• Глава 11. СВЯТОЕ СЕМЕЙСТВО БЕЖИТ В ЕГИПЕТ.
  • Глава 12. У ЦАРЯ ИРОДА ТОЖЕ ЕСТЬ НЕРВЫ.
  • Глава 13. ИИСУС В ЕГИПТЕ.



  • страница3/26
    Дата29.01.2019
    Размер5.08 Mb.

    Лео Таксиль Забавное Евангелие, или Жизнь Иисуса


    1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
    Глава 10. ПОКЛОНЕНИЕ ВОЛХВОВ.
    Они, выслушав царя, пошли: и се, звезда, которую видели они на востоке, шла перед ними, как наконец пришла и остановилась над местом, где был младенец. Увидев же звезду, они возрадовались радостью весьма великою.

    И, войдя в дом, увидели младенца с Мариею, матерью его, и, пав, поклонились ему; и, открыв сокровища свои, принесли ему дары: золото, ладан и смирну. Матфей, глава 2, стихи 9-11

    Прибыв в Иерусалим, наши волхвы узнали, что новый царь родился шесть недель тому назад. Они отправились в путь месяца за три до его появления на свет.

    Нетрудно представить, как были изумлены жители Иерусалима при появлении роскошного каравана восточных монархов. Подобного великолепия им давно уже не приходилось видеть; мальчишки высыпали на улицу и восхищенно глазели на верблюдов, покрытых попонами из драгоценных тканей.

    Волхвы взяли себе гида, и он проводил их к царю. Поскольку из их вычислений не явствовало, что к семейству царя Ирода новорожденный принц отношения не имеет, они рассчитывали найти чудесного младенца в царской резиденции.

    Царь Ирод был крайне поражен, когда его коронованные коллеги, прибывшие из дальних стран, обратились к нему на чистейшем еврейском языке со следующими словами: – Дорогой собрат, мы пришли, чтобы поздравить вас с благополучным рождением сына.

    – То есть как?! – воскликнул Ирод. – Моя жена уже давно никого мне не рожала!

    – Однако, – возразил Мельхиор, – нам с математической достоверностью известно, что сорок дней тому назад родился будущий царь иудейский. Если он не принадлежит к вашей династии, то не будете ли вы любезны указать нам, где мы можем его найти?

    – Послушайте, что за вздор вы несете? – спросил Ирод.

    – Ваше величество, нам явилась звезда, волшебная звезда, звезда, которая двигается. Она и привела нас в эти края. Сами понимаете, если звезда позволяет себе подобные вольности, значит, на то есть серьезные причины. Словом, мы уверены в своем утверждении. Мы доскональнейшим образом изучили науку о небесных светилах, и мы можем лишь повторить наш вопрос: если будущего царя иудейского нет в вашем дворце, то где, скажите, он обретается?

    Ирода смутила убежденность, с какой говорили эти ученые государи. Он подумал про себя, что такие почтенные люди вряд ли отправились бы за тридевять земель верхом на верблюдах только за тем, чтобы над ним подшутить. А так как Ирод считал, что будущим царем иудейским может быть лишь его законный наследник, то его до смерти перепугала мысль о каком-то таинственном сопернике.

    Но, будучи человеком опытным, он не обнаружил и тени тревоги и с улыбкой на устах ответил волхвам:

    – Новость, которую вы мне сообщаете, дорогие мудрецы, действительно неожиданна, но она переполняет меня радостью. Продолжайте, пожалуйста, следовать за вашей звездой и, когда вы найдете будущего царя иудейского, возвращайтесь во дворец и скажите мне, где находится его резиденция. Я тоже буду счастлив нанести визит августейшему младенцу.

    – О, мы собираемся к нему не с обычным визитом! – заметил Гаспар. – Будущий царь иудейский будет могущественнее нас с вами. Мы идем к нему на поклонение.

    – Ах вот как! – воскликнул Ирод. – Ну что ж, и я хочу ему поклониться. Вы не можете отказать мне в этом удовольствии.

    Ирод предложил волхвам по стаканчику вина с бисквитом, и они удалились, обещав по возвращении сообщить ему точный адрес будущего царя.

    С этой минуты Ирода охватила сильнейшая тревога. Он был до того расстроен внезапной вестью о рождении соперника, что даже и не подумал воспользоваться самым простым способом его отыскать. А способ этот заключался в следующем: по примеру волхвов, Ироду достаточно было пойти вслед за звездой. Но такая мысль не пришла ему в голову.

    Валтасар, Мельхиор и Гаспар одни побрели за блуждающим светилом. И куда бы вы думали оно их привело? В Назарет? Ничуть не бывало! Зарегистрировавшись в переписном листе, Иосиф со своею семьей оставил Вифлеем и двинулся в Иерусалим, чтобы представить Иисуса в храм. После этого им ничего не оставалось, как возвратиться домой, в свой родной Назарет, но они почему-то вновь направились в негостеприимный Вифлеем, ибо, если верить евангелию, поклонение волхвов происходило в Вифлееме.

    Напрасно мне стали бы возражать, будто оно состоялось до принесения Иисуса во храм. Я бы ответил, что это немыслимо: поскольку Ирод знал о рождении мессии и разыскивал его, младенец Иисус наверняка не избежал бы царского гнева, если бы в такое тревожное время его родители имели неосторожность открыто принести ребенка в синагогу, дабы первосвященник публично совершил над ним соответствующий обряд. Могут еще возразить, что установленная церковью дата поклонения волхвов – 6 января, тогда как сретение господне состоялось 2 февраля, и что, следовательно, визит волхвов предшествовал очищению богородицы. На это я отвечу: даты церковного календаря вообще противоречат здравому смыслу. В самом деле, как объяснить, что поклонение волхвов состоялось 6 января, а избиение младенцев (его следствие), в соответствии с католическим календарем, произошло за девять дней до того, то есть 28 декабря?

    Дело все в том, что христианская легенда представляет собою сплошной вымысел; что же касается священнослужителей, то их ложь просто бессовестна, а противоречия в их россказнях вопиющи.

    Логически рассуждая – если вообще уместно говорить о логике применительно к евангельским сказкам, – семейство Иосифа сперва исполнило все формальности, которые по закону Моисееву были связаны с обрядами принесения и очищения, а затем совершенно без всякой надобности вернулось в Вифлеем. Впрочем, как знать: может быть, плотник позабыл в хлеву дюжину-другую пристежных воротничков?..

    Итак, звезда остановилась в городе Давидовом как раз над легендарной конюшней. В ней, бесспорно, еще находились бык и осел. Что же до Иосифа, то, если верить святому Матфею, он отсутствовал.

    Волхвы, говорится в Новом завете, «войдя в дом, увидели младенца с Мариею, матерью его, и, пав, поклонились ему; и. открыв сокровища свои, принесли ему дары: золото, ладан и смирну» (Матфей, глава 2, стих 11).

    Дары волхвов неизменно повергают меня в недоумение.

    Церковные писатели сообщают в подробностях, какой подарок сделал каждый из волхвов, и надо признать, что двое из них не обнаружили особой щедрости. Мельхиор раскрыл свой ларец и преподнес все его содержимое: оно состояло сплошь из золота. Гаспар подарил ладан – вещь не слишком ценную. Валтасар положил перед яслями немного смирны – пахучей смолы, которая ничуть не дороже ладана.

    Для монархов, прибывших издалека, Гаспар и Валтасар проявили невероятную скаредность. Право, не стоило тащиться невесть куда, чтобы везти подобные гостинцы!

    Ну ладан еще куда ни шло: подарок, конечно, грошовый, но в нем хоть можно усмотреть желание польстить. Гаспару не дорого обошелся преподнесенный им комплимент…

    Но Валтасар… Ох уж этот Валтасар! Какой скряга!.. Чуточку смирны – вот все, чем он одарил своего бога!.. Ну не обидно ли, право? Что же означала ваша смирна, Валтасар? Достопочтенный Беда объясняет, в чем тут дело: «Смирна, которая была в руках царя-негра, напоминала о том, что сын человеческий должен умереть». Древние действительно пользовались смирной для бальзамирования покойников. Что скажете? Не правда ли, какой милый знак внимания, какой подходящий подарочек: бальзамировочная смола для новорожденного!

    Лично я не могу согласиться с объяснением английского монаха: по-моему, Валтасар был просто скупердяем, который неохотно раскошеливался на подарки.

    Во всяком случае, вместе с золотым ларцом волхвам удалось всучить свой ладан и смирну. Однако подношение Мельхиора надо признать поистине царским. Даже если он преподнес ларец средней величины, то и тогда в этой шкатулке золота было приблизительно на тридцать – сорок тысяч франков, что по тем временам представляло кругленькую сумму.

    Но вот новая загадка для моего простодушия: об этом весьма приличном состоянии евангелие ни разу больше не упоминает. В «священном писании», напротив, говорится о том, что Мария и Иосиф всегда бедствовали. Что же касается Христа, то он был попросту нищим и всю жизнь находился на содержании у щедрых и предприимчивых женщин довольно сомнительного поведения, которыми мы в свое время еще займемся.

    Глава 11. СВЯТОЕ СЕМЕЙСТВО БЕЖИТ В ЕГИПЕТ.
    И, получив во сне откровение не возвращаться к Ироду, иным путем отошли в страну свою.

    Когда же они отошли, – се, ангел господень является во сне Иосифу и говорит: встань, возьми младенца и матерь его, и беги в Египет, и будь там, доколе не скажу тебе; ибо Ирод хочет искать младенца, чтобы погубить его. Матфей, глава 2, стихи 12-13

    Ни о чем не подозревая, трое наших волхвов были исполнены готовности сдержать обещание, данное ими Ироду. Они собирались повидать царя и сообщить ему местонахождение конюшни, которая служила резиденцией его будущему сопернику. Надо сказать, что они чуть было не влипли в пренеприятную историю. Но к счастью, Яхве с высоты приглядывал за сыном божьим (названным так потому, что он родился от голубя).

    Однажды ночью трем волхвам приснился одинаковый сон. Чей-то голос предупредил их:

    – Не вздумайте идти к Ироду. Он злодей, он замыслил недоброе против малютки, к которому вы ходили на поклонение. В Иерусалим вы больше не суйтесь, а отправляйтесь-ка лучше восвояси другой дорогой. Волхвы послушались совета.

    Как им удалось попасть к себе домой, минуя дорогу, которой они пришли в Иерусалим, – об этом в «священном писании» не говорится. По-видимому, какая-то другая, а быть может та же самая, звезда и на этот раз послужила им проводником. Вернувшись, они, разумеется, застали своих подданных в тревоге по случаю их долгого отсутствия и вновь взяли в руки бразды правления. Но вот что любопытно: монархи, совершившие восьмимесячное путешествие, включая дорогу туда и обратно, ради того, чтобы поклониться новому божеству, даже и не подумали ввести в своих странах его религию. На самом деле ни у одного из историков мы не находим сообщения о том, чтобы в Персии, в области, где находились владения монархов-мудрецов, когда-либо существовал культ Христа.

    Впрочем, все это мелочи. Вернемся лучше к Иосифу. Немного времени спустя после поклонения волхвов плотнику снова приснился архангел Гавриил (в «священном писании», заметьте, сны играют очень большую роль). Посланец неба предупредил его об опасности, которая угрожала маленькому Иисусу.

    – Вставай, Иосиф, – сказал архангел, – бери малыша и его маменьку, и удирайте все побыстрее! Идите в Египет, это здесь неподалеку, только Аравию перейти. Библия утверждает, что Авраам затратил на такое путешествие лет шестьдесят, но, учитывая всеобщий прогресс, вы доберетесь гораздо быстрее. Беги же, Иосиф, беги, пока не поздно, ибо с завтрашнего дня Ирод приступит к поискам младенца Иисуса, чтобы его удавить.

    Иосиф не заставил себя долго упрашивать. Он не стал дожидаться рассвета, растормошил жену, которая, лежа на соломенной подстилке, грезила святым духом.

    – Жена, живо подымайся! – крикнул он ей.

    – В чем дело? Что случилось? – спрашивала Мария, протирая глаза.

    – Подымайся, подымайся! – повторял супруг.

    – Ах, Иосиф, до чего же вы несносны! Ну зачем было меня будить?

    – Дрыхнуть не время, моя женушка: дело в том, что царь Ирод собирается убить Иисуса. Неужто тебе охота связываться с могущественным тетрархом? Я понимаю, что сын твой – бог и он не позволит себя удушить, но, по-моему, рановато еще полагаться на божественную силу малютки. А посему куда разумнее будет уйти подальше от готовящейся резни. Бери-ка своего карапуза и айда отсюда!

    При этих словах, произнесенных тоном приказания, супруга плотника встала.

    – Удирать так удирать, – сказала она. – Но кто потащит наши пожитки? Вы, надеюсь, понимаете, что, кроме ребенка, я ничего не понесу.

    – О мадам, об этом не беспокойтесь: мы заберем с собой осла.

    – Но он же нам не принадлежит. Его кто-то оставил здесь в конюшне. Элементарная порядочность не дает нам права его присвоить.

    – Прости, но мы действуем не в своих личных интересах: мы заботимся о спасении сына. А разве Иисус не владыка мира?

    Возражать не приходилось. Вопрос об ослике был решен. Мария уселась на него верхом, взяла сынишку на руки, и они отправились в путь.

    Когда над горизонтом появилось солнце, святое семейство было уже далеко от Вифлеема. Беглецы шли целый день. Под вечер, в сумерках, их окружили какие-то подозрительные типы со свирепыми физиономиями.

    – Кошелек или жизнь! – крикнул главарь шайки. Мария скрыла от Иосифа, что она прихватила с собою ларец с золотом, преподнесенный волхвом. Поэтому на требование разбойника Иосиф с восхитительным простодушием ответил:

    – Голубчики мои, вы просто ошиблись: мы вовсе не богатые путешественники, за которых вы, должно быть, нас принимаете. Сам я бедный плотник, почти ни с чем я покинул родные края. Пила да рубанок – вот все мое богатство. Эта молодая женщина – моя жена, а мальчуган – не кто иной, как мессия, которого пророки обещали еврейскому народу.

    Разбойник, по-видимому, читал пророчества и даже верил в них. Он бросился на колени перед непорочной мамашей, умоляя простить ему несколько бесцеремонное обращение.

    – Мадам или мадемуазель – обратился он к ней, – меня зовут Димас. Я вор по профессии, но тонкие чувства мне не чужды. Прошу прощения за то, что я вас задержал. А за то, что мы вас напугали, позвольте пригласить к себе на ночлег. У меня тоже есть малыш, он, бедняжка, хворает. Пойдемте ко мне, там вам будет хорошо. И поскольку ваш карапуз – мессия, его пребывание в моем доме принесет мне счастье.

    – Как ты смотришь на это предложение? – спросил Иосиф у Марии. – Мне кажется, оно сделано от чистого сердца. А кроме того, похоже, дождик собирается. Разве мы можем допустить, чтобы божественный мальчуган, которого доверил нам Яхве, подхватил насморк?

    – Среди воров тоже встречаются порядочные люди, – ответила пречистая дева. – Примем его приглашение.

    Христианская легенда не сохранила других воспоминаний о бегстве в Египет. Первую ночь семейство Иосифа провело в доме у разбойника Димаса, с которым мы еще встретимся позже, в конце этого рассказа. На другой день, когда Иосиф покинул гостеприимный кров грабителя, ребенок был уже здоров. Надо еще сказать, что около дома Димаса находился источник, в котором Мария полоскала пеленки своего божественного дитяти, ибо, хотя Иисус и был божеством, над ним имели силу все законы человеческой природы.

    До наших дней в окрестностях Вифлеема паломникам показывают источник Димаса, где стирались пеленки, испачканные малюткой Христом. В память об этой постирушке источник и по сей день порою творит великие чудеса.

    Глава 12. У ЦАРЯ ИРОДА ТОЖЕ ЕСТЬ НЕРВЫ.
    Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался, и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов.

    Матфей, глава 2, стих 16

    Между тем, как уже было сказано, царь Ирод прослышал о появлении на свет маленького помазанника божия. По словам волхвов, которые, видимо, были в курсе дела, новорожденному впоследствии суждено было стать царем иудейским; сие означало, что ему, Ироду, грозило свержение с престола. Царь был очень встревожен: как-никак он дорожил своей короной.

    Царь Ирод велел пригласить к себе во дворец первосвященников и книжников. Подробно рассказав им о посещении волхвов и о том, что они ему сообщили, упомянув, в частности, случай с блуждающей звездой, он поставил перед ними вопрос ребром:

    – Что во всей этой истории соответствует истине? Первосвященники ответили:

    – Да, мы видели караван царствующих волхвов, мы видели на небе блуждающую звезду, но мы не знаем, что это означает.

    – Вы просто ослы! – гневно вскричал царь Ирод. – Подумать только, волхвы, никогда не читавшие книг, ваших пророков, по движению светила вычислили, что поблизости от Иерусалима должен родиться новый царь, а вы, вы, которых учили уму-разуму в Иерусалимском храме, вы, которые назубок знаете предсказания пророков, вы понятия не имеете о том, что должно произойти! Да видано ли такое?! Вы, господа, даром деньги получаете! А ну-ка живо растолкуйте мне смысл пророчеств, иначе не уйти вам от виселицы! Книжникам и первосвященникам не улыбалась такая перспектива. Они притащили все свои книги и принялись лихорадочно их листать. Ничто в Библии с достоверностью не указывало на рождение иудейского царя в эпоху императора Августа. Но раз уж надо было во что бы то ни стало угодить Ироду, они перевели ему один отрывок из пророка Михея (глава 5, стих 2), где говорилось: «И ты, городок Вифлеем-Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? Из тебя произойдет мне тот, который должен быть владыкою в Израиле и которого происхождение из начала, от дней вечных».

    Когда и как должен был родиться этот царь – об этом в пророчестве Михея умалчивалось.

    Опять-таки для того, чтобы не перечить Ироду, ученые иудеи высказали мысль о том, что можно усмотреть совпадение между этим довольно туманным предсказанием и алгебраическими выкладками волхвов.

    – Хорошо, – подумал Ирод, – придется последить за Вифлеемом.

    Он выпроводил священников, не сообщив им о коварном плане, который уже обдумывал. А он действительно обдумывал коварный план.

    Среди представителей иудейского духовенства по крайней мере один человек мог достаточно точно осведомить царя Ирода по интересовавшему его вопросу. Этим человеком был первосвященник Симеон, участвовавший в обряде очищения Марии и принесения Иисуса во храм: ведь Симеона – читатель, должно быть, помнит об этом – осенила благодать божья, и он с первого же взгляда узнал мессию. Более чем вероятно, что Симеон присутствовал на собрании первосвященников во дворце тетрарха. Почему же он не сказал о том, что было ему известно? Ясно, что Яхве, который 2 февраля сделал его таким разговорчивым, на сей раз заткнул ему рот.

    Ирод решил дождаться возвращения волхвов, однако волхвы, повинуясь небесному гласу, пошли другим путем, минуя Иерусалим.

    Раздражаясь все сильнее и сильнее, царь Ирод кончил тем, что впал в страшную истерику. Ярости его не было границ! Он перебил всю посуду, отхлестал по щекам всех своих слуг, нагрубил ни в чем не повинной супруге, повыдирал у себя на голове немало волос и даже вывихнул руку, размахнувшись для того, чтобы ударить кулаком по зеркалу.

    Он отправился в Вифлеем, взяв с собою палача и его помощников. Там Ирод вызвал к себе именитых граждан.

    – Не появлялись ли здесь за последнее время три восточных монарха? – спросил он у них.

    – Так точно, ваше величество, появлялись. Три монарха верхом на роскошных верблюдах шли за какой-то звездой и проследовали в конюшню.

    – В конюшню?

    – Да-да, ваше величество, в конюшню, где поселился старичок со своею женой, которая на днях родила ребенка.

    – Вы в этом твердо уверены?

    – Еще бы, ваше величество, в нашем городе нет и трех тысяч жителей, – ответили именитые граждане. – Мы все тут друг друга знаем, и неужели вы думаете, что появление трех приезжих монархов могло остаться незамеченным? Мы порядком удивились, когда увидели, как три царя верхом на своих верблюдах торжественно направились к конюшне!.. К самому что ни на есть захудалому хлеву, устроенному в скале, где обычно держат свою скотину пастухи и бедные крестьяне.

    Ирод на минуту задумался, а потом возобновил свой допрос:

    – Где же теперь три этих странных царя, что пошли к обитателям конюшни?

    – Вот уж об этом мы, право, ничего не знаем. Они ни к кому не обращались, ни у кого ничего не спрашивали, потому что целиком полагались на свою звезду, и исчезли они так же неожиданно, как появились.

    – А старичок и его жена с новорожденным младенцем все еще находятся в конюшне?

    – Нет, ваше величество, в одно прекрасное утро или, вернее сказать, в одну прекрасную ночь они тоже исчезли. Одного беднягу угораздило оставить в конюшне своего осла, так они и осла с собой увели. Мы, конечно, не знаем, что это за семейка, но, видать, они люди непорядочные.

    – Довольно! – пробормотал Ирод. – Вы скрываете от меня правду. Вы прячете этого необыкновенного младенца, ради которого три царя прибыли следом за своей звездой в Вифлеем.

    – Мы клянемся вам, ваше величество…

    – А я не верю! Из политических соображений я заинтересован в том, чтобы этот ребенок не прожил ни одной лишней секунды, и мне необходима гарантия, что он не уйдет из моих рук. Поэтому палач и его помощники, коих я имею честь вам представить, сейчас же приступят к истреблению всех вифлеемских мальчиков в возрасте до двух лет.

    Поднялся общий вопль. Именитые граждане в слезах бросились к ногам царя Ирода. Он был неумолим.

    – Палачи! – крикнул он. – Вы слышали мой приказ? Приступайте же к выполнению своих обязанностей!

    Палачи тотчас бросились обыскивать две-три сотни домов, из которых состоял городок, и, когда к вечеру солнце скрылось за горизонтом, они уже справились со своим кровавым делом: в городишке, едва насчитывавшем три тысячи жителей, было уничтожено, как утверждает церковь, двадцать тысяч невинных младенцев.

    Что касается бога-отца, то он и пальцем не пошевелил, чтобы предотвратить чудовищную резню. Судьба невинных жертв царского гнева должна была (так, по крайней мере, мне кажется) представлять особый интерес для мало-мальски праведного судьи. Одного вздоха всемогущего было бы достаточно, чтобы уберечь от смерти всех этих крошек, которые, здраво рассуждая, никак не могли быть повинны в рождении Христа. Но бог Саваоф на сей раз не счел нужным спуститься со своего облака и безучастно взирал на кровавую бойню.

    Глава 13. ИИСУС В ЕГИПТЕ.
    По смерти же Ирода, се, ангел господень во сне является Иосифу в Египте.

    И говорит: встань, возьми младенца и матерь его, и иди в землю Израилеву; ибо умерли искавшие души младенца.

    Он встал, взял младенца и матерь его, и пришел в землю Израилеву.

    Матфей, глава 2, стихи 19-21.

    Расстояние между Вифлеемом и Гелиополисом, египетским городом, в котором, по христианскому преданию, скрывалась семья Иосифа, составляет добрых четыреста километров. Учтите при этом, что беглецам пришлось пересечь Аравийскую пустыню в самой широкой ее части, начисто лишенной дорог, что путь их лежал среди песков и камней, где без компаса (или в крайнем случае без помощи путеводной звезды) просто немыслимо было не заблудиться, и вы поймете, что бегство в Египет отнюдь не могло быть для святого семейства увеселительной прогулкой.

    Однако мамаша-девственница и ее супруг не заблудились. Они шли и шли себе напрямик, и ангелы время от времени указывали им путь. Ночью они вполне обходились без фонаря: «тело божественного младенца излучало вокруг яркий свет».

    Но как выжил в дороге через пустыню осел, уведенный ими из конюшни, – это никому не известно.

    Церковь считает, что всевозможные чудеса сопутствовали святому семейству и всячески облегчали ему путешествие. Дороги расстилались перед ним сами собой, и жаль, что они исчезали, как только у путников пропадала в них надобность. Пески пустыни – увы, тоже временно – превращались в плодородные земли, где на минуту зацветали иерихонские розы. Плоды были к их услугам буквально на каждом шагу, срывать их святому Иосифу не составляло ни малейшего труда: деревья сами склоняли свои ветви ему навстречу.

    Понятно, что в подобных условиях святое семейство легко могло пройти хоть через две пустыни. Тем более, что аравийские львы, тигры и даже драконы (ибо в то время драконы существовали) целыми толпами подбегали к Иисусу и бросались к его ногам в знак преклонения перед его святостью. Местопребыванием семейства Иосифа в Египте был город Гелиополис, или Он, ныне Матариех, в восьми километрах от Каира. Никто не знает, чем занимались блаженные эмигранты в годы своего изгнания. Самым ясным в этом эпизоде из жизни Иисуса является то, что в настоящее время в Матариехе находится монастырь коптских монахов: здесь паломникам за известную плату показывают дикую смоковницу, которую богородица удостоила великой чести, покормив под ее сенью своего бутуза.

    Вы, вероятно, скажете, что эта смоковница должна была бы уже высохнуть от старости? Как бы не так! Она зелена, как никогда, и, несмотря на свои тысяча девятьсот лет, сохранила все очарование молодости.

    Тот, кто не верит в подобные чудеса, пусть сам отправится в Матариехский монастырь и проведет там всего каких-нибудь лет двести – триста, а я буду ждать от него известий.

    Другое чудо, в котором каждый может убедиться, никуда не выезжая, – это чудо с финиками. Купите кулек фиников и съешьте их. На каждой косточке этого плода вы заметите маленький кружок в виде буквы "О". Раньше на финиках никакого "О" не было – косточки были совершенно гладкими.

    А произошло вот что: когда Иисусу было полтора годика, мать однажды дала ему финики. Крошка, до тех пор лепетавший лишь что-то невнятное, при виде фиников вдруг воскликнул: «О, прекрасные плоды!» Маленькое "О" на косточках финика служит вечным напоминанием об этом чудесном возгласе.

    По словам святого Бонавентуры, святое семейство провело в изгнании семь лет. Все это время маленький Иисус находился на попечении матери, которая кормила его, своим молоком. Молоко девственницы – вот вам еще одно чудо. Мальчуган, как и подобает сыну, играл папиными инструментами, а папа, как и подобает отцу, мастерил ему кубики.

    Словом, раннее детство Христа, если не считать нескольких мелких чудес, прошло так, как оно проходит у всех ребятишек, и не исключено, что малютка утирал свои божественные сопли мамашиным рукавом или подолом ее платья. Ангелы постоянно держали Иосифа в курсе всего, что предпринималось

    Иродом. Так он узнал и об избиении двадцати тысяч вифлеемских младенцев. Можно себе представить, как он радовался, что вовремя дал тягу!

    Иосиф узнал также о совершенно ошеломляющем событии: Рахиль, любимая жена старого Иакова, сына Исаака, Рахиль, похороненная в Раме, неподалеку от Вифлеема, в день резни проснулась в своем гробу и издала жалобный вопль, который был услышан на расстоянии четырех километров. Чудо это засвидетельствовано в евангелии: «Глас в Раме слышен, плач и рыдание и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться; ибо их нет» (Матфей, глава 2, стих 18).

    Когда Ирод умер, ангел незамедлительно сообщил об этом Иосифу. Тот подумал, что наступило время возвратиться в Галилею, и, продав свое заведение, снова отправился в родной Назарет (Лука, глава 2, стих 39). Чтобы покончить с Иродом, укажу на одно существенное противоречие между утверждениями историков и евангелистов. Исторические документы свидетельствуют, что Ирод умер ровно за четыре года до той даты, которую церковь указывает в качестве даты рождения Христа.

    Если не считать этого пустяка, то во всем остальном христианская легенда является безупречным отражением истины. Итак, царь Ирод действительно был злодеем, убийцей маленьких детей. Да будет проклята память об этом изверге, который даже после своей смерти принимал у себя царствующих волхвов и устраивал кровавые побоища!

    1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Лео Таксиль Забавное Евангелие, или Жизнь Иисуса