Скачать 188.54 Kb.


Дата19.01.2018
Размер188.54 Kb.
ТипСказка

Скачать 188.54 Kb.

Не хочу быть собакой





Сергей Белов, Сергей Куваев

Не хочу быть собакой

сказка-комедия в двух частях

Действующие лица:

ПЕТУХ

КОТ


СОБАКА МОТЯ
Часть первая.

Сцена представляет из себя запущенный двор како­го-то дома. На первом плане часть забора и со­бачья будка, на которой висит табличка «Требуется собака».

Появился ПЕТУХ. Он гордо оглядывает двор и взлетает на забор,

ПЕТУХ. Кукареку-у! Московское время восемь часов. В Казахстане и Сибири садятся обедать. Едят — котлеты, кашу, пюре, червячков, гусениц, помидоры и суп. Но не куриный! Ужасно, ужасно вреден он для здоровья. Особенно тех курей, которые в него попадут.

Я за временем слежу,

Поутру я всех бужу.

Просыпаюсь самый первый —

С красным солнышком дружу.

Я петух — краса двора.

Петуху — ура? Ура!

Что увижу я вокруг,

Говорю об этом вслух.

Даже радио не надо,

Если есть у вас петух.

Я петух — краса двора.

Петуху — ура! Ура!

Ко-ко-короткие новости нашего двора. Срочно требуется собака для защиты от волков, лисиц и прочих хулиганов, и жуликов. Ко-ко-короче, очень необходима и очень срочно! (Подошел к будке). Ишь, какую будку для собаки отгрохали — целый дворец с пер­сональной цепью. Не то, что мой коммунальный курятник, где из-за курей ни охнуть, ни повернуться. Да-а, ради такой квартирки любой залает. Ну вот я, например — чем не собака? Смел, горласт, при хвосте. А ну, примерим... (Примеряет цепь). Ух, ты! Прямо не собака, а генерал на цепи. Маршал. Мне теперь хоть парады куриные принимай. Р-равняйсь! Смирно! Шагом — арш! Раз. раз, раз, два, три! (Дудит, как марш). Куд-ку­да прешь, несушка? У тебя что — куриная слепота? А ну, в строй! Раз, раз, раз, два, три! Вольно! Всем — медали! Итак, решено. Я — собака! Кукареку! То есть, гав! Цепь, ясно, тяжеловата, но что делать — у всякой должности свои недостатки. Ладно, пойду помещение принимать. (Скрывается в будке).

Появился КОТ.

КОТ. Мяу! И что это сегодня петух раскричался? Видишь ли, собаку ему подавай. Еще чего. И без собак хорошо. Это вот без мышей в хозяйстве никак. Ну очень, очень зверь замечу, питательный, одни витамины. А собаки... Тьфу! И кто их только придумал?

Не люблю я собак —

Ни за что, просто так.

А иначе не может и быть.

Ведь собаки котов

Просто так, ни за что

Позволяют себе не любить.

Слышится шорох и звон цепи в будке.

Что такое? Неужто собачонку уже нашли? Быстро!.. Понят­но — кто же не согласится там охранять добро, где его никто и не отнимает? Сиди знай в будке себе, спи, потявкивай, да косточки хрумкай. Этак и я бы пошел в собаки. А что? Домик, гляжу, просторный. Тут и печку поставить можно. и половичок постелить. Даже загончик установить для мышей, да разводить их там, как кроликов.

ПЕТУХ (высунулся из будки). Гав!

КОТ (испугался, потом хохочет). Ха-ха-ха! Что ты тут делаешь, петух?

ПЕТУХ. Кто — я петух? Да я за петуха щас ка-ак... Генерал я, то есть собака — понял?

КОТ. Ты — собака?

ПЕТУХ. Как видишь. Р-ргав! Ладно, ступай прочь, кошачья морда, не мешай мне двор охранять.

КОТ. Интере-есно, и кто же тебе этот пост доверил? Самозванец!

ПЕТУХ. Обзываться? Ну, все! Щас как клюну клыками...

КОТ. Погоди! Свой я, свой!

ПЕТУХ. А свой — уходи. Не мешай мне службу нести.

КОТ (после паузы). Нет, не идет тебе все же эта цепь.

ПЕТУХ (обиделся). Почему это?

КОТ. Не к лицу. Вот мне бы она как раз.

ПЕТУХ. А ты хоть раз-то видел кота на цепи?

КОТ. Видел.

ПЕТУХ. Где?

КОТ. В книжке. На картинке.

ПЕТУХ. Врешь? Раз на цепи — то, значит, собака. Или петух.

КОТ. Ей-ей, кот. И стихи рядом. Мальчик один читал.

У лукоморья дуб зеленый.

Златая цепь на дубе том.

И днем и ночью кот ученый

Все ходит по... (Закашлялся). ...на цепи кругом.

Во. Сам Пушкин написал. Сам! Короче, гони цепь.

ПЕТУХ. Ага, щас. Пушкин написал — вот у него и проси.

КОТ. Все равно моя цепь и место мое!

ПЕТУХ. Нет, мои!

КОТ. Мои!

Дерутся. Потом ПЕТУХ клюет КОТА, и тот с воплем убегает.

ПЕТУХ. Ко-ко-котишка-трусишка! А туда же — на цепь. в собаки... На мое законное место! (Бросается в погоню).

Откуда-то издалека появилась СОБАКА. Она непонят­ной породы, но очень симпатичная.

СОБАКА. Я, наверно, совсем не собака,

Что мне делать с собою, не знаю.

Не люблю потасовки и драки.

И хвостом всем прохожим виляю.

Не рычу, не кусаюсь, не лаю.

Быть так хочется доброй и верной.

Что с собою мне делать, не знаю.

Я совсем не собака, наверно.

(Удивленно оглядывает двор. Подходит к будке и читает надпись на табличке). Тре-бу-ет-ся со-ба-ка... Требуется собака! Ну вот. И здесь собака сбежала. Выходит, не одна я такая. Еще бы. Понятно, сбежишь, если целый день тебя застав­ляют на всех лаять, хватать за ноги, а после этого еще и через веревочку прыгать. А хозяин только знай и твердит: ты, дескать, у меня в цирке скоро выступать будешь. Сама должна на хлеб себе зарабатывать. Нечего, мол, тебя, дармоедку, кормить. И так с утра до ночи. И все — бездельница, дармоедка, собака... Ни одного доброго слова. Эх!

Вбегает взлохмаченный КОТ.

КОТ. Во, дождались! Наниматься, поди, пришла. На мое, на собачье место. Ничего, сейчас быстро ее напугаю. Эй, ты, лохматая! Тебе что, жить надоело?

СОБАКА. А что?

КОТ. Да ты знаешь, сколь у нас тут волков в округе? Ого-го! Табунами, стадами носятся.

СОБАКА. И что?

КОТ. Что! Пятерых собачонок уже слопали, добавки просят. Во, только цепь от собак и осталась.

СОБАКА вздыхает.

Чего вздыхаешь?

СОБАКА. Собачек жалко.

КОТ. Так беги! Убегай!

СОБАКА. Зачем?

КОТ. Как зачем? Ты же собака.

СОБАКА. Я? Нет, я не собака. Я Мотя.

КОТ (растерян). То есть как — не собака?

СОБАКА. Так. Вернее, я раньше ею была. Собакой. Но те­перь — все, уже не хочу. Вот от хозяина и сбежала.

КОТ. Хм! И вправду глупая или так, прикидывается? Сейчас проверю. Эй, Мотя, ты кошек любишь?

СОБАКА. Я всех люблю. И кошек, и мышек, и детишек маленьких, и даже хозяина, который меня не любит.

КОТ. Ну, мышей любить, это ты зря. Но вот если ты кошек любишь, значит, ты и впрямь не собака.

СОБАКА. Мотя я. Просто Мотя.

КОТ (после паузы). Слышь, Мотя... Мы с петухом тут как раз поспорили — кому из нас во дворе собакой работать...

СОБАКА. А волков не боитесь?

КОТ. Да пошутил, пошутил я насчет волков. Хе-хе-хе... Короче, сейчас он придет, а ты ему, как бывшая собака, все мои собачьи качества подтверди, ладно? А я за это тебе свою уступлю должность. Кошкой станешь. А то что это, в самом-то деле? Мотя, да Мотя. Несерьезно. Да и косточки буду все тебе отдавать, все равно я их не ем.

СОБАКА. Кошкой, значит? (Задумалась). А что? Неплохо. Кошки — они все такие добрые-добрые. И хозяева их очень любят.

КОТ. Тихо! Петух идет.

Появился гордый ПЕТУХ — победитель.

ПЕТУХ. Кукареку-у!.. Как?! Опять ты возле моей будки? А ну, вон отсюда, кошачья морда!

КОТ. Не ругайся, Петруша. Глянь лучше, какого судью я привел. Это Мотя, бывшая собака. Вот пусть она и решит наш спор. Надеюсь, в мою пользу.

ПЕТУХ. Почему это в твою? Да и какая от тебя польза? Наоборот — вред один, да шерсть на стульях да на диване.

КОТ. Кстати, о шерсти. Вот у собак она есть. А у тебя?

ПЕТУХ. У меня? (Озадачен). Нет, только перья.

КОТ. Ну вот. А у меня — есть. Сам признал.

ПЕТУХ. Подумаешь, доказательство.

КОТ. Мотя, что еще имеется у собаки?

СОБАКА. Зубы.

КОТ. Во — пожалуйста. (Показывает). В отличие от некоторых.

ПЕТУХ. А мне и не надо. Щас как клюну.

КОТ. Эх-хе-хех! Петух — одно слово. Так, Мотя, сколько ног у собаки?

СОБАКА. Четыре... и хвост.

КОТ. Верно. Все совпадает.

ПЕТУХ. И у меня хвост. Смотрите.

КОТ. Убери. Размахался. Мотя, ты случайно не помнишь, — сколько у петуха ног? Я подобные мелочи как-то быстрень­ко забываю.

СОБАКА. У петуха? Две.

КОТ. То-то и оно. Неувязочка.

ПЕТУХ (теряя уверенность). Зато я ого-го, какой смелый.

КОТ. Ха! В курятнике-то мы все соколы... Теперь — что, Мотя, должна собака уметь?

СОБАКА. Это... Ну... прыгать через веревку... чтобы...

КОТ. Правильно! Вот и проверим, кто у нас тут самый прыгучий. Минутку!

Приносит веревку. СОБАКА и КОТ крутят.

Але, оп!

ПЕТУХ прыгает.

Ты это — вениками-то не маши тут своими! Я кому сказал! Опусти веники!

ПЕТУХ. Но я же...

КОТ. Не маши! Прыгать — не летать надо... Э, да ты, оказывается, и летать-то как следует не умеешь.

Сконфуженный ПЕТУХ спотыкается и запутывается в скакалке.

Эх, ты! Какая цепь, если ты и с веревкой-то совладать не способен. Ладно, держи. Вот как надо.

КОТ легко прыгает через веревочку.

СОБАКА. Здорово.

КОТ. Это что. Я ведь еще и так могу. (Прыгает). И так и так.

СОБАКА. Ну и ну! Прямо как в цирке. Нет, я бы никогда так не сумела.

КОТ. За что тебя из собак-то, небось, и выперли.

СОБАКА. И вовсе не выперли. Я сама ушла...

КОТ. Ну ладно. (Остановился). Итак, как выяснилось, я теперь собака, петух останется петухом, а ты, Мотя, котом будешь... Или кошкой, неважно. Короче, а ну, всем занять свои места. Ать-два-гав!

СОБАКА. Ах, как я рада, что я уже не собака!

Сегодня мне ужасно повезло,

Я стала кошкою, а может быть, котом?

Я буду ласковой — не стану больше злой.

Скажу всем: мяу, с добрым утром,

А потом...

Да, потом...Что же потом-то делать?

КОТ. Что! На мышей, ясно, охотиться.

СОБАКА. Охотиться? Ну, это я люблю. И даже, кажется, немного умею. Как объясняла мне моя бабушка Сеттер, сначала нужно выследить дичь... (Нюхает). ...Потом осторожно под­красться и... (Застывает).

ПЕТУХ. Во. Заснула. А охотиться за тебя кто будет? Пушкин?

СОБАКА. Тихо! Не спугни. Видишь, я в охотничьей стойке. Значит, добычу почуяла. И теперь хозяину останется только взять ружье и...

ПЕТУХ (закатился). Ха-ха-ха! Глупая! Да как же узна­ет-то он, что ты тут? Встала, как статуя, и молчишь.

СОБАКА (огорчена). И действительно... Ну что же, тогда, значит, надо действовать, как учила меня другая моя бабушка, русская гончая — звонким, заливистым лаем выгнать добычу прямо-таки на хозяина. Лает, пытаясь выгнать воображаемую мышь из норки.

КОТ (выглядывает из будки, он недоволен). Кто это там разлаялся? А, ты... Ты, кошачья морда, заруби себе на носу: лаять теперь буду я и только я. Ясно?

СОБАКА. Ага. Только никак не пойму — как же на мышей-то надо охотиться?

КОТ (вздыхает). Эх, кошки, кошки... Все вас учи. Что б вы без нас, без собак-то делали? Ладно, так и быть, покажу. Помоги-ка цепь снять. (Выходит из будки. Важно прохаживается, разминается). Не хотелось с такой мелочью, как вы, якшаться, да ладно. Предположим, я — кот.

СОБАКА. Так.

КОТ. Ты — мышь. Сидишь в норке.

СОБАКА. Но я там не помещусь.

КОТ. Ну никак вам, кошкам, не угодишь... Хорошо. Пускай твоей норкой будет... хотя бы вот эта будка. Лезь.

СОБАКА забирается в будку. КОТ прячется за будкой.

Готово?


СОБАКА. Ну, сижу.

КОТ. А я жду.

СОБАКА. А я сижу.

КОТ. А я жду.

ПЕТУХ. А она все сидит.

КОТ. Тьфу! Вылазь!

СОБАКА. Зачем?

КОТ. Как зачем? Ты — мышь — проголодалась. И пора выходить из норки.

СОБАКА. Как? А разве хозяин не принесет мне еду?

ПЕТУХ хохочет.

КОТ. Тебе, мыши? Не заслужила.

СОБАКА (грустно). Понятно...

КОТ. И вот, значит, ты, голодная-преголодная мышь, вылазишь, наконец, из своей норки.

СОБАКА. Ну, вылезла. И что?

КОТ. И все! (Набрасывается на СОБАКУ).

СОБАКА. Ай! Больно! Что ты со мной делаешь?

КОТ. Как видишь. Ем. Ведь теперь я, кот, обязан тебя съесть.

СОБАКА. Съесть? Меня?

КОТ. Да. Как мышь.

СОБАКА (возмущена). Но за что?! За то, что я, маленькая, серая мышка, проголодалась и вышла из норки?

КОТ. Хотя бы.

ПЕТУХ. И учти — он тоже проголодался.

КОТ. Теперь-то поняла, как надо охотиться?

СОБАКА. Да! И больше никогда-никогда я уже не буду никакой мышью.

КОТ. И ни к чему. Будь котом.

СОБАКА. Что-о? Котом? Злым, противным котом, который обижает маленьких, голодных мышей? (Наступает на КОТА). Никогда! Никогда — слышишь, ты, собачья твоя морда?!

КОТ. Ты что, ты что! Мы же просто играли, и я случайно тебя обидел.

СОБАКА. Не меня, а мышку. Маленькую, голодную мышку!

КОТ (вздыхает). Что делать, такова жизнь — ты в ней всегда или мышка, или кошка. Впрочем, ладно, побудь-ка опять собакой, а я пойду мышей половлю. С этой вашей собачьей работой недолго и лапы от голода протянуть!

КОТ убегает.

СОБАКА. Эй, ты! Но я ведь не хочу быть собакой! Что же мне теперь делать, скажи? Погоди! Эй!

СОБАКА уходит вслед за КОТОМ.

ПЕТУХ. Да-а, тут и впрямь есть над чем поразмыслить. Антр-р-ракт! (Скрывается за забором).

Часть вторая.

Тот же двор. Появился ПЕТУХ, взлетает на забор и радостно кричит.

ПЕТУХ. Кукареку-у! Придумал! Я все придумал! Нет, не зря все же я считаюсь самым-самым-самым умным. В нашем курятнике. Эй, Мотя, ты где? Я все для тебя придумал.

Появляется грустная СОБАКА.

СОБАКА. Что, что ты придумал? Только скорей говори. а то я так растеряна, так растеряна...

ПЕТУХ. Знаешь, кем тебе надо стать?

СОБАКА. Кем?

ПЕТУХ. Пе-ту-хом!

СОБАКА. Петухом?

ПЕТУХ. Да. А то ты и впрямь у нас ни кошка, ни собака, ни рыба, ни мясо. В общем, ты петухом, а я... Эх, так и быть, стану собакой. Таким, знаешь, небольшим, свирепым бульдогом.

СОБАКА. Та-ак... И мне, значит, не придется тогда никого кусать?

ПЕТУХ. Абсолютно.

СОБАКА. А обижать?

ПЕТУХ. Обижаешь.

СОБАКА. Даже маленьких, голодных мышей?

ПЕТУХ. Ни-ко-го.

СОБАКА. А через веревку прыгать? Не нужно будет?

ПЕТУХ. Ни в коем разе.

СОБАКА. Хорошо, тогда я согласна.

ПЕТУХ. Вот и отлично.

ПЕТУХ надевает цепь и гордо расхаживает. СОБАКА тоже слоняется по двору. Пытается изобразить пе­туха — машет лапами и старается забраться на забор. У нее, ясно, это получается плохо.

СОБАКА (виновато). Не могу. Никак.

ПЕТУХ. Учись. Не все сразу.

СОБАКА (все же кое-как взобралась). Вот.

ПЕТУХ. Петух! Сидишь, как собака на заборе. Но для начала сойдет.

СОБАКА. А теперь что мне делать?

ПЕТУХ. Ну, самое сложное у тебя позади, теперь ерунда. Зови кур и давай им мудрые указания.

СОБАКА. Гав-гав, куры, ко мне! Куры! Гав-гав! Но где же они? Почему не идут?

ПЕТУХ. «Гав»! Тоже мне, петух. Ты бы захрюкал еще.

СОБАКА. А, понял. (Кричит). Кукареку-у!

ПЕТУХ. Ну что, неплохо.

СОБАКА. Кукаре... (Свалилась с забора, охает).

ПЕТУХ. Да. А ты как думал? Это тебе не с косточкой на солнышке прохлаждаться. Ладно, а теперь самый большой секрет. Знаешь, когда куры пойдут к тебе?

СОБАКА. Когда?

ПЕТУХ. Когда ты найдешь для них червяка или какую-нибудь букашку.

СОБАКА. Ах, вот оно что. Ясно, попробую. (Ищет). Эй, букашки! Вы где, червяки? Ау-у! Ау-у! (Растерянно). Никого.

ПЕТУХ. А лапы тебе на что? Порой землю — глядишь, что и найдется.

СОБАКА. Порыть? Так? Так?

ПЕТУХ. Не так, нет. Экие вы, петухи, бестолковые. Я б показал, да гордость бульдожья не позволяет.

СОБАКА. А, вспомнил. Рыть надо, как учила меня моя тетя фокстерьер: обеими лапами и вот так. И еще, и еще...

ПЕТУХ (обеспокоенно). Ишь, увлекся... Эй, петух! Ты что — червей ищешь, или для слона могилу копаешь?

СОБАКА. Червяк! Ура-а! Нашел! Ну — звать кур?

ПЕТУХ. Да нет, рановато. Первого червяка ты должен сам скушать.

СОБАКА. Я?..

ПЕТУХ. Да. Как говорится, заморить червячка. А то куры потом набегут, и тебе ничего не останется.

СОБАКА. Как, его — съесть?

ПЕТУХ. А что? Мясо, оно и есть мясо.

СОБАКА. Да, но какое противное!

ПЕТУХ. Ну, это для кого как. Впрочем, таков обычай. Ведь если ты, петух, не съешь первого червяка — то не будешь главным в курятнике.

СОБАКА. Ну, я не знаю, как у вас там в курятнике...

ПЕТУХ. У вас, у вас.

СОБАКА. ...а в жизни червяки это уж точно не самое главное.

ПЕТУХ. То есть как это — не главное? А что ж, по-тво- ему, тогда самое главное?

СОБАКА. Что? Главное — это... Это, по-моему, делать что-то очень и очень полезное. Причем сразу для всех.

ПЕТУХ. Гм! Хорошо. Тогда лезь опять на забор и сооб­щай всем, который час, какие новости на дворе и какая будет погода.

СОБАКА опять с трудом забирается на забор и громко кричит.

СОБАКА. Кукареку-у! Московское время десять часов! Или двенадцать. Или даже пятнадцать. Новостей никаких нет, а погода, надеюсь, будет хорошей.

ПЕТУХ (возмутился). То есть как это, никаких новостей? А я? Почему не сказал, что наконец-то будку и цепь занял самый достойный, отважный, смелый и к тому же самый краси­вый в мире пету... то есть, бульдог? Ладно, а теперь посмотри, как надо работать настоящим собакам.

ПЕТУХ грозно расхаживает, принимает воинственные, свирепые позы, машет крыльями, борется с вообража­емым противником и т.д. и т.п.

Ну как? Страшно?

СОБАКА. Очень.

ПЕТУХ. То-то. (Кричит). А ну, где мои враги? Где воры и взломщики? Где нарушители общественного порядка? Подать их сюда!

СОБАКА. Никого.

ПЕТУХ. Струсили. Разбежались. В ужасе и печали. Да-а, вот что значит отвага и доблесть. Вот что значит сердце бульдога. Его-то никак не спрячешь. Его, как медаль, издалека видно. А теперь я отдыхать буду, а ты докладывай, что творится вокруг.

СОБАКА. Что? Да вроде бы ничего. Деревья стоят себе, да стоят. Даже шуметь перестали.

ПЕТУХ. Попробовали бы у меня пошуметь!

СОБАКА. Река течет, а куда — и сама не знает.

ПЕТУХ. Узнает. Я ей покажу, куд-куда течь надо.

СОБАКА. Ветерок тоже затих.

ПЕТУХ. Совсем обленился! Но ничего, и до него еще доберусь.

СОБАКА. А так больше вроде бы ничего. (Присматривается). Хотя нет... Кто-то крадется вон в тех кустах.

ПЕТУХ (вскочил). Что-о?! Кто посмел! Не допущу! Р-разорву!

СОБАКА. Что-то рыжее... Никак, еще одна собака от хозяев сбежала.

ПЕТУХ. Как, еще одна? Ну уж нет! Хватит, хватит у нас собак!

СОБАКА. Нет, не собака. Скорее, это лиса.

ПЕТУХ (насторожился). Лиса?.. А ты уверена, что это она?

СОБАКА. Лиса. Как, лисицы нам во дворе не нужны?

ПЕТУХ. Ты знаешь, не очень.

СОБАКА. Остановилась. На тебя смотрит и облизывается.

ПЕТУХ (забеспокоился). Слушай, чего это она? Совсем? Я ведь уже бульдог. Это не она на меня, а я на нее слюнки должен пускать.

СОБАКА. Вот и пускай.

Пауза.

ПЕТУХ. Ну? Все еще стоит?



СОБАКА. Стоит.

ПЕТУХ. Облизывается?

СОБАКА. Облизывается.

ПЕТУХ. На тебя?

СОБАКА. Нет, на тебя.

ПЕТУХ. Почему? На тебя надо. Ведь петух теперь — это ты.

СОБАКА. Я. Но она же не знает, что ты бульдог. Иди к ней и все растолкуй.

ПЕТУХ. Вот еще. Не люблю языком трепать. Пойду-ка я лучше в курятник, курей спасать.

СОБАКА. В курятник? Зачем? Ты же собака теперь. Ступай, прогони ее — вот кур и спасешь.

ПЕТУХ. Ага, а если она меня по ошибке съест? Случайно. Примет за какого-нибудь петуха, и... Ну нет. Кто куда, а я в курятник. Надежнее. А если кого и там прихватит, то — кур-то много, а я — один... (Украдкой смахнул слезу). Такой одинокий-одинокий бульдожек... В общем, все, лечу! Курей надо спасать! (Убегает).

СОБАКА (грустно). И опять я одна... Гав! Кукареку! Мяу! — Эй, лиса! Иди-ка сюда, может, хоть с тобой мы друзьями станем?.. Ну вот. И она убежала. Решила, поди, что я собака. Эх! (Слезает с забора, выходит на авансцену). Ребята! А вы будете со мною дружить?

(!!!)


Даже если я не буду собакой?

(!!!)


Появляется КОТ.

КОТ. Эй, Мотя! Знаешь, что я придумал? Коровой — вот кем ты будешь.

СОБАКА. Коровой?

КОТ. Да. Потому что нам очень, очень нужна корова. Тихая, добрая, ласковая. В общем, такая, как ты.

СОБАКА. Коровой... Гм... А что? Можно попробовать. И что же в таком случае от меня требуется?

КОТ. Ничего особенного. Гулять, пастись на лугу, а потом давать нам молоко.

СОБАКА. Из магазина?

КОТ. Нет, лучше свое, коровье. В магазине оно невкус­ное.

СОБАКА. Ты что? Я же не могу давать молоко.

КОТ. Ты в этом уверена?

СОБАКА. Ну конечно.

КОТ. Жаль. Между прочим, ты бы стала гениальной коровой. Ты, мне кажется, и в душе-то, Мотя, такая маленькая-ма­ленькая корова. Ладно, тогда вот что. А стань-ка ты рыбкой.

СОБАКА. Рыбкой? Зачем?

КОТ. А что? Целыми днями будешь плескаться, нырять в аквариуме, этак изящно вилять хвостиком...

СОБАКА. В ак... аквариуме? А что это такое?

КОТ. Это такая большая-пребольшая банка с водой. где много ужасно вкусных... то есть веселых рыбок. Так что скучать не придется, друзей хватит. Да и я бы к вам то и дело в гости заглядывал. (В сторону). Во-от с такой ложкой!

СОБАКА (подумав). Не знаю. Вряд ли. Нет, я не против вилять хвостом, но только на суше. А в банке с водой... Боюсь, я сразу же там утону, а потом — еще и схвачу насморк.

КОТ. Ладно, тогда ты будешь...

Влетает возбужденный ПЕТУХ.

ПЕТУХ. Кукареку-у! Московское время пятнадцать часов! В Петропавловсе-Камчатском полночь. Новости двора: Мотя спасла нас всех от лисы. Та позорно бежала. Героиня дня награждается почетной целью и отдельной будкой. Ура! (Дудит туш).

СОБАКА. Нет, нет, нет, нет! Ты что, разве забыл? Я вовсе не хочу быть собакой!

КОТ (в зал). Только лисе об этом, ребята, не говорите.

СОБАКА. Кусаться и лаять? Ни-за-что!

КОТ (в зал, доверительно). Корова. Маленькая, божья ко­рова.

ПЕТУХ. Но Мотя! Ты ведь и не кусалась, когда лиса от тебя сбежала.

КОТ. Вот именно. А если б она осталась? Да наброси­лась на него? Ты бы и тогда ее не схватила?

ПЕТУХ. Вот-вот. Тогда-то как? А?

СОБАКА. Тогда?.. Гм, гм, гм... (Вздыхает). Ну что ж. Тогда б, вероятно, мне пришлось ее укусить. Как это ни гадко.

ПЕТУХ. Ура!

СОБАКА. Ведь мы должны защищать своих друзей. Так учил меня мой дядя Доберман-пинчер.

ПЕТУХ. Тогда я тоже твой друг. Навсегда, Мотя.

КОТ. А я? Если что, меня бы ты защитила? Ведь я тоже твой друг, хотя по паспорту я и кот.

СОБАКА. Тебя? Конечно.

КОТ. Спасибо. От всей небольшой кошачьей души.

СОБАКА. Да-а, и все же, как ни крути, но я — собака. И по паспорту и, немножечко, по душе. Потому что, оказывается, только на своем месте я могу быть полезной сразу для всех.

ПЕТУХ. Правильно!

КОТ. Лапу. Вполне с вами согласен.

СОБАКА. Одного не пойму. Раз я собака — значит, мне положен хозяин? Говорят, собака прежде всего — это друг человека.

ПЕТУХ. Да куд-куда хозяин тебе? Зачем? У тебя же теперь есть мы — петух и кот. И еще целая орава курей.

КОТ. К тому же, как гласит поговорка: была бы собака, а хозяин всегда найдется. Короче...

КОТ снимает табличку «Требуется собака» и вешает другую «Требуется хозяин». Он же запевает финальную песню, которую под­хватывают все остальные.

И не надо нам мудрить,

Сложного тут нету.

Должен всех петух будить

Утром на рассвете.

Должен кот мышей ловить,

А не спите на печке.

Дом собака сторожить

В будке у крылечка.

Каждый должен делать то,

Что умеет делать.

Будем вместе, и никто

Нас не одолеет!

Занавес.


129075, Москва, а/я № 2, тел. (095) 216 5995

Агентство напоминает: постановка пьесы возможна



только с письменного согласия автора

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Не хочу быть собакой

Скачать 188.54 Kb.