• Глава 7. РОЖДЕСТВО И ПАСТУХИ.
  • Глава 8. НЕСМОТРЯ НА НЕПОРОЧНОСТЬ, МАРИЯ ВСЕ-ТАКИ ОЧИЩАЕТСЯ.
  • Глава 9. ВОЛШЕБНАЯ ЗВЕЗДА.



  • страница2/26
    Дата29.01.2019
    Размер5.08 Mb.

    Лео Таксиль Забавное Евангелие, или Жизнь Иисуса


    1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
    Глава 6. РОДОСЛОВНАЯ МЕССИИ.
    Итак всех родов от Авраама до Давида четырнадцать родов; и от Давида до переселения в Вавилон четырнадцать родов; и от переселения в Вавилон до Христа четырнадцать родов. Рождество Иисуса Христа было так: по обручении матери его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что она имеет во чреве от духа святаго.

    Матфей, глава 1, стихи 17-18

    Теперь, пожалуй, будет кстати познакомить читателя с родословной Иисуса и напомнить о тех обещаниях, которые Яхве дал патриархам. Сия любопытная родословная – любопытная главным образом тем, как она оканчивается, – изложена в евангелии. А посему необходимо уделить ей место.

    Вполне допустимо, что в момент, когда пречистая дева вот-вот должна была разрешиться от бремени, оставаясь при этом девственницей, патриархи направили к Яхве делегацию, дабы выразить ему свою радость в связи с тем, что в их прямом потомстве появится на свет младенец, которому пророки предопределили спасти род человеческий и искупить грех, совершенный

    Адамом и Евой.

    Первым к всевышнему явился Авраам и сказал:

    – Господь бог, в награду за мою верность твоим небесным законам ты обещал, что я стану праотцом благословенного рода и что среди моих прямых потомков будет мессия. И вот время пришло. О всемогущий бог! Клятвы твои святы и неизменны, ты сдержишь свое слово.

    – Разумеется, Авраам, причем охотно.

    – Господь, я родил Исаака.

    Исаак пришел и сказал: «Я, боже, родил Иакова». Иаков пришел и сказал: «Я родил Иуду». Иуда пришел и сказал: «Я родил Фареса». Фарес пришел и сказал: «Я родил Есрома». Есром пришел и сказал: «Я родил Аминадава». Аминадав пришел и сказал: «Я родил Наассона». Наассон пришел и сказал: «Я родил Салмона». Салмон пришел и сказал: «Я родил Вооза». Вооз пришел и сказал: «Я родил Овида». Овид пришел и сказал: «Я родил Иессея». Иессей пришел и сказал: «Я родил Давида».

    Тут явился Давид. Яхве дружески потрепал его по щеке и сказал:

    – Милый Давид, ты всегда был моим любимцем. Поэтому я пообещал тебе то же самое, что обещал дать Аврааму. В истории ты, мой дорогой, будешь называться прародителем мессии.

    Давид отвесил поклон и сказал:

    – Я родил Соломона.

    Соломон пришел и сказал: «Я родил Ровоама». Ровоам пришел и сказал: «Я родил Авию». Авия пришел и сказал: «Я родил Асу». Аса пришел и сказал: «Я родил Иосафата». Иосафат пришел и сказал: «Я родил Иорама». Иорам пришел и сказал: «Я родил Озию». Озия пришел и сказал: «Я родил Иоафама». Иоафам пришел и сказал: «Я родил Ахаза». Ахаз пришел и сказал: «Я родил Езекию». Езекия пришел и сказал: «Я родил Манассию».

    Явился Манассия. Он уже готов был назвать имя своего отпрыска, но господь бог жестом прервал его.

    – Кого-кого, а тебя, Манассия, я хорошо знаю, – сказал он. – Тебе здорово повезло, что ты оказался в списке предков мессии. Не в упрек тебе будь сказано, но ведь всю жизнь ты был негодяем, каких мало. На твоей совести не одно нечестивое деяние: ты поклонялся дьяволу, ты приказал распилить пополам Исаию, одного из любимых моих пророков. Христос родится со дня на день – неужто ты думаешь, ему будет лестно иметь тебя в числе своих предков?

    – Что верно, то верно, – согласился Манассия, – признаюсь, я был нечестивцем и не верил в бога моего. В угоду идолам я велел укокошить твоего пророка Исаию. «Двенадцати лет был Манассия, когда воцарился, и пятьдесят лет царствовал в Иерусалиме; имя матери его Хефциба. И делал он неугодное в очах господних, подражая мерзостям народов, которых прогнал господь от лица сынов Израилевых. И снова устроил высоты, которые уничтожил отец его Езекия, и поставил жертвенники Ваалу, и сделал дубраву, как сделал Ахав, царь израильский; и поклонялся всему воинству небесному, и служил ему… И поставил истукан Астарты… Еще же пролил Манассия и весьма много невинной крови, так что наполнил ею Иерусалим от края до края, сверх своего греха, что он завлек Иуду в грех – делать неугодное в очах господних» (4 Царств, глава 21, стихи 1-4, 7, 16). Но ведь и то правда, господи, что я не преступал законов морали, как Соломон, никогда не спекулировал прелестями своей жены, как Авраам, не являюсь сыном блудницы, как толстяк Вооз.

    – Простите, мне послышалось, вы что-то сказали по моему адресу? – забеспокоился Вооз.

    – В чем дело? В чем дело? – полюбопытствовали Авраам и Соломон.

    – Дело в том, – ответил Манассия, – что господь упрекает меня в святотатстве, а я привожу смягчающие обстоятельства и сравниваю себя с вами. Для мессии не очень-то лестно числить меня среди своих предков, с этим я готов согласиться. Но за меня, я думаю, ему придется краснеть ничуть не больше, чем за мать Вооза госпожу Раав, иерихонскую потаскушку…

    – Тише, тише! – оборвал его всевышний. – К чему нам перетряхивать свое грязное белье в присутствии всех этих юных херувимов и серафимов? Угомонитесь, голубчики! Манассия, друг мой, я прощаю все твои проделки, и не стоит тебе шельмовать остальных предков Христа. Давайте продолжим наш экскурс в родословную, которая весьма любопытна и которая имеет целью доказать, что я сдержал обещания, данные мною Аврааму и Давиду. Итак, кого же родил ты, Манассия?

    Манассия ответил:

    – Я родил Амона.

    Амон пришел и сказал: «Я родил Иосию». Иосия пришел и сказал: «Я родил Иеханию». Иехания пришел и сказал: «Я родил Салафииля». Салафииль пришел и сказал: «Я родил Зоровавеля». Зоровавель пришел и сказал: «Я родил Авиуда». Авиуд пришел и сказал: «Я родил Елиакима». Елиаким пришел и сказал: «Я родил Азора». Азор пришел и сказал: «Я родил Садока». Садок пришел и сказал: «Я родил Ахима». Ахим пришел и сказал: «Я родил Елиуда». Елиуд пришел и сказал: «Я родил Елеазара». Елеазар пришел и сказал: «Я родил Матфана». Матфан пришел и сказал: «Я родил Иакова».

    Иаков поднялся со своего места.

    – Уф! – вздохнул Яхве. – Остался ты один, мой милый Иаков номер два.

    – Да, да, господи, совсем недавно ты вычеркнул меня из списка живых, но сын мой еще здравствует.

    – Кого же ты родил?

    – Я родил Иосифа, – ответил Иаков. Патриархи переглянулись.

    – Стало быть, этот Иосиф и будет отцом мессии? – спросил Авраам.

    – Вовсе нет, Иосиф всего-навсего муж некой Марии, которая родит означенного Христа.

    – Вот-вот! – заметил Давид, полагавший, что он все понял. – Этот Иосиф, мой потомок, будет отцом обещанного вами мессии.

    – Да нет же, черт возьми!.. Иосиф не имеет к нему никакого отношения. – Он

    – муж Марии, и только. А остальное вас не касается.

    Патриархи о чем-то долго перешептывались, а потом воскликнули:

    – Выходит, господи, что ты над нами посмеялся?!

    – На кой мне черт вся эта генеалогия, – сказал Авраам, – если последний из моего рода палец о палец не ударил для появления на свет мессии?.. Меня просто облапошили!

    – Нас всех облапошили! – подхватили остальные. Бог-отец ударил кулаком по своей конторке (это была замечательная конторка, украшенная бриллиантами).

    – Ну и упрямцы! – крикнул он. – Ни черта не могут понять, вынь да положь им решение загадки!

    – Загадка так загадка! Как тебе будет угодно, – заметил Давид. – Но ведь обещал же ты мне, что мессия будет происходить из моего рода? Да или нет?

    – Обещал.

    – А мне? – накинулся на бога Авраам.

    – Бесспорно. Именно поэтому вашим прямым потомком и является плотник

    Иосиф, супруг Марии, которая станет завтра матерью Христа.

    – Помилуй, господи, – заголосила разом вся компания, – но если этот Иосиф всего-навсего супруг платонический?..

    – Пусть так, а вам-то что?

    – То есть как это нам-то что?! Ты нарушаешь свои обязательства!

    – Извините, пожалуйста, но…

    – Ты уклоняешься от их выполнения!

    – Ни в какой мере.

    – Ну, это уж слишком!

    И фальшивые предки мессии затопали ногами, даже не пытаясь скрыть ярость, в которую повергло их сие жестокое разочарование.

    Всевышний потерял терпение и тоже вышел из себя.

    – Разрази вас гром! – вскричал он не своим голосом. – Вы мне в конце концов осточертели! Убирайтесь прочь отсюда, да поживее! Ваши претензии просто нелепы. Я выполнил свое обещание, потому что я непогрешим. Иосиф не отец мессии, и тем не менее мессия происходит из вашего рода. Разве не довольно вам того, что я это утверждаю? И не вашего ума это дело, потому что здесь тайна.

    Но патриархи продолжали бушевать, и тогда Саваоф приказал:

    – Престолы, Власти, Начала! А ну-ка выпроводите всех их за дверь!

    В мгновение ока приказание было выполнено. Вот почему евангелие всячески старается нам доказать, что Иисус Христос происходит от Давида и Авраама, хотя и не является сыном Иосифа, прямого потомка этих двух любимых богом патриархов.

    – Чтобы меня не упрекнули в том, что я выдумываю всякие несуразицы и приписываю их так называемым «священным» книгам, привожу дословно шестнадцать первых стихов из Евангелия от Матфея:

    "Глава 1. – Родословие Иисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамова. – 2. Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его;

    3. Иуда родил Фареса и Зару от Фамари; Фарес родил Есрома; Есром родил

    Арама; – 4. Арам родил Аминадава; Аминадав родил Наассона; Наассон родил Салмона; – 5. Салмон родил Вооза от Рахавы; Вооз родил Овида от Руфи; Овид родил Иессея; – 6. Иессей родил Давида царя; Давид царь родил Соломона от бывшей за Уриею; – 7. Соломон родил Ровоама; Ровоам родил Авию; Авия родил Асу; – 8. Аса родил Иосафата; Иосафат родил Иорама; Иорам родил Озию; – 9. Озия родил Иофама; Иоафам родил Ахаза; Ахаз родил Езекию; – 10. Езекия родил Манассию; Манассия родил Амона; Амон родил Иосию; – 11. Иосия родил Иоакима; Иоаким родил Иехонию и братьев его, перед переселением в Вавилон. – 12. По переселении же в Вавилон, Иехония родил Салафииля; Салафииль родил Зоровавеля; – 13. Зоровавель родил Авиуда; Авиуд родил Елиакима; Елиаким родил Азора; – 14. Азор родил Садока; Садок родил Ахима; Ахим родил Елиуда; – 15. Елиуд родил Елеазара; Елеазар родил Матфана; Матфан родил Иакова; – 16. Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от которой родился Иисус, называемый Христос".

    Читая евангелие, невольно поражаешься нагромождению вопиющих глупостей и противоречий. Ну не абсурдна ли религиозная доктрина, которая в большой мере основывается на непорочности Марии и под страхом анафемы запрещает хотя бы на секунду допустить причастность Иосифа к рождению мессии? А наряду с этим евангелие усердствует вовсю, ведя родословную платонического супруга Марии от Давида и Авраама и таким образом доказывая, будто бог выполнил свои обещания, данные патриархам, и мессия явится их потомком. Какой величественный памятник глупости!

    Но и в этом нелепейшем утверждении евангелие само себе противоречит. Так; родословная Христа в изложении святого Луки и в изложении святого Матфея

    – отнюдь не одно и то же. Вот как излагает генеалогию мессии евангелист Лука: «Глава 3. – 23. Иисус, начиная свое служение, был лет тридцати, и был, как думали, сын Иосифов, Илиев, – 24. Матфатов, Левиин, Мелхиев, Ианнаев, Иосифов, – 25. Магтафиев, Амосов, Наумов, Еслимов, Наггеев, – 26. Маафов, Маттафиев, Семеиев, Иосифов, Иудин, – 27. Иоаннанов, Рисаев, Зоровавелев, Салафиилев, Нириев, – 28. Мелхиев, Аддиев, Косамов, Елмодамов, Иров, – 29. Иосиев, Елиезеров, Иоримов, Матфатов, Левиин, – 30. Симеонов, Иудин, Иосифов, Ионанов, Елиакимов, – 31. Мелеаев, Маинанов, Маттафаев, Нафанов, Давидов, – 32. Иессеев, Овидов, Воозов, Салмонов, Наассонов, – 33. Аминадавов, Арамов, Есромов, Фаресов, Иудин, – 34. Иаковлев, Исааков, Авраамов…»

    Таким образом, святой Матфей и святой Лука сходятся в так называемой родословной Иисуса Христа от Авраама до Давида; но начиная с Давида эти два евангелиста, оба вдохновленные голубем, явно противоречат друг другу: по словам Матфея, род шел через Соломона, а по словам Луки, бог выполнил свои обещания через другую, Нафанову ветвь рода Давида. И – о чудо из чудес! – эти две противоположные ветви тем не менее завершаются плотником

    Иосифом: вот до чего всемогущ Яхве!

    Вывод: обе родословные Иисуса Христа, приводимые в евангелии, не только смехотворны сами по себе, поскольку их вывод разрушает все их построения, но они к тому же еще находятся в вопиющем противоречии друг с другом, что является уже верхом глупости.

    Склонимся же, братья мои, перед этой галиматьей и уверуем в нее, ровным счетом ничего в ней не понимая.

    Глава 7. РОЖДЕСТВО И ПАСТУХИ.
    В той стране были на поле пастухи, которые содержали ночную стражу у стада своего. Вдруг предстал им ангел господень, и слава господня осияла их; и убоялись страхом великим. И сказал им ангел: не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом спаситель, который есть Христос господь… Когда ангелы отошли от них на небо, пастухи сказали друг другу: пойдем в Вифлеем и посмотрим, что там случилось, о чем возвестил нам господь, и поспешив пришли, и нашли Марию, и Иосифа, и младенца, лежащего в яслях.

    Лука, глава 2, стихи 8-11, 15-16

    Мы уже знаем, что Иосифу достаточно было увидеть сон, и он сразу успокоился. Этот образцовый жених обещал стать идеальным супругом. Напрасно, ей-ей напрасно, Мария боялась замужества!

    Сразу же после брачной церемонии плотник заявил, что они с женой будут спать на разных постелях. Остался ли он верен своему слову? Евангельская легенда не содержит на сей счет никаких указаний. Все дальнейшее говорит за то, что непорочная дева из Назарета не всегда столь сурово относилась к своему почтенному супругу. Однако не будем забегать вперед.

    Истина вынуждает признать (и мы охотно это делаем), что, по крайней мере поначалу, Мария довольствовалась единственным посещением святого духа. Священный текст, приводимый профессором факультета богословия в Руане аббатом Фуаром в его книге «Жизнь Иисуса», гласит: «После брачной церемонии молодая супруга вернулась в свой дом; но Иосиф не знал ее до того дня, когда она родила сына и нарекла его Иисусом» (выдержка из Вульгаты).

    – Ну, а потом? – спросит любознательный читатель. Потом?.. Это мы увидим.

    Иосиф со своей стороны очень гордился честью, которая выпала на его долю. Пусть он не был отцом мессии, но хотя бы именоваться таковым – это вам тоже не шутка! Он с радостью объявил себя законным папашей ожидавшегося младенца и окружил Марию самой нежной заботой.

    В те дни вышло от цезаря Августа повеление сделать перепись всех подданных Римской империи. Иудея составляла тогда часть этой могущественной державы; управляли ею уполномоченные цезаря, одним из которых был и упомянутый выше царь Ирод.

    По повелению императора, каждый подданный записывался не там, где он родился или проживал, а в том месте, откуда происходила его семья или род. Поэтому Иосифу, принадлежавшему к роду Давидову из города Вифлеема, пришлось идти записываться в Вифлеем.

    Время для путешествия оказалось весьма неудачным: надо было покидать Назарет, а Мария была уже на сносях.

    Едва супруги добрались до Вифлеема, у молодой женщины начались родовые схватки. Иосиф сунулся в гостиницу, но, увы, все номера были заняты приезжими.

    Что оставалось делать? Пришлось искать хоть какое-нибудь пристанище.

    Устроились в первом же попавшемся хлеву. И тут холодной зимней ночью, лишенная чьей бы то ни было помощи, Мария родила нашего героя прямо на соломе, служившей подстилкой скотине. Поистине удручающая обстановка для появления на свет божества!

    Однако не станем сокрушаться по поводу этого скорее комичного, нежели печального происшествия. Ведь не следует забывать, что Иисус все предвидел и сам пожелал для себя такой жалкой участи, что никто не заставлял его родиться в хлеву и что только по собственному желанию Иисуса бык и осел были удостоены чести услышать его первый божественный крик. Прибережем наше сочувствие для тех поистине несчастных людей, которые ни за что ни про что терпят бедствия и пострашнее.

    Иосиф же был счастлив: вот он, вот его мессия, он держит его в своих руках, он пеленает его, он делает ему «агуагу»! Именно он, и никто иной, будет отныне считаться папашей малютки. Какая слава!

    О том, что Иосифу на роду было написано изумляться, не приходится и говорить. Но сюрпризы для него только начинались.

    Прежде всего, со всех окрестных холмов стали стекаться пастухи, чтобы поклониться его сыну.

    Вы не верите, что в самый разгар зимы – дело-то происходило 25 декабря – по холмам бродили пастухи? Да, да, любезный читатель, самые настоящие пастухи, те, что в холодную зимнюю ночь пасли стада. Вас это удивляет? А между тем церковь ручается нам за это своим святым словом.

    Пастухи эти находились на холмах Вифлеема и сторожили там овец. Внезапно они увидели яркое сияние. Небеса разверзлись, и оттуда градом посыпались ангелы; они стали трубить в свои трубы и подняли невообразимый шум. Шум, должно быть, и впрямь был оглушительный, ибо, как говорит святой Лука, пастухи «убоялись страхом великим».

    – Не бойтесь, пастухи, – сказали им ангелы. – Мы явились, чтобы возвестить великую радость вам и вашему народу. Слушайте же: только что родился спаситель. Идите в город по главной дороге, а там сверните в третью улицу налево. Не доходя пятьдесят шагов до шестого фонаря вам попадется небольшой сарай, дверь его будет приоткрыта. В сарае вы увидите молодую женщину, быка, старца, осла и голенького младенца. Этот младенец и есть мессия. Вы читали книги пророков? Ну конечно, не читали, ведь вы же неграмотные. Но это неважно: знайте, что пророки возвестили приход мессии; весь мир ждет его вот уже четыре тысячи лет, как видите, не со вчерашнего дня. Сегодня долгожданный мессия у вас под носом. Идите же в Вифлеем, да поживее, и вы узрите его!

    Пастухи встали, а ангелы, возносясь туда, откуда они низринулись, заголосили во все горло: «Осанна! Осанна! Осанна небесам, и на земле мир, и в человеках благоволение!»

    Не прошло и часу, как пастухи уже заполнили хлев и распростерлись перед малышом, который визжал, как обычно визжат дети его возраста. Они поклонялись ему, дарили масло, молоко и сыры всевозможных сортов.

    Иосиф благодарил их, пожимал им руки и запихивал сыры в свою котомку. Со слезами радости на глазах он говорил:

    – Это я для ребенка!..



    Глава 8. НЕСМОТРЯ НА НЕПОРОЧНОСТЬ, МАРИЯ ВСЕ-ТАКИ ОЧИЩАЕТСЯ.
    А когда исполнились дни очищения их по закону Моисееву, принесли его в Иерусалим, чтобы представить пред господа.

    Лука, глава 2, стих 22

    Выполнив все формальности, связанные с переписью, Иосиф поспешил покинуть Вифлеем, этот негостеприимный городишко, где девственницы вынуждены рожать в конюшнях.

    Он захватил с собою жену и малыша и отправился в Иерусалим, чтобы, согласно обычаю, принести младенца в храм.

    По прошествии восьми дней, опять же согласно еврейской религии, маленькому Иисусу следовало сделать обрезание.

    По поводу этого обрезания среди ученых-теологов шли жаркие дискуссии. Кто произвел сию операцию? – ломали себе голову ученые схоласты. Евангелисты хранят об этом молчание, а между тем такую проблему любопытно было бы прояснить.

    Наиболее смекалистые полагают, что священный обряд совершил не кто иной, как Иосиф: таким образом отец-кормилец сам пролил первые капли божественной крови.

    Однако не станем тратить время на выяснение степени вероятности этих предположений. Лучше отметим удивительную непоследовательность бога, который нисходит на землю специально для того, чтобы, покончив с еврейской религией, основать вместо нее другую, и первым делом позволяет (ибо без его ведома ничего не делается) совершить над собою еврейский обряд. Одновременно с операцией обрезания новорожденным младенцам присваивалось имя. Нашего героя назвали Иисусом; это имя архангел Гавриил порекомендовал Марии во время своего визита в Назарет. Как при жизни, так и после смерти Иисуса его называли бесчисленным количеством других имен, в том числе было и прозвище Христос, что значит помазанник, или миром помазанный, мессия; Слово, – скорее уж ходячее Слово, – и так далее

    Но дать младенцу имя – это еще не все.

    Согласно закону Моисееву принести новорожденного в храм было недостаточно: необходимо еще было совершить обряд очищения матери.

    Духовенство испокон веков отличалось редкой изобретательностью в способах поднажиться за чужой счет. Для обряда очищения женщина, которую церковь считала оскверненной родами, обязана была принести в дар священникам горлицу и ягненка, а за неимением таковых – компенсацию в виде некоторой суммы денег. Что касается ягненка, то его поджаривали на жертвенном алтаре, после чего он попадал в дом священника и тот имел отличнейшее жаркое. Деньги также переходили к нему в карман. Мария не видела надобности уклоняться от установленного обычая. Конечно, она могла бы сослаться на то, что вмешательство святого духа ничуть не осквернило ее, что она теперь еще более непорочна, чем когда-либо, и посему ни в каком очищении не нуждается. Но видимо, сама она не была убеждена в своем целомудрии в такой мере, как ее муж-плотник.

    Впрочем, она правильно поступила, что пошла в Иерусалимский храм, ибо благодаря этому ей посчастливилось встретить там старца Симеона, того самого, который благословил ее союз с Иосифом, и услышать из его уст молитву, приводимую в евангелии.

    Несмотря на почтенный возраст, у Симеона была великолепная память на лица.

    Он с первого взгляда узнал Марию и Иосифа, а когда ему показали младенца Иисуса, старик пропел дискантом:

    – Теперь я могу умереть спокойно, ибо видели очи мои спасителя народа Израилева!

    Глава 9. ВОЛШЕБНАЯ ЗВЕЗДА.
    Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока, и говорят: где родившийся царь иудейский? Ибо мы видели звезду его на востоке и пришли поклониться ему.

    Матфей, глава 2, стихи 1-2

    В это время далеко на Востоке было много небольших государств. Правили ими монархи, которых называли волхвами или магами, потому что они занимались магией, астрологией и тому подобными науками.

    Трое из этих монархов-мудрецов якобы дружили между собою; они собирались поочередно то у одного из них, то у другого и вместе штудировали свои колдовские книги.

    Имена этих ученых властелинов не были известны евангелистам, но достопочтенный Беда, английский монах, живший в восьмом веке, получил на сей счет божественное откровение, и благодаря ему весь католический мир знает теперь их имена наизусть.

    Итак, их звали: первого – Мельхиор, второго – Гаспар и третьего – Валтасар. Достопочтенный Беда, знавший о них куда больше, чем все четыре евангелиста, вместе взятые, сообщает нам множество ценнейших сведений: «Мельхиор был седовласым старцем с большой бородой. Гаспар, который, напротив, был молод, не носил бороды; он был краснокожим. Что касается Валтасара, то этот принадлежал к черной расе и бороды не брил».

    Однажды ясной осенней ночью три наших мудреца находились в принадлежащей одному из них обсерватории и наблюдали небесные светила, пытаясь открыть какую-нибудь доселе еще неизвестную комету. Вдруг они видят, что на небосводе появилась необычайно яркая звезда, которая тут же начала совершать какие-то странные движения. Наблюдатели были поражены.

    – Видите эту звезду? – обратился Мельхиор к своим друзьям. – Она движется, не так ли?

    – Да, да, перемещается справа налево, а потом слева направо, – подтвердил Валтасар.

    – Больше того! – воскликнул Гаспар, – Мне кажется, она отплясывает польку! Что сие может означать? – задумались волхвы. Мельхиор, как председатель ученого общества, внес следующее предложение:

    – Давайте, друзья, разойдемся на часок по отдельным кабинетам и там, в тишине и покое, основательно изучим этот феномен, а потом соберемся снова и обменяемся результатами своих расчетов.

    Так они и сделали.

    В течение часа три ученых монарха испещрили цифрами горы пергамента. За это короткое время они побледнели и осунулись – до такой степени изнурила их работа. Вернувшись в большой зал обсерватории, они с торжественным видом положили свои исписанные пергаменты на стол, затем ненадолго снова подошли к окну.

    Загадочная звезда по-прежнему сверкала перед ними и продолжала носиться по небу в неистовом танце.

    – Странно, очень странно, – бормотали волхвы, вновь усаживаясь за стол.

    Первым взял слово Мельхиор:

    – Я подсчитал, сколько прыжков делает светило за семнадцать минут; это количество я умножил на 4 228 695, из произведения вычел 5372. Остаток я разделил на 47. После этого я произвел двадцать девять умножений, столько же вычитаний и делений, каждый раз используя один и тот же множитель, одно и то же вычитаемое и один и тот же делитель. Вот мой окончательный результат. И Мельхиор показал длинное-предлинное число.

    Гаспар и Валтасар тоже усердно потрудились и произвели множество математических расчетов, положив в основу своих вычислений первые пришедшие им в голову цифры.

    Между тем – поистине чудо! – полученный ими результат тютелька в тютельку совпадал с результатом Мельхиора.

    Монархи-мудрецы переглянулись, и все трое в один голос торжественно произнесли:

    – Результаты наших расчетов движения звезды с неопровержимостью доказывают, что в окрестностях Иерусалима нынешней зимой родился новый царь иудейский и что, поскольку царь этот есть бог, мы должны отправиться к нему на поклонение.

    Превосходная это штука – математика! Великолепная вещь – точные науки! Заметьте, я нисколько не преувеличиваю: в самом евангелии сказано, что не ангел возвестил волхвам рождение Христа, нет: по движению звезды, по ее перемещениям они заключили, что в окрестностях Иерусалима и так далее… Так как сама звезда ничего им не сказала, то, следовательно, ключ к этой феноменальной проблеме они нашли путем своих необычайных расчетов.

    – Пойдем на поклонение к новому иудейскому царю, – вновь подтвердили свое решение Гаспар, Валтасар и Мельхиор.

    Не теряя зря времени на то, чтобы проститься со своими женами, они отправились в путь, даже не подумав о том, что на время их отсутствия, которое могло оказаться весьма длительным, подвластные им государства останутся без правителей.

    Путешествие продолжалось четыре месяца. В самом начале февраля три монарха прибыли в Иерусалим.

    На основании своих вычислений ученые властелины знали, что в Иудее должен родиться новый царь; но эти вычисления не указывали точного места, где его чудесное рождение произойдет. Однако у них был безупречный проводник – та самая звезда. Она шла перед ними, она сияла как днем, так и ночью. Им достаточно было следовать за нею. Так она привела их в Иерусалим спустя несколько дней после того, как Мария совершила обряд очищения и принесла своего младенца в храм.



    1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Лео Таксиль Забавное Евангелие, или Жизнь Иисуса