• Продажа алкоголя невыгодна для бюджета, так как убытки от последствий употребления алкоголя в несколько раз превышают доходы от налогов и акцизов с алкогольной индустрии и торговли.
  • Изготовление и употребление алкогольных суррогатов прямо пропорционально употреблению обществом легального алкоголя.
  • Закон перехода от слабых наркотиков к более сильным.
  • На алкогольную ситуацию в стране значительное влияние оказывает отношение к алкоголю традиционной религиозной идеологии.
  • Все негативные явления в обществе, связанные с употреблением алкоголя, зависят от уровня потребления абсолютного алкоголя на душу населения.
  • В) «Пьяная» заболеваемость (цирроз печени, белая горячка, панкреатит и пр.) зависит от уровня потребления алкоголя на душу населения.
  • Д) Количество ДТП, несчастных случаев на производстве и в быту зависит от уровня потребления алкоголя на душу населения.
  • Закономерность: отрицательные последствия употребления алкоголя возрастают в более холодном климате, по сравнению с теплым.
  • Закон взаимосвязи между употреблением алкоголя родителями и умственной и генетической ослабленностью детей.
  • Закон неустранимости вреда
  • «Законе трех поколений».
  • Закон крушения цивилизаций

  • Скачать 11.18 Mb.


    страница14/34
    Дата22.01.2019
    Размер11.18 Mb.
    ТипМонография

    Скачать 11.18 Mb.

    Наука об отрезвлении общества


    1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   34
    Глава четвертая. Законы и закономерности собриологии
    Собриология – это не просто пропаганда и агитация, сводимая к примитивным формулам типа «пить - здоровью вредить» или «алкоголь – это яд», хотя против этих истин вряд ли кто-нибудь будет возражать. Это такая же наука, как математика, физика или любая другая. Точно так же она состоит из законов, следуя которым можно в любой стране ликвидировать алкогольную угрозу населению, и не просто «минимизировать опасность», а полностью убрать алкогольный фактор из жизни населения. Как наука развивающаяся, к тому же испытывающая мощный прессинг со стороны своих недоброжелателей, щедро подпитываемых алкогольными структурами, она находится в стадии становления. Многие ее законы и закономерности еще не до конца сформулированы, однако работа по разработке основных положений идет активно, и постепенно вырисовываются контуры этой необходимой в наше время науки. В данной работе мы попробуем сформулировать основные положения этой науки, по крайней мере, тех из них, которые встретились в трудах российских собриологов. Чтобы не перегружать эту работу ссылками, упомянем, что здесь использованы труды таких исследователей, как Ф.Г. Углов, А.Н. Маюров, Г.А. Шичко, В.Г. Жданов, Б.И. Искаков, Е.Г. Батраков, И.А. Красноносов, Я.К. Кокушкин и др.
    Продажа алкоголя невыгодна для бюджета, так как убытки от последствий употребления алкоголя в несколько раз превышают доходы от налогов и акцизов с алкогольной индустрии и торговли.

    Обычно, рассуждая о выгоде для государственного бюджета продажи алкоголя, называют гигантские суммы поступлений от налогов и акцизов, которые действительно в пьющих странах весьма велики. При этом делаются глубокомысленные выводы о том, что без этих поступлений вся финансовая система рухнет, перечисляются многочисленные блага этих поступлений – на эти «пьяные» деньги можно построить и школы, и больницы, и стадионы, вовремя выплачивать зарплату бюджетникам – врачам, учителям, правоохранительным органам и т.д. В довершении этих благ как последний аргумент в пользу алкогольной торговли приводится разница между себестоимостью производства алкоголя (чрезвычайно низкой) и продажной ценой. Так, в начале 1980-х годов, себестоимость производства одного литра спирта обходилась государству всего в 38-40 копеек за литр. Литр спирта – это примерно 5 бутылок водки, а продажная стоимость каждой бутылки – 3 рубля 62 копейки, то есть около 18 рублей за всю партию. Разница – в 45 раз.

    Разница между себестоимостью и продажной ценой, конечно, впечатляет, и многие критики алкогольной системы спаивания после таких веских «аргументов» теряются. Между тем, вся эта система доказательств рушится как карточный домик, когда мы начинаем подсчитывать убытки того же бюджета в результате последствий употребления алкоголя.

    Из чего же складываются эти убытки? Прежде всего, это снижение производительности труда, вследствие алкогольных возлияний, особенно рельефно проявляющееся по понедельникам и после праздников. Логично было бы предположить, что после отдыха производительность труда должна бы наоборот, повышаться, но мы наблюдаем обратную картину. Особенно заметно падение производительности труда после праздничных дней, тем более, если несколько праздников расположены близко друг от друга. В России такой провал долгое время наблюдался в первой половине января, когда шла целая череда праздников. Расстройство всей экономической системы в это время было настолько велико, что депутаты Государственной Думы России несколько лет назад решили в эти дни «подарить» обязательный для всех отпуск.

    В СССР на пике алкогольного геноцида в 1970-1980-х годах потери рабочего времени, в основном в результате употребления алкоголя, насчитывались миллионами человеко-дней за год, а это - многомиллиардные убытки. Алкоголь или состояние похмелья стали прямой причиной роста травматизма на предприятиях, и это тоже миллиарды убытков в результате потери рабочего времени, а также расходов на ликвидацию последствий травм. В случае серьезных травм человек становился инвалидом, прекращал трудовую деятельность, становился пенсионером по инвалидности, и это тоже в масштабе страны, потери огромных средств. Влияние алкоголя складывалось не только из цифр убытков в результате временной или постоянной потери трудоспособности, но и показателей дополнительных расходов государства на здравоохранение.

    Алкоголь является стимулятором появления и развития множества соматических и иных заболеваний, из которых наиболее связаны с алкоголем такие, как цирроз печени, панкреатит, болезни сердца и кровообращения, и все это увеличивает расходы государства на лечение, оплаты медицинских полисов и бюллетеней, содержание больниц и поликлиник, оплату труда их персоналу. Это дополнительные миллиарды рублей расходов.

    В результате влияния алкоголя на мозг, сотни тысяч наших сограждан ежегодно совершают разного рода преступления, которые они никогда бы не совершили в трезвом состоянии. Они попадают в тюрьмы, выпадают из производственной деятельности, перестают вносить вклад в общественное богатство, и наоборот, превращаются, в своего рода, пенсионеров государства. На их содержание тратятся значительные суммы, не компенсируемые по объему трудом заключенных. Официально по статистике до трети всех преступлений в России совершается в состоянии алкогольной интоксикации, однако эта статистика явно занижена, так как после задержания преступника через значительный отрезок времени после преступления, невозможно установить его состояние на момент самого преступления. Таким образом, не треть, а, возможно половина, а, по мнению некоторых аналитиков даже две трети преступлений совершается под влиянием алкоголя. Показательно, что в период частичного «осушения алкогольного прилавка» в 1985-1987 гг., на четверть снизилась общая преступность, а по тяжким преступлениям – на одну треть. Кроме того, значительная часть преступлений совершается пьющими людьми с целью приобретения алкоголя, хотя на момент преступления преступник был как будто бы трезв. Наркотическая зависимость от алкоголя толкает некоторых пьющих людей на добывание денег преступным путем, что и приводит их в стены тюрьмы. Но вся система тюрем и лагерей требует от государства значительных расходов. Если предположить, что половина заключенных попала туда под прямым или косвенным влиянием алкоголя, то значит, половину всех расходов государства на правоохранительные органы и на систему тюрем можно смело отнести к разряду алкогольных убытков. А это – миллиарды рублей.

    Значительное число автоаварий происходит под влиянием алкоголя, и эту часть расходов на содержание ГИБДД, также можно отнести за счет алкоголя, кроме того, сюда же относятся и материальная часть убытков как населения, так и государства (если испорченный транспорт был государственным), сюда же добавляются убытки от потери трудоспособности попавших в аварию граждан, или вообще прерывание их трудовой деятельности в результате смерти. В любом случае, это снова огромные суммы потерь для казны. Вследствие неадекватного поведения людей под воздействием алкоголя, происходит большое количество пожаров, в результате которых стране наносятся многомиллиардные убытки, нередко пожары приводят к потере трудоспособности пострадавших, их смерти, а это также означает новые убытки и на содержание пожарной службы, и на лечение пострадавших в пожаре.

    Одной из частых причин пожаров являются случаи, когда пьяный человек засыпает с непотушенной сигаретой. Например, в одном только Красноярске, фиксируется свыше 200 таких случаев за год. При этом нередко погибает и сам виновник пожара, и наносится ущерб всему дому, могут погибнуть другие люди, нередко – дети. Все это – и трагедии людей, и многомиллионные убытки для бюджета.

    Убытки государства заключаются и в том, что сотни тысяч трудоспособных людей вырваны из полезного производства, и трудятся в алкогольной отрасли (рабочие пивных, винных, водочных заводов, сельские жители, производящие сырье для алкогольной индустрии – виноградари, выращивающие технический виноград и т.д., работники ресторанов, пивбаров и других питейных заведений, работники торговли, реализующие алкоголь в многочисленных павильонах, магазинах и т.д.) Они исключены из производства действительно нужных и необходимых народу товаров, они отстранены от полезной и нужной деятельности, их трудовой потенциал направлен только на разрушение, расходуется впустую в лучшем случае, а по существу – на подрыв здоровья и уничтожение собственного народа. Они играют ту же роль, что паразиты в живой природе. Например, блохи на собаке или ломехузы в муравейнике.

    Здесь приведен далеко не полный перечень убытков государственному бюджету, который наносит алкоголь. А есть убытки, которые вообще трудно, или даже невозможно подсчитать. Представим типичную ситуацию – муж пришел домой нетрезвый, и, мягко говоря, испортил настроение жене. Она не выспалась, пришла на другой день на работу разбитой, расстроенной – и, что произойдет при этом с ее производительностью труда? Можно представить. Она снизит выработку продукции и тем самым бюджет недополучит какую-то определенную сумму доходов.

    Экономисты многих стран в разные годы пытались соотнести объемы убытков от алкоголя с доходами бюджета от алкогольной индустрии и торговли. При всей трудности полного учета, всегда суммы потерь превышали суммы доходов. В 2006 году сбор «алкогольных» акцизов в федеральный бюджет РФ вырос по сравнению с 2005 годом на 3,9 млрд. рублей и составил 55,4 млрд. рублей, а суммарные потери от алкоголя в год в России составляют около 500 млрд. руб. Коэффициенты превышения убытков над доходами встречаются довольно разные, в зависимости от того, насколько полон был учет убытков. В литературе встретились показатели от 3 до 8 раз (то есть, убытки от алкоголя в 3-8 раз превышают доходы). Такой разнобой вполне естественен, если учесть трудности подсчета убытков, но для формулирования закона собриологии конкретная цифра не так уж важна, главное – убытки всегда БОЛЬШЕ доходов, и в этом и есть суть закона. Таким образом, если в какой-то местности строиться новый водочный, винный, пивной завод, и местная власть оправдывает это строительство «доходами в бюджет», то власть этим показывает свое полное экономическое невежество, а точнее – незнание законов собриологии, и при этом общественность вполне может ставить вопрос об уровне компетентности данной власти. Если же власть знает это соотношение, но при этом продолжает поддерживать алкогольную систему спаивания, то можно ставить вопрос о том, что на самом деле является целью такой власти – благо народа или уничтожение этого самого народа.


    Аналогично обстоит дело и со вторым легальным наркотиком – табаком. Вред табака для здоровья населения настолько велик, что рассуждения о доходах от продажи табака являются не только экономически безграмотными, но и кощунственными.

    Массовое «культурное», «умеренное» потребление алкоголя – источник пьянства и алкоголизма. Пьянство и алкоголизм – последствие массового «культурпитейства». Количество алкоголиков прямо пропорционально количеству пьющих («культурпитейщиков»).

    Алкоголики и пьяницы своим видом и антисоциальным поведением формируют негативный образ алкоголя, тогда как культурпитейщики очень часто социально успешны, веселы и бодры, и, следовательно, формируют в глазах подрастающего поколения положительный образ алкоголя. Ребенок принимает ложную информацию об алкоголе, следует примеру социально успешных «культурно» пьющих людей и становится сам культурпитейщиком. Согласно закону питейной эскалации выведенному в 1970-е годы социологом И.А. Красноносовым, в пьющих странах в среднем сопьется каждый 16-й из числа употребляющих алкоголь, то есть в обществе, где разрешена продажа алкоголя, спивается в среднем 5,2 % людей. Этот закон не действует там, где алкоголь запрещен, или исключен из жизни, например, в странах ислама, буддизма, индуизма. Это соотношение (1 из 16) по мере роста потребления алкоголя может расти. То есть, по мере естественной смены пьющих поколений, спившимися становятся 1 из 10, потом 1 из 5, 1 из 4, 1 из 3, 1 из 2… И никакая «культура пития» не спасет пьющее общество от алкогольной беды. Не каждый «культурпитейщик» сразу становится алкоголиком, но каждый алкоголик прошел стадию «культурпитейства».

    Современные пьяницы и алкоголики не сразу стали таковыми, все они прошли больший или меньший по длительности период относительно «умеренного» употребления алкоголя. Почему же значительная часть населения, употребляющая алкоголь, переходит некую «границу» и становится алкоголиками? Во-первых, потому, что алкоголь – это наркотик, и действуют законы втягивания в наркотическую зависимость. Во-вторых, никакой «границы» между «умеренным» и «неумеренным» потреблением алкоголя не существует, переход человека из одной категорию в другую происходит постепенно и плавно, незаметно для самого пьющего, а часто и для его окружения. То, что не все пьющие перейдут в разряд алкоголиков, не может служить оправданием «умеренного» пития, так как вред алкоголя заключается не только в появлении массы алкоголиков, но и в нанесении вреда здоровью и социальному благополучия всех остальных пьющих.

    Анализ причинно-следственных связей позволяет сделать вывод о том, что массовое «культурпитейство» является корнем проблемы, а пьянство и алкоголизм – последствием. Отсюда вывод – отрезвление общества логично начать именно с культурпитейщиков. В первую очередь важнее всего отрезвление культурпитейщика-депутата, культурпитейщика-министра, культурпитейщика-учителя, культурпитейщика-врача, то есть тех, кто формирует мировоззрение народа и принимает решения, в том числе и политические. Алкоголизация общества завит от того, какая алкогольная (или трезвенническая) политика проводится в стране, а значит важнее всего отрезвление тех, кто стоит у власти, кто стоит у руля политики в стране. В этом плане наука собриология приходит в острое противоречие с наркологией, где все внимание направлено на уже спившиеся категории населения – то есть на алкоголиков. Без всякого сомнения, отрезвевший президент, губернатор, главный редактор телекомпании способны больше повлиять на отрезвление общества, чем спасенный от алкоголизма дворник или водопроводчик. Разумеется, отрезвлять нужно и дворника, здесь речь идет о приоритетах и первоочередности. Если в стране культурпитейщики-чиновники проводят пьяную политику, то можно десятилетиями или веками «успешно» отрезвлять алкоголиков, но их место будут тут же занимать новые, и ничего не изменится. Это напоминает ношение воды в решете. Отрезвление алкоголиков – это борьба с последствиями, когда не меняется сама система спаивания. Для слома самой системы спаивания логичнее начать отрезвление с ЛПР – «лиц, принимающих решения». Для проведения грамотной антиалкогольной политики необходимо, чтобы эту политику проводили трезвые люди. Попытки проведения антиалкогольной политики культурпитейщиками, как показывает истории России, СССР, да и других стран, не приводит к реальным положительным сдвигам.


    Изготовление и употребление алкогольных суррогатов прямо пропорционально употреблению обществом легального алкоголя.

    Одним из аргументов противников проведения государством трезвой политики является насаждаемое продажной или некомпетентной прессой утверждение, что, якобы, в случае сокращения производства и продажи алкоголя, то есть, в случае уменьшения доступности алкоголя, его недостаток будет восполнен суррогатами, самогоном, самодельным вином и т.д. при этом последствия будут еще хуже, так как многие суррогаты по «качеству» хуже легального алкоголя. В таком заключении защитников и пособников легальной алкогольной мафии содержится по меньшей мере два логических дефекта. Во-первых, собриологи никогда не предлагали ограничиться только лишь одним уменьшением доступности алкоголя, они всегда были сторонниками комплексного подхода, когда сокращение производства должно сопровождаться одновременным уменьшением числа людей, употребляющих алкоголь, в результате проведения интенсивной, научной, собриологической пропаганды. Второй дефект в рассуждениях наших оппонентов – само по себе утверждение, что недостаток легального алкоголя непременно будет восполнен суррогатами и нелегальным алкоголем. Никакой неизбежности здесь нет. Ничто не мешает в рамках комплексного подхода значительно усилить и сделать более эффективной борьбу с нелегальным производством, торговлей, употреблением суррогатов и нелегального алкоголя. Более того, мировой и российский опыт показывает, что именно в период отрезвления общества борьба с нелегальным алкоголем становится и более последовательной, и более результативной. Об этом говорит, например, опыт России в первой половине 1920-х годов. Жесткие антиалкогольные законы того периода позволили сразу же после гражданской войны развернуть действенное наступление на самогоноварение (распространившееся в период безвластия в годы гражданской войны). К 1924 году проблема самогоноварения была практически решена, сведена к минимуму. И лишь полный отказ от политики отрезвления в 1925 году резко ухудшил ситуацию и способствовал возобновлению самогоноварения (по оценкам – в 8 раз). В годы Великой Отечественной войны, когда потребление алкоголя по оценке сократилось примерно в 6 раз, нет никаких оснований утверждать, что суррогаты полностью восполнили сократившийся алкоголь. Но особенно убедительны показатели в период антиалкогольной компании 1985-1987 годов. Сокращение в 2-3 раза производства, продажи алкоголя вовсе не привело к суррогатной «компенсации», число смертей от употребления суррогатов сократилось в стране с 16 тысяч в 1984 году до 11 тысяч – в 1986. Новый виток алкоголизации, развернувшейся с 1988 года, привел и к резкому росту отравлений суррогатами, к 1992 году - до 36 тысяч смертей, а ведь в это время никакого дефицита алкоголя уже не было и в помине, алкоголь продавался на каждом углу, днем и ночью, без всяких ограничений. Все это позволяет сделать вывод – в России потребление суррогатов находится не в обратной, а в прямой зависимости от продажи легального алкоголя. Надо иметь еще в виду, что в случае уменьшения доступности легального алкоголя, к суррогатам обращаются отнюдь не все, а лишь часть населения, как правило, наиболее алкоголизированная, а значит – общее количество употребляющих алкоголь - сокращается. Люди на первых этапах алкогольной зависимости – «культурпитейщики», даже в случае дефицита алкоголя в свободной продаже на суррогаты не переходят, а значит, общий уровень последствий алкоголизации в целом по стране сокращается. По разным оценкам при всем обилии легального алкоголя в России к началу XXI века, доля нелегального превысила половину всего потребляемого алкоголя (по разным оценкам – от 1/3, до 2/3). В чем же тут логика, почему убедительный тезис о «компенсации» легального алкоголя суррогатами и нелегальным алкоголем практически не срабатывает? Ведь на первый взгляд аргументы оппонентов звучат весьма убедительно – чем меньше водки в продаже, тем больше самогона и суррогатов. Этот логический парадокс может быть вполне убедительно разрешен, если мы посмотрим на проблему с позиции среднестатистического алкоголика. Представим ситуацию – вечером этот алкоголезависимый человек вывернул все карманы, сдал пустые бутылки и купил в магазине бутылку вполне легальной государственной водки. Одурманив себя этим зельем, он уснул (точнее, не уснул, а, как показали исследования ученых, упал в обморок, вошёл в состояние комы), а наутро очнулся с жуткой болью, со всеми «прелестями» похмельного синдрома. Единственным средством избавления от мучений люди этой категории видят исключительно в «опохмелке» - нужно срочно найти спиртное – «подлечиться». Хватился – а денег нет – вчера все истратил. Сдать бы бутылки – вчера уже все сдал. А «трубы горят», голову сжимают огненные обручи. Что же делать? И логика нетрезвых рассуждений непременно приведет его к суррогатам – и дешевле и доступней, и похмелье снимает. Получается, что чем больше людей вечером примут легальный алкоголь, тем больше наутро обратится к суррогатам, к нелегальному алкоголю, который и доступнее и дешевле уже потому, что его производители не платят акцизов. Чем больше страна за год поглощает легального алкоголя, тем больше будет потребность нелегального. До определенного этапа алкозависимости человек употребляет исключительно легальный, «качественный» алкоголь, но, перейдя на новый этап зависимости, он, скорее всего, предпочтет более дешевые изделия. Так легальный алкоголь формирует армию потребителей нелегального и суррогатного алкоголя, они находятся не в обратной, а в прямой зависимости. Вот чем объясняется странный на первый взгляд факт, когда открытие всех алкогольных шлюзов и обилие спиртного в 1990-е годы в России не только не привело к «вытеснению суррогатов», а наоборот, вызвало новый виток отравлений как легальным, так и нелегальным суррогатным алкоголем. Логика здесь вполне определенная, выстраивается такая цепочка связей: больше легального алкоголя – больше спившихся людей, потребителей суррогатов – больше отравлений суррогатами. Поэтому любые «заманчивые» предложения легальной алкогольной мафии решить проблему суррогатов путем увеличения производства «хорошего, качественного» алкоголя – не более чем демагогия, за которой определенно проглядывается корыстный интерес – увеличить свои доходы за счет продолжения спаивания населения.

    Вывод из всего этого напрашивается один – если поставлена цель отрезвления народа, наступление надо вести параллельно – и на легальный, и на нелегальный алкоголь. Замещать один алкоголь другим – это значит тушить пожар керосином. Или чертом изгонять дьявола.


    Закон перехода от слабых наркотиков к более сильным.

    Изучение закономерности распространения алкоголя в обществе позволил установить последовательность сползания населения в алкогольное болото. Оказалось, что наиболее провокационными, в плане приобщения детей и подростков к алкоголю, табаку, наркотикам, являются так называемые «слабые» алкогольные изделия – прежде всего пиво и шампанское. Начиная употреблять спиртное с так называемых «слабых напитков», нередко предлагаемых родителями из самых лучших побуждений, подростки постепенно втягиваются в употребление алкоголя, а затем, по закону привыкания, постепенно увеличивается доза, частота употребления, и, в конце концов, многие начинают переходить к более крепким изделиям. Путь от пива к вину, от вина к водке, от спиртного к другим наркотикам, от табака к марихуане – это проторенная магистраль, по которой проходят миллионы и миллионы детей и молодых людей. Конечно, как в любом законе, есть и исключения, например, кто-то остановился на пиве и не пошел далее, кто-то из табакокурильщиков так и не приобщился к «травке», но мы должны выявлять общие закономерности, а не частные случаи. Не каждый употребляющий алкоголь приобщится к нелегальным наркотика, но из числа наркоманов подавляющее большинство до того как начали колоться, употребляли алкоголь. Не каждый табакокурильщик станет потребителем марихуаны, но почти все потребители этого наркотика до него были курильщиками табака.



    Все эти факты выбивают почву из-под ног тех демагогов, которые предлагают «вытеснять» тяжелые наркотики более «легкими», крепкие алкогольные изделия – более слабыми. Вся эта демагогия явно замешана на корыстном интересе производителей этого самого «слабого» алкоголя. Самый вопиющий факт – так называемая «метадоновая программа», которая якобы может заменить тяжелые формы наркомании более «легкими», а фактически наркологи при этом превращаются в распространителей наркотика – метадона, причем легально и даже с ореолом борцов со злом. Обратный путь – от сильных наркотиков к «слабым» - конечно же, может быть осуществлен отдельными людьми или группами людей, но, во-первых, от зависимости они при этом не освобождаются, во-вторых, они могут в любой момент «сорваться», что, нередко и происходит, в третьих – по масштабам этот процесс во много раз уступает прямому конвейеру – движению огромных масс населения от первого глотка пива в детстве до белой горячки и всех прочих прелестей алкоголизации в конце пути. Антиалкогольная политика должна основываться не на «отдельных фактах и явлениях», а на массовых закономерностях, и здесь выводы однозначны – неприемлемость для нормального общества всех без исключения наркотиков, табака, алкоголя и т.п. Никаких поблажек для «слабых» наркотиков, типа пива и табака, быть не может. Более того, начинать наступление на алкоголь в целях оздоровления общества необходимо как раз с этих самых «слабых» наркотиков. Кстати - о самом термине – «слабые наркотики». В кавычки он взят не случайно. На самом деле ни пиво, ни сухое вино, ни сигареты с низким содержанием отравляющих веществ не могут быть, с никакой точки зрения, признаны реально слабыми – на самом деле они приводят к самым тяжелым последствиям и для здоровья, и для социальной ситуации. Не может быть и легких сигарет, этот термин – просто рекламный брэнд производителей табака, которые стремятся этим самым внушить населению ложные представления о их безвредности. Ни пиво, ни «легкие сигареты», ни «легкие наркотики» не могут быть панацеей от самых тяжких последствий алкоголизации и наркотизации общества. Даже такие изделия как «безалкогольное пиво» или «детское шампанское» никак не могут быть признаны безобидными и безвредными, так как способствуют привыканию детей к вкусу, цвету и запаху спиртных изделий, к алкогольному застольному ритуалу, что в конечном итоге способствует алкоголизации этих самых детей. Даже такие, казалось бы, безобидные продукты, как конфеты, пирожные, алкогольная мафия стремится использовать в своих корыстных целях. Преступный сговор между алкогольной индустрией и кондитерами привел к появлению на прилавках магазинах огромного ассортимента продуктов, в состав которых входит, порой в немалых количествах алкоголь. Конфеты с ликером, конфеты с ромом, конфеты с коньяком – самая коварная ловушка для беспечных родителей и их детей, они способствуют более раннему приобщению детей к алкоголю по тому же принципу – то есть, дети привыкают к вкусу, запаху спиртных изделий, к виду бутылок и рюмок на коробках кондитерских изделий, при этом у них возникают положительные установки к алкоголю. Точно так же, как выпуск жевательной резинки в виде сигарет, способствуют появлению положительных установок детей к курению.

    Данный закон диктует необходимость при проведении антиалкогольной государственной политики в наступлении на алкогольный наркотик не только не делать никаких поблажек и исключений для «слабоалкогольных» изделий, но, наоборот, по ним должен быть нанесен удар в первую очередь, так как самый страшный наркотик – не тот, с которым алкозависимый человек заканчивает свою жизнь, а тот, с которого человек начинает приобщаться к алкоголю, сигаретам, другим наркотикам.


    На алкогольную ситуацию в стране значительное влияние оказывает отношение к алкоголю традиционной религиозной идеологии.

    Обнаружено, что наименьший уровень потребления алкоголя или же полное отсутствие алкоголя в жизни наблюдается в тех странах, где господствующая религия стоит на позициях трезвости, прежде всего это страны ислама, буддизма, индуизма и некоторые другие. Если же на данной территории распространены религии, более терпимо относящиеся к алкоголю (то есть, осуждающие пьянство, но допускающие «умеренное» употребление алкоголя), то уровень алкоголизации существенно выше.


    Все негативные явления в обществе, связанные с употреблением алкоголя, зависят от уровня потребления абсолютного алкоголя на душу населения.

    А) Количество пьяниц и алкоголиков зависит от уровня потребления алкоголя на душу населения.

    Б) «Пьяная» смертность зависит от уровня потребления алкоголя на душу населения.

    В) «Пьяная» заболеваемость (цирроз печени, белая горячка, панкреатит и пр.) зависит от уровня потребления алкоголя на душу населения.

    Г) «Пьяная» преступность, хулиганство и т.п. зависит от уровня потребления алкоголя на душу населения.

    Д) Количество ДТП, несчастных случаев на производстве и в быту зависит от уровня потребления алкоголя на душу населения.

    Е) Количество больных новорожденных, с врожденными дефектами (олигофрения и пр.) зависит от уровня потребления алкоголя на душу населения.

    1) Зависимость доли алкоголиков и пьяниц от душевого алкопотребления изучал социолог И.А. Красноносов. За рубежом данную проблему изучал статистик института демографических исследований США С. Ледерман, который опубликовал в 1956 и 1964 гг. свои труды об алкоголе, алкоголизме и алкоголизации. Он установил, что между средним потреблением алкоголя и числом потребляющих его «чрезмерно» имеется прямая связь. Чем больше население потребляет алкоголь, тем больше число потребляющих «чрезмерно». Этот закон Ледермана проверен во многих странах. 21 анкетный опрос проведен во Франции и 8 других странах (Англия, Австралия, Шотландия, США, Италия, Швейцария, Норвегия, Швеция) в 1950-е, 1960-е и 1970-е годы. Подтверждено существование указанной связи. Если население страны потребляет в среднем в год 20 л в переводе на абсолютный алкоголь на 1 чел., то 5% потребляют более 50 л. Последняя величина уменьшается до 10 л, когда среднее потребление составляет 3 л на 1 чел. В Нидерландах и в Польше пришли к такому же выводу. В Польше антиалкогольные меры в 1980 г. снизили потребление алкоголя на 1/3, а число госпитализированных на 59 %.

    В СССР с начала 1950-х годов до 1980 года потребление алкоголя на душу населения выросло в 4-5 раз, и в это же время стремительно росло количество алкоголиков на учете в наркологической службе. А если учесть, что на учете состояли далеко не все алкоголики, то этот рост достиг небывалых ранее масштабов. Пример России полностью подтверждает закон о прямой зависимости между средним уровнем потребления алкоголя на душу населения и количеством алкоголизированного населения, в том числе, имеющих диагноз «алкоголик». В то же время количество алкоголиков не зависит от того, какие меры государство предпринимает против этих алкоголиков, так как такая «борьба» является попыткой воздействия на последствия проблемы. Борьба с последствиями никогда не приводит к успеху. Уменьшение количества алкоголизированной части населения возможно только путем снижения общего уровня производства, продажи и потребления алкоголя, снижения количества употребляющих алкоголь даже в так называемых «малых» дозах. Последнее возможно в том случае, когда дети и подростки, подрастая, не приобщаются к употреблению алкоголя, и в то же время от этого употребления отказываются в пользу трезвости те люди, которые в силу алкогольной запрограммированности употребляют алкоголь «умеренно».

    2) Изучение статистики смертности, и в частности – смертности от алкогольного отравления, позволило сделать вывод, что она впрямую зависит от уровня потребления алкоголя на душу населения. Например, в 1960-1970-е годы в СССР в два-три раза вырос показатель потребления алкоголя, и в это же время в такой же последовательности росла смертность от алкогольных отравлений, которые достигли к началу 1980-годов 48-49 тысяч в год. Надо иметь в виду, что современная статистика смертности от алкоголя не полностью отражает весь масштаб явления, так как не учитывает косвенное влияние алкоголя. Например, если человек в состоянии алкогольного отравления утонул, сгорел, попал в автоаварию и т.д., то алкоголь в качестве причины смерти не фиксируется. Если человек погиб в результате действий другого человека, который был в состоянии алкогольного отравления, то такая смерть также фиксируется без указания на влияние алкоголя (например, если он погиб в результате автоаварии по вине нетрезвого водителя). Специальные разработки позволяют сделать вывод, что соотношение фиксируемых статистикой смертей под влиянием алкоголя и реальная смертность от фактического прямого или косвенного влияния алкоголя составляет 1:20. На начало 1980-х годов реальная смертность под прямым или косвенным влиянием алкоголя превысила 900 тысяч. И эта цифра росла прямо пропорционально показателю потребления алкоголя на душу населения в стране. В период антиалкогольной компании 1985-1987 годов при реальном снижении потребления алкоголя на душу населения в 2-3 раза, общая смертность населения без малейших усилий со стороны медицины и без каких-либо иных влияний сократилась на 200 тысяч в год. После отказа от антиалкогольной политики в 1990-х годах смертность вновь подскочила прямо пропорционально потребляемому населением алкоголю, и в 1992 году пересекла показатель рождаемости – началось вымирание населения. Особенно заметно влияет алкоголь на смертность мужчин в молодых и средних возрастных группах. Специальные разработки актов о смерти показывают, что если умер мужчина в возрасте 20-40 лет, то в 70-90 % случаев он погиб не от болезни, а от причин, прямо, или, чаще, косвенно связанных с алкоголем. В результате стремительного роста продажи и потребления алкоголя в 1990-е годы, средняя продолжительность жизни в России сократилась с 70 до 64 лет, а у мужчин даже до 58 лет. Около половины умерших мужчин не достигло пенсионного возраста. Это означает, что решение демографической проблемы в стране без осушения алкогольного прилавка весьма проблематично.


    Из всех алкогольных изделий самыми опасными и провокационными являются пиво и шампанское, так как именно с них начинают приобщаться к алкоголю дети, шампанским спиваются женщины. Чем слабее и приятнее на вкус алкогольное изделие, тем его чаще и в больших количествах употребляют.

    Распределение стран мира по уровню употребления алкоголя показывает, что наибольшее потребление в 1980-х годах наблюдалось в странах, где употреблялось шампанское, сухое виноградное натуральное вино (Франция, Италия, Испания, Португалия и др.), а также пиво (Германия, Дания, Чехия и др.). Оказалось, что нет прямой зависимости между уровнем потребления алкоголя и его крепостью. Нередко страны с преобладающими в потреблении крепкими алкогольными изделиями показывали меньший уровень душевого потребления алкоголя, чем страны с преобладанием в составе алкогольных изделий виноградного вина или пива. Так, в бывших республиках СССР, среди наиболее алкоголизированных республик оказалась Молдавия с типичным для нее виноградным вином, и Эстония с традиционным пивом. Таким образом, позиция сторонников вытеснения крепких алкогольных изделий более слабыми, с целью снижения общего уровня употребления алкоголя, не выдерживает критики. Часто бывает как раз наоборот, страны с преобладанием в потреблении виноградных вин и пива, выглядят еще хуже, чем страны с водкой или виски. Что является причиной этого парадокса? Причин этого несколько. Замечено, что в странах, где в потреблении преобладают так называемые «слабоалкогольные» изделия, в среднем пьют -

    А) чаще

    Б) употребляют больший объем спиртного за один прием



    В) употребляют алкоголь более широкие слои населения

    Г) снижается возрастная планка начала употребления алкоголя детьми и подростками.



    Как показывают исследования в России (в Санкт-Петербурге, Красноярске и др. городах) дети и подростки начинают приобщаться к алкоголю, посредством именно пива и шампанского, так как они более доступны по цене, имеют ореол «менее вредных», чем водка, или даже «безвредных». Родители, приобщающие своих чад к алкоголю, также предлагают им чаще всего пиво или шампанское. Как показывает жизнь, чем раньше, по возрасту ребенок приобщится к алкоголю, тем выше вероятность, что он сопьется. Большинство алкоголиков начали приобщение к алкоголю в раннем возрасте. То, что в этих алкогольных изделиях этиловый спирт максимально разбавлен водой и другими ингредиентами, приводит к тому, что после попадания в организм ребенка, не срабатывает спасительная защитная рвотная реакция, а, значит, организм не освобождается от этилового спирта. Совершая свои разрушительные действия в организме, этиловый спирт кроме всего прочего, разрушает защитную реакцию организма на этот яд, что способствует более быстрому и раннему приобщению подростка к спиртному.
    Уровень алкоголизации любой страны на конкретный период зависит от проводимой в данной стране в данный период алкогольной политики. Следствием алкогольной политики является деятельность алкогольной системы спаивания, состоящей из двух составляющих: а) материальной (пивные, спиртовые, винные, водочные и пр. заводы, система продажи – магазины, рестораны, кафе, пивбары и т.д.) и б) идеологической (господствующей в обществе и возобновляемой разными средствами пропаганды идеологии допустимости употребления алкоголя в том или ином количестве. Это есть теория «культурного», «умеренного» пития). Производство и продажа могут быть как государственными, так и частными, во втором случае ответственность с государства не снимается, так как частная торговля регулируется государством.

    Анализ колебаний показателя употребления алкоголя в разных странах и в России позволяет сделать однозначный вывод, что эти колебания целиком зависят от проводимой в данный момент в данной стране алкогольной политики государства. Если эта политика допускает увеличение производства алкоголя, расширение сети предприятий по его сбыту, свободную рекламу алкогольных изделий, то последствия этого однозначны – алкоголизация растет. Снижение показателя зависит от конкретных ограничительных, запретительных, законодательных и иных мер, которые принимает государство вплоть до полного запрета на производство и продажу. Этот вывод полностью противоречит существующему в общественном сознании представителей ряда христианских государств и поддерживаемому алкогольными структурами мифу о том, что производство и продажа лишь следуют спросу, а влиять на этот спрос якобы не могут. При этом непонятно, почему растет этот спрос. Получается, что он растет совершенно стихийно, по не понятным причинам, или, по крайней мере, по причинам никак не зависимым от деятельности алкогольных производителей и продавцов. Пытаясь запутать людей, пособники алкогольной мафии стараются внушить идею о бесполезности и перспективности борьбы с пьянством, особенно их страшат, так называемые «запретительные меры», которые, якобы «нигде и никогда ни к чему хорошему не приводили». История, опыт разных стран показывают – разумная, антиалкогольная политика, проводимая на научной основе неизменно приводит к положительным сдвигам, особенно если она проводилась комплексно, при гармоничном сочетании социальных, законодательных, воспитательных, экономических мер, в том числе и запретительных. Надуманная дилемма: «запрещать или воспитывать?», в своей основе сформулирована некорректно – а почему их нужно противопоставлять? Разве нельзя проводить политику и на основе запретов (законодательных), и на основе формирования трезвых убеждений? Одно другому совершенно не противоречит, наоборот, только в комплексе и можно решать проблему. О правильности такого подхода говорит конкретная реальная политика многих стран мира, которые в результате ограничительной антиалкогольной и антитабачной политики получили явные и однозначные результаты. Например, последние 40 лет в США, в результате антитабачной политики, непрерывно снижается процент курящих среди населения. Больших успехов достигли в Европе в антиалкогольной политике такие страны, как Швеция, Норвегия, Исландия и др. В СССР в результате ограничительных и иных антиалкогольных мер в 1985-1987 годах резко снизилось потребление алкоголя со всеми вытекающими положительными последствиями. В то же время после отказа от этой ограничительной политики в 1988-1992 годах, алкоголизация страны резко возросла. Антиалкогольная политика в большинстве стран ислама сделала их самыми трезвыми государствами мира. Из всех этих и иных многочисленных примеров вытекает вывод – алкогольная ситуация в любой стране в принципе управляема. И зависит она от конкретной политики, проводимой государством по отношению к алкоголю, табаку и другим наркотикам.

    Что касается уровней табакокурения и распространения нелегальных наркотиков, то они также напрямую зависят от проводимой в данной стране антитабачной, антинаркотической политики.



    Закономерность: отрицательные последствия употребления алкоголя возрастают в более холодном климате, по сравнению с теплым.

    Статистика алкогольной смертности в Европе и в России указывает на повышение показателя с юга на север, а в Сибири, с учетом климатических поясов, еще и с запада на восток.

    Для географического анализа взяты только те смерти, которые более жестко связаны с алкоголем (1). Это отравления алкоголем, убийства, самоубийства, другие внешние причины, циррозы печени и панкреатиты. Их, связанные с алкоголем части, можно суммировать для каждого региона и проанализировать распределение этих суммарных региональных показателей (73 региона с включением в некоторые из них автономных образований).

    В европейской части России можно исследовать направление "юг-север", разделив эту часть России на 12 поясов. Результаты анализа свидетельствуют (рис. 1), что рост связанных с алкоголем смертей происходит с юга на север: от 7% в Дагестане до 15% в Республике Коми. Этот рост слагается из роста связанных с алкоголем отравлений, самоубийств, убийств и других внешних причин. Сходное направление имеет рост связанных с алкоголем смертей в Европе, правда, на значительно более низком уровне: от долей процента на юге до 3,7% в Финляндии.



    Рисунок 1. Связанная с алкоголем смертность (алкогольные отравления + убийства + самоубийства + прочие внешние причины + циррозы печени + панкреатиты) в регионах России, расположенных с запада на восток (цифры - номера широтных поясов). Кривая - линия наименьших квадратов.



    Для того, чтобы представить распространение алкогольных проблем с запада на восток, территория России была разделена на 9 поясов (рис. 2). При этом анализе самые южные районы не принимались во внимание. На графике видно, что в европейской части России какая-либо тенденция запад-восток отсутствует. Однако, начиная с предгорий Урала (Башкирия, Кировская область и Республика Коми) начинается существенный рост алкогольной смертности. Абсолютный лидер по связанной с алкоголем смертности - Чукотский АО. Здесь алкогольный урон составляет 26%. Далее следуют Магаданская область и Республика Тыва (более 20%).

    Рисунок 2. Связанная с алкоголем смертность (алкогольные отравления + убийства + самоубийства + прочие внешние причины + циррозы печени + панкреатиты) в регионах европейской части России, расположенных с юга на север (цифры - номера широтных поясов). Кривая - линия наименьших квадратов.

    Из этой закономерности следует вывод – чем в более холодном климате расположена страна, тем более радикальной и решительной должна быть антиалкогольная политика государства, тем более необходима трезвость для выживания народа.

    Из всех алкогольных изделий самыми опасными и провокационными являются пиво и шампанское, так как именно с них начинают приобщаться к алкоголю дети, шампанским спиваются женщины. Чем слабее и приятнее на вкус алкогольное изделие, тем его чаще и в больших количествах употребляют.

    Закон взаимосвязи между употреблением алкоголя родителями и умственной и генетической ослабленностью детей.

    Известно, что уже через короткое время после приема средних доз алкоголя он может быть обнаружен в семени у мужчины и в яичниках у женщины. Следовательно, при слиянии женской и мужской половых клеток, отравленных алкоголем, получаются неполноценные зародыши. Доказано, что наиболее опасно состояние одурения будущей матери в момент зачатия плода. «Этанол концентрируется… в секрете простаты, в яичниках и сперме, оказывая токсическое воздействие на половые клетки. Этанол легко проникает через плаценту, влияя на плод» (2).

    Доказано, что употребление этилового спирта приводит к серьезным изменениям структуры и функции мужских половых желез. Уменьшается их масса, а также диаметр семенных канальцев и количество зародышевых клеток. Большое количество незрелых сперматозоидов отторгается в семенную жидкость. У сперматозоидов встречаются пороки развития.

    Установлено, что у лиц, начавших употребление спиртного до 18-летнего возраста и продолжавших его 10 лет, количество сперматозоидов резко уменьшилось и не превышало 20 млн. в 1 мл семенной жидкости против 60-112 млн./мл у непьющих мужчин (3).

    По данным ВОЗ, около 30% населения РФ на середину 90-х годов ХХ века имели умственные дефекты. Из общего числа детей 13% отставали в интеллектуальном развитии от среднего уровня, еще примерно 25% испытывали различные затруднения в учебе, не могли полностью освоить программу общеобразовательной школы (4).

    В начале XXI века в стране из 155 детских домов-интернатов системы социальной защиты населения только 5% предназначены для физических калек, остальные – для умственно неполноценных детей. (5).

    80% интеллекта обусловлено генетически, т.е. дается при рождении.

    Половые железы мужчин и женщин имеют, так же как и мозг, особый режим кровоснабжения. В связи с этим, спирт может там задерживаться, а его концентрация в половых железах у женщин на 35%, а у мужчин на 55% превышает его содержание в крови (6).

    Французский ученый Моррель проследил за жизнью четырех поколений, употребляющих алкоголь, и записал результаты исследования: «В первом поколении – нравственная испорченность, алкогольные излишества, во втором – пьянство в полном смысле этого слова; представители третьего поколения страдали ипохондрией, были склонны к убийству, самоубийству; в четвертом – тупость, идиотизм, бесплодие».

    По данным педиатра В.А. Дульнева, изучившего здоровье 64 детей, родившихся от отцов. В течение 4-5 лет употребляющих спиртные изделия, обнаружил, что у всех детей есть признаки умственной недостаточности, даже у тех, которые нормально развивались физически. Объясняется это тем, что при длительном употреблении алкоголя происходит стойкое изменение в системе наследственного вещества ДНК, что ведет к нарушению правильного набора хромосом. Дефекты ДНК, накапливаясь в поколениях, изменяют генофонд популяции и ведут к появлению наследственных заболеваний (7).

    При исследовании семенной жидкости мужчин-алкоголиков обнаружено значительное увеличение числа неподвижных, т.е. неспособных к оплодотворению сперматозоидов. Выявлено разрушение железистой ткани предстательной железы и нарушение ее функции. Хромосомы алкоголика имеют множественные повреждения, которые влияют не механизм наследственности (8).

    Особенно пагубное влияние оказывает прием спиртного женщиной. Поэтому для появления дегенеративного потомства совсем не обязательно, чтобы родители были алкоголиками. Если беременная женщина хотя бы один раз позволит себе выпить алкоголь, это уже может нанести непоправимый вред головному мозгу ее будущего ребенка. Именно это обстоятельство объясняет, почему дети, рожденные от выпивающих матерей, имеют низкую успеваемость в школе, страдают разными нарушениями функций мозга.

    Является совершенно очевидным и доказанным вредное влияние на здоровье потомства также и второго легального наркотика - табака, а также нелегальных наркотиков. Употребление их родителями приносит ощутимый, часто непоправимый вред здоровью потомтва.

    Вред, наносимый алкоголем человеку, зависит от количества алкоголя, попавшего в организм за отрезок времени (например, за год), но очень слабо зависит, или вообще не зависит от конкретного вида алкогольных изделий (вино, пиво, водка и т.д.), не зависит – пил с закуской или без, по поводу, или без повода, часто и понемногу, или редко, но помногу, культурно или некультурно, в коллективе или в одиночку, в праздники или в будни, «качественный» алкоголь или не очень качественный и т.д.

    Вред, получаемый человеком, семьей, обществом от алкоголя не устраняется до тех пор, пока существует производство, продажа и потребление алкоголя. Закон неустранимости вреда — один из законов собриологии. Закон гласит, что если алкогольную или любую другую наркотическую проблему решать в одном-двух направлениях, т.е. искоренять — пусть и очень успешно! — части целого (например, алкоголизм, нарушение общественного порядка, профилактика пьянок за рулем и т. п.) не может привести к исчезновению проблемы в целом. Проблема в этом смысле неустранима, т.к. действует закон неустранимости вреда. Преодолеть, решить проблему можно только комплексно, системно и глубинно. Впервые термин применен в науке и научной публицистике С.Н. Шевердиным.

    Собриолог А.А. Зверев раскрывает Закон увеличения дозы — переход от «слабых наркотиков» к более «сильным». Суть этого закона раскрывается его названием. Существует закономерность — отравление, раз начавшись, прогрессирует и идет с нарастанием. «Сила отравления» всё время нарастает. Это явление имеет своё чёткое физиологическое объяснение. Закон «увеличения дозы» действует не только в «пределах одного человека», он верен и в отношении семьи, и общества в целом. Это явление практически отражается в «Законе трех поколений». Его общая формулировка — дети усиливают доминирующие (ярко выраженные) качества родителей. Применительно к проблеме наркотизма и собриологии этот закон звучит так — «Первое поколение начинает отравления, второе усиливает, а третье «спивается» окончательно или «садится на иглу». Иногда этот закон комментируют и таким образом: «Первые умеренно, вторые уверенно, а третьи окончательно». Другими словами, при отравлениях доза и «сила наркотика» нарастает и в поколениях, а не только в отдельном человеке.

    Академик Б.И. Искаков вывел Закон крушения цивилизаций - формаций, крупных государств, в результате алкогольного геноцида. По алгоритму закона крушения:

    1) появляется и размножается "вирус гибели" общества, цивилизации - падение нравов, дебилизация (помрачение) правящих элит, наркотизация общества алкоголем и никотином, разложение, криминализация, коррупция, воровство, ослабление власти;

    2) достигается критическая масса вируса гибели - широкий коллапс нравов, массовая алкоголизация, криминализация, широкая коррупция, всеобщее разложение и воровство, глубокая дебилизация верхов и паралич власти;

    3) следует сокрушительное политическое или военное поражение, либо социально-экономическое банкротство и развал;

    4) пьющую цивилизацию на разных стадиях покоряют или более трезвые завоеватели, или наиболее пассионарные группы с наивысшим морально-волевым потенциалом.

    Примером, где был применен закон крушения цивилизаций, мы можем привести уничтожение греческим вином Великой Скифии. В скифских погребениях археологи и историки находят греческие амфоры и всевозможные иностранные сосуды для поглощения вина. До знакомства с греческим вином скифы были трезвым народом. О быте кочевых скифов Геродот помимо прочего, сообщал, что они питались главным образом кобыльим мясом и молоком. Познакомившись с греческим неразбавленным вином (сами греки пили вино только разбавленное: 1 составляющая 11 градусного вина и 10 составляющих родниковой воды. Пить разведенное вино могли только мужчины, после 30 летнего возраста, когда у них появилось потомство. Женщинам в Древней Греции категорически запрещалось пить любое вино вечно. Если какая-то женщина-гречанка вдруг попробует разбавленный алкоголь, то для них был один закон: высокая скала и пропасть) скифы слали быстро спиваться. До сих пор существуют поговорки: «Пьян, как скиф» или «Пьет, как скиф». Три пьяных поколения скифов и Великой Скифии не стало. (9)

    Доктор медицинских наук Валентина Киржанова выявила закономерность о тесной взаимосвязи между уровнем общей заболеваемости наркоманией и смертностью, связанной с употреблением наркотиков (коэффициент корреляции между этими показателями – R = 0,99). Выявлена связь между зарегистированным уровнем инъекционного употребления наркотиков и заболеваемостью парентеральными гепатитами В и С.

    Число больных наркоманией в населении оказывает долговременный эффект на рост числа ВИЧ-инфицированных лиц. Полученная количественная оценка связи свидетельствует о том, что при увеличении числа зарегистрированных страдающих наркоманией на 10% число зарегистированных и число впервые выявленных ВИЧ-инфицированных лиц через 1 год возрастает почти на 30% (10).

    Таким образом, законы собриологические — выражение существенной, всеобщей и необходимой связи трезвенных явлений и процессов, прежде всего связей трезвеннической деятельности людей или их собственных собриологических действий. Собриологические законы определяют отношения между различными индивидами и общностями в их трезвенной деятельности. Это относительно устойчивые и систематически воспроизводимые отношения между народами, классами, социально-демографическими и профессиональными группами, а также между обществом и трудовым коллективом, обществом и семьей, обществом и личностью и т. д. Собриологические законы складываются в различных сферах человеческой деятельности и осуществляются посредством трезвеннической деятельности людей. Создавая в процессе собриологической деятельности трезвое общество, человек определяет направление, содержание и характер его функционирования и развития. Именно поэтому собриологические законы — это законы трезвенной деятельности людей, их собственных действий.

    В соответствии с собриологическими законами люди создают условия и обстоятельства своей жизнедеятельности и применяют их под воздействием этих условий и обстоятельств. Действие одного и того же собриологического закона проявляется в различных ситуациях по-разному. Поэтому действие собриологических законов рассматривается как тенденция, а не как постоянная величина.

    Законы собриологии задаются естественным ходом событий, являясь результатом целенаправленных последовательных трезвеннических действий многих индивидов в проалкогольных, пронаркотических или антиалкогольных, антитабачных и антинаркотических ситуациях и объективных связях между различными аспектами и элементами этих ситуаций.

    Законы прикладной собриологии — существенные, необходимые, устойчивые и повторяющиеся трезвеннические связи явлений и процессов в отдельных системах и подсистемах общества. В качестве объектов изучения прикладной собриологии выступают общественные институты, организации, структуры, отдельные сферы жизнедеятельности общества, а также отдельные трезвеннические процессы и явления в том случае, если они выражают общий результат жизнедеятельности общества и являются его продуктом.

    По своему характеру законы прикладной собриологии являются собриологическими, т.е. законами, которые в отличие от экономических и других общественных законов характеризуют функционирование и развитие проалкогольных, протабачных, пронаркотических, трезвеннических, антиалкогольных, антитабачных и антинаркотических образований (объектов) внутри общества как целостных систем, отражая в этой целостности системообразующие связи. Законы прикладной собриологии выражают взаимосвязь экономических, политических, воспитательных, трезвенных, социокультурных и других сторон общественной жизни как компонентов конкретной социальной подсистемы общества.


    Литература:

    1. Немцов А.В. «Алкогольный урон регионов России». – М.: NALEX, 2003. - 136с.

    2. П.Д. Шабанов. Наркология. - М., 2000. - с. 67.

    3. А.Н. Кудрин, Н.П. Скакун. Злейший враг. //Новое в жизни, науке и технике. - 1999. - №5. - с.6.

    4. Здравоохранение РФ. - 1995. - №6. - с.35.

    5. Красный Крест. - 2000. - №1. - с.14.

    6. В.А. Таболин, С.А. Жданова. Алкоголь и наследственность. - М., 1991.-с.9.

    7. Дульнев В.Д. Влияние хронического алкоголизма на развитие нервной системы у потомства. Автореф. дис. … канд мед. наук. - М., 1964.-С.20.

    8. Лильин Е.Т. Алкоголь и наследственность. //Наука и жизнь. - 1985. - №8. - С.40-43.

    9. Скржинская М.В. Скифия глазами эллинов. – СПб.: Алетейя, 2001. – 304с.; Ермаков С.Э., Гаврилов Д.А. Напиток жизни и смерти. Мистерия Мёда и Хмеля. – М.: Ганга, 2009, с. 41-42; Скифы //Курьер. – 1977.- январь – с. 10-11.

    10. Овчинский В.С. О развитии наркоситуации в России: как обезвредить мины на российском наркополе. //Наркоконтроль. – 2011. - № 1. – с. 11.


    1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   34

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Наука об отрезвлении общества

    Скачать 11.18 Mb.