• Вопросы второго тура
  • Победители краеведческой викторины «Прикоснись к седой старине»
  • В памяти навсегда: Кемь и кемляне в годы войны
  • Список использованной литературы Беляева, Н.
  • Демехина, А.
  • Кемляне
  • Морозов, К. А
  • Шляпкин П.



  • страница14/21
    Дата15.05.2017
    Размер4.15 Mb.

    Национальная библиотека Республики Карелия


    1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21

    Вопросы первого тура викторины

    1. Когда возникло первое поселение в устье реки Кемь?

    2. К какому времени относится первое письменное упоминание о поселении «Кемь»?

    3. Иногда Кемь называли «Кемский острог» или «Кемский городок». Почему?

    4. Кто такая Марфа Борецкая и какое отношение она имеет к нашему городу?

    5. Назовите основные хозяйственные занятия кемлян в XVIII и XIX веках.

    6. Когда городу Кемь был присвоен статус уездного города?

    7. Перечислите пороги, которые были когда-то на реке Кемь.

    8. Назовите известных кемских мореходов.

    9. В 1842 году в Кеми были открыты шкиперские курсы для подготовки судоводителей. Назовите фамилию известного адмирала, который готовил программу для этих курсов.

    10. Назовите фамилии крупных кемских купцов судовладельцев.

    11. В честь какого события был построен Успенский собор в Кеми?

    12. Кто из известных карельских поэтов написал стихотворение «Легенда о возникновении города Кемь?

    Вопросы второго тура
    1. Какое название имели раньше перечисленные ниже улицы и почему они так назывались? А. Каменева, Р. Вицупа, П. Малышева, В. И. Ленина, проспект Пролетарский.

    2. Что вы знаете о Р. Вицупе, А. Каменеве, П. Малышеве, А. Мосорине, чьими именами названы улицы нашего города?

    3. Какие кемские поморские династии вам известны?

    4. Издревле Кемь славилась искусными судостроителями. Назовите их.

    5. Назовите фамилию купца, который завещал деньги на строительство Благовещенского собора?

    6. Кто из известных путешественников и исследователей Русского Севера побывал в Кеми с целью географического и народнохозяйственного изучения?

    7. В книгах какого известного карельского писателя рассказывается о событиях революции, гражданской войны в Кеми, в Кемском уезде?

    8. В честь какого события установлен памятный знак на 3 км тракта на Калевалу?

    9. Как назывался партизанский отряд, созданный из жителей Кемского района во времена Великой Отечественной войны?

    10. Какие памятники нашего города увековечивают подвиг воинов в Великой Отечественной войне?



    Победители краеведческой викторины «Прикоснись к седой старине»
    Номинация «За поэтическое восприятие истории своего города» – Елена Федоровна и Андрей Панкрашовы.

    Номинация «Без прошлого нет будущего» – Кудрявцева Ксения, Миронова Маргарита, Костякова Ирина.

    Номинация «Я горжусь своим северным городом с коротким названием “Кемь”» – Малышева Елена Максимовна, Звягин Юрий Константинович.

    Приложение 5

    В памяти навсегда:

    Кемь и кемляне в годы войны

    (Сценарий вечера для представителей молодого поколения кемлян)


    ВЕДУЩИЙ (1): Дорогие друзья! Мы родились и выросли в мирное время. Мы никогда
    не слышали воя сирен, извещающих о военной тревоге, не видели разрушенных фашистами домов,
    не знаем, что такое скудный военный паек… Нам трудно поверить, что человеческую жизнь оборвать также просто, как утренний сон… Об окопах и траншеях, об атаках и контратаках под шквалом вражеского огня вы можете судить только по кинофильмам, художественным произведениям да рассказам фронтовиков. Для вас война – история.

    Великая Отечественная война является историей нашей Родины, наших родных и близких. Прошло 60 лет со дня окончания Великой Отечественной войны, но эхо ее до сих пор не затихает в людских душах. Да, у времени своя память. Мы не имеем права забыть ужасы этой войны, чтобы они не повторились вновь. Мы не имеем права забыть тех солдат, которые погибли ради того, что чтобы мы сейчас жили. Мы обязаны все помнить…



    (звучит песня «Давным-давно была война»; А. Зацепин, Л. Дербенев)
    ВЕДУЩИЙ (2): Давайте же перелистаем некоторые страницы Великой Отечественной войны и мы узнаем, как жили кемляне в те трудные военные годы.

    Территория нашей республики с первых же дней войны стала ареной кровопролитных сражений.


    На советско-финляндской границе от Балтийского до Баренцева морей были сосредоточены 22 финские
    и немецкие дивизии, в которых насчитывалось более 300 тысяч солдат и офицеров, около 4 тысяч орудий и минометов, 900 самолетов. Противник стремился захватить незамерзающий Мурманский порт, Кировскую железную дорогу, Кольский полуостров и Карелию.

    Кемский район стал прифронтовым. С начала войны за 4 дня мобилизации поступило свыше 300 заявлений с просьбами зачислить добровольцами в армию и направить на фронт. За 1941–1945 годы призвано в армию 9240 человек. На многих родные получили страшный документ: «Ваш муж (сын), проявив мужество и героизм, пал смертью храбрых…»


    ВЕДУЩИЙ (1): Высокого звания Героя Советского Союза удостоен за свой подвиг в боях под Полоцком в июле 1944 года кемлянин, мастер вагонного депо Федор Михеевич Александров. Младший лейтенант Александров командовал танковым взводом. Но когда в ожесточенном бою погиб ротный командир, Александров принял командование ротой на себя. В течение многих дней беспрерывно шли бои за освобождение Полоцка, и наступление батальона поддерживали танки под командованием Александрова. Пехотинцы восхищались отвагой молодого командира, который под огнем противника много раз выходил из танка, чтобы выяснить, что мешает бойцам в их продвижении вперед. Славный воинский путь майор Александров закончил 24 июня 1945 года на Параде Победы в Москве, когда он провел свой танк по Красной площади.

    При штурме Берлина и Кенигсберга погибли земляки Сергей Васильевич Зайцев, Анатолий Кузьмич Звягин. При освобождении Киркинеса и Петсамо в Норвегии – кемлянин Иван Егорович Барышев, Федор Николаевич Назаров, Владимир Абрамович Редькин, Николай Федорович Палкин и многие, многие другие, отважно сражавшиеся на фронтах Великой Отечественной войны.

    В народное ополчение, наравне с мужчинами вступали и женщины. В своем заявлении, датированном 8 июля 1941 г., комсомолки 4-го вагонного участка станции Кемь Абрамова, Боровкова, Пантина, Туманова писали: «Просим принять нас в ряды народного ополчения, чтобы своей грудью защищать свою свободу, свою Родину».

    Об одной из них – Любови Александровне Тумановой хочется сказать особо. В начале войны она работала осмотрщицей вагонов на станции Кемь. Вступила в народное ополчение, стала донором.


    В июле 1943 года она вошла в качестве радистки в группу, заброшенную в тыл врага. В августе карателям удалось обнаружить группу. В неравном бою близ деревни Суйсари все погибли; комсомолка Люба Туманова взорвала себя и рацию гранатой. А было ей всего двадцать три года.
    ВЕДУЩИЙ (2): Ощутимый урон врагу наносили партизанские отряды Карелии, в том числе
    и кемский отряд «Красный партизан».
    Партизанские тропы

    в карельском краю

    Заросли, но забылись

    едва ли.


    Здесь, сражаясь с врагами

    за землю свою,

    Партизаны победу ковали.

    Уходили отряды в мороз

    и пургу,

    Провожали их сонные ели.

    Бой короткий стихал,

    и на белом снегу

    Лишь шинели фашистов чернели.

    Возвращались герои на базу свою,

    И теплели заросшие лица.

    Партизанские тропы

    в Карельском краю –

    Героической жизни страницы.

    Ю. Звягин.

    Плечом к плечу с бойцами «Красного партизана» сражались их соседи – партизаны отряда «Боевой клич», созданного из жителей Лоухского района. В декабре 1941 года «Боевой клич» был перебазирован в Кемь и дислоцировался, так же как и «Красный партизан», в поселке Рабочеостровск. Отсюда бойцы отряда несколько раз выходили в тыл врага на разведку.

    Бойцы отряда совершили немало походов в тыл врага, во время которых разгромили финские гарнизоны в деревнях Костомукша и Ладвозеро, штаб финского егерского батальона в Риноярви, произвели ряд диверсий на вражеских коммуникациях, а также уничтожали склады с боеприпасами и горючим, разрушали телефонно-телеграфную связь, захватывали важные документы вражеского командования.
    Во время походов образцы мужества и героизма показали командиры отряда Бруно Лахти и Ф. Журих, бойцы и командиры подразделений И. М. Карху, И. И. Кондратьев, И. Климочкин, Роберт Мастинен, Василий Пертунен и многие другие. Свыше 40 бойцов и командиров отряда награждены орденами
    и медалями.
    ВЕДУЩИЙ (1): Кемь во время войны встала на боевой пост, ощетинилась стволами орудий, прикрылась светомаскировкой – казалась вымершим городом. Но так только казалось. Когда налетали вражеские самолеты, их встречал ураганный зенитный огонь, и не все из них возвращались обратно.

    Я помню Кемь прифронтовой:

    За маскировкой – темень улицы

    И самолетов дикий вой,

    Да под ногой ледок на лужицах.
    А у вокзала, на горе,

    Стояла часть артиллерийская,

    И рано утром, на заре,

    Как эхо – гул далеких выстрелов.


    Но деловит людей настрой,

    И шаг полка – пружина сжатая.

    …В едином ритме со страной

    Шагала Кемь в май сорок пятого.

    А. Демехина

    Автор этого стихотворения – Александра Михайловна Демехина, ее молодость пришлась на годы войны, с 1943 года она служила в Кеми и Беломорске.


    ВЕДУЩИЙ (2): Кемь жила напряженной жизнью. Произошла смена суток: ночью люди работали, пользуясь отсутствием налетов вражеской авиации, а днем отдыхали. В районе шла перестройка народного хозяйства в связи с требованиями военного времени. Изменился производственный профиль Кемского лесозавода. Теперь лесопильщики вырабатывали лыжи для бойцов, волокуши для перевозки раненых, винтовочные приклады, ящики для мин и другую необходимую для фронта продукцию. Самоотверженно трудились женщины, заменив ушедших на фронт мужчин. За 10 дней декабря 1941 года, например, лесозавод выпустил 2 тысячи пар лыж, так нужных бойцам партизанских отрядов и воинам Карельского и Ленинградского фронтов. С рабочих мест люди не уходили до тех пор, пока не была выполнена норма. Часто молодежь проводила комсомольские воскресники, рабочие устраивали «вторники», когда все трудились безвозмездно.

    В газете «Советское Беломорье» за 17 декабря 1941 года был опубликован призыв работницы Кемского лесозавода Клавы Кангиной к девушкам города и района: «Приходите, девушки, к нам на завод! Дадим фронту больше продукции».

    На призыв откликнулись девушки района. В цехи лыжной фабрики пришли молодые работницы кемских сел Калгалакша, Гридино, Авнепорога, Подужемья и Калевальского района. Самоотвержено,
    не щадя себя, трудились женщины, освоив мужские профессии. Быстро освоив незнакомое лыжное производство, возглавили соревнование за перевыполнение сменных заданий Т. И. Князева, которой было
    в ту пору 16 лет, З. В. Жилкина, Н. Д. Шиловская, А. В. Кунавина, М. Е. Кириллова. В те годы женщины
    в тылу полностью заменили ушедших на фронт мужчин.
    ВЕДУЩИЙ (1): На особом положении с первых дней войны оказались кемские железнодорожники. Оккупация немецко-финскими войсками Петрозаводского отделения железной дороги, части территории Кемского отделения вызвала большие затруднения в снабжении северного участка Карельского фронта, а также в осуществлении народнохозяйственных перевозок. Но осенью 1941 года была сдана в эксплуатацию новая линия – Сорокско-Обозерская, после чего восстановилась непрерывная
    и бесперебойная работа Мурманского порта, наладилась связь с глубинными районами страны.

    Немецко-финское командование хорошо понимало, что железная дорога от Мурманска через Сорокскую и Обозерскую станции является основным видом транспортной связи, и принимало все меры для того, чтобы парализовать работу дороги. На участки Кемского отделения враг сбросил тысячи бомб. Только за лето и осень 1941 года было совершено 274 налета и сброшено 2182 бомбы. На некоторых перегонах ежедневно совершались какие-нибудь разрушения. Однако коллектив Кемского отделения не только восстанавливал путь, но и обеспечивал бесперебойные перевозки грузов для нужд Карельского


    и Северного фронтов. Паровозы выходили из депо только ночью, составы шли без огней. С исключительным мужеством локомотивные бригады выводили поезда из-под бомбежки, доставляя грузы к месту назначения точно в срок. Однажды поезд, который вел П. М. Шанин, остановил путевой обходчик Харламов и сообщил, что впереди участок заминированного пути. Вместе с кочегаром Лукашовым Шанин извлек и обезвредил 28 мин и повел поезд дальше. Бывало, что и гибли люди.

    Не считаясь со временем, по 10–12 часов в сутки работали железнодорожники.


    ВЕДУЩИЙ (2): Многие кемляне вспоминают 2 сентября 1941 года, когда Кемь подверглась массированному вражескому налету. Погибло в тот день много людей. Тогда разбомбило столовую, магазин, вывело из строя все водопроводы, станционные пути. Остался один-единственный путь, по которому отправляли поезда. А отправлять их надо было вовремя, ни одной минуты задержки. Железную дорогу по праву могли назвать тогда «дорогой жизни». Ведь по ней поставляли оружие, боеприпасы, другие важные грузы. Поэтому фашисты во что бы то ни стало хотели перерезать ее. Машинисты под бомбежками водили поезда. Для лучшей пропускной способности их отправляли ночью.

    Из воспоминаний Л. И. Кузнеченкова, который во время войны был подростком (Совет. Беломорье, – 1992. – 22 июня): «…Днем, казалось бы, жизнь на станции замирала. Появляться в открытых местах было небезопасно. Домохозяйки затемно топили печи, кормили детей и уходили в лес. Немало дней мы провели на кочках в густом ельнике. Но все же моих сверстников любопытство тянуло на станцию, и, когда выпал снег, ходили туда в накидках из простыней».

    Женщины обучались мужским специальностям. В Кемской техшколе были организованы краткосрочные курсы по подготовке кочегаров для паровозного депо. Принимали туда девушек. Уже в мае 1942 года первая группа девушек-кочегаров приступила к работе. Тяжел труд паровозного кочегара. За один только рейс от Кеми до Лоухи и обратно, а это 334 км пути, часто под бомбежками кочегару приходилось на руках перетаскать в будку целый вагон – 65 кубометров дров. Ворочать порой сырые, скользкие чурки было не под силу. Но шла война, и каждый работал для Победы.

    Приказы начальника депо были строги и лаконичны, в них делался упор на железную дисциплину


    и сознательность. За неявку на работу по любой причине подвергали аресту, отдавали под суд и девушек-кочегаров. Так, например, было с Анной Кульпиной. В разгар апрельской распутицы у нее развалились сапоги, а другой обуви не было, в парусиновых туфлях ехать отказалась. Результат драматический – трибунал.
    ВЕДУЩИЙ (1): Из воспоминаний Марии Осиповны Авнух (тогда ее звали просто Маша Ермачкова): «Это случилось 9 сентября 1943 года. В Лоухи мы прибыли без приключений, но дежурный по станции сказал, что смены нам не будет, поедете дальше до Кандалакши. Там и настигли нас “мессеры”. Машинист Василий Пестов несколько раз обманул их: то разгонял состав, то резко тормозил. Но не все бомбы были сброшены в болото, одна все же упала рядом с паровозом. Машинист погиб, а в Кандалакшу поезд привел его помощник.

    А меня фашист покалечил чуть позже, на перегоне Энгозеро-Амбарный. Как всегда, крутилась на тендере, дрова подносила помощнику и вдруг вижу над самой головой самолет с крестами, летчик в очках из кабины улыбается. Испугаться не успела, как что-то горячее ударило в лицо. Все зубы вылетели, кровь хлещет. Паровоз остановился, кое-как спустилась вниз, спряталась в канаву. Потом два месяца


    я лечилась в госпитале на Вегеракше».

    ВЕДУЩИЙ (2): В конце 1941 – начале 1942 года паровозный парк Кировской железной дороги был переведен с угольного на дровяное топливо. Тем самым сотни железнодорожных вагонов были освобождены от перевозки угля. Вагоны необходимы были для нужд фронта: для перевозки техники, боеприпасов, раненых. За годы войны из карельского леса были изготовлены тысячи пар лыж для бойцов фронта, сотни тысяч корпусов противотанковых и противопехотных мин, ящиков для снарядов. Поэтому заготовка леса имела очень большое значение. Мужчины были на фронте, на лесозаготовках


    их заменили женщины.

    Вспоминает Н. М. Беляева (Совет. Беломорье, – 1993. – 22 июня) «Нас, комсомольцев, молодых, бездетных, отправляли на лесозаготовки. Приходилось по 6 месяцев подряд работать в лесопункте Авнепорог, где кадровые рабочие женщины работали на валке и раскряжевке леса, а мы на вывозке. Подкатывали бревна к узкоколейке, грузили на вагонетки и по 4 человека на вагонетку по деревянным рельсам везли лес на берег реки Кемь, складировали в штабеля.

    Жили в бараках, посреди плита, а кругом веревки и железные кровати, одевались в ватные брюки, фуфайки и валенки 42 размера. У плиты сушили одежду, а утром недосушенную снова одевали на себя. Были у нас тогда деревянные чемоданы с навесными замками, где находилось наше скудное имущество. Утром получали пайку хлеба, часть оставляли на вечер, но так как нам всегда так хотелось есть, то мы возвращались, чтобы забрать хлеб. Заметив это, Сима Мотошина, она была постарше, стала забирать ключи, чтобы оставался хлеб на вечер. Летом работали на сплаве.»
    ВЕДУЩИЙ (1): В Кеми открыли госпитали, куда прибывали тяжелораненые. Многие кемляне сдавали кровь, деньги за сданную кровь отдавали в фонд обороны.

    Нельзя не упомянуть о помощи, которую оказали фронту учащиеся кемских школ. Они изготовили десятки тысяч колец для лыжных палок, собирали подарки, шили и стирали белье для бойцов, собирали мох, который использовался вместо ваты, выступали с концертами, проводили читки и беседы. Ребята создавали тимуровские команды, помогали вдовам, женам воинов-фронтовиков.

    Жители Кемского района помогали фронту и своими личными сбережениями. Семен Михайлович Миронов внес 10 тысяч рублей на строительство танковой колонны «Карельский колхозник». Молодые рабочие и служащие собрали более 20 тысяч рублей на постройку самолета «Карельский комсомолец».

    Данью благодарной памяти потомков павшим героям является Книга памяти. Это не просто скорбный список погибших. Это реквием погибшим в боях за Отечество, тем, кто отдал жизнь за честь, свободу и независимость нашей Родины. Возьмите в руки второй том Книги памяти, в которой напечатаны списки воинов, партизан – наших земляков, погибших в годы Великой Отечественной войны. Вглядитесь в эти фамилии: Артемьев, Данилов, Миронов, Мехнин, Федотов… Представьте, что пришлось вынести на своих плечах людям старшего поколения. Их подвиг должен жить в веках!


    ВЕДУЩИЙ (2):

    От морского порога

    Шагнув в тишину,

    Увела их дорога

    На большую войну.

    Только помнят кемляне

    Земляков дорогих,

    Обелиск на кургане –

    Это память о них.

    Слез сдержать мы не в силах.

    Здесь, у этой реки,

    Где-то в братских могилах

    Крепко спят земляки.

    А на мраморных плитах

    Имена, имена…

    Словно души убитых

    Нам вернула война.

    Путь к победе был долгим.

    Прошагав полземли,

    Наши парни от Волги

    До Берлина дошли.

    Тосковали по дому,

    По ромашкам в росе.

    Но к порогу Морскому

    Возвратились не все.

    Только помнят кемляне

    Обелиск на кургане –

    Это


    Память о них.

    Список использованной литературы
    Беляева, Н. Горбушка под замком / Н. Беляева // Совет. Беломорье. – 1993. – 22 июня. – С. 2.

    В грозные годы: документы и материалы о героических подвигах женщин Карелии в годы Великой Отечественной войны (1941–1945) – Петрозаводск : Карелия, 1970. – 246 с.

    Демехина, А. Я ушла и надела шинель… / А. Демехина // Курьер Карелии. – 2005. – 21 апр. – С. 7.

    Звягин, Ю. Партизанские тропы / Ю. Звягин // Совет. Беломорье, 1979. – 28 сент. – С. 2.

    Кемляне – фронту // Совет. Беломорье – 1995. – 19 авг. – С. 2.

    Книга памяти: списки воинов, партизан, подпольщиков Карелии, погибших в годы Великой Отечественной войны. Т. 2. Беломорский район, Калевальский район, Кемский район. – Петрозаводск, 1994. – 327 с.

    Морозов, К. А. Карелия в годы Великой Отечественной войны (1941–1945) / К. А. Морозов. – Петрозаводск : Карелия, 1983. – 239 с.

    Сонников, Г. В дни войны / Г. Сонников // Совет. Беломорье. – 1985. – 24 янв. – С. 3.

    Шляпкин П. Не вернулись из боя… / П. Шляпкин // Совет. Беломорье. – 1992. – 1 сент. – С. 2.


    Приложение 6
    Да будет славен град поморский Кемь!

    (Сценарий литературно-музыкального вечера,


    посвященного 220-летию города Кемь)

    ВЕДУЩИЙ (1):


    С поморских изб ты начинал

    свой век,

    С высоких главок на резном соборе,

    Где Кемь-река, смиряя шумный бег,

    Венчалась, как невеста,

    С Белым морем.

    И по ее скалистым берегам

    Под окоемом синего залива

    Друзьям на радость и назло врагам

    Ты поднимался в рост неторопливо.

    Дорогу строил, по болотам вяз,

    И все тебя считали краем света.

    Чтоб в Кемь добраться привести Указ

    Державину едва хватило лета.

    Ты жемчугом и семгой торговал,

    Лес корабельный поставлял для флота.

    Не раз военных бурь девятый вал

    Врывался на заре в твои ворота

    Седого Беломорья бастион,

    Карельский город, волевой, рабочий,

    Растет и одевается в бетон

    И деревянным больше быть не хочет.


    ВЕДУЩИЙ (2): 12 июня наш северный город «при пределах Белого моря, Северного окиана» отмечал 220 лет.

    У каждого, даже маленького городка, есть своя гордость, свое призвание, своя дорога. Нет, он не соперничает со столичными гигантами, но и славы своей не уступит. Как писала Анна Ахматова: «А город помнит о судьбе своей».

    У нашего города сложная историческая судьба, тесно связанная с историей всего русского Севера. В начале XV века выходцы с новгородской земли стали селиться в устье реки Кемь. И стали их звать поморами, ведь весь уклад их жизни был связан с морскими промыслами, охотой на морского зверя, солеварением, строительством судов. В ΧV веке Кемская волость принадлежала новгородской посаднице Марфе Борецкой, затем она передает их Соловецкому монастырю.

    Тихая Кемь помнит бурное, опасное время – тревожный ΧVI век, когда грабительские набеги шведов на Карельское Поморье заставили город ощетиниться деревянным острогом… Кемь всегда была готова к обороне и упрямо стояла на пути вражеских полков, защищая северные рубежи Русского государства. Ее сжигали дотла, грабили, уничтожали, а она вырастала вновь, словно была в ней таинственная неизбывная сила. Один из документов XVI века сообщает: «Кемская волость и церкви божии, и двор монастырский, и крестьянские дворы… от немецкие войны все пожжены, а крестьяне побиты, а иные


    в полон пойманы…»

    Для защиты от набегов шведов в Кеми были построены деревянные остроги, крепости. Деревянная крепость с шестью башнями была построена в Кеми в 1586 году. Через полвека, когда древний острог стал ветхим, по указанию из Москвы на его месте в 1657 году Соловецким монастырем был «построен вновь в два этажа Кемский острог на Лепе острове» и в последующем он именовался «городком».

    О мощности Кемского городка говорят его размеры: высота стен восьмиугольных или круглых башен была равна 9,5 метра, а с шатром – более 15. Высота крепостной стены была более шести метров. Длина стен крепости по окружности была равна 212 саженям (452 м). На вооружении крепости в то время было 12 чугунных пушек, 14 пищалей, 63 мушкета и много холодного оружия.

    Про наш город можно сказать так: Кемь разделила военную судьбу многих древнерусских городов.


    ВЕДУЩИЙ (1): В 1709 году Россия отмечала победу над шведами. Разгром врага, который
    в течение длительного времени разорял Поморье, явился поводом к созданию величественного архитектурного памятника деревянного зодчества – Успенского собора. Торжественная закладка памятника была произведена в 1711 году.
    Деревянный, трехшатровый,

    Поднял главки в облака –

    И изящный и суровый,

    Сделан крепко, на века.


    Страж Поморья величавый,

    Он на Кемском берегу

    Стал форпостом русской славы,

    Черной памятью врагу.


    Как заморские пираты

    Шведы свой военный флот,

    Грабить этот край богатый,

    Посылали каждый год.

    С кораблей летели ядра,

    Билась в пламени заря –

    И английская эскадра

    Здесь бросала якоря.


    Но к захватчикам с поклоном

    Кемь ни разу не пошла, и

    Собор победным звоном

    Наполнял колокола.


    ВЕДУЩИЙ (2): Длительное время центром города являлся Большой Леп-остров, где находились основные административные учреждения, Успенский собор, большинство жилых зданий. В начале XX века в Кеми было только 2 кирпичных здания – уездное казначейство и Благовещенский собор.

    В 1892 году улицам города решено было дать названия, а домам номера. Об этом свидетельствуют документы Кемской городской управы из фондов Центрального государственного архива Республики Карелия. Такое новшество вводилось, как следует из документов, «для установления более правильного полицейского порядка, а ровно надзора».


    ВЕДУЩИЙ (1): Дорогие гости! Предлагаем вам викторину «Дорогие сердцу названия».

    (Проводится викторина на знание старых названий улиц и других мест нашего города.)
    ВЕДУЩИЙ (2): Несколько веков кряду слыла Кемь «столицей» края мореходов, которые вписали немало славных страниц в историю исследования полярных морей, земель и островов Ледовитого океана. Став в первой четверти ΧIΧ столетия центром парусного судостроения, он жил беспокойной жизнью поморского города, где каждый мужчина был мореходом и рыбаком. Когда весной вскрывалась река Кемь, на мурманский рыбный промысел уходило больше ста судов.

    Одними из первых побывали поморы в негостеприимных водах Ледовитого океана в поисках земель, богатых пушниной и «костью рыбья зубу», как называли в старину ценные моржовые клыки. Многие исследователи Арктики считают, что именно кемскими мореходами был открыт в ΧV веке остров Шпицберген (поморы называли его Грумант). В начале ΧIΧ столетия мореходство в западном Поморье достигает рассвета. В эти годы суда кемлян уверенно шли на промысел к берегам Шпицбергена, до сотни их ежегодно направлялись к богатым морским зверем заливам Новой Земли. Кемские лодьи бросали якоря в гаванях Северной Норвегии.


    ВЕДУЩИЙ (1):

    Сколько чаек на синем просторе!

    Дуют ветры со всех концов.

    Ой, студеное Белое море,

    Колыбель и могила отцов!…
    Уходили на Грумант поморы

    Зверя бить и судьбу испытать.

    Покорялись и льды и просторы,

    Не сгибалась поморская стать.


    Их волною нещадно хлестало,

    Пропадали порой рыбаки.

    И на скалах кресты вырастали,

    А на месте крестов – маяки.


    А когда возвращались с добычей

    С ледовитых своих промыслов,

    Женки плакали все, без различий,

    Радость высказав просто, без слов.


    Без хозяина пусто подворье,

    Всем привальная нынче – гуляй!

    Беломорье мое, Беломорье –

    Несказанный мой северный край.

    А. Авдышев.
    ВЕДУЩИЙ (2): По всему Беломорью славились кемские лодейные мастера. Суда строились в пойме реки Кеми. Выполняли работы крестьяне карелы из села Подужемье. Не зная ни чертежей,
    ни планов, руководствуясь вековым опытом предков, они «шили» суда безупречных мореходных качеств, надежные и красивые. Их судам просто не было равных, они приобрели широкую известность во всем Поморье и за его пределами. Подужемские суда нельзя было ни с чьими перепутать. Кемское судно узнается в море издали, угадывается поморами безошибочно: иной сказывает даже при этом имя хозяина, а нередко и имя мастера.

    «…Рулевой бородатый дед Клим Зорькин дважды стукнул о палубу ногой. Это был сигнал. Сейчас же голова кормщика, дремавшего в своей каюте, показалась над люком.

    – Смотри, Алексей, лодью обгоняем.

    Небольшое парусное суденышко, прижимаясь к самому берегу, бежало на запад.

    – Шибко дружит к берегу. Чья лодья-то – не признал, Клим?

    – Видать, не наша; по окраске-то на кемскую похожа. Любят малевать кемские. Ишь, красного цвета сколь, да накозье покороче нашего будет. Кемская и есть…» (из книги К. Бадигина «Путь на Грумант». – С. 5.)

    С молитвой кемляне отправлялись в море: «Ход наш морской на летнюю страду долгий, Благословения твоего, спаситель Иисусе Христе, боже наш, просим, на тебя уповаем, да поможешь нам всечастно и не оставишь в бедствиях и пошлёшь нам ветры попутные и возвратимся в благополучии и с удачей к крову своему…»
    ВЕДУЩИЙ (1): Уходили суда от Кемского берега в дальние суровые просторы, а дома их ждали поморки.

    Константин Константинович Случевский, поэт и журналист конца ΧIΧ и начала ΧΧ века в очерке


    «По северо-западу Росси» описывает свои впечатления о Кеми и кемлянках…

    «…К нашему катеру подскочили расцвеченные флагами лодочки с гребцами женского пола. С лентами на лбах, в золототканых повойничках, с цветными платочками на шее и груди, быстро и ловко подгребли кемлянки к катеру… раз, два, три, и утлая лодочка, подчиняясь могучим ударам весел наших плечистых северянок, скользнула по направлению к берегу по безумно прыгавшим белым волнам порога… и двинулась людская радуга, женская фаланга, в пестрейших, зачастую златотканых одеяниях, вся залитая светом самого яркого солнца… в собор.»


    ВЕДУЩИЙ (2): Случевский описывает дом богатого кемлянина Водохлебова: дом убран чисто, совсем комфортабельно; вообще поморские дома могут похвастать обстановкой: гардины, зеркала и мягкая мебель не редкость у таких хозяев промыслов. Одним из существенных украшений является гладко вычищенный самовар; он ставится на почетном месте и играет, если угодно, роль статуи. Наряжаться любят не только жены и дочери хозяев, но и простые работники – «покручники», так что если верить рассказам, то почти все, что остается свободным от заработков, идет на одеяние. Яркость цветов, действительно, поразительна; как и во многих местах севера, местный жемчуг, вылавливаемый
    в реке Поньге, составляет одно из любимых украшений; шелков и золотой ткани тоже очень много. Здесь, как и везде, любят «песни играть», и во все наше пребывание на берегу, под рокотание порога,
    с разных сторон слышалась песня.
    ВЕДУЩИЙ (1):

    «Вышли на берег поморки,

    да запели, да шин завели –

    распахнулись оконные створки,

    занавески в окне зацвели.

    Ой ли весело, ой ли пригоже

    Голосами одна за другой

    Заиграли, как будто на пожне

    Зазвенела коса за косой.

    Не танцуют, а кружево вяжут!

    Раскраснелись. Довольны. И вот –

    Позабылось… А дома у каждой

    Полна горница бабьих забот.

    Не утихнут морские ветра,

    Чтобы слушали мы ветровые,

    А не горькие слезы утрат…»

    Н. Гребенщиков.
    ВЕДУЩИЙ (1): 16 мая 1785 года императрица Екатерина II издала указ об образовании
    в составе Олонецкой губернии нового Кемского уезда и присвоении поселению Кемь ранга уездного города.

    21 августа с целью открытия ново учрежденного города прибыл известный российский поэт олонецкий губернатор Гаврила Романович Державин.


    ВЕДУЩИЙ (1):

    Наречение града.

    Осьмнадцатый в России век.

    Олонецкий наместник –

    Пиит. И этот человек

    Судьбы высокой вестник.

    Забыв в делах

    державных сон,

    Пути дороги множа,

    В посад заштатный

    правит он –

    Любимец муз, вельможа.

    Он славу громкую обрел

    Не на пирах за чаркой

    И на Парнасе он орел,

    И в трудной службе

    царской.

    Он должен огласить указ

    О нареченье града –

    Так сообщил старинный сказ –

    Истории награда…

    Известно нам со старых слов,

    Всегда к рассказу дельных, –

    На торжестве не «бысть» послов

    Из стран из сопредельных.

    Кемь будет городом- замком

    На всех границах. Ведом

    Всем путь сюда.

    И, чай, знаком

    Врагам недавним – шведам…

    Собор Успенский (что не мал)

    Вместил всех православных.

    Здесь губернатору внимал

    Люд из родов

    преславных.

    Тянуло рыбой с ближних салм.

    Шумел порог, играя,

    И городок поверил сам,

    Что стал столицей края.

    Пример такой –

    как не извлечь

    Из славных дел Державы!

    Да будет вечно вещей речь –

    Отметил нас Державин.

    И шли поморские суда,

    И весть несли об этом.

    Объявлен город –

    вот судьба

    Державиным. Поэтом.

    Виктор Аксенов.


    ВЕДУЩИЙ (2): После возвращения в Петрозаводск Гавриил Романович описал увиденное им во время поездки из Петрозаводска в Кемь в «Поденной записке, учиненной во время обозрения губернии правителем Олонецкого наместничества Державиным». По словам Державина, было в Кеми
    в 1785 г. 3 каменных и 203 деревянных здания. Кроме жилых домов, в городе было 6 торговых лавок, хлебный магазин, мукомольная мельница, три кузницы. В Кеми было три церкви: Успенский собор, церковь Иоанна Предтечи и Троицкая церковь, расположенная на территории городского кладбища. А проживало здесь «мужска 453 и женска 554 души, то есть всего 1007 жителей». В их числе было 36 купцов третьей гильдии, 18 церковнослужителей и 186 чиновников. Основную часть населения города составляли рыбаки-поморы. В летнее время многие жители Кеми занимались сенокосом, чтобы обеспечит кормами домашних животных. А последних насчитывалось у кемлян: 300 овец, 50 лошадей, 250 коров. Таким количеством скота владела одна тысяча населения города. То есть в каждой семье имелась корова, а то и две.

    В октябре 1785 года был утвержден герб города Кеми. Он представляет из себя щит, который разделен на две части: верхнюю и нижнюю. Наверху – герб Олонецкой губернии, в состав которой входила Кемь до 1802 года: на золотом фоне изображение руки воина, выходящей из облаков и вооруженной щитом. Это символ оборонительных задач, которые стояли перед городом. В нижней части щита: голубое поле (морская и речная вода, а на поле – венок, изготовленный из жемчуга, в знак того, что «из протекающих рек вынимается много раковин и из них довольное количество жемчугу»


    ВЕДУЩИЙ (1): А теперь для участников нашего вечера мы предлагаем викторину:

    1. Какое время года считается у поморов наиболее удачным для промысла? (Весна.)

    2. Из какого леса строили подужемские лодейщики свои искусные лодьи? (Только из соснового леса.)

    3. Часто у поморов можно услышать выражение «на тонях сидит», скажем, когда спрашивают: «где находится такой-то?» Что такое «тоня»? (Участок вдоль берега, где ловят рыбу неводами.)

    4. Какой святой является покровителем мореходов? (Никола Чудотворец.)

    5. Как называли поморы магнитный компас? (Маточка.)

    6. Сможете ли вы продолжить поморскую поговорку, отражающую особенности их хозяйственного уклада: «Море – …» (наше поле.)

    7. «Шум да гром на все Поморье!

    Высоко гуляют волны

    Вертит ветер-побережник

    Ветки пламенных осин…»

    «Ветер-побережник» – что это за ветер? Какое направление он означает? (Северо-западный.)


    ВЕДУЩИЙ (2): Несколько интересных фактов из истории нашего города:

    • в 1926 году открыт Дом крестьянина,

    • в 1956 году в Кеми были проложены первые 600 метров водопровода,

    • в 1957 году открыт памятник В. И. Ленину,
    1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Национальная библиотека Республики Карелия