страница1/4
Дата17.11.2018
Размер0.52 Mb.

Наташа, я пометил жирным шрифтом то, что вызвало сомнения, а вопросы покрасил красным


  1   2   3   4

moshina@yandex.ru

Наталия Мошина

СДВИГ

Действующие лица:

ВЕРИГИН Михаил – 36 лет

ЕЛЕНА – 41 год, его сестра

ДМИТРИЙ Дегтярёв – 45 лет, муж Елены

СОНЯ – 16 лет, дочь Елены и Дмитрия

МАТЬ девочки – 40 лет

ОТЕЦ девочки – 42 года

ОПЕРАТИВНИК Иван Алейников – 27 лет

СЛЕДОВАТЕЛЬ Корнелевский – 38 лет

ЛИЗА – 33 года, соседка Веригина по коттеджному поселку



ПОНЯТЫЕ – мужчина и женщина


ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ
22 апреля, суббота

ГОСТИНАЯ В ДОМЕ ВЕРИГИНА – утро
Двухэтажный кирпичный дом в загородном коттеджном поселке.

В гостиной слева – лестница на второй этаж, рядом с ней дверь на кухню. Справа в глубине – дверь в прихожую; когда она открыта, видно входную дверь в дом.

Гостиная обставлена без излишеств, но мебель довольно дорогая. В центре – обеденный стол с четырьмя стульями вокруг него. За ним, левее – диван, напротив него тумба с большим телевизором. Рядом с телевизором книжная полка. На стене какой-то пейзажик в раме.

В телевизоре включен канал «Природа»: слышны звуки журчащего по камням ручейка, щебет лесных птиц, шум деревьев и т.п.
Веригин делает зарядку – асаны баланса из йоги. Приняв позу, замирает в ней на некоторое время.

По лестнице спускается Соня в пижаме и с планшетом под мышкой. В знак приветствия вяло машет Веригину рукой, падает на диван, убавляет звук в телевизоре.
Соня. Я в этой твоей деревне замшéлю скоро... замшéю. Или как там, когда мох по тебе?
Веригин не реагирует.
Ми-иш, а давай ты меня в город отвезешь?
Не меняя позы, Веригин качает головой.
Суббота же.

Веригин. В понедельник отвезу. В школу.

Соня. Мне все пишут, тусить зовут, а я уже неделю здесь, как дура. Отсюда в школу, из школы – сюда. А с тобой или мáмсиком на машине пятнадцать километров туда-сюда кататься – так себе фан. Лучше бы она меня с папкой в городе оставила.

Веригин. Не лучше.

Соня. И брови мне сделать надо... А куда мамсик ушла, кстати?

Веригин. Отвлекаешь.
Соня некоторое время наблюдает за ним.
Соня. Ну ты прямо как робот.
Соня утыкается в планшет. Веригин продолжает зарядку.

Звонок в дверь. Соня сползает с дивана, плетется открывать.

На пороге – Лиза. У нее в руках тарелка, на которой горкой лежат блины.
Лиза. Ой, Сонечка, привет! А мама дома?

Соня. Нет, заходи.
Соня возвращается в комнату, плюхается на диван.

Лиза проходит, останавливается на пороге между прихожей и комнатой.
Лиза. Ой, привет, Миш.
Веригин кивает.
Лены нет, значит? А я вот тут блинчиков сейчас напекла, да что-то так много, всё не съем. Я на стол поставлю, ладно?
Лиза подходит, ставит тарелку на стол.
Соня. Спасибо, Лизавета-спасительница! Мамсик как раз без завтрака бросила.

Лиза. Ой, ну вот видишь, как удачно! Ну, ладно. Дверь захлопну.
Лиза уходит.

Веригин продолжает зарядку.
Соня. Ты бы хоть сказал ей что-нибудь. Ради тебя ведь старается.

Веригин. С чего вдруг?

Соня. А что, мамсику она, что ли, все это печет, или мне?

Веригин. Просто печет, да и все.

Соня. Это в твоей пекарне просто пекут, а Лиза печет адресно.

Веригин. Пока вас тут не было – не пекла.

Соня. Стеснялась! А мы – хорошее прикрытие для демонстрации тебе кулинарного таланта. Хотя чего стесняться вообще? У тебя никого, у нее никого – убрали бы забор между домами, да тусили бы вместе.

Веригин. Мешаешь сосредоточиться.

Соня. Вот видишь, какой ты черствый хлебушек.

Веригин. Кто?
Он начинает смеяться, теряет равновесие.

Соня тоже смеется.

Звук открываемой двери, входит Елена, в руке – пакет с продуктами.
Елена. Ну, вы и хохочете – на улице слышно. Привет.

Веригин, Соня. Привет.

Елена. Ух ты, блинчики! Никак Лиза уже приходила?

Соня. Ма, вот объясни своему младшему брату, что Лиза для него всё это стряпает – он не верит.

Елена. Всё-то вам известно, Софья Дмитриевна.
Елена проходит на кухню.

Веригин делает финальную растяжку. Подходит к столу, пьет воду из стакана.
Елена (выглядывает из кухни). Миш, завтрак приготовить тебе?

Веригин. Не надо, Ленусь, спасибо. Кофе вон с блинами попью и поеду в пекарню.

Елена. Суббота же.

Соня. Хозяин всегда на месте.

Веригин. Типа того. Лен, ты молока купила?

Елена (выходит из кухни). Купила. В магазине сказали, ребенка нашли в Скворечной роще.

Веригин. Какого?

Елена. Девочку. Убитую.

Веригин. Как это?

Елена. Утром из Дубков кто-то с собакой гулял и нашел. Полиции полно.

Соня. Ни фига себе. Разложившуюся?

Елена. Так, давай-ка умываться-одеваться.

Соня. Я есть хочу.

Елена. Давай, давай. Завтракать потом.
Соня нехотя встает, идет наверх.
Веригин. Девочку?

Елена. Да жуть какая-то вообще. Как земля носит.
Звонок в дверь. Елена идет открывать.

Приглушенные голоса Елены и Оперативника.

Елена входит в комнату, за ней Оперативник.
Елена. Миш, тут из полиции.

Оперативник. Здравствуйте. (Показывает Веригину удостоверение, потом прячет карман.) Лейтенант Алейников, оперуполномоченный по особо важным делам следственного отдела по Зареченскому району. Обход жителей. Скажите, вчера-позавчера ничего подозрительного не наблюдали?

Елена. Это насчет той девочки убитой?

Оперативник. Быстро тут у вас информация расходится. Ну, так что – видели-слышали что-нибудь? Подозрительное.

Елена. В каком смысле?

Оперативник. Да в любом. Мало ли. Поселок же приличный у вас, тихий?

Елена. Да. Вроде солидные все люди. Да, Миш?

Веригин. Нормальные. Ничего странного.

Оперативник. Подозрительных личностей не встречали?

Елена. Да нет вроде. Да, Миш? Ничего такого.

Оперативник. Ну да, ну да. (Достает из внутреннего кармана фото, протягивает Елене.) Скажите, вот эту девочку не видели здесь где-нибудь? Одну, или с кем-то?

Елена. Ой, я не могу на мертвых детей.

Оперативник. Да вы что, это нормальное фото, живое. От родителей. Она позавчера пропала после школы.
Елена берет фото, смотрит.
Елена. Ой. Нет. Господи, маленькая какая. Сколько ей?

Оперативник. Одиннадцать. (Забирает у Елены фото, отдает Веригину.) А вы?

Веригин. Вряд ли. (Берет фото, смотрит.) Нет.
Возвращает фото Оперативнику.
Оперативник. Ясно. Сами здесь на постоянной основе проживаете?

Елена. Брат да, он здесь, а мы...

Веригин. Лена. (Оперативнику.) Дом мой. Прописан здесь. А это сестра с племянницей из города гостят у меня.

Елена. Господи, ну неужели убили? Ребенок же.

Оперативник (достает из кармана визитку, протягиваете Елене). Мой номер. Если вдруг вспомните что-то.

Елена. Да, конечно. А родители как же... Ох. Она отсюда откуда-то?

Оперативник. Нет, из города. Ладно, всего доброго.

Елена. Ох, да уж какое тут доброе...
Она идет за Оперативником к двери.

Веригин поднимает голову, смотрит вслед Оперативнику.
Веригин. Подождите.

КАБИНЕТ СЛЕДОВАТЕЛЯ – день

Следователь сидит за столом, напротив него – Веригин.

Немного в стороне от стола сидит Оперативник.
Веригин. ...Я не останавливаюсь обычно, но вот почему-то решил. Не знаю. Просто думал помочь. Он говорит: заглохло. А у меня джип. Подцепил трос, да дернул. Он завелся. Она на заднем сиденье сидела. Плакала. Ну так... всхлипывала. Я заглянул. И у нее... у нее кровь на губе была. (Пауза) Я спросил, что случилось. А он говорит: подралась в школе с девчонками. Дочка. Дочка подралась в школе. И я хотел дать ей конфету... Мне сестра с утра сосáлек каких-то сунула в карман, когда уходил. А он говорит: не надо ей сладкого, зубы заболят. Весело так. И смеется. Я в окошко ей стукнул, она голову подняла и... и посмотрела на меня. А я подмигнул и пошел за руль, чтобы дернуть того. Их машину... его. (Пауза) Она просто посмотрела. На меня. Не сказала ничего.

Следователь. Ясно. Дальше как?

Веригин. Завелись. Трос сняли. Я пока в багажник убирал его, тот уехал. Посигналил мне и уехал.

Следователь. Говорил, куда собирается?

Веригин. Сказал, к бабушке на выходные.

Следователь. Конкретное место не называл?

Веригин. Я не спрашивал.

Следователь. А он у вас интересовался, откуда вы?

Веригин. Да нет. Хотя стойте. Там как раз знак Саматкино стоял впереди, и вот этот спросил: типа, отсюда, деревенский? Ну, то есть я. Ну, я так кивнул вроде, потому что действительно ведь за городом живу.

Следователь. То есть он мог решить, что вы из Саматкино?

Веригин. Наверное, так.

Следователь. О чем еще говорили?

Веригин. Да я же просто помог завестись ему. Что нам, жизнь обсуждать?

Оперативник. Ну, девочкой же поинтересовались.

Веригин. Потому что плакала. Потому что... Я обычно не останавливаюсь вообще, а тут так... У меня у самого у сестры дочка. И если ребенок плачет рядом – вы же спросите.

Следователь. Конечно, Михаил Петрович. Вы когда дальше поехали – видели его?

Оперативник. Машина-то мощнее, должен был догнать, по идее.

Веригин. Я еще стоял там несколько минут – мне по работе позвонили.

Следователь. Кто, по какому вопросу?

Веригин. Хайруллин Булат, его контора нам печи в пекарне обслуживает.

Оперативник. Что, и даже в журнале звонков инфа сохранилась?

Веригин. Ну да, как обычно. (Достает из кармана телефон, листает журнал.) Вот, позавчера, девятнадцать сорок восемь. (Показывает Следователю.)

Следователь. И сколько длился разговор?

Веригин (смотрит). Шесть минут двенадцать секунд.

Следователь (делает пометки на бумаге). То есть позвонили, когда тот уже отъехал?

Веригин. Ну да. Я пока трос убирал, потом грязь с башмаков отбивал – там еще не высохло на обочине. Тут Булат звонит.

Следователь. Значит, остановились вы там минут за пятнадцать до этого?

Веригин. Да. Может, чуть меньше.

Следователь. И когда дальше поехали, то «Мазду» эту уже не видели?

Веригин. Нет. К нам в поселок поворот чуть раньше, чем Скворечная роща. Он в нее успел уже съехать, наверное.

Оперативник. Ну да, втопил по газам. Обосрáтушки-перепрятушки. Такой свидетель!

Следователь. Внешность его хорошо запомнили? Сделаем композиционный портрет.

Веригин. Что?

Оперативник. Фоторобот.

Веригин. Думаю, да, запомнил. Хотя особо не вглядывался. Но да, смогу описать.
Пауза. Следователь печатает на компьютере.
Мне надо было догадаться. Про внешность. Что никакая не дочка. Что врет. Она же такая беленькая вся, а он весь черный.

Оперативник. Черный? Чурка, что ли?

Веригин. Нет. Просто чернявый такой, смуглый. Не черный, нет. Просто совсем другой от нее.

Следователь. Ясно. Ну, расскажете подробно нашему спецу. Если будет фоторобот – уже сильно поможете.

Веригин. Помогу?

Следователь. Конечно. Посидите пока.
Пауза. Следователь печатает на компьютере.

Оперативник протягивает Веригину пачку сигарет.
Веригин. Нет, спасибо.

Оперативник. Это правильно. А тот курил?

Веригин. Нет.

Оперативник. Общее впечатление какое оставил?

Веригин. Впечатление?

Оперативник. Ну, там – опрятный-аккуратный, или нет; как говорит – кулюторно или по-простому. Может, с акцентом каким. Плюется часто, или типа того?

Веригин. Да нет, не плевался. Говорит нормально. Улыбался. Простой... простой мужик. Обычный. Средний. Джинсы, куртка. Бровастый такой.

Оперативник. Ясно. Глазки близко, бровки низко. М-да, складно, конечно, у вас все получается.

Веригин. Складно?

Оперативник. Никогда не останавливаетесь, а тут вдруг решили. Девочку как-то разглядели. И вот ее рядом с вашим коттеджным поселком нашли.

Веригин. Вы это к чему?

Оперативник. А с женой в разводе, значит?

Веригин. И что?

Оперативник. Давно?

Веригин. Извините, а как это относится?..

Оперативник (перебивает). Да простой вопрос же.

Веригин. Ну, допустим, четыре года.

Оперативник. А чё так?

Веригин. Что?

Оперативник. Чего развелись, в смысле. Бросила? Или вы? Мешала?

Веригин. Вы простите, конечно...

Оперативник (перебивает). С детьми видеться дает?

Веригин. У нас их не было. И я не понимаю, как это все относится к данной ситуации. (Следователю) Товарищ следователь?

Следователь. Минутку, мне нужно закончить.

Оперативник. Ну, а что, очень удобно: одинокий, свой загородный дом. Там и подвал, наверное, имеется?

Веригин. Приезжайте, смотрите.

Оперативник. Нужно будет – посмотрим, не сомневайтесь.

Следователь. Вань, придержи коняшек.

Оперативник. Да я ж так. Шуткую.
Следователь распечатывает на принтере листок.
Следователь. Михаил Петрович, надо подписать протокол. (Читает.) Значит, Веригин Михаил Петрович, десятого октября тысяча девятьсот восьмидесятого года рождения, проживающий по адресу: Зареченский район, коттеджный поселок «Великолесье», улица Новая, дом номер пять, – образование высшее, разведен, директор ООО «Круассан», не судим, по существу уголовного дела могу показать следующее. Двадцатого апреля две тысячи семнадцатого года я, возвращаясь с работы домой, на девятом километре Зареченского шоссе, не доезжая деревни Саматкино, приблизительно в девятнадцать часов тридцать пять минут увидел на обочине автомобиль «Мазда» темно-синего цвета старой модели, в номере присутствуют буква «эр» и цифра «восемь». Рядом с автомобилем стоял голосующий мужчина лет сорокá, одетый в джинсы, темную обувь, черную ветровку. Рост мужчины приблизительно метр семьдесят пять, худощавого телосложения, волосы темные, волнистые, подстрижены коротко, глаза темные, брови густые, особых примет нет. Со слов неизвестного, машина заглохла, и я выразил согласие помочь ему завестись с помощью троса. На заднем сиденье машины мною была замечена девочка, впоследствии опознанная мною по фотографии как Луканина Полина Алексеевна, одиннадцати лет. Девочка плакала, на лице были следы физического насилия (кровь на губе). На мой вопрос, что случилось, неизвестный ответил, что это его дочка, которая подралась в школе. Также мужчина сказал, что они едут на выходные к бабушке. После того, как его машина завелась, мужчина уехал по Зареченскому шоссе в сторону от города. Ранее, а также после этого мужчину, девочку и автомобиль я не видел. Дата, подпись. Ознакомьтесь.
Следователь кладет перед Веригиным листок, тот берет, читает.
Все верно?

Веригин. Да. (Ставит подпись.)

Следователь. Вам необходимо будет сдать отпечатки пальцев, образец генетического материала и поработать с нашим специалистом над фотороботом.

Веригин. Какого генетического материала?
На столе Следователя звонит телефон, тот берет трубку.
Следователь. Корнелевский. (Слушает.) Хорошо. (Кладет трубку.)

Веригин. Что за генетический материал?

Следователь. Буккáльный эпителий.

Веригин. Это как?

Оперативник. Ватной палочкой за щекой. На секунду делóв.

Веригин. Но я же...

Оперативник. Так положено.

Веригин. Вы думаете, это я?

Следователь. Просто положено. (Оперативнику). Там Луканины пришли. Встреть для опознания.

Оперативник. Ох, черт. (Выходит)

Следователь. А вы подождите пока в коридоре, Михаил Петрович.
Веригин встаёт.
Веригин. Хорошо. Надеюсь, я помог.

Следователь. Мы с вами свяжемся, если что.

Веригин. Я... Ладно. Хорошо. Спасибо.
Веригин выходит в коридор, садится на откидное кресло в паре-тройке метров от двери в кабинет.

Справа входят Отец и Мать девочки в сопровождении Оперативника.
Оперативник. Кто опознавать будет?

Отец. Я.

Оперативник. Хорошо. (Матери) Вы можете здесь подождать.
Оперативник и Отец заходят в кабинет Следователя.

Мать садится через пару кресел от Веригина.

Веригин бросает на нее пару быстрых взглядов, потом утыкается глазами в пол.

Пауза.
Мать. У вас тоже кто-то пропал?

Веригин. Вы мне?

Мать. Да. Тоже пропал кто-то?

Веригин. У меня? Нет. Я... я свидетель.

Мать. Так странно это. Слова эти: «свидетель», «потерпевший». Мы потерпевшие. Еще позавчера до обеда были просто мы, а теперь вот так. Они же могут ошибаться?

Веригин. Насчет чего?

Мать. Сказали, нашли ее. Но могут ведь и ошибаться. В сериалах часто ошибаются. Муж посмотрит фотографии сейчас. Наверное, не она. Других потерпевших.

Веригин. Да.

Мать. И я ему сказала, что могут. Надо было мне пойти, у него сердце слабое. Никакого здоровья с этой экологией. И как она могла так далеко за городом очутиться? У нас и дача-то в другой совсем стороне. Другая чья-то девочка. Зря только приехали.
Молчание.

Из кабинета медленно выходит Отец. Он делает пару шагов и останавливается, глядя на жену. Она замечает его. Молча они смотрят друг на друга. Смотрят. Смотрят.

Мать сползает с кресла и падает на пол без сознания.

ГОСТИНАЯ В ДОМЕ ВЕРИГИНА – вечер

За столом пьют чай Елена и Лиза.
Лиза. Я вот тоже думаю: может, пекарню открыть, как у Миши. Я бы всякие пироженки там делала гламурные. Типа кофейни. Ну, то есть взяла бы кондитеров хороших. Чтобы такие малюсенькие пироженки, знаешь?

Елена. Да. Смерть фигуре.

Лиза. Ой, ты стройная, что ты.

Елена. Скоро потолстею тут с твоей стряпней. Шучу. Тебе бы вот не соседей баловать, а мужа любимого. Замуж надо.

Лиза. Надо.

Елена. Хотя вот говорю, а сама неделю как от мужа ушла.

Лиза. Ой, помиритесь еще! Обязательно. Это же всегда.

Елена. Да уж. Всегда.

Елена берет со стола телефон, набирает номер, слушает гудки, кладет телефон обратно.
Лиза. Мы с моим тоже ругались иногда. Но он же старше был, так умел как-то по-мудрому. Это я все ураганить рвалась – клубы, шопинг, стразики, вот это всё. Девчонки сейчас не узнают вообще: ты, говорят, Лизка, как не наша Лизка. Но сами тоже повзрослели, у Нельки вон двое детей.

Елена. Да, приятный мужик был. Он когда умер?

Лиза. Три года уже. Ой, его жену первую как-то встретила на кладбище. Думаю: ну на фиг, спрячусь, пусть уйдет. А она заметила, кричит мне: «Чего встала, давай сюда!» Ладно, подошла. А то смешно же. Она ничего так, спокойно. «Ну что, говорит, дед-вислый-пистолет, вот они мы тут, обе-две твои бабы, любуйся». А там у него портрет такой хороший на памятнике, как живой. Ну, он же ее тогда не обидел – и квартиру ей, и всё. Детям их тоже всё всегда. А для меня вот здесь дом построил. Типа подальше от города и подружек, чтобы при нем всегда. А мне и понравилось потом. Ой, жена, конечно, такие разборки устраивала – просто валидол! Я один раз в клубешнике минут сорок в тýбзике пряталась, пока она там шмонала все, чтобы космы мне повыдирать. Это он недавно как раз квартиру мне снял, но еще с семьей жил. Ой, как вспомню – ну, смех! Простая такая тетка, хорошая.

Елена. Повезло.

Лиза. Кому?

Елена. Ей.

Лиза. Да?

Елена. Да. Иногда бывает, что лучше бы изменял.

Лиза. Правда? Ой, ну это хорошо, что ты так думаешь. А то, знаешь, не все же так нормально относятся, если узнают, что мужа увела. А я-то не специально. Просто танцевала тогда в клубе – я ж всю жизнь в танцах, – и он давай ходить. Ходит и ходит. Ну, ходи, если денег много. И вот прилепился прямо. Это, получается, мне двадцать два было, одиннадцать лет назад. А я тогда с Пашкой встречалась, с автосервиса бээмвэшного. Ой, любовь была шире тазика! Ну, а тут Вадим Сергеевич. Ходит, значит, и ходит. Ходит и ходит. Цветы. На тачке поджидает. Раздобыл телефон – звóнит и звóнит. А у меня ж Пашка. Пашка тоже копытом бьет – и от звонков этих, и от работы моей, и вообще. А потом в мой день рождения Вадим Сергеевич в клуб вот с такенной связкой воздушных шаров пришел! Ну, представляешь?! Солидный мужик! Я там чуть с тумбы своей не навернулась в танце! Да все попáдали. Девки говорят: ну всё, Лизок, это любовь. Так вот незаметно как-то и допёк.

Елена. Красиво... А мне отец жениха нашел.

Лиза. Ой, как в старых книжках!

Елена. Ну, не так уж прямо... Но привел в дом, да. А там уж само собой сложилось. (Берет телефон, набирает номер, слушает, кладет телефон.) Миша как провалился.

Лиза. Да, я папу вашего помню, они часто с Вадим Сергеичем общались, соседи же. Я тут как-то прочитала, что девочки, у которых папы не было, как бы ищут его всегда, и поэтому часто мужчин постарше выбирают. Ой, думаю, ну точно мой случай с Вадим Сергеичем! Я-то своего отца только на паре фоток видела, которые мамулька выбросить забыла.

Елена. Может, и хорошо.

Лиза. Да?.. Вообще, конечно, психология – это супер. Так вот иногда копаешься, копаешься в себе, а всё ведь просто. У меня мамулька хороший психолог. Когда Вадим умер, я ведь совсем в ауте была. Всегда же под его крылом, считай. Думаю: как, что, куда теперь? Тридцать лет, конец вообще. И прямо вот распадалась в этом доме. Девки тащат куда-то – не иду. Тут мамулька из Залушáнска приехала – я же оттуда. И вот день смотрит, как я плáчу, второй смотрит. Потом как даст по столу! «Я, говорит, тебя что, на слезах заделала? Если жидкости в организме так много – сходи, посикай!» И вот, знаешь, прямо как отшептала. Да действительно, думаю, чего реву? Дом есть, бабки есть, фейстюн на месте, попа крепкая – жить да жить. Правильно ведь?
  1   2   3   4

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Наташа, я пометил жирным шрифтом то, что вызвало сомнения, а вопросы покрасил красным