страница13/21
Дата29.01.2019
Размер3.86 Mb.
ТипМонография

Монография посвящена восприятию и пониманию людьми друг друга. В ней рассматриваются закономерности я механизмы воспри


1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   21

тально установили, что, например, отношение человека к вещам

115


STR.116

улавливается и правильно оценивается обычно быстрее, чем отно-

шение к людям2.

На характер оценки человека как личности другими влияет и

то, насколько много информации этот человек вольно или неволь-

но предоставляет о себе людям, для которых он оказывается в ро-

ли объекта познания. Вместе с тем это количество информации

о другом человеке должно быть строго определенным - иначе

у окружающих его людей может сложиться о нем неадекватное

представление.

По данным Саймондса и Холландера, проверенным недавно

Ньюкомом, правильное понимание человека как личности обра-

зуется у общающихся с ним людей при не очень длительном и,

главное, при не очень тесном знакомстве. В противном случае оце-

нивающие, как правило, не могут преодолеть в себе тенденции

быть снисходительными и проявляют своеобразный фаворитизм

по отношению к старым знакомым или необъективность негативно-

го характера при оценке личности своих недругов. Развитие тес-

ных контактов между людьми, как оказывается, может привести

и к тому, что субъект будет с опозданием фиксировать или даже

вообще не замечать изменения во внутреннем мире другого чело-

века и строить свое поведение по отношению к последнему, исхо-

дя из устарелых представлений о его личности. В этих случаях

развивается явление, которое в психологической литературе полу-

чило название <эффекта ореола>.

Уже указанный факт говорит, что содержание понятия, кото-

рое формируется у нас о личности того или иного человека, всегда

определяется и тем, насколько мы сами сформированы как лич-

ности, как субъекты труда, познания и общения.

Всякое мышление совершается в обобщениях. Для процесса



<формирования у индивида знания другого человека как личности

также характерны образование обобщений и вместе с тем опора

на ранее сформированные обобщения.

Сравнение понятий об одной и той же личности, которые фор-

мируются у различных людей, раскрывает особенности <видения>

одной личностью другой. Если, например, экономист или политик,

создавая понятие о типе людей, намеренно отвлекается от их инди-

видуальных особенностей, схватывая лишь их социальную сущ-

ность, а писатель при помощи абстрактного мышления стремится

верно постичь главное в изображаемом человеке и определить кон-

кретные признаки, являющиеся его наиболее полным воплощением,

чтобы затем это найденное общее, единичное и особенное воссоз-

дать в художественном типе, добиться <воспроизведения типичных

характеров в типических обстоятельствах>, то в повседневном об-

щении картина формирования понятия о личности оказывается

совершенно иной. В этом случае в содержание понятия личности

2 Т а \ и т I К., В г и п е г .1. ТЬе РегсерИоп о{ Реор1е.- 1п: О. ЫпДгеу

(е<1.). НапаЬооЬ о! 5ос1а1 РвусЬо1оеу, уо1. 2. ЬопДоп, 1959.

116

входят, как правило, лишь те качества, которые человек, исходя



из своего опыта общения с людьми и познания их, успел в этой

личности рассмотреть в конкретных условиях своего взаимодейст-

вия с ней. Вообще факт, когда из-за узости сферы общения и свя-

занной с этой узостью ограниченностью впечатлений о человеке

в понятии индивида, о познаваемой личности оказывается отра-

женной лишь одна часть присущих ей качеств и не находят отра-

жения остальные ее качества, в практике взаимодействия людей

является скорее правилом, чем исключением. Ошибочно думать,

что в понятии, которое формируется у человека о другой личности,

всегда находят выражение все действительно присущие этой лич-

ности качества и отражается ее индивидуально неповторимая

структура. Факты свидетельствуют, что в очень многих случаях

познание человеком другой личности сводится к отнесению ее на

основании оценки ее поведения и действий лишь к определенной

категории людей (хороший специалист, слабый ученик и пр.). При

таком неполном познании в личности неизбежно остаются нерас-

крытыми черты и признаки, составляющие ее индивидуальность.

Мы знаем, что уже при отражении облика и поведения другого

человека одни признаки могут запечатлеваться в образе этого

человека, формирующемся у познающего его индивида, ярко и

точно, другие - бледно и с искажениями, третьи - не фиксиро-

ваться совсем 3. То же может происходить и с выделением субъек-

том в личности другого человека характеризующих ее черт. Из-за

этой неполноты фиксирования качеств, присущих личности, инди-

вид понимает эту личность очень часто более или менее схематич-

но и упрощенно. Не является подлинным пониманием и другая

крайность, когда индивид отмечает в познаваемой личности бес-

конечно большое число фактов поведения в разнообразных усло-

виях, но не умеет подняться над ними, увидеть черты личности,

в них проявляющиеся, отделить случайное от существенного.

Обязательным компонентом мыслительного процесса, направ-

ленного .на постижение сущности того или иного конкретного че-

ловека как личности, являются актуализация в сознании познаю-

щего субъекта психологических знаний, накопленных им в ходе

взаимодействия с людьми, опора на обобщения, сформировавшие-

ся у субъекта при познании других людей. Роль обобщений, в ко-

торых у индивида аккумулированы его впечатления от личных

встреч с людьми в прошлом, всегда так или иначе сплавленные

со знаниями о людях, полученными им из других источников (кни-

ги, устные рассказы, кино, телевидение и пр.), в познании им каж-

дого определенного человека очень значительна. Вынося оценку

особенностям личности нового для него человека, индивид на такие

обобщения опирается постоянно, хотя они и не всегда могут быть

верными. Вообще система понятий и общих представлений, в ко-

торой у каждого человека оказывается запечатленным его опыт

3 См. с. 57 этой книги.

117

STR.118


общения с людьми и познания их в прошлом, как показывают на-

блюдения, содержит, во-первых, обобщения, которые правильно-

фиксируют устойчивые зависимости между особенностями внешне-

го облика, формой поведения людей, с одной стороны, и обычно-

стоящими за ними качествами личности - с другой. Во-вторых,.

в эту систему всегда входят обобщения, которые в действительно-

сти отражают лишь случайные связи. Наконец, в ней могут найти

какое-то место <обобщения>, фиксирующие связи там, где их нет

вовсе. У разных людей доля каждого из этих видов обобщений

в системе знаний, в которой запечатлен их опыт познания челове-

ка, не одинакова.

Нами были опрошены разные люди (пенсионеры, рабочие, сту-

денты, школьники), которые должны были сказать, имеют ли они

обыкновение связывать психические качества людей с особенностя-

ми их внешности, и в случае положительного ответа на этот вопрос

привести примеры таких имеющихся, по их мнению, отношений.

Оказалось, что, несмотря на то что наукой показана ошибочность.

так называемой физиогномики, френологии и не подтверждена пра-

вильность учения Кречмера о типах конституции и связи их с опре-

деленными чертами характера, среди людей имеют хождение

идеи, в свое время фигурировавшие в названных концепциях-

Из 72 опрошенных, например, девять человек заявили, что люди

с квадратными подбородками обладают сильной волей, семнадцать

человек сказали, что люди с большим лбом - умные, три чело-

века полагали, что люди с жесткими волосами имеют непокорный

характер, четырнадцать человек считали, что полные люди обла-

дают добродушным характером, два человека сказали, что тол-

стые губы свидетельствуют о большой сексуальности. Пять чело-

век утверждали, что люди ниже среднего роста всегда отличаются

властностью, энергией, большим желанием всеми командовать.

Один человек написал, что люди с близко посаженными друг

к другу глазами очень вспыльчивы. Пять человек убеждали нас,

что красивые люди всегда или глупы, или большие себялюбцы.

Двое утверждали, что, если у человека большой рот, <владелец>

его - шутник и насмешник, а если у него тонкие, бескровные гу-

бы, он - ханжа и ему присуща скрытность. Один из опрошенных

сказал, что, по его мнению, постоянно приоткрытый рот - при-

знак глупости. Далее было установлено, что если во внешности

воспринимаемого человека оказывается какая-то из названных осо-

бенностей, которую воспринимающий субъект еще раньше начал

связывать с определенной чертой характера, типом личности и пр.,

то эта связь включается в формирующийся у него образ человека.



<Житейские обобщения>, на которые, часто не осознавая это-

го, опираются в повседневном общении люди, вынося оценку ново-

му для себя человеку, исследовал также Г. Олпорт4. Он предла-

гал большим группам испытуемых по первому впечатлению, оце-

4 АПрог! О. \У. РаПегп апа ОгоЩ ш РегэопаШу. N. У., 1961.

118


нивать качества личности до эксперимента незнакомых им людей

и обнаружил тенденцию воспринимать людей, носящих очки или

с высоким лбом, как более умных, заслуживающих доверия, при-

лежных, видеть в пожилых и полных мужчинах людей надежных,

уверенных в себе, ответственно относящихся к своему слову; вос-

принимать улыбающиеся лица более умными, а владельцев их -

дружелюбнее настроенными по отношению к другим людям. По-

мимо названных найдены и другие оценочные тенденции, которые,

хотя они довольно часто проявляются в практике общения людей,

заключают в себе также лишь небольшую долю достоверности.

Олпорт считает, что у большинства людей такие оценки образуют-

ся как следствие легкой ассоциации идей. Люди, носящие очки,

могли повредить свои глаза в учении, люди с высоким лбом имеют

большое пространство для мозга и т. п. Конечно, подобные <обоб-

щения> - свидетельства психологической необразованности тех,

у кого они возникают, следствие односторонности и плохого ана-

лиза ими собственного опыта общения, но эти тенденции - реаль-

ный факт, и изучать их необходимо.

Вместе с тем на оценку, даваемую человеком познаваемой лич-

ности, оказывают влияние и обобщения, в которых у него запе-

чатлеваются наблюдаемые им в жизни связи между способами

поведения людей и их отношениями к различным сторонам дей-

ствительности.

Э. Холл в очерке <Наш безмолвный язык>5, опираясь на свои

-наблюдения особенностей общения у разных народов, направляет

вним.ание читателя на анализ фактора, мимо которого часто про-

-ходят психологи, но который в процессе общения проявляется и

может влиять на восприятие собеседниками друг друга, на возни-

кающие при этом эмоциональные переживания и представления

о качествах личности собеседника. Речь идет о так называемом



<осиНоз> (<невидимом>), или, проще, об обычаях устанавливать

и поддерживать контакты (деловые, дружеские и иные), приня-

тых у данного народа и усвояемых каждым новым поколением.

В статье, в частности, говорится о том, что у каждого народа

существует свое представление о дистанции, которая должна раз-

делять собеседника. По утверждению автора, типичная для янки

дистанция, разговаривающего с другим взрослым мужчиной на

деловую тему и в деловой обстановке, равняется приблизительно

двум футам. Для взрослых жителей латиноамериканских стран

это расстояние кажется непомерно большим, так как они усвоили

принятую в их странах привычку во время разговора подходить

к собеседнику почти вплотную. Эдвард Холл <сталкивал> в дело-

вом разговоре до этого незнакомых коренных граждан своей стра-

ны и типичных представителей стран Латинской Америки, и раз-

ница в <привычных> дистанциях при разговоре немедленно ска-

зывалась: один во время беседы, иногде не осознавая этого,

5 Н а 11 Е. Т. Оиг ЗИегй Ьап иаее.- 8с;епсе еев!, 1962, уо1. 52, N 2.

119


STR.120

стремился приблизиться к собеседнику, а второй все Время ото-

двигался от него. И во многих случаях, разбираясь в своем пер-

вом впечатлении о новом знакомом, североамериканец думал

о латиноамериканце: какой он назойливый... претендует на уста-

новление близких отношений, а представитель латиноамериканских

стран также искренне полагал, что янки высокомерен, холоден,

слишком официален. А все дело было в несхожести привычных

расстояний для ведения разговора.

В упоминаемом очерке описываются и другие виды <осиНоз>,

которые у одного народа не такие, как у других (отношение к вре-

мени, к завязыванию знакомств и т. д.). Э. Холл не стремился

в этом очерке к научной убедительности, но он правильно обра-

щает внимание на то, что обычаи народа или общественной груп-

пы, к которым принадлежит человек, непременно <говорят свое

слово>, когда у него складывается впечатление о новом для него

человеке.

Из-за узости практики общения, недостаточной научной воору-

женности человек, взаимодействуя с другими людьми, в подобных

случаях не может определить, какие же чувственные признаки во

внешнем облике познаваемого человека и его поведении действи-

тельно содержат информацию о качествах характера этого чело-

века, об испытываемом им состоянии, а какие такой сигнальной

нагрузки не несут. Умозаключения о внутренних качествах людей

в таких случаях осуществляются на основе случайных ассоциаций

внешнего сходства фактически совершенно различных людей, сов-

падения явлений во времени и пространстве, не связанных между

собой причинно-следственными отношениями.

Но, помимо <обобщений> указанного характера, при познании

других людей и самого себя у каждого человека постоянно фор-

мируются обобщения, которые верно фиксируют связь между осо-

бенностями поведения личности и ее внутренним миром. Человек

может их и не осознавать, но они тем не менее также всегда <ра-

ботают>, когда он анализирует и оценивает поведение другой лич-

ности. На такого рода обобщения человек в ходе своего повседнев-

ного общения с другими людьми главным образом и опирается.

У каждого человека под влиянием общества, членом которого

он является, формируются общие нравственно-эстетические требо-

вания к другим людям и образуются воплощающие эти требова-

ния более или менее конкретные эталоны, пользуясь которыми он

дает оценку окружающим его людям. Одновременно у него скла-

дываются и требования к людям, связанные с занимаемым ими

конкретным положением в обществе и выполняемой ими ролью

в том или ином виде деятельности. Соответственно этим требова-

ниям у него возникают и определенные <эталоны>, с которыми он

сопоставляет лиц, выполняющих данную общественную функцию.

При этом указанный процесс вовсе не сводится лишь к образова-

нию эталонов, в которых находит выражение представление чело-

века о людях, наиболее полно отвечающих названным требова-

120


ниям, например о высоконравственной личности, о настоящем учи-

теле, о блестящем специалисте, образцовом руководителе и т. д.

Как показывают факты, у индивида вместе с тем формируются

<представления-образцы> о людях, которые отвечают этим требо-

ваниям в меньшей степени или совсем не соответствуют (надеж-

ный, но не блестящий работник, средний ученик, посредственный

актер, плохой учитель, руководитель-бюрократ, рабочий-рвач

и т. д.).

Все эти <эталоны>, формирующиеся у индивида в процессе сов-

местной деятельности его с другими людьми, по мере развития

этой деятельности и с изменением самого индивида как личности,

постоянно обогащаются новыми чертами, переосмысливаются, ста-

новятся все более обобщенными. Однако это не меняет их функ-

ции в процессе познания людьми друг друга, и для взрослого че-

ловека, как прежде для дошкольника, они выполняют роль <мер-

ки>, которую он прикладывает к личности, так или иначе

проявляющей себя в труде, в общении, в познании.

Названные <эталоны>, используемые индивидом при оценке тех

или иных людей, отличаются от научных понятий о типах людей

и от типических образов искусства. Прежде всего это отличие в пу-

тях их создания. Научные понятия о типах людей и типические

образы, создаваемые искусством, это всегда плод творческого тру-

да, сознательно подчиняемого решению определенных задач. Фор-

мирование <эталонов>, которыми человек пользуется при оценке

личности, хотя неизбежно и определяется многочисленными влия-

ниями общества, для самого человека оказывается в большинстве

случаев стихийным процессом, и он может и не сознавать, что

у него формируются те или другие <эталоны> и что они всегда

<говорят свое слово>, когда он оценивает другую личность.

Как и понятия о типах личности, создаваемые наукой, рас-

сматриваемые <эталоны> также являются результатом анализа и

синтеза человеком получаемых им при взаимодействии с людьми

впечатлений. Они тоже представляют собой какую-то ступень от-

влечения от индивидуального, в них нередко находят выражение

черты тех общественных групп, представители которых составляют

окружение человека. Вместе с тем на формировании этих <эта-

лонов>, этих <мерок>, которые используются человеком при оцен-

ке окружающих его людей, в очень сильной степени сказывается

его личный опыт труда, познания и общения.

Наиболее отчетливо зависимость характера эталонов от лично-

го опыта труда, познания и общения выступает при сравнении оце-

нок, даваемых одной и той же личности людьми с резко противо-

положными взглядами на обязанности человека в обществе

(например, если мы сравним оценки, даваемые личности ударника

коммунистического труда, тунеядцем, который не умеет и не хочет

трудиться, и сознательным тружеником, для которого обществен-

но полезная работа стала внутренней потребностью).

В эталонах, складывающихся у человека, прежде всего из-за

5 А. А. Бодлле

121


STR.122

ограниченности его личного опыта общения, не всегда могут найти

отражение существенные для той или иной группы людей призна-

ки. Приписывая отмечаемые у ограниченного числа людей при-

знаки личности всем остальным представителям группы, к которой

относятся эти люди, человек никогда не гарантирован от ошибки



<поспешное обобщение>. Из числа существенных сторон, харак-

теризующих определенную группу лиц, человек может выделить

и абсолютизировать лишь какую-то одну. В этом случае форми-

рующийся у него эталон неизбежно будет страдать схематизмом.

Не только в оценке, даваемой личности, но и в тех эталонах, с ко-

торыми человек эту личность сравнивает, прежде чем вынести ей

ту или иную оценку, находят выражение идейная зрелость чело-

века, его умение объективно фиксировать главное в окружающих

его людях.

Конкретные попытки исследования содержания <эталонов> и

их проявления у лиц, обладающих неодинаковым жизненным опы-

том, находящихся как личности на разных ступенях развития, бы-

ли предприняты в нашей лаборатории В. Н. Куницыной, В. М. Сен-

ченко и Г. Г. Финиковой.

Эти работы показывают, что <эталоны>, актуализирующиеся

у человека при оценке им другой личности, отличаются различной

степенью обобщенности и выступают в различных формах. Это

может быть образ конкретного человека, являющийся в глазах

индивида персонифицированным носителем того или иного поло-

жительного или отрицательного качества или группы качеств. Это

может быть и более обобщенный образ <хорошего мальчика>,

<руководителя>, <героя>, <лентяя> и др. Это, наконец, могут быть

уже сложившиеся в предшествующем опыте человека понятия

о типах личности и характерной для каждого из них совокупности

качеств, а также о поведении человека, обладающего этими каче-

ствами.

Исследования показывают, что степень обобщенности эталонов,



используемых человеком при оценке поведения и психических ка-

честв личности, растет по мере того, как сам человек формируется

как субъект труда, познания и общения. Этот рост хорошо про-

слеживается, когда сравниваются <эталоны>, имеющиеся у лиц

разного возраста. Например, Г. Г. Финиковой выяснено, что у пер-

воклассника с его еще небольшим опытом общения и малым запа-

сом знаний о людях, полученных из различных источников, а так-

же неумением мыслить не наглядно-образно, содержание <этало-

нов> (Финикова выясняла содержание <эталонов> <добрый чело-

век>, <рассеянный человек>, <злой человек> и некоторых других)

очень узко, элементарно и конкретно. Первоклассники, раскрывая

их содержание, неизменно приводили тот или иной пример, харак-

теризующий поведение людей, или ссылались на конкретных лю-

дей из своего окружения, а иногда указывали на какого-то героя

из сказки. Лишь позже, с .появлением на жизненном пути школь-

ника новых людей, обладающих неодинаковым физическим обли-

122

ком, но совершающих одинаковые действия и поступки и, наобо-



рот, внешне похожих, но по-разному себя ведущих, а также с на-

коплением у него знаний об оценках, даваемых авторитетными

для него взрослыми поведению этих людей и качествам личности,

которые они при этом проявляют, происходит постепенный рост

обобщенности эталонов.

Для каждого школьника характерен какой-то период, в тече-

ние которого связывание определенного физического облика

и внутренних качеств человека сосуществует в его сознании со

складывающимся у него убеждением в том, что о чертах личности

человека надо судить не по его наружности, а по делам, по по-

ступкам. Указанная особенность очень четко была, например,

выявлена у подростков В. Н. Куницыной. Она .предлагала 43 уча-

щимся 7-го класса ответить, какого человека они считают добрым,

умным, злым, рассеянным, жестоким. По характеру ответов

В. Н. Куницыной пришлось разделить подростков на четыре груп-

пы. В первую группу она включила учащихся, у которых все выше-

названные качества связываются исключительно с внешним (часто

только с физическим) обликом человека. Учащиеся, отнесенные ко

второй группе, характеризуя личность, отмечали в ней и опреде-

ленные черты физического облика и в то же время называли ха-

рактерные, по их мнению, для личности с таким качеством осо-

бенности поведения. Подростки, объединенные в третьей группе,

говоря о том, какими они представляют людей, обладающих одним

из перечисленных свойств, совершенно не касались их физического

облика и вообще их внешности и называли только особенности их

дел, поступков, поведения. В последнюю, четвертую группу

В. Н. Куницына отнесла подростков, у которых одни из названных

качеств всецело связывались с определенным физическим обликом

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   21

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Монография посвящена восприятию и пониманию людьми друг друга. В ней рассматриваются закономерности я механизмы воспри