• «Но всё мне памятна до боли Тверская скудная земля»
  • Бежецк
  • Оборудование
  • Ход мероприятия
  • (Звучит романс «Приходи на меня посмотреть) Ведущий 1
  • Ведущий 1
  • ( Звучит романс «О жизнь без завтрашнего дня» в исполнении учителя) Ведущий 1
  • Список литературы

  • Скачать 210.58 Kb.


    Дата06.10.2017
    Размер210.58 Kb.
    ТипМетодическая разработка

    Скачать 210.58 Kb.

    Методическая разработка сценария литературной гостиной «Но всё мне памятна до боли Тверская скудная земля»



    Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение

    «Средняя общеобразовательная школа № 5 имени Л.Н.Гумилёва»

    Методическая разработка

    сценария литературной гостиной



    «Но всё мне памятна до боли

    Тверская скудная земля»

    (Слепнёвский период в жизни и творчестве А.А.Ахматовой)

    Составитель: Биткова Галина Владимировна,

    учитель русского языка и литературы


    Бежецк

    2015 год


    Цели мероприятия:

    - познакомить обучающихся с жизнью и творчеством поэта, слепневского периода; с историей дома-музея поэтов; с его экспонатами;

    - развивать интерес к поэтическому творчеству; к известным людям, жившим на нашей земле; формировать эстетический вкус;

    - воспитывать любовь к родному краю; Бережное отношение к своему историческому прошлому.



    Оборудование: мультимедийная установка, презентация, музыкальное сопровождение (музыка Рахманинова, романс «Приходи на меня посмотреть в исполнении Камбуровой, фонограмма романса «О жизнь без завтрашнего дня»).

    Ход мероприятия

    1. Вступительное слово директора музея Поливановой Елены Ивановны

    Рассказ об истории дома-музея.

    1. Литературно-музыкальная композиция в зале музея.

    Действующие лица: Ахматова А.А.

    Гумилёв Н.С.

    Ведущие 1,2

    Чтецы


    Ахматова: Я родилась 11 июня 1885 года, в один год с Чаплиным, «Крейцеровой сонатой» Л.Толстого, Эйфелевой башней, и, кажется, Элиотом. Мой отец был в то время отставной инженер-механик флота. Годовалым ребёнком я была перевезена на север - в Царское Село. Мои первые впечатления царскосельские: зелёное великолепие парков, выгон, куда меня водила няня, ипподром, где скакали меленькие пёстрые лошадки, старый вокзал и нечто другое...

    В то время я гостила на земле.

    Мне дали имя при крещенье — Анна,

    Сладчайшее для губ людских и слуха.

    Так дивно знала я земную радость

    И праздников считала не двенадцать,

    А столько, сколько было дней в году.

    Ведущий 1: В 1903 году в Рождественский сочельник состоялось знакомство Николая Гумилева с гимназисткой Анной Горенко, будущей женой, поэтом Анной Ахматовой. В 1907 году перед отъездом в Африку, Гумилев сделал ей предложение стать его женой и получил согласие. 25 апреля 1910 года они обвенчались, а 15 июня 1911 года в день именин соседа по Слепневу Владимира Дмитриевича Кузьмина-Караваева в его усадьбе Борисково Николай Степанович представил свою жену родным и друзьям.

    Гумилёв:

    Из логова змиева,

    Из города Киева,

    Я взял не жену, а колдунью.

    А думал забавницу,

    Гадал — своенравницу,

    Весёлую птицу-певунью.

     

    Покликаешь — морщится,



    Обнимешь — топорщится,

    А выйдет луна — затомится.

    И смотрит, и стонет,

    Как будто хоронит

    Кого-то,— и хочет топиться.

     

    Твержу ей: крещёному



    С тобой по-мудрёному

    Возиться теперь мне не в пору.

    Снеси-ка истому ты

    В днепровские омуты,

    На грешную Лысую Гору.

    Ахматова: «Я выхожу замуж за друга юности,- писала Ахматова своему родственнику С.В.Штейну,- он любит меня уже три года, и я верю, что моя судьба быть его женой...

    Он так любит меня, что даже страшно. Как вы думаете, что скажет папа, когда узнает о моем решении? Если он будет против, я убегу, тайно обвенчаюсь с Николя».



    Ведущий 2: С той поры до 1917 года приезды его в Слепнево были достаточно регулярны. Здесь у него, действительно, было много друзей. Так неподалеку от деревни Слепнево находилось имение Неведомских, с которыми Гумилев и Ахматова очень подружились. Они встречались   почти    ежедневно. В своих воспоминаниях, написанных в более поздние годы, Неведомская рассказала, как они весело проводили вместе время, и о том, каким большим выдумщиком на всякие развлечения был Гумилев. Часто шумной компанией они отправлялись на конные прогулки.

    Вот как об этом пишет Неведомская: "Николай Степанович ездить верхом, собственно говоря, не умел, но у него было полное отсутствие страха. Он садился на любую лошадь, становился на седло и проделывал самые головоломные упражнения. Высота барьера его никогда не останавливала, и он не раз падал вместе с лошадью".



    Ведущий 1: Во время конных прогулок Гумилев затевал игру в цирк, проделывал разные фортели на коне, да и других заставлял становиться циркачами. Устраивались даже танцы на канате, хождение колесом и многое другое. Неведомская вспоминает: "Ахматова выступала как "женщина- змея": гибкость у неё была удивительная - она легко закидывала ногу за шею, касалась затылком пяток, сохраняя при этом строгое лицо послушницы".

    Гумилев был душой общества, собиравшегося под Бежецком на летние вакации, человеком, склонным к затеям, к импровизации. Домашние спектакли, вечера со стихами и даже "бродячий цирк", с которым компания дачников отправилась по окрестностям, забавляя местных крестьян,- все это привносило разнообразие и интерес в будни. И, конечно, работа, работа, работа. О ней можно судить по письмам из Слепнева, посвящениям, записям в девичьих альбомах. В 1914 году в Слепневе было написано около сорока стихотворений и несколько статей. В стихах, экспромтах находят отражение и слепневские мотивы:



    Чтец: Грустно мне, что август мокрый

    Наших коней расседлал,

    Занавешивает окна,

    Запирает сеновал.

    И садятся в поезд сонный,

    Смутно чувствуя покой,

    Кто мечтательно влюбленный,

    Кто с разбитой головой.

    И к Тебе, великий Боже,

    Я с одной мольбой приду:

    Сделай так, чтоб было то же

    Здесь и в будущем году.



    Ведущий 2: Так волею судеб, в жизнь семьи Гумилевых - Ахматовой вошел Бежецкий край, пусть небольшим, но памятным для каждого отрезком времени. Именно здесь, на бежецкой земле, они были Семьей. Отцом. Матерью. Сыном. Каждый из них оставил глубокий след в русской культуре и науке. Каждый прошел свой только ему предназначенный путь. Трагическая судьба сопутствовала каждому из них. Но были в их жизни и солнечные дни, в том числе и на бежецкой - слепнёвской земле. Здесь был у них Дом.

    Чтец:

    В ремешках пенал и книги были,


    Возвращалась я домой из школы.
    Эти липы, верно, не забыли
    Нашей встречи, мальчик мой веселый.
    Только, ставши лебедем надменным,
    Изменился серый лебеденок.
    А на жизнь мою лучом нетленным
    Грусть легла, и голос мой незвонок. (1912. Царское Село)

    Ведущий 1:"Не живописное место в 15-ти верстах от Бежецка" — это деревня Слепнево, куда Ахматова начала приезжать, став женой Николая Степановича Гумилева.

    У матери Гумилева Анны Ивановны и двух её сестёр в сельце Слепнёво Бежецкого уезда был небольшой дом, который они получили в наследство от старшего брата. Дом был деревянный, одноэтажный с мезонином. Он стоял на пригорке, окруженный старинным тенистым парком с прудами и фруктовыми посадками. Внизу протекала речка Каменка.



    Чтец:

    Течет река неспешно по долине,


    Многооконный на пригорке дом.
    А мы живем как при Екатерине:
    Молебны служим, урожая ждем.
    Перенеся двухдневную разлуку,
    К нам едет гость вдоль нивы золотой,
    Целует бабушке в гостиной руку
    И губы мне на лестнице крутой. ( Лето 1917 )

    Ахматова: Каждое лето я проводила в бывшей Тверской губернии, в 15-ти верстах от Бежецка. Это не живописное место: распаханные ровными квадратами на холмистой местности поля, мельницы, трясины, осушенные болота, хлеба, хлеба... Там я написала многие стихи "Четок" и "Белой стаи.

    Я носила тогда зеленое малахитовое ожерелье и чепчик из тонких кружев. В моей комнате (на север) висела большая икона- Христос в темнице. Узкий диван был таким твёрдым, что я просыпалась ночью и долго сидела , чтобы отдохнуть. .. Над диваном висел небольшой портрет Николая I… Было ли в комнате зеркало – не знаю, забыла. В шкафу – остатки старой библиотеки, даже «Северные цветы», и барон Брамбеус, и Руссо.

    Ведущий 2: Сельская жизнь не отличалась большим разнообразием. И поначалу попав сюда, Ахматова мучительно привыкала к патриархальному быту деревни, жизнь здесь виделась ей "томленьем в неволе". Однако со временем "так случилось: заточенье стало родиной второю".

     Чтец:

    Ты знаешь, я томлюсь в неволе,

    О смерти господа моля.

    Но все мне памятна до боли

    Тверская скудная земля.

    Журавль у ветхого колодца,

    Над ним, как кипень, облака,

    В полях скрипучие воротца,

    И запах хлеба, и тоска.

    И те неяркие просторы,

    Где даже голос ветра слаб,

    И осуждающие взоры

    Спокойных загорелых баб. (Осень 1913)



    Ведущий 1: Первое время пребывания Ахматовой в Слепнёве отмечено творческой паузой: подпись "Слепнево" стоит всего под одним стихотворением 1911 года ("Целый день провела у окошка..."), в 1912 году её нет совсем. Но постепенно Ахматова привыкла к Слепнёву, сроднилась с ним, и стихи пошли, легкой свободной поступью. Сельская жизнь уже становится для неё необходимостью. Анна Андреевна полюбила Слепнево и стала называть тверскую землю своей второй родиной, любимой стороной... Ахматовой было, за что любить этот край. Здесь оттачивался её талант, укреплялась кровная связь с родной землей. Отзвук этого единения идет через всё творчество Анны Андреевны.

    Чтец:

    Целый день провела у окошка


    И томилась: "Скорей бы гроза".
    Раз у дикой затравленной кошки
    Я заметил такие глаза.

    Верно, тот, кого ждешь, не вернется,


    И последние сроки прошли.
    Душный зной, словно олово, льется
    От небес до иссохшей земли.

    Ты тоской только сердце измучишь,


    Глядя в серую тусклую мглу.
    И мне кажется - вдруг замяучишь,
    Изгибаясь на грязном полу. (Лето 1911. Слепнево)

    Ведущий 2: Ахматову в Слепнёве привлекло устное народное творчество. Она едва ли не первой ввела элементы просторечия, частушки, плачи, заклинания, причитания в обиход высокой поэзии. Эти элементы у неё органичны и естественны, они восприняты поэтом как единое целое со всей жизнью и образом мыслей трудового народа. Этим слепнёвским местам поэт признается в любви:

    Чтец:

     Приду туда, и отлетит томленье.


    Мне ранние приятны холода.
    Таинственные, темные селенья -
    Хранилища молитвы и труда.

    Спокойной и уверенной любови


    Не превозмочь мне к этой стороне:
    Ведь капелька новогородской крови
    Во мне - как льдинка в пенистом вине.

    И этого никак нельзя поправить,


    Не растопил ее великий зной,
    И что бы я ни начинала славить -
    Ты, тихая, сияешь предо мной. (1916)

    Ведущий 1: "Капелька новгородской крови" - намек на былую принадлежность Бежецкого Верха к древнему Новгороду и на происхождение своих предков из Новгорода (мать Ахматовой, Инна Эразмовна Горенко - урожденная Стогова, её отец возводил свою родословную от новгородских бояр Стоговых).

    Ахматова: В 1911 году я приехала в Слепнево прямо из Парижа, и горбатая прислужница в дамской комнате на вокзале в Бежецке, которая веками знала всех в Слепневе, отказалась признать меня барыней и сказала кому-то : «К слепневским господам хранцуженка приехала», а земский начальник Иван Яковлевич Дерин – очкастый и бородастый увалень, - когда оказался моим соседом за столом и умирал от смущенья, не нашел ничего лучшего, чем спросить: «Вам, наверное, здесь очень холодно после Египта?» Дело в том, что он слышал, что тамошняя молодежь за сказочную мою худобу и ( как им тогда казалось) таинственность называли меня знаменитой лондонской мумией, которая всем приносит несчастье.

    (Звучит романс «Приходи на меня посмотреть)

     Ведущий 1: Со временем Ахматова оценила своеобразие слепневской природы, начала понимать жизнь народа, его страдания, чаяния и духовную силу.



    Чтец: 

    Я научилась просто, мудро жить,

    Смотреть на небо и молиться богу,

    И долго перед вечером бродить,

    Чтоб утомить ненужную тревогу.

     

    Когда шуршат в овраге лопухи



    И никнет гроздь рябины желто-красной,

    Слагаю я веселые стихи

    О жизни тленной, тленной и прекрасной.

     

    Я возвращаюсь. Лижет мне ладонь



    Пушистый кот, мурлыкает умильней,

    И яркий загорается огонь

    На башенке озерной лесопильни.

     

    Лишь изредка прорезывает тишь



    Крик аиста, слетевшего на крышу.

    И если в дверь мою ты постучишь,

    Мне кажется, я даже не услышу. (1912 )

    Ахматова: Один раз я была в Слепнёве зимой. Это было великолепно. Всё как-то сдвинулось в XIX век, чуть ли не в Пушкинское время. Сани, валенки, медвежьи полости, огромные полушубки, звенящая тишина, сугробы, алмазные снега. Там я встретила 1917 год. После угрюмого Севастополя, где я задыхалась от астмы и мерзла в холодной наемной комнате, мне казалось, что я попала в какую – то обетованную страну

    Слепнево для меня как арка в архитектуре... Сначала маленькая, потом всё больше и больше и наконец - полная свобода.



    Ведущий 2: Так Ахматова оценила роль Слепнёва в своей жизни и творчестве. А означает это сравнительно следующее: обретение чувства связи со своей землей, со своим народом - та опора, которая дает силы оторваться от привычного мирка и выйти на просторы России.

    Чтец:

    Пахнет гарью. Четыре недели


    Торф сухой по болотам горит.
    Даже птицы сегодня не пели,
    И осина уже не дрожит.

    Стало солнце немилостью Божьей,


    Дождик с Пасхи полей не кропил.
    Приходил одноногий прохожий
    И один на дворе говорил:

    "Сроки страшные близятся. Скоро


    Станет тесно от свежих могил.
    Ждите глада, и труса, и мора,
    И затменья небесных светил.

    Только нашей земли не разделит


    На потеху себе супостат:
    Богородица белый расстелет
    Над скорбями великими плат". (1914)

    Ведущий 1: Это стихотворение написано Ахматовой в канун Первой мировой войны 20 июляь1914 года, а 1 августа началась Первая мировая. Именно в Слепневе Ахматова встретила эту великую трагедию русского народа, именно народный стой миропонимания подсказал ей евангельские образы для передачи и общего горя, и народной веры в избранничество России.

    Ведущий 2: В Слепнёве, в семье мужа, Ахматовой было душно, скучно и неприветливо. Она была им чужая. Наблюдения Неведомской: "У Ахматовой строгое лицо послушницы из староверческого скита. Все черты слишком острые, чтобы назвать лицо красивым. Серые глаза без улыбки. За столом она молчала, и сразу чувствовалось, что в семье мужа она чужая. В этой патриархальной семье и сам Николай Степанович, и его жена были как белые вороны. Мать огорчалась тем, что сын не хотел служить ни в гвардии, ни в дипломатическом, а стал поэтом, пропадает в Африке, и жену привел какую-то чудную, тоже пишет стихи, всё молчит. Ходит то в темном ситцевом платье, вроде сарафана, то в экстравагантных парижских туалетах..."

    Ведущий 1: Хотя отношение свекрови и золовки к Анне Андреевне не было дружественным, но они растили её сына и саму её принимали в Слепнёве, а затем в Бежецке. Ахматова высоко ценила благородство этих женщин и посвятила Александре Степановне одно из лучших своих стихотворений, написанное в декабре 1921 г.

      Чтец:

    Земной отрадой сердце не томи,

    Не пристращайся ни к жене, ни к дому,

    У своего ребёнка хлеб возьми,

    Чтобы отдать его чужому.

    И будь слугой смиреннейшим того,

    Кто был твоим кромешным супостатом,

    И назови лесного зверя братом,

    И не проси у бога ничего.






    Ведущий 2: А рождение сына было отмечено в Слепнёве неординарно. Из воспоминаний уроженки Слепнёва: "Ещё в мирное время (до 1914г.) слепнёвские крестьяне жили бедно и были много должны барыне. Тогда в семье у Анны Ивановны ждали ребенка и заранее объявили крестьянам: "Если родится наследник, то вам будут прощены долги. Молитесь о благополучных родах". И действительно, родился мальчик и был назван Лев. На сходе, собранном по этому случаю, долги мужикам простили, состоялось угощение..."

    Чтец:

    Далеко в лесу огромном,


    Возле синих рек,
    Жил с детьми в избушке темной
    Бедный дровосек.

    Младший сын был ростом с пальчик, -


    Как тебя унять,
    Спи, мой тихий, спи, мой мальчик,
    Я дурная мать.

    Долетают редко вести


    К нашему крыльцу,
    Подарили белый крестик
    Твоему отцу.

    Было горе, будет горе,


    Горю нет конца,
    Да хранит святой Егорий
    Твоего отца.





    Ведущий 1: Но не только Слепнево связано с именем Ахматовой. Мы можем говорить о пребывании Анны Андреевны в сельце Борисково, где жили Кузьмины- Караваевы, на усадьбе Неведомских у деревни Подобино и в других местах Бежецкого уезда.

    Воспоминания местных крестьянок нашли отражение в стихах Надежды Павлович, написанных в 1962 году.



    Чтец:

    Нет лиры, пояска, сандалий...


    Последний свет косых лучей...
    Но мы любя ее встречали,
    Как музу юности своей.

    О ней мне говорили бабы


    В лесном глухом углу тверском:
    "Она была больной и слабой,
    Бродила часто за селом,

    Невнятно бормотала что-то


    Да косу темную плела,
    И видно, тайная забота
    Ее до косточек прожгла..."

    Мы познакомились в двадцатом,


    Навек мне памятном году,
    В пустынном, ветреном, крылатом,
    Моем раю, моем аду.

    Двор шереметевский обширный


    Был обнажен, суров и пуст,
    И стих, как дальний рокот лирный,
    Слетал с ее печальных уст.

    И, равнодушно-величава,


    Проста среди простых людей,
    Она, как шаль, носила славу
    В прекрасной гордости своей.

    Ведущий 2: В дни революции владельцы дома в Слепнёве навсегда оставили свою усадьбу. Анна Ивановна Гумилёва вместе с маленьким внуком Львом и приемной дочерью Александрой Степановной Сверчковой поселились в Бежецке, на Рождественской улице (ныне Чудова) в доме 68/14, где их несколько раз навещала Анна Ахматова.

    Можно сказать, что сына, Леву, воспитывала Анна Ивановна Гумилева, свекровь Ахматовой. О её природном даровании воспитателя свидетельствует то, что она вырастила сына - выдающегося поэта и внука - крупного ученого. Лев Николаевич Гумилев вспоминает: "...в детстве мне было с бабушкой интереснее, чем с мальчишками - моими сверстниками". И Анна Ахматова подчеркивала своё дочернее отношение к Анне Ивановне, ценила помощь, оказываемую ею.



    Ведущий 1: О хорошем, дружественном отношении к тверским родственникам свидетельствует записка Ахматовой свекрови (ноябрь 1917г.): "Милая Мама, только что получила твою открытку от 3 ноября. Посылаю тебе Колино последнее письмо. Не сердись на меня за молчание, мне очень тяжело теперь. Получила ли ты моё письмо? Целую тебя и Леву. Твоя Аня".

    Образ Ахматовой- невесты, возлюбленной, жены, друга - возникает во многих стихах Гумилева. Вот одно из них, уже сравнительно позднего времени:



    Гумилёв:

    Я знаю женщину: молчанье,

    Усталость горькая от слов,

    Живет в таинственном мерцанье

    Ее расширенных зрачков.
    Ее душа открыта жадно

    Лишь медной музыке стиха,

    Пред жизнью дольней и отрадной

    Высокомерна и глуха.

    Неслышный и неторопливый,

    Так странно плавен шаг ее,

    Назвать нельзя ее красивой,

    Но в ней все счастье мое.

     

    ...Она светла в часы томлений



    И держит молнии в руке,

    И четки сны ее, как тени

    На райском огненном песке. 

    Ведущий 2: Еще в 1914 году, на фронте, куда пошел добровольцем (и был награжден за храбрость двумя Георгиевскими крестами ) Гумилев пишет Ахматовой письма

    - Дорогая моя Анечка, я уже в настоящей армии. Раненых немало, а раны все какие-то странные: ранят не в грудь, не в голову, как описывают в романах, а в лицо, в руки, в ноги. Под одним нашим уланом пуля пробила седло как раз в тот миг, когда он приподнимался на рыси, секунда до или после, и его бы ранило…



    Чтец:

    Священные плывут и тают ночи,


    Проносятся эпические дни,
    И смерти я заглядываю в очи,
    В зеленые, болотные огни.

    Она везде — и в зареве пожара,


    И в темноте, нежданна и близка,
    То на коне венгерского гусара,
    А то с ружьем тирольского стрелка.

    Но прелесть ясная живет в сознанье,


    Что хрупки так оковы бытия,
    Как будто женственно всё мирозданье,
    И управляю им всецело я.

    Когда промчится вихрь, заплещут воды,


    Зальются птицы в чаяньи зари,
    То слышится в гармонии природы
    Мне музыка Ирины Энери.

    Весь день томясь от непонятной жажды


    И облаков следя крылатый рой,
    Я думаю: «Карсавина однажды,
    Как облако, плясала предо мной».

    А ночью в небе древнем и высоком


    Я вижу записи судеб моих
    И ведаю, что обо мне, далеком,
    Звенит Ахматовой сиренный стих.

    Так не умею думать я о смерти,


    И всё мне грезятся, как бы во сне,
    Те женщины, которые бессмертье
    Моей души доказывают мне.

    Ведущий 1: Брак Гумилева и Ахматовой не был счастливым, и через несколько лет (в августе 1918 года) они оформят свой развод официально.

    Ахматова: Мы прожили с Николаем Степановичем семь лет. Мы были дружны и внутренне многим обязаны друг другу. Но я сказала ему, что нам надо расстаться. Он ничего не возразил мне, однако я видела, что он очень обиделся...

     Тогда он только что вернулся из Парижа после своей неудачной любви к Синей Звезде. Он был полон ею,- и все-таки моё желание с ним расстаться, уязвило его... Мы вместе поехали в Бежецк, к бабушке, взглянуть на Леву. Мы сидели на диване, Левушка играл между нами, Коля сказал: "И зачем ты все это затеяла". Это было всё... Но мы навсегда сохранили друг к другу огромное уважение и самые теплые чувства.



    Ведущий 2: "Конечно, они были слишком свободными и большими людьми, чтобы стать парой воркующих "сизых голубков",- вспоминала Валерия Срезневская (Тюльпанова).- Их отношения были скорее тайным единоборством. С её стороны - для самоутверждения свободной от оков женщины; с его стороны- желание не поддаться никаким колдовским чарам, остаться самим собою, независимым и властным над этой вечно, увы, ускользающей от него женщиной, многообразной и не подчиняющейся никому". И далее: "Я не совсем понимаю, что подразумевают многие люди под словом "любовь". Если любовь - навязчивый, порою ненавидимый образ, притом всегда один и тот же, то смею определенно сказать, что если была любовь у Н.С.- а она... сквозь всю его жизнь прошла,- то это была Ахматова".

    Ведущий 1: Последний раз Н.Гумилев был в Бежецке в 1921 году. 9 июля того же года он в последний раз встретился с Анной Андреевной. Сожалел Гумилев о том, что все так сложилось, сказать сложно. Но есть стихотворение, датированное августом 1921 года

    Чтец:

    Я сам над собой насмеялся,

    И сам я себя обманул,

    Когда мог подумать, что в мире

    Есть что-нибудь кроме тебя.

    Лишь белая, в белой одежде,

    Как в пеплуме древних богинь,

    Ты держишь хрустальную сферу

    В прозрачных и тонких перстах.

    А все океаны, все горы,

    Архангелы, люди, цветы -

    Они в хрустале отразились

    Прозрачных девических глаз.

    Как странно подумать, что в мире

    Есть что-нибудь кроме тебя,

    Что сам я не только ночная

    Бессонная песнь о тебе.

    Но свет у тебя за плечами,

    Такой ослепительный свет,

    Там длинные пламени реют,

    Как два золоченых крыла.

    Ведущий 2: Говорят, что близкие люди способны чувствовать друг друга на расстоянии. В первых числах августа 1921 года Николай Степанович Гумилев был арестован, а через несколько недель расстрелян. Анна Ахматова ничего не знала о судьбе Гумилева, однако 29 августа, находясь в Царском селе, под воздействием некоего спонтанного порыва за несколько минут написала стихотворение «О, жизнь без завтрашнего дня!», которое посвятила бывшему супругу. Таким образом, поэтесса рассчитывала поставить точку во взаимоотношениях с этим человеком, не подозревая о том, что его уже нет в живых. Но, вероятнее всего, на уровне подсознания Ахматова уже знала об этом, так как свою дальнейшую жизнь представляла лишенной будущего. Ведь Николай Гумилев был для нее человеком, с которым существовала сильная духовная связь. И разрушить ее могла только смерть.

    ( Звучит романс «О жизнь без завтрашнего дня» в исполнении учителя)

    Ведущий 1: Зимой 1921 года, спустя три месяца после гибели Николая Гумилева, Ахматова приехала в Бежецк, навестить сына, особой радости от приезда не было. Разговоры со свекровью неизбежно оборачивались к Коленьке. Да и какие там разговоры - один плач и тупая беспросветная боль. Знала, что иначе не будет, предвидела всё наперёд. В другой раз и не приехала бы. Но сейчас надо было условиться со свекровью, где жить Левушке дальше: оставаться ли в Бежецке, собираться ли в голодный и оказавшийся чудовищно черным для Гумилева Петроград. Ахматова и сама не знала, как лучше ей поступить.

    Ведущий 2: Анна Ивановна, женщина сердечная и житейски практичная, еще до приезда невестки успела все продумать. Она даже мысли не допускала, что позволит себе расстаться с внуком. Жил он с нею и при живом отце - Ахматова после развода с мужем в августе 1918 года оставила ребенка у Гумилевых в Бежецке,- так будет и без него, Левушка останется с нею до тех пор, пока она жива. Да и как он будет ходить по городу, где убит его отец.

    Девятилетний Гумилев - главный виновник волнений - мог лишь догадываться, о чем там за стеной его комнаты тихо переговариваются мама с бабушкой. Чтобы его не расстраивать, взрослые решили не говорить ему до последнего дня, что мать уезжает без него, одна. Он по-прежнему останется с бабушкой в Бежецке.



    Ведущий 1: Выбор был сделан, случилось это видимо, 26 декабря. Этим днем помечено стихотворение "Бежецк", отразившее всю смуту чувств, пережитых Ахматовой при расставании с сыном. Образ провинциального, непритязательного городка, пронизан печально - грустной интонацией, прозрением неизбежного и окончательного расставания с ним. До самого последнего времени это стихотворение печатали без второй строфы.

    Чтец:

    Там белые церкви и звонкий, светящийся лед,

    Там милого сына цветут васильковые очи.

    Над городом древним алмазные русские ночи

    И серп поднебесный желтее, чем липовый мед.

     

    Там вьюги сухие взлетают с заречных полей,



    И люди, как ангелы, божьему празднику рады,

    Прибрали светлицу, зажгли у киота лампады,

    И книга благая лежит на дубовом столе.

     

    Там строгая память, такая скупая теперь,



    Свои терема мне открыла с глубоким поклоном;

    Но я не вошла, я захлопнула страшную дверь...

    И город был полон веселым рождественским звоном.

    26 декабря 1921 

    Ведущий 2: У Ахматовой не хватило сил вернуться в Бежецк. Она приедет сюда лишь спустя четыре года. Приедет утром и уже в обед того же дня соберется в обратную дорогу.

    Этот тихий город глубоко ранит и терзает её душу. Реальность его существования означала для неё не одну, а разом столько потерь...

    Что осталось на бежецкой земле из того, что было свидетелем жизни и вдохновения Ахматовой? Это поля, небо, слепневский дом.

    Чтец:

    Там тень моя осталась и тоскует,

    Все в той же синей комнате живет,

    Гостей из города за полночь ждет

    И образок эмалевый целует.

    И в доме не совсем благополучно:

    Огонь зажгут, а все-таки темно...

    Не оттого ль хозяйке новой скучно,

    Не оттого ль хозяин пьет вино

    И слышит, как за тонкою стеною

    Пришедший гость беседует со мною? (Слепнёво, январь 1917)


    1. Экскурсия по музею.

    2. Рефлексия.

    Фотография на память на фоне понравившегося экспоната.

    Список литературы

    1. Иванов Г. Знаменитые и известные бежечане. ООО Полиграфсервис XXI век, Бежецк, 2003.

    2.Гумилёвы – Ахматова и Бежецкий край/ Сост.М.Г.Михайлова, МУ «Бежецкая

    ЦБС», 2004.



    3. http://www.askbooka.ru/stihi/anna-ahmatova.html















    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Методическая разработка сценария литературной гостиной «Но всё мне памятна до боли Тверская скудная земля»

    Скачать 210.58 Kb.