страница5/10
Дата14.01.2018
Размер1.29 Mb.
ТипОбразовательная программа

Образовательная программа «Иностранные языки»


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

2.2 Характеристика персонажей


Для более детального рассмотрения отношений между франкофонами и англофонами, билингвизма в повседневной жизни канадцев и принципов использования ими в речи интерлингвальных вкраплений представляется важным дать описание места действия рассматриваемых книг и персонажей, особое внимание уделяя языковой принадлежности последних. В настоящем параграфе и далее все имена даются в написании, предложенном русскими переводчиками книг Луизы Пенни (Г.Крылов и В. Немченко).

Необходимо отметить, что все персонажи выбранных источников – билингвы, что обуславливается билингвальной средой, в которой они живут.

Главный герой созданного Луизой Пенни художественного мира – инспектор Сюртэ (полиции Квебека) Гамаш, известный руководитель отдела расследования убийств. Арман Гамаш (Armand Gamache) – мужчина средних лет, всегда элегантно одетый и с отличными манерами. Он внимателен к мелким деталям, умён и чуток к чувствам людей, обладает некоей мудростью, которая отличает его от остальных инспекторов его ранга. Он женат на Рене-Мари (или Рейн-Мари) (Reine-Marie Gamache) – обаятельной, элегантной и умной женщине, работающей библиотекарем. Инспектор Гамаш – франкоканадец, однако за годы обучения в Великобритании в совершенстве овладел английским языком, так что другие персонажи отмечают его безукоризненное произношение с британским акцентом:

1) ‘…a francophone speaking like a hereditary member of the House of Lords.’(Penny1).

Помимо самого Гамаша, в повествовании фигурируют другие полицейские, коллеги Гамаша, члены его команды или его начальство. Среди них – Жан Ги Бювуар (Jean Guy Beauvoir), первый помощник и заместитель, мужчина тридцати с лишним лет. Он внимательно следит за своей внешностью и одеждой, старается одеваться стильно. По его собственным словам, он, в отличие от своего шефа, предпочитает преследовать преступников в прямой погоне, а не добираться до сути преступления в долгих разговорах. Бювуар выступает в качестве представителя и резонёра изоляционно-сепаратистски настроенных франкофонов. В параграфе 2.3, посвящённом отношениям между франкофонами и англофонами, будут подробнее рассмотрены его комментарии.

Также следует отметить агента Лемье (Robert Lemieux), молодого местного полицейского, позже переведённого в Монреаль. Он появляется в одном эпизоде первой книги, однако уже после второй книги цикла его роль становится всё значительнее. Он также принадлежит к франкофонному сообществу и привык общаться в основном с франкофонами, англофонов же он воспринимает настороженно, не понимая их и не доверяя им, о чём свидетельствует следующий пример:

2) ‘Lemieux wasn’t at all sure what had just happened. He thought perhaps it was some weird Anglo code, a dance of aggression and submission. This rarely happened in francophone encounters, in his limited experience. The French, he felt, were far more open about their feelings. The English? Well, they were devious. Never really knew what they were thinking, never mind feeling.’ (Penny2)

Для него стало привычным не понимать англоканадцев с их культурой, отличной от его собственной. Лемье, как и Бювуар, относится к англофонам с предубеждением, вложенным его окружением, пример чего будет рассмотрен в следующем параграфе.

Также в книге упоминаются другие полицейские, среди которых – Isabelle Lacoste, Superintendent Brébeuf, Arnot, Sergeant LaCroix и другие. Показательно, что единственная упомянутая англоканадка в полиции – Шэрон Харрис (Sharon Harris), судмедэксперт. Это может служить свидетельством остаточной волны «тихой революции» – так назван период, начавшийся в 60-е годы XX века, во время которого в Квебеке при приёме на работу, назначении на управляющую должность или при выборе поставщиков для правительства негласно отдавалось предпочтение франкофонам, даже если они были менее компетентны, чем их соперники-англофоны.

Действие каждой книги разворачивается в деревне Три Сосны, поэтому немаловажную роль играют жители деревни – свидетели преступления, родственники или друзья жертв и т.п. По ходу повествования они помогают инспектору Гамашу добраться до сути и найти преступника. Среди них следует особо отметить следующих персонажей:

Питер и Клара Морроу (Peter and Clara Morrow) – семейная пара среднего возраста, англофоны, художники. Питер Морроу – почти карикатурное воплощение англоканадца, – преданный своему делу и преуспевший на выбранном поприще, корректный, скрытный мужчина. Клара Морроу – один из главных помощников инспектора Гамаша, часто дающий ему необходимые подсказки, женщина с хорошо развитой интуицией. Она гораздо более открыта и общительна, чем её муж. Мирна Ландерс – англофонка из Монреаля, афро-американка средних лет, в прошлом психолог, на момент повествования держит книжный магазин. Описание её магазина будет более подробно представлено в параграфе, посвящённом билингвизму в повседневной жизни. Оливье и Габри (Olivier Brulé и Gabriel Dubeau) – франкофоны, гомосексуальная пара; они держат популярное в деревне бистро, по совместительству магазин антиквариата, и небольшую гостиницу. Последняя, кого следует упомянуть, – англофонка Руфь Зардо (Ruth Zardo née Kent). Она – талантливая поэтесса, заслужившая премию генерал-губернатора; в описании этого персонажа словно под увеличительным стеклом дана другая черта англоканадцев, приписываемая им франкофонами, – эксцентричность. Чудаковатость Руфи Зардо проявляется в её речи, манерах и поведении, она пренебрегает светскими условностями и делает то, что ей хочется и что она считает правильным. Это властная пожилая женщина со сложным, даже склочным характером и ранимым сердцем.

Как можно заметить, среди жителей деревни, которых репрезентируют эти персонажи, больше англофонов. Это можно объяснить тем, что деревня Три Сосны находится недалеко от границы с США. После войны за независимость многие лоялисты (жители британских колоний, преданные Короне) переехали в Канаду и основали там свои поселения; эти основатели приписываются и вымышленной деревне Три Сосны, история которой рассказана одним из героев первой книги Беном Хедли:

3) 'It's a code. For the United Empire Loyalists. <…> we're only a couple of kilometers from the border with the States. When the people loyal to the crown during and after the War of Independence were fleeing, they had no way of knowing when they were safe. So a code was designed. Three pines in a cluster meant the loyalists would be welcome.' (Penny1)

Впрочем, если рассматривать повествование как единое целое, то франкофоны и англофоны в ряду главных и второстепенных персонажей (Гамаш, Бювуар, Лемье, Габри и чета Морроу, Мирна Ландерс и Руфь Зардо) репрезентированы в относительно равной пропорции.

Языковую и культурную принадлежность вышеупомянутых персонажей удалось установить по следующим признакам: описание персонажей, данное автором; частотность в речи персонажей вкраплений из французского языка; написание их имён. Об эпизодических персонажах, однако, можно судить только по последнему из признаков, т.е. по написанию их имени или фамилии. Так, в первой книге 18 персонажей (включая упомянутых героев первого и второго плана) были определены как англофоны (Jane Neal, Matthew Croft, Ben Hadley, Timmer Hadley née Post, etc.); 27 персонажей – как франкофоны (Irenée Calfat, André Malenfant, Solange Frenette, etc.). Ещё троих эпизодических персонажей нельзя отнести ни в одну из этих категорий, основываясь лишь на словарях распространённых личных имён, либо потому что в тексте указана краткая форма имени (Brie), либо потому что имя в таком написании популярно как среди носителей английского языка, так и среди носителей французского (Elise Jacob, Irene Nea). Среди новых персонажей второй книги было выявлено 14 франкофонов и 7 англофонов. Полный список в Приложении 6.

Как можно заметить из этого соотношения (27/18, 14/6), около 40% персонажей первой книги, и 30% персонажей второй книги – англофоны. Однако по результатам проведённого в 2006 году опроса только для 7% жителей провинции Квебек английский язык – первый язык, выученный в детстве (langue maternelle, mother tongue). Подобное распределение в репрезентации соотношения англофонов и франкофонов в книгах Луизы Пенни можно объяснить расположением деревни – как уже упоминалось, деревня Три Сосны расположена близко к границе с Америкой. Также немаловажен тот факт, что сама писательница является англоканадкой, а потому в её личном окружении больше англофонов, чем в окружении среднего франкоканадца. Более того, писательница активно акцентирует внимание на единении двух культур и мирном соседстве двух языков – явление, более подробно рассматриваемое в параграфе 2.4. С нашей точки зрения, при такой позиции Луиза Пенни будет включать в своё повествование большое количество англоканадцев, представляющих собой меньшинство в Квебеке, для демонстрации их интеграции в обществе и их активном участии в описываемых событиях. К сожалению, формат настоящего исследования не позволяет рассмотреть работы того или иного франкоканадского автора на предмет репрезентации в них англоканадцев и присутствия в тексте вкраплений английского языка.

В то же время взаимная интеграция ещё не совершилась, и на это косвенно указывает скромное количество билингвальных англо-франкофонных семей. В рассматриваемых книгах упомянута только одна такая семья - Мэтью и Сюзанн Крофт (Matthew Croft, Suzanne Croft née Belanger). У этой пары двое детей, старший из которых Филипп (Philippe) фигурирует в первой книге как проблемный подросток, не идущий на контакт ни с родителями, ни с полицией:

4) Normally, in fact habitually for the past few months, Matthew and Suzanne had had to fight with Philippe to get him to remove the Discman, Matthew arguing with him in English and Suzanne speaking with him in her mother tongue, French. Philippe was bilingual and bicultural and equally deaf to both languages. (Penny1)

Ещё один немаловажный для повествования персонаж требует отдельного комментария. Это агент Иветта Николь (Yvette Nichol), дочь иммигрантов из Чехословакии. Даже сама она оценивает своих родственников из Европы как шумных, неприятных, угрюмых, с чьим приходом их дом всегда терял радость и непринуждённость. Эта молодая женщина воспринимается остальными персонажами отрицательно за излишнюю амбициозность, склочность и эгоизм. Впрочем, писательница и этого персонажа сделала многогранным: остальные герои не могли не отметить её ум, а её на первый взгляд неуместные комментарии зачастую давали ключ к разгадке преступления. Тем не менее, в силу характера молодой женщины её не принимают ни жители деревни, ни другие полицейские. В её описании не акцентируется внимание на её оторванности от культуры Квебека, однако то, что она – дочь иммигрантов, могло отразиться на её характере в виде болезненного честолюбия, желания доказать свою состоятельность и стремления достичь своей цели любой ценой.

Тем не менее, агент Николь социализируется как франкоканадка, в её речи частотны вкрапления (более подробно рассматриваемые в параграфе 2.5). То же можно сказать и о другом персонаже, по чьему имени можно судить о его происхождении от иммигрантов, - о Сауле Петрове (Saul Petrov, русское написание даётся по переводу книги на русский язык). В его речи также частотны вкрапления – так, во время визита полиции Саул Петров отвечает постучавшим в дверь офицерам (т.е. на тот момент незнакомцам, чью национальность он ещё не мог знать) на французском, что также можно считать признаком франкофона:

5) ‘Oui?’ A disheveled middle-aged man stood on the threshold.
‘Monsieur Petrov? Saul Petrov?’
Oui, cest moi.’ (пример 64, Penny2)

Другой пример вкрапления в речи Саула Петрова будет подробно рассмотрен в параграфе 2.5 (пример №40). Ещё одним косвенным признаком его франкофонности является его религия. В книге “A Fatal Grace” (Penny2) упоминается, что Саул был воспитан как католик, хотя в зрелом возрасте уже не верил в церковные обряды. Как упоминалось в параграфе, посвящённом истории Квебека в XVIII-XIX веках, принадлежность к англо- или франкоканадской общине определяли язык и религия; редко англофон был католиком или франкфон – протестантом.

Как упоминается в источниках, все персонажи в той или иной мере владеют обоими языками. По утверждению одного из персонажей, Бена Хедли, нет совершенно ничего необычного в том, чтобы встретить билингва, особенно в рядах квебекской полиции:

6) In Quebec it was far from unusual that people spoke both languages, even fluently. (Penny1)

В следующем параграфе более подробно рассматривается, как персонажи взаимодействуют друг с другом, а также стереотипы и предубеждения о противоположной группе, бытующие в франко- и англоканадском обществе.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Образовательная программа «Иностранные языки»