• Фредерик, Р.
  • Р.Р. НЕЙМАН, канд. экон. наук, профессор ОГИ К проблеме эффективности инвестиций в человека
  • To a problem of efficiency of investments into the person
  • Используемые достоинства различных форм обучения в рамках смешанного обучения ( с-обучения )
  • Целесообразность применения и педагогическое обеспечение различных форм обучения
  • Беккер, Г. С.
  • Нейман, Р. Р.
  • О.Ю. ПАТЛАСОВ, д-р экон. наук, профессор ОГИ; А.А. АНИСИН, аспирант ОГИ НОРМИРОВАНИЕ СТРУКТУРЫ АКТИВОВ И КАПИТАЛА
  • Normalization of structure of assets and capital
  • Е.А. ДМИТРЕНКО, канд. экон. наук, доцент ОГИ РАСПРЕДЕЛИТЕЛЬНЫЙ ЦЕНТР В ОПТОВО-РОЗНИЧНОЙ ТОРГОВЛЕ ПРОДОВОЛЬСТВИЕМ
  • Distribution centre in wholesale - retail trade of the foodstuffs



  • страница7/15
    Дата12.05.2017
    Размер3.31 Mb.

    Негосударственное образовательное


    1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   15

    Давыдов, Ю. Н. Вебер и Булгаков (христианская аскеза и трудовая этика) / Ю.Н. Давыдов. // Вопросы философии. – 1994. – № 2.

  • Цыганков, А. П. Вызов капитализма (П. Бергер о социальных ориентирах современного общества) / А.П. Цыганков. // Вопросы философии. – 1993. – № 12.

  • Фредерик, Р. Деловая этика и философский прагматизм / Р. Фредерик, Э. Петри. // Вопросы философии. – 1996. – № 3.

  • Кутырев, А. В. Духовность, экономизм и «после» : драма взаимодействия / А.В. Кутырев. // Вопросы философии. – 2001. – № 8.

  • Крымский, С. Б. Контуры духовности : новые контексты идентификации / С.Б. Крымский. // Вопросы философии. – 1992. – № 12.

    Рецензент: Р.Р. Нейман,

    канд. экон. наук, профессор ОГИ

    УДК 658.3


    Р.Р. НЕЙМАН,

    канд. экон. наук, профессор ОГИ

    К проблеме эффективности инвестиций в человека

    В статье рассматриваются проблемы содержания интеллектуального капитала в современном предпринимательстве. Возрастание роли гуманизации производства и гуманитарного образования в экономике, а также активизации самого обучающегося. Превращение инвестиций в человека в конкурентное преимущество компании.

    Инвестиции в знания. Техническое образование. Гуманитарное образование. Гуманизация производства. Интеллектуальный капитал.

    To a problem of efficiency of investments into the person

    In the article the problems of the contents of the intellectual capital in modern business are examined. Increase of a role of humanisation of manufactures and humanitarian education in economy, and also activization of the trainee. Transformation of investments into the person into competitive advantage of the company.

    Investments into knowledge. A technical education. Humanitarian education. Humanisation of manufactures. The intellectual capital.

    В современном предпринимательстве, когда интеллектуальный капитал любой компании становится ее главным конкурентным преимуществом, проблема целесообразности инвестиций в человека и измерения их экономической эффективности приобретает все большую остроту. Эта проблема имеет чисто теоретическую составляющую, связанную с определением того, о чем же, собственно, идет речь. Если раньше утверждали, что на рынке труда продается и покупается не человек, а его способность к труду, то теперь принято говорить о том, что опять-таки не человек, а знания становятся основным товаром. Хотя, что из себя представляют такие знания, не совсем понятно. Фирма приобрела вместе с Microsoft Office Excel, но сотрудники продолжают работать с таблицами в Word, потому что к пользованию Excel они не приучены. Так какой смысл приобретать знания, если сотрудники ими не пользуются? Приобретая трактор за один миллион, фирма становится на миллион богаче. «Приобретая» человека, фирма, на первый взгляд, ничего не приобретает, а только увеличивает статью затрат. Вопрос о том, куда направляются инвестиции, на приобретение способностей к труду, знаний или на приобретение человека и его обучение, не является праздным, ибо существенно меняет сам характер инвестиций.

    В основе современной концепции исследований проблемы инвестиций в человека все большее распространение получает понимание того, что речь идет даже не о знаниях, которыми человек обладает, а о доступе к знаниям, или умении в море информации находить необходимые средства решения возникающих в профессиональной деятельности проблем. И в еще большей степени речь идет об умении генерировать новые знания, или о тех знаниях, которые заново рождаются в ходе обучающей деятельности человека, здесь и сейчас.

    Таким образом, обучение человека это не вооружение его знаниями, а актуализация его способностей селективно отбирать из ежедневно обрушивающегося на него потока информации полезные для решения его профессиональных проблем знания, и, соответственно, его способности на этой основе генерировать новые ноу-хау, то есть именно то «знание-как», которое вооружает фирму конкурентным преимуществом.

    В этой связи встают три главных вопроса: 1) чему учить, 2) как учить, и 3) как результаты обучающей деятельности реализовать в конкурентное преимущество, увеличив тем самым рыночную стоимость компании.

    Говоря о первой проблеме, принято уточнять, что речь идет не только о знаниях, а о знаниях, умениях и навыках, так называемых ЗУНах. Станут знания навыками и умениями или нет, в решающей степени зависит от установки обучающегося, его желания закрепить знания в навыки и превратить их в умения. Такие установки формируются в зависимости от системы ценностей человека, в результате которых одних научно-технический прогресс вооружает новыми средствами служить на благо отечества и близких, других – возможностью облагодетельствовать себя за счет обнищания или вымирания других, третьим дает в руки оружие устрашения, способное навести ужас на окружающих изощренными террористическими актами.

    Вопреки распространенному мнению, что в экономике работают технические знания, а гуманитарные являются всего лишь досадным довеском, связанным с необходимостью использовать «человека» и его «способности к труду», вся история ХХ века и начавшегося XXI свидетельствует о возрастании роли гуманизации производства и гуманитарного образования в частности. Однако без достаточно объективной оценки эффективности вложений в образование вообще и, особенно, в гуманитарное образование трудно ожидать реального изменения инвестиционного климата в этой области.

    На первый взгляд, нет ничего более далекого от необходимости в измерении экономической эффективности, как в случае с гуманитарным (или духовным) образованием. Однако отсутствие такого измерения не способствует увеличению инвестиций в эту, несомненно, важную часть жизни любого человека, коллектива и общества в целом. Проблема видится в необходимости решения, как минимум, двух задач:



    • определения доли гуманитарных дисциплин в общих затратах времени и финансовых ресурсов на образование;

    • определения доли затрат на гуманитарную составляющую в других дисциплинах.

    Имеются в виду не только экономические и некоторые другие дисциплины, которые в значительной степени могут быть отнесены к гуманитарным, но и даже естественно-научные и технические дисциплины, поскольку они через проблемы экологии, эргономики, условий труда и других факторов воздействия на духовный мир человека затрагивают гуманитарные проблемы. Это, в частности, характерно для любого технического проекта, который, игнорируя гуманные потребности человека (понятие более широкое, чем потребности духовные), можно было бы значительно удешевить. Затраты, добавленные к техническому проекту из-за необходимости учета человеческого фактора, относятся к гуманитарным и в этом смысле не всегда признаются как необходимые. Они нередко рассматриваются проектировщиками как досадные довески к разумным и, на первый взгляд, достаточным расходам. Мировой опыт свидетельствует об обратном: гуманизация производства в развитых странах во второй половине ХХ века не прошла бы так успешно, если бы сама гуманизация не была экономически эффективной в первую очередь в сфере самого производства.

    Если все экономические затраты разделить на технические и гуманитарные, то естественно, что предельное увеличение гуманитарных затрат может происходить только при адекватном предельном снижении технических затрат. Используя предложенный лауреатом Нобелевской премии Г. Беккером подход, можно утверждать, что



    только в том случае увеличение гуманитарных затрат возможно,
    когда их предельная полезность выше предельной полезности технических затрат.

    Если попытаться ответить на вопрос, в чем же такая полезность могла бы измеряться, то нельзя не обратить внимание на то, что такая полезность может оцениваться только и только самим человеком, осуществляющим в том числе и техническую деятельность. Поэтому предыдущую формулу правильней было бы сформулировать наоборот:



    только в том случае увеличение технических затрат возможно, когда их
    предельная полезность выше предельной полезности гуманитарных затрат.

    На первый взгляд, дискуссия плавно переходит в область спора о том, что первично – курица или яйцо, однако в действительности существует очень весомый критерий, утверждающий первичность технических знаний, и он носит явно выраженный экономический характер: при помощи технических знаний можно больше заработать. Ведь общеизвестно, что даже заработки наших поп-звезд в значительной степени определяются теми техническими спецэффектами, которые они могут использовать. Чтобы творить, «физическое лицо» нуждается в материальных условиях жизни. При этом игнорируется, что отсутствие духовных ориентиров лишает «физическое лицо» права собственно называться человеком. Именно поэтому гуманитарные знания нуждаются в защите. (Как, впрочем, и технические, без которых возможности развития духовных потребностей человека были бы весьма ограничены.) Признавая важность обеих составляющих, вначале определим общий подход к оценке вложений в образование, а затем внутри них выделим значимость гуманитарных.

    Цену любого продукта можно разделить на три части:

    ­Цена = ¯Материалы + ¯Энергии + ­Информация

    Поскольку развитие производства строится на ресурсо- и энергосберегающих технологиях, а цена при этом растет, то очевидно, что вся добавленная стоимость происходит из прироста информации. Экономически влияние прироста информации на добавленную стоимость можно измерить тем чистым денежным потоком, который он способен генерировать. Величина денежного потока в решающей степени зависит от дисконтного множителя, который в свою очередь зависит от степени рискованности проекта.

    ΔДС = ΔЧДП / (1 + к),

    где ΔДС – прирост добавленной стоимости, ΔЧДП – прирост чистого денежного потока, к – коэффициент дисконтирования.

    Риск инвестиций в знания возрастает с ростом скорости устаревания информации, что обусловливает высокое значение дисконтного множителя в формуле денежного потока¸ генерируемого приростом информации. Чем выше скорость устаревания информации, тем выше значение дисконтного множителя и, соответственно, ниже относительное значение эффективности вложений в знания при равных абсолютных значениях.

    Из этого рассуждения можно утверждать, что сравнительная эффективность вложений в гуманитарное и техническое образование можно измерять скоростью устаревания знаний в той и другой сфере. Причем в области гуманитарных знаний скорость таких изменений обусловливается адаптационными возможностями человека и общества в целом. На взаимозамещаемости гуманитарных и технических знаний построена следующая матрица:




    Адаптационные способности общества

    Скорость изменения технических знаний

    Высокая

    Низкая

    Высокие

    Предельные полезности гуманитарных и технических знаний примерно равны

    Г Т



    Предельная полезность гуманитарных знаний ниже

    Г  Т



    Низкие

    Предельная полезность гуманитарных знаний выше

    Г  Т



    Предельные полезности гуманитарных и технических знаний примерно равны

    Г Т



    Рис. 1. Матрица зависимости скорости изменений технических знаний от адаптационных способностей общества

    Условные обозначения: Г – предельная полезность гуманитарных знаний, Т – то же технических.

    Матрица иллюстрирует зависимость скорости изменений технических знаний от адаптационных способностей общества. Низкие адаптационные возможности общества замедляют скорость технических изменений. При высоких темпах технических изменений в обществе возрастает роль гуманитарного образования в обеспечении адаптационных способностей общества.

    Именно гуманизация производства и возрастание роли человека выдвинули на первый план среди всех форм обучения такие формы, которые основываются на активизации самого обучающегося. Наибольшее распространение в этой связи получают тренинги. Хотя не все тренинги можно отнести к активным формам обучения, к сожалению, многие из них ограничиваются решением задачи натаскивания персонала на стандартные процедуры профессиональной деятельности, аналогичные методам дрессировки в цирке. Важна не столько внешняя форма проведения обучающей деятельности, сколько ее внутреннее содержание.

    Наибольший интерес здесь представляют кружки качества КК, обучение через действие ОД, группо-динамические игры ГДИ и организационно-деятельностные игры ОДИ. У всех этих форм имеется много различий и много общего, позволяющего в практической деятельности не делать между ними выбора, а каждый раз использовать их наиболее эффективную комбинацию. С использованием компьютеризации и других средств так называемого электронного обучения (э-обучение, англ. e- learning), такое образование можно называть смешанным обучением (с- обучение, англ. blended learning).

    Однако в любом случае такое с-обучение, по нашему убеждению, только тогда работает на увеличение интеллектуального капитала компании, когда оно базируется на определенных основаниях.

    Во-первых, такое обучение, благодаря генерированию новых ноу-хау, практически стирает грань между собственно образовательным и самим производственным процессом, и не только в условиях специальных экспериментальных площадок, инновационных фирм и бизнес-инкубаторов, но и на обычных рабочих местах.

    Однако гораздо важнее для производственного обучения включение рефлексии как неотъемлемого свойства процесса обучения, почему одно из определений такого обучения – рефлексивное. Это свойство процесса обучения присутствует уже в эмпирических кривых опыта и обучения Гендерсона, где именно рефлексия (см. рис. 2. «Пять пальцев рефлексии») позволяет через «множество мелких улучшений» повышать производительность каждого и компании в целом. Именно максимальная активизация рефлексивных способностей персонала позволяет организации из обучающейся превратиться в самообучающуюся организацию.



    Рис. 2. Пять пальцев рефлексии

    Методологически концепция рефлексивного обучения нашла наибольшее развитие в ОДИ Г.П. Щедровицкого и его последователей. В этом отношении, однако, нельзя не отметить, что концепция ОД, развитая Регом Ревансом и его последователями, значительно уступая в методологии, превосходит первую в практической направленности.

    Практическую ценность ОДИ снижают два обстоятельства: первое – обычно у последователей Г.П. Щедровицкого, совершенно в духе традиционного заорганизованного обучения, слишком большое значение придается разработке программы и проекта ОДИ, хотя на практике не всегда для этого имеются условия и возможности. Сам Г.П. Щедровицкий говорил, что с началом игры организатор свои хорошо отработанные программы и проект должен выбросить в мусорную корзину, ибо он тоже должен играть.

    Второе обстоятельство связано с тем, что полноценная ОДИ требует полного погружения играющих на срок не менее, как утверждают некоторые последователи, десяти дней. Нами разрабатывалась и в течение ряда лет успешно реализовывалась методика проведения ОДИ, ограниченная сроком в пять дней. Но даже частичного отвлечения (на пять дней) топ-менеджмента от решения текущих задач многие компании себе позволить не могут.

    Так, в июле 2007 года Тобольский НХК поставил перед нами жесткое ограничение: не более двух с половиной дней. К тому же были крайне ограничены возможности полноценного проведения подготовительного этапа. И все же, несмотря на ряд ошибок, допущенных организаторами и игротехнической командой, во время игры за два с половиной дня были достигнуты те цели, на достижение которых обычно затрачивалось пять – десять дней. Самая сложная из них, поставленная перед нами заказчиком, – сформировать команду с учетом того, что накануне топ-менеджмент компании был почти наполовину обновлен.

    Реальная действительность сформулировала перед образованием задачи, от которых она невозможно отмахнуться, если сохранять образование как профессиональную деятельность, включенную в современные бизнес-процессы:



    • проводить обучение непосредственно на рабочем месте;

    • решать производственные проблемы, не замедляя и не прерывая нормального протекания производственного процесса;

    • отвлекать работников от производственного процесса только тогда, когда есть возможность обеспечить более быстрое и эффективное увеличение человеческого капитала компании.

    Опыт показывает, что эти задачи можно решать, используя весь арсенал приемов, выработанных в таких формах образовательных процессов, как КК, ОД, ГДИ и ОДИ, и применяя современные возможности э-обучения. Последнее приобретает особую важность в связи с тем, что в практической деятельности даже таких организаций, как упоминавшийся Тобольский НХК, где топ-менеджмент проживает в одном городе, трудно отвлечь от производства и собрать коллектив даже на два с половиной дня. Тем труднее это сделать для компаний, чей персонал иногда рассредоточен по нескольким городам или даже государствам.

    Существует мнение, что э-обучение обладает рядом существенных недостатков, к которым относят и невозможность проводить тренинги на расстоянии. Наш опыт недостаточен, чтобы делать выводы о преимуществах и недостатках э-тренингов, но, на наш взгляд, очевидно, что современные технические средства позволяют проводить такие тренинги в режиме он-лайн, хотя они и привносят определенные особенности. Но и другие формы тренингов имеют свою специфику, связанную с местом и временем проведения, количеством участников, используемыми техническими средствами, кстати, тех же электронных средств обучения (Интернет и др.). Такие особенности вовсе не свидетельствуют о преимуществах или недостатках, а остаются всего лишь особенностями.

    Другая, более сложная проблема – как полученные ЗУНы и новые ноу-хау реализовать в конкурентные преимущества и реальное удорожание компании. В связи с этим обратим внимание на то, что в различных аспектах по-разному соотносятся понятия человеческий, интеллектуальный и организационный капиталы.

    С позиций профессиональной оценки интеллектуальной собственности интеллектуальный капитал ИК включает в себя все то, что можно отнести и к человеческому ЧК и к организационному ОК:



    ИК = ЧК + ОК

    С позиций теории организаций человеческий и интеллектуальный капиталы являются частью организационного, как это трактует, например, Як Фитц-енц:



    ОК = ЧК + ИК

    С предпринимательских позиций логичней рассматривать интеллектуальный и организационный капиталы как часть человеческого:



    ЧК = ИК + ОК

    У многих авторов эти три понятия используются как синонимы, соответственно, когда говорится об одном, подразумевается включение в его содержание двух других. В то же время их можно развести по достаточно существенным основаниям, определив как разные направления инвестиционной деятельности.

    В нашем понимании инвестиции в интеллектуальный капитал – это инвестиции в вооружение человека специальными техническими знаниями, позволяющими ему осуществлять свою профессиональную деятельность, и его ноу-хау, дающее ему конкурентные преимущества по отношению к другим. Они неотделимы от его носителя, соответственно интеллектуальный капитал компании выглядит как сумма интеллектуальных капиталов ее сотрудников. Однако если компания представляет собой некоторое целое, то, по определению Аристотеля, это целое больше суммы его частей. Этим целым компанию делает ее сетевая структура, или система коммуникаций между ее сотрудниками и отделами. В основе же коммуникаций лежит не техническая система (она только обеспечивает возможности коммуникаций), а способности людей коммуницировать друг с другом, понимать друг друга, взаимодействовать друг с другом, все это суть содержание организационного капитала. Инвестиции в организационный капитал – это инвестиции в гуманитарное образование человека, позволяющие ему адаптироваться в социальной среде, каждый раз на новой технической основе заново приобретая смысл своего существования, а также умение жить и действовать вместе с другими сотрудниками и контрагентами компании для достижения общих целей ее миссии.

    Таблица 1

    Используемые достоинства различных форм обучения в рамках смешанного обучения (с-обучения)


    Форма

    обучения


    Достоинства

    КК

    Коллективное выявление первопричин недостатков непосредственно участниками процесса с целью недопущения возникновения брака в работе

    На любом из этапов никогда не происходит констатации законченности программы улучшения качества, ибо всегда есть место для множества мелких улучшений



    ГДИ

    Формирование благоприятного социально-психологического климата для группового взаимодействия

    Оптимизация совмещения нервно-психической деятельности с физиодинамическими процессами в группах



    ОД

    Участники работают над реальными задачами или проектами, работа и учеба синергетически усиливают друг друга


    Участники учатся друг у друга в ходе поиска решения реальных проблем, используя знания и опыт друг друга, участие «учителя» минимальное



    ОДИ

    Позволяет планировать, орг-проектировать и осуществлять сложные комплексные процессы коллективной мыследеятельности с использованием межпрофессиональной и межпредметной проблематизации…

    Позволяет максимально мобилизовать эмоциональные, психические и умственные способности большого количества людей в сжатые сроки



    э-обучение

    Позволяет организовать взаимодействие в режиме он-лайн персонала, рассредоточенного на больших расстояниях, в т.ч. в различных городах и странах

    Позволяет мгновенно использовать не только разнообразные базы данных внутренней сети Интранет, но и ресурсы мировой сети Интернет


    Чтобы превратить инвестиции в человека в конкурентное преимущество, надо привести в соответствие с миссией компании позицию каждого из ее сотрудников, то есть каждого из сотрудников сделать соучастниками, авторами не только миссии компании, но и всех протекающих в ней бизнес-процессов. Только с-обучение, вобравшее в себя все возможности активных форм рефлексивного обучения, в рамках концепции самообучающейся организации может обеспечить решение такой задачи. Каждая из форм обучения имеет свои достоинства (см. табл. 1), и только «смешав» эти достоинства в рамках с-обучения, можно достичь максимального результата.

    В каждом конкретном случае организатору обучения необходимо сделать выбор в пользу одной из форм, что не исключает использования арсенала дидактических средств, развитых в других. Напротив, даже применение традиционных обзорных лекций может украсить любое образовательное мероприятие. Сам выбор определяется целесообразностью и возможностями педагогического обеспечения процесса образования.


    Таблица 2

    Целесообразность применения и педагогическое обеспечение
    различных форм обучения


    Форма

    обучения


    Целесообразно применять
    в ситуации

    Необходимое педагогическое обеспечение

    КК

    Непрерывного улучшения качества без коренного изменения организации производственных процессов

    Минимальное педагогическое обеспечение

    ГДИ

    Когда ставится задача улучшения социально-психологического климата в коллективе, развития корпоративной культуры в отношениях между сотру-дниками

    Привлечение профессиональных производственных психологов, тренинг-менеджеров, коучей

    ОД

    В случае необходимости коренного улучшения или реорганизации бизнеса, внедрения новой деловой культуры или философии управления

    Достаточно привлечения квалифицированных специалистов в той области, которая реорганизуется, с участием тренинг-мене-джеров, коучей, психологов

    ОДИ

    При необходимости поиска новых решений, кардинально меняющих организацию производства, при реинжениринге бизнеса, необходимости в сжатые сроки решить те задачи, которые при ОД требует более длительного времени

    Необходимо участие профессиональной команды, владеющей методологическим аппаратом ОДИ, включающей тренинг менеджеров, коучей, психологов

    э-обучение

    Когда из-за рассредоточенности персонала и невозможности регулярных сборов применение других форм проблематично

    От минимального привлечения до использования всех форм педагогического обеспечения

    Библиографический список

    1. Беккер, Г. С. Человеческое поведение : экономический подход / Г.С. Беккер. – М. : ГУ ВШЭ, 2003. – 672 с.

    2. Нейман, Р. Р. Дидактика самообучающихся организаций / Р.Р Нейман. – Омск : Изд-во Омского гуманитарного института, 2004. – 144 с.

    3. Нейман, Р. Р. Проблемы аудита и контроллинга персонала / Р.Р. Нейман. – 2-е изд., перераб. и доп.– Омск : Изд-во Омского гуманитарного института, 2007. − 316 с.

    4. Фитц-енц. Рентабельность инвестиций в персонал : измерение экономической ценности персонала / Фитц-енц. – М. : Вершина, 2006. – 320 с.

    5. Щедровицкий, Г. П. Организационно-деятельностная игра / Г.П. Щедровицкий. – М. : Наследие ММК, 2004. – Т. 1. – 288 с. ; 2005. – Т. 2. – 320 с.

    Рецензент: О.Ю. Патласов,

    д-р экон. наук, профессор ОГИ

    УДК 330. 322 (075. 8)


    О.Ю. ПАТЛАСОВ,

    д-р экон. наук, профессор ОГИ;

    А.А. АНИСИН,

    аспирант ОГИ

    НОРМИРОВАНИЕ СТРУКТУРЫ АКТИВОВ И КАПИТАЛА

    В статье рассмотрены возможности для нормирования структуры активов и капитала на основе эффекта финансового рычага. Приведена методика нормирования соотношения заемного и собственного капитала и оборотных и внеоборотных активов. Доказано, что нормирование структуры активов и капитала является достижимым на уровне отдельных организаций, что позволяет сделать выводы не только о финансовом состоянии, но и резервах увеличения эффективности финансово-хозяйственной деятельности. Методика применима для коммерческих организаций различных отраслей, за исключением коммерческих банков, других финансовых, страховых, инвестиционных организаций.

    Normalization of structure of assets and capital

    In the article the opportunities for normalization of structure of assets and capital are considered on the base of effect of the financial lever. The technique of normalization of a parity of extra and own capital and circulating and over circulating assets is resulted. It is proved, that normalization of structure of assets and capital is achievable at a level of the separate organizations that allows to draw conclusions not only on a financial condition, but also reserves of increase in efficiency of financial and economic activity. The technique is applicable for the commercial organizations of various branches, except for commercial banks, other financial, insurance, investment organizations.

    The capital. Circulating assets. Over circulating assets. Structure of assets. Structure of the capital. Financial and economic activity.

    Цель работы – разработка методики нормирования структуры активов и капитала для использования в экономическом анализе хозяйственной деятельности предприятий (здесь и далее под предприятием понимается хозяйствующий субъект, который может включать в себя одну или более организаций).

    Отметим, что если речь идет о группе предприятий, то для достижения наибольшей эффективности экономического анализа необходимо использовать данные, консолидированные по всей группе, т.к. в этом случае будет исключаться влияние дочерних предприятий на хозяйственную деятельность группы.

    Эффект финансового рычага (далее – ЭФР) – приращение чистой рентабельности собственных средств, получаемое в результате использования заемных источников (европейский подход).

    Главной особенностью приращения рентабельности капитала на величину эффекта финансового рычага является то, что существует возможность привлечь заемные средства, тогда, при превышении эффективности их использования над стоимостью их привлечения, произойдет увеличение рентабельности капитала.

    Приведем формулу ЭФР, вытекающую из определения:



    РСК – рентабельность собственного капитала (здесь и далее в целях настоящей работы индекс ЗК характеризует действительный соответствующий параметр, а индекс 0 характеризует модельное значение параметра для предприятия, не использующего заемный капитал), иначе можно представить выражение ЭФР следующим образом:



    ЧП – Чистая прибыль предприятия.

    СК – Собственный капитал предприятия.

    В международных стандартах финансовой отчетности чистая прибыль соответствует приросту чистых активов [6].

    Модель предприятия, не привлекающего заемный капитал, полностью соответствует данному предприятию с учетом того, что весь его капитал является собственным, и прочими вытекающими из этого особенностями.

    Собственный капитал – величина, рассчитываемая как разность между активами и обязательствами. При расчете собственного капитала признание отдельных статей бухгалтерского баланса в настоящей работе будет осуществляться с учетом следующих принципов, заложенных в международные стандарты финансовой отчетности (далее – МСФО) [5], которые отличаются от РСБУ (российские стандарты бухгалтерского учета):



    • задолженность учредителей в уставный капитал не признается активом;

    • отложенные налоговые активы не признаются активами (признаются в РСБУ);

    • резервы предстоящих расходов не признаются обязательствами (признаются в РСБУ);

    • отложенные налоговые обязательства не признаются обязательствами (признаются в РСБУ));

    • доходы будущих периодов признаются обязательствами (не признаются в РСБУ);

    • для расчета ЭФР используется средняя величина собственного капитала (при использовании промежуточных данных как средняя хронологическая).

    Эффект финансового рычага можно рассчитать двумя способами:

    1. Общий, в которой активы включают только имущество, имеющееся у предприятия на праве собственности, а также на условиях финансовой аренды, если оно учитывается у лизингополучателя;

    2. Расширенный, в которой активы включают все имущество, которым предприятие распоряжается, в т.ч. арендованное.

    В настоящей работе при определении активов мы будем использовать расширенный подход по следующим причинам:



    • зависимость результатов экономического анализа от формальных аспектов (например, при финансовой аренде имущество может находиться как на балансе предприятия, так и за балансом);

    • экономической сущностью договора аренды является предоставление активов во временное пользование, что аналогично договору кредита, по которому во временное пользование передаются денежные средства, которые тоже являются активами, но отличаются от арендуемого имущества обезличенностью;

    • четкая физическая идентификация активов, переданных во временное пользование, не имеет особого значения для экономического анализа финансовой устойчивости.

    Следует отметить, что в соответствии с МСФО активы в финансовой аренде учитываются на балансе у арендатора, а в операционной – за балансом [8].

    Таким образом, в настоящей работе арендованное имущество мы будем признавать активами, находящимися в распоряжении предприятия.

    Для целей настоящей работы заемный капитал берется на основе платных источников финансирования и включает:

    - кредиты и займы;

    - облигационные займы;

    - лизинговые обязательства;

    - обязательства по операционной аренде, учитываемые за балансом;

    - прочие заведомо платные обязательства.

    Данное правило применяется по причине прогнозирования значения заемного капитала, который возможно расширить, как правило, только за счет платных источников финансирования. Тогда величина арендованного имущества, признанная активами в пассиве бухгалтерского баланса отразится в форме заемного капитала.

    Необходимо отметить, что для проведения качественного экономического анализа объекты внеоборотных активов, в т.ч. арендованные, необходимо оценивать по справедливой стоимости.

    Теперь детализируем показатели чистой прибыли, приведенные в формуле (2):



    РПО – расходы по обязательствам.

    НР – нетто-результат, который определяется как сумма прибыли до налогообложения и расходов по обязательствам.

    СНП – ставка налога на прибыль организаций, равная на текущую дату 24%.

    НА – суммы налогов, которые предприятие уплачивало бы при наличии права собственности на арендованное имущество, которые включают налог на имущество, земельный и транспортный налоги.

    В расходы по обязательствам включаются суммы процентов по кредитам и займам, арендная плата и процентная часть лизинговых платежей, а также прочие расходы, непосредственно связанные с привлечением и обслуживанием заимствований.

    В соответствии с МСФО лизинговые платежи расходами не признаются, а признается расходами в случае финансовой аренды только амортизация объекта лизинга [8]. В соответствии с РСБУ лизинговые платежи не признаются расходами, только если предмет лизинга учитывается на балансе у лизингополучателя. Арендная плата по операционной аренде признается расходами и по МСФО и по РСБУ. В настоящей работе мы в отношении признания расходов по аренде будем придерживаться вышеобозначенных правил. Нельзя не отметить, что при признании расходов по аренде возможно появление налоговых разниц в следующих случаях:


    • если лизинговые платежи, признаваемые для целей налогообложения, меньше амортизационных отчислений по предмету лизинга;

    • если предмет лизинга был выкуплен до истечения срока амортизации предмета лизинга.

    В настоящей работе указанные налоговые разницы мы не будем принимать во внимание.

    В итоге мы можем выразить ЭФР следующим образом:



    Выше мы уже сгруппировали ряд показателей и определили абсолютные значения величин, оказывающих непосредственное влияние на ЭФР. Теперь определим относительные величины, которые характеризуют деятельность хозяйствующего субъекта и необходимы для определения ЭФР:



    • экономическая рентабельность собственного капитала (ЭРСК), рассчитывается как частное от деления нетто-результата приведенного на собственный капитал, показывает: сколько рублей прибыли остается у предприятия до того, как оно понесет расходы по обязательствам и налогу на прибыль, на один рубль собственного капитала. Напомним, что мы соединили нетто-результат и чистые прочие налоговые обязательства (активы), а также расходы по обязательствам и связанные с ними постоянные налоговые обязательства.

    • относительная стоимость привлечения капитала (ОСПК), рассчитывается как частное от деления стоимости привлечения капитала на заемный капитал, показывает: сколько рублей тратит предприятие, обслуживая свои обязательства, на один рубль заемного капитала.

    • приращение экономической рентабельности собственного капитала (∆ЭРСК), рассчитывается как частное от деления суммы налогов, которые предприятие уплачивало бы при наличии права собственности на арендованное имущество, на заемный капитал, показывает: сколько рублей экономит предприятие на налогах, беря имущество в аренду, на один рубль заемного капитала (данный показатель является зависимым от величины заемного капитала, но влияет именно на ЭРСК, а не на ОСПК по своему экономическому смыслу).

    Теперь приведем конечную формулу ЭФР:

    Для нормирования структуры активов и капитала мы будем использовать пороговый анализ ЭФР. Пороговый анализ как приложение к определению эффекта финансового рычага включает в себя для целей настоящей работы определение следующих показателей:



    • пороговый заемный капитал (ПЗК) – такое значение заемного капитала для предприятия, при котором эффект финансового рычага равен нулю при прочих равных условиях;

    • эффективный заемный капитал (ЭЗК) – такое значение заемного капитала для предприятия, при котором эффект финансового рычага достигает максимума при прочих равных условиях.

    Рассмотрим зависимость эффекта финансового рычага от заемного капитала при прочих равных условиях. Тогда на рисунке представим функциональную зависимость ЭФР (ЗК) на условном примере:

    График функции ЭФР (ЗК)

    Из формулы (6) видно, что зависимость имеет вид фрагмента одной из непрерывных ветвей гиперболы с одной диагональной асимптотой.

    На рисунке видно, что при ЗК равном нулю ЭФР также равен нулю, при увеличении ЗК ЭФР возрастает, пока не достигает максимума при ЗК равном ЭЗК, при дальнейшем возрастании ЗК ЭФР уменьшается до нуля, при ЗК равном ПЗК, и ниже, при дальнейшем увеличении ЗК.

    Вывод ПЗК подробно описан в литературе [10]. ПЗК выводится посредством решения уравнения, в котором дифференциал финансового рычага приравнивается к нулю.

    Отметим, что ПЗК может в итоге получиться меньше нуля, это обозначает, что при прочих равных условиях получить прирост рентабельности собственного капитала за счет привлечения заемного капитала невозможно. В этом случае ЭЗК не рассчитывается.

    Для вывода формулы ЭЗК определяется частная производная ЭФР по ЗК, используя формулу (6), и приравнивается к нулю.

    Если рассчитанный ЭЗК подставить в формулу (6), то мы рассчитаем максимальное значение ЭФР при прочих равных условиях.

    Используя показатели ПЗК и ЭЗК, а также принимая во внимание, что предприятие способно управлять уровнем заемного капитала, мы можем определить резервы и потери в отношении чистой прибыли:


    • прирост (убыль) чистой прибыли за счет привлечения заемных средств (∆ЧП), рассчитывается как произведение собственного капитала и эффекта финансового рычага, показывает: на сколько рублей увеличилась (уменьшилась) чистая прибыль предприятия за счет привлечения заемного капитала;

    • резерв прироста чистой прибыли за счет достижения оптимального уровня заемного капитала (РЧП), показывает: на сколько рублей чистой прибыли можно получить дополнительно, если заемный капитал достигнет эффективного значения, при прочих равных условиях:

    По аналогии с заемным капиталом можно рассчитать пороговый коэффициент автономии и эффективный коэффициент автономии, для чего достаточно в формулу его расчета подставить вместо заемного капитала ПЗК и ЭЗК соответственно.

    В ходе нормирования структуры активов и капитала мы попытаемся определить нормативы соотношения внеоборотных и оборотных активов, а также собственного и заемного капитала, в частности, для коэффициента соотношения мобильных и иммобилизованных средств, а также для коэффициента автономии.

    Нормативы соотношения оборотных и внеоборотных активов в настоящей работе мы будем получать через соотношение их абсолютных нормативов.

    Все внеоборотные активы (ВОА) можно разделить на следующие группы:

    I группа: ВОА, которые способны приносить экономические выгоды в настоящее время (основные средства; нематериальные активы; долгосрочные финансовые вложения; доходные вложения в материальные ценности);

    II группа: ВОА, которые способны приносить экономические выгоды в будущем (незавершенное строительство или вложения в основные средства и НИОКР);

    III группа: ВОА, которые не способны приносить экономические выгоды (любые вышеперечисленные непроизводительные объекты внеоборотных активов (например, объекты социальной инфраструктуры).

    Все оборотные активы (ОА) можно разделить на две группы:


    • зависимые от внеоборотных активов первой и второй групп (материально-произ-водственные запасы);

    • независимые от внеоборотных (НДС по приобретенным ценностям, дебиторская задолженность, краткосрочные финансовые вложения, денежные средства).

    Зависимость объемов материально-производственных запасов от объемов внеоборотных активов может быть:

    • прямопропорциональной, например, в связи с увеличением объемов производства растут запасы сырья;

    • обратнопропорциональной, например, в связи с переоборудованием достигнута экономия сырья и снижены их запасы.

    Определением необходимого уровня материально-производственных запасов занимается логистика, при этом необходимо учитывать индивидуальные особенности деятельности каждого субъекта в отдельности, чего возможно достичь, только находясь внутри предприятия, а для внешнего анализа это непосильная и не всегда нужная задача.

    Исходя из всего вышеизложенного, далее материально-производственные запасы для целей настоящей работы будут привязываться к основным средствам, т.е. предполагается их изменение в той же пропорции, в которой изменяются объемы основных средств.

    Объемы внеоборотных активов первой группы должны влиять прямопропорционально на выручку от продаж, т.к. приносят экономические выгоды, аналогично те же внеоборотные активы прямопропорционально влияют на себестоимость продаж, т.к. увеличение объемов реализации неизбежно влечет увеличение себестоимости реализации в той или иной степени, практически при любом виде деятельности.

    Прочие доходы для целей нормирования принимать во внимание мы не будем, т.к. их извлечение не является целью деятельности предприятия.

    Тогда далее разделим ВОА на следующие группы:


    • внеоборотные активы производственного назначения (ВОАПН: основные средства; нематериальные активы) – внеоборотные активы, участвующие непосредственно в основной деятельности предприятия и способные приносить экономические выгоды;

    • резервные внеоборотные активы (незавершенное строительство) – внеоборотные активы, которые примут участие в основной деятельности и смогут приносить экономические выгоды в будущем;

    • внеоборотные активы в прочей деятельности: доходные вложения в материальные ценности, долгосрочные финансовые вложения) – внеоборотные активы, которые не предназначены для использования в основной деятельности, но способны приносить экономические выгоды;

    • прочие внеоборотные активы – внеоборотные активы, обозначенные выше в третьей группе.

    Прочие внеоборотные активы для целей настоящей работы признаются ненормируемыми, т.к. они находятся у предприятия для некоммерческих целей. При проведении внешнего анализа, как правило, неизвестно, сколько таких внеоборотных активов использует предприятие, в этом случае можно делать допущение о том, что таких внеоборотных активов у предприятия нет.

    Поскольку внеоборотные активы производственного назначения влияют и на выручку (нетто) от продаж, и на себестоимость продаж, то можно выделить функциональную зависимость прибыли от продаж от внеоборотных активов производственного назначения. Тогда при условии прямопропорционального влияния привлеченный капитал при условии достаточности оборотных активов необходимо инвестировать во внеоборотные активы производственного назначения. В данной ситуации существует ограничение инвестиций во внеоборотные активы посредством занимаемой предприятием доли рынка и соответствующим ей платежеспособным спросом. Наличие данного ограничения указывает на то, что объемы продаж не могут возрасти свыше этой доли, а значит, рост внеоборотных активов производственного назначения не приведет к росту доходов от основной деятельности.

    Параметры функциональной зависимости прибыли от продаж от внеоборотных активов производственного назначения можно рассчитать следующими способами:


    • с применением корреляционно-регрессионного анализа для ряда предприятий одного вида деятельности;

    • с применением методов интерполирования для одного предприятия с использованием данных за ряд лет;

    • с применением линейной аппроксимации на данных одного комплекта финансовой отчетности (наибольшая погрешность, но простота и возможность проведения в условиях значительной неопределенности).

    Линейная зависимость, если не используется корреляционно-регрессионный анализ, является наиболее подходящей в данном случае, т.к. она наиболее проста для применения в условиях неопределенности, а также минимизирует погрешность и упрощает прогнозирование.

    Нельзя не отметить, что если анализируется группа предприятий, для каждого предприятия в отдельности, тем не менее, необходимо проделать аналогичный расчет.

    Тогда зависимость прибыли от продаж (ПП) от внеоборотных активов производственного назначения будет определяться следующим образом:

    Если произвести необходимые подстановки, то будет видно, что эффективность инвестиций во внеоборотные активы зависит от знака разности между β и ОСПК. Если указанная разность положительна, то инвестиции во внеоборотные активы обоснованны и выбирается пороговый норматив, а если отрицательна или равна нулю, то инвестиции во внеоборотные активы необоснованны и выбирается эффективный норматив.

    Тогда приращение заемного капитала можно определить следующим образом:

    Теперь рассмотрим нормирование оборотных активов, независимых от внеоборотных, в них включаются:



    • НДС по приобретенным ценностям;

    • долгосрочная дебиторская задолженность;

    • краткосрочная дебиторская задолженность;

    • краткосрочные финансовые вложения;

    • денежные средства.

    Как видно, все эти оборотные активы непосредственно связаны с платежеспособностью, за исключением долгосрочной дебиторской задолженности, которую мы для целей настоящей работы признаем ненормируемой, т.е. в норматив по оборотным активам она будет включаться в текущем значении.

    Поскольку оставшиеся виды оборотных активов необходимы для обеспечения непрерывности финансового цикла и поддержания платежеспособности, то мы рассмотрим их в данном контексте.

    Все эти активы необходимы для покрытия краткосрочных обязательств (КО), тогда рассмотрим все эти оборотные активы с позиции наиболее дестабилизирующего фактора неплатежеспособности, т.е. предположим, что из указанных активов все являются дебиторской задолженностью. Рассмотрим коэффициент покрытия обязательств (КПО).

    Коэффициент покрытия обязательств мы рассчитаем как частное от деления поступлений денежных средств по операционной деятельности за период, за вычетом НДС и других косвенных налогов, на совокупность расходов за период за вычетом тех, которые не приводят к возникновению денежных обязательств, а также с поправкой на изменение сальдо по выданным авансам.

    КПО показывает, в какой части за период предприятие способно за счет своей основной деятельности, не прибегая к дополнительным источникам финансирования, покрыть обязательства организации перед кредиторами. Тогда изменение данного коэффициента будет влиять на норматив по оборотным активам обратнопропорционально. А норматив оборотных активов, обеспечивающих платежеспособность предприятия, на конец периода будет рассчитываться следующим образом:

    Здесь и далее индексом 1 обозначается значение параметра на конец периода.

    Таким образом, для целей настоящей работы все активы можно подразделить на следующие части (в скобках указано сокращение норматива, применяемое далее по тексту настоящей работы):


    • активы, обеспечивающие платежеспособность предприятия (краткосрочная дебиторская задолженность, денежные средства, краткосрочные финансовые вложения, НДС по приобретенным ценностям; );

    • материально-производственные запасы ();

    • внеоборотные активы производственного назначения ();

    • прочие ненормируемые оборотные активы (ПОА);

    • прочие ненормируемые внеоборотные активы (ПВОА).

    Тогда формула норматива для коэффициента соотношения мобильных и иммобилизованных средств () будет выглядеть следующим образом:

    Для детализации формулы (11) необходимо рассчитать нормативы материально-производственных запасов и внеоборотных активов производственного назначения. Их значения можно получить, приняв во внимание следующие факторы:



    • покрытие оборотных активов является приоритетным в сравнении с внеоборотными;

    • материально-производственные запасы изменяются пропорционально внеоборотным активам производственного назначения.

    Итак, мы рассмотрели способы нормирования структуры активов и капитала. Мы доказали определяющую роль эффекта финансового рычага при определении соотношения заемного и собственного капитала, а также способность эффекта финансового рычага повлиять на соотношение оборотных и внеоборотных активов. Это означает, что в итоге работы можно получить полноценную методику нормирования финансовых коэффициентов не только изложенных в настоящей работе, но и других с ними тесно связанных.

    Библиографический список

    1. Налоговый кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс] – Режим доступа : http : // base. consultant. ru

    2. Приказ МФ РФ № 10н, ФКЦБ РФ № 03-6/пз от 29 января 2003г. «Об утверждении порядка оценки стоимости чистых активов акционерных обществ» [Электронный ресурс] – Режим доступат : http : // base. consultant. ru

    3. ПБУ 18/02 «Учет расчетов по налогу на прибыль» (утв. Приказом МФ РФ от 19 ноября 2002г. № 114н) [Электронный ресурс] – Режим доступа : http : // base. consultant. ru

    4. ПБУ 15/01 «Учет займов и кредитов и затрат по их обслуживанию» (утв. Приказом МФ РФ от 19 ноября 2002г. № 114н) [Электронный ресурс] – Режим доступа : http : // base. consultant. ru / cons / cgi / online. cgi? req=home

    5. Framework for the Preparation and Presentation of Financial Statements issued by the IASC in July 1988// [Электронный ресурс] – Режим доступа : http : // www. iasb. org

    6. IAS 1 «Presentation of Financial Statements» // Commission Regulation (EC) No 2238/2004 of 29 December 2004 – «Official Journal of the European Union» L394 of 31 December 2004 [p. 4-27].

    7. IAS 12 «Income taxes» // Commission Regulation (EC) No 1725/2003 of 29 September 2003 – «Official Journal of the European Union» L261 of 13 October 2003 [p. 61-87].

    8. IAS 17 «Leases» // Commission Regulation (EC) No 2238/2004 of 29 December 2004 – «Official Journal of the European Union» L394 of 31 December 2004 [p. 83-96].

    9. IAS 23 «Borrowing costs» // Commission Regulation (EC) No 1725/2003 of 29 September 2003. – «Official Journal of the European Union» L261 of 13 October 2003 [p. 215-219].

    10. Акулов, В. Б. Финансовый менеджмент / В.Б. Акулов. // [Электронный ресурс] – Режим доступа : http : // media. karelia. ru

    Рецензент: Д.М. Радичка,

    к.э.н., профессор ОГИ

    УДК 658.6


    Е.А. ДМИТРЕНКО,

    канд. экон. наук, доцент ОГИ

    РАСПРЕДЕЛИТЕЛЬНЫЙ ЦЕНТР
    В ОПТОВО-РОЗНИЧНОЙ ТОРГОВЛЕ ПРОДОВОЛЬСТВИЕМ


    Автор рассматривает проблемы продовольственной безопасности крупных городов и промышленных центров в современном мире и, в частности, в городе Омске. Приоритетность местных производителей продовольствия в условиях асинхронности рыночных процессов в регионах. Проблемы хранения и распределения по торговым точкам агропродовольственной продукции.

    Продовольственная безопасность. Продовольственные ресурсы. Распределительный центр (РЦ).

    Distribution centre in wholesale - retail trade of the foodstuffs

    The author examines the problems of food safety of large cities and industrial centers in the modern world and, in particular, in the city of Omsk. The priority of local manufacturers of the foodstuffs in conditions of non synchronism market processes in regions. Problems of storage and distribution on shops of agrarian production.

    Food safety. Food resources. Distribution centre (DC).

    В современную эпоху крупнейшие города или тесно связанные агломерации близко расположенных городов, которые принято называть мегаполисами, играют в экономике ключевую роль. Одной из главных задач ор­ганов власти независимо от складывающейся политической и экономической ситуации в стране является продовольственное обеспечение крупных городов и промышленных цен­тров отечественными продуктами питания. Решение этой задачи является одним из ключевых аспектов проблемы продовольственной безопасности. В настоящее время местные орга­ны самоуправления, как властные структуры наиболее приближенные к потребностям людей, стали особое внимание уделять продовольственному благо­получию подведомственных территорий, поскольку оно является основой со­циально-политической и экономической стабильности региона. И зависит от экономического потенциала конкретного города, его социально-политического положения и эффективности мер, принимаемых администрацией города по обеспечению его продовольственной безопасности [1].

    Продовольственная безопасность – это обеспечение надежного бесперебойного поступления до потребителя всех необходимых видов продовольствия, в объемах, соответствующих медицинским нормам потребления, удовлетворяющих спрос подавляющего числа жителей на продукты питания по доступным ценам и отвечающим всем требованиям по качеству. 

    Продовольственная безопасность города предполагает, прежде всего, наличие у него: устойчивых поставщиков продовольствия и продовольственного сырья; сформировавшейся системы предприятий розничной торговли и общественного питания; эффективной системы контроля качества продовольствия; развитой системы материально-технической базы всей товаропроизводящей сети, включая предприятия хранения, переработки, розничной торговли, общественного питания, транспортировки; системы мониторинга и прогнозирования состояния продовольственного обеспечения; заблаговременно предусмотренных возможностей для ликвидации возникающих причин, дестабилизирующих продовольственное обеспечение (прежде всего, наличие необходимых запасов, резерва) [2].

    В отличие от многих стран мира с хорошо развитой рыночной системой продовольственного снабжения, в условиях асинхронности рыночных процессов в регионах обеспечивать город с населением более 1 млн человек, так сказать, непосредственно «с колес» достаточно сложно.  Поэтому в таком городе как Омск необходимо создавать запасы продовольствия основных  продуктов: мяса, масла, сахара и ряда других от 30 до 45 дней, а по картофелю и овощам – практически от урожая до урожая. Это дорогостоящее дело для тех, кто хранит эти запасы, а, в конечном счете, – и для города. Однако следует признать, что эти запасы практически исключают возможность (в случаях каких-либо непредвиденных обстоятельств с поступлением продовольствия) появления ажиотажного спроса, провоцирующего, как известно, рост цен на потребительском рынке. 

    Особенно актуальна такая проблема на рынке овощной продукции, цены на которую с января по май 2006 года в городе Омске выросли: на картофель на 12,1%, на капусту – на 81,1%, на свеклу столовую и морковь – на 30-31,1%, на лук репчатый – на 11,4 %[3].

    В решении проблем обеспечения продовольственной безопасности города значительное место уделяется  установлению и укреплению постоянных связей с товаропроизводителями и поставщиками сельскохозяйственной продукции, продовольственных товаров.   

    При формировании продовольственных ресурсов приоритет должен отдаваться местным товаропроизводителям.  Даже если это на первых порах ведет к определенным издержкам в форме поддержки, в конечном итоге это дает возможность местным сельскохозяйственным товаропроизводителям не снижать объемов производства.

    Для нормального функционирования продовольственного рынка необхо­дима пропорциональность между объемом производства продуктов питания и мощностями инфраструктуры: емкостей элеваторов, хранилищ, холодильного обору­дования, тарно-контейнерного фонда. Специальное вни­мание должно уделяться оптимальному пространствен­ному распределению запасов пищевых продуктов [3].

    В городе Омске на сегодняшний день предприятий, специализирующихся на хранении и складировании агропродовольственной продукции, насчитывается 32 единицы. При этом 17 из них – коллективные погреба индивидуальных владельцев, общая площадь которых не превышает 7500 м2. Другие организации тоже не имеют больших площадей и достаточных емкостей для хранения и складирования продовольственной продукции. Торговые, складские помещения и хранилища имеют низкий уровень оснащенности торгово-складским обору­дованием, холодильными установками, погрузочно-разгрузочными и фасовочными машинами и механизмами. Образование большого числа новых юридических лиц в результате процессов ускоренной приватизации при­вело не к росту емкостей хранилищ и улучшению их технического оснащения, а, напротив, к сокращению общего размера складских помещений инфраструк­туры продовольственного рынка (в частности, за счет перепрофилирования) и ухудшению их технического состо­яния.

    В последнее время в связи с оживлением розничной торговли и развитием торговых сетей для решения проблем, связанных с их экстенсивным путем развития, возникает необходимость оптимизации цепочек товародвижения и внутренних бизнес-процессов. Одним из инструментов для решения таких проблем является распределительный центр. Он представляет собой не просто место по физическому хранению и перемещению грузов в структуре сетевой компании, а центр по рационализации товарных потоков – преобразованию поступающей от поставщиков товарной массы в готовые к реализации дробные ассортиментные позиции и быстрому распределению партий по торговым точкам собственным транспортом. Прогрессивная роль распределительного центра состоит в том, что он обеспечивает целостность процесса формирования торгового ассортимента от поставщика до торговой полки [4].

    Собственный распределительный центр позволяет экономить на услугах посредников и добиваться лучших условий от поставщиков. Распределительный центр сам по себе не является панацеей: он только часть общего логистического процесса движения товара от производителя к потребителю. При наличии собственного центрального склада розничные сети могут эффективнее работать с поставщиками, управлять ассортиментом и запасом товаров в своих магазинах, проводить предпродажную подготовку товара.

    Согласно имеющимся публикациям средняя стоимость распределительного центра (РЦ), если он строится на подготовленной территории (подведены все коммуникации), – $300-500 за м2, на неподготовленной – от $600-800 за м2.

     Принцип работы распределительных центров, занимающихся оптовыми поставками, заключается в том, что компания закупает большое количество товаров, помещает их в хранилища и затем формирует заказы для клиентов, поставляя товары штуками, коробками или паллетами. Очевидно, что в этом случае один из важных источников повышения эффективности работы – уменьшение операционных расходов, что достигается с помощью автоматизированного решения, контролирующего товарный поток на каждой стадии цикла: прием, пополнение запасов, отбор, упаковка, поставка.

    Наличие единого склада позволяет сократить складские площади в розничных точках до 30% от торговой площади.

    Настоящий распределительный центр – это автоматизированный склад, в котором все хранящиеся позиции учтены и доступны в режиме on-line.

    Преимущества работы через распределительный центр для сети это: централизация поставок для клиента; централизация финансовых потоков для клиента; единые цены на логистику для всей сети; снижение закупочной стоимости товара за счет централизованной поставки; возможность контролировать товаропотоки; возможность планирования поставок по каждой номенклатуре; получение любой информации об остатках, состоянии и движении товара в режиме on-line; адекватная оценка качества товара; доставка товара в магазин точно в срок, спецтранспортом с соблюдением температурных режимов транспортировки.

    Для поставщиков преимущества (перед прямыми поставками в магазины) выражаются в значительном снижении транспортных расходов; в расширении возможностей для осу-ществления максимальной представленности согласованного ассортимента товаров в ма-газинах сети; в возможности снижения документооборота и связанных с этим расходов; в снижении трудозатрат по обеспечению товаров всей необходимой товаросопроводительной документацией (сертификаты и пр.); в росте объемов продаж товаров (в том числе, за счет оптовой торговли товарами).

    В результате созданная многоканальная система товародвижения создаст на продовольственном рынке города Омска конкурентную среду и будет способствовать сокращению числа посредников, приведет к снижению розничных цен и будет отвечать интересам производителей, представителей оптовой и розничной торговли и потребителей.

    Библиографический список

    1. Папело, В. Н. Продовольственная безопасность России : современное состояние и механизмы обеспечения : учебное пособие / В.Н. Папело, А.Н. Радчиков, П.В. Скурихин. – Новосибирск : СибАГС, 2000. – 232 с.


  • 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   15

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Негосударственное образовательное