• 4 И (Англ.)



  • страница1/17
    Дата13.06.2018
    Размер2.49 Mb.

    М. А. Аполлова specific English


      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

    М.А. АПОЛЛОВА

    Specific English

    (ГРАММАТИЧЕСКИЕ ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА)
    Сканирование, распознавание, проверка:

    Аркадий Куракин, г. Николаев, май-2003 г.





    ИЗДАТЕЛЬСТВО «МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ»

    Москва 1977



    4 И (Англ.) А 76

    Рецензент: доктор филологических наук проф. Л. С. БАРХУДАРОВ

    Аполлова М. А.

    76 Specific English (Грамматические трудности перевода). М., «Междунар. отношения», 1977.

    136 с.


    Пособие знакомит читателя с характерными особенностями английского языка и типичными случаями расхождений с русским языком. В нем суммируются те черты грамматического строя английского языка, которые в силу их специфики представляют трудность для учащихся.

    Пособие имеет упражнения, построенные на оригинальном языковом материале и направленные на закрепление практических и переводческих навыков.

    70104 — 014
    А- 1 32 _ 7? 4 и (Англ.)

    003(01) —77 V

    Мария Александровна Аполлова

    ГРАММАТИЧЕСКИЕ ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА



    Заведующая редакцией В. А. Челышева. Редактор В. П. Торпакова. Издательский редактор Я. И. Божанова. Оформление художника Д. Я. Катаева. Художественный редактор Р. А. Казаков. Младшие редакторы Г. И. Колодкова, Е. П. Политова. Технический редактор Т. С. Орешкова. Корректор О. Г. Мирнова

    ИБ № 73


    Сдано в набор 21/Х-1976 г. Подписано в печать 20/1-1977 г. Формат 84X108 1/32 Бумага тип. № 2. Усл. печ. л. 7,14. Уч.-изд. л. 7,50. Тираж 68000 экз. Изд. № 7/75ф. Издательство «Международные отношения». 103031, Москва, К-31, Кузнецкий мост, 24-26. Зак. № 826. Ярославский полиграфкомбинат Союзполиграфпрома при Государственном комитете Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. 150014, Ярославль, ул. Свободы, 97.

    Цена 31 коп.

    Издательство «Международные отношения», 1977 г.



    ОТ АВТОРА

    Изучение всякого языка неизбежно начинается с практического усвоения его азов, звукового и словарного состава, основных грамматических форм. Однако такое знакомство с иностранным языком еще не дает изучающему представления о специфике данного языка, о том, что в языкознании называется его системой и строем, а в обиходе — его «духом». Очевидно, что без понимания этого внутреннего характера иностранного языка наше знакомство с ним оказывается механическим и поверхностным, изучаемый материал не укладывается в сознании органически и легко забывается. И даже изучив лексику и грамматику иностранного языка, зачастую мы не говорим на нем правильно, строим свою речь «по-русски».

    Этот недостаток легко устраняется, когда изучающий находится в среде живого бытования иностранного языка. При этом он осваивает систему языка даже скорее, чем сам по себе языковой материал: он может уже «уметь» говорить по-английски и в то же время не знать многих и многих английских слов, фразеологических сочетаний и т. д.

    В предлагаемом пособии ставится цель ознакомить учащихся, прошедших первоначальный курс английского языка, с некоторыми характерными системными особенностями этого языка и типичными случаями расхождений с русским языком. Поскольку способ выражения мысли проявляет себя прежде всего в строе языка, в его грамматике, то в пособии вскрываются именно особенности английской грамматики, притом те особенности, которые находили меньшее отражение, а главное — не подвергались достаточной отработке в учебной литературе.



    Пособие не претендует на полноту и систематичность описания специфики английской грамматики, но обращает внимание учащихся на отдельные интересные, с точки зрения автора, моменты, которые и придают английской речи ее неповторимое своеобразие.

    3


    В целом наше изложение мы ограничиваем рамками простого предложения. Последовательно рассматриваются члены предложения и способы их грамматического выражения под определенным углом зрения. Так, подлежащее рассматривается только в связи с категорией безличности, ибо здесь, главным образом, и проявляется различие между двумя языками в отношении этого члена предложения. В разделе «Сказуемое» описываются только виды сказуемого, выраженного глаголами бытия и сочетаниями с этими глаголами. Сказуемое же, выраженное глаголами действия, не затрагивается вовсе, поскольку в этом случае расхождения с русским языком незначительны. В разделе «Обстоятельство» речь идет, в основном, об обстоятельстве образа действия как о наиболее емком и подвижном виде обстоятельства. Определение представляет больший интерес, поскольку дает много случаев расхождений с русским языком, почему мы и остановились на нем подробнее. Вопрос о дополнении мы не затрагиваем вообще, так как в способах его выражения в английском языке значительно меньше случаев расхождения с русским, чем это наблюдается в отношении других членов предложения, за исключением предложных дополнений. Но предлоги, сами по себе, слишком обширная тема, чтобы говорить о них вскользь.

    Кроме того, в пособии рассматриваются такие особенности английского языка, как конверсия, лаконизм английской речи, с одной стороны, и тенденция к известным усложнениям и избыточности — с другой, переходность глаголов и некоторые другие моменты.

    Каждый раздел пособия содержит теоретические заметки с иллюстративными примерами в переводе автора. Упражнения составлены из примеров, взятых в подавляющем большинстве из современной английской и американской художественной литературы.

    СОДЕРЖАНИЕ

    Введение 6

    Подлежащее 18

    1. Конструкции с формальным подлежащим 18

    2. Страдательные конструкции 19

    3. Персонификация предметов — существительных в роли подлежащего 20

    4. I like мне нравится 21

    Сказуемое 29

    1. Глагол to be 30

    2. Глагол to have 43

    3. О переходности глаголов в английском языке 47

    4. Сказуемое — центр предложения 58

    Обстоятельство 70

    Определение 81

    Некоторые специфические моменты значения и употребления степеней сравнения в английском



    языке 88

    «Опредмечивание» степени, признака и действия . 102



    Конверсия . 110

    Лаконизм 120

    Усложнения и «излишества» 134

    ВВЕДЕНИЕ

    ' Английский и русский языки являются примерами двух типов языков: аналитического и синтетического. Уже само название этих типов языков показывает, что они по существу своему, по принципу построения не только различны, но даже противоположны. Однако эта противоположность формальная, поскольку касается выражения одного и того же содержания. Познание нового языка есть освоение именно этой формальной, специфической, качественной его стороны. Поэтому легко можно представить себе, какой значительный умственный барьер надо преодолеть носителю одного типа языка при освоении языка противоположной системы, как необходимо при этом знание основных различий языковых систем.

    В общем плане мы можем, по-видимому, исходить из того положения, что в языках с аналитическим строем логика мышления получает наиболее ясное внешнее и расчлененное в своих элементах грамматическое закрепление, в языках же синтетических эта логика действует скорее как внутреннее отношение в предложении, внутренняя связь в слове.

    Конкретизация этого положения и составляет содержание основных разделов данного пособия. Здесь же, во «Введении» нам необходимо указать на важнейшие системные признаки английского языка в самом общем плане и сделать это в сопоставлении с синтетическим языком, каким является русский язык.

    Очевидно, что, когда мы соотносим строй языка с логикой мышления, мы подходим к языковым явлениям в их связи и целостности, иначе говоря, со стороны синтаксиса. Логика мышления прежде всего и отчетливее всего выражается именно в синтаксическом строе языка. С этой точки зрения сразу получает важное принципиальное значение тот широко отмечаемый факт, что в аналитических языках в предложении, как правило, выдерживается пря-

    6


    мой и строго определенный порядок слов. Нарушение прямого порядка слов в повествовательном предложении в английском языке выглядит как нечто необычное, как выразительное стилистическое средство. Здесь мы впервые и в наиболее непосредственном виде сталкиваемся с выражением логики мышления в грамматической форме аналитических языков, ибо ясно, что прямой порядок слов в предложении совпадает с последовательностью логических компонентов (субъект — предикат — объект).

    Как свидетельствует логика, в начале мысли обозначен предмет, о котором идет речь (субъект); вот почему предложение может состоять из одного субъекта. Затем указывается факт его бытия и качество этого бытия: простое присутствие, состояние или действие (предикат). После этого, если действие обращено на определенный предмет, дается указание на этот предмет (объект). Выражающее объект дополнение может присутствовать или отсутствовать в предложении, что снова указывает на его логическое следование за подлежащим и сказуемым. Наконец, после этих трех основных компонентов предложения следует обстоятельство как указание на условия происходящего действия. Каждый из этих компонентов может быть, в свою очередь, отдельно определен. Вот почему определение выпадает из общего логического порядка членов предложения и может быть отнесено к любому из них.



    Именно такая логическая структура и оказалась закрепленной в английском предложении. Здесь мы видим непосредственное выражение логики в грамматической форме. Та внутренняя логика мышления, которая остается невыделенной в синтетических языках благодаря свободе синтаксических построений, в аналитических языках, и особенно в английском, становится внешним грамматическим правилом.

    Эта логическая последовательность грамматической структуры предложения проявляется в английском языке столь законченно, что в предложении регламентируется не только положение основных компонентов, но даже порядок отдельных видов дополнений и обстоятельств. Чтобы представить это с полной очевидностью, нужно рассмотреть взаимоотношения второстепенных членов предложения. Следует обратить внимание на тот факт, что дополнение, указывающее на объект действия, так же предметно по существу, как и подлежащее, и поэтому может быть выражено всеми теми же частями речи, что и подлежащее.

    7


    Обстоятельство как бы имеет два полюса. С одной стороны (в обстоятельстве места), оно явно предметно. С другой (в обстоятельстве образа действия) — оно получает уже столь же определенный качественный характер. Обстоятельство времени по содержанию своему как бы находится между этими двумя полюсами. Наконец, специальным указателем качества является определение, и выражается оно часто прилагательным. Таким образом, от дополнения к определению мы имеем постепенный переход от предметности к качественности. Причем обстоятельство в одних своих видах примыкает к дополнению, а в других — к определению. Что касается близости обстоятельства и определения, то здесь можно напомнить, что обстоятельство характеризует действие, а определение — предмет. И при этом они могут совпадать даже лексически: fast — fast, good — good.

    Сказанное помогает объяснить не только местоположение второстепенных членов предложения, но и отдельных их видов. Так, если в предложении имеется несколько дополнений и одно из них прямое, а другое — косвенное с предлогом, то сразу после сказуемого ставится прямое дополнение, на которое действие переходит непосредственно, а затем — косвенное с предлогом.

    Не handed a cup of coffee to me. Он передал мне чашку кофе.

    The nurse brought a bandage for him. Медсестра принесла для него бинт.

    Здесь логическая последовательность английского предложения проявляется четко и бесспорно. Исключением являются построения, в которых сразу после сказуемого, до прямого дополнения, ставится косвенное дополнение без предлога.



    I gave the student a book. Я дал студенту книгу.

    Но и это исключение, если разобраться в нем, имеет сугубо логическое основание. Косвенное дополнение без предлога всегда отвечает на вопрос дательного падежа: «кому? чему?» и тем самым обозначает адресат действия, как бы содеятеля. Следовательно, в английском предложении, до того как назвать предмет действия (прямое дополнение), указываются лица, связанные с действием: носитель действия (подлежащее) и адресат действия (косвенное дополнение без предлога), и только затем указывается предмет,

    8


    которым эти лица манипулируют. Логическая обоснованность такого построения очевидна: здесь предмет действия выступает только как конкретизация действия, как предмет взаимодействия двух лиц, а потому называется после них обоих. Не случайно глаголы, употребляющиеся в таких предложениях, составляют особую группу глаголов (to give давать, to send посылать, to show показывать и т. п.), которые обозначают то или иное взаимодействие людей и ведут за собой дополнение, отвечающее на вопрос «кому?».

    Что касается косвенных дополнений с предлогами, следующих за прямым дополнением, то недостаточно отметить, что они занимают такое место потому, что являются косвенными. Косвенные дополнения с предлогами являются теми самыми дополнениями, которые близки по смыслу к обстоятельствам. Например:



    Не received a letter from his father. Он получил письмо от отца.

    She lives with her parents. Она живет со своими родителями.

    She pulled me by the arm. Она потянула меня за руку.

    Не died of fever. Он умер от лихорадки.

    «Обстоятельственный» оттенок в этих предложных дополнениях проявляется с различной степенью очевидности, но он присутствует несомненно. Теперь понятно, почему косвенное дополнение с предлогом стоит после прямого дополнения и на рубеже с обстоятельствами. Оно и внутренне примыкает к последним. Лицо, к которому обращено действие (адресат действия), также может быть выражено, помимо косвенного беспредложного дополнения, дополнением с предлогом. В этом случае такое дополнение будет опять-таки стоять после прямого дополнения: I gave the book to the student.

    Очевидно, что здесь действует и формальная логическая последовательность в употреблении грамматических форм, и то, что предлог придает дополнению, выражающему адресат, уже обстоятельственный оттенок направленности действия.



    При таком подходе мы можем со всей определенностью говорить и о расположении различных видов обстоятельств. Выше мы уже отмечали, что обстоятельство имеет как бы два полюса (предметный и качественный), и с этой точки зрения виды обстоятельств располагаются примерно в та-

    9


    кой последовательности: обстоятельство места, обстоятельство времени и обстоятельство образа действия. Именно в таком порядке располагаются виды обстоятельств и в предложении. Сразу за дополнением ставится обстоятельство места. Оно в своей предметности ближе всего к дополнению. За обстоятельством места следует обстоятельство времени.

    Не returned from Cuba a fortnight ago. Он вернулся с Кубы две недели назад.

    Если передвижение обстоятельств времени и места с «положенного» им места является нарушением правила и вызывается теми или иными дополнительными условиями (см. раздел «Обстоятельство»), то иначе обстоит дело с обстоятельством образа действия. Будучи фактически определением действия, такие обстоятельства, подобно определению, могут оказаться почти в любом месте предложения: в начале, в середине и в конце его.



    Итак, в английском языке логическая последовательность речи проявляется едва ли не абсолютно, и даже внешние отклонения от нее имеют логическое же основание. Вот почему в английском предложении порядок слов выявляет их логико-синтаксические функций (подлежащее, сказуемое и т. д.), а в русском — их коммуникативную нагрузку (от известного к неизвестному). Сравните:

    A girl was standing at the gate. У ворот стояла девушка.

    В русском языке предложение, как правило, начинается с обстоятельства, т. е. с описания обстановки.

    На моем столе стоит пишущая машинка.



    Англичанин же сначала назовет предмет и только потом укажет на обстоятельства его существования.

    There is a typewriter on my desk.



    Из этих примеров ясно, что в русском предложении логическое ударение падает обычно на последнее слово, а в соответствующем английском предложении конструкция более формальна.

    Эта «формализация» содержания особенно ясно проявляется в английском вопросительном предложении (простая перестановка подлежащего и сказуемого и привнесение вспомогательного глагола to do).



    10

    She is a teacher. Is she a teacher? He works hard. Does he work hard?

    В русском языке в аналогичном случае действует только интонация. В английском же синтаксическая определенность вопроса приводит к «формализации» и самой интонации: она получает свой постоянный и явно подчиненный синтаксису рисунок.

    Is Mary back?










    Характерно, что эта специфическая вопросная форма, известная как форма общего вопроса, отличается от специальных вопросов, в которых сказуемое не стоит на первом месте, и порядок членов предложения приближается тем самым к повествовательному.

    Where is Tom?

    Who is there?















    Здесь интонация повторяет интонацию повествовательного предложения.

    Итак, мы можем сделать тот общий вывод, что в английском языке, языке аналитического строя, мы наблюдаем наиболее полное соответствие логических компонентов и синтаксических форм. В языках синтетических конкретный смысл слова, смысловое ударение довлеют над формально синтаксическими моментами, что ведет к гораздо большей внешней свободе синтаксических построений и к почти полному отсутствию формального закрепления места слова в предложении.



    Элементы языка, взятые в отдельности (а значит, в морфологическом их значении), конечно, гораздо менее показательны с точки зрения отражения системы языка в целом, нежели те же элементы, включенные в предложение. Однако если брать морфологию в целом, то ее полное соответствие синтаксису, а значит, характерным особенностям
      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    М. А. Аполлова specific English