• Гегель, Г. В. Ф. //
  • Сорокин, П. А.
  • Земсков, В. Б.
  • Фромм, Э.
  • А.Б. ЖБАНКОВ, аспирант ОГИ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  • Methodological aspects of national safety



  • страница10/15
    Дата12.05.2017
    Размер3.31 Mb.

    Негосударственное образовательное


    1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15

    Примечания


    1. Московичи, С. Социальное представление : исторический взгляд / С. Московичи. // Психологический журнал. – 1995. – № 1. – С. 3.

    2. Кондаков, И. В. «Смута» эпохи «безвременья» в истории России / И.В. Кондаков. // Общественные науки и современность. – 2002. – № 4. – С. 57.

    3. Гегель, Г. В. Ф. // Энциклопедия философских наук. «Наука логики». – М., 1975. – Т. 1. – С. 238.

    4. Гуссерль, Э. Логические исследования. Картезианские размышления. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология. Кризис европейского человечества и философии. Философия как строгая наука / Э. Гуссерль. – Мн., 2000. – С. 481.

    5. Сорокин, П. А. Социальная и культурная динамика : исследование изменений в больших системах искусства, истины, этики, права и общественных отношений / П.А. Сорокин. – СПб., 2000. – С. 777.

    6. Сорокин, П. А. Человек. Цивилизация. Общество / П.А. Сорокин. – М., 1992. – С. 433.

    7. Захаров, А. В. Массовое общество и культура в России : социально-типологический анализ / А.В. Захаров. // Вопросы философии. – 2003. – № 9. – С. 14.

    8. Художественная жизнь современного общества. «Субкультуры и этносы в художественной жизни». – СПб., 1996. – Т. 1. – С. 19-25.

    9. Земсков, В. Б. Одноликий Янус. Пограничная эпоха – пограничное сознание / В.Б. Земсков. // Общественные науки и современность. – 2001. – № 6. – С. 132.

    10. Там же. – С. 133.

    11. Африканцы в странах Америки : негритянский компонент в формировании наций западного полушария. – М., 1987. – С. 107-226.

    12. Фромм, Э. Бегство от свободы. Человек для себя / Э. Фромм. – Мн., 2000. – С. 38.

    13. Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования / Д. Белл. – М., 1999. – С. 650.


    Рецензент: С.А. Мельниченко,

    канд. филос. наук, профессор ОГИ

    УДК 316.3
    А.Б. ЖБАНКОВ,

    аспирант ОГИ

    МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

    Автор рассматривает различные подходы к понятию «безопасность». Особенности его толкования официальной коммунистической идеологией в Советский период отечественной истории. Акцент в понимании «национальной безопасности» в современной Российской Федерации на безопасность народа как носителя суверенитета. Защита личности, общества и государства от терроризма как важнейшая часть национальных интересов в современном мире.

    Национальная безопасность. Государственная безопасность. Терроризм.

    Methodological aspects of national safety

    The author examines various approaches to concept «safety». Features of its interpretation by official communistic ideology during the Soviet period of a domestic history. Accent in understanding of «national safety» in the modern Russian Federation on safety of people as carrier of the sovereignty. Protection of the person, the society and the state against terrorism as the major part of national interests in the modern world.

    National safety. State security. Terrorism.

    К рассмотрению особенностей соотношения понятий «национальная безопасность» и «государственная безопасность» невозможно приступить без краткой характеристики такой важной социально-философской проблемы как безопасность.

    Абсолютное толкование безопасности предусматривает идеальную ситуацию, при которой отсутствует какая-либо опасность. Такой подход достаточно идеалистичен и вряд ли пригоден для объяснения явлений и событий повседневной жизни.

    В действительности практически всегда имеется возможность какого-либо негативного воздействия на личность, общество и государство, в результате которого может быть причинен определенный ущерб или вред, ухудшающий прежнее состояние, оказывающий негативное влияние на динамику развития. Следовательно, необходимо учитывать относительность понятия безопасность.

    В советский период в отечественной философской мысли господствовал подход, согласно которому социально-философское понятие «безопасность» рассматривалось как состояние защищенности. В рамках официальной коммунистической идеологии общепринятый подход к проблеме безопасности базировался на утверждении партийной историографии о том, что становление молодого советского государства проходило в крайне неблагоприятных условиях внешней агрессии и внутренней контрреволюции. Провозглашалось, что все силы партии, а значит, общества и государства, должны быть направлены на решение главной задачи – защиты советской власти.

    Первоочередной задачей, с необходимостью решения которой столкнулся Совет Народных Комиссаров практически сразу после захвата большевиками власти, стало обеспечение нормального функционирования государственного аппарата, который в революционных условиях оказался фактически полностью дезорганизованным и неработоспособным. Именно после обсуждения Совнаркомом 6(19) декабря 1917 года сообщения Военно-революционного комитета «О возможности забастовки служащих в правительственных учреждениях во всероссийском масштабе» было принято решение поручить Ф.Э. Дзержинскому «составить особую комиссию для выяснения возможности борьбы с такой забастовкой путем самых энергичных революционных мер, для выяснения способов подавления злостного саботажа»47. И такие способы были в кратчайшие сроки найдены – уже на следующий день постановлением Совнаркома была создана ВЧК.

    Безопасность тоталитарного государства невозможно представить себе иначе как государственную безопасность, понятие которой трактовалось весьма широко и включало в себя весь комплекс вопросов, направленных на обеспечение «диктатуры пролетариата» (во внутриполитической сфере) и достижение «окончательной победы над происками мировой контрреволюции» (во внешней политике).

    Как свидетельствует история, коммунистический режим уделял повышенное внимание борьбе с внутренними врагами. Уже в протоколе СНК о создании ВЧК перед ней была поставлена задача: «Пресекать и ликвидировать все контрреволюционные и саботажные попытки и действия по всей России, со стороны кого бы они ни исходили», используя в качестве одной из мер «опубликование списков врагов народа»48. В последующем среди врагов народа оказалось немало большевистских лидеров и самих чекистов, а общее количество жертв, понесенных народами СССР в результате красного террора, раскулачивания и политических репрессий сталинского режима сопоставимо с потерями от внешней агрессии.

    Отражением изменений приоритетов в сфере защиты и охраны безопасности государства явилось проведение многочисленных реформ и структурных преобразований в системе советских органов государственной безопасности, функции которых то расширялись, и данные органы сливались с органами внутренних дел, то вновь сокращались, и госбезопасность выделялась в самостоятельную структуру. Так, 3 февраля 1941 года Постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) «О разделении Наркомата внутренних дел СССР на два наркомата» на выделенный из состава НКВД СССР Народный комиссариат государственной безопасности было возложено выполнение следующих задач по обеспечению государственной безопасности: а) ведение разведывательной работы за границей; б) борьба с подрывной, шпионской, диверсионной, террористической деятельностью иностранных разведок внутри СССР; в) оперативная разработка и ликвидация остатков всяких антисоветских партий и контрреволюционных формирований среди различных слоев населения СССР, в системе промышленности, транспорта, связи, сельского хозяйства и пр.; г) охрана руководителей партии и правительства49.

    Однако на практике деятельность НКГБ решением перечисленных задач не ограничивалась. По нашему мнению, основной причиной расширительного толкования понятия «государственной безопасности» являлся тот факт, что определяющее влияние на всю деятельность советских органов государственной безопасности оказывал принцип руководящей роли коммунистической партии, которому чекисты неукоснительно следовали вплоть до ликвидации КГБ СССР. В результате имело место не простое усиление роли органов госбезопасности в системе партийно-государственных органов, – под контроль государства (партии) были взяты практически все стороны политической, экономической, социальной и общественной жизни страны. При этом зачастую перед органами ВЧК – ГПУ – ОГПУ – НКВД – НКГБ – МГБ – КГБ власть ставила такие задачи, проведение в жизнь которых требовало от чекистов выполнения несвойственных им функций.

    Активная деятельность репрессивной государственной машины, чрезмерное влияние органов госбезопасности на все сферы жизни общества являлось, как представляется, неотъемлемой чертой азиатского способа производства, предполагающего, в рамках экстенсивного пути развития экономики, реализацию масштабных проектов. Достижение высоких результатов развития советской экономики (индустриализация, развитие инфраструктуры, становление целых отраслей промышленности и т.д.) было бы невозможно без широкого использования труда заключенных в системе ГУЛАГА.

    Таким образом, хотя в разные годы советской власти в понятие «государственная безопасность» и вкладывался различный смысл, однако в целом понимание проблем безопасности оставалось в рамках охранительной парадигмы. В традициях данной парадигмы в Большой Советской Энциклопедии дано следующее понятие государственной безопасности: «охрана государственной безопасности, совокупность мер по защите существующего государственного и общественного строя, территориальной неприкосновенности и независимости государства от подрывной деятельности разведывательных и иных специальных служб враждебных государств, а также от противников существующего строя внутри страны»50.

    Поскольку главной целью государства провозглашалась охрана (защита) самого себя, существующего государственного строя от внешних и внутренних врагов, безопасность граждан и их объединений не представляла такой ценности, которая нуждается в сбережении и безопасное существование которой требует государственного участия. Чаще наблюдалось обратное – большинство социальных групп населения СССР рассматривалось правящим режимом в качестве основного источника угрозы «государственной безопасности».

    В советский период понятие «национальной безопасности», как правило, использовалось для характеристики враждебной по отношению к Советскому Союзу политики идеологического противника в лице империалистических государств Запада, поэтому данное понятие имело негативный, чуждый идеологическим установкам советской власти оттенок. Предельное расширение внешней и внутренней безопасности государства ставилось в вину правящим кругам империалистических государств. В то же время в стремлении к расширительному толкованию «государственной безопасности», понимание которой не слишком отличалось от осуждаемого и отвергаемого понятия «национальной безопасности» империалистических государств, СССР не уступал своим идеологическим противникам. Разница лишь в том, что для реализации своих экспансионистских целей во внешней политике советская империя использовала лозунги интернационализма и «братской помощи» народам всего мира, которая должна была способствовать проведению национально-освободи-тельного движения, укреплению влияния Советского Союза в мире.

    Таким образом, в рассматриваемый период понимание государственной безопасности было неразрывно связано с такими базовыми понятиями как «охрана» и «защита» от враждебных внутренних и внешних сил. Причем данный тандем подразумевал исключительно интересы государства, тогда как охрана и защита отдельных личностей и всего общества понималась только в контексте их связи с государством. По этой причине привычные понятия наполнялись особым смыслом и в ходу были не представления о личности как таковой, а представления об особой породе граждан – «советский гражданин». Вместо понятия общества использовалось вполне конкретное, со своими специфическими особенностями «советское общество», а философское осмысление понятия государства строилось на противопоставлении «советского государства» его антиподу государству «буржуазному», «империалистическому».

    В рамках господствовавшей парадигмы национальные интересы и угрозы национальной безопасности хоть и умалчивались, однако практически всегда подразумевались, невольно присутствовали в контексте. В частности, официальные источники так описывали цели агрессии фашистской Германии на СССР: «…гитлеровская Германия была избрана международной реакцией в качестве главного орудия в борьбе с Советским государством»51. Т.е. целью агрессии представлялось именно государство. Вместе с тем в действительности главный удар был направлен не на государство, поскольку «гитлеровцы понимали, что, не сокрушив великий и могучий русский народ, они никогда не добьются своих целей»52. Фашистами «намечалась целая система мер, направленных на постепенное духовное и физической вырождение русской нации, на подрыв «биологической силы народа»53. В результате делался справедливый вывод о том, что «советский народ вынужден был взяться за оружие, чтобы защищать себя, спасти жизнь своих детей, отстоять свое право на независимое политическое и национальное существование, сохранить великие завоевания социалистической революции»54. Т.е. на полях сражений решались вопросы безопасности, в первую очередь, личности (бойцы шли на смерть во имя будущего своих детей и близких), общества (ради обеспечения права на суверенное существование нации) и лишь затем государства. В жизни всегда происходит именно так, а не иначе.

    Становление новой демократической России обусловило отказ от охранительной парадигмы в понимании проблем безопасности. Проведение демократических преобразований в общественно-политической сфере и либеральных экономических реформ способствовало тому, что на смену господствовавшему в советское время понятию «государственной безопасности» для характеристики широкого спектра проблем не только государства, но и всего общества, каждой отдельной личности пришло понятие «национальная безопасность».

    В 90-е годы XX века под безопасностью стали понимать «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз»55. В свою очередь жизненно важные интересы определяются как совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства. Как видно, обеспечение безопасности не сводится только к функции защиты, реализация которой является прерогативой правоохранительных органов, имеющих прямое либо косвенное отношение к обеспечению безопасности личности, общества и государства.

    В современных условиях «государство оценивается как находящееся в состоянии безопасности, если оно не приносит в жертву свои национальные интересы и, ориентируясь на собственные национальные цели, способно отстоять их путем политических, экономических, социально-психологических, военных и других действий»56. В этой связи весьма актуальным является формирование и реализация политики, адекватной объективному месту и роли России в мировом сообществе и реальным угрозам ее национальным интересам и безопасности.

    В состоянии безопасности государство находится только тогда, когда «его социально-экономическое устройство позволяет на социально приемлемом уровне удовлетворять потребности его граждан и всего общества и государству не приходится приносить в жертву базовые национальные ценности и интересы»57.

    Современная система взглядов на обеспечение в Российской Федерации безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности нашла свое отражение в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, в которой сформулированы важнейшие направления государственной политики России. В Концепции под национальной безопасностью Российской Федерации понимается безопасность ее многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации.

    Концепцию национальной безопасности РФ определяет триада социальных институтов: безопасность личности, безопасность общества и безопасность государства. Ориентированная на социальные ценности, она содержит в себе множество интересов и аккумулирует различные меры предотвращения ущерба этим интересам, а также разные представления об угрозах личности, обществу и государству и их последствиях. Поэтому обеспечение национальной безопасности России не возможно иначе, как пу­тем совместной целенаправленной деятельности государственных и общественных институтов, а также граждан, принимающих участие в выявлении, предупреждении различных угроз безопасности и в противо­действии им. Данное обстоятельство является обязательным и непременным условием эффектив­ной защиты национальных интересов Российской Федерации.

    Национальные интересы России определены в Концепции как совокупность сбалансированных интересов личности, общества и государства в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах. При этом интересы личности состоят в реализации конституционных прав и свобод, в обеспечении личной безопасности, в повышении качества и уровня жизни, в физическом, духовном и интеллектуальном развитии человека и гражданина. К интересам общества отнесено упрочение демократии, создание правового, социального государства, достижение и поддержание общественного согласия, духовное обновление России. Интересы государства – незыблемость конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности России, политическая, экономическая и социальная стабильность, безусловное обеспечение законности и поддержание правопорядка, развитие равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества58.

    Как представляется, в XXI веке национальная безопасность России подразумевает общенациональный интерес в сохранении национальных духовных, культурных ценностей, исторических корней и традиций народов нашей страны. Идея национальной безопасности рождена прагматическим общественным сознанием и является жизненно необходимой для существования и развития общества и человека.

    Для получения поддержки своих действий со стороны населения государство должно использовать такие методы, которые формируют у людей убеждение в том, что они позволяют достаточно эффективно и справедливо решать проблемы безопасности в политической, социально-экономической, информационной, духовной сферах. О значении сохранения и развития духовной жизни народов России в 2007 году Президент РФ заявил в Послании к Федеральному Собранию: «Духовное единство народа и объединяющие нас моральные ценности – это такой же важный фактор развития, как политическая и экономическая стабильность. Убежден, общество лишь тогда способно ставить и решать масштабные национальные задачи, когда у него есть общая система нравственных ориентиров, когда в стране хранят уважение к родному языку, к самобытной культуре и к самобытным культурным ценностям, к памяти своих предков, к каждой странице нашей отечественной истории»59.

    Идея, совокупность взглядов, структура научных, общественных и государственных организаций, входящих в понятие «национальной безопасности России», претендуют на роль объединяющей силы, которая обеспечивает единство многонационального, социально разнородного российского общества. Понятие национальной безопасности объединяет разные политические движения, которые по-разному подходят к данной идее, неодинаково видят в ней не цель, а средство достижения более узких общественных и партийных интересов.

    В современных условиях понятие «государственная безопасность» целесообразно рассматривать как сбережение и охрану, закрытость и секретность всего того, что полезно защищать от урона стране и вреда, если этими знаниями завладеют враждебные силы.

    Безусловно, по своему содержанию и объему понятие «государственная безопасность» является составной частью общего понятия «национальная безопасность». Поэтому угрозы национальной безопасности в международной, военной и других сферах, в полной мере следует относить и применительно к российскому государству, всем его институтам, в той или иной степени обеспечивающим государственную безопасность. Не случайно, в Концепции национальной безопасности важным фактором, способствующим обеспечению национальной безопасности Российской Федерации, названо укрепление российской государственности, совершенствование федеративных отношений и местного самоуправления60.

    Вместе с тем на волне либерализации произошел отказ от использования понятия «органы государственной безопасности» применительно к российским спецслужбам. Однако, несмотря на это, в системе федеральных органов исполнительной власти важная роль в обеспечении государственной безопасности, отводится органам федеральной службы безопасности, на которые возложены обязанности обеспечения безопасности: силовых структур, федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ. Органы ФСБ России также решают весь комплекс проблем, связанных с разработкой и реализацией мер по защите сведений, составляющих государственную тайну, осуществлению контроля за обеспечением сохранности данных сведений в государственных органах, воинских формированиях, на предприятиях, в учреждениях и организациях независимо от форм собственности, а также допуск граждан к сведениям, составляющим государственную тайну61. Другими словами, и в настоящее время обеспечение государственной безопасности относится к числу приоритетных вопросов деятельности органов ФСБ России.

    В качестве стержневого понятия, вокруг которого целесообразно формулировать смысловое содержание государственной безопасности, по нашему мнению, необходимо рассматривать понятие «государственной тайны». Государственная тайна – защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации62. При этом не следует допускать, как это было в советский период, излишне расширительного толкования данного понятия, ведь российский законодатель не только четко определил, но и существенно ограничил перечень сведений, составляющих государственную тайну.

    Однако сводить государственную безопасность только к защите секретной информации и носителей сведений, составляющих государственную тайну, было бы не правильно. В условиях становления информационного общества, для которого характерно бурное развитие и внедрение в повседневную жизнь самых передовых информационных технологий, причинить существенный вред интересам обеспечения безопасности Российской Федерации может бесконтрольное распространение персональных данных. Т.е. любой информации, относящейся к определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу (субъекту персональных данных)63. Завладение персональными данными отдельных граждан (групп граждан) РФ может быть использовано враждебными силами в целях проведения деятельности, формирующей угрозы безопасности личности, обществу и государству. Например, угрозу безопасности государству создает доступ представителей (членов и пособников) террористических организаций к персональным данным в целях планирования и подготовки террористических акций на территории Российской Федерации.

    В настоящее время понятие безопасность становится основным и смыслосодержащим, а его составляющее «национальная безопасность» показывает направленность деятельности, одновременно характеризуя объект этой деятельности. При этом важно понимать, что в человеческом сознании безопасность «вообще» не существует, она всегда предметна. Человек либо чувствует себя относительно благополучно и безопасно, либо нет. Т.е. имеет место субъективная оценка человеком его состояния в связи с угрозами извне. От того, как именно личность воспринимает окружающий ее мир, во многом зависит внешняя и внутренняя политика демократического государства.

    В современном мире защита личности, общества и государства от терроризма, в том числе международного, являются важнейшими составляющими национальных интересов России. Обострившаяся угроза терроризма прямо либо косвенно влияет на внешнюю и внутреннюю политику многих государств. В последние годы в России и за рубежом немало примеров, когда те или иные действия властей обосновываются и оправдываются интересами безопасности. Так, после терактов 11 сентября во внутренней политике США именно потребностями национальной безопасности и необходимостью ее усиления обосновывались требования Белого Дома о расширении прав и полномочий ЦРУ, ФБР и других правоохранительных и карательных органов. Стремясь реализовать реваншистские настроения, царящие в американском обществе, США стали проводить агрессивную внешнюю политику: Вашингтон осуществил вторжение в Афганистан и без санкции Совета Безопасности ООН – военную агрессию в отношении суверенного Ирака.

    Борьба с терроризмом являет­ся одной из самых проблемных задач обеспечения национальной безопас­ности, поскольку ее решение сопряжено со сложностью искоренения не только самого явления терроризма, но и социальных условий и предпосы­лок, которые непосредственно способствуют его возникновению и культи­вированию. Обеспечение национальной безопасности в современных условиях становится задачей не только соответствующих правоохранительных структур, но и других субъектов политической системы России, представляющих социальную самоорганизацию ее общества. Все большее значение приобретает негосударственная система обеспечения безопасности, в основу которой положен принцип равновесия государственных и общественных интересов.

    Современный терроризм уже не является актом возмездия против конкретного деятеля, олицетворяющего неугодную идею или позицию, а становится формой устрашения и деморализации населения, оказывая мощное воздействие на состояние коллективного бессознательного. Целью терроризма стал духовно-творческий потенциал нации как определяющий фактор развития общества. Его характерной чертой является большое число пособников, так или иначе соучаствующих в террористических актах, но идеологически не связанных с террором. Ведущим мотивом соучастия в терроризме является материальные причины, что свидетельствует не только о бедности, но и о крайней ограниченности используемых способов ее преодоления.

    Помимо террористической угрозы, бедность широких слоев российского населения формирует и другие угрозы безопасности. В частности, данный фактор оказывает негативное влияние на развитие межнациональных отношений в нашей стране. Поэтому для достижения приемлемого уровня безопасности, как и в борьбе с терроризмом, усилий одного государства недостаточно. Вмешиваться и контролировать все сферы жизнедеятельности, которые в большей или меньшей степени оказывают влияние на обстановку в сфере межнациональных отношений в стране, государство не в состоянии. Наряду с государственными органами, деятельно участвовать в поддержании стабильности в данной сфере должно российского общество, каждый отдельный человек, от которого в решающей степени зависит не только его личная безопасность, но и безопасность общества и государства в целом.

    Приведенными выше примерами недостаточность действий государственных институтов, направленных на выявление причин и условий, приводящих к формированию угроз национальным интересам в различных сферах жизнедеятельности, ликвидации последствий воздействия негативных факторов на личность, общество и государство, не ограничивается. Необходимость совместных усилий со стороны личности, общества и государства распространяется практически на все элементы, составляющие понятие «национальной безопасности» Российской Федерации.

    «Современная стратегия национальной безопасности России имеет тенденцию к защите фундаментальных ценностей общества, составляющих его основу, эффек­тивному развитию отечественной экономики и обороноспособности страны, совершенствованию функционирования исполнительной власти, упрочению институтов гражданского общества и демократии»64. Для обеспечения национальной безопасности в различных сферах жизнедеятельности требуется совместные целенаправленные усилия как со стороны государственных, так и общественных институтов, а также граждан, которые, как представляется, должны активнее участвовать в выявлении и предупреждении угроз безопасности, выработке возможных мер противодействия данным угрозам.

    Национальная безопасность России есть необходимое условие стабильности общества. Общество становится более стабильным, когда оно обеспечивает допуск каждого гражданина к открытой информации, распространяемой с помощью средств, передающих ее в момент совершения события или явления. Такая информация наиболее правдива, открыта, доступна, поэтому наиболее убедительна. С помощью телевидения все мы узнаем и оцениваем события не только в своей стране, но и за рубежом, становясь очевидцами данных событий. В XXI веке такие средства массовой информации как телевидение и Интернет оказывают, и будут оказывать в дальнейшем, огромное влияние на персонификацию внутренней и внешней политики и политиков, участвующих в реализации национальной безопасности.

    Комплекс мер по национальной безопасности есть олицетворение идеологии российского возрождения, которая впитает в себя исторические корни и традиции русского народа, опыт западных цивилизаций, идеи общества социальной справедливости, свободы и равенства.

    Для формирования действующей национальной идеологии, объединяющей Россию и определяющей ее перспективы, будущее нации принципиально важно не отбрасывать то один, то другой кусок исторического развития, а смело вовлекать в информационный оборот все то положительное, что нашло отражение в историческом сознании народа. Главное условие всестороннего творчества и полнокровной жизни человека – свобода, а сильное государство есть страж и гарант этой свободы. В этом и заключается суть нашей заботы о национальной безопасности России.
    Рецензент: О.В. Волох,

    д.полит.н., проф. ОГИ


    УДК: 330. 342.146: 364. 22 (477)

    1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Негосударственное образовательное