страница2/21
Дата29.01.2019
Размер3.86 Mb.
ТипМонография

Монография посвящена восприятию и пониманию людьми друг друга. В ней рассматриваются закономерности я механизмы воспри


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
ГЛАВА 2

ЧЕЛОВЕК


КАК ОБЪЕКТ ПОЗНАНИЯ

Человек - не только субъект, но и объект познания, и в качест-

ве такового он предстает перед людьми как индивид, как лич-

ность, как индивидуальность. Как индивид он всегда характери-

зуется определенными морфоконституционными, нейротипологи-

ческими, половыми и возрастными особенностями. Как личность.

он оказывается представителем определенной общественно-эконо-

мической формации, народа, класса, социальной группы, коллек-

тива. Вместе с тем каждый человек выступает всегда и как инди-

видуальность, как неповторимый продукт, как единичный резуль-

тат конвергенции совершенно конкретных естественных и общест-

венных условий и обстоятельств, формировавших его как субъекта

труда, познания и общения.

/ Особенности, характеризующие человека как индивида, как

личность и как индивидуальность, всегда так или иначе запечат-

{деваются в образах и понятиях, которые возникают у взаимодей-

ствующих с ним людей. В зависимости от задач, решаемых людь-

ми в совместной деятельности, значимость каждой из названных

сторон человека может быть различной для окружающих и поэто-

му больше или меньше запечатлеваться в сознании последних.

В повседневном общении каждый человек отражает физический

облик других людей, их речь, особенности выразительного пове-

. дения, одежду, различные детали оформления внешности, выпол-

няемые ими действия, выделяет признаки, которые могут говорить

об их профессии, переживаемом состоянии и т. д.

Физический облик человека характеризуется типом сложения,

половыми, возрастными и расовыми особенностями. Тип сложе-

ния человека в целом определяется его конституцией, которую

современная наука рассматривает как совокупность морфологи-

ческих, функциональных и реактивных особенностей организма,

сложившихся на основе определенной наследственности и воздей-

ствий конкретной среды \.

Сопоставляя, дифференцируя и оценивая анатомические при-

знаки, образующие физический облик человека, взаимодействую-

щие с этим человеком люди судят о его поле, расовой принадлеж-

ности, возрасте, состоянии здоровья и пр.

В разных видах взаимодействия физический облик человека и

различные его элементы играют то большую, то меньшую роль.

См.: Рогинский Я. Я., Левин М. Г. Основы антропологии. М., 155;

Г и н з б у р г В. В. Элементы антропологии для медиков. Л., 1963.

16

/<-___


- /}/" /

Взаимодействуя с людьми, ттндйвПд, <выбирая> стиль общения

с ними, учитывает, как правило, их пол и возраст. В ряде дея-

тельностей: работе врача, педагога-хореографа, тренера, закрой-

щика - правильная оценка особенностей физического облика

людей - одно из условий успешного выполнения ими трудовых

задач. При отборе исполнителей той или иной роли в кинофильме

или спектакле черты физического облика артиста также оказы-

ваются значимым компонентом.

. Помимо анатомических признаков, которые образуют физичес-

кий облик человека, важным компонентом его внешнего облика

являются так называемые функциональные признаки. К ним от

вносятся мимика, жестикуляция, походка, осанка, голос, а также

речь.


Психические процессы и присущие человеку в каждый момент

внутренние психические состояния коррелируют с конкретными

нервно-физиологическими и биохимическими характеристиками

организма. Сложные психологические образования, которые пред-

ставляют собой непрерывно перестраивающиеся по ходу деятель-

ности ансамбли процессов и состояний, динамично выражаются

во внешнем облике и поведении человека в виде совокупности

определенных признаков, организующихся в пространственно-вре-

менные структуры. Каждая такая структура включает конкретные-

характеристики мимики, пантомимики, интонации, темла движе-

ний, качества деятельности и прочее и является сигнальным комп-

лексом, информирующим другого человека о психических процес

сах и состояниях его партнера по деятельности. Следует отметить,

(что осведомительную и регулятивную функции несет комплекс

в целом, а его компоненты в отдельности воспринимаются далеко

не всегда. В осуществлении указанных функций эти компоненты

не равноценны, и, если во внешнем облике или поведении чело-

века появляется только один или небольшая часть признаков сиг-

нального комплекса, взаимодействующему с ним индивидууму

, трудно уловить изменения в психическом состоянии партнера.

Совокупность мимических и пантомимических особенностей,

соответствующих состояниям грусти, гнева, радости, страха и

I прочим, является сигналами этих состояний. Каждый из таких

сигналов, имеющих как осведомительное, так и регулятивное зна-

чение для отразившего их человека, обладает сложной структу-

рой. В нее, как правило, входят признаки разных модальностей

(воспринимаемые зрительно, на слух, иногда кожно-мышечным

путем). Одни из признаков, образующих структуру такого сигна-

ла, характеризуются постоянством, другие - вариативностью.

Человек, осваивая сигналы состояний в ходе взаимодействия

с людьми, выделяет и объединяет признаки, характерные для

каждого состояния.

Важнейшим элементом в физическом облике человека явля-

ется лицо. Как ни режет слух фраза: <лицо - важнейший инст-

румент общения>, однако факт остается фактом - большинство

17

STR.18



.людей в процессе общения чаще всего концентрируют свое внима-

ние на лицах партнеров и больше всего на глазах, которые ока-

зываются видимым центром человека для воспринимающего

субъекта. Это значение лица в процессе общения определяется

тем, что на лице расположены важнейшие дистантрецепторы, от

яйца исходит голос, слышимый другим человеком. Сокращения

.лицевых мышц изменяют выражение лица и сигнализируют о сос-

тояниях человека. Привычка смотреть в лицо партнера по обще-

нию и более или менее тонко отмечать смену выражений разви-

I вается у каждого человека постепенно, начиная с первых недель

жизни. Появление ее дает ребенку возможность предвидеть дей-

ствия взрослого с <таким> лицом и соответственно строить свое

поведение.

Точность и тонкость дифференцирования выражений лиц и со-

1 .ответствующих им состояний у разных людей неодинаковы.

Изучению особенностей восприятия человеком лиц других лю-

дей и дифференциации их выражений посвящено много исследова-

ний 2. Авторы этих работ стремятся проследить, как развивается

способность распознавать эмоциональные состояния по выраже-

нию лица по мере формирования личности воспринимающего,

выявить характерные особенности распознавания у людей, стра-

дающих расстройством психического здоровья, установить осно-

вания, которыми руководствуются люди, определяя выражения

лиц, соответствующие разным эмоциональным состояниям, и пр.

Например, Ф. Ленард и Э. Банлаки3 изучали, как развивается

"способность распознавать выражения лиц у учащихся 7-17 лет.

Исследованием было охвачено 613 учеников разного возраста,

которые должны были определять чувства людей, изображенных

на фотографиях. В опытах использовались портреты с выраже-

нием боли, плохого настроения, отчаяния, удивления, испуга,

ужаса, ненависти, ярости, сомнения, сочувствия, отвращения, зло-

радства, подозрения, соблазна, иронии, большой радости. Ученые

установили, что в распознавании эмоциональных состояний

по выражениям лиц у школьников с возрастом наблюдается прог-

ресс. Вместе с тем они выявили разницу в темпах развития спо-

собности распознавать разные эмоциональные состояния. У

школьников 11-13 лет они обнаружили явление временного рег-

ресса в распознавании ряда чувств. Этот факт они объясняют

тем, что восприятия лиц и толкование их выражений связаны

1 с особенностями личности воспринимающего. В образах, говорят

авторы, проецируются особенности не только объектов, но и субъ-

гипзЬ Е., КеНег I.. ЕтагисЬзсЬагаЫеге зсЬетаИз;ег(ег Сез;сЬ-

1ег.-2з. {. РзусЬо!., 1937, 5. 67-134; ЬегзсЬ РЬ, ЕшГйЬгип т (Не РвусЬо-

<Иа;поэН1{ ип1ег Ъезопаегег с1ег АизагискзрзусЬо1о{е. МйпсЬеп, 1952; Р1и1-

с Ь I с К. А з1иау о1 аяа! ехргеззюп ш 1Ье ИЫ: о{ а пеуу Цлеогу оГ етоУоп.-

Рег ВепсМ йЬег зесЬзгеЬп1еп ;п1егпаиопа1еп Копгезз. Агиз1егс1ат, 1961.

3 Ь е п а г с1 Р., Рогга;-Вап1аЫ Е. Рзг;сЬо1о;а1 1апие1тапуо1(. 3 1<о-

Ы. ВиДарез!, 1960.

.18


I екта восприятия. Поэтому характер распознавания человеком

эмоциональных состояний может иметь диагностическое значение.

Р. Плучек4 предъявлял испытуемым подросткам фотографии

трех главных областей лица - лба, глаз и рта с различными ха-

рактерными выразительными особенностями. Ученый получил

данные о дифференциации подростками выражений лица, которые

соответствовали восьми так называемым начальным, или первич-

ным, эмоциям, в совокупности образующим <эмоциональный

круг>.

С. Ванденберг и М. Маттиссон Ї выясняли, насколько точно



определяют выражения лиц, соответствующие различным эмоци-

ональным состояниям, шизофреники и другие душевнобольные

по сравнению со здоровыми людьми. Испытуемым предлагались

наборы фотографий мужских и женских лиц, выражающих состо-

яние радости, печали, беспокойства, страха, гнева, смущения, пре-

зрения, удивления и подозрения. Основанием использовать в экс-

перименте именно эти фотографии служило единодушное мнение

двенадцати здоровых людей об эмоциональных состояниях лиц,

изображенных на портретах. Исследователи установили, что на-

рушение внутриличностных связей и потеря социальных комму-

никаций, характерные для больных шизофренией, а также для

страдающих некоторыми другими видами душевных расстройств,

в каждом случае определенным образом снижают способность

правильно определять выражения лиц. Например, по статистичес-

ки обработанным данным, собранным Ванденбергом и Маттиссо-

ном, шизофреники-параноики дают более высокий процент адек-

ватного толкования выражений лиц, чем другие шизофреники.

Анализируя собранные данные, авторы учитывали влияние <вер-

бальной интеллигентности> испытуемого на показываемые им ре-

зультаты.

Изучая восприятие человеком мимики, ряд ученых (М. Шер-

ман, Ч. Ландис и др.) 6 предприняли попытку найти определенный



<код>, который, по их мнению, характеризует каждую эмоцию.

В расшифровывании такого <кода>, по мнению этих исследова-

телей, заключается процесс узнавания и распознавания пережива-

ний тем или другим человеком. Однако такой подход к изучению

закономерностей прочтения переживаний человека, несмотря

на всю его оправданность, все же не ведет к полному решению

проблемы, так как при этом, во-первых, не учитывается значение

других, помимо выражения лица, особенностей его экспрессии

при расшифровывании переживаний и состояния воспринимаемо-

4 Р 1 и 1 с Ь; Ь К. Ор. сИ.

УапаепЬег 3., МаШэзоп М. ТЬе 1п(егрге(а11оп о1 {ас;а1 ехргез-

зюпз Ьу а.сЫ2орЬгешсз оЙег теп1а1 ра(;еп{з, погта! аДиИз апй сЫИгеп.-

Ас1а рзусЬо1о!са, уб1. XIX. Атзегйат, 1961.

6 Ь а п (11 з С. ТЬе 1п1егрге1аИоп о{ Гас1а1 ехргевзюп т ето-Иоп.- ,1. еп.

рзусЬо!., 1929, N 2, р. 59-72; ЗЬегтап М. ТЬе (ШГегепЫюп о{ етоУопа!

гезропзез ш 1п1ап1з.-3. сотр., рзусЬо!., 1927, N 7, р. 265-284.

19

STR.20


то человека, а во-вторых, не принимается во внимание роль всей

ситуации, в условиях которой происходит общение людей.

Влияние ситуации на характер интерпретации мимических

движений экспериментальным путем убедительно показывает

П. М. Якобсон7. Теоретически значение ситуации общения в-рас-

шифровывании переживаний человека, его состояний хорошо рас-

крывает С. Л. Рубинштейн: <В изолированно взятом выражении

лица напрасно ищут раскрытие существа эмоции; но из того, что

,по изолированно взятому выражению лица, без знания ситуации,

не всегда удается определить эмоции, неправильно заключают,

что мы узнаем эмоцию не по выражению лица, а по ситуации,

.которая ее вызывает. В действительности из этого можно заклю-

чить только то, что для распознавания эмоций, особенно сложных

-и тонких, выражение лица служит не само по себе, не изолиро-

ванно, а в соотношении со всеми конкретными взаимоотношения-

ми человека с окружающими>8.

В образе, формирующемся в процессе общения, могут быть за-

лечатлены жесты партнера. По ним мы можем заключить об от-

ношении воспринимаемого человека к какому-то событию, лицу,

предмету и пр. Жест может нам сказать о желании этого челове-

ка, о его состоянии. Особенности жестикуляции, наблюдаемые

длительное время, могут оказаться для нас одним из оснований

, для вывода о каком-то качестве воспринимаемого человека, на-

- пример о суетливости, склонности к мелодраматичности и пр.

Жесты, являющиеся одним из видов выразительных движений

человека, нельзя считать спонтанным проявлением активности.

-Любой человек, формируясь как личность в конкретной социаль-

ной среде, усваивает характерные для этой среды способы жести-

куляции и, так сказать, правила их применения и прочтения.

Внешне похожие жесты у людей, формировавшихся в разных

культурно-исторических условиях, могут иметь неодинаковое зна-

чение.


Человек может жестикулировать как произвольно, так и не-

произвольно. По мнению ряда исследователей, для определения

; состояния, переживаемого человеком, особое значение имеет не-

произвольная жестикуляция. Кроут, наблюдая за людьми в экспе-

; риментально созданных конфликтных ситуациях, пришел к выво-

, ду, что существуют корреляции между различными непроизволь-

ными жестами и определенными состояниями. Пальцы, сведенные

кончиками вместе, означают, по его мнению, покорность, смире-

ние; палец у губ-стыд; палец, зажатый обвившими его пальца-

ми другой руки, - самоободрение. Подобным образом он пыта-

ется связать еще ряд жестов, с одной стороны, и состояний -

с другой. Анализируя отношения между жестами и состояниями,

Кроут, помимо общих особенностей, разбирает индивидуальные

7 См.: Якобсон П. М. Изучение чувств у детей и подростков. М., 1961.

8 Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. М., 1945, с. 482.

20

вариации в жестикуляции, соответствующей разным состояниям,



а также пробует установить особенности жестикуляции в связи

с требованиями, предъявляемыми к принятой для представите-

лей разных полов манере вести себя в обществе9.

Бесспорно значение разработки проблемы, которая заинтере-

совала Кроута, но его выводы нуждаются в экспериментальной

проверке.

Жестикуляция, как и мимика, голос и отмечаемые у данного

человека позы, может войти в образ, формирующийся у людей

при отражении этого человека. Однако она может быть и типич-

ной для этого человека и совсем не характерной для него, а вы-

ражать только случайное состояние.

Интересный материал о жестикуляции и мимических движе-

ниях содержится в исследовании Гельма, изучавшего влияние

аффективных напряжений на умственную деятельность10. Этот

автор указывает, что ж состоянии эмоционального напряжения и

конфликта возникают многообразные движения смущения и бес-

(Покойства. <Большинство замеченных здесь движений смущения

(заключается в почесывании и трении разных частей головы.

Глаза, лоб, темя, подбородок и нос трут так же часто, как губы,

; щеки, уши. Такие действия над предметами, как повторное за-

кручивание и раскручивание футляра самописки, галстука, тро-

гание костюма и т. д., следует причислить сюда же> н. Движе-



< ния же беспокойства, по данным Гельма, заключаются в усилен-

| ной мимике рта, закусывании губ, частом покачивании головы,

ерзании на стуле, в отбрасывании <мешающих> волос.

Характерная для человека осанка и типичные позы являются

одним .из компонентов облика человека, также влияющих на ха-

рактер впечатления, которое о нем складывается у взаимодейст-

вующего с ним индивидуума. Осанка придает фигуре общий вид

и зависит от привычного положения корпуса и головы. Осанка

классифицируется как прямая, сутуловатая и сгорбленная, как

вялая и бодрая.

Истолкованию позы человека также посвящен ряд работ.

А. Олсен провел исследование восприятия человеком движений и

поз других людей 12. Рассматривая позы и движения как ответы

на действие окружающих условий, как знаки, сигнализирующие

о состоянии человека, которые, повторяясь, могут свидетельство-

вать о некоторых .относительно устойчивых особенностях его лич-

ности, А. Олсен предлагал испытуемым по фотографиям опреде-

9 К г о и 1 М. Н. Ап ехрептеп1а1 аНетр! 1о ргоаисе ипсопзсюиз тапиа!

аутЬоИс тотетепз.-РзусЬо!. ]. еп. рзусЬо!., 1954, N 51, р. 93-152; Кго-

и 1 М. Н. АиНзИс ез1игез. Ап ехрептеп1а1 з1и(1у т зутЬоНс тоуетеп!-

РвусЬо!. топоег., 1935, N 208. .

10 Н е 1 т ,1. ОЬег Деп ЕшПизз аНесНуег 8раппип еп аи( Дез ПепЬЬап-



<1е1п.-2з. {. РзусЬо!., Вс1 157, Н. 1-2.

" 1Ый., 5. 73.

12 О 1 з е п А. М. Роз1иге апс1 ЬоДу тоуетеп! регсерИоп. РгосееДшз о1 1Ье

8;х1ееп1Ь т1егпа(юпа1 сопгезз о1 рзусЬо1оу. Атз1ег(1ат, 1961.

21

STR.22


лять их значение. Он нашел ряд индивидуальных различий в вос-

приятии и толковании движений и поз.

Сабин и Хардик предприняли исследование с целью выявить

влияние поз на ролевое восприятие 13. Полученные данные они

интерпретировали с позиций распространенной сейчас на Западе

теории ролей. В ходе эксперимента они предъявляли испытуемым

одну за другой сорок две так называемые <палочные> фигуры

человека, которым придавались раз-

личные позы. Каждый участвующий

в опыте должен был сказать, какое со-

стояние, по его мнению, испытывает

человек, для которого характерна та

или другая смоделированная с по-

мощью <палочной> фигуры поза. Авто-

ры пришли к выводу, что определен-

ные позы связываются с определенны-

ми действиями или качествами личнос-

ти. Примеры некоторых из полученных

ими от испытуемых ответов - толкова-

ний поз мы приводим (рис. 1).

Походка человека также обога-

щает наше впечатление о нем. Отра-

женная нами, она может быть сигна-

лом состояния человека, иногда гово-

рить о перенесенных им болезнях, о

роде его занятий (походка альпини-

ста, моряка, солдатский шаг и пр.)-

Ходить, как известно, учатся, не

руководствуясь каким-то общим об-

разцом. Тем не менее все индивиду-

альные варианты походок можно све-

сти к определенным средним формам

и в них выделить объединяющие их

признаки. Походка каждого человека

Рис. 1

Истолкование паз испытуемыми



в опыте Сабина и Хардика. /-

описывающий, соглашающийся,

вопрошающий, сомневающийся, 2-

ожидающий, описывающий, 3 -

печальный, ушедший в себя, нереша-

ющийся, 4 - удивленный, власт-

ный, самоуверенный, отчужденный

характеризуется рядом черт: ритмом, скоростью, давлением на по-

верхность, длиной шага, эластичностью, определенностью направ-

ления и изменчивостью. Походке может быть присуща большая

или меньшая естественность. Неестественность в походке появля-

ется у человека при состоянии <скованности>, чрезмерного нап-

ряжения. Эта неестественность может быть связана и с телесными

аномалиями. Изучением механизма ходьбы и исследованием по-

ходки занимались Н. А. Бернштейн н, Вебер/Браун, Фишер, Бой-

тендайк, Энке, Покорны и др. Установлено, что темп ходьбы мо-

жет быть замедленным или убыстренным, и в нем, как и вообще

13 Ып иге у О. (еа.). НапаЬооЬ о! вос1а1 р5усЬо1о у. ЬопДоп, 1959.

14 См.: Бернштейн Н. А. Новые линии развития в физиологии и их со-

отношение с кибернетикой.- В кн.: Философские вопросы физиологии высшей

нервной деятельности и психологии. М., 1963.

22

в моторике человека, находят выражение общее состояние орга-



низма и, по утверждению ряда исследователей, такие оробеннос-

ти, как экстра- или интравертированность личности. В работах,

посвященных анализу походки, мы находим и другие попытки

связывать ее особенности с состоянием человека и чертами его

характера. Так, Р. Покорны в работе <О выражении человека

в походке> 15 указывает, что раскачивание при ходьбе - признак

Л аккуратности, точности, иногда даже педантичности. В некоторых

(случаях раскачивающаяся походка, по уверению указанного пси-

холога, свидетельствует о тщеславии. Он же полагает, что нару-

шение нормальных пропорций между ростом человека и длиной

его шага тоже может свидетельствовать об определенном состоя-

нии или даже чертах характера. Например, необычно большие

Л шаги малорослого могут означать желание быстрее достичь цели,

стремительность, энергию. Маленькие шаги высокого челойека

( могут говорить не только о неторопливости, но и о робости, о же-

лании отдалить встречу с кем-то и т. п.

Помимо общих принято выделять еще особенные признаки по-

ходки. К ним относятся элементы движений при ходьбе, которые

связаны с отдельными положениями тела в целом или его частей.

Такими особенными признаками являются, например, положение

носков ног при ходыбе и стоянии, движения рук, так называемая

пяточная и пальцевая ходьба. В эту же группу признаков входят

наблюдаемые при ходьбе и явно выраженные у некоторых людей

содвижения бедер, поясные движения, движение плечами.

Авторы, интересующиеся вопросом о том, насколько в походке

человека проявляются его состояние и черты личности, наряду

с верными наблюдениями действительных фактов позволяют себе

делать обобщения, которые не отвечают требованиям научной

достоверности и порой звучат просто наивно. Однако они верно

подметили одну из особенностей формирования образа человека

окружающими. Характер походки действительно связывается

людьми с физическим самочувствием и возрастом (старческая

походка), иногда с полом (мужская походка), с состоянием (<ви-

новатая> походка) я пр., и, если походка является для индивиду-

ума значимым признаком, он будет отмечать ее, воспринимая

других людей. Она как один из признаков постоянно будет вхо-

дить в образы, людей, формирующиеся у этого индивидуума.

Голос также является одним из компонентов облика и влияет

на впечатление, производимое человеком на окружающих. Голоса

людей в широких пределах различаются по высоте, тембру, мане-

ре произношения и, если они специально не тренированы, как бы-

вает, например, с голосом ораторов или дикторов, оказываются

довольно тонким инструментом выражения состояния и некоторых

других особенностей их владельцев. Тем не менее голос из-за

15 Роботу К. ОЬег йеп АивйгисЬ Дез тепэсЬИсЬеп Сап ;ез.- Пег ВепсЫ

йЬег Деп весЬэгеЬпеп т1егпаУопа1еп К.оп;геэз. Атз1егйат, 1961.

23

STR.24


трудности его анализа в психологии исследуется пока мало, и

главным образом изучается речь. А между тем голосу каждого

человека присущи определенный ритм, отрывистость или плав-

ность произношения, характерность интонации, большая или

меньшая музыкальность при рассказывании. И они, так же как

высота и тембр, делают голос каждого человека индивидуально

своеобразным 16 и влияют на то впечатление, которое складыва-

ется о владельце голоса у воспринимающего его индивидуума.

-. Г. Олпорт попытался установить корреляции между голосом и

некоторыми чертами физического и -психического облика челове-

ка и выявить, как голос сказывается на формировании образа

того, кому он принадлежит 17. Собранные Олпортом факты, по

его мнению, свидетельствуют о том, что восприятие голоса дает

человеку знание не только о состоянии владельца этого голоса,

(но и о его возрасте, причем возраст по голосу может быть назван

с точностью до десяти лет. Прямых корреляций между голосом,

с одной стороны, и комплекцией и ростом человека - с другой,

Олпорт не установил. Лишь некоторым его испытуемым случайно

удавалось по голосу угадывать черты физического облика вла-

дельца голоса, предъявленного для восприятия. Вместе с тем ряд

испытуемых под влиянием имевшегося у них опыта общения с оп-

ределенными людьми обнаружили стойкую тенденцию связывать

воспринимаемый голос с определенным физическим обликом чело-

века. Испытуемые Олпорта, как он пишет, <с явным успехом> по

>голосу устанавливали, экстравертированный .или интравертиро-

ванный тип личности характерен для его владельца. При дальней-

шем анализе собранных материалов Г. Олпорт идет еще дальше

и в заключение утверждает, что, на его взгляд, голос хорошо сог-

ласуется с личностью как целым и по нему можно <набросать

эскиз> человека, которому он принадлежит.

Нельзя отрицать ценности проведенного Олпортом изучения

корреляций между голосом и чертами облика, а также роли его

в формировании впечатления о человеке, которому он принадле-

жит. Однако при обобщении собранных данных Олпорт допустил

ошибку, аналогичную ошибкам графологов, которые проводили

прямую связь между почерком и характером человека и пытались

определить содержание и форму такого сложного психического

свойства, как характер, проанализировав лишь почерк человека.

Голос действительно может <выдать> переживания человека,

сказать об отношении его владельца к тому или иному факту,

помочь лучше понять самочувствие и темперамент человека и

даже раскрыть некоторые черты его характера, окажем, такие,

как уверенность или неуверенность человека в себе. Однако ут-

16 Исследование фонограмм звуковой речи, проведенное в лаборатории фо-

нетики Московского института иностранных языков, с большой убедительностью

показало, что голос относится к числу строго индивидуальных человеческих

свойств.

17 АПрог! С. \У. Райегп апс1 его-йЬ ш регвопаШу. N. У., 1961.

24

верждать, как это делает Олпорт, что голос сочетается с типом



-личности как целым, значит выдвигать совершенно неправильное

положение. Если рассматривать личность как ансамбль психичес-

ких свойств, таких, как характер, являющийся обобщенной и

-закрепленной совокупностью побуждений, регулирующих поведе-

ние, и как способности, представляющие собой закрепленную

в индивиде систему обобщенных психических деятельностей, то

голос никак не может быть показателем типа личности.

В создании впечатления о воспринимаемом человеке большую

роль играет и его речь. .Как мы знаем, и устной и письменной речи

любого человека присущ ряд индивидуальных особенностей.

К рим относятся характерная для данного человека скорость-го-

ворения, длина фраз, типичные для него конструкции предложе-

ний, использование прилагательных, наклонений глаголов, упот-

ребление жаргонных словечек, метафор, грамматические ошибки

и оговорки, расстановка ударений и пр. Стиль речи, характерный

для воспринимаемого человека, оценивается другой личностью

с точки зрения соответствия определенным речевым эталонам,

сформировавшимся у этой личности, и сказывается на общем

мнении, которое складывается у нее о воспринимаемом человеке.

Исследователи Сабин и Вильяме интересовались, как люди,

слушая голос, могут <конструировать> личность говорящего. Они

записали на ленту магнитофона 38 фраз, произнесенных разными

людьми неодинаковым тоном. Например, одно из предложений

было выкрикнуто человеком среднего возраста: <Очень хорошо,

ребята, выходите и покажите им!>, другое было произнесено

<хныкающей маленькой девочкой>, крикнувшей: <Кто-то сломал

мою куклу!>, третье - человеком, сказавшим: <Я люблю сидеть

у огня и читать - читать стихи> 18. Эти записи были воспроизве-

дены перед различными группами испытуемых. Последние должны

были указать возраст, пол, род занятий каждого из говоривших и

высказать предположение об особенностях их личности и о ситу-

ации, в которой произнесена данная фраза. Хотя соответствие

содержания ответов действительности было нулевым, так как все

вышеназванные фразы были сказаны или студентами или зрелыми

актерами, степень совпадения оценок, данных испытуемыми про-

слушанным репликам, была очень высокой. Например, прослушав

первую фразу, 90% отвечающих решили, что ее произнес тренер,

обращаясь к футболистам перед выходом их на поле.

Авторы этого исследования, исходя из анализа полученных

материалов, считают, что определенно можно говорить о положи-

тельной корреляции в ответах у женщин между частотой оценки

ими возраста и частотой приписывания лицам, произносившим

различные фразы, соответствующих социальных ролей. У мужчин

исследователи нашли положительную корреляцию между частотой

представления ими социальной роли и социальной ситуации.

18 1-;п<32еу О. (еД.). НапсЗЬоок о1 эос!а1 рвусЬо1о у. ЬогкЭоп, 1959.

25

STR.26



В своем исследовании Сабин и Вильяме предприняли также

попытку установить корреляцию между оценкой испытуемым

личности того, кто произносил ту или иную фразу, и качествами

личности испытуемого.

Работа Сабина и Вильямса, таким образом, показывает, что

если жизненный опыт данной группы людей в основном одинаков,

то сходными будут восприятие ими определенных фраз и пред-

ставления о тех, кто эти фразы произнес, и о том, в какой обста-

новке они были произнесены.

Поскольку характеризующая человека манера речи, а также

его голос в общении играют роль опознавательного признака, кри-

миналистика, когда другие способы не эффективны, используя

технику, находит нужных ей людей <по голосу> и по <особеннос-

тям речи>. Вот один из таких случаев. В Западной Германии

преступник, похитив семилетнего мальчика, позвонил его отцу и

предложил <выкупить> сына. Отец поставил об этом в извест-

ность полицию. Все его последующие телефонные разговоры с вы-

могателем были записаны на магнитофонную пленку. Большая

группа специалистов по научной фонетике и диалектам, познако-

мившись с этими записями, единодушно пришла к выводу, что

преступнику около 40 лет, что он не принадлежит к образован-

ным слоям населения, что в его речи преобладает диалект Рейн-

ско-Рурской области, хотя встречаются и выражения, свойствен-

ные говору германского юго-запада. Впоследствии их вывод под-

твердился. По радио несколько раз передавали магнитную запись

речи преступника и обратились с призывом к населению помочь

установить его личность по голосу. Чтобы внимание слушателей

не отвлекалось содержанием разговора, а было приковано иск-

лючительно к особенностям речи, криминалисты сделали монтаж,

включающий в себя повторение одних и тех же фраз и оборотов.

Шесть радиослушателей узнали голос и назвали имя человека,

его владельца. Указанный ими человек действительно оказался

тем" преступником, которого искали 19.

Исследователи, например Г. Олпорт, опираясь на собранные

факты, полагают, что присущие каждому человеку временные и

устойчивые состояния наиболее адекватно и тонко выражаются,

как правило, одним-двумя способами экспрессии. Для одного та-

ким выделяющим личность способом оказываются характерные

изменения в выражении глаз, для другого - движения рук, для

третьего - изменения в походке и позе, для четвертого - голос

и т. д. Это утверждение верно лишь отчасти, ибо ученый не прияял

во внимание значение силы переживания в связи с тем или иным

событием в жизни человека. Как известно, в зависимости от зна-

чения события для личности и степени сохранения контроля над

своими движениями возбуждение может охватывать большее или

меньшее число областей экспрессии.

19 См.: Ваксберг А. Преступник будет найден. М., 1963.

26

Эта зависимость в определенной мере прослеживается в ис-



следовании Гельма, который пытался установить различия

в характере мимических проявлений в зависимости от интенсив-

ности аффективных состояний и того, в какой мере воздействие

затрагивает наиболее существенные стороны личности. Когда

аффектогенное воздействие затрагивает человека менее серьезно

(не колеблет его социальную позицию, не изменяет мнения, сло-

жившегося о нем у авторитетных для него людей, и т. п.), его

аффективные проявления выражаются свободнее как в мимичес-

ком, так и в речевом плане. Когда же воздействия затрагивают

человека более глубоко, более личностно и колеблют, как ему

кажется, его жизненную позицию, начинается видимое и осознан-

ное владение собой, что отражается на характере мимики и пан-

томимики. Гельм пишет по этому поводу: <Просто <нормальный>

аффективный процесс выражается непосредственнее и понятнее,

; чем управляемый аффект средней интенсивности> 20.

Изучению механизмов выразительного поведения людей пос-

вящено очень много исследований21. После классических работ

И. П. Павлова была сделана не одна попытка осмыслить выра-

зительное поведение и формирование выразительных движений

с позиций рефлекторной теории. П. В. Симонов, П. М. Якобсон,

опираясь на новейшие факты, полученные как в их лабораториях,

так и другими исследователями, при разработке общей теории

эмоций анализируют и их двигательный момент: жесты, мимику,

интонацию22. В эмоциях, имеющих сложную рефлекторную струк-

туру, двигательные и вегетативные компоненты связаны между

собой самым тесным образом. Двигательные компоненты при

возникновении эмоционального возбуждения играют роль функ-

ционального стержня, вокруг которого формируется целостный

рефлекторный акт. Эффекторное осуществление эмоционального

акта ведет к торможению центральных образований, а задержка

эффекторной деятельности усиливает эмоциональное возбуждение.

Большое значение в развитии выразительных движений имеет

подражательный рефлекс, при помощи которого у человека в дет-

ские годы складывается и вырабатывается сложное индивидуаль-

ное и социальное поведение.

Сравнительно недавно Н. А. Бернштейн попытался объяснить

механизм походки, тембр голоса, произношение, почерк, исполь-

зуя новейшие данные физиологии и кибернетики23. Он специаль-

м Не 1т Л. Ор. сИ., р. 75.

21 См.: Дарвин Ч. О выражении ощущений у человека и животных. Собр

соч., т. III. М., 1908; Якобсон П. М. Психология чувств; Оип1ар К. ТЬе

го1е о{ еуе-гпи8с1ез т йе ехргевзюп о( етоНопэ.- Оепе1. рзусЬо! Мопоег,

1927, N 3.

22 См.: Симонов П. В. Метод К. С. Станиславского и физиология эмо-

ций. М., 1962; Якобсон П. М. Проблема психологии эмоций.-В кн.: Психо-

логическая наука в СССР, т. 2. М., 1960.

23 См.: Берн штейн Н. А. Новые линии развития в физиологии и их со-

отношение с кибернетикой.

27

STR.28


но выделял факт, характерный для каждого из совершаемых че-

ловеком повторных навыковых движений, - <существенное

сходство, т. е. равенство, по одной части имеющихся признаков

при отсутствии конгруэнтности и размещаемость по другой, обыч-

но метрической части признаков в вариационные ряды>24. Для

объяснения этого явления Н. А. Бернштейн использовал матема-

тическую идею, выдвинутую И. М. Гельфандом и М. Л. Цетли-

ным и заключающуюся в приложении к разбираемому вопросу

класса функций большого количества переменных, обозначаемых

авторами как <хорошо организованные функции>25. <Влияние

существенных переменных на небольших интервалах, - пишет

Н. А. Бернштейн, - может в значительной степени маскироваться

вмешательством сильно вариативного эффекта несущественных

переменных, но в итоговом результате форма и протекание функ-

ции определяются прежде всего существенными переменными> 2В.

Определяющие закодированные в мозгу черты циклического на-

выкового акта типа походки, письма реализуются, по мнению

Н. А. Бернштейна, как продукт существенных переменных, а

метрические признаки, каждый из которых дает вариационные

ряды, - как результат влияния несущественных переменных.

Помимо признаков, образующих физический облик человека

и его выразительное поведение, компонентом внешнего облика

человека являются его одежда, прическа, украшения и прочие

) предметы и признаки, с помощью которых достигается то или

иное внешнее <оформление> облика человека. Этот компонент

облика может говорить о деятельности человека (военная форма,

рабочий комбинезон), о его национальной принадлежности (на-

циональный костюм), служить дополнительным признаком воз-

раста, свидетельствовать о вкусах и привычках и т. д. От оформ-

ления облика человека, следовательно, также зависит (больше или

меньше) характер впечатления, которое складывается о нем у вос-

принимающих его людей. В зависимости от деятельности, соеди-

няющей людей, и от особенностей личности самих общающихся

этот компонент внешности в одних случаях осознается больше,

в других меньше. Оформление внешности человека оценивается,

как правило, окружающими его людьми с позиций усвоенных ими

этико-эететических норм.

Среди факторов, влияющих на развитие общения, внешность и

выразительные движения человека могут занимать и занимают

V важное место. Вместе с тем ясно, что громадную роль в общении

24 Там же, с. 315.

25 функция хорошо организована, если можно разгруппировать ее аргумен-

ты на <существенные> и <несущественные> переменные и если все аргументы

стойко сохраняют свою принадлежность к тому или другому подклассу (см.:

Гельфанд И. М., Ц е т л и н М. Л. О некоторых способах управления слож-

нейшими системами.-Успехи математических наук, 1962, т. 17, вып. 1).

26 Бернштейн Н. А. Новые линии развития в физиологии и их соотно-

шение с кибернетикой, с. 316.

28

выполняют отражение и психологическая интерпретация людьми



тех движений партнеров, которые совершаются в связи с задача-

ми, вытекающими из совместно выполняемой ими деятельности.

Между тем во многих руководствах по психологии фактически

высказывается взгляд, что информационное значение для субъ-

екта восприятия имеют лишь речь и экспрессивные движения -

мимика и пантомимика, выражающие состояние и отношение

партнера по деятельности. Все прочие движения человека почему-

то не принято рассматривать с точки зрения их информационного

значения, которое они имеют для других людей. Но ведь ясно

что положение тела человека в пространстве относительно гори-

зонтали и вертикали, движения, им совершаемые, а также поло-

жение отдельных частей тела относительно друг друга и тела

в целом и движения этих частей не только сигнализируют другим

людям об эмоциональном состоянии человека. Они дают инфор-

мацию о намерениях воспринимаемого человека, о выполняемой

им работе, о владении им определенными навыками, о степени

развития у него тех или других привычек, о его возрасте и т. д.

Чтобы адекватно отразить и правильно оценить выразительные

движения партнера, познающий индивидуум должен обладать оп-

ределенным опытом. Интерпретация и оценка всех названных дви-

жений и действий также зависят от опыта познающего субъекта.

Движения и действия составляют поведение человека. В него

входят и поступки - акты объективно и субъективно мотивиро-

ванного поведения, которые имеют значение для окружающих

людей и нравственно-психологические последствия для совершив-

шей поступок личности27. Воспринимая движения, действия, пос-

тупки, деятельность человека, люди проникают в их внутреннее

психологическое содержание, познают убеждения, потребности,.

интересы, чувства, характер, способности личности.

Непосредственно наблюдая внешнюю сторону поведения дру-

гого человека, воспринимающий его индивид в меру своего уме-

ния <читает> на основе контекста людских отношений выражае-

мое в этом поведении психологическое содержание. С. Л. Рубин-

штейн пишет об этом так: <В повседневной жизни, общаясь с

людьми, мы ориентируемся в их поведении, поскольку мы как бы

<читаем> его, т. е. расшифровываем значение его внешних данных.

и раскрываем смысл получающегося таким образом текста в кон-

тексте, имеющем свой внутренний психологический план. Это

<чтение> протекает бегло, поскольку в процессе общения с окру-

жающими у нас вырабатывается определенный более или менее

27 Подробный анализ сущности и проявлений личности не входит в задачу

данного исследования. Научное освещение проблемы личности в целом, а также

и отдельных вопросов, входящих в эту проблему, дается в работах

Б. Г. Ананьева, Л. И. Анциферовой, Л. И. Божович, А. В. Веденова, А. Г. Ко-

валева, В. Н. Колбановского, В. А. Крутецкого, Н. Д. Левитова, А. Н. Леон-

тьева, В. С. Мерлина, В. Н. Мясищева, А. В. Петровского, С. Л. Рубинштейна,.

Ю. А. Самарина, Б. М. Теплова, Е. В. Шороховой, В. А. Ядова и других ав-

торов.


29

STR.30


автоматически функционирующий психологический подтекст к их

поведению>28.

В повседневных, ставших привычными для нас жизненных си-

туациях, когда нет надобности глубоко проникать в смысл поведе-

ния окружающих нас людей, в истинные мотивы их действий,

процесс, раскрывающий действительное психологическое содержа-

ние их поведения, свернут. Но стоит другому человеку отойти от

?<само собой разумеющейся> манеры поведения или небезразлич-

| ному для нас лицу <огорошить> необычным для него поступком,

I как процесс интерпретации их поведения выдвигается на перед-

ний план. Мы не просто регистрируем внешнюю сторону их по-

ведения, а пытаемся психологически объяснить их поступки, для

чего порой начинаем дополнительно наблюдать за ними.

Особенность, на которую обратил внимание С. Л. Рубинштейн,

чрезвычайно существенна для понимания процесса познания

людьми друг друга в жизни, и границы, в пределах которых она

дает себя знать, очень широки. Пока манера общения с другими,

род занятий, качество труда, внешний облик, отклик на происхо-

дящие события, преследуемые цели, весь уклад жизни, присущие

другому человеку, соответствуют образцам, которым привык сле-

довать общающийся с ним субъект, последний обычно проявляет

своеобразное <равнодушие> к психологии другого. Он, так ска-

}зать, без сомнений и доказательств полагает, что у другого че-

ловека <психология> такая же, как и у него. И только когда об-

раз жизни, манера вести себя, реагирование на происходящие со-

бытия, внешний облик человека отходят от тех <образцов>, кото-

рые в глазах общающегося с ним являются выражением <нормы>,

последний от регистрации внешней стороны поведения познавае-

мого человека переходит к психологической классификации его

поступков, пытается дать им ту или иную оценку и понять этого

человека как личность. При этом он всегда сталкивается с опре-

деленными психологическими трудностями, которые являются,

с одной стороны, следствием сложности познаваемой личности, а

с другой - вызваны неизбежной ограниченностью познаватель-

ных возможностей самого субъекта познания.

Внешняя сторона отдельно взятых поступков, как правило,

не определяет однозначно их внутреннее психологическое содер-

жание, и это превращает процесс познания индивидом другой

личности т> ""ение им психологической задачи, на которую он

может дать как правильный, так и неправильный ответ.

В сознании советского человека развито убеждение, что каче-

ствам личности, содержание которых отвечает требованиям ком-

мунистической морали, соответствуют определенные формы выра-

жения этого содержания, определенные способы поведения лич-

ности. И, наоборот, качествам, содержание которых расходится

28 Рубинштейн С. Л. Принципы и пути развития психологии. М., 1959,

с. 180.

30

с требованиями коммунистической морали, в свою очередь соот-



ветствуют другие, также сравнительно определенные способы по-

ведения. И такое убеждение в общем правильно, потому что дей-

ствительно в состав качества личности входит, с одной стороны,.

известная система потребностей, интересов, чувств субъекта, оп-

ределяющая его отношение к действительности, с другой стороны,.

способы поведения, являющиеся средством и формой осуществле-

ния этих потребностей, интересов, принципов. Однако связь между

содержанием качества и способом его выражения не всегда имеет

однозначный характер. Практика взаимодействия людей и спе-

циальные исследования, особенно исследования формирования ка-

чества личности на разных возрастных этапах, дают нам факты,-

свидетельствующие о том, что способ поведения личности может

не полностью соответствовать или вообще не соответствовать име-

ющемуся у личности отношению к какой-то стороне действитель-

ности. Это, в частности, было выявлено нами в прежних работах

при исследовании личности школьника29.

Возможные виды связи между содержанием качества личнос-

ти, с одной стороны, и способом, формой проявления его в пове-

дении личности - с другой, между мотивом и поступком личнос-

ти широко освещены также в работах Л. И. Божович, А. В. Ве-

денова, В. Н. Мясищева, С. Л. Рубинштейна и ряда других иссле-

дователей.

29 См.: Бодалев А. А. 1) Об отношении и способе его выражения у под-

ростка.- В кн.: Материалы конференции психологии обучения и воспитания.

Киев, 1961; 2) О понимании школьника воспитателями и проектировании ими

развития его личности.- Тезисы докладов на II съезде Общества психологов,.

вып. 2. М., 1963.

STR.32


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Монография посвящена восприятию и пониманию людьми друг друга. В ней рассматриваются закономерности я механизмы воспри