• РАЗДЕЛ V Научная жизнь РЕЦЕНЗИИ УДК 821.161.1 А.Э. ЕРЕМЕЕВ, д-р филол. наук, профессор
  • PART I. STATE, POLITICS, GOVERNANCE …….…….……..........
  • PART II. ECONOMICS, CADRES, PERSONNEL …………………
  • PART III. SOCIOLOGY, PSYCHOLOGY, PEDAGOGY …………..
  • PART IV. STUDY OF LITERATURE, JOURNALISM ……………
  • PART V. INFORMATION TECHNOLOGIES IN EDUCATION ….



  • страница14/15
    Дата12.05.2017
    Размер3.31 Mb.

    Негосударственное образовательное


    1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15

    Библиографический список


    1. Проект Национальной программы космического образования.

    2. Цели и задачи национальной программы космического образования России / О.М. Алифанов [и др.] // Полет. – 2000. – № 5.

    3. Гершунский, Б. С. Философия образования для XXI века. (В поисках практико-ориентированных образовательных концепций) / Б.С. Гершунский. – М. : Изд-во «Совершенство», 1998. – 608 с.

    4. Субетто, А. И. Социогенетика : системогенетика, общественный интеллект, образовательная генетика и мировое развитие (интегративный синтез) / А.И. Субетто. – М. : Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, 1994. – 168 с.

    5. Казначеев, В. П. Здоровье нации, просвещение, образование / В.П. Казначеев. – Москва – Кострома : Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов ; Костромской государственный педагогический университет, 1996. – 248 с.

    6. Формирование ежегодного доклада «Качество высшего образования в России : состояние, тенденции, перспективы» на базе комплексного мониторингового исследования / под ред. Н.А. Селезневой, А.И. Субетто. – М. : Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, 1998. – Ч. I – 45 с.

    7. Проект Федерально-региональной программы развития аэрокосмического образования. – М. : МАИ, 2002.

    8. Проект Федерально-региональной программы воспроизводства научных и научно-педагогических кадров для авиационной и ракетно-космической промышленности. – М. : МАИ, 2002.

    Рецензент: В.И. Трушляков,

    д-р техн. наук, профессор ОГИ
    РАЗДЕЛ V

    Научная жизнь

    РЕЦЕНЗИИ


    УДК 821.161.1
    А.Э. ЕРЕМЕЕВ,

    д-р филол. наук, профессор

    НОВЫЕ ПОДХОДЫ К ОСМЫСЛЕНИЮ МИРОТВОРЧЕСТВА
    В РУССКОЙ КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ


    Рецензия на книгу Л.А. Ходанен «Миф в творчестве русских романтиков». – Томск, Изд-во Томского государственного университета, 2000. – 320 с.

    Монография Л.А. Ходанен посвящена месту и роли мифа в творчестве русских романтиков. В книге впервые систематически на материале эстетических трудов, литературно-художественной критики конца XVIII – первой трети XIX веков, поэзии и прозы рассматривается эстетика и поэтика мифа, который формировался в русской литературе в процессе освоения трудов отцов Церкви, национального фольклора и был потенцирован философскими идеями Шеллинга, Гегеля и других немецких романтиков.

    На огромном литературном поле художественных произведений В.А. Жуковского, А.С. Пушкина, К.Н. Батюшкова, П.А. Вяземского, А.А. Дельвига, В.К. Кюхельбекера, А.И. Одоевского, Н.В. Гоголя, М.Ю. Лермонтова в монографии изучаются особенности трансформации мифа в художественную структуру произведений, что уже само по себе представляет определенную новизну и актуальность.

    Несколько десятилетий в нашей академической вузовской науке отсутствовало должное внимание к проблеме мифа в творчестве русских писателей, ибо изучение этой проблемы до последнего времени было затруднено среди прочих причин и тем, что наша официальная наука большей частью находилась в плену «прогрессивной» логики, идеологических штампов, наконец, атеистического учения. Отсюда ставшее привычным и более незаметным искажение общего пафоса, порядка и направленности идейно-творческой деятельности писателей, поэтов, эстетиков прошлого.

    В настоящее время создались все предпосылки для спокойного и освобожденного от спекулятивных подмен изучения мифа в творчестве русских романтиков. Именно в романтизме возникает широкое обращение к христианским текстам, к ветхозаветным мотивам, где по определению исследовательницы «главной стала, по сравнению с духовной поэзией XVIII века, личностная позиция поэта, – именно романтизм создает миф о божественной природе поэтического слова в контексте постижения вечных истин христианства» (с. 1).

    «Завершить» мир произведения, иначе говоря, создать границы жизни героя и смысла этой жизни возможно только с «внежизненной» позиции, находясь в совершенно ином «плане бытия», – эту функцию и выполняет миф в структуре художественного произведения. «Внежизненная активность» автора-творца по отношению к герою (героям), его особая заинтересованность в нем подобны, по мнению М.М. Бахтина, отношению Бога к человеку (в трактовке христианской религиозной философии). Изнутри земной человеческой жизни нельзя увидеть ее итоги – ни фактические, ни смысловые, но извне ее, в абсолютном сознании, эти итоги уже наличествуют, так что возможно любовное созерцание становящейся жизни как уже совершившейся. Согласно мифу, божественные деяния впервые создают сакральное время, которое тем самым неотделимо от наполняющих его событий. Исходя из этого, сакральное время может быть воссоздано в структуре художественного произведения путем «соучастия» в событии во время его совершения, но не передано «в готовом виде» дистанцирующимся от него повествованием.

    Главный признак мифа в структуре художественного произведения, как видится из осмыслений Л.А. Ходанен, не наличие в произведении определенных (общественных) мифологических персонажей и сюжетных мотивов, а создаваемая художественной структурой возможность превращения всего сиюминутного, эмпирически или исторически реального в мире и человеке в отражение и воспроизведение вечных прообразов.

    Методологически верными и значимыми замечаниями, на которых базируются историко-литературные осмысления исследователя, являются мысли, из которых можно сделать заключение, что система варьирования архетипических образов и мотивов, а также архаических пластов семантики слова в литературном произведении открывает в точках непрерывно меняющегося эмпирического времени область вневременного настоящего и придает всему современному глубинный и неумирающий смысл, укрупняет масштаб изображения, создает неколебимую нравственную меру. Романтики начала XIX века, как мы видим из глубоко продуманных мыслей автора, впервые в русской литературе с помощью введения в текст произведения «мифа» начинают выявлять важные тенденции современной действительности, тем самым автор-творец в их произведениях предстает не как замкнутое сознание, а как некий отвердевший взгляд на «нечто», как субъект собственной деятельности в плане постижения бытия. Таким образом, можно сделать вывод, что методологическая база книги весьма основательна, и тем самым дает возможность исследовательнице произвести весьма глубокий историко-литературный анализ.

    Несомненное достоинство монографии, ее актуальная новизна в историко-литературном плане заключается в том, что автор восполняет существенные пробелы, направляет свое внимание на изучение типологии романтических мифов в связи с изучением мифологических форм: мифы о музе и пророке; широко осмысляется историко-героическая мифология, гипнология, демонология, – тем самым выявляются централизующие основы формирования мифопоэтической картины мира в русском романтизме первой трети XIX в.

    Автор восполняет существенные пробелы, направляет свое внимание к малоизученным или вовсе не исследованным сторонам изучения мифа в творчестве русских романтиков, стремится прозреть внимание писателей изучаемого периода непосредственно к архаическим структурам национального мифа и в составе фольклорной традиции. В центре работы оказывается миф как эстетическая категория и как элемент поэтики в творчестве русских романтиков. Успешное решение поставленной задачи позволяет Л.А. Ходанен не только всесторонне уяснить роль мифа в поэтической системе русского романтизма, но и по-новому осмыслить теорию мифа в эстетике и литературной критике 1810-1830-х гг., восполнить мифопоэтическую картину русского романтизма в ее целостности, по-новому осознать масштаб влияния мифа как формы художественного мышления, его органичности романтической эстетики, прозреть его доминанту в творческом процессе А.С. Пушкина, В.А. Озерова, Е.А. Баратынского, М.Ю. Лермонтова, К.Н. Батюшкова, А.А. Дельвига, А.И. Одоевского, Н.В. Гоголя, О.М. Сомова и др. При этом, что весьма ценно, соискательница опирается в своей методологии исследования мифологии на историко-литературный и типологический подходы, а в изучении конкретных произведений, содержащих трансформированные авторами мифологические структуры, использует структурно-семиотический анализ, герменевтические и этногерменевтические наблюдения. Изучение функционирования мифа в структуре художественных текстов было проведено с точки зрения исторической поэтики, что, в свою очередь, потребовало изучения жизни мифа в последующих эпохах с применением культурологического анализа.

    Стремление к подобному синтезу дает возможность исследовательнице «увидеть миф как системный, структурообразующий элемент формы художественного мира, созданного русскими романтиками, в развитии которого выразилось своеобразие романтического художественного мышления, сочетающего трансцендентную, персоналистическую устремленность в сферы жизни духа, и универсализм, тяготеющий к открытию «бесконечного в конечном».

    В монографическом анализе концептуальной совокупности осмысления мифа в творчестве русских романтиков следует особо выделить разделы, посвященные проблеме «гения» и вдохновения в русской эстетической мысли 1820–1830-х годов, а также осмысление споров о народности в русской критике и развития мифологии и фольклора. В этой связи продуктивным и интересным представляется анализ эстетических трактатов любомудров Д.В. Веневитинова, В.П. Титова, АС. Хомякова, С.П. Шевырева и др. По мысли исследовательницы «русская романтическая поэзия создает свою мифологию поэзии, основой которой является жизнь романтической души поэта-творца. В ее развитии будут использованы мифологические мотивы, мифологическая символика античности и христианства». В мифах отразился поиск новых идеалов, обращение к проблемам развития внутренней духовной жизни личности, стремление выработать новое миросозерцание, осознать новые цели общественной жизни 1820–1830-х годов. Эстетический идеализм и натурфилософия Шеллинга, по справедливому замечанию автора, больше всего отвечали этим настроениям. Русская культура выбрала путь самопознания личности и проникновения в сущность природы, дающей возможность индивиду спроецировать эти духовно-философские искания на практическую деятельность. Литература и эстетическая мысль переживают в этот период своеобразную эволюцию, интеллектуализируются, чему немало способствовал философский способ мышления. Именно в области литературы и эстетики осуществляются в русской культуре поиски возможностей целостного проявления личности. «Поэзия и философия – вот душа сущего», – пишет в этот период Н.В. Станкевич. Трудно не согласиться с мыслью Л.А. Ходанен, что именно в «русском романтизме формируется философская эстетика, в которой представление о прекрасном, концепция поэтического вдохновения синтезирует на национальной почве идеи романтической науки об искусстве. В области формирования романтической мифологии это сказалось в освоении новых мифологических сюжетов, а в развитии темы поэтического творчества – в создании новых мифопоэтических форм».

    Действительно, интерес к мифологическим теориям античности и нового времени создавал эстетический контекст исканиям русских романтиков в области мифотворчества и мифологии искусства. Как аргументированно доказывает исследовательница, романтический миф о вдохновении проходит в русской эстетике 1820–1830-х годов свое развитие и глубоко осваивается русскими романтиками. Они создадут целый ряд повестей о творческой личности, в основу которых ляжет романтический миф божественного озарения, встречи с божественным идеалом. В этом плане круг осмысляемых в могорафии писателей и эстетиков можно было бы продолжить следующими именами и произведениями, это: «Владимир Паренский» Д.В. Веневитинова (1827), «Две жизни» (1832), «Остров» (1838) И.В. Киреевского, «Несколько мгновений из жизни графа Z***» (1834) Н.В. Станкевича, «Разговор о возможности найти единый закон для изящного» С.П. Шевырева, «Rapsodia Sonatina» И. Срезневского. Впрочем, нельзя объять необъятное, и тот круг произведений, который представлен в исследовании, вполне дает возможность согласиться с очень весомыми аргументами автора, а наши дополнения подтверждают справедливость выводов Л.А. Ходанен.

    Следует только заметить, что мифологические мотивы в этот период проявились не только в создании образа поэта-гения, но и в целом способствовали изображению «универсума». Это универсальный образ XIX столетия в «Русских ночах», наука и техника будущего в повести «4338-й год» В.Ф. Одоевского; это жизнь фантастической колонии греков в утопии И.В.Киреевского «Остров», это произведения А.И. Герцена, в частности «3 августа 1833» и «Вильям Пен», где Пен собирается в Новом Свете заложить основы «нового мира», основы идеального общественного строя.

    Несомненная заслуга соискательницы заключается и в том, что Л.А. Ходанен в свою активную аналитическую орбиту внедряет другой значительный источник, питавший романтическую концепцию мифа в русском художественно-эстетическим сознании первой трети XIX века – просветительскую традицию изучения национальных культур, исторических периодов в развитии цивилизации, отталкивающуюся в первую очередь от идей Гердера.

    Произведя тщательное изучение двух направлений в исследовании народной культуры (фольклора и мифологии) – академического и литературного, а также литературно-критического и художественного творчества Н.М. Карамзина, В.А. Жуковского, А.С. Кайсарова, О.М. Сомова, В.К. Кюхельбекера, Л.А. Ходанен выявляет специфику романтической концепции мифологии в русской критике и литературе 1820–1830-х годов, которая выражалась в спорах о «народности». В воплощении именно этого требования к современной литературе автор усматривает вектор осваивания сменяющихся научных концепций мифа и славянской мифологии (славянской, славяно-русской мифологии, народоведческого фольклорно-мифологического комплекса), – именно благодаря этим масштабным осмыслениям открывался путь к духовному космосу европейской и национальной культуры, классической и библейско-христианской, фольклорной и литературной, древней и новой.

    Несомненная заслуга ученого заключается и в том, что отдельные произведения А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, К.Н. Батюшкова, А.А. Дельвига, Н.В. Гоголя рассматриваются в контексте общих тенденций развития мифопоэтики русского романтизма 1820–30 х гг., который вписывается в непосредственную динамику историко-литературного процесса. Это позволяет Л.А.Ходанен, с одной стороны, весомее оценить произведения, содержащие отчетливый мифопоэтический уровень в своей художественной структуре, а с другой – отчетливее уяснить типологические закономерности уникальной мифопоэтики русской литературы.

    Для полнокровного изучения развития мифологии в творчестве русских романтиков на материале произведений 1820–1830-х годов, содержащих отчетливую мифопоэтическую парадигму, Л.А. Ходанен подвергла детальному историко-литературному анализу, вкупе с типологическим, наиболее значимые «мифы» о поэте-гении, героический миф, миф о силе слова, «аркадские мифы», «скульптурный» миф, историко-героическую мифологию, романтическую гипнологию, демонологию.

    На таком фоне, а также обращаясь к фактам усвоения русской поэзией эстетики немецкого романтизма и философии искусства Шеллинга, автор определяет новое понимание в национальной поэзии природы искусства как высшей формы интуитивно-интеллек-туальной деятельности, на основе которой формируется новая мифология искусства, а пальму первенства в ведении мифа о поэте среди романтиков отдает В.А. Жуковскому.

    Аргументированно осмысляя динамику развития мифа о поэте-творце от классического античного мифа о любимце Аполлона и муз к углубленному драматическому образу Пророка, навеянному библейскими мотивами в творчестве А.С. Пушкина, и, далее, заключая наблюдения над образом поэта уже в творчестве М.Ю.Лермонтова и выявляя у последнего в его поэзии трагический пафос, Л.А. Ходанен справедливо делает вывод, что «романтическая концепция поэта-пророка значительно усложнилась, в нее вошли не только ветхозаветно-христианские мифы о древних пророках, о псалмопевце Давиде, уже освоенные романтизмом, но и новые вариации архаических основ, которые связаны с историко-культурным и современным конкретным наполнением».



    Автор анализирует знаменитое послание Пушкина «Моему Аристарху» (1815), обращенное к Н.Ф. Кошанскому, в котором «сгущена мифологическая лексика, упоминание муз, харит, Феба-Аполлона, но эта лирическая ситуация почти всегда разрушается, неизменно оборачиваясь игрой, иронической улыбкой, шуткой над святостью поэтического горения». Именно «муза» «первоначально была «героиней» лицейской поэзии Пушкина, пришедшей к нему из французской «легкой поэзии» и анакреонтики, которыми поэт увлекался в эти годы». Сюда же исследовательница относит и другие стихотворения этого периода: «Мечтатель», «Послание к Юдину». Это заключение исследовательницы наталкивает на определенные размышления. Достаточно вспомнить известную статью И.В. Киреевского «Нечто о характере поэзии Пушкина» (1828), в которой молодой критик, характеризуя первый период творчества Пушкина, писал: «Сладость Парни, непринужденное и легкое остроумие, нежность, чистота отделки, свойственная характеру французской школы, соединились здесь с роскошью, с изобилием жизни и свободою» (подчеркнуто нами – А.Е.). Именно в изобилии жизненных сил и свободе поэтического творчества поэта кроется неприятие позиции Кошанского; это своеобразный диалог Моцарта и Сальери. На первый взгляд, ранние произведения Пушкина определяет французская культура poesie fugitive, молодость, влекущая к чувственным наслаждениям. Но так ли это, из чего же тогда вырастает Пушкин-философ, национальный гений? Кажется, вся гамма чувств обычно персонифицируется по классицистическому канону (Венера, Эрот, Вакх), условны и поэтические имена (Делия, Лила, Хлоя и т.п.). Все в первом чтении условно и представляет аллегорию молодости и свежести чувств. Характеристика, применяемая Пушкиным в его ранних стихах, это – поэтическая маска не просто философа-ленивца, но «монаха», «чернеца», «расстриги». В послании «Моему Аристарху», которое составляет единое поле с посланием «К другу стихотворцу», перед читателем предстает единый диалог, в котором сначала учитель-ритор назидает неопытного, но убежденного в своей одаренности «ученика», а затем «ученик», обретший свой «голос» в поэзии, отвечает «грозному Аристарху». Именно в этот период Пушкин-лицеист обращается к истинному учителю в послании «К Жуковскому» (1816), здесь его душа уже устремлена к «священному» диалогу с учителем-поэтом (он внутренне противополагается диалогу с учителем-ритором). В этом «противоположении» и рождается соотнесенность, цикличность этих стихотворений, отсюда и возникает определенная серьезность, драматичность стихотворения «Моему Аристарху», прозревается «феномен возникновения поэта», где мифопоэтика, конечно же, играет не заглавную роль, и именно она свидетельствует, что лицейская лирика – это не столько ученический этап в творчестве Пушкина, сколько особый период рождения гениального пушкинского сознания, согласно которому юный поэт не следует за логикой чужого художественного мышления, не подражает изначально, а преображает «чужое» в «свое». Впрочем, анализ поэтического «начала» Пушкина-поэта логично приводит исследовательницу к справедливой мысли, что это было «движением Пушкина от классического мифа о певце к христианско-православному мифу о поэте-пророке».

    Важность и ценность исследования Л.А. Ходанен заключается и в том, что оно полезно для уточнения личностной и творческой типологии таких разных деятелей русской литературы, как только что упомянутые Пушкин, Жуковский, Лермонтов, как А.И. Одоевский, О.М. Сомов, П.А. Катенин, В.К. Кюхельбекер, К.Н. Батюшков, А.А. Дельвиг, П.А. Вя-земский, Н.В.Гоголь и другие. В книге в целом усматривается как бы тройное освещение, что придает ей методологическую полноту и бесспорную научную весомость.

    Анализ развития романтической эстетики мифа, мифотворчества оказывается в результате проделанных изысканий необходимым не только для уяснения его собственного самостоятельного значения, но и для выявления не всегда замеченных сторон как в деятельности конкретных писателей и поэтов первой трети XIX века, так и в историко-литературном процессе в целом (формирование национальной мифологии, тесно связанной с освоением традиции фольклорного эпоса, древнерусской литературы, использование мифологем из библейско-христианских текстов, создание крупных жанровых форм). Эти формы, по верному выводу ученого, «создавали универсальный мир романтической мифологии во всей его полноте и многообразии, включавшей язычество, античное и славянское, и библейско-христианскую мифологию. Свобода и фантазия, «народность» и «местность» как основополагающие эстетические принципы создания романтической мифологии давали возможность ведущим русским романтикам выйти в духовный космос национальной и европейской культур в единстве прошлого и настоящего».

    Таким образом, есть все основания заключить, что монография Л.А. Ходанен «Миф в творчестве русских романтиков», – весьма нужное, своевременное и плодотворное синтетическое исследование. Автору удалось с помощью обильного и одновременно тщательно выверенного фактического материала соединить теоретический и историко-литературный анализ, прозреть важнейшие эстетические и поэтические достижения русских романтиков, родовую и жанровую перспективу развития отечественной литературы не только первой трети XIX века, но и определить магистральные пути развития русской литературы в целом.



    РЕЦЕНЗИЯ на учебное пособие Р.Р. Неймана «Проблемы аудита и контроллинга персонала (управленческий подход)» – 2-е изд., перераб. и доп. – Омск : Изд-во НОУ ВПО «ОГИ», 2007. – 316 с. – ISBN 978-5-98566-037-1.

    Книга Р.Р. Неймана описывает актуальные проблемы менеджмента персонала, причем автор не компилирует материалы известных учебных пособий по персонал-менеджменту российских и зарубежных ученых, которыми изобилует книжный рынок, а преподносит материал с принципиально новым видением решения проблемы управления рабочей силой. Квинтэссенцией изложения материала стала теория автора о возможностях инструментария аудита и контроллинга на рынке труда.

    Учебное пособие «Проблемы аудита и контроллинга персонала» подготовлено по дисциплине, которая появилась в Государственном образовательном стандарте второго поколения и чаще всего является спецкурсом или курсом по выбору. Однако, как показывает практика, студенты и слушатели магистратуры и системы повышения квалификации проявляют большой интерес к современным возможностям управленческого консалтинга. Пособие особенно востребовано при обучении корпоративных клиентов, так как и контроллинг, и бюджетирование в области работы с человеческими ресурсами особенно важны для работников крупных хозяйственных организаций.

    Книга по форме является учебным пособием, состоит из восьми глав, в конце приведен глоссарий для контрольно-развивающегося теста; после каждой главы приведены вопросы и задания для углубленного самостоятельного изучения. Привлечен богатый иллюстративный, статистический материал.

    Контроллинг, как самостоятельная подфункция управления, стал выделяться в период технологической революции (50–80-е года двадцатого века). В России активно издавались переводные работы, в которых излагалась как теория, так и практика этой работы. Однако прямое использование опыта индустриально развитых стран в этой области весьма затруднительно из-за различий организации управления на предприятиях и особенностей экономического механизма. В конце XX и в начале XXI века стали публиковаться работы российских авторов. Их еще относительно немного, кроме того, большинство из них являются не «продвинутым», а начальным курсом.

    Широта ожидаемой аудитории книги определяется новаторским раскрытием проблем управления трудом. Данная книга выгодно отличается от ранее опубликованных рядом положений. Во-первых, она дает исторический аспект формирования контроллинга, органически увязывая его с развитием предпринимательства, что очень важно, особенно если автор опирается на координационную, управленческую концепции контроллинга. Во-вторых, в книге органически увязываются позиции прогрессивных зарубежных школ и положения по организации системы управления, разработанные в России. В-третьих, работа оснащена весьма надежным научным аппаратом, что обеспечивает надежность выводов и рекомендаций автора.

    Особо следует подчеркнуть, что автор пытается во всех разделах работы раскрыть логику формирования и развития аудита и контроллинга персонала в связи с таким явлением, как концентрации ряда функций управления персоналом в кадровых агентствах и управленческом аутсорсинге.

    Методическая новизна заключается в применении инструментария финансового менеджмента к менеджменту персонала. Поскольку в пособии проблемы управления персоналом рассматриваются через призму финансового и инвестиционного анализа, очевидно, что она написана на стыке двух разных, но тесно взаимосвязанных наук в их диалектическом единстве. Бесспорно, объединение финансовых и управленческих дисциплин возможно и в некотором роде даже полезно, хотя в работе это не всегда удается и создается впечатление некоторой эклектичности, связанной, в частности, с включением разделов, посвященных оценке интеллектуальной собственности компаний.

    Интерес представляет работа и с педагогической точки зрения. Каждая тема начинается с формулировки цели и перечня ключевых слов и понятий и завершается заданиями и вопросами не на закрепление материала, как это стало уже обычным, а на углубление. Это предполагает творческие усилия студентов по самостоятельному исследованию ключевых проблем, связанных, как правило, с их будущей профессиональной деятельностью, трудоустройством и карьерным ростом. Учитывая, что курс является новым и достаточно сложным, такие задания и вопросы имеют особое значение, их число можно было бы увеличить. Усвоению основных понятий, часть из которых является новыми, способствует глоссарий, который также можно было бы значительно расширить.

    Пособие достаточно сложно и по замыслу, и по интегрированности материала (часть – из курса экономики фирмы, часть – из контроллинга, часть – из управления персоналом организаций и т.д.), и по форме изложения. В этой связи его следовало бы особо рекомендовать при подготовке магистров и для системы повышения квалификации и профессиональной переподготовки, в том числе слушателям MBI.

    Представляет интерес материал по планированию бюджета расходов на персонал и современных форм оплаты труда и мотивации персонала через механизмы компенсационного менеджмента. В этой связи следует отметить, что данный аспект управления персоналом рассматривается крайне редко, хотя все специалисты подчеркивают, с одной стороны, значимость вложений в человеческие ресурсы, с другой – повышение эффективности от соответствующей инвестиционной деятельности. В этой главе в совокупности рассматриваются затраты на стимулирование работников, формирование мотивационных систем, подбор и расстановку кадров и т.п. Автор несколько излишне детально освещает проблемы организационного поведения, отвлекаясь от основной линии, «изюминки книги» – от аудита и контроллинга персонала, недостаточное внимание уделено бюджетированию персонала. На мой взгляд, работа бы выиграла, если бы называлась «Проблемы аудита, контролинга и бюджетирования персонала».

    Особое внимание в пособии уделено проблемам инвестиций в человеческий капитал, в котором выделяются инвестиции в образование. Эффективность таких инвестиций тесно увязываются с организацией корпоративного обучения и формами обучающей деятельности. Автор особенно подчеркивает роль и необходимость наряду с техническим образованием развитие гуманитарного образования как наиболее эффективной сферы вложения капитала.

    Большой интерес представляет изложение личного практического опыта возглавляемой автором методологической группы по проведению тренингов в коммерческих компаниях региона. Учебное пособие только выиграло бы при включении в него библиографического указателя, а также предисловия.

    В целом можно отметить, что автором подготовлена интересная творческая работа, которая, бесспорно, полезна и может быть использована как в учебном процессе, так и в практическом управленческом консалтинге. Учебное пособие проходило уже серьезное рецензирование, имеет гриф Министерства образования и науки РФ и, вне всякого сомнения, займет свою нишу на книжном рынке.






    О.Ю. Патласов,

    д-р экон. наук, зав. кафедрой коммерции и маркетинга Омского гуманитарного института; профессор Омского института (филиала) Российского государственного торгово-экономического университета



    CONTENTS

    PART I. STATE, POLITICS, GOVERNANCE …….…….……..........

    Smolin O. N. Philosophy-economic bases of educational and the scientific-
    innovative policy in modern Russia ……………………………...............................................

    Shreyder V. F. Basis of the Russian form of political elite ……………………………………

    Golev A. V. Sociopolitical phenomenon of public opinion ………………………………........

    Dubrovina D. N. Phenomenon of public: modern treatments and vital embodiment …………

    Dubrovin N. N. Historical unity of the society and development of public
    consciousness forms ……………………………………………………………………….......

    PART II. ECONOMICS, CADRES, PERSONNEL …………………

    Pozdnyakov N. K., Krolevets Yu. L. Factors and forms of subjective business success …........

    Neyman R. R. To a problem of efficiency of investments into the person …………………….

    Anisin A. A., Patlasov O. Yu. Normalization of structure of assets and capital ……………….

    Dmitrenko Ye. A. Distribution centre in wholesale-retail trade of the foodstuffs ………..........

    Lelechenko Yu. A. Perfection of methods of planning cost prices of road-building works …...

    PART III. SOCIOLOGY, PSYCHOLOGY, PEDAGOGY …………..

    Stepnova A. P., Stepnov P. A. The psychologist problems of price-making. The paradox of Russian price-making…………………………………………………………………………..

    Zaytsev I. V. Subculture as one of parameters of transitive consciousness …………………...

    Zhbankov A. B. Methodological aspects of national safety ………………................................

    Belaya S. A. Socio-economical consequences of poverty of employed population (labour forces) ….

    Demchenko Ye. N.  Socio-cultural context of activity …………………………………………

    PART IV. STUDY OF LITERATURE, JOURNALISM ……………

    Yevdokimov V. A Influence of mass media on institutiolisation of sociopolitical conflict …

    Timofeyeva L. N. Authority of press or authority above press: what is favourable to the society?

    PART V. INFORMATION TECHNOLOGIES IN EDUCATION ….

    Alifanov O. M., Khokhulin V. S. Role of cosmic education in xxi the century ………………….

    PART VI. SCIENTIFIC LIFE …………………………...………..…...

    Yeremeyev A. E. New approaches to comprehension of peacemaking in Russian classical literature………………………………………………………………………………………

    Review of a tutorial by Neyman R. R. “Problems of audit and personnel controlling (an administrative approach)……………………………………………………………………….



    4
    4

    19

    27



    34
    39

    46

    46

    53



    61

    69

    72



    84
    84

    87

    92



    99

    109


    117

    117


    119

    127

    127


    135

    135


    140

    СОБЫТИЯ

    1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Негосударственное образовательное