Скачать 58.47 Kb.


Дата06.09.2018
Размер58.47 Kb.

Скачать 58.47 Kb.

Нижний Новгород


К.А. Лушина


(Нижний Новгород)
Братство святой Софии и Богословский православный институт в Париже:

история взаимоотношений в 1920-1940 годы


В книге воспоминаний «Путь моей жизни» Митрополит Евлогий (Георгиевский) отмечает, что в жизни Богословского православного института большую роль играл священник Сергий Булгаков, бывший не только профессором догматического богословия, но и инспектором института. Указывая на его научный и педагогический таланты, Владыка Евлогий вспоминает, что Булгаков был известен особо своими трудами в области софиологии и даже явился одним из основателей Братства святой Софии.1 Митрополит Евлогий еще в 1924 году утвердил Устав Братства Софии как некоего культурного центра, объединяющего православных мирян Русской Православной церкви для организации богословского просвещения и церковно- общественной деятельности. В апреле 1925 года начинается образовательная деятельность Богословского института в Париже. Примечательно, что в первый состав преподавателей института вошли несколько наиболее активных членов Братства, которые вели занятия с будущими студентами на подготовительных курсах.

Этими преподавателями были о. Сергий Булгаков, председатель Братства, богослов профессор Василий Васильевич Зеньковский, секретарь Братства, философ Лев Александрович Зандер, видный патролог Георгий Васильевич Флоровский (оба последних – весьма активные члены Братства). Видный церковно- общественный деятель и историк церкви Антон Владимирович Карташев, один из первых членов Братства Софии, являлся членом учредительного комитета Богословского православного института в Париже. Следует отметить и то, что в Братство вступили такие преподаватели института, как профессор Нового Завета Сергей Сергеевич Безобразов, историк Иван Аркадьевич Лаговский. Опубликованные недавно протоколы заседаний Братства, происходивших с 1925 года в Париже из-за того, что большинство названных нами людей стали постоянно преподавать в Богословском институте, свидетельствуют, что в обсуждении ряда церковно-общественных и богословских проблем принимали неоднократно участие в качестве гостей Братства профессор Николай Онуфриевич Лосский, профессор канонического права Николай Николаевич Афанасьев, профессор истории Западной церкви Георгий Петрович Федотов и философ Семен Людвигович Франк (трое последних стали позже членами Братства).2

Нам представляется совершенно закономерным то, что духовной основой Братства святой Софии стали именно крупные научные авторитеты в области богословия из православного института в Париже. Митрополит Евлогий, бывший с начала основания Богословского института его ректором, всемерно способствовал укреплению духовной связи учебного заведения и Братства. Это подтверждается тем, что в члены Братства были приняты молодые выпускники института Борис Иванович Сове и Константин Петрович Струве. Первый преподавал до 1939 года Священное Писание Ветхого Завета и еврейский язык, а второй принял монашество и стал миссионером.

Вместе с тем, поощряя благие дела Братства и благословив его Устав, сам Владыка Евлогий в члены этого богословского сообщества не вступил и позже даже суммировал некоторые критические отзывы о софиологии Сергия Булгакова: «Подчеркивают и его недостаточно благоговейное отношение к авторитету святых отцов Церкви, слишком свободную их критику. Эти уклонения о. Сергия от традиции нашего богословия объясняются отсутствием у него «школы», того фундамента, который закладывался в наших духовных академиях. Мирской пафос, который наложил свой отпечаток на богословское творчество о. Сергия, нарекания и вызывает»3.

Церковные нестроения и последующий раскол отразились на деятельности Братства, и некоторые члены перестали посещать заседания. Но отношения между профессорами Богословского института и Братством не были нарушены, хотя предпринимались грубые попытки внести разногласие между членами Братства, и, более того, прозвучали обвинения в адрес ректора института Владыки Евлогия. Об этом свидетельствует письмо С.Л. Франка к о. Сергию Булгакову от 7 сентября 1926 года: «Еп. Тихон, чувствуя трудность или даже невозможность защищать решение собора чисто формально канонически, пустил в ход дикую версию, подхваченную доверчивыми и темными людьми, что весь раскол по существу вызван фактом, что митр. Евлогий находится под влиянием Братства, как находится и Академия, а Братство это бесспорно еретическое, свободомыслящее, масонское и т.п. Утверждается, что по Уставу Братства члены его обязаны слепым повиновением Вам, как его главе, а так как митр. Евлогий тоже состоит членом Братства, то и он повинуется Вам (!!!), а Вы уже не верите в Св. Троицу, так как провозгласили четвертую ипостась – Св. Софию»4.

Что касается обвинений членов Братства в ереси и масонстве, то эту версию отстаивал В.Ф. Иванов, выпустивший в 1935 году в Харбине книгу, в которой писал, что братья-софианцы создали организацию с особой иерархией и «вместо богомудрия бросили в эмигрантские массы семена суемудрия, подняли соблазненных и совращенных ими на бунт против «официального богословия», то есть против истинного учения Православной церкви…Орден софианцев повторяет прописные истины масонства и проводит обычную работу братьев вольных каменщиков, а именно – начинает с реформации и обновления и приходит к бунту и обращению»5.

Таким образом, названные ранее преподаватели Богословского института, состоявшие членами Братства или посещавшие его собрания в качестве гостей, были отнесены к масонам, которые, действительно были активны в среде русской эмиграции. Однако, как свидетельствуют последние исследования по истории русского масонства за рубежом, причем самые обстоятельные, в ложи в России до 1917 года входили А.В. Карташев (так называемые ложи Мережковского и Литературная) и Н.О. Лосский (перестал посещать ложу в 1914 году с началом войны)6. Сведений об их масонской деятельности во Франции мы в соответствующей исторической литературе не встречали. Что же касается других профессоров Богословского института, бывших членами Братства святой Софии, то они не были связаны с масонскими сообществами и являлись верными православному духу. Не случайно, священник Александр Ельчанинов, кстати, бывший тоже членом Братства, писал, что философствовать не есть богословствовать, тем самым, отмечая истинное направление деятельности Братства.7

Как свидетельствуют протоколы заседаний Братства в Париже в 1925 – 1940 годах, члены его собирались в Свято-Сергиевском подворье или на квартирах профессоров института. Круг рассматриваемых проблем был широк: современное устройство церкви и влияние на него положения Православия в СССР, детальный разбор богословских статей и книг, вышедших в эмиграции. Особо рассматривались публикации членов Братства или близких к нему авторов. Так, в январе 1926 года на заседании велся разговор о статье Н.А. Бердяева «Спасение и творчество: Два понимания христианства» в журнале «Путь». Об этой публикации инспектор Богословского института Епископ Вениамин (Федченков) высказался, что она далека от православного вероучения. Несомненный интерес в связи с рассматриваемой нами темой представляют суждения членов Братства о его предназначении. Для большинства членов Братства его основная цель – «интеллектуальная соборность», «софийная соборность, братство интеллектуальных служителей Премудрости Божией»8. Следует обратить внимание еще на один пункт в рассуждениях членов Братства: нельзя оставаться равнодушными по отношению к России.



Вклад преподавателей Богословского института – членов Братства святой Софии в развитие русского православного богословия значителен. Это и признанные во всем мире научные труды Г.В. Флоровского, В.В. Зеньковского, о. Сергия Булгакова, к которым обращаются многие исследователи истории Русской Православной церкви. Однако на рубеже 1930-1940 годов Братство, по признанию В.В. Зеньковского, стало превращаться из богословского в церковно-общественный центр, а заседания теперь происходили не ежемесячно, а два-три раза в год. После смерти в 1944 году о. Сергия Булгакова прекратилось и проведение интереснейших семинаров по проблемам православной культуры как хранительницы премудрости Божией.

1 Митрополит Евлогий (Георгиевский). Путь моей жизни. М.: Московский рабочий, 1994. С. 412.

2 Братство Святой Софии: Материалы и документы. 1923 – 1939. М.: Русский путь, 2000.

3 Митрополит Евлогий (Георгиевский). Путь моей жизни. С. 412.

4 Братство Святой Софии: Материалы и документы. С. 236.

5 В.Ф. Иванов. Православный мир и масонство. М.: ТРИМ, 1993. С. 64- 65.

6 Серков А.И. Русское масонство. 1731 – 2000. Энциклопедический словарь. М.: РОССПЭН, 2000. С. 380 – 381; С. 491.

7 Священник Александр Ельчанинов. Записки. М.: Изд. Сретенского монастыря, 1996. С. 23.

8 Братство Святой Софии: Материалы и документы. С.104.



Коьрта
Контакты

    Главная страница


Нижний Новгород

Скачать 58.47 Kb.