Скачать 11.18 Mb.


страница19/34
Дата22.01.2019
Размер11.18 Mb.
ТипМонография

Скачать 11.18 Mb.

Наука об отрезвлении общества


1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   34
Глава 6. ТЕОРИИ ЗАВИСИМОСТЕЙ ОТ ТАБАКА, АЛКОГОЛЯ И ДРУГИХ НАРКОТИКОВ
6.1. Основные понятия и термины
Во второй половине ХХ столетия в советской общественной сфере и даже в медицинской литературе был широко распространен термин «вредные привычки», под которым подразумевалось, прежде всего, «злоупотребление» алкоголем и табаком. Постепенно он был вытеснен термином «зависимость» и его синонимом «аддикция», который еще два века тому назад ввел знаменитый врач, патриот и трезвенник США Бенджамин Раш. После того, как урбанизация и последовавшая за ней промышленная революция во второй половине XVIII столетия привели к росту пьянства, он выступил против употребления крепкого алкоголя и предписал воздержание как единственное лечение (1).

Английское слово “addiction” в переводе на русский язык означает - непреодолимое влечение, пристрастие к чему-то вредному; пристрастие к наркотику (2; 3).

Сегодня также используют термин «зависимость»: «алкогольная», «никотиновая», наркотическая» и др.

Толковый словарь русского языка С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой определяет зависимость, как «подчиненность другим (другому) при отсутствии самостоятельности, свободы» (4). Иными словами, зависимость – это, прежде всего, несвобода.

Также употребляется термин «мания» (наркомания, игромания, меломания), который в вышеупомянутом словаре определяется как: «психическое расстройство – состояние повышенной психической активности, возбуждения (спец)»; «исключительная сосредоточенность сознания, чувств на какой-нибудь одной идее»; «сильное, почти болезненное влечение, пристрастие к чему-либо» (5). В этом случае главная идея состоит в том, что мания – это отклонение от нормы, болезненное состояние.

Обратимся к Википедии (6). В 1957 году Экспертная Комиссия по веществам, вызывающим вредные пристрастия, от Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) дала следующее определение понятию «пагубное пристрастие».



Наркотическое (лекарственное) вредное пристрастие (drug addiction) – это состояние периодической хронической интоксикации в результате повторяющегося употребления наркотического или лекарственного вещества (натурального или синтетического). Она включает следующие характеристики: 1) непреодолимое желание или потребность (понуждение) продолжать употребление наркотического или лекарственного вещества и доставать его любыми способами; 2) тенденция к увеличению дозы; 3) психическая (психологическая) или общая физическая зависимость от воздействия наркотического или лекарственного вещества и 4) пагубные последствия для индивида и общества. Иными ловами прослеживается цепочка из четырех элементов: потребность - увеличение дозы – зависимость - пагубные последствия.

В 2001 году Американская академия терапевтической медицины и Американское общество аддиктивной медицины дали следующие определения: «Вредное наркотическое (лекарственное) пристрастие (addiction) – это первичное, хроническое, нейробиологическое заболевание… Оно характеризуется…: утратой контроля над употреблением наркотического или лекарственного вещества, вынужденным употреблением, продолжением употребления, несмотря на вред, и сильным влечением. Ключевые слова: утрата количественного контроля, вынужденное употребление и сильное влечение.



Физическая зависимость (Physical dependence) – это состояние адаптации, которое проявляется специфическими синдромами возвращения в норму из-за внезапного прекращения приема вещества, резкого сокращения дозы, уменьшения содержания лекарственного или наркотического вещества в крови или влияния антагониста. Здесь главное – синдром отмены или снижения дозы, болезненное возвращение организма в норму.

Толерантность (tolerance) – это физическая адаптация к наркотическому или лекарственному веществу: требуются все большие количества вещества для достижения первоначального эффекта, т.к. тело «привыкло» к поступлению этого вещества». Комментируя данное определение, отметим, что слово «привыкнуть» по отношению к яду является неточным. Этот вопрос разъясняет теория адаптации при стрессе, в том числе алкогольном, табачном, т.е. химическом. Согласно этому учению, на борьбу с болезнетворным агентом мобилизуется весь организм: отдельные группы клеток принимают удар себе в ущерб ради спасения всего организма, т.е. страдают сами, чтобы спасти целое (7). Ключевые слова: «все большие количества вещества для достижения эффекта», т.е. увеличение дозы.

В «Диагностическом и статистическом справочнике по психическим расстройствам» DSM-IV-TR термин «пристрастие» (addiction) не применяется вовсе. Вместо него появился термин «химическая зависимость» (substance dependence).

Согласно определению Совета по здравоохранению Британской Колумбии (2005), химическая зависимость это «нарушение, которое характеризуется постоянным патологическим немедицинским употреблением лекарственного вещества или яда, которое приводит к повторяющимся негативным последствиям, таким как: неспособность справляться со своими обязательствами на работе, в семье, школе, к межличностным конфликтам, или правовым проблемам. Ключевые слова: патологическое немедицинское употребление наркотического вещества или яда, негативные последствия.

Другой источник, МКБ-10, Международная классификация болезней 10 пересмотра, действующая в настоящее время, сообщает, что психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением психоактивных веществ» занимают, в числе прочих 11 расстройств, второе место. Причем, в списке расстройств, вызванных употреблением психоактивных веществ, различают 10 групп – от F10 до F19. Здесь алкоголь стоит на первом месте, табак на 7, наркотики и лекарственные средства - в промежутке между алкоголем и табаком, а летучие растворители стоят на предпоследнем месте. Вот этот список:

F 10 – от алкоголя

F 11 – от опиоидов

F 12 – от каннабиоидов

F 13 – от седативных или снотворных

F 14 – от кокаина

F 15- от стимуляторов, включая кофеин

F 16- от галлюциногенов

F 17- от табака

F 18 – от летучих растворителей

F 19 – от сочетанного применения наркотиков и других психоактивных веществ (8).

В зарубежной профилактической педагогической англоязычной литературе конца ХХ столетия используются термины “drug-taking behavior”, “drug-use behavior”, “drug abuse behavior”, которые можно перевести как «наркотическое поведение». Кроме того, там выделяются следующие виды употребления наркотиков: экспериментальное или случайное (1-3 раза), эпизодическое (примерно 1 раз в месяц) и регулярное (для алкоголя 2 раза в месяц – это уже регулярное употребление) (9; 10).

Обобщая информацию из международных источников, можно сделать следующие выводы:



  1. наиболее распространенным термином сегодня является «химическая зависимость». При этом в зависимости от вида вещества различают алкогольную, никотиновую, наркотическую (опиатную, амфетаминовую и др. зависимости);

  2. понятие «химическая зависимость» и «наркотическое пристрастие» включают такие основные характеристики как: патологическое немедицинское употребление, сильное влечение, вынужденное употребление, потребность; увеличение дозы, утрата количественного контроля; физическая зависимость, толерантность, симптомы абстиненции; пагубные последствия. Получается, что исчерпывающего единого определения пока нет даже в международных документах.

  3. зависимости рассматриваются как психические и поведенческие расстройства, но изучаются в основном медиками и относятся к болезням;

  4. все симптомы зависимости есть результат поступления в организм наркотического или лекарственного вещества. Предистория приобщения к веществу не рассматривается;

  5. в терминах, используемых в педагогической профилактической литературе, акцент делается на употреблении вообще и говорится о поведении. Также важна частота употребления.


6.2. Виды зависимостей

Рассмотрим каждый из видов зависимостей с позиций отечественной науки.



Зависимость от алкоголя. Синонимом «алкогольная зависимость» является термин «алкоголизм». В отечественных учебниках наркологии конца ХХ столетия алкоголизм рассматривается как заболевание, признаками которого являются: 1) психическая и физическая зависимости от алкоголя; 2) абстинентные страдания в случае прекращения его приема; 3) это - разновидность психических и соматических расстройств и 4) оно связано с употреблением алкоголя (11).

Нарколог П.Д. Шабанов под понятиями «пьянство» и «алкоголизм» подразумевает «неумеренное потребление спиртных «напитков», оказывающих пагубное влияние на здоровье, труд, благосостояние и нравственные устои общества» (12). Термин «неумеренное» предполагает, что есть «умеренное» потребление, но автор не называет точных критериев своего понимания «умеренности».



Никотиновая зависимость. Самое распространенное проявление этого вида зависимости – курение табачных изделий. В большинстве ученых книг по курению определения этому понятию нет. Его нет даже в публикации Европейского регионального бюро Всемирной организации здравоохранения для Всемирного банка под названием «Сдерживание эпидемии: правительства и экономическая подоплека борьбы против табака» (Вашингтон, 1999).

В самом общем виде это определение может выглядеть так: 1) курение – это вид наркотической (химической) зависимости; 2) курение – это проявление психического и поведенческого расстройства вследствие употребления табака.

Польский исследователь, доктор медицины Богдан Т. Воронович указывает, что о наличии никотиновой зависимости могут свидетельствовать непреодолимая тяга к курению, неспособность контролировать поступки, связанные с курением, физиологические симптомы синдрома отмены (абстиненция), развитие толерантности, отказ от других источников получения удовольствия в пользу курения, продолжение курения вопреки вредным последствиям. Главное, что следует отметить, - это то, что зависимость наступает у человека курящего, т.е. является следствием поступления табачного наркотика (13).

Наркотическая зависимость. В международных документах на английском языке зависимость от «наркотиков вообще» не рассматривается, а только по отдельным ее видам - амфетаминовая, каннабисная, кокаиновая, опиоидная и т.д. Под словом “drug” здесь понимают и алкоголь, и табак, и наркотики, и лекарственные средства.

В российском законодательстве слово «наркотическое средство» имеет юридическую нагрузку, и этим словом обозначаются вещества, запрещенные законом. Алкоголь и табак, как это не парадоксально, согласно российскому законодательству, вопреки своим химическим свойствам, к наркотикам не отнесены (14).

В материалах Министерства образования Российской Федерации наркомания определяется как «хроническая болезнь, возникающая в результате злоупотребления наркотиками и характеризуется наличием у больного психической и физической зависимости от наркотиков, морально-этической деградацией, асоциальным поведением и рядом других патологических явлений» (15). И в этом определении важно отметить, что: 1) наркомания – это болезнь; 2) болезнь проявляется в психической и физической зависимости от наркотика; 3) болезнь возникает вследствие употребления наркотика; 4) болезнь имеет вредные последствия.

В отечественной наркологии традиционно принято различать наркоманию и токсикоманию. К наркомании относится пристрастие к веществам, которые, согласно списку Постоянного комитета по контролю наркотиков, утвержденному Минздравом Российской Федерации, отнесены к наркотическим средствам. Злоупотребление другими веществами, не отнесенными к наркотическим, обозначаются как токсикомания. Согласно Конвенции 1971, к психотропным веществам относятся те, которые вызывают патологическое привыкание, оказывают стимулирующее или депрессантное действие на центральную нервную систему, вызывают галлюцинации или нарушение моторной функции, либо мышления, либо восприятия, либо поведения, а также, если такое воздействие может представить собой проблему для здоровья населения, либо социальную проблему. Психотропные вещества, не включенные в списки Конвенции, определяются термином «психоактивные вещества» (16).



6.3. Единый алгоритм химических зависимостей

6.3.1. Конструктивные элементы зависимостей

Отечественный исследователь, врач-психиатр, доктор медицинских наук А.М. Карпов вводит понятие «Единый алгоритм зависимостей» для любых типов и видов одурманивающих веществ и выделяет 6 конструктивных элементов таких зависимостей:



Первый конструктивный элемент всех видов зависимостей. Наркомании, алкоголизм, курение и другие зависимости от наркотических веществ возникают только вследствие приема этих веществ. Если эти вещества не принимать, то болезнь не начнется. А если принимать, то разовьется неизбежно по досконально изученным, жестким биологическим закономерностям, независимо от желания, образования, социального и материального положения потребителя.

Второй конструктивный элемент всех видов зависимостей. К наркотикам, алкоголю и табаку появляется влечение, желание постоянно их принимать. Люди рождаются без влечения к ним. Факторами начала употребления алкоголя и табака являются неправильно понятые социальные потребности молодых людей «быть как все» соблюдать «культурные», «национальные» традиции. В начале этого пути здоровый организм защищается от этих веществ всеми имеющимися способами – тошнотой, рвотой, кашлем, насморком, слюно- и слезоотделением. Биологическая организация человека не принимает вторжения в нее наркотиков. Однако организм обладает врожденной способностью к адаптации, приспосабливаться к изменяющимся условиям жизни. Ожидание мнимого удовольствия, радости, подъема настроения, общительности, активности, то есть, психологическая установка, программирование своего самочувствия и поведения в ответ на прием ПАВ закрепляются в психических и поведенческих стереотипах. В организме (в мозгу) потребителя формируется новая неестественная, извращенная функциональная система.

Третьим конструктивным элементом зависимостей от наркотических веществ является необходимость повышения доз – разовых и суточных и учащение их приема. Этого не хотят потребители, но это неизбежно, так как прежняя (привычная) доза не дает желаемого результата. Организм включает все свои ресурсы для минимизации вреда от ПАВ. Повышается их разрушение ферментами и ускоряется выведение из организма. Происходит много приспособительных процессов на всех уровнях регуляции, в результате которых существенно видоизменяется, упрощается, укорачивается эйфоризирующее действие наркотиков. На определенном этапе зависимостей никакая доза, например кокаина, – ни большая, ни маленькая не дает тех, ощущений и переживаний, ради которых наркотик употреблялся.

Четвертым конструктивным элементом всех зависимостей от наркотических веществ является формирование стойкой психической и физической зависимости от них. Она проявляется тем, что желание, потребность привести себя в состояние одурманивания и пребывать в нем, ощущаются постоянно.

Психическая зависимость проявляется тем, что желание принять дозу, почувствовать кайф, оторваться от реальности, присутствует всегда, даже тогда, когда оно не уместно и не допустимо… Психическая зависимость появляется раньше физической. При употреблении кокаина, эфедрона и других психостимуляторов она может возникнуть после первой пробы наркотика. Эта зависимость остается на всю жизнь. Радости здоровой, трезвой жизни обесцениваются, становятся менее привлекательными.

Физическая зависимость развивается через несколько недель регулярного потребления наркотических веществ (алкоголя – через более длительный период). Ее формирование осуществляется на биологическом уровне. Психоактивное вещество «влезает» в механизмы нейрохимической, эндокринной, метаболической регуляции, включается в них как постоянный компонент. В организме вынужденно формируются новые функциональные стереотипы с поправкой на постоянное присутствие психоактивного вещества. Существенно перестраиваются все виды обмена веществ – белков, углеводов, жиров, воды, солей, энергии и регуляция работы всех органов – мозга, сердца, сосудов, легких, кишечника и т.д. Непрошенное, вредоносное наркотическое вещество становится «нужным» организму как «нормальное». При его отсутствии сложившиеся функциональные стереотипы разрушаются. Это проявляется состоянием абстиненции, которая устраняется приемом привычного ПАВ.

Пятым конструктивным элементом всех зависимостей от наркотических веществ считается формирование абстинентного синдрома или синдрома отмены, который появляется при зависимостях от наркотиков через 4-8 часов, от алкоголя – через 1-3 дня после прекращения длительной непрерывной алкоголизации. Алкогольная абстиненция называется похмельем.

Скрыть абстиненцию невозможно. Она выдает потребителя «с головой». Все родственники, друзья, соседи, сотрудники, руководители, милиционеры, медики-эксперты узнают потребителя по внешнему виду, по поведению, высказываниям. Причиной абстинентных расстройств является физическая зависимость от наркотика, формирование механизмов регуляции обмена веществ и работы внутренних органов, с включением в них наркотического вещества. С прекращением приема, которого этот механизм регуляции ломается и возникает полная рассогласованность в работе всех органов и организма в целом. При абстиненции происходит перестройка всех механизмов регуляции с патологических на здоровые, она длится несколько недель. Ее проявления динамичны, то есть меняются в зависимости от времени, прошедшего после отмены наркотика.

Началом ремиссии, то есть моментом, когда все симптомы зависимости от наркотика исчезают, считается нормализация психического и соматического состояния и дезактуализация влечения к нему. Ремиссии могут быть длительными – на всю жизнь и полноценными, позволяющими бывшим пациентам вести здоровый образ жизни, учиться, работать, создавать семьи, преуспевать в бизнесе и т.д. Таких примеров тысячи. Но мечты бывших пациентов вернуть возможность снова начать употреблять наркотик понемногу, не сбываются. С первой же пробы зависимость возвращается на тот этап, на котором она была приостановлена.

Шестой конструктивный элемент всех зависимостей от наркотических веществ определен известным профессором-наркологом И.Н. Пятницкой как «синдром последствий хронической наркотизации». У бывших потребителей снижается энергетический потенциал. Энергия нужна для выполнения всех видов деятельности – для труда, учебы, быта, увлечений, общения, даже для секса и отдыха. Все органы и системы, участвующие в энергообеспечении организма, после длительного потребления наркотических веществ, вызывавших угнетение дыхания, кровообращения, питания, энергообразования снижают уровень функциональной активности. Поэтому у бывших потребителей снижается работоспособность, выносливость и продуктивность во всех сферах деятельности. Они не выдерживают конкуренции со здоровыми людьми. Трофические расстройства, развивающиеся вследствие хронической интоксикации, проявляются в том, что бывшие потребители выглядят старше своего возраста. Кожа обычно бледная, с сероватым или желтушным оттенком, с пониженным тонусом. Отмечается утрата блеска глаз, волос и ногтей. Преждевременно появляются морщины, выпадают волосы, расслаиваются ногти. Алкоголики, курильщики, наркоманы рано теряют зубы.

При всех зависимостях развивается дистрофия миокарда, способствующая ухудшению кровообращения и вытекающих из этого гипоксии и ослаблению всех видов обмена во всех органах.

Практически у всех имеются поражения печени – гепатит или цирроз, вследствие которых снижаются все функции печени – синтез белков, переработка вредных веществ, образование желчи, необходимой для усвоения жиров и др.

Часто встречаются поражения желудочно-кишечного тракта – гастриты, колиты, язвенная болезнь, дисбактериоз, гельминты и др.

У гашишистов, барбитуроманов, курильщиков остаются тяжелые поражения легких обусловливающие недостаток дыхания, дополнительную интоксикацию, снижение энергообеспечения.

Всегда снижен и гуморальный и клеточный иммунитет, что проявляется высокой распространенностью грибковых, микробных и вирусных поражений кожи и внутренних органов. Часто наркоманы, пользующиеся общим шприцем, заражаются вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ).

При неврологическом обследовании потребителей всегда выявляются признаки токсического поражения нервной системы в центральных и периферических отделах. Как правило, обнаруживаются поражения подкорковых узлов, гипоталамических образований, ретикулярной формации, мозжечка. А это значит, что регуляция психических, эндокринных, вегетативных, двигательных функций нарушена.

Эти последствия, безусловно, снижают работоспособность, переносимость любых физических и психических нагрузок, точность, скорость, координацию движений, существенно снижают успешность во всех сферах деятельности и качество жизни.



6.3.2. Единство механизма и результата всех видов зависимостей
Все варианты и способы одурманивания с помощью «легальных» и «нелегальных» наркотиков по своему механизму и результату одинаковы – это разобщение, дезинтеграции психических и соматических функций.

Структура и содержание психической деятельности у всех людей, отличающихся по всем биологическим, социальным, национальным, психологическим и другим признакам, одинакова. Она складывается из 7 функций – восприятия, мышления, эмоций, интеллекта, воли, памяти и сознания. В норме каждая по отдельности присутствует и имеется взаимодействие и взаимосвязь между ними. Дифференциация сочетается с интеграцией на всех структурных и функциональных уровнях. При всех вариантах наркотической интоксикации компоненты психики разобщаются и искажаются. Поэтому одурманивание – это всегда потеря, утрата, иллюзия, самообман. Если руководствоваться приоритетом разума, то следует признать, что в одурманивании нет ничего ценного, положительного, оправдывающего традиционную практику ритуального употребления одурманивающих веществ.



Эйфория является самым желанным для потребителей структурным компонентом всех видов химического одурманивания – алкогольного, наркотического, табачного и других. Принципиальным отличием этих подъемов настроения является их оторванность от реальной жизни, реальных условий и ситуации.

В норме эти эмоции возникают при достижении каких-то успехов, удовлетворении каких-то потребностей полезных для организма, личности и общества. Например, когда голодный хорошо, вкусно поест, замерзший согреется, грязный помоется и оденется во все чистое, больной выздоровеет, уйдет из больницы домой, одинокий найдет друзей, прибавят зарплату, дадут премию, почетное звание, медаль.

При одурманивании после приема психоактивных веществ ничего хорошего ни в организме, ни в семье, ни в обществе не происходит. Человек свое здоровье не укрепляет, а разрушает, Успехи в учебе и труде не увеличиваются, а уменьшаются. Отношения в семье не улучшаются, а ухудшаются. Жена ругается, дети обижаются, начальство недовольно. То есть, реальная ситуация должна огорчать, а пьяный радуется.

Даже когда пьяного обманули и ограбили, арестовали и доставили в милицию ему все равно весело. Он поет песни, много разговаривает, рассказывает анекдоты, смеется. Наркоман погружен в свои иллюзорные ощущения и представления. Но эмоции у них не устойчивые. Пьяные обидчивы, капризны, гневливы. Не контролируют своих эмоциональных реакций

Эйфория от разных наркотиков – героина, гашиша, кокаина, эфедрона, фенобарбитала проявляется по-разному, но ее общим механизмом и результатом неизменно остается разобщение и искажение психических функций.

Массовая культура фактически программирует человека на одурманивание, вольно или невольно в современном шоу-бизнесе пропагандируются состояния ухода от реальности. Тексты песен, исполняемых сегодня на эстраде, по своему содержанию часто деструктивны.

Аналог героиновой эйфории содержится в песне, исполняемой заслуженной артисткой РФ К. Орбакайте: «Жизнь, которой я живу, называется мечтой… Я научу тебя смеяться. Ты позабудешь про печаль и боль. Ты будешь в облаках купаться…».

Проанализируем текст, применяя разум. Мы на это имеем право и должны использовать свой разум для защиты самих себя от «целенаправленных информационных воздействий на группы риска, по всем каналам и во всех формах», вызывающих эпидемию наркомании, о чем говорит академик Н.М. Римашевская и ее коллеги. Распознавать эти целенаправленные информационные воздействия, способствующие наркотизации, никто не учит. Ни исполнители таких песен, ни слушатели об этом не задумываются. Воздействие на слушателей оказывается по разным каналам – через звук, мелодию, громкость, голос, слова, сюжет, смысл, образ, лицо, фигуру, костюм, подсветки, подтанцовки, ритмические вспышки света, оформление сцены, зала и много других путей введения информации в психику слушателей. В таком разнообразии оглушающих и ослепляющих воздействий слушатели не распознают целенаправленных информационных воздействий, заглатывают их в «крутом коктейле».

Информационная составляющая состоит в следующем: Героиня песни сама живет в виртуальной реальности. Предлагает своему другу научиться у нее способу вызывать смех, который сопровождается избирательной потерей памяти и способности ощущать печаль и боль, исчезновением барьеров между реальным и воображаемым, возникновением расстройств восприятия, похожих на визуализированные представления. По совокупности эффектов это - вторая фаза героинового одурения у опийного наркомана на 1-2 стадии наркотической зависимости.

Мышление в норме отражает реальные связи между явлениями. При одурении эта способность утрачивается. Характеристики нормального мышления - последовательность, целенаправленность, связность, стройность, непрерывность нарушаются. Процесс мышления выходит из-под контроля и становится неуправляемым. О реальном уже не думается. Появляются только приятные мысли об успехах, победах, достижениях, достоинствах, которых нет, о разрешении всех проблем и исполнении всех желаний. Мышление может замедляться, ускоряться, застревать, вязнуть. Отрываться от других функций. В качестве примеров целенаправленных информационных воздействий по разным каналам, способствующих эпидемии наркомании, приведем известные песни народных артистов России. О. Газманов: «Мои мысли мои скакуны. Эскадрон моих мыслей шальных…» являются иллюстрацией одурения вызванного психостимуляторами – кокаином, экстази, эфедроном и др. В репертуаре В. Меладзе есть песня со словами «В поступках не было логики, но не умею жить по-другому…» констатируется отсутствие связи между поступками и логическим мышлением.

Восприятие тоже искажается. При одурманивании, вызванном гашишем и психостимуляторами, на определенной стадии бывает резкое усиление чувствительности к звукам. Например, кажется, что часы тикают очень громко, как в песне, исполняемой заслуженной артисткой РФ Валерией «Часики смеются. Тик-Так…» В той же песне указывается на способ разрыва между эмоциями, мышлением и памятью «Я выпью за неудачу и станет совсем неважно, что я ошибаюсь дважды». В этих словах также присутствует прямое целенаправленное информационное воздействие, способствующее распространению использования психоактивных веществ.

При наркотической интоксикации нарушаются пространственные соотношения между предметами. В качестве примера можно привести слова из песни: «Кони в яблоках летели, не касаясь мостовой… А я маленький, ниже стремени». В психиатрических терминах это симптомы - зоопсии, микропсии, расстройства схемы тела, дереализация, деперсонализация. Такие расстройства бывают в структуре гашишного одурения или алкогольной «белой горячки».



Память при алкогольном одурении также расстроена. Пьяный не помнит каких-то событий. Что говорил, что делал, как оказался дома. Пример можно привести из популярной песни со словами «Ах, какая женщина…» «Сколько выпить мне вина, чтоб из памяти прогнать…». Это тоже целенаправленная информация об использовании алкоголя в качестве одурманивающего вещества, способствующего избирательной амнезии.

Расстраивается и сознание. В медицине состояние сознания оценивается по способности человека ориентироваться в месте, времени и собственной личности. Иллюстрация этого расстройства также всем знакома по рекламе пива. Дед Мороз, праздновавший Новый год с 31 декабря по 8 марта на вопрос «Где был?» ответил: «Пиво пил». В этой рекламе пива содержится информация о том, что у потребителя пива был запой длившийся более 2 месяцев, в результате которого он потерял способность ориентироваться в месте и времени. Хорошо, что до психоза не допился.

В словах песни исполняемой известной артисткой Н. Кадышевой «Напилася я пьяна, не дойду я до дома» содержится информация о том, что алкоголь нарушает координацию движений.

Разобщение единства психики и организма на отдельные элементы, их искажение и ослабление вплоть до полной утраты, является универсальным механизмом и результатом любого одурманивания. Оно реализуется на уровне отдельного человека и нации в целом. Много национальных угроз – наркоманию, алкоголизм, преступность, депопуляцию мы сможем устранить, если СМИ и народные артисты сменят цель и направление своих «информационных воздействий по всем каналам» на восстановление приоритетов разума и совести.



6.3.4. Этапы развития зависимостей от наркотических веществ

Сходство всех зависимостей проявляется и в их динамических характеристиках. Они появляются, формируются, развиваются в течение нескольких лет. Выделяется 5 этапов или стадий. Критериями смены этапов являются объективные признаки, отражающие прорывы очередной линии обороны в войне наркотических веществ против организма и личности потребителя.



  1. Этап употребления наркотических веществ.

Это еще не болезнь, но уже и не норма. На этом этапе происходит оформление эйфории как субъективного чувства удовольствия, сознательного сдвига настроения и физического самочувствия в «лучшую» сторону. Здоровый человек не был знаком с наркотиками, не знал их действия и не собирался узнавать, но его целенаправленно «научили смеяться, позабыв про печаль и боль, и в облаках купаться» с помощью героина. Или же научили «выпить за неудачу, чтобы стало неважно, что он ошибается дважды». На этом этапе происходит также оформление предпочтения определенного наркотика. Потребитель все перепробовал и нашел то, что ему больше всего понравилось и у него оформилось желание применять именно это вещество. Отношение к процедуре употребления и к одурению положительное. Прием становится регулярным. Первая линии обороны - защитные рефлексы (тошнота, рвота, головные боли, слабость, страх), возникавшие при интоксикации при первых пробах ПАВ – прорвана. В организм можно ввести большую дозу отравы, и он ее стерпит.

  1. Этап продрома или предвестников зависимости.

Начинает повышаться доза, необходимая для комфортного одурения, потому что доза, вызывавшая эйфорию в начале знакомства с наркотиком, становится недостаточной. Вынужденно, компенсаторно понижается чувствительность рецепторов или увеличивается их число, повышается активность ферментов обезвреживающих интоксиканты и механизмов освобождения организма от них. Появляется десинхроноз – сбой механизмов регуляции биоритмов, особенно сна и бодрствования. У потребителя к вечеру неадекватно и не своевременно повышается тонус, настроение, подвижность.

Это прорыв второй линии обороны – нормальных механизмов вегетативной регуляции.



  1. Этап формирования психической зависимости.

Наркотики принимаются регулярно, потому что постоянно сохраняется навязчивое желание быть в состоянии одурения. Разовые и суточные дозы продолжают возрастать. Изменяется характер эйфории. В ней появляются новые элементы, которых раньше не было. Снижается контроль за выражением эмоций, речевой продукции, движениями и поступками. Это прорыв третьей линии обороны – способности к саморегуляции и сохранении устойчивого адекватного гармоничного психического состояния.

4. Этап формирования физической зависимости.

Наркотики принимаются постоянно, так как к ним имеется неодолимое влечение как к воздуху или воде. Они интегрировались в механизмы регуляции всех функций организма. При прекращении их поступления в организм появляются абстинентные расстройства. Разовые и суточные дозы возрастают в десятки и сотни раз, но ожидаемая эйфорическая реакция на них не появляется. Одурение упрощается, искажается и укорачивается. Начинаются психозы, как в состоянии одурения, так и в абстиненции. Это прорыв 4-й линии обороны организма. Наркотики внедрились в функционирование всех систем, органов и клеток. Организм и личность потребителя полностью потеряли свободу и автономность, подчинились режиму, навязанному наркотиков.



  1. Этап энцефалопатических расстройств.

Дозы наркотиков снижаются в 5-10 раз. Характер действия их полностью изменяется. Чаще они используются как тонизирующие средства, не приняв которые, потребитель не сможет «прийти в себя». Имеются признаки приобретенного слабоумия - ослабления, упрощения и огрубения всех психических функций – интеллекта, мышления, памяти, воли, внимания, эмоций. В организме нарастают дистрофические изменения во всех органах со снижением и нарушением их функций, общее одряхление, преждевременно старение и смерть. Это полное поражение организма и личности потребителя в войне с наркотиками.

Описанный поэтапный сценарий «истории любви» потребителя к психоактивным веществам универсальный и закономерный. Он проверен и подтвержден миллионами людей. Устранять последствия употребления табака, алкоголя и других наркотиков пытается наркология.



6.4. Кризис современной наркологии
Как сообщает в своей статье В.C. Пауков, несмотря на большие средства, которые тратятся во всем мире на борьбу с алкоголизмом и наркоманией, успехи наркологов весьма незначительны. Избавление наблюдается в 2-5% случаев (17). Автор утверждает, что по данным социологических исследований, большинство наркозависимых, столкнувшихся с реалиями наркологической службы, склонны в дальнейшем уклоняться от обращения в государственные наркологические учреждения. Причина кризиса автору видится в том, что в российской наркологии в качестве специфических средств, применяемых для купирования аддиктивного поведения, применяются нейролептики, антидепрессанты, антиконвульсанты. В исследованиях, построенных на принципах доказательной медицины, утверждается, что лекарства бессильны, зато эффективны методы когнитивно-поведенческой психотерапии. В российских стандартах прописаны, кроме медикаментозных, суггестивные методы (эмоционально-стрессовая терапия) и психотерапия, эффективность которых еще надо доказывать.

Ряд специалистов-наркологов утверждает, что профессиональная отечественная наркология включает множество методик, не отвечающих требованиям научности, эффективности и безопасности. Публикации в научных журналах в подавляющем большинстве случаев носят бездоказательный характер и не отвечают принятым в научном сообществе требованиям (18).

О кризисе в отечественной наркологии, - по мнению О.Г. Софронова, - свидетельствует преобладание в арсенале терапевтических методов «кодирования» и коммерциализация отрасли. Движение анонимных алкоголиков (АА) и анонимных наркоманов (АН), к которому российская наркология проявляет интерес, и их программа «12» шагов представляются как мощная психотерапевтическая стратегия, включающая элементы психоанализа, гештальт-терапии и поведенческой психотерапии. Однако автор настороженно относится к «примитивному тиражированию» программы «12 шагов», т.к. не для всех приемлема идея «терапевтического сообщества» (19).

Зарубежный исследователь В. Джонсон признает химическую зависимость болезнью, называя такие ее характеристики, как 1) диагностичность (болезнь можно диагностировать по чрезмерной и постоянной тяге к употреблению вещества); 2) автономность (зависимость – первопричина, а не симптом эмоциональных и физических нарушений); 3) предсказуемость (прогноз течения болезни ясен, если болезнь не приостановить), 4) это – постоянное или хроническое заболевание и единственный способ не дать ход его развитию – это воздержание от химического вещества, вызывающего зависимость; 5) болезнь губительна и оставленная на самотек, смертельна на все 100 процентов; 6) болезнь поддается лечению (ее можно лечить или остановить, но от химической зависимости нельзя излечиться полностью и окончательно, если не принять «пожизненный зарок» не употреблять химическое вещество.

Однако, называя химическую зависимость болезнью, оптимальным методом лечения автор считает метод убеждения (20).

Очевидно противоречие: болезнь, а «лечится»: 1) методом убеждения; 2) отказом от употребления вещества. Может быть, нужно просто не начинать употребление?

Идеологические дебаты вокруг проблемы употребления психоактивных веществ продолжаются не первое столетие. Прослеживаются три позиции в отношении немедицинского употребления легальных и нелегальных наркотиков. П.А. Мейлахс делит сторонников этих позиций на: 1) «консерваторов», призывающих приостановить рост потребления любых наркотиков в немедицинских целях вообще; 2) «фундаменталистов», имеющих «нулевую толерантность» к любому употреблению наркотиков в немедицинских целях и 3) «либералов», которые делают акцент лишь на последствиях наркотизации, которые, по их мнению, не всегда наступают в результате их употребления.

Автор делает справедливый вывод о том, что «именно идеология и политика определяют основные пути решения проблемы наркотиков» (21).

Таким образом, современная наркология переживает огромные трудности. Однако уже есть понимание того, что 1) зависимость возникает в результате немедицинского употребления лекарственного или наркотического вещества; 2) лучшее избавление – полное исключение вещества из употребления; 3) основные методы воздействия на зависимого – психолого-педагогические.

То, к чему только сегодня в результате мучительных поисков приходит наркология, давно известно в обществах, исповедующих трезвые религии. Результат - трезвость абсолютного большинства населения в странах, исповедующих ислам, буддизм, индуизм.

О том, что лучшим способом «лечения» зависимостей является абсолютная трезвость самого зависимого и, желательно, его ближайшего окружения догадались еще в конце 18 века известный американский врач Бенджамин Раш, упомянутый нами в начале статьи, и во второй половине 19 века великий швейцарский ученый с мировым именем Август Форель. На этом настаивали в начале 20 века великие русские врачи В.М. Бехтерев, С.С. Корсаков, И.П. Павлов, И.М. Сеченов и другие. На этом настаивает наш современник, известный московский нарколог, профессор-психиатр М.Е. Бурно. Однако научная теория трезвости находится только в процессе разработки.

Революционный взгляд на природу зависимостей высказал известный русский ученый ХХ столетия Г.А. Шичко (1922-1986). В главе «Причины…» уже говорилось о том, что Шичко дал научное обоснование внешним и внутренним причинам употребления алкоголя и табака и заявил о теории психологической запрограммированности сознания на те или иные формы поведения.



6.5. Теория Г.А. Шичко и выход из тупика
Г.А. Шичко, кандидат биологических наук, автор гортоновического (словесного) метода избавления от алкогольной и табачной зависимостей. К своему методу Шичко шел сложным и уникальным путем. Участвуя в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. в качестве командира и политработника, он убедился в значении проникновенного слова старшего участника боя для создания необходимых для участника боя установок личности. Правильно сказанные слова снимали страх, вселяли уверенность в победе, веру в правоту своей миссии и в свои силы. Здесь же он впервые столкнулся с проблемой «наркомовских ста граммов». Воспеваемые в песнях и стихах военного времени водка и спирт провоцировали неуправляемое поведение и вели к неоправданным человеческим потерям.

После войны Г.А. Шичко работает в институте экспериментальной медицины в Ленинграде, богатом традициями школы физиологов академика И.П. Павлова. От других учеников второго поколения Павловской школы он отличается глубоким пониманием психологии за счет университетского образования и военного опыта работы с людьми.

В 1969 году выходит его фундаментальная монография «Вторая сигнальная система и ее физиологические механизмы». Изучая свойства головного мозга, Шичко обратил внимание на возможность использования результатов своих исследований для избавления от алкогольной и табачной зависимостей. Вчерашнему фронтовику, ему было больно видеть, как после победы над страшным и грозным врагом - фашизмом наш народ стал погибать от пьянства и курения.

Монография заканчивается провидением, что «слово может быть использовано и для выработки у человека, особенно у ребенка, психологического иммунитета, т.е. отрицательной настройки по отношению к раздражителям, применение которых приводит к появлению вредных привычек (курение, алкоголизм, наркомания), а также по отношению к аморальным поступкам, к вере в сверхъестественное и т.п. Вопрос о возможностях и приемах использования в интересах практики целенаправленных воздействий на вторую сигнальную систему … находится на стыке многих наук: физиологии, педагогики и некоторых других…Эта наука уже стоит у двери жизни и, можно думать, в ближайшее время… активно включится в борьбу за человека, за его физическое и нравственное здоровье» (22).

В дальнейшем, изучая природу алкоголизма, Г.А. Шичко сделал открытие, что универсальная причина употребления алкоголя – это искажение сознания ложными представлениями, которые он назвал психологической питейно-проалкогольной запрограммированностью.

Психологическая запрограммированность по Шичко, это «комплекс временных связей, отобразивших определенную социально-психологическую программу и принуждающий человека выполнять ее», а питейная запрограммированность – это «комплекс временных связей, искаженно отобразивших алкогольную проблему и принуждающий человека употреблять спиртные «напитки» (23). Позже Шичко, с учетом того, что алкоголь – яд и не может быть «напитком», заменит термин «алкогольные напитки» на «алкогольные изделия».

Программирование, по Шичко, бывает стихийным, сознательным и комбинированным.

Примером стихийного программирования он считал «наркоманное» программирование, когда никто специально пронаркотических сведений не распространяет, и лишь некоторые люди получают их из случайных и редких источников. Шичко не дожил до наших дней, когда порой открыто наркотики пропагандируются под видом лекарственных средств даже на телевидении. Известные артисты, музыканты, не стесняясь, публично признаются, что «злоупотребляли наркотиками» («и, несмотря на это, - делает выводы молодежь, - он жив, богат и знаменит»). А некоторые антинаркотические программы, особенно заимствованные у Запада, фактически приглашают попробовать наркотик и потом «сделать правильный выбор».

Ярким примером комбинированного программирования Шичко считал питейное программирование. У нас признается нормальным, оправданным «умеренное» или «культурное» алкоголепотребление, поэтому оно прямо и косвенно пропагандируется во всех средствах массовой информации, в кино, театрах, художественной литературе и т.п. (24).

Психологическое программирование – это наиболее тонкая и очень эффективная форма принуждения людей – идеологическая. Оно осуществляется под влиянием социальной среды, ее программ. Социальная психологическая программа – есть «совокупность однородных психофизиологических раздражителей социальной среды, производящих программирование человека». Важным программирующим раздражителем является общественное мнение.

Для запрограммированности характерно периодическое вынужденное повторение действий.

Материальным носителем психологической запрограммированности является комплекс временных связей. Система значимых временных связей образует субъективную программу, которая хранится в мозгу. Она обусловливает совершение действий, соответствующих ее содержанию. Если человек однократно принял спиртное, это еще не значит, что он был на это запрограммирован. И, наоборот, у многих школьников и даже детей в детском саду уже проявляется запрограммированность на употребление спиртного, которую пока они не могут реализовать (боязнь наказания, отсутствие денег на приобретение и т.д.).

Психологическая запрограммированность включает в себя настроенность или установку на совершение каких-то действий и соответствующее убеждение.

В 1981 году в своем реферате «Алкогольная проблема в свете теории психологического программирования» Г.А. Шичко писал:



«Установка – это решение периодически совершать определенные действия и программа их реализации (что делать и как, в какой ситуации)».

«Убеждение – это уверенность в том, что эти действия правомерны, оправданы и даже необходимы. Решающее значение принадлежит не установке, а убеждению. Они отличаются большей устойчивостью, люди обычно поступают в соответствии с ними».

Для запрограммированных людей характерны: а) бездумность, автоматизм при реализации программы; б) слепая вера; в) нетерпимость к инакомыслящим; г) добровольная и подчас настойчивая пропаганда своего убеждения; д) сниженные восприимчивость и понимание того, что противоречит убеждению; ж) стремление любой ценой, даже посредством фальсификации и измышлений, оправдать свою запрограммированность.

Пьющих и курящих Шичко называл верующими, только верят они не в сверхъестественные силы, а в фантастические свойства алкоголя и табака.

Концепция психологической запрограммированности, по мнению Шичко, открывает научный подход к таким важным социальным проблемам, как азартные игры, хулиганство, преступность, алкоголизм, курение, наркомания и т.д.

Концепция питейной запрограммированности Г.А. Шичко является составной частью представлений о психологической запрограммированности. Она, как и всякая другая психологическая запрограммированность, включает в себя установку на употребление спиртного и питейное убеждение.

«Алкогольная установка – это программа отношения человека к алкогольным изделиям (что пить, сколько, в какой обстановке). Содержание установки может с течением времени меняться, но суть ее – решение употреблять спиртное».

«Питейное убеждение - это уверенность в том, что алкоголепитие представляет собой нормальное, естественное и даже необходимое в нашей жизни занятие. Суть его в оправдании этого занятия. Именно оно принуждает человека самому употреблять алкоголь и угощать других, добровольно заниматься алкогольной агитацией и пропагандой» (25).

В 1985 году Г.А Шичко указывал, что «питейную или проалкогольную запрограммированность образуют: настроенность или установка на употребление спиртного, программа отношения к нему (что пить, сколько, где и т.п.) и проалкогольное убеждение» (26), т.е. Шичко в структуре питейной запрограммированности выделил уже не 2 компонента (установка, убеждение), а 3 (установка, программа, убеждение). Шичко развел понятия «установка» и «программа» и стал рассматривать их по отдельности. Установку только как психологическую настроенность, а программу, как нечто конкретное.

Каждый пьющий фактически играет роль питейного программиста и агитатора. Например, воспевание вина есть не что иное, как программирование на его употребление. Вино Шичко называет не даром природы, а вреднейшим «искусственным веществом». Даром природы является виноград, из которого его делают.

Принято считать, что развитие алкоголизма начинается с перехода от умеренного пития к пьянству. По мнению Шичко, это ненаучное понимание вопроса. Алкоголизм начинается с момента появления в голове человека проалкогольной мысли или с момента попадания в организм первой порции алкоголя. Скорость продвижения человека на пути к алкоголизму зависит от алкоголизмийности (степени подверженности человека алкоголизму), которая складывается из следующих компонентов: восприимчивости к питейному программированию, вырабатываемости привычки к спиртному и потребности в нем. Восприимчивость зависит от вникаемости и убеждаемости. Дети из-за недостаточного развития сознания обладают высокой убеждаемостью, поэтому они легче программируются. Скорость выработки привычки и потребности зависит от возраста, пола, состояния здоровья, заболеваний. Например, люди, перенесшие сотрясение мозга, приобретают потребность в алкоголе во много раз быстрее.

В отличие от официальной наркологии, которая рассматривает зависимость как состояние, которое наступает в результате «злоупотребления» веществом, Шичко указывает на то, что психологическая питейная запрограммированность может формироваться задолго до первого приема спиртного, а психическая и физическая зависимости появляются только в процессе их употребления. Иными словами – психологическая зависимость существует до первого приема алкоголя, а психическая и физическая зависимости – это симптомы алкоголизма (27).

Привычка понимается Шичко по И.П. Павлову, который писал, что это «постоянно повторяющиеся и в определенном следовании… внешние явления», которые «создают в полушариях определенную, так сказать, стереотипную деятельность» (28).

Потребность – основной специфический признак алкоголика, резко отличающий его от других пьющих. Изучение алкоголиков убедило Шичко в том, что у них вырабатываются условные рефлексы на ситуацию и время.

Вопреки тенденции рассматривать потребность в алкоголе как свойство организма, частично или полностью врожденное, Шичко приводит многочисленные примеры, когда опыты на животных показывают, что если есть выбор между водой и алкогольным раствором, животные, если, конечно, их специально к этому не приучили, всегда предпочитают воду (29).

В «Маленьком словаре трезвенника» Г.А. Шичко дает следующие определения привычки и потребности в употреблении спиртного: «Привычка к употреблению спиртного – устойчивая автоматизированная тенденция по случаю определенных событий, через какие-то периоды или в каких-то ситуациях. Если человек пьет только по праздникам, или только в выходные дни, или при встрече с друзьями, у него вырабатывается привычка. Воздержание от реализации привычки вызывает психологическую неудовлетворенность. Привычка к употреблению спиртного сама собой угасает в случае отказа от регулярных выпивок. Ее можно подавить грамотной лекцией, умелой беседой, или серий специальных психологических сеансов».

«Потребность в этаноле – очень сильная, иногда непреодолимая нужда в спиртном, появляющаяся у алкоголиков после приема первых порций его и при некоторых обстоятельствах. Воздержание от удовлетворения потребности вызывает все усиливающееся болезненное состояние – абстинентные страдания. Это состояние иногда бывает настолько мучительным, что человек готов пойти на все ради снятия или смягчения страдания. При тяжелой абстиненции горемыки пьют суррогаты алкоголя и ядовитые вещества, ничего общего не имеющие со спиртным, совершают преступления или самоубийство. Однако достаточно перемучиться некоторое время, чтобы потребность стала слабеть, а затем угасла» (30).

Придавая большое значение наличию потребности в спиртном, Шичко вначале возлагал большие надежды на гипноз и пользовался им для выработки у алкоголиков отвращения к спиртному. Однако горький практический опыт показал, что проблему алкоголизма нельзя свести к потребности в спиртном. Ее может уже и не быть, а алкоголизм остается. Поэтому-то и не удается «вылечить» алкоголизм с помощью таблеток. Шичко понял, что главную роль играет сознание, «питейное убеждение», т.е. уверенность в том, что употребление спиртного – самое нормальное и естественное в жизни занятие, которое не одолеть ни приказами, ни наказаниями, ни требованиями. Поэтому в структуру зависимости наряду с установкой он включил и питейное убеждение.



Питейное убеждение – это «уверенность в том, что «умеренное употребление спиртного» дозволенное, нормальное, оправданное и неизбежное в наше время занятие. Человек поступает в соответствии со своим убеждением, отстаивает его и пропагандирует… Выпивающие – это как бы заблудившиеся люди, частично потерявшие хорошую, разумную ориентировку в жизни из-за недостатка достоверных сведений по алкогольной проблеме и из-за тенденциозного отношения к ней. Принципиальный трезвенник в отличие от алкоголепийцы обладает не верой в спиртное, а научным противоалкогольным убеждением» (31).

Шичко различал алкоголизмию и алкоголизм. Алкоголизмия начинается с момента появления в голове человека проалкогольной мысли или со времени попадания в организм первой порции алкоголя. Каждая новая проалкогольная мысль и каждая новая порция спиртного все дальше ведут его к финишу – алкоголизму. Проалкогольные мысли, сведения, взгляды производят питейное программирование, а употребление спиртного формирует сначала привычку к алкоголю, а затем потребность в нем. С появлением потребности, алкоголизмия заканчивается, и пьющий становится алкоголиком.

Шичко не считает научными определения, в которых к признакам алкоголизма относят патологические изменения во внутренних органах. Патологию внутренних органов он рассматривает как осложнение пьянства, но не обязательный признак алкоголизма.

Не считает Шичко алкоголизм и болезнью. Он разделяет взгляды Н.Н. Тимофеева о том, что «алкоголизм – это форма аномального, деформированного, часто асоциального поведения», точка зрения, обусловленная учением А.А. Ухтомского о доминантах (32).

Шичко резонно заявляет, что если алкоголизм – это болезнь, то алкоголику надо предоставить все права и привилегии больного: освобождать от работы во время запоев, прогулов и т.д. По мнению Шичко, алкоголизм – это пограничное состояние, располагающееся на стыке нескольких наук, в том числе наркологии, физиологии и экологии, и в «Маленьком словаре трезвенника» дает свои определения понятиям «алкоголизм» и «алкоголик».

Алкоголизм«психологическое расстройство, основными признаками которого являются: питейная запрограммированность, привычка к употреблению спиртного, потребность в нем, поглощение его».

Алкоголик«проалкогольно (питейно) запрограммированный человек, привыкший к спиртному, испытывающий потребность в нем и поглощающий его» (33).

(Собриологи назвали эти определения «четыре пэ» по начальным буквам перечисленных признаков алкогольной зависимости: Программа, Привычка, Потребность, Поглощение (потребление).

Концепция питейной запрограммированности позволила Шичко предложить и новую классификацию людей в зависимости от их отношения к алкоголю. Приводим ту ее часть, которая имеет значение для данной части исследования, допустив лишь одну поправку: мы заменили слово «напитки» на «изделия», как позже это стал делать сам Г.А. Шичко.
Общая классификация


Питейная запрограммированность

Отношение к спиртным изделиям

Не употребляются

Употребляются

Отсутствует

Трезвенники

Принужденники

Имеется

Воздержанники

Алкоголепийцы


Классификация алкоголепийц

Привычка к употреблению спиртных изделий

Потребность в алкоголе

Отсутствует

Имеется

Отсутствует

Случайно пьющие

(случайники)



Этанолопаты

Имеется

Пьяницы

Алкоголики

Первая таблица показывает, что основными критериями классификации являются: питейная запрограммированность и алкоголепитие.

Из второй таблицы видно, что алкоголепийцы характеризуются двумя признаками – употреблением спиртного и питейной запрограммированностью. Согласно этой классификации, по мнению Шичко, к пьющим следует отнести даже тех, кто выпивает раз в год и лишь бокал шампанского. В отличие от пьющих, трезвенники это те и только те, кто не имеет запрограммированности на употребление спиртного и не пьет совсем, даже по великим праздникам (34).

«Умеренное питье», - по Шичко, - «нелепое сочетание. Понятие «умеренность» не может сочетаться с обозначением отрицательного. Возможны: умеренная еда, умеренная работа, умеренное занятие спортом; невероятны, абсурдны словосочетания: «умеренное истязание», «умеренное воровство», «умеренное питье». Люди, пользующиеся такими понятиями – алкогольные абсурдисты, а пропагандирующие их с помощью средств массовой информации – идеологические диверсанты» (35). (Такая точка зрения полностью совпадает с положением этики о том, что при выборе из двух зол наименьшего в конечном итоге выбирается Зло).

Стадии опьянения, по Шичко – это «стадии отравления», последняя из которых – «алкогольный наркоз» часто заканчивается смертью. (Про «отравление» стоит сказать подробнее, например, в английском языке по отношению к приёму растворов этанола есть научный термин “intoxication” – отравление, т.е. «голая правда», никакой романтизации).

Стадии алкоголизма – «степени тяжести алкогольного страдания», в основе которых потребность в этиловом спирте, которая растет от слабо выраженной (в первой стадии) до неудержимой (в третьей и последней стадии).

Аналогичный подход Шичко использовал и при рассмотрении другого вида зависимости – табачной.



«Курение», - по Шичко, - психологическое расстройство, основными признаками которого являются: курительная запрограммированность, привычка к периодическому закуриванию в определенных ситуациях, потребность в курении и само курение (потребление) табака» (36).

Как видно из данного определения, в понятие никотиновой зависимости включены все те же «четыре пэ»: заПрограммированность, Привычка, Потребность, Потребление. Это тот алгоритм, по которому, согласно Г.А. Шичко, развивается любая химическая зависимость. Приняв это положение, рискнем дать собственное определение понятию «наркомания».



Наркомания – психологическое расстройство, основными признаками которого является запрограммированность на одурманивание любой ценой, привычка к употреблению наркотика, потребность в нем и само потребление.

Можно было бы добавить, что наркомания разрушает человека наиболее стремительно, от чего его социальная опасность возрастает по сравнению с «легальными наркотиками» - алкоголем и табаком, однако сути это не меняет. Алгоритм для всех зависимостей один - заПрограммированность, Привычка, Потребность, Потребление.

Таким образом, Г.А. Шичко был разработан новый взгляд на природу зависимостей: зависимость начинается даже не с первой рюмки, а с первой положительной мысли о спиртном (установка, психологическая зависимость), затем появляются питейная программа (что пить, когда, с кем и сколько) и ложное убеждение в том, что пить – это нормальное и естественное занятие, что рано или поздно заканчивается приобщением к спиртному. Привычка и потребность (психическая и физическая зависимости) есть результат употребления спиртного, и они проявляются в готовности (вторичная установка) продолжать употребление, несмотря ни на что.
Существует ряд попыток изобразить понятие «зависимость» по Г.А. Шичко в виде схемы. Ниже предлагается одна из них (37).

«Лестница Шичко»



Питейная запрограммированность

Установка

(первичная)



Программа

Ложные убеждения

Приобщение (употребление)

Привычка

Потребность

Установка (вторичная)

В данной схеме также присутствует вторичная установка – постоянная готовность алкоголика к выпивке.

В соответствии с разработанными теоретическими положениями, Шичко предлагает и путь избавления (не лечения) от зависимостей.

Если питейная запрограммированность есть собственно причина зла, то надо с нее и начинать – убирать и заменять ее на трезвенное прояснение сознания, т.е. необходимо менять установки, программы поведения и убеждения. Так был разработан метод словесного убеждения, который Шичко назвал гортоновическим, речевым, а на его основе была разработана конкретная методика избавления от зависимостей, эффективность которой уже на протяжении более тридцати лет доказывалась в практической деятельности самого Г.А. Шичко при его жизни и доказывается его последователями по всей России и странам СНГ (А.Н. Глущенко, В.И. Гринченко, В.Г. Жданов, Г.А. Зайцева, В.А. Коняев, Ф.М. Калинчук, Е.А. Какунина, Ю.А. Ливин, В.А. Толкачев и многие другие). Это значит, что теория верна! Убирается запрограммированность на употребление, уходит и проблема употребления. Но здесь появляется одно «но». В некоторых случаях после избавления от зависимости люди становятся злыми, недовольными, неудовлетворенными. О таких иногда говорят: «Уж лучше бы он пил!». Почему это происходит? Ответ, видимо, надо искать в социальных и психологических проблемах личности, которые не были решены в процессе избавления от зависимости. Поэтому актуальными остаются социальная и психологическая поддержка личности.

Идеи Шичко получили дальнейшее развитие в трудах современных ученых. Психолог П.И. Губочкин в кандидатском диссертационном исследовании утверждает, что «основная часть алкогольной и табачной запрограммированности спрятана в подсознании и поэтому с трудом подвергается сознательному анализу…Можно сказать о том, что 10-20% запрограммированности на потребление алкоголя относится к осознаваемым психическим явлениям, а 80-90% - к неосознаваемым». Автор утверждает, что главным содержанием методики избавления по Г.А. Шичко является «осознание проблемы», перевод неосознаваемых процессов на уровень осознания (38).

Вот что говорит о значении теории Г.А. Шичко главный редактор трезвенного издания - общероссийской газеты «Оптималист» - Е.Г. Батраков:



«Г.А. Шичко – это цемент, благодаря которому не развалилось окончательно, не разложилось V-е трезвенническое движение. Г.А. Шичко – это ученый, который перевел движение из просто клубного, из политического – в научное; ученый, создавший общероссийское поле творческого поиска» (39).

Открытие Шичко оказало влияние и на наркологов. Известный современный нарколог С.Н. Зайцев называет алкоголизм «болезнью от дефицита информации, логической ошибкой». «Если информация, которой располагает человек, неполная, искаженная, недостоверная, то у него появляются проблемные отношения с алкоголем. И, наоборот, если алкогольно зависимому предоставить полную и достоверную информацию о том, что, как и почему с ним происходит, и если он интеллектуально сохранен, т.е. способен ее проанализировать и усвоить, то он раз и навсегда откажется от алкоголя» (40).

Теория Г.А. Шичко, подтвержденная на практике самим автором и его многочисленными последователями, позволяет коренным образом усовершенствовать оказание помощи лицам, зависимым от наркотических веществ и получать конкретные практические результаты в их социальной адаптации.

Ранее уже было отмечено, что результаты эффективности наркологической помощи зависимым не превышают нескольких процентов. Заметно выше результаты оказания помощи зависимым при использовании метода Г.А. Шичко. Так, в течение 13 лет в клубе «Аметист» (г. Набережные Челны) по этому методу прошли обучение избавлению от вредных привычек 3890 человек. Из них 1640 — твердо ведут трезвый и здоровый образ жизни и пропагандируют его среди населения. Остальные или снова «ударились» в пьянку, или с ними потеряна связь (41). Нетрудно подсчитать, что эффективность метода Г.А. Шичко ориентировочно составила 42%. Причем эффективность представлена не «ремиссией», а сознательным отказом от употребления алкоголя и активной трезвеннической позицией.

Теория Г.А. Шичко — это серьезная научная база, на которой взращиваются различные психолого-педагогические методы избавления от вредных привычек. В России на основе теории Г.А. Шичко разработан ряд авторских методик по избавлению от зависимостей. Одна из них, методика очно-заочного избавления от зависимостей профессора Международной славянской академии, врача В.И. Гринченко. В частности, в Елецком учебном центре осуществляется гарантированное очно-заочное избавление методом обучения от нелегальной наркомании и алкоголизма и заочное — от алкоголизма и курения табака, причем, под избавлением от зависимости понимается полный отказ от одурманивающего вещества и социальная адаптация.

В течение нескольких лет работы центра от алкоголизма и курения избавились десятки людей. От наркомании по данному методу избавились 12 человек - практически все те, кто обратились за помощью в этот центр. Причем, речь идет не о ремиссии, а о стойком выборе трезвого образа жизни и социальной адаптации годы спустя. Более того, в практике центра есть уникальный случай, когда, используя учебный метод В.И. Гринченко, заочно обучившийся приемам работы с наркоманами, преподаватель курса из другого города избавил 39-летнего мужчину от 17-летней полинаркомании всего в течение нескольких дней! От легальных видов наркомании – алкоголизма и курения - самоизбавление происходит значительно проще.

Почему достигаются столь высокие результаты избавления от нелегальной и легальной наркомании при использовании психолого-педагогических методов? Потому, что понимание этой проблемы основано на открытиях в области психофизиологии отечественных ученых (И.М. Сеченов, И.П. Павлов, А.А. Ухтомский, П.К. Анохин, Г.А. Шичко и другие).

По И.М. Сеченову, «все без исключения психические акты ... развиваются путем рефлекса» (42). Все рефлексы имеют раздражители. В рефлексах выделяют три основных момента: а) внешнее воздействие на периферии, возбуждающее центростремительный импульс; б) центральную реакцию и в) центробежный импульс, направляющийся к рабочим органам. Нервно-психические процессы, по В.М. Бехтереву, представлены следующим образом: «Нервно-психические процессы предполагают действие раздражения на воспринимающую поверхность организма и возбуждение этим путем деятельности центров, сохранение следов этого возбуждения и сочетание этих следов со следами прошлых возбуждений того или иного центра и, как результат этого сочетания, соответствующую реакцию в виде движения или иной формы проявления деятельности организма. Первая часть этого процесса может быть названа процессом впечатления, вторая часть — процессом образования и сочетания следов, третья же часть может быть названа процессом внешнего отражения или развития внешней реакции» (43).

Отсюда хорошо понятна ошибка наркологии, из-за которой общество демонстрирует свою беспомощность в избавлении от наркомании.

На какую часть нервно-психического процесса в избавлении от наркомании воздействуют врачебные манипуляции? Преимущественно на вторую и третью. Первая же — «образование впечатления о раздражителях», как правило, остается нетронутой либо получает слабое воздействие.

Согласно теории Г.А. Шичко, наркоман запрограммирован на употребление наркотиков, а точнее, на изменение сознания и образ жизни с этим связанный, реалиями социальной среды, сначала, как правило, легальных (алкоголь и табак), а затем нелегальных. Далее, после токсического действия наркотиков на головной мозг изменяется сознание. Наркоман получает положительные, но суррогатные эмоции, обусловленные нарушением нормальной работы мозга и эндокринной системы. Последние усиливают, закрепляют социально-психологическое пронаркотическое программирование сознания. Формируется порочный круг.

В сознании наркомана задолго до первой пробы наркотиков сформировалась к ним симпатия, допустимость их употребления. А точнее, допустимость нелогичного, деструктивного образа жизни, частью которого является изменение сознания. Мысль, по И. М. Сеченову, — незавершенный рефлекс, имеющий свой раздражитель. В данном случае им является симпатия к наркотикам как средству получения положительных эмоций. Но симпатию к наркотикам, положительные мысли и эмоции, связанные с их употреблением, невозможно устранить ни гипнозом, ни медикаментами, ни иными лечебными средствами, которые не затрагивали бы структуру головного мозга.

Именно наличием первичной психической зависимости от наркотиков, то есть симпатии к ним, обусловленной социально-психологическим программированием сознания на его изменение как норму жизни при помощи наркотиков — легальных и в последующем нелегальных, и объясняется первичная тяга к наркотикам, допустимость их употребления и срывы на их употребление. Симпатия к наркотику и образу жизни с ним связанному, усиленная эффектом от воздействия наркотика на организм, то есть вторичной психической зависимостью, и составляют тот очаг возбуждения в головном мозге, который вынуждает потребителя наркотиков определять пронаркотическое поведение.

Выше уже было отмечено, что в международной классификации болезней (МКБ-10) алкоголизм, курение, наркомания отнесены в раздел «Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления психоактивных веществ». Но разве можно «вылечить» от поведенческого расстройства? Конечно, нет, потому что невозможно «вылечить» сложный рефлекторный акт.

В последующем же, когда наркотическое вещество входит в обменные процессы организма, формируется физическая наркотическая зависимость. Предметом наркологии являются заболевания, причины которых возникли как последствия употребления психоактивных веществ (44).

Вот и получается, что объектом деятельности наркологов является организм человека как физическое тело. И задачей наркологии является лечение последствий употребления наркотиков — токсического поражения головного мозга, печени, сердца, периферической нервной системы и т.д., а также устранение физической зависимости. Избавление от психической зависимости не входит в обязанности наркологов, хотя лучшие из них это уже делают. Более того, многие из наркологов сами, что называется, «употребляют», и в своих профилактических публикациях все время твердят, что «все мы люди, понимаем, что без выпивки нельзя, но давайте будем употреблять умеренно».

Не удивительно, что до сих пор в России и мире не организована адекватная, то есть соответствующая причинам развития зависимостей, помощь химически зависимым. Поэтому вполне обоснованно на право избавлять людей от психической наркотической зависимости претендуют собриологи.

С точки зрения собриологии, наркотическая (химическая) зависимость – это социально-психологическая запрограммированность на допустимость употребления наркотика, а также добровольное его употребление с целью изменения сознания, то есть получение положительных суррогатных эмоций. Можно выделить: а) первичную психическую зависимость от одурманивающего вещества, обусловленную социально-психологической запрограммированностью на его употребление; б) вторичную психическую зависимость, обусловленную его действием на нейроэндокринную систему и подкрепляющую первичную психическую зависимость; в) физическую зависимость, обусловленная дефицитом в организме вошедшего в обменные процессы биологически активного вещества.

Собриологи убеждены в следующем: а) наркомания — не болезнь, а результат искажения сознания; б) наркоман — не больной, а человек с искаженным мировоззрением; в) наркоман не виноват в том, что страдает зависимостью от наркотиков, он жертва социально-психологической запрограммированности на его употребление; г) для избавления от наркотической зависимости нужно не лечение, а помощь в избавлении и обучение самоизбавлению от наркотической зависимости.

Достижение желаемого результата в избавлении от наркомании обеспечивается донесением научной информации до сознания обучающегося. Помимо этого посредством психолого-педагогических приемов осуществляется формирование неприятия наркотиков. В ходе обучения наркоман определяется в смысле жизни и возвышенных жизненных целях и потребностях, приобретает или восстанавливает навыки ассоциативного и логичного мышления и т.д. Итогом, как правило, очного двух-трехдневного обучения является добровольный и осознанный отказ от употребления наркотиков. В домашних условиях достигнутый результат закрепляется. Возможные после обучения срывы, зачастую, не приносят прежнего наркотического удовольствия и вполне объяснимы с точки зрения психофизиологии.

Каждому наркоману и его родным дается письменная гарантия избавления от наркомании в случае добросовестного выполнения рекомендаций учебного метода. Степень добросовестности обучающийся определяет самостоятельно.

На основании приобретенного опыта, можно сделать вывод: в деле организации в стране высокоэффективной защиты от наркомании государственная наркологическая служба должна трансформироваться в собриолого-наркологическую. Инструктором по избавлению от зависимостей может быть любой грамотный коммуникабельный человек, не имеющий зависимостей от наркотиков и хорошо понимающий проблему нелегальной и легальной наркомании. Критерием эффективности собриолого-наркологической службы должна быть не ремиссия неупотребления алкоголя, табака или наркотиков, но сознательный отказ от употребления одурманивающих веществ, а также количество социально адаптированных бывших алкоголиков и наркоманов. Только в таком случае будет виден «свет в конце тоннеля».

В обществе давно сложилась порочная практика — двойственное отношение к легальной и нелегальной наркомании. Наркологи считают ее болезнью. Но непонятно, почему алкоголикам и наркоманам, когда они уходят в наркотический «загул», не выписывается больничный лист на время, так сказать, «обострения» болезни. Почему алкоголика или наркомана — больного человека увольняют с работы и т.д.? Правоведы же считают алкоголизм и наркоманию отклоняющимся от нормы поведением. Именно поэтому выносят алкоголику или наркоману наказание за противоправное поведение. Почему нередко в судах наркоману предлагают выбирать между осуждением на определенный тюремный срок и лечением от наркомании? Негуманно «больного», если он не пожелает лечиться, лишать свободы.

Предлагаемое собриологами понимание химической зависимости успешно устраняет существующие абсурды. Логичным и гуманным будет предложение для алкоголика или наркомана выбирать между тюремным заключением и избавлением (но не лечением) от психической зависимости в учебно-наркологических диспансерах. Аналогичную помощь алкоголикам и наркоманам вполне можно организовать в армии и исправительно-трудовых колониях. В случаях же невыраженной наркотической зависимости анонимную психолого-педагогическую помощь можно организовать в лечебно-профилактических учреждениях.


6.6. Другие теории химической зависимости
Заслуживает внимания подход современного отечественного психолога В.А. Иванова, который в своей статье «К вопросу о теории зависимостей» отмечает, что «патологические изменения в мозге», по которым наркологи делают заключение о наличии наркологического заболевания, вторичны по отношению к поведению человека, будущего больного, которое должно быть устойчивым, т.е. повторяться, чтобы возникло заболевание. А повторяется такое поведение после того, как сформируется и структурируется в сознании. Получается: сначала мысль, потом поведение и только потом «заболевание». Как говорится в пословице: «Посеешь поступок, пожнёшь привычку, посеешь привычку, пожнёшь судьбу». Но вначале все-таки «помыслишь».

Автор заявляет, что «наркомания – это поведение. Любое поведение, в том числе с применением ПАВ, возможно только при наличии необходимого условия, а именно, при совершении умственных действий:



  1. Определение ситуации (употребление никогда не бывает вообще, а только в конкретных ситуациях);

  2. Возбуждение желания и мотива;

  3. Воспроизведение эмоционального переживания;

  4. Выбор цели и программы ее достижения

Прежде чем начнется поведение с применением ПАВ, это поведение формируется и структурируется в уме. Первое употребление ПАВ имеет свою цель, и она осознается; имеет свой мотив, а мотивом любого поведения является предвидение приятного переживания, и переживание происходит… При дальнейшем повторении формируется устойчивое психическое образование, происходит становление нового вида поведения – наркотического. Этот процесс формирования нового вида поведения называется научением. Становление человека – процесс необходимых для него видов поведения. Освоение это происходит путем научения. Человек не заболевает наркоманией, а научается наркотическому поведению. Наркотическая зависимость, как явление, есть не что иное, как результат научения» (45).

Согласно данной концепции, зависимость формируется лишь тогда, когда имеется положительное подкрепление. Итогом повторения является привычка, которая имеет такие свойства как обязательность воспроизведения, навязчивость, бессознательность. «Зависимость, - в определении В.А. Иванова, - это привычное поведение, имеющее характер навязчивости. Проявляется она в патологическом влечении (обсессия) и в поведении употребления в конкретных ситуациях (компульсия)». Исходя из такого определения, автор намечает объект, с которым надо работать для устранения зависимости. Это – структура поведения, эмоции и личностная черта, управляющие наркотическим поведением.

Автор обозначает принципы «лечения»:

«1) если зависимость – поведение, и оно результат научения, то «лечение» есть обратный процесс – отучивание или угашение патологического влечения (обсессии) и поведения в конкретных ситуациях (компульсии).

2) формирование нового вида поведения (трезвого) через положительное подкрепление. Поскольку любое поведение имеет свойство быть устойчивым, то цель «лечения» - формирование устойчивой структуры безнаркотического поведения, которое становится привычным и приносит удовлетворение» (46).

В заключение автор настаивает на целостном характере своей точки зрения, предлагает рассматривать проблему с позиций отечественной психологии, стоящей на прочном фундаменте другой науки – физиологии высшей нервной деятельности, разработанной известными русскими учеными:



  • Временная связь, условный рефлекс, динамика условно-рефлекторной деятельности, угашение (академик И.П. Павлов);

  • Функциональная система, структура поведенческого акта (академик П.К. Анохин);

  • Структура и закономерности поведения, закон научения, управление поведением, умственные операции, эмоция, зависимость (академик Ю.М. Орлов) (47).

Сходство теорий В.А. Иванова и Г.А. Шичко в том, что зависимость как расстройство поведения возникает вследствие «научения» (по Шичко, «запрограммированности»). По В.А. Иванову, сначала мысль, потом поведение и только потом «заболевание». Мысль – первична! Но, видимо, основное внимание в профилактике зависимости автор уделяет не формированию трезвенных убеждений, но тренировке поведения в конкретных ситуациях, что роднит его с бихевиористами (стимул-реакция).

Н.А. Сирота и В.М. Ялтонский разработали концептуальную модель копинг-профилактики наркоманий. Их программы базируются на основах теории стресса и копинга Ричарда Лазаруса и принятой классификации «Профилактики злоупотребления ПАВ».

Лазарус вводит понятие «копинг» - преодоление стресса, совладание с ним. Для того чтобы человек мог успешно адаптироваться к жизненным стрессам, разрешать проблемные ситуации, у него должен быть развит высокий уровень социальных и личных ресурсов, таких как: «способность и возможность осуществлять когнитивную оценку проблемной ситуации; сформированность позитивной «Я-концепции» (самооценки, самоуважения, самоэффективности); способность самостоятельно контролировать свой поведенческий выбор; целый ряд коммуникативных навыков: умение сопереживать, общаться, понимать окружающих и прогнозировать их поведение; повышение социальной компетентности, восприятия и социальной поддержки» (48).

Вышеупомянутый психолог П.И. Губочкин обращает внимание на сложность проблемы зависимостей и необходимость учета комплексного решения проблемы. Делая обзор теорий зависимостей, он называет такие: теория моральных принципов (зависимый – аморальный человек движимый гедонистическими устремлениями), биологические теории (в организме существуют рецепторы, чувствительные к экзогенным наркотическим веществам), теория самолечения (прием табака, алкоголя и других наркотиков устраняет имеющиеся психиатрические симптомы), адаптационная теория (прием одурманивающих веществ способствует адаптации личности в сложных условиях, теории межличностного взаимодействия (употребление тех или иных наркотиков – признак принадлежности к группе) и другие (49). Иными словами, психолог П.И. Губочкин видит, прежде всего, психологические причины возникновения зависимостей и соответственно психологические пути решения проблемы.


6.7. Нехимические зависимости
Существуют и другие виды зависимостей – нехимические. К ним сегодня можно отнести игровую, в том числе от компьютерных игр, Интернет-зависимости. В класс зависимостей сегодня также включают сексуальную, музыкальную, пищевую. Наверное, список можно продолжить.

Все исследователи находят между химическими и нехимическими видами зависимостей много общего: настроенность (запрограммированность) на получение положительных эмоций, уход от реальных проблем действительности, формирование привычки и возникновение потребности, переходящей в страсть, появление ломки в случае ограждения от предмета страсти.

Виртуальные компьютерные игры деструктивного содержания особенно опасны: они приучают человека к участию в насилии и безответственности за содеянное.

К.В. Зорин в своей книге «Одержимые» описывает три стадии Интернет-зависимости по аналогии со стадиями алкоголизма или наркомании. На первой стадии – постоянное желание находиться в Сети. Когда зависимый сидит перед монитором, у него хорошее самочувствие или эйфория. Он игнорирует внешние события и плохо адаптируется в условиях реальной ситуации. На второй стадии зависимости все симптомы нарастают, у пользователя снижается внимание, снижается работоспособность, появляются депрессия, навязчивость. Появляется или увеличивается тяга к сигаретам, алкоголю, наркотикам. К психическим расстройствам добавляются головные боли, скачки давления, ломота в костях, тремор (дрожание) рук. На третьей стадии – полная социальная дезадаптация. Пользователь уже не получает удовольствия от общения в Интернете, но все же постоянно «висит» на сайте. Появляются серьезные конфликты на работе и дома. В запущенных случаях зависимый перестает обращать внимание на окружающих. Запускает свой внешний вид, пренебрегает личной гигиеной. Известны случаи полного физического и психического истощения, заканчивающиеся смертью (50).

Нехимические виды зависимостей имеют и химическую основу. Например, азартные игры вызывают в организме определенные химические реакции. Как показало исследование психолога Ноттингемского университета Марка Гриффитса, сильная страсть сходна с наркотической и алкогольной зависимостью. Для этого он фиксировал частоту пульса и уровень гормона кортизола в слюне у нескольких профессиональных игроков в бридж во время их матчей. Оказалось, что чем выше азарт у игроков, тем выше уровень кортизола.

Гормон надпочечников кортизол влияет на важные процессы обмена веществ. Его выброс зависит от действия другого вещества – дофамина, рождающего чувство эйфории. Это тот же самый дофамин, который задействован в формировании алкогольной и наркотической зависимости (51). Аналогичен механизм формирования и других видов «нехимических» зависимостей. Все они связаны с состоянием «эйфории» - удовольствия, приподнятого состояния (52).

Корни проблемы К.В. Зорин видит в существовании «зависимого типа личности» - с низкой самооценкой, с трудностями в общении и неумении решать реальные жизненные проблемы, греховных помыслах и наклонностях. И решение проблемы он видит, прежде всего, в воспитании личности.

Затрагивает автор и причину доступности. Компьютер – это нейтральный инструмент, изобретённый и используемый многими во благо. Без него в информационный век не обойтись. Однако с доступностью того деструктивного, что может дать компьютер, можно и нужно бороться. Родители должны быть осведомлены об опасностях компьютерных видов зависимости и не должны разрешать детям играть в деструктивные компьютерные игры, разъяснять по возможности их вред и всегда строго ограничивать время пребывания своих детей за компьютером. Существует и более высокий уровень ограничения доступности. В городах Швеции, например, существует даже Интернет-патруль, который блокирует посещение молодежью деструктивных сайтов. Центр азартных игр Лас-Вегаса в США вынесен за пределы городов, чтобы не было лишней доступности и соблазнов. Там пропагандируются мода на здоровый образ жизни, здоровые хобби и увлечения.

Что касается музыкальной зависимости, то есть серьезные исследования о том, что музыка может быть обращена как во благо, так и во зло. Опасно для физического и психического здоровья увлечение тяжелым роком и, наоборот, увлечение классической музыкой гармонизирует все процессы в организме и возвышают дух.

На первый взгляд, безобидна пищевая зависимость, но и она может обернуться серьезными проблемами со здоровьем, привести к преждевременной смерти. Очевидны и духовные потери.

Последователи Г.А. Шичко (В.И. Гринченко и др.), нарабатывают опыт избавления от пищевой и других зависимостей, опираясь на теорию и принципы избавления от зависимостей Г.А. Шичко, что свидетельствует об универсальности его теории и огромных возможностях в избавлении от всех видов зависимостей.

Таким образом, сегодня в понимании природы зависимостей наметились следующие подходы:



  1. Наркологический подход. Наркологи, связывают понятие зависимости с поступлением конкретного одурманивающего (наркотического) вещества в организм. Далее наступают последствия, которые надо «лечить».

  2. Психолого-педагогический подход. Г.А. Шичко был первым ученым, который стал рассматривать зависимость от одурманивающего (наркотического) вещества не как заболевание, возникшее в результате поступления конкретного вещества в организм, а как запрограммированность на его употребление.

  3. Психологический подход. Зависимость возникает вследствие недостаточности психологических ресурсов личности. В.А. Иванов, хотя декларативно и признает первым компонентом зависимости мысль об употреблении одурманивающего вещества, главное внимание все-таки уделяет психологическим мероприятиям: тренировке поведения в конкретных ситуациях. Аналогичная картина и в копинг-профилактике. Отсюда стратегии: формирование позитивной «Я-концепции» (самооценки, самоуважения, самоэффективности); способность самостоятельно контролировать свой поведенческий выбор; целый ряд коммуникативных навыков: умение сопереживать, общаться, понимать окружающих и прогнозировать их поведение; повышение социальной компетентности, восприятия и социальной поддержки) и т.п.

Теория Г.А. Шичко о социально-психологической запрограммированности сознания на наркотическое поведение как причина употребления одурманивающих веществ имеет в этой триаде революционное значение. Научная достоверность теории Г.А. Шичко подтверждается практикой избавления от химических и других зависимостей, как самим автором теории, так и его последователями.

Наркология в ее классическом варианте – это наука о медицинских последствиях «злоупотребления» веществами, вызывающими зависимость. Собриология – наука о путях сохранения естественной трезвости и ее восстановления в случае утраты. Наркологи борются с последствиями. Собриологи стремятся воздействовать на причину. Однако у лучших наркологов уже есть понимание того, что акцент в профилактике зависимостей следует перенести на психолого-педагогические мероприятия.

С точки зрения собриологии, наркотическая (химическая) зависимость – это социально-психологическая запрограммированность на допустимость употребления наркотика, а также добровольное его употребление с целью изменения сознания, то есть получение «положительных» суррогатных эмоций.

Собриологический подход к профилактике и преодолению зависимостей от наркотиков в действительности не нов. Полное исключение алкоголя из употребления и пропаганда абсолютной трезвости. Результат – трезвость большинства представителей той или иной цивилизации, того или иного сообщества – лучшее доказательство истинности такого подхода.


Литература:

  1. Christianity and alcohol.- http://en/wikipedia.org/wiki/Cristianity_and_alcohol

  2. Хорнби А.С. Учебный словарь современного английского языка: Спец. изд. для СССР/А.С. Хорнби при участии К. Руз. - М.: Просвещение, 1984. - С.9.

  3. The new International Webster’s Comprehensive Dictionary of the English Language. Delux Encyclopedic Edition. Trident Press International. - Funk & Wagnalls Standard Dictionary. International Edition, copyright 1998. - P.17.

  4. Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений// Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. - 4-е изд., дополненное. - М.: ООО «А ТЕМП», 2006. - С.200.

  5. Там же. - С. 342.

  6. Drug addiction. - http://en/wikipedia.org/wiki/Drug-addiction).

  7. Карпов А.М. Здравствуйте, если хотите. Образовательно-воспитательные основы интеграции медицины, экологии, образа жизни и власти/А.М. Карпов. - Казань, 2008. - С.11-39.

  8. Международная классификация болезней МКБ-10. Электронная версия //http://www.mkb10.ru/?class=5; www.mkb10.ru/?class=5&bloc=65

  9. Гринченко Н.А. Пути предупреждения наркотического поведения школьников подросткового возраста. Дисс. …канд. пед. наук. - Фрунзе, 1990. - С.7-11.

  10. Молодежь и наркотики. Доклад исследовательской группы ВОЗ. /Серия технических докладов ВОЗ. – 1974. - №516. - Женева, 1974. - 59с.

  11. Алкоголизм: руководство для врачей /Под ред. Г.В. Морозова, В.Е. Рожнова, Э.А. Бабаяна. - М.: Медицина, 1983. - С.3.5.

  12. Шабанов П.Д. Наркология. - М., 2003. - С. 14.

  13. Воронович Богдан Т. Без тайн о зависимостях и их лечении. Пер. с пол. Киев: Сфера, 2004. - С.205-206.

  14. Вальдман А.В., Бабаян Э.А., Эвартау Э.Э. Психофармакологические и медико-правововые аспекты токсикоманий. - М.: Медицина, 1988. - С.8-11.

  15. Наркомания: Ситуация, опыт, профилактика. - М.: ВЦХТ, 2000. - С. 36.

  16. Егоров А.Ю. Возрастная наркология. - СПб: Дидактика плюс. - М.: Институт общегуманитарных исследований, 2002. - С.81-82.

  17. Пауков В.С. Структурно-функциональная концепция алкогольной болезни //Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. Алкоголизм. Приложение к журналу. Вып.1.- 2007. - С.8-11.

  18. Менделевич В. Д. Риторические вопросы о кризисе современной российской наркологии //На пути к профессиональной наркологии (аналитические очерки и статьи) /Под ред. проф. В.Д. Менделевича. - М.: Изд-во «Медиа пресс», 2008. - С.6-11.

  19. Софронов А.Г. Актуальные проблемы развития отечественной наркологии // На пути к профессиональной наркологии (аналитические очерки и статьи) /Под ред. проф. В.Д. Менделевича. - М.: Изд-во «Медиа пресс», 2008. - С.11-20.

  20. Джонсон В. Как заставить наркомана или алкоголика лечиться. - М.: В. Секачев, 2000. - С.12-18; 70-118.

  21. Мейлахс П.А. Идеологические дебаты вокруг наркотизма на западе и в России //На пути к профессиональной наркологии (аналитические очерки и статьи) /Под ред. проф. В.Д. Менделевича. - М.: Изд-во «Медиа пресс», 2008. - С.66-73.

  22. Кузнецов О.Н., Моисеева Н.Д. Психолого-физиологические основы лечения наркомании по методу Г.А. Шичко //Материалы первой американо-российской конференции по преодолению зависимостей и формированию трезвого образа жизни (23-27 июня 2000 года). - Сидар-Сити (Юта, США). - С.3-5.

  23. Шичко Г.А. Разработка индивидуального психофизиологического подхода к избавлению от алкоголизма (заключительный отчет). - Ленинград: Научно-исследовательский институт экспериментальной медицины АМН СССР, 1981. - С.4 // www.optimalist.narod.ru/shichko6.hfm

  24. Там же. - С.43.

  25. Там же. - С.46-49.

  26. Шичко Г.А. Алкогольная проблема в свете теории психологического программирования. // www.optimalist.narod.ru/shichko8.st.htm

  27. Шичко Г.А. Разработка индивидуального психофизиологического подхода к избавлению от алкоголизма (заключительный отчет). - Ленинград: Научно-исследовательский институт экспериментальной медицины АМН СССР, 1981. - С.50-51, 56-58. // www.optimalist.narod.ru/shichko6.hfm

  28. Там же. - С.60.

  29. Там же. - С.60-61.

  30. Шичко Г.А. Маленький словарь трезвенника. - Ленинград, 1984.- С.14 // www.optimalist.narod.ru/shichko2.hfm

  31. Шичко Г.А. Женщина и трезвость. - С.2// www.optimalist.narod.ru/shichko3.st.htm

  32. Шичко Г.А. Разработка индивидуального психофизиологического подхода к избавлению от алкоголизма (заключительный отчет). - Ленинград: Научно-исследовательский институт экспериментальной медицины АМН СССР, 1981. - С.69-70 // www.optimalist.narod.ru/shichko6.hfm

  33. Шичко Г.А. Маленький словарь трезвенника. - Ленинград, 1984. - С.3// www.optimalist.narod.ru/shichko2.hfm

  34. Шичко Г.А. Разработка индивидуального психофизиологического подхода к избавлению от алкоголизма (заключительный отчет). - Ленинград: Научно-исследовательский институт экспериментальной медицины АМН СССР, 1981. - С.72-73 // www.optimalist.narod.ru/shichko6.hfm

  35. Шичко Г.А. Маленький словарь трезвенника. - Ленинград, 1984. - С.25 // www.optimalist.narod.ru/shichko6.hfm

  36. Шичко Г.А. Маленький словарь трезвенника. - Ленинград, 1984. - С.27 // www.optimalist.narod.ru/shichko6.hfm

  37. Гринченко Н.А., Афанасьев А.Л. Наркотизм как социальное зло и пути его преодоления. Учебное пособие. – Томск: Томский межвузовский центр дистанционного образования, 2004. - С.28.

  38. Губочкин П.И. Психология сознательной трезвости. Учебное пособие. – Рыбинск: Рыбинское подворье, 2001. - С.19.

  39. Е. Батраков. Слуга истины //Оптималист. Общероссийская газета оптималистов. - 2002 - №5(56). - С.1.

  40. Зайцев С.Н. Мой алкоголизм: Самоучитель отказа от алкоголя. - Н. Новгород, 2006. - С.14.

  41. Оптималист. – 2006. – №5.

  42. Сеченов И.М. Психология поведения. Избранные психологические труды /Под ред. М.Г. Ярошевского. – Москва – Воронеж, 2006. – С.114.

  43. Бехтерев В.М. Мозг: структура, функция, патология, психика. Избранные труды /Под ред. акад. А.Г. Чучалина. – М., 1994. – Т.2. – С.309.

  44. Трушов В.П. Учителю о наркотиках и наркомании. – Липецк, 2003. – С.21.

  45. Иванов В.А. К вопросу о теории зависимости //Подспорье. Приложение к газете «Соратник» Союза борьбы за народную трезвость. - 2006. - №10. - С.23-24.

  46. Там же.

  47. Там же.

  48. Хажилина И.И. Профилактика наркомании: модели, тренинги, сценарии. - М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002. - С.19-22.

  49. Губочкин П.И. Психология сознательной трезвости. Учебное пособие. – Рыбинск: Рыбинское подворье, 2001. - С.7-10.

  50. Зорин К.В. «Одержимые». Зависимость: компьютерная, игровая, никотиновая…- М.: Русскiй Хронограф, 2007. - С.48-51.

  51. Там же. С.110-111.

  52. Зорин К.В. Ребенок «С ХАРАКТЕРОМ». В ПОМОЩЬ РОДИТЕЛЯМ: НЕДЕТСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ДЕТСКОГО ВОЗРАСТА. - М.: «Ковчег», 2009. - С.90-178.



1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   34

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Наука об отрезвлении общества

Скачать 11.18 Mb.