когда-то удостоились обожествления. Те же, кто поверит в нашу легенду и склонится перед нашей богословской фикцией, – это наша добыча! Они будут принадлежать нам, душой и телом, и все их деньги тоже потекут в нашу мошну.

    Вот единственное объяснение, какое можно дать по поводу проблемы боготворчества. Чем презреннее персонаж, тем легче выдавать его за бога. Ведь совершенно очевидно, что нельзя основать никакую религию, предварительно не одурачив народные массы. Поэтому, чтобы создать новый культ, надо сначала поставить с ног на голову все понятия естественной человеческой морали.

    Исходя из этих принципов, теоретики христианства и творили миф об Иисусе, без всякого стеснения придавая своему герою черты человека, докатившегося до последних ступеней низости.

    И при этом еще имели наглость признавать, что даже его родные краснели за него от стыда.

    Когда семья Иисуса прослышала, что он снова направляется к Назарету, все ее члены не знали, куда им деваться. Они проклинали несчастного бродягу, словно бы задавшегося целью покрыть их бесчестьем и позором.

    Пытаясь хотя бы внешне соблюсти приличия, родственники делали вид, что жалеют Иисуса.

    – Бедный парень! – отвечали они тем, кто приходил им рассказать об очередных выходках бывшего плотника. – Он сошел с ума! Он окончательно рехнулся! Он уже не отвечает за свои поступки.

    В глубине же души, они считали своего родственничка отпетым негодяем, которого необходимо как можно скорее упрятать в такое место, где он уже не сможет откалывать свои номера.

    С этой целью они всем скопом вышли навстречу Иисусу, чтобы схватить его и посадить под замок.

    Эта подробность зафиксирована в Евангелии от Марка (глава 3, стих 21): «…ближние его пошли взять его, ибо говорили, что он вышел из себя».

    Дело было семейное, и в нем решили принять участие все родственники Иисуса: братья, сестры, кузены, и даже его мать Мария не захотела остаться в стороне.

    Во главе экспедиции встали четыре брата Христа: Иаков, Иосия, Иуда и Симон (Марк, глава 6, стих 3).

    Однако, когда они пришли к месту встречи, добраться до Иисуса оказалось невозможно. Сын голубя исцелял очередного бесноватого, который, по словам евангелиста Матфея, был нем и слеп, а по словам евангелиста Луки, только нем. Миропомазанного бдительно охраняли его апостолы: он заранее приказал им ни в коем случае не подпускать к нему родственников, если тем вдруг придет в голову мысль явиться за ним из Назарета. Как видите, он не слишком доверял своей семье.

    Все это происходило на большой дороге. Фаворитки Иисуса отдыхали в ближайшей харчевне. Вокруг ходячего Слова и его апостолов собралась многочисленная толпа.

    Иисус велел подвести к нему бесноватого.

    – Надеюсь, ты не глухой? – спросил его сын голубя. Тот отрицательно покачал головою.

    – Превосходно! В таком случае слушай, что я тебе скажу. Друг мой, ты онемел и ослеп (будем придерживаться версии святого Матфея), потому что в тебя вселился нечистый. Вместо того чтобы лечить тебя от немоты и слепоты, я просто выгоню из тебя дьявола, и тогда ты прозреешь и заговоришь. Бесноватый или не бесноватый, в любом случае слепонемой, мечтал вновь обрести зрение, а главное – способность говорить. Естественно, что он не стал возражать против поставленного Иисусом диагноза. Ему не терпелось исцелиться.

    – Эй, дьявол! – закричал Иисус. – Кто тебе позволил избрать жилищем тело этого человека? А ну, выходи, тебе приказываю!

    Вы, конечно, не сомневаетесь, друзья читатели, что нечистый дух поспешил повиноваться. Он выскочил изо рта калеки, как всегда испуская громкие вопли, чтобы не отступать от заведенного обычая. Исцеленный тотчас открыл глаза и принялся рассказывать всякие анекдоты, лишь бы показать, что язык у него действует хоть куда.

    Чудо, как и следовало, ожидать, привело толпу зевак в восторг. Лишь несколько уличных писцов – евангелисты их называют книжниками, – специально присланных фарисеями из Иерусалима, скорчили недовольные мины и обратились к собравшимся:

    – Люди добрые! Вместо того чтобы восхищаться чудесами этого человека, вам бы надо намылить ему шею и намять бока! Как может он изгонять простых бесов, если не силою Вельзевула, князя бесовского? Видно, он с ним в сговоре, не иначе!

    Намек книжников попал в уязвимое место; как образец инсинуации это была находка.

    Иисус тотчас почувствовал опасность и ответил ударом на удар.

    – Что вы понимаете в таких делах, простофили? – вскричал он. – Не считайте дьявола таким глупцом! Чего это ради станет он мне помогать? Чтобы я изгонял его потом из бесноватых? Хорошенькое дело! Враг человеческий себе не враг. Всякий дом, разделившийся сам в себе, когда стены его не поддерживают друг друга, вряд ли устоит. И если Сатана Сатану изгоняет, то он разделился сам с собою: как же устоит царство его?

    Довод был веский. К тому же публика была явно на стороне Христа. Книжники поспешили надеть шляпы и убраться подобру-поздорову под свист и улюлюканье толпы.

    Пользуясь случаем, Иисус обратился к собравшимся с речью, изъясняясь по привычке главным образом притчами. Он рассказал историю о том, как некий человек засеял свое поле добрым зерном. Ночью пришел его недруг и засеял то же самое поле дурным зерном. Доброе зерно и дурное зерно взошли вместе, но последнее оказалось сорняком, который душил пшеницу. Тогда, чтобы собрать хорошее зерно, этому человеку пришлось выполоть сорняки со всего поля – работа, надо прямо сказать, весьма нудная и утомительная; он мог бы ее избежать, если бы помешал своему врагу посеять ночью дурное зерно, то бишь плевелы.

    Смысл этой притчи, взятой из старых восточных басен, уловить нетрудно:

    – То, что говорю вам я, – это хорошее зерно, а потому верьте мне на слово. Главное же – боже вас упаси слушать тех, кто вздумает меня дискредитировать, ибо их слова – это плевелы. Если вы будете слушать моих врагов, вы перестанете остерегаться, перестанете мне верить, и тогда плевелы неизбежно задушат пшеницу.

    Священники то и дело вспоминают эту притчу, вложенную ими в уста их бога.

    В противовес ей человеческая мудрость создала пословицу: «Кто слышит один колокол, слышит один звук». Следовательно, для того чтобы составить правильное представление о каком-либо учении, религии и ее служителях, необходимо прислушиваться не только к тем, кто восхваляет, но и к тем, кто критикует.

    Священники не случайно заменили мудрую пословицу басней о пшенице и плевелах.

    – Берегитесь, овечки, молодые и старые! – говорят они. – Не читайте антиклерикальных книг и не слушайте атеистических лекций! В вас с колыбели воспитывали веру в нелепости и доверие к пороку. Эту веру и это доверие вы сохраните лишь в том случае, если будете избегать всего, что может вас убедить в обратном.

    С точки зрения борьбы за души человеческие это бесчестный прием, но что осталось бы от религии, если бы она взяла на вооружение честность?

    Итак, апостолы и толпа смаковали притчу.

    Оттесненные в самые задние ряды, родственники Иисуса совещались. Момент для того, чтобы схватить бродягу, был явно неподходящий. Собравшиеся наверняка воспротивились бы открытому похищению.

    Тогда семья Иисуса решила прибегнуть к хитрости и сначала заманить миропомазанного в укромное место. Братья сказали, что хотели бы с ним поговорить. Кто-то из толпы вызвался им помочь.

    – Равви! – обратился он к Иисусу, – Здесь вся твоя семья: мать, сестры, братья и все твои родичи. Они специально пришли из Назарета, чтобы повидаться с тобой.

    – Плевать мне на всех этих людей! – ответил Иисус. – Пусть возвращаются туда, откуда явились!

    – Постой, равви, ты разве не слышал: здесь твоя старая матушка!

    – А я тебе говорю, что мне до них нет дела! Толпа раздвинулась; Мария, братья и прочие родственники Иисуса смогли немного протиснуться вперед. Увидев их, миропомазанный возвысил голос, чтобы родные его услышали, и воскликнул:

    – Пусть меня оставят наконец в покое! Кто матерь моя?.. Кто братья мои?.. Уж не эти ли, пришедшие из Назарета?.. Смешно. Кроме моих апостолов и добрых женщин, которые меня любят, нет у меня семьи! Мои верные спутники – вот кто моя истинная семья.

    И, указав на хорошенького мальчика Иоанна, напыжившегося от гордости, он добавил:

    – Вот мой любимый ученик, – для меня он и брат, и сестра, и жена, и мать. А что касается тех, кто называет себя моими родственниками, то они могут убираться! Ясно?

    У родичей Иисуса хватило благоразумия не настаивать. Более чем когда бы то ни было стыдясь недостойного члена своей семьи, они удалились, махнув на него рукой (смотри евангелия от Матфея, глава 12, стихи 22-37, 46-50; глава 13, стихи 1– 53; от Марка, глава 3, стихи 20-25; глава 4, стихи 1-34; от Луки, глава 8, стихи 1-21).

    Что же до ходячего Слова, то, выждав, когда толпа разойдется, он вместе с апостолами отправился в гостиницу к своим прелестным почитательницам.



    Глава 37. УСМИРЕННАЯ БУРЯ И ВЗБЕСИВШИЕСЯ СВИНЬИ.
    Тогда ученики его, подойдя к нему, разбудили его и сказали: господи! спаси нас; погибаем.

    И говорит им: что вы так боязливы, маловерные? Потом, встав, запретил ветрам и морю, и сделалась великая тишина.

    Люди же, удивляясь, говорили: кто это, что и ветры и море повинуются ему?…Вдали же от них паслось большое стадо свиней.

    И бесы просили его: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней.

    И он сказал им: идите. И они, выйдя, пошли в стадо свиное. И вот, все стадо свиней бросилось с крутизны в море, и погибло в воде.

    Матфей, глава 8, стихи 25-27, 30-32.

    Иисус мечтал поразвлечься, но он не принял в расчет своей возросшей популярности. Не успел он перекинуться со своими одалисками и десятком слов, как перед харчевней снова собралась толпа. Люди хотели его видеть и слышать, мечтали его коснуться или еще каким-нибудь способом выразить свое обожание.

    Все это было весьма некстати.

    Миропомазанный извинился перед дамами, что не сможет составить им компанию.

    – Слышите, что творится? – сказал он. – Толпа растет с каждой минутой. Слышите, как они ломятся в дверь? Лучше я скроюсь: мои обозленные почитатели все равно не дадут нам спокойно провести ночь.

    Итак, он сказал им «до свидания» и выскочил из харчевни через черный ход. Вместе с апостолами он добрался до ближайшей пристани, где потребовал найти ему лодку. Как раз в это время большая барка готовилась сняться с якоря, направляясь к противоположному берегу озера.

    – Это нам подходит, – сказал Иисус. – Главное – очутиться на том берегу, а больше мне ничего не надо. Затем, обратившись к хозяину барки, он спросил:

    – Куда вы плывете?

    – В Гергесину, – ответил тот, по Матфею; у Марка и Луки он плыл в страну Гадаринскую.

    Апостолы погрузились следом за ходячим Словом.

    Утомленный всяческими треволнениями, Иисус прилег на кучу веревок и задремал. Через несколько минут он уже храпел и посвистывал, как кузнечные мехи.

    Погода была превосходной. Свежий ветерок рябил поверхность озера и надувал паруса. Барка весело бежала вперед.

    Апостолы собрались с подветренной стороны, оперлись на фальшборт и отдыхали, лениво переговариваясь между собой.

    – Поистине наш учитель нахал, каких свет не видывал, – заметил Фаддей. – Посадил на судно, а у самого ни гроша за душой. Представляю, какую рожу скорчит хозяин барки, когда мы доплывем до Гергесины и придет время расплачиваться!

    – Чего ты волнуешься! – возразил ему Симон-Камень. – Сразу видно, что ты недавно среди нас. Когда хозяин барки спросит с нас деньги, как с других пассажиров, мы просто вывернем пустые карманы, чтобы он успокоился, а Иисус вместо платы за проезд расскажет ему какую-нибудь притчу.

    – Хорошо, если хозяин этим удовлетворится! Только мне кажется, эти матросы не такие уж добряки. Боюсь, как бы не пришлось нам расплачиваться своими боками…

    Внезапно на горизонте появились черные тучи, налетел шквал, и барка запрыгала на волнах.

    – Дьявольщина! – ругались матросы. – Вот еще напасть… Ну, сейчас будет дело!

    Хозяин барки приказал убрать паруса, однако вскоре поднялась такая буря, что его суденышко оказалось в опасности.

    Малыш Иоанн, в качестве избранного ученика, спал рядом с Иисусом, положив голову ему на грудь, как на подушку: учитель допускал подобную фамильярность. Иоанн проснулся от брызг и ветра, а миропомазанный продолжал храпеть пуще прежнего: разбудить его было не так-то просто.

    Тем временем положение становилось все серьезнее. Волны кидали барку, рулевой выбивался из сил, пытаясь удержать штурвал, хозяин судна надрывался, выкрикивая приказы. В довершение всех несчастий в днище судна вдруг обнаружилась течь. Хозяин обратился за помощью к пассажирам: матросы и без того метались как угорелые. Пустили в ход помпу. К сожалению, вода прибывала быстрее, чем ее откачивали, и теперь можно было даже высчитать, через сколько времени барка пойдет ко дну.

    А Христос продолжал храпеть.

    Наконец перепуганные апостолы бросились к нему и начали его расталкивать. Иисус зевнул, потянулся и спросил, по какому поводу они прервали его сон.

    – Что с вами? – осведомился он, делая удивленный вид. – Я так хорошо спал!

    – А то, учитель, что мы погибаем. Судно сейчас потонет. Спаси нас! Спаси!

    – И вы из-за этого меня потревожили? Честно говоря, я этого от вас не ожидал!

    – Но послушай, учитель…

    – О маловеры, чего вы убоялись? Разве может с вами хоть что-нибудь случиться, если я среди вас?

    – Конечно, равви, ты прав, как всегда, но вода прибывает, помпа не может ее выкачать, и через пять минут мы все пойдем рыбам на корм!

    – Если бы ты захотел…

    Тогда Иисус встал и обратился к ветру с горькими упреками:

    – Что это значит, почтеннейший ветер? Как ты смел рычать и визжать и раскачивать это судно? Ты напугал моих учеников! Нет, это уж слишком… А кто тебе вообще позволил дуть? Я просто не нахожу слов… Проклятый ветрище, я не знаю, что меня удерживает, но, ей-богу, если ты не перестанешь безобразничать, я тебя так отдую, что чертям будет тошно!

    Ветер в ответ засвистел еще пронзительнее.

    – А ну, хватит! – крикнул Иисус. – Я тебе запрещаю. Молчать, когда говорит Слово!

    По этому приказу ветер тотчас умолк и перестал дуть на барку.

    Теперь Иисус обратился к озеру, которое продолжало захлестывать волнами палубу, и, уперев руки в бока, обрушился на непокорную стихию:

    – А ты что, море Тивериадское, не слышало? То, что я сказал ветру, в равной степени относится и к тебе. Твои шуточки мне не нравятся. Мы здесь не для того, чтобы ты нас поглотило. Немедленно успокойся, иначе я и тебе надаю пощечин!

    Тивериадское море утихло как по мановению волшебной палочки. Матросы и пассажиры не верили своим глазам.

    – Вот это да! – перешептывались они между собой. – С таким шутки плохи!

    Кто же это, что и ветер и море повинуются ему? Не хотел бы я столкнуться с ним на узкой дорожке…

    Переговариваясь, они буквально тряслись от страха. Даже радость, что они спаслись от гибели, не могла заглушить их ужас перед всемогуществом Христа.

    А что, если этому парню вдруг придет в голову забросить их на луну? Подумать только!..

    Впрочем, дальнейшая часть путешествия прошла вполне благополучно. Даже вода, попавшая в трюм, вылилась обратно тем же путем, каким налилась. И дыры в корпусе барки заткнулись, надо полагать, сами собою. Что ни говорите, а чудеса – превосходная штука!

    Когда барка доплыла до Гергесины, уже занимался день, Хозяин и не подумал спрашивать с Иисуса и его спутников плату за проезд: он был счастлив уже тем, что его посудина уцелела благодаря необычайному пассажиру. И уж конечно ему не пришла в голову мысль, что Иисус, повелитель стихий, мог сам вызвать эту внезапную бурю, чтобы потом усмирить ее и приписать себе еще одну заслугу. В самом деле, ведь нашему миропомазанному ничего не стоило произвести возмущение в атмосфере: сын голубя был всемогущ, даже когда он спал! И кто знает, может, Иисус сквозь сон все-таки слышал беседу своих апостолов, обеспокоенных тем, что у них нет денег заплатить за проезд? Итак, все апостолы высадились на берег.

    Первый, кого они встретили, оказался бесноватым, но на сей раз это не был обычный одержимый дьяволом. Такого даже апостолы никогда еще не видели. Семья отказалась от несчастного. Вместо того чтобы устраивать время от времени общепринятые припадки, этот бесноватый постоянно пребывал в состоянии буйного помешательства. Поэтому его просто изгнали за пределы города.

    Он поселился в пещере в одной из прибрежных скал. Одежда его давно изодралась в клочья; день и ночь он бегал в чем мать родила по холмам, испуская дикие вопли и наводя ужас на всех прохожих. К тому же своим видом он шокировал дам.

    Со временем бесноватый приобрел широкую известность. В таком плачевном состоянии он пребывал уже много лет, и матери пугали им непослушных детей, как сегодня пугают злой бабой-ягой.

    – Замолчи сейчас же, паршивец, а не то позову бесноватого! – говорили они. И малыши, дрожа, умолкали и прятались за материнские юбки.

    Иногда несчастного удавалось поймать. Его крепко привязывали, опасаясь буйного нрава, но он обладал такой силой, что разрывал все веревки и даже железные цепи. Никто не мог его успокоить, и он никого не признавал.

    Вот какого страшного одержимого встретили апостолы, едва ступив с барки на берег. Можно себе представить, что он вытворял!

    Иисус сразу же понял, с кем имеет дело. По своему обыкновению он обратился непосредственно к дьяволу, истинной причине бешеных скачков, прыжков и прочих гимнастических упражнений несчастного.

    – Отвечай, нечистый! – воскликнул он. – Давно ли ты вселился в этого человека?

    – Давно, очень давно! – ответил дьявол голосом бесноватого. – Но к чему эти вопросы? Оставь меня в покое! Что тебе до меня? Если я терзаю моего одержимого, так это мое личное дело… Укрощай себе бури, но только не мучь меня! Ты усмиряешь волны, я заставляю корчиться этого типа, – у каждого свое ремесло. Неужто ты для того и явился на землю, чтобы мешать бесноватым беситься?

    – Я не собираюсь с тобой дискутировать, – отрезал Иисус, – Дух нечистый, выйди из этого человека!

    Однако этот дьявол не собирался так легко уступить свою добычу и даже не шевельнулся.

    – Чтоб тебе было пусто! – воскликнул Иисус по прошествии некоторого времени. – Ты, что, не слышал? Или ждешь особого приглашения? Или ты один из самых могущественных дьяволов? Как твое имя, отвечай!

    А теперь держитесь, друзья читатели. Оказывается, этот одержимый был одержим не одним каким-то дьяволом, а целым полком адских духов!

    – Имя мне – легион, ибо нас много! – ответили дьяволы голосом бесноватого. – Нас шесть тысяч штук в одном теле!

    – Теперь все понятно, – заметил Иисус. – Вот почему его корчит в шесть тысяч раз сильнее, чем его коллег. Ну что ж, господа дьяволы, пусть вас тут целый легион, все равно придется вытряхиваться!

    И тут, как утверждает евангелист Матфей, все шесть тысяч дьяволов пришли в крайнее расстройство.

    – Господи боже! – завопили они. – Мы уйдем из тела этого человека, раз ты велишь, но куда мы денемся? Дай нам хоть какое-нибудь пристанище! Не высылай нас вон из этой страны!

    Иисус с утра был в хорошем настроении.

    Он оглянулся и увидел неподалеку целое стадо свиней, которые мирно рыли землю пятачками, видимо отыскивая трюфели.

    С одного взгляда с божественной быстротой он пересчитал поголовье хрюшек. Их оказалось ровно шесть тысяч – не больше и не меньше. Бывают же такие удачи!

    Больше миропомазанный не колебался ни секунды.

    – Выходите, господа бесы, не бойтесь! – приказал он. – И войдите вон в тех свиней!

    Дальнейшее почти не поддается описанию.

    Одержимый сразу успокоился и стал кроток. Он уселся на голую землю и принялся чистить ногти, флегматично поглядывая на апостолов.

    Свиньи же, наоборот, вдруг запрыгали, захрюкали, завизжали, заверещали и начали кидаться друг на друга. Одни плясали на задних ногах, другие ходили на передних, третьи делали мостики и сальто-мортале, и все это под такой развеселый аккомпанемент, что невозможно себе и представить. Многие катались от восторга по земле, а самые бойкие затеяли игру в чехарду, хотя, по совести говоря, у них это получалось не слишком изящно.

    Апостолы надрывали животики.

    Но вот кому было не до смеха, так это пастухам шеститысячного стада. С тревогой смотрели они на беснующихся свиней и спрашивали себя, чем все это кончится.

    Несчастные свинопасы! Шутка миропомазанного обошлась им не дешево.

    Вдоволь напрыгавшись и наплясавшись, все свиньи устремились галопом к морю Тивериадскому, бросились с крутизны и потонули все до единой. Можно считать, что владельцы стада были разорены и пущены по миру. Еще бы, шесть тысяч свиней! Это чего-нибудь да стоит!

    Если вы сомневаетесь в достоверности моего рассказа, друзья читатели, то можете открыть евангелия от Матфея (глава 8, стихи 23-34), от Марка (глава 4, стихи 35-40; глава 5, стихи 1-20), а также от Луки (глава 8, стихи 22-39). Вы убедитесь, что я ничего не преувеличил.

    Мне могут задать вопрос: откуда в стране, где законы Моисеевы соблюдались повсеместно, вдруг появилось стадо свиней, да еще численностью в шесть тысяч голов? Ведь свинина считалась у иудеев запретной пищей, и тому, кто преступал запрет, грозили всяческие кары, вплоть до смертной казни! Признаюсь, на этот вопрос я ответить не в состоянии.

    Но, если евангелие, продиктованное святым духом, утверждает, что свиньи были, значит, они были.

    Нам остается только удивляться и верить, или, наоборот, вспомнить еще раз, что священники считают свою паству круглыми идиотами, а потому не стесняются выдавать за святую истину самую отъявленную ложь, состряпанную из самых вопиющих противоречий.



    1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   26

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Лео Таксиль Забавное Евангелие, или Жизнь Иисуса