• Вступление (Увертюра и Пролог).
  • Куплет 2. Опять об Гоголя (и Укус Кровавой Черепашки).
  • Куплет 3. БутерБроды и Таёжный Уголок.
  • Куплет 4. Поленья / Олень и Я.
  • Куплет 5. Гол Престижа (или Рубцовской Тропой по Хребту).
  • Куплет 7. Король Орёл. "Ни О Чём" с пшеничной крупой.
  • Куплет 8. Бегущий по Кубе.

  • Скачать 332.32 Kb.


    Дата16.05.2017
    Размер332.32 Kb.

    Скачать 332.32 Kb.

    Маашей-Баши



    Енгожок-Кызылтал
    песня про <опять незавершенный> поход на Альбаган в 2008-й раз

    состав: Б.Таня – Б.Саня – Оранжевая Наташа – СанСаныч – Лёха Энский – Снорри


    песня излагается исключительно по моим собственным воспоминаниям: а они, как известно, отличаются некоторым (читай коренным) образом от всевозможных реальностей

    прошу простить цинизм, характерный для стареющего, и вообще седовласого, человека


    Вступление (Увертюра и Пролог).




    В 2007 году, сразу после двух свадеб, я в компании сплошных молодоженов отправился искать Альбаган. Действительно, в апреле того славного годика закольцевались Алёнка Загороднева + Лёха Курицын aka CrazyRak, а 7-го июля, прямо перед походом, Алёна Арбатская + мой брат Димьян (ищи в аналах истории под кодом "Свадебное путешествие 7-7-7"). Все они вошли в основной состав группы поиска, так что читателю остаётся заценить, в какие свадебные путешествия ходют (а не ездют) некоторые люди!


    Но соль не в этом. Соль, как всегда, сосредоточена кучей на вершине горы Альбаган, что в Чемальском районе респ. Алтай. И соль эту не всякому суждено вкусить, даже и нахлебавшись сублимути + наглотавшись кострового дыма.

    В далёком августе 1997-го автор этих строк, дядюшка Снорри, впервые в жизни отправился в пешее эротическое путешествие по горам на 11-м автобусе (в народе называется "поход"). То был 6-дневный поход из нэтинского лагеря Эрлагол (кто не знает, тому в рот сапог) на Ложинские озёра (два сапога – пара). Но не по стандартному "танковому" пути "Енгожок-Сайгонош-Ижима": маршрут того кастрирующего детскую неожиданность похода был детищем инструктора Виктора Малевинского, славного дядьки, благополучно канувшего в Лету за эти много лет. И хотя в своё время на дядю Витю и глам-администрация лагеря бочку катила, и туристы-мазохисты в суд подавать собирались (всё это за рамками нашего повествования), но всё-таки Снорри (я) спустя десятилетку решил отпраздновать свой "походнический юбилей" в тех же краях тем же маршрутом. Конечно, Снорри не был бы Снорри, если бы он мгновенно не внёс коррективы в "тот же маршрут": например, если б он так же, как тогда, пёрся бы 25 кил от Сергезю до Эрлагола по дороге, или во второй раз потащился бы через ГРЁБАНОЕ БОЛОТО именем Куралбас… - и т.п., ну, вы понимаете…

    В общем, по результатам корректировок, "тот же маршрут" вобрал в себя переход до Ложинских озёр по образу и подобию Виктора Малевинского (т.е. неизвестно как), а также – место для вашего удивления – вершину Альбаган, высочайшую в местном околотке. Ну, что делать, если с Ложинских на Альбаган "четыре часа подъёма"!? Почаще читайте Интернет! Вот как вожделенный юбилейный поход получил гордое название "Альбаган"!

    Вот вам суть. Смелые не ссуть!


    Да, смелые не ссуть, и поэтому в честь моего походного 10-летия мы пошли на Альбаган, …а пришли на Караколы. Настолько сильна во впечатлительных головах женщин магическая фобия бродов. Броды – они холодны и глубоки, но всё-таки менее таинственны и непостижимы, чем женщины.

    Но не подумайте, что я обвиняю в чём-то женщин! Наоборот, большое им мужское спасибо за то, что все мы увидели красоты Каракольских озёр, которые на момент 2007 года ещё не были уничтожены многочисленными шоблами лошадников и вечнобухими обитателями "баз отдыха". Эти баблоплатящие кочевые орды, несущие разорение в Горный Алтай со всех концов необъятной Расеи, к счастью, не в состоянии убить всю нашу родную природу за один десяток лет.


    Спасибо CrazyRak за 5 слоганов того похода, за 5 слагаемых успеха:
    Бадан!

    Лавина!

    Чемергес!

    Сергезю!

    Хариус!
    Попробуйте произнести всё это скороговоркой :)
    - Бадан! – это CrazyRak пьёт чай или встретил незнакомую травку

    - Лавина! – это CrazyRak видит снег или камни

    - Хариус! – это CrazyRak закидывает прямо руками леску в ручей

    - Чемергес! – это льётся в стаканы закрашенная рубцовская самогоночка

    - Сергезю! – это прячется в распадках неуловимая алтайская река
    Спасибо Димьяну за то, что у нас всегда был костёр и вкусная пища! Эх, зря ведь братишка не стал поваром!
    Спасибо Алёне Курицыной за терпение к клещам, слепням, лошадям и их экскрементам! Как называется тот, кто месит ногами день напролёт кашу из грязи, дождя, конской мочи и навоза? – Турист!
    Спасибо Алёне Бородиной за то, что в последний день (назад) бежала так, что кроссовки лопались!
    Спасибо Оле Криусенко за песни в ночи под Замками Духов! Не правда ли, здорово, что мы все не свалились с обрыва в водопад под Аккаей?!
    Спасибо Лёхе Энскому за компас и умение смотреть на карту. Порядком же мы наблукались в погоне за призрачной Сергезю!
    И смачная затрещина мне за то, что так и не написал о том походе отдельного рассказа!

    Но, как вы уже поняли, один рассказ переходит в другой: в июле 2008-го мы опять (не) идём на Альбаган! Вперёд!

    Или, как говорят туристы, - ШАГ!

    Куплет 1. Шаг.



    Мы – команда "Слабаки":

    Напрягаться не с руки!

    (Саня)
    5 июля 2008 года, полдень. Третий мостик через Кубу.

    6 человек с рюкзаками. Низкий старт. Туу-ристы.

    Это не команда, а банда. Её символ – белые (!) сашины джинсы, не сходящиеся на пузе и в ширинке (всё хозяйство наружу), и быстро превращающиеся в чёрные. Её слоган: "Команда "Эгоист"" (Саня Бородин копирайт). Т.е. "никто никого не ждёт и никто никому не помогает". Ещё бы ждать, если каждую "десятиминутную готовность" СанСаныч занимается неотложными делами типа покурить, а в конце кричит: "подождите меня", и начинает собирать мешок. Ещё бы помогать, если мы только вылезли из "газели" и идём первые километры по педальной кубинской дороге. Положение усугубляется метаморфозами со вкусом подобранного снаряжения:

    1. Сашиным несоразмерно тяжелым рюкзаком, свисающим неизменно на бок (тяжёлые вещи забрал у жены и засунул одним комом), из которого весьма негабаритно торчит… удочка. Горные рыбаки среди нас, хариусом мы будем обеспечены!

    2. СанСаныча оранжевым резиновым (!) рюкзаком для сплавов, у которого сразу же надрываются лямки – и сразу же (так как шить по резине нереально) СанСаныч остаётся без рюкзака. Пришлось облегчить сплавной мешок, дабы он совсем не порвался, и "сплавить" его Наташе, а её рюкзак загрузить дополнительно и выдать под роспись СанСанычу. От команды "Эгоист" поступило ещё одно предложение: засунуть СанСаныча в его резиновый мешок и сплавить вниз по Кубе.

    3. Наташиным НЕВЕРОЯТНО тяжёлым рюкзаком (ищи разгадку ниже), который после "дозаправки" уверенно тянет СанСаныча к земле носом.

    А вокруг – не замечаемая никем красотища: туманные лесистые горы, прозрачные перекаты реки, дикие травы на любой вкус (да-да, вплоть до канабиса!), и – тенистая дорога для 66-го ГАЗа: иди – не хочу!

    Впрочем… Накрапывает дождь: ну куда ж без него в первый день похода!

    Страдания начинаются! Впереди ещё 7 дней 6 часов пешего хода…

    Лёха шагает уверенно, не боясь промочить ботинки (бывалый!) Таня молчит. Наташа микширует рюкзаками. Стоны двух Саньков теряются в замысловатых изгибах Кубы.

    Отдельный респект руководителю проекта сэру Снорри за то, что он не только мастер руками водить, но и руками разводить – когда не туда людей заводит. В специальном кармашке у Снорри, в специальной мультифоре лежат специальные распечатки из Инета, где доподлинно описаны все косяки, которые в былые годы совершали матёрые туристы, идущие к Альбагану. Всё это нужно Снорри только для того, чтобы до запятой повторить с группой все эти косяки: свернуть за 5 км до Абаша на Каяс, подняться от лесовозной дороги влево, а не вправо, чтобы лезть напролом через траву в человеческий рост, где конь не валялся...
    В 97-ом нас, группу эрлагольских студентов, довезли за малый рубль на каком-то наглухо закрытом танкообразном военном грузовике прямо до реки Абаш. Трясясь в его железном брюхе, мы, зелёные новобранцы туризма, с ужасом вслушивались в звуки "дикой природы" за бортом: шум воды, треск веток и грохот колёс по речным камням…
    Но, несмотря на это упрямое следование букве косячного закона, и, невзирая на отстающих и убитых жизнью Саньков, наш сегодняшний отряд продвигался вверх по Кубе с такой скоростью, что проскочил и Имурту, и Сергезю, не заметив и не оставив этих рек в светлой памяти. Зато Каяс и увидели, и запомнили – когда пришлось с него возвращаться. Четай Мурзу! В смысле: читайте Б. Сибиряка (он же инструктор Эрлагола Борис Скворцов): "Летопись одного турпохода".
    *Полезное примечание: люди, после впадения в Кубу Аккаи будьте бдительны! На очередном развилке дорога прямо – это дорога на Каяс. На карте это выглядит как очевидный захудалый свёрток вправо с основной "асфальтированной трассы", но это гон! Дорога влево – вот ваша дорога (хотя она кажется заросшей и неправильной). Удачи!
    Небо всё смурнее. А когда вместо дороги пошли по какому-то каменистому днищу реки, посмурнело и на душе. Но нет, всё верно: вот и брод через Кубу. ШАГ!!!

    Но… Неужели ТАК БЫСТРО мы дошли от 3-го мостика до этого брода?


    *Полезное примечание: всем грядущим поколениям "кубинских" походников я, Снорри, (за)вещаю: "друзья, 2х-километровая карта гонит!!! нельзя ей верить, и нужно иметь плюсом километровку из Сети, да ещё собственные знания и опыт, а также – Удачу! а иначе в походе вам (и нам) ловить неча".
    Куба могуча и прекрасна в этом месте: ревёт, сшибает с ног – так, что наша "стенка" расцепилась, и Лёха едва не остался один за бортом… - но я поспешно вытягиваю его из затруднительного положения. Предполагаю, что меньше всего удовольствия от холодной ванны получила Таня: хоть СанСаныч тоже не великан ростом, но он не в счёт, т.к. мальчик (не юноша, но муж :)

    И вот награда для взявших брод – прекрасная земляничная поляна, сладкая на вкус, но страшно каменистая на ощупь… А нам пока не до земляники! Спасение от проливного дождя – лишь лёхин тент, который натягиваем как попало между мелкими и гнущимися берёзками – только чтоб нас не смыло… Позже, когда ливень чуть-чуть унялся, мы перетянули тент в другом месте. Теперь под ним так здорово клубится дым от сырых дров (дрова находим первоклассные: когда на них рубишь ветки, они сами разламываются, а то и вовсе рассыпаются в прах)! Вот этот дым мы и будем усердно кушать всю ближайшую неделю!

    Меня беспокоит, тревожит, преследует одна и та же мысль: КАК шёл Виктор Малевинский в загадочном 97-м году? С этой мыслью я силился заснуть последние два месяца. Не исключение и сегодняшняя дождливая ночь вчетвером в 3-местной (по-настоящему 3-местной!) палатке, где трое мусчин "спят" в одну сторону, а Наташа – из чувства внутреннего противоречия ли, наивной надежды ли на сон – в другую :)

    Куплет 2. Опять об Гоголя (и Укус Кровавой Черепашки).



    Всех излечит-исцелит

    Клещевой энцефалит,

    Кле-ще-вой энцефалит…

    (Снорри)
    На второй день команда "Эгоист" начинает медленно усваивать основные принципы самоорганизации: на многочисленные "где?" и "дай!" существуют краткие и лаконичные "найди!" и "возьми!" Во всяком случае, никто ещё, кроме "эгоистов", не отменял полезной силы волшебных слов.

    Саньки уже грезят днёвкой (их было им обещано, в качестве заманухи, целых две… где подвох?) Девчонки проявляют удивительную стойкость и (!) немногословность. Думаю, Таня и Саша делятся впечатлениями тет-а-тет, на внутрисемейном консилиуме. Но внешне пока всё тихо и спокойно: "лёгкий налёт" экстрима ещё не вылился в фразы типа "чтобы я ещё хоть раз!.." или "только через мой труп!.." Хм, всё ещё впереди, а пока за этой парочкой нужен особый присмотр, чтобы среди нас не появилось реальных трупов…

    Утро свежее и ясное. Мохнатые вершины обрамлены белыми облачками. Земляника прекрасна, река холодна, рыбалка неудачна. Говорил я Сане: удочка пригодится для того, чтобы цепляться за сучья… Но: хариус же!
    - Хариус!
    Узнаю, узнаю подъём по реке Абаш! Не всю память ещё пропил! Вот здесь, на этой полянке 11 лет назад мы с Ващевым поставили палатку так, что когда мы в ней ложились, снизу поднималась вода… Мы пили водку из фляжки и пели летовскую "Смерть". Страшный ливень не прекращался: над костром держали целлофан, вода струилась по лицам, а каша кое-как доспевала. Это был первый день похода. Первого в моей жизни. Тогда в чахлом березнячке по колено ростом не было ни дровинки. Теперь здесь вымахали настоящие деревья! Уфф!

    Мир изменился…


    …И-и-и опять мы об Гоголя: конечно, мы лезем туда же, куда и Скворцов с Филипповым в 78-м году прошлого столетия! Опять мы об Пушкина: группа увязает в траве на конском подъеме, Лёха впереди вертит компас и тщетно ищет тропу, а я лажу (от слова "лажа") туда-сюда через заросшую колючими кустами реку. Завязли по-конски, как сказал бы весёлый СанСаныч. Если б сейчас ему было весело…

    Ну написано же было у Скворцова: пошли они в распадке налево и вылезли кое-как, без тропы, на безвестный приток Енгожка. И мы туда же. До запятой.


    *Полезное примечание: после сгоревшей избы (на пятачке для разворота лесовозов) надо сворачивать НАПРАВО – по ручью, и сразу же с тропы НАЛЕВО – на перевал Абаш. Не тратьте зря время и нервы, как мы.
    Жарко. Когда всем грустно, и настроение на нуле, Наташа достаёт… мыльные пузыри!

    Эт-того в списке необходимых вещей не было! Чистая импровизация! Но – красиво. Пузыри летают по воздуху, и подолгу лежат на траве… Все косятся на Наташу: "Так вот почему у тебя рюкзак неподъёмный!"

    Я почти счастлив: взбираюсь с тюком на Абаш второй раз в жизни! У остальных "вьючных" энтузиазма меньше: их первый раз кажется им слишком насыщенным физическими упражнениями. Через каждые 250 шагов вверх – падаем. Официальный хронометрист подъёма – Наташа (она считает шаги про себя :)

    Таня тоже контролирует процесс – по внутреннему чувству уделанности. Дело в том, что НИ У КОГО из нас нет часов. Мобильники в глухой отключке. Походники часов не наблюдают… Так что мои слова "отдыхаем 2 минуты после каждых 10 минут хода" – лирика.


    лирика клирика и романтика некромантика
    И вот я ТАМ ЖЕ, где 11 йеарс эгоу вос май фёрст фотосешшен. На фоне множества разноцветных гор с зубристыми и гладкими вершинами, с каменистыми россыпями и блестящими снежниками. На фоне двух повзрослевших, как и я, ёлок. Прочувствовал весь момент. Только снежной крупы на этот раз на вершине Абаша нет. Мороженое отменяется.

    Пока мы стоим наверху, сгущаются грозовые тучи. Фотосессия, сделанная сразу по подъёму, похоже на сегодня – единственная. А сейчас – ДАЙТЕ ИЗЮМА!!! И ОРЕШКОВ!!!...


    Итак, если новички ГРЕЗЯТ днёвкой, то погода ею всерьёз ГРОЗИТ.

    А с утра мы натёрлись антизагарным кремом… 30 единиц защиты, все дела… Это, говорят – максимальная защита. Мы довольны.


    Спуск с Абаша кажется нам невероятно долгим и почти таким же изнурительным, как подъём. Идёт неприятнейший дождь. Тропа заросла по беспределу. Я через каждые несколько шагов останавливаюсь и ищу её: вглядываюсь в чертополохи, шарю ногами и т.п., пока не натыкаюсь на знакомую сыпуху… Как назад будем подниматься, снизу же ничего вообще не видно!
    1997-ой. Перевал Абаш. После ливня все тропы превратились в каменисто-грязевые ручьи. По ним мы спускаемся в долину. На нас – мокрые и рваные целлофановые дождевики со смешными кондомообразными капюшонами…
    Дождь превратился в тропический, бьёт налётами, один яростней другого. Мы укрылись под парой деревьев на склоне. Остатки какого-либо походного настроения в отряде быстро улетучиваются. Вставая, я пробил башку торчащим сверху сучком.

    Пробежка до следующих деревьев. Лёха в своём белом "халатике" получает от меня титул "санитар леса". Санин дождевик порвался в хлам. На лице – древнерусская тоска.

    Если вы ещё не в курсе: Саня несёт с собой червей! Живых! Канадских! В земле! (надо полагать, в КАНАДСКОЙ земле). СанСаныч утверждает, что черви, на самом деле, колумбийские (?) Самое удивительное, что они стоически терпят все лишения и не мрут: ни от отсутствия кислорода в пакете, ни от того, что Саня садится на них и всячески травмирует рюкзак… Саня говорит, что когда кончится еда, он будет есть червей. На что я замечаю, что сначала ему ИХ кормить придётся!

    Ну что, нам опять пора. Дальше вниз.


    реплики на ходу:

    - Ветка! (это значит: "Сейчас тебе от меня прилетит в лицо ветка!")

    - Сучок! (это значит: "Ты чё не сказал, что ветка!" :)

    - Камень! (это значит: "Береги ноги!")

    и, наконец, от СанСаныча: - Amen! (то же, что и: " Камень! Аминь!")
    Сразу под Абашем – до боли знакомый мне охотничий приют на Кужуме. В который мы тут же и вваливаемся, без всякого стеснения.
    1997-ой. Домик в лесу…Экая диковина. После спуска с перевала (первого в жизни) он кажется пряничным. Но ночуем всё-таки в палатках, а домик (точнее, его "веранду") используем, как сушилку. С непривычки близость странного чужого "жилища" в ночном лесу даже щекочет нервы…
    Сегодня всё так же. Бревенчатый навес перед входом – наша кухня. На крышу мы набрасываем тент, теперь на нас почти не капает. Не сидим, а отдыхаем!

    Домик пахнет изнутри мертвечинкой, поэтому дверь решено прикрыть. Но против ночёвки по соседству никто, естественно, не возражает: здесь отличное костровище с железной перекладиной, да и вообще – устали.

    Когда всем грустно, и настроение на нуле, Наташа достаёт… шнурок с мишками. Это не просто шнурок, это приспособа для превращения ложки в поварёшку. Помешиваешь кашку/суп/тушняк, и от мишуток – особый навар…

    Мужички прочно увлеклись скороговорками: это их Наташа ещё в "газели" снабдила полезными знаниями:


    "Король – Орёл" (15 раз)

    "Купи кипу пик" (то же самое)
    Теперь спасения нет: все тараторят, все короли, орлы, и пики покупают кипами… Но зато головы хоть чем-то заняты, и отвлечены от пасмурных мыслей о погоде и перспективах дальнейшего шагания по просторам.
    Характеристики дня: Таня. Истинная арийка. Первый раз в походе. Не скулит, не ноет. ИДЁТ. Зачислена в туристы!
    Ставим палатки на живописной мягкой травке, словно расчёсанной дождём и ветром…

    Очень романтично, но тут мне в голову приходит провериться на клещей. И вот оно: Лёха вытаскивает из меня одного гадёныша! Я иду в палатку, раздеваюсь, вроде бы больше на мне нет маленьких убийц. Но, пока Лёха сжигает еретика на костре, у меня в плече торчит ещё один! Я начинаю входить во вкус…

    Через минуту сидения голым в палатке и выковыривания клеща номер два – во мне третий клещ! Выражаясь Лёхиным языком, я фалломорфирую! И быстро выбираюсь из палатки-клещатника. А снаружи уже паника. Все носятся с мазями и спрэями, заливают "антиклещом" себя и палатки. Да, теперь это очень полезно, когда я всех их на себя собрал :(

    Вообще-то всё логично: я привит от энцефалита, я иду по траве первым – мне их и собирать. Да не надо брызгать в нашей палатке: я уже всё там "почистил"! Проверено Снорри: насекомых больше нет!


    Куплет 3. БутерБроды и Таёжный Уголок.


    И снится нам трава, трава – и камень…

    Зелёная, зелёная трава… И камень.

    (песня двух Саньков)
    Я покусанный клещами, но всё ещё живой.

    Ночью Наташу тоже укусил клещик. Он был вытащен мною и приговорён к смерти, а Наташа – к курсу Йодантипирина. Злачное, всё-таки, местечко. Впрочем, скорее всего, мы нацепляли этих злодеев на чересчур травянистом спуске с Абаша.

    С утра те, кто сушил вещи, находят их мокрыми от росы. Те, кто сушил кроссовки, ещё не понимают бредовости этой затеи. Но скоро поймут: переходить Кужум будем уже через 30 шагов вниз по тропе.

    Танин спальник ночью промок, и любимый супруг пожертвовал ей свой: теперь он не выспавшийся, замёрзший и недовольный – в том числе тем, что мокрый спальник тяжелее сухого. Как и мокрая палатка…

    По традиции жжём и плющим банки от тушняка. Так как назад пойдём через этот же вонючий домик, пока оставляем их здесь. Более того – беспрецедентный шаг! – зарыли несколько банок с едой неподалёку от летника. Рациональные мы туристы!
    Две минуты – стартовая готовность! Ходу!

    Тропа после Кужума вихляется вверх-вниз, выжимая из нас столько сил на подъёмах, и тут же снова безжалостно теряя высоту. К вящему неудовольствию Сани, который, по традиции, выражает это неудовольствие вслух, снабжая каждый подмеченный элемент походного экстрима живописными комментариями.

    Но, наконец, мы выходим к броду. Отря-ад, стройся!!!

    ШАГ!


    Енгожок забрал мою 600-миллилитровую питьевую бутылочку. На штурме брода она выпала из кармашка рюкзака и весело поплыла по течению. Я проводил её взглядом. Это лучше, чем если бы туда поплыл кто-то из нас.

    Моя потеря – не единственная на фронте тары для питьевой воды. Чуть позже Саня потерял свою 0,5 прямо из руки (!), а СанСаныч "утратил" винтовую крышку – что этому равносильно. От литровой водки крышку Саньки, естественно, не отдают… (Лучше жажда, чем трезвость :)

    Итак, первый брод через Енгожок взяли достойно: так же впятером, стенкой, как через Кубу. Все живые и здоровые, ноги мокрые и холодные.

    Идём по лесу. Красота. Мхи, травы. Бадан. Живописное местечко, похожее на медвежье логово. Снято!

    И камень. Большой, как дом. Снято!

    СанСаныч взобрался на вывороченный корень огромного кедра. Снято!


    Идём довольно долго. Лезем по корням, прыгаем по камням, проползаем под упавшими деревьями. Вопросы типа "а сколько ещё?" и "когда передых?" надменный руководитель проекта жестоко игнорирует. Закинь карамэлку в рот, и иди дальше.

    Второй брод Енгожка. Сегодня он не такой глубокий, как в памятные мне времена. По пояс почти никто не провалился. "Почти" – потому что дно Енгожка не заасфальтировано, и там попадаются непроходимые для ног валуны. А течение, как всегда, сильное. На этом самом месте в далёких 70-х годах погибли 2 человека (Четай Мурзу). А мы все живые и здоровые, ноги свело.


    В не очень далёком 97-ом я шёл через этот брод с палкой, и делал вид, что, упираясь ею в дно, держу всю остальную кучу… Палка потом пригодилась на Альбаганском перевале, свалившись с которого в непроглядных сумерках, мы вынужденно заночевали на каменном пятачке без малейшей возможности для установки палаток (не удивляйтесь, тогда палатки ставились на кольях-распорках изнутри!) И мы поставили мою палку вместо распорки, чтобы над головами было немного воздуха – а ниже палатка лежала прямо на телах и ногах! А ночью, когда мы стали задыхаться, Ващев достал нож и прорезал в палатке "дыхательное окно" (палатка была лагерная…)
    Размяв ноги после холодного Енгожка в холодном насквозь мокром лесу, едим туристскую – почти дембельскую – кашу "изюм+орех" (Саня забывает на привале свою бельевую верёвку), и отправляемся на Три "П" – Поиски Правильного Пути, – выходим на самый ответственный участок маршрута (Саня неизвестно где обрывает леску с удочки): здесь мы должны УГАДАТЬ, как идти на Альбаганский перевал по методу В. Малевинского…

    Эх, говорят же, что первое решение всегда правильное!

    Дойдя до Кызылтала (грохочущий и, на первый взгляд, совершенно непереходимый ручей), я решаю подниматься слева от него по тропе, абсолютно педальной и танковой. Лёха даёт направление по компасу: похоже на истину. Поднимаемся. Скулим. Дождь. Я, вроде бы, что-то начинаю узнавать…

    Но – вдруг танково-педальной тропе финиш, и мы упираемся в густую саванну с резко крутеющим взъёмом.


    1997-ой. Уставшие студенты лезут через монтану вдоль захудалой речки. Дальше начинается многочасовой "прыг": с камня на камень, рюкзак за плечами – диагональный подъём на чудовищный хребет, покрытый миллионами валунов от кулака до дома в диаметре… Каждый прыжок – риск для здоровья. Раз в час инструктор останавливается, и отстающим беднягам раздают сосательные конфетки. Для поднятия тонуса. И снова прыжки. Одна девочка не выдерживает, сбрасывает рюкзак, и кое-как залазит на гребень. Она грозит Виктору Малевинскому всеми несчастьями и юридическими разбирательствами в суде… За вещами нужно возвращаться. В это время опускается вечер, и серый мешкообразный советский рюкзак растворяется в море серых мешкообразных камней… Только чудо и невиданная удача/сноровка со второго захода приводят меня к злосчастному рюкзаку…
    Разведка даёт не много. Конские зигзаги уходят серпантином вверх по косогору. Нам лезть туда ой как не с руки. Трава выше голов. Я ничего не узнаю. Я принимаю роковое для нашего Ложинско-Альбаганского замысла решение: назад.
    *Полезное примечание: Ув. туристы! Если вы хотите попасть с Енгожка прямо к Альбаганскому перевалу, поднимайтесь вверх по Кызылталу вдоль хребта Чемало-Кубинского Водораздела и выходите к хребту Иолго. Слева будет морена. Траверсом по хребту подниматься по морене к перевалу часа четыре. Так мы и шли с Малевинским: теперь я это знаю! А вам рекомендую сразу подняться по камням наверх, и пройти к перевалу по гребню. Уверен, что так проще и быстрее.
    Спускаемся. Вниз люди идут значительно веселее, чем вверх, даже и под дождём. Остановились опять на развилке у "брода". Я с видом заправского акробата лезу по сучковатому дереву через ревущий Кызылтал. Чуть не рву дождевик.

    Suka хлещет suka дождь. Группа остаётся ждать с некоторой безысходностью на лицах. Я поднимаюсь по каменисто-бадановой тропке, и – ВИЖУ ИЗБУ! Отличный, добротный, матёрый охотничий домик, с крышей и дверью, с вёдрами, топором и дровами. Дверь подперта лопатой, между нею и косяком – полено. Стало быть, хозяев дома нет.

    Идея ночёвки в лесном дворце сразу рисует улыбки на измождённых лицах. Кызылтал переходится на раз-два и с удовольствием.

    Сегодня промокли, замёрзли, устали, сбились с пути. Неплохой набор для одного дня! Зато отдыхать будем, как короли. Мы, таким образом, не любим, как попало. Палатки – не модно, ночуем в избушках!

    Сразу все бросились сушиться, завешав дом тряпками снаружи и изнутри. Печка, к сожалению, дымит в комнату (наверное, забит дымоход), а баня-пристройка топится очагом, по-чёрному (мы не умеем, и, стало быть, - боимся спалить хату). Нам нужен плотный горячий ужин и тёплые шерстяные носки…

    Отчаянно махаем хобами над костром. Задохнувшихся "форчмильщиков" сменяют свежие бойцы. Время от времени приходится сгонять с тента большие пузыри воды.

    Вокруг – дремучие кедровые леса. Мшелые чёрные стволы, шуршание дождя в ветвях, опутанных седым лишайником… Суровое молчание гор, отдалённый шум реки… Всё вокруг влажное и угрюмое. Мистика…
    у костра (Саня спустил штаны и сушит трусы, повернувшись к нам попой):

    - Ничего, что я к вам ТАК?


    Покушали – и отбиваться. Тепло, темно, и мухи не кусают: не лежим, а отдыхаем!

    Предлагаю новое, более политкоректное название для нашего похода – "Таёжный Уголок".

    Лежаки в избе – прелесть, спать на них – одно удовольствие! Жаль, что я сплю сегодня на полу…

    Куплет 4. Поленья / Олень и Я.



    От усталости упал…

    Кызылтал…

    (базовая песня нашего похода)

    Саньки рубят колхозные поленья. Они такие сухие и соблазнительные…

    Лёха решил, что раз в избе есть зеркало (!), то должна быть и поварёга (!) И он прав. Больше не привязываем мою ложку к палочке! :)

    Я обнаружил в кармане размокшие карты из поезда, и хотел бросить их в костёр. Не тут то было! Саньки забрали у меня колоду, и принялись сушить её у огня: методично, по одной карточке… Резон: "Вот чем мы будем заниматься на днёвке!"

    Таня 50 раз (не меньше) фотографируется висящей на гигантском пне :) Автор и исполнитель фотосессии – Наташа.

    Один человек травит всех. Это СанСаныч со своими бесконечными цигарками. Бычки, по подписанной им женевской конвенции, СанСаныч кладёт в карман. Второй наркоман – Саня. Якобы курит только когда у него "форс-мажор" (в смысле, когда выпил :) Есстессно, что он ежедневно и методично себе этот форс-мажор формирует.

    И чтобы покарать брата за его наркоманское безрассудство, расскажу вам, читатели, эту поучительную историю. Она называется "Е<..>лан" (одна буква пропущена). Поведана самим Саней. Всем, а не только мне – так что все и будете свидетелями!

    Неведомо из каких соображений, мой брат Саня поспорил с сослуживцем на работе, что ни тот, ни другой, никогда не будут курить "всуе". А так как работа у них "нервная" (= общение с клиентами (…)), то, якобы, это очень тяжело. В договоре, скреплённой кровью агнца, они прописали для себя главное форс-мажорное обстоятельство, освобождающее от всякой ответственности по настоящему договору: а именно – состояние алкогольного опьянения любой степени тяжести. Т.е. выпиваешь глоток пива с утра – и хоть закурись потом до смерти.


    в поезде (Саня, проиграв кон в карты, СанСанычу):

    - Сейчас пойдём курить до смерти!

    - Не хочу до смерти, пойдём просто курить!
    Итак, ответственность, которую стороны несут друг перед другом по упомянутому договору, такова: кто закурит без форс-мажора – тот получает статус "Безвольный Е<..>лан".

    Я уже говорил, что форс-мажор легко и с радостью создаётся Саней в походе ежедневно. Поводом для злоупотреблений служат "старые дрожжи", "наличие алкоголя в крови" и другие отмазки в том же духе, придумываемые Саней от случая к случаю.

    Но наркоман есть наркоман: рано или поздно отмазки кончаются, а курево остаётся (благо, СанСаныч взял его целый блок!) И вот уже курит наш Санька просто потому, что… тянет (…)

    Призываю вас вынести приговор, ув. читатели: гражданин РФ Саня достоин гордо звучащего титула "Безвольный, Безбожный и Безумный Е<..>лан"!!! Прошу занести в протокол, в назидание всем потомкам.


    Характеристики дня: Саня. Нарк. Да ладно, шутка всё это. На самом деле, нормальный он мужчинка, хороший даже местами! :) Разговорчив только чересчур (иногда). Рюкзак тяжёлый несёт, хоть и гундит. Ноги натёр до раздражения, но терпит. Зачисляем его в туристы!
    Но продолжим поход. Мы в нём для того, чтобы глотать дым костра, а не сигареты (благо, и его в достатке!) А на самом деле – для того, чтобы любоваться ПРИРОДОЙ! Вокруг – настоящий дикий мир. Глушь и красота!
    Шедевры от СанСаныча (вот кто истинный нарк!): задыхаясь у костра от дыма, натягивает на лицо горловину водолазки – и продолжает курить! Но СанСаныч, хоть и смалит постоянно, – зато колет дрова с изрядной сноровкой: разбирает, понимаешь, заготовленную охотниками поленницу…

    Сегодня вынужденная днёвка (а я делаю вид, что делаю одолжение: мол, днёвка вам – с барского плеча! конечно, все понимают, что в такую погоду никто никуда не пойдёт. ошибаются… :)

    День проходит на ура: пляжники фотографятся в Кызылтале и вокруг него, грибники идут в разведку. Т.е. в разведку вверх по Енгожку идём мы с Лёхой. Главная цель – проверить, есть ли вообще тропа за Аккемом, и куда она ведёт. Второстепенная цель – найти и опознать Великий Шёлковый Путь Виктора Малевинского.

    Пересекаем светлые струи Аккема, обходим сопку – и вот она, "танковая" тропа по правому берегу Енгожка!


    *Полезное примечание: на интернетовской "километровке" она есть, но брод на неё нарисован, почему-то, после впадения Кызылтала в Енгожок. А охотничий домик, блллин, обозначен до него! В реальности левобережная енгожковская тропа кончается бродом за полкилометра перед Кызылталом, а изба стоит в центре угла Кызылтал-Аккем, т.е. между Кызылталом и Аккемом, в том живописном месте, где мы проводим свою днёвку. Слава картографам, без них жизнь неинтересна и слишком предсказуема!
    Мы двое прогулочным шагом двигаемся по-над Енгожком наверх, к его истокам. Здесь много жимолости, а на стоянке под сосной кто-то оставил убитые белые кеды… Погода хорошеет, травы и цветы благоухают.. Чудесные сглаженные ветрами косогоры перемежаются с непроходимыми завалами над петляющей рекой.

    И ТУТ!!!..

    Это был олень.

    Он порхнул из-за кустов в нескольких метрах перед нами на уровне моего лица.

    Я правда не испугался…

    Короче, мы с Лёхой чуть в штаны не наложили. Оказывается, эта зверюга может прыгать выше кустов! Хорошо – не медведь. Если б медведь так порхнул… Не читать бы вам этих строк.


    диалог вечером у костра:

    - Говорят, вы на оленя посмотрели?

    - Нет, он сразу убежал.

    - А я думал, он тоже на вас хотел посмотреть.

    - Тогда бы МЫ убежали!

    Начали мы с Лёхой "зашивать" Енгожок туда-сюда вверх по течению. Сначала едва угаданный по карте безымянный левый приток (впадающий невидимо и неслышимо где), потом Мойноскон (аналогично). В чём, спрашивается, смысл разведки?

    А смысл разведки в том, что я утратил маниакальную фобию Енгожка. И с чего я взял, что броды в его верховьях страшнее, чем нижние? Ответ: Интернета начитался. Отчётов туристов разных лет. Запуган тамошними страшилками до трясучки. Цитата: "Как люди поднимаются вверх по Енгожку? Ведь это же полная жопа!"

    Наберите эти слова в Яндексе, и вы прочтёте ту статью.


    Лёха, как всегда, даёт направления в разные стороны, но кроме Енгожка мы не видим ровным счётом ничего.

    Поворачиваем обратно: время – к вечеру. Где же, всё-таки, Мойноскон?


    история с "Мойносконом":

    С утра Лёха не досчитался одной пары своих носков. Поиски результатов не дали. Недоумевания, мольбы и вопли "где мой носкон?" наталкивались на тупое молчание окружающей нас со всех сторон энтропии.

    Я думаю, это был медведь: ему без носков в мокрой тайге совсем приходится туго!
    Итак, путь вверх по Енгожку – это увлекательно, но это не путь Малевинского, и, соответственно, не мой путь 11-летней свежести. Подъём по Енгожку, спуск по Сайгоношу, подъём по Южеме – всё это из другой оперы, и занимает 2 доп.дня. Тропы по Мойноскону (как и самого Мойноскона – см. выше) нет.

    Значит, всё-таки Кызылтал!!!

    Вот куда нам было нужно! Мать-перемать!

    Но он был совершенно неузнаваем. Вот оно, одно из слагаемых нашего неуспеха. А ещё дождь. А ещё (теперь) – нехватка времени. И Ложинские нам теперь не светят, и Альбаган не улыбается. Но, как ни странно, никто из нас не огорчается. Ну, новички-то, понятно, почему :) А я?

    А мне достаточно того, что мы здесь: в этих красивых безлюдных (и потому по-настоящему ЖИВЫХ) местах! Я рад уже тем, что хотя бы неделю, но действительно ЖИВУ здесь! И это правда.
    Мы вернулись.

    Саньки-картёжники, как договаривались, загодя развели костёр. Но кушать – ещё не готовили.

    Мокро. Деревья и горы окутаны моросью. Вы когда-нибудь видели и дождь, и туман ОДНОВРЕМЕННО?

    Со всех стволов свисают бородатые лишайники. Здесь, наверное, никогда не бывает сухо. Вот уж точно, места эти пришли к нам из сказок про Бабу Ягу (цитата из Инета).

    Дождь был, есть и будет. Опять тучи без просвета, лес сочится водой. Мы попали в "уголок дождя". Мокрая зона.

    Форчми, костровой! Качай ручки! Вечером мы пьём густой чёрный бадановый чай со смородиновыми листьями.


    Базовый походный анекдот в одно слово: "АНТИЗАГАР!"

    Куплет 5. Гол Престижа (или Рубцовской Тропой по Хребту).



    Мой носкон – твой носкон!

    (железное правило туристов)
    Не-е, мюсли больше не берём! ТАКАЯ ГАДОСТЬ! Да, илюхин "поваренный список" явно подлежит коррекции…

    Сахара надо БОЛЬШЕ! Хоть СанСаныч и пьёт пока чай без сахара (не ясно, почему), но вдруг он решит потом всё разом наверстать?!..


    Ну что, друзья!

    Факт: за 11 лет малая поросль превращается в большие деревья. Большие деревья, в свою очередь, падают и сгнивают. Травы встают стеной, и тропы зарастают… Места меняются ДО НЕУЗНАВАЕМОСТИ. Прошу меня простить: не виноватый я. А я вам, в свою очередь, прощу ваше нытьё: вы первый раз в походе, и, ясное дело, имеете право на отдых.

    И отдых был вчера. А сегодня мы пойдём. Далеко пойдём. Мы должны увидеть ГОРЫ.
    Если Кызылтал – это верный вариант, то и он уже не наш. Скакать по морене в дождь было бы безумием, а сегодня это делать слишком поздно. День на жёсткий перевал, при удаче к ночи мы – на озёрах. На Альбаган времени нет: назавтра обратный ход, и опять морена…

    А раз так, сегодня мы забьём "гол престижа": посмотрим, где начинается пресловутый Ен-го-жок!


    Выход из "Мокрой Зоны" состоялся в прелестное ясное утро (наконец-то!) Дальше – солнышко и ясное голубое небо. Дальше – тропа вверх по мелеющему/сужающемуся Енгожку.
    Енгожок…

    Кызылтал…

    По камням весь день скакал –

    Кызылтал…
    Казалось бы, все условия созданы. Погода шепчет. А людям идти всё равно не охота! Волшебная сила охотничьего домика делает своё дело: все мысли наших походников неизменно возвращаются к нему: "а мы здесь же обратно пойдём?.. а мы вернёмся туда?.." и т.п.

    Но капитан упорно прёт вперёд, останавливаясь только на "поесть жимолости".



    Енгожок…


    Кызылтал…

    Я тушёнку открывал –

    Кызылтал…
    Долог путь к истокам! Вот уже и Таня скрипит зубами, и Наташа смотрит исподлобья… Но, невзирая на упаднические настроения, отряд добирается до знакового места – большой расселины между горами, где ИСЧЕЗАЕТ славная река Енгожок! И вот мы снова – у Начала Начал! Считайте:

    Мы – у истока Енгожка. Енгожок впадает в Чемал. Чемал впадает в Катунь. Катунь – в Бию, и получилась матушка-Обь, на которую я могу ежедневно любоваться в Столице Зимы (Новосибирске).


    Здесь офигенное ЭХО.

    Покричав во все стороны, я иду посмотреть на долину Сайгоноша. Речка вытекает из ущелья слева и уходит лентой на юг. Фотографирую.

    Ещё рано, усталость как будто бы прошла – и СанСаныч делает предложение, от которого мы не можем отказаться: а давайте взберёмся вот на эту гору? НУ КОНЕЧНО МЫ ВЗБЕРЁМСЯ!!! Это же Гол Престижа!

    Мы с Лёхой тут же зарываемся носами в карту, и совершаем "открытие века": очень вероятно, что к Альбаганскому перевалу отсюда можно пройти по верху хребта: с минимальными потерями сил и времени. А что, если?…


    Все лезут наверх. В лоб. Через бурьян и монтану. По камням ручьёв и рытвинам эрозии. Без всякой дороги и надежды на дорогу. Вот она, настоящая Рубцовская Тропа!!! (это когда прёшь напропалую сквозь травы и туманы, а потом непременно оказываешься там, где нужно!)

    Мы взбираемся на кручу. И с каждым шагом нам открывается неведомое… Вершины и Снежники! Скалы и облака! Мир Горного Алтая вокруг нас!

    Конечно, лезть тяжело. "Второй Абаш!" – кричит СанСаныч. "Или первый!" – отзываюсь я.

    Сердце колотится, как угорелое. Из-под ног взлетают какие-то упитанные птицы. "Вот бы нам одну на суп…", - мечтает мужская половина отряда.

    Наконец, косогор сглаживается: мы наверху. Ветер здесь настолько свежий и сильный, что надо натягивать куртки. ВИД – НЕПЕРЕДАВАЕМЫЙ! Необъятная горная страна раскинулась во все стороны до самого горизонта. Вершины и скалы всех расцветок и мастей… Распадки, ущелья и долины… Реки и озёра… Полная палитра красок и ощущений! Все настолько ошеломлены, что начинают хохотать и безумствовать: бегают туда сюда, прыгают и кувыркаются.

    А дальше за откосом…


    ..Снег!

    Мороженое!!!

    Прелестное крем-брюле со снежной крупой! Вкуснее этого ничего не может быть!

    Все бросают рюкзаки и резвятся кто как может на снежнике; я заделываю банку сгухи по самому высшему сорту.

    О-Б-Ъ-Е-Д-Е-Н-Ь-Е
    Впереди отрог хребта вздымается ещё выше, там высятся своеобразные "замки", почти как перед Караколами. Мы двигаем туда. С каменных останцев вид впечатляет: слева под нами пропасть с Мойносконскими озёрами, справа – вершины хребта Иолго. А впереди, как грозный страж всей этой земли – такой близкий и такой недоступный – Альбаган!

    Если же обернуться назад, отсюда видно два снежника: наш, и почти симметричный ему другой: две дугообразных белых полоски на боках горы, словно седые брови зеленовласого великана…

    Мы гоняем по хребту во все стороны в поисках лучших обзорных площадок. Виды – один волшебнее другого. Верховья Мойноскона (который вчера прятался от нас) – как на ладони. И, конечно, Альбаган, пуп земли…

    Мы строим тур в честь него – и как венец нашего путешествия. Прощальный взгляд издали: наш каменный столбик торчит над хребтом, как указательный перст на так и не покорённую нами вершину…

    Может быть когда-нибудь… По крайней мере, Лёха поклялся: а) "прогуглить" как следует эту местность; б) найти тургруппу, целенаправленно идущую на Альбаган, и с нею исправить все недоделки.
    Характеристики дня: Лёха. Парень стоящий, рвущийся на Альбаган :) Любит горы, трудностей не боится. Немного себе на уме, и не терпит разговоров про национальности. Зато в картах (ге-о-гра-фи-чес-ких!) шарит… Зачислен в туристы ещё в прошлом году!
    Спрашивается: в чём идея тратить дни и килокалории, спускаясь по Сайгоношу, и поднимаясь по Ижиме, если можно за час залезть на хребет, и еще за несколько часов добежать по нему до Альбагана? И тогда официальный круговой маршрут – не более чем качалка мышц!
    *Полезное примечание: друзья, я не уверен на сто процентов, что этот план безупречен. Карта есть карта, это мы уже знаем, - реальность всегда оказывается хитрее. Но КАРТУ ЖЕ ВАМ В РУКИ – дерзайте проверить нашу догадку!
    А мы – возвращаемся. Сегодня мы потратим ещё много сил, а вечером нас снова ждёт гостеприимный таёжный домик, по которому так скучает вся группа (особенно, думаю, её женская половина :)

    Путь обратно не показался нам короче, но я его всё равно опускаю. Скажу одно: сердца наши до краёв наполнились красотой! А ноги… - что ноги!… Вверх надо смотреть! (хе-хе, правильно, под ногами – камень-аминь!)

    Солнце позолотило верхушки деревьев, когда мы вышли к Аккему. Хорошая, добрая река.

    Не правда ли, Други, сегодня мы СДЕЛАЛИ ДЬЮ?!!!!!


    "Как люди поднимаются вверх по Енгожку? Ведь это же полная жопа!"

    Смешно слушать! Наши люди не только поднимаются по нему, но и там же спускаются в тот же день! Братья, нам есть, чем гордиться!




    Куплет 6. Полный Абаш.



    Отдыхаю хорошо.

    Только устаю очень…

    (СанСаныч)
    Спасибо славной избушке и её заботливым хозяевам! Мы "покидаем Ред Рок Вест": Кызылтал и Аккем с заветным охотничьим пристанищем остаются позади. Впереди – хоженая дорога на север. Конечно, ни лески, ни верёвки Саня на обратном пути не нашёл. Зато…

    Зато у него началась старая добрая туристическая ГРИБНАЯ ЛИХОРАДКА. Это закономерность.

    Грибочки, грибочки…

    Есть чем развлечься на ходу и на привалах. Но – времени не хватает, и никто Саньку не помогает. А зря, товарищи, вы же потом жареных маслят захотите, а их будет на один жевок!


    Тропа вывела к броду. Тот или не тот?

    Оказался не тот. После того, как мы его перешли. Соболезнования высылайте по адресу: Республика Алтай, Чемальский район, безымянный изгиб Енгожка…

    Ну, что. Вернулись и пошли дальше. Хорошо хоть привал перед бродом сделали, орехи догрызли… А ещё мне на нос села бабочка!

    Дальше пилили без устали до самого Кужума. До избушки-вонючки и нашей консервной заначки. Заодно забрали и жжёные банки.


    *Полезное примечание: Соратники-туристы! Давайте не гробить природу, успокаивая себя (и её) тем, что, мол, "за два года жесть в земле разлагается". Зачем Алтайской земле столько жести? – вот о чём себя спросите. А вы – матёрые, просоленные дождями и ветрами, горные волки, вам не трудно забрать с собою жестебанку, и доставить её до первого городского мусорного контейнера! Успехов!
    Теперь – наш любимчик, слово на "А" из четырёх букв. Смекаете? – Абаш!

    Вот здесь-то мы и полегли. Видно, сил осталось маловато. Или солнце сильно пригревало. Или трава была слишком высокой, а клещи – надоедучими. Короче, тяжко дался нам обратный переход незабываемой горы. Диск "Мары", толстый ежедневник и <что там ещё было у Наташи в рюкзаке> явно ей не помогли на этом поприще…

    Ну да ладно, всем хорошо, кто хорошо кончает – вот и мы одолели Последний Подъём своего похода (Саня говорит, что от этого моего объявления чуть не прослезился!)

    Солнце золотит верхушки гор (все без ума от этой фразы). Вставайте, кто не мёртвый, фотографироваться будем! Такая маза в жизни бывает только раз! Мы и Горы. Я и Горы. Вы и Горы. Снято! За спинами – вся пройденная нами волшебная долина Енгожка…

    А приключения дня ещё не закончились: вниз ведут две (!) тропы, и нам предстоит решить, какая из них верная. Разведка боем опять дала с гулькин нос. Всё-таки беспомощное существо человек! Любая зверюга по запаху бы определила, где она шла четыре дня назад. А люди – только разверни им картинку наоборот – и уже ничего не узнают!

    Слава Одину: он показал мне, какой из путей неверный (мне бы ещё чуть-чуть мудрости, чтобы понять очевидное)! И Лёха оказался прав: идти надо было налево. Всё-таки спускались с большой опаской. Я тщился угадать на тропе следы наших протекторов, и даже пробовал предъявить СанСанычу найденный бычок: не его ли?! Но СанСаныч был в глухом отказняке: он, по закону, исправно клал все бычки в карман…

    И вдруг я наткнулся на фантик сосательной конфетки "Фрукко"! Вот тебе и номер! Тут бы в лоб дать тому, кто его выронил (кто сознается?) – а я, наоборот, радуюсь, и все радуются вместе со мной: наша это работа! Наша тропа!
    *Полезное примечание: При подъёме с Кужума тропа на Абаше, идущая прямо и направо, огибая гору, - это тропа "левая", вероятно, дарящая вам прогулку по Чемало-Кубинскому Водоразделу. Ваша (и наша) тропа – налево, с резкой потерей высоты с первых же метров пути.
    После спуска других идей, кроме как встать на ночёвку, - нет! Располагаемся прямо на горелом остове избушки (ну, не можем мы без домашнего очага!!!) Мысли: есть, спать. Впрочем, не оригинально :)

    Тент сдувает ветром. Подпёрли его сломанной берёзой: воткнули её прямо в трубу ржавой печки, брошенной лесовозниками (?) Получилось экстравагантно. А теперь, пока отдыхаете: ФОРЧМИТЕ, господа!


    Пока отдыхаешь, разведи костёр…

    Пока отдыхаешь, сходи за дровами…

    Пока отдыхаешь, поставь палатку…
    Когда всем грустно, и настроение на нуле, Наташа достаёт… циновку! Ну, это вряд ли кто оспорит: вещь архиполезная! Практически, все попы мостятся у костра на ней. Всё-таки интересно, какие ещё сюрпризы таит в себе бездонный наташин рюкзачище!
    Характеристики дня: Наташа. Характер нордический, стойкий. Настырный. Падает, но рюкзак не отдаёт. Зачислена в туристы!
    Внимание, вопрос: какое слово из четырёх букв вы твёрдо запомните на ближайшие 10 лет?

    Ответ: "Абаш".




    Куплет 7. Король Орёл. "Ни О Чём" с пшеничной крупой.



    Суп из семи <…>

    Шесть покрошено, одна так брошена…

    (рецепты от СанСаныча)
    С утра погода прекрасна. На ярко-синем небе – белые пушистые облачка, бабочки садятся прямо на руки…

    Голова чиста от мыслей, а ноги не чувствуют земли. Практически бежим вниз по Кубе, поедая на мостах шоколадки (ну ладно, на ОДНОМ мосту мы съели ОДНУ шоколадку :)

    Я обещал людям привал на Имурте, но по ходу пьесы решил слукавить и проскочить мимо: пусть бегут неуклюже до кордона по лужам, сами же потом и рады будут, что УЖЕ КОНЕЦ!

    Руки в ноги: все хотят ещё одну днёвку с полным расслабоном. С полным пансионом.

    А вот это вряд ли. Припасы тают. И мы берём на вооружение старый турпоходный принцип "хоть по сколько, хоть по две". При такой раздаче СанСанычу не только сахара – заварки скоро не достанется! Не говоря уж про печенюшки: поскребли по сусекам, и нашли только крошки от сухарей…

    Да что вы всё о еде, в самом деле! Вам что, земляники у Абаша не хватило? Жимолости с куста?

    Поход-то кончился! Всё, братцы, - кордон! Абзац. Радуйтесь, отдыхайте.

    А пока отдыхаете – поставьте палатки и наберите котлы…


    Когда всем грустно, и настроение на нуле, Наташа достаёт… стакан со свечкой, в полкилограмма весом! Очередной экспромт! Но (зато) – пахнет корицей!

    Наташа достаёт кокосовую стружку, итальянские приправы, чаи из гладиолусов и прочие диковинные штуки. А мы и рады стараться – употреблять и пытаться употреблять всё это в пищу.

    И всё же на обед у нас – китайская лапша, а на ужин – пшеничная крупа. Сублимуть, одним словом.

    СанСаныч тут как тут со своими армейскими прибаутками (см. эпиграф).


    Характеристики дня: СанСаныч. Кто ещё наколет дров, как не он? Кто ещё будет сахар экономить? И кто в карты будет дуться до потери сознания?! Наш самый весёлый персонаж – СанСаныч! Зачислен в туристы!
    Сегодня опять все талдычат скороговорки. На этот раз задача – вспомнить их как можно больше:
    Шла Саша по шоссе…

    Карл у Клары…


    Еду я по выбоинам… - естественно, вариант от СанСаныча.

    И т.д. и т.п.


    Но костёр никто не отменял. Пока отдыхаете – хобьте. Форчмите. Махайте.

    Саня жарит в банке из-под тушёнки грибы на ещё не до конца прокисшем сливочном масле. Жаль, что их так мало, они великолепны!


    у костра:

    - Смотрите, какой красивый закат!

    - Какой закат, у меня все глаза выело!
    За дровами тоже надо идти. Надо ли говорить, что в процессе добычи дров на обоих Саньков напали жуткие лесные муравьи, которые в них "впрыснули токсичный яд, которым они парализуют своих жертв…" – короче, полностью наших мужиков искалечили. Видимо, поэтому СанСаныч ушёл сегодня от нас в двухместную палатку. Третьим. Полночи оттуда несутся отчаянные вопли: "Черви или буби?!!"

    Куплет 8. Бегущий по Кубе.



    Я штаны в Кубе стирал…

    Кызылтал…

    (Наташина версия)
    А штаны мои уплыли: по Кубе, по Кубе…

    Было так. Штаны убились и подлежали стирке (ох, знакома мне эта история…) Последний же день, верно? Надо стираться.

    Я взял, как полагается, верёвку, обвязал какой-то фаллообразный камень – и пустил джинсики полоскаться да пениться в бурных кубинских водах. Всё шло хорошо, штаны полоскались себе, проверка показала высокую степень отстирываемости. Но тут старик захотел ещё раз забросить невод. Фаллический камень нырнул в Кубу, перекувырнулся, верёвка с него соскочила, и штанишки поплыли по направлению к Чемалу! Я успел сбросить кеды и один носок – а во втором уже нёсся вниз по воде. На дне Кубы, оказывается, тоже нет асфальта, и мне пришлось частично бежать берегом. Сплавные штаны за это время скрылись из виду.

    Отчаявшись встретиться с ними вновь, я побрёл вверх по течению, и тёплые струи нежно омывали меня до колен… как вдруг я заметил тёмное пятно под корягой, которое (хвала Кубе!) оказалось моими прекрасными "королевскими джинсами"! Вот такая развлекуха, для тех, кто в лодке!


    Характеристики дня: Снорри. Находит себе приключения везде. Характер занудливый, достающий своими бесконечными нравоучениями. В туристы нахально записал сам себя. В силу этих причин явно не даст вам заскучать!
    Моих переживаний никто не видел: отдыхающие в поте лица рубились в сушёные карты. Хорошо хоть есть пока не просят! С утра я набрал миску красной смородины. Два куста были просто усыпаны ягодой. Последние дары Алтая для нас в этом году.

    Походники тем временем превратились в матрасников, и занимаются всякой фигнёй. Разгадывают кроссворды, режутся в покер на ломаные спички… Таня настолько осмелела, что моет голову в Кубе!.. А Саня опять закинул удочку… По-прежнему, безрезультатно. Завтра он выпустит последних канадских червей на волю: они будут пионерами Алтая, и зародят здесь великую популяцию "неубиваемых" червяков.


    диалог:

    - А где грибник?

    - Рыбачит.
    Но что же у нас на ужин: неужели КИТАЙСКАЯ ЛАПША?!! О нет, и нет, и нет, разрази её гром!!!
    у костра:

    - Как чай?

    - Он выкипает! …но не закипает!
    За весь поход мы не встретили ни одного человека.
    реплика из двухместной палатки для троих:

    - Саня, я руки хочу раскинуть!


    Завтра – в город, к загазованной и набитой фальшивыми ценностями цивилизации. А сегодня – мы ещё можем вдохнуть полной грудью чистый воздух свободы. Славься, Алтай! Не сдавайся! И мы не сдадимся!

    Спасибо, друзья, за терпение, волю к победе и хорошую компанию!!!




    ПРИПЕВ.



    Все звёзды падают в стакан

    Лежат на дне слезой дрожащей

    Как завывающий шаман –

    В таёжном хвойнике горящий

    Костёр… В объятьях дикой чащи

    Кипит в котле густой бадан…

    Шумя и дуя во всю мочь

    Над лесом вольный ветер ходит:

    Шепнув заклятье, мчится прочь;

    В ветвях волненье происходит

    И языки огня заводят

    С дождём беседы на всю ночь

    К рассвету долгий разговор

    Обязан, наконец, прерваться –

    Чтоб солнца ощутить задор

    Чтоб неба ясного дождаться –

    И тихим утром наслаждаться

    Поэзией туманных гор…



    Snorry Snorg

    июль 2008г