Скачать 73.16 Kb.


Дата20.01.2019
Размер73.16 Kb.

Скачать 73.16 Kb.

«Мы так видим…»



«Мы так видим…»

Сентябрь – месяц вроде бы мало располагающий к разговору о театре. Еще не начали происходить главные события, но в то же время то там то здесь открываются театральные сезоны. Уже вовсю заработали и музыкальный и молодежный театры, открылся сезон и в краевых куклах. А что касается премьер, то только музыкальный порадовал своим новым спектаклем – осовремененной версией оперы Доницетти «Любовный напиток». Еще вчера перенос во времени из века в век раздражал. Здесь велосипеды и укороченные юбки лично меня убедили в своем праве на существование. Может потому, что здесь не это главное. Остался сюжет, легкий и комичный, а голоса, как хора, так и солистов звучат стройно и красиво. Что еще нужно в опере. А смесь итальянского с «нижегородским» в плане языка так же меня совсем не раздражала. Все как у автора, главное сделать так, чтобы зрителю комфортно было. А было и празднично, и пестро, и забавно. А еще по - карнавальному наивно.

Но не успела прозвучать радостная нота, как зазвучала тревожная. В некоторых театрах началась эпоха перемен. И добра, как всегда ждать не приходится. Не разбираясь толком в экономических тонкостях, я так и не смогла понять в свое время, что же такое переход театров «на автономку». Это кажется какая - то из вновьобъявленных свобод. Вот только от чего? Пока новости таковы: нашим ведущим артистам академического театра драмы сократили зарплаты. Сокращены они примерно на треть, в среднем на четыре тысячи. А дальше – зарабатывайте. Будь вы хоть народные, хоть заслуженные, не нравится – увольняйтесь. Никто никого не держит. Кто в репертуаре, тот может дотянуть до заветных 10 тысяч, кто из репертуара выпал, тому, видимо, придется протягивать ноги. А репертуар при этом как-то взял и резко сократился без согласования с теми самыми артистами. Некоторые и вовсе остались без ролей. И это не те актеры, что «вынося привычные подносы…, только в горничных играют королев». Это вчерашние Гамлеты, Дездемоны, Гертруды, гордость и слава нашего города. Нет,

конечно, театр нуждается в обновлении, но еще больше он нуждается в модернизации ему нужно сохранить плеяду корифеев, без которых такой театр никому не нужен. Или он уже не театр, а просто театрально-зрелищное предприятие?

Удивляет еще и то, что мало кто на это событие отреагировал. Всеобщий заговор журналистского молчания, сложившийся вокруг театральной сферы, пугает. О происходящем здесь в краснодарских изданиях либо хорошо, либо ничего. Стоит ли напоминать, что этот принцип уместен только в отношении покойников. Большой редкостью нынче стали и рецензии на спектакли. И не потому, что писать некому. Просто публикации на острые темы, некогда столь популярные в нашем городе, сегодня в кубанской прессе под негласным запретом. О свободе «лихих 90-х» приходится только мечтать. Но если все так хотят спокойствия, хотят, чтобы все было шито – крыто, зачем затевать столь опасные и несвоевременные перемены. Ведь пока в результате их в театре драмы исчезли многие спектакли, которые вполне соответствовали его высокому статусу. Например, мне очень жаль спектакль «Дом Бернарды Альбы». Ведь драматургии великого Ф.Г.Лорки, поистине классика XX века у нас в городе больше нет.

Но что же приходит на смену? Так уж случилось, что далеко не все здесь мне довелось посмотреть. Но, пожалуй, главное определяющее репертуар театра название, я не пропустила. Речь идет о «Гамлете» Шекспира в постановке главного режиссера театра Александра Огарева. Это был важный для него сезон, когда он заявил нам свое творческое кредо. Еще в августе он неприятно удивил нас постановкой пьесы Алекса ван Вармердама «Ужасная мать» в рамках лаборатории под руководством Олега Лоевского. Сразу оговорюсь, то был эскиз, поставленный за три дня. Но это обстоятельство не на много извиняло ситуацию. Смотреть на кривляние без всякого смысла артистов во главе с самим Огаревым было скучно и больно. Эскиз был столь плох, что руководство театра ему единственному решило не продлять сценическую жизнь. И в данном случае оно было право.

Но надо же было присмотреться к новому творческому лицу. Мы, краснодарские критики, обладаем какой – то чрезмерной добротой и терпимостью. И я, да вместе со мной и весь зал в течение трех часов пытались вытерпеть чрезвычайно беспомощную и слабую постановку «Гамлета». Шекспир не только не стал бы классиком, но и вряд ли довел спектакль до конца в театре «Глобус» в 1600 году. Лондонцы попросту порвали бы его за такое издевательство над их зрительским энтузиазмом. И вот это наше терпение, как мне кажется, становится губительным для самого театрального процесс. Из великой пьесы исчезла завязка, в которой собственно и рассказывается посторонними лицами ( совершенно не заинтересованными, что важно) вся предыстория будущих событий. А еще завязка нагнетается ужас, который бросит тень на всю пьесу. Вместо этого мы видим похороны с венками, купленными в краснодарском похоронном бюро. Зачем? Почему? Со времени похорон в «Гамлете» прошло уже какое –то время. Уже и свадьбу Гертруда и Клавдий успели сыграть. За чередой технических наворотов гибнет, расслаивается смысл. Монологи артисты читают плохо. Они не становятся событиями. Личность принца датского бледна и невнятна. Есть старое правило: не берите к постановке «Гамлета» если в труппе нет Гамлета. Режиссер этим правилом пренебрег. И получился провал. Стоит ли говорить, что еще одна проблема всплыла здесь. Актеры не только плохо говорят, но и плохо владеют ,скажем, техникой фехтования, сценического боя. Это стало очень заметно при постановке спектакля «Быть или не быть» в предыдущем сезоне. Режиссер Огарев решил проблему на редкость просто: он просто сократил почти до нуля финальную сцену боя между Гамлетом и Лаэртом. Ловко придумано, но все это пахнет каким – то уж совсем дьявольским лукавством. На его «я так вижу», мне кажется, мы вправе ответить – «да вы просто не можете».

Плохо начавшийся сезон до второй своей половины катился как – то ни шатко, ни валко. И все – таки закончился он в конце концов на хорошей ноте. Их было даже несколько. В краевом театре кукол на малой сцене, которая открылась в этом сезоне, режиссер – постановщик , он же худрук театра Константин Мохов поставил новую версию старой русской сказки «Заюшкина

избушка». Он же взял на себя в этот раз ответственность за сценографию. Сказка была представлена в версии автора «Вредных советов» Григория Остера. По сути, этот современный поэт любим, как мне кажется, не столько детьми, сколько взрослыми. Для детей он несколько развязен и грубоват. Но Константину Мохову как – то удалось преодолеть отдельные остеровские недостатки и создать красивую сказку. Сценография явно вступила в бой за эстетическое против застольно-анекдотического, что присутствовало в смысловой характеристике. В «Заюшкиной избушке» главным героем становится не какой-то конкретный персонаж, а лес с увесистыми, темно зелеными елками и соснами, в дебрях которого и существуют персонажи. К концу спектакля мы уже начинаем хорошо разбираться в его географии. Но полностью погрузиться в него нам не удается. Все пространство забрано в масштабную раму, отчего происходящее воспринимается движущейся картиной. Вначале она прикрыта ажурной кисеей зимнего узора, за которым угадывается такой же январский пейзаж. Но вот он распадается на наших глазах. Точнее его часть, та что являет собой лисий дом. Его обитательница остается в буквальном смысле на улице.

Надо отметить, что здесь снова производит самое яркое впечатление работа художника по куклам заслуженного работника культуры России Елены Мацкевич. Созданные ею герои не просто иллюстрируют текст. В них столько разнообразных характеристик, что почти ни к одному из них нельзя отнестись однозначно. Не пушистость и мягкость, как в любой детской сказке исчерпывает их обаяние. Они вовсе не обязательно должны быть милы и уютны, как это принято в театре кукол. Скорее тут уместно вспомнить о басне, где звериные персонажи так похожи на людей.

Вторая половина сезона оказалась успешной и для молодежного театра. Сначала «Эшелон» Михаила Рощина еще раз вернул нас в мир, прерванный войной. Череда судеб, попавших в один общий вагон, рассказывает о той жизни, что зафиксирована в хронике тех лет. Режиссер – постановщик Татьяна Воронина и сценограф Данил Ахмедов выстраивают целую баррикаду из придорожной насыпи, которая становится тем лезвием бритвы,

по которому двигаются попавшие в абсурдное пространство «Между» герои. По версии театра они гибнут от случайно попавшей в них бомбы. Отчего ситуация становится еще более ранимой и больной. Здесь обращают на себя отдельные актерские работы. Прежде всего, это такие разные герои, как преисполненная советского энтузиазма Маша Юлии Макаровой и отрывистая, разудалая, яркая и нездешняя Лавра Светлана Кухарь. И вот они уже сроднились, стали друг другу кем – то на всю жизнь, оказавшуюся такой недолгой. А еще есть старуха, потерявшая всех и вся в этом суровом обстоятельстве. В исполнении Татьяны Епифанцевой мы видим ее беспомощность и неспособность принять решение или вообще понять, что происходит на этом ставшем вдруг сумасшедшим белом свете.

Другой спектакль этого театра по традиции уже сложившейся несколько лет назад поставила известная актриса театра и кино, народная артистка России, Лариса Малеванная. Спектакль «Чудики» это инсценировка «Деревенских рассказов» Василия Шукшина, которую сделала сама автор спектакля. Он так густо заселен, что выделить какого – то отдельного героя не представляется возможным. Здесь интересно само полотно жизни, в которое вплетены люди. 70-е годы прошлого века, с их богатой провинциальной палитрой поданы с милыми подробностями, хорошо знакомыми тем, кто тогда жил. Все это разнообразие живо интересуют молодежь. Женщины в кримпленовых платьях, что судачат на скамейке перед сельпо, мужчины с авоськами, мечтающие о высоком, живое пение, создают у зрителя ощущение полного попадания во время и пространство иного порядка. А для чего собственно нужен театр, как не для этого?

Наверное, картина ушедшего театрального сезона будет не полной, если не вспомнить хотя бы один спектакль синтетический, многолюдный и многоплановый, созданный для того, чтобы порадовать масштабом и объемом, как слух, так и зрение. И на этот раз таким спектаклем стал «Цыганский барон» в постановке режиссера и балетмейстера Александра Мацко и дирижера – постановщика Андрея Лебедева. Очень важно, что после череды неудачных, на мой взгляд, постановок в жанре оперетты, театр, наконец, вышел на достойный уровень. Для Краснодара оперетта, как говориться, «наше все». Долгие годы она была властительницей дум. С ней

краснодарцы пережили тяготы послевоенной жизни, дефициты застойного времени, и конечно, готовы были бороться за ее существование в новой реальности. Но порой за пестротой и пышностью терялось что – то главное. Ушло поколение артистов, которые помнили, как делается этот совсем не легкий жанр. И вот, наконец, появился спектакль, который устроил и старожилов и корифеев бывшего театра оперетты. Хотя надо признаться, что многое здесь все равно по - другому. Но есть высокая музыкальная культура, стильность, многоплановость и оперный размах. Появились и новые герои, романтические, такие как Владислав Емелин в роли Сандора Баринкая, характерные, такие как Алексей Григорьев в роли Зупана или Владимир Кузнецов в роли Стефана. Появился и хороший актерский сговор, которого не было раньше. Теперь есть смысл ожидать, что оперетта достигнет былых высот. А поддержка со стороны зрителя, конечно же, будет.

Подытоживая прошедший сезон, мы с надеждой смотрим в будущее. А впереди Теннесси Уильямс с «Кошкой на раскаленной крыше» в театре драмы, там же «Покровские ворота» Леонида Зорина, «Приключения Буратино» Алексея Толстого в Новом театре кукол, «Войцек» Георга Бюхнера в краевом театре кукол и многое другое. Так что сезон обещает быть жарким. Хватит ли на него критики.



Елена Петрова

Театровед

Коьрта
Контакты

    Главная страница


«Мы так видим…»

Скачать 73.16 Kb.