• ОДНА ИЗ СТРАНИЦ ЖИЗНИ ВЕЛИКОГО ПИСАТЕЛЯ
  • СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  • Скачать 263.54 Kb.


    Дата18.08.2017
    Размер263.54 Kb.
    ТипИсследование

    Скачать 263.54 Kb.

    Одна из страниц жизни великого писателя




    Керимова Лилия Рефатовна –

    учитель русского языка и литературы

    Денисовской школы Симферопольского района

    Республики Крым

    L-R-R@mail/ru
    ОДНА ИЗ СТРАНИЦ ЖИЗНИ ВЕЛИКОГО ПИСАТЕЛЯ

    Поводом для выбора темы данной работы послужил своеобразный «парад пристрастий» , который преподнесли своим читателям современные журналисты: « А что вы помните из Чехова?»


    Николай Басков, («Субботний вечер», «Россия 1»):
    – «Палата № 6» – это моя жизнь!
    Анастасия Стоцкая, певица («Танцы со звездами», «Россия 1»):
    – «Три сестры» запомнились тем, что все произведение женщины думают, как изменить жизнь, но подчиняются обстоятельствам. 
    Дана Борисова, («Сегодня утром», НТВ):
    – «Человек в футляре» напоминает, что нужно жить так, как хочется, не думая об общественном мнении. 
    Мария Кожевникова, актриса («Универ», ТНТ):
    – «Вишневый сад» – название сразу напоминает о весне.
    Анжелика Варум, певица: 
    – «Дама с собачкой» – трогательная история любви, в духе жанра любовного романа.

    Ключевыми фразами непроизвольно для меня оказались : «…нужно жить так, как хочется» и «трогательная история любви». А какая она – любовь? И какой на самом деле ее видит Антон Павлович Чехов и как писатель, и как обыкновенный человек? Какой он , Антон Павлович, в жизни? Решила поискать ответы на эти вопросы. Результатом явилась эта работа.

    Исследование личности А.П. Чехова открывают немало тайн из жизни великого драматурга и писателя. Прошло более ста лет со дня появления первого рассказа А.П. Чехова, и за это время немало написано о его жизни и творчестве, но секрет его внутреннего обаяния, тайна воздействия на «слабый пол» остаются неразгаданными.

    Для подрастающего поколения, стоящего перед выбором жизненного пути, необходимо чувство сопереживания, устанавливающего меру и форму допустимого вторжения в «личное пространство» чьей-то жизни – в данном случае, жизни писателя, дистанцию такта, несоблюдение которой оборачивается пошлостью, внутренней неправдой. 

    Чехов проверяет себя и своих героев правдой жизни. «Правда безусловная и честная» потому-то и необходима поклонникам писателя, что только с ее помощью можно познать человеку себя самого. Отсюда принципиальный отказ от всякого приукрашивания, идеализации, которые могут только дискредитировать писателя. Его жизнь замечательна широтой охвата современной писателю динамики человеческих отношений и глубинной природы понятия «он и она».

    Реальная биография писателя, его личная жизнь, отдельные ее сюжеты сегодня интересует исследователей и читателей. И таганрогское детство сына лавочника, и завоевывание им Москвы, и поездка молодого писателя на остров каторги Сахалин или его работа в качестве врача на холере, и история отношений с Художественным театром, но особо его отношения с женщинами, ставшие для нашего времени, сверх меры озабоченного личными тайнами, притягивающим внимание магнитом.


    Что мы знаем об интимной личной жизни писателя?

    « Все его шутки и вся эта милая интимная жизнь (то, например, что он любил хорошую почтовую бумагу, и купил себе новую чернильницу, и купил себе за границей три шелковых галстука) - это в его письмах - не только не оставляет нас безразличными, но и сближает и роднит с Чеховым, и радуешься вместе с ним, радуешься за него этой новой чернильнице и дорогой бумаге... Это все - от солнца, которое так любил певец сумерек и хмурых людей. Это все - от весны, которую так благодатно чувствовал и лелеял человек, одолеваемый осенней тоскою. "Глядя на весну, мне ужасно хочется, чтобы на том свете был рай", -вспоминал Ю.И. Айхенвальд известный литературный и театральный критик, литературовед, публицист, переводчик, мемуарист, эмигрировавший в 1922 году в Берлин. [9,34]

    Для людей, хорошо знавших Антона Павловича, входивших в его ближайшее окружение, многое в личной жизни писателя оставалось за семью печатями. Чехов не любил откровенничать, не любил рассказывать о своих «победах».

    Меж тем он нравился женщинам. Лазарев-Грузинский рассказывает: «В восьмидесятых годах, когда я познакомился с Чеховым, он казался мне очень красивым, но мне хотелось услышать женское мнение о наружности Чехова, и я спросил одну женщину исключительной красоты, когда-то встречавшуюся с Чеховым, что представлял собой Чехов на женский взгляд?

    Она ответила:

    - Он был очень красив...»



    Однако внешней красоты никогда не бывает без внутренней: именно последняя зажигает женские глаза. Об успехе писателя у женщин свидетельствует и Немирович-Данченко, но объясняет его по-иному. "Русская интеллигентная женщина, - писал он, - ничем в мужчине не могла увлечься так беззаветно, как талантом. Думаю, что он умел быть пленительным..." Бунин отметил еще одну глубокую причину этого успеха: «...Удивительно знал он женское сердце, тонко и сильно чувствовал женственность, среди образов, рождавшихся в его мечте, есть образы пленительные, много было любивших его, и редко кто умел так, как он, говорить с женщинами, трогать их, входить с ними в духовную близость...» Да, любивших Чехова было, судя по всему, много, но подчас он, видимо, и не подозревал этого. А тогда, когда знал? Чаще всего мы можем лишь гадать, какие ответные чувства вызывали эти женщины у Антона Павловича.

    « Женщина есть опьяняющий продукт, который до сих пор еще не догадались обложить акцизным сбором». Образно? Да . И неожиданно, хотя и очень характерно для стиля писателя.

    Антон Павлович был высок , крепко сложен, красив, говорил шикарным басом и очень нравился женщинам. Отношение Антона Павловича Чехова к женщинам было снисходительным, в чем-то   странным и где-то даже жестоким. Они за ним ухаживали, добивались, а он находил способ, как уйти от них Он жаждал любви и боялся ее, стремился быть рядом с незаурядной женщиной, но не хотел делать такой женщине предложение. А ведь женщины были от него без ума. Брали его приступом. Соблазняли. Интриговали. Заманивали в сети. Пускали под откос собственную жизнь. Безумствовали. Распускали небылицы. Падали на колени и заламывали руки. Устраивали беспощадную охоту. Но никакие бури, бушующие в женских сердцах, в его собственном сердце отклика почти не находили. «Он лишен способности страстно, самозабвенно любить, — рассказывала одна из возлюбленных Антона Павловича. — Видно, его маленьким слишком мало ласкали». Он сам признавал: «Мое сердце всегда молчит». С женщинами он всегда был немножко Тригориным из “Чайки “. Не могу без тебя жить”, — пишет ему Лика Мизинова. Чехов отвечает: «Что за мерлихлюндия» . Романов Антон Павлович пережил немыслимо много, и каждый раз не он был инициатором, и каждый раз ему скоро становилось скучно, и каждый раз, не успев даже как следует очароваться, он горько разочаровывался. И все же время от времени Чехов подумывал о женитьбе. И даже объявлял знакомым о близкой свадьбе. Но только было у него одно непременное условие, сформулированное в письме к одному приятелю: «Если вы хотите, женюсь, но все должно быть, как было до этого. То есть она должна жить в Москве, а я в деревне. Я буду к ней ездить. Счастья же, которое продолжается каждый день от утра до утра, я не выдержу … Дайте мне такую жену, которая, как луна, будет являться на моем небе не каждый день». И стоило Чехову более или менее определенно высказать свои требования, как очередная свадьба расстраивалась

    « Женщин у Антона Павловича было около тридцати, специалисты называют их «антоновками», – рассказал литературовед, бывший директор музея-усадьбы «Мелихово» Юрий Бычков. Автор книг «Течение мелиховской жизни», «Лучший из людей», «Я все еще очарован», «Заманчивая личность», «Просто Чехов», пьес «Известный вам интриган», «Любить пересмешника», «Страсти по архиерею», «Приснись мне, Дуся» (все они — о любовных романах Чехова) пишет: « Первая большая любовь - Дуня Эфрон, которой он даже делал предложение, но ее семья ему отказала. У них была трагическая судьба. Перед революцией они выехали в Европу, жили в Париже, а в годы нацистской оккупации как-то вычислили, что Дуня - еврейка, ее отправили в Освенцим, где она погибла в газовой камере. Племянница Дуни в 1952 году приезжала в СССР, пугливо погуляла по Москве, но никто с ней не встретился, не побеседовал, не расспросил. Это совершенно неизвестный факт - я впервые об этом говорю».


    Второй женщиной, которую Чехов тоже по-настоящему любил, была Елена Шаврова. Ей было 15 лет, когда они познакомились. Их отношения не прерывались долгие годы. Причем ее он любил больше, чем всем известную Лику Мизинову. Мизиновой он написал 62 письма, а Шавровой - 68.

    Шаврова Елена Михайловна - писательница. Печаталась под псевдонимом Е. Шастунов, Е. Шавров, Е. Ш. и Е. М. Ш. Чехов редактировал рассказы Шавровой, давал ей литературные советы, содействовал помещению ее рассказов в «Новом времени», «Русской мысли», «Артисте» и др. изданиях. На момент встречи с А.П.Чеховым Елене Шавровой – 15, ему – 29.

    По поводу её увлечения он писал: «Вы пишете, что хотите славы гораздо больше, чем любви; а я наоборот: хочу любви гораздо больше, чем славы. Впрочем, это дело вкуса. Кто любит попа, а кто попову наймичку.»

    А всё началось с того, что юная Лена принесла писателю рукопись собственного рассказа. Чехов остался доволен, посоветовал девушке писать и дальше. Елена влюбилась, но признаться в чувствах не решалась. В 20 лет вышла замуж за петербургского чиновника Юста. «От него пахнет серой», – напишет она потом Антону Павловичу. Но в 1897 году Елена приехала в Москву к родственникам, и между ней и Чеховым вспыхнула любовь. Они вместе сбежали в Ялту, а вскоре расстались навсегда. За 12 лет Антон Павлович отправил ей посланий больше, чем кому-либо из возлюбленных. Подлинники хранятся в Ленинской библиотеке. От писем до сих пор исходит еле уловимый аромат французских духов. История этой любви легла в основу рассказ писателя «Дама с собачкой» (1899 г.): «Дмитрий Дмитрич Гуров, проживший в Ялте уже две недели... видел, как по набережной прошла молодая дама, невысокого роста блондинка, в берете; за нею бежал белый шпиц...

    Мизинова Лидия Стахиевна - подруга сестры Чехова, занимавшая видное место среди литературно-художественной интеллигенции, группировавшейся вокруг Чехова в 90-е годы. Ее личность, судьба, глубокое чувство к Чехову заняли большое место в его жизни и оставили след в творчестве писателя.

    "Прекрасная Лика" - так называли Мизинову Чехов и Левитан и многие другие в общем дружеском кругу. Самый живописный портрет Мизиновой оставила в своих воспоминаниях Т. Л. Щепкипа-Куперник: "Лика была девушка необыкновенной красоты. Настоящая Царевна-Лебедь из русских сказок. Ее пепельные вьющиеся волосы, чудесные серые глаза под "соболиными" бровями, необычайная женственность и мягкость и неуловимое очарование в соединении с полным отсутствием ломанья и почти суровой простотой - делали ее обаятельной"[1,7]



    Юная Лика очень хотела показаться писателю человеком одаренным, поэтому то преподавала, то служила думским писцом, то пыталась сделать оперную карьеру... Хотя особых талантов-то у девушки и не было. Но Чехов ее заметил. Перед отъездом на Сахалин Чехов дарит Лике свою фотографию с шутливой надписью: "Добрейшему созданию, от которого я бегу на Сахалин и которое оцарапало мне нос. Прошу ухаживателей и поклонников носить на носу наперсток. А. Чехов. P. S. Эта надпись, равно как и обмен карточками, ни к чему меня не обязывает"[5,210] Дарственная надпись сделана в стиле, характерном и для писем Чехова к Мизиновой в первые годы их переписки. Этот стиль был создан чеховским юмором и той атмосферой непринужденного веселья, которая возникала вокруг Лики в семье Чеховых. Чехов был увлечен, чувствовал, что нравится, и потому сами собой рождались остроты, поддразнивания, каламбуры, прозвища, обыгрывание вымышленных ситуаций, имен Ликиных поклонников, пародии на любовные письма неизвестных лиц. Все это составляло вместе такую густую имитированную среду, что проявления истинного чувства, полупризнания тонули в ней и приобретали нереальный характер.

     Их  отношения рождали догадки и самые различные суждения;

    М. П. Чехова и Т. Л. Щепкина-Куперник долгое время поддерживали версию о том, что "Чехов любил ее, а она не ответила ему взаимностью, и это надолго омрачило его жизнь" "[3.с.304]. Ю. Соболев, автор книги "Чехов" опроверг эту версию простейшим способом - цитатами из писем Мизиновой, М. П. Чехова вынуждена была признать, что Мизинова "глубоко любила брата, а он не ответил ей тем же" "[4.26 ].

    То, что первоначальную версию "как-то поддерживал сам Чехов", как выразилась Т. Л. Щепкина-Куперник, не должно удивлять. Можно ли представить, чтобы Чехов стал ее опровергать, доказывая, что не он был в положении отвергнутого? Известно, что Чехов пользовался большим успехом у женщин, но не любил говорить об этом. Версия сложилась прежде всего на основании внешних фактов жизни Мизиновой. Увлечение Чеховым сменилось в глазах окружающих романом Лики с литератором Игнатием Потапенко; прежнее, самое сильное в ее жизни и неистребимое чувство было в последующие годы для чужих глаз как бы перекрыто новым. Сыграла роль и "магия искусства": так как в сюжетной коллизии "Чайки" многое совпадало с судьбой Лики (стремление на сцену, роман с писателем, рождение ребенка), Чехову в любовном треугольнике отводили роль неудачника - Треплева. Повод к таким суждениям давала, по-видимому, и Мизинова, для которой "Чайка" была неотделима от ее собственной судьбы.



    Действительно, это был странный роман. Они словно играли друг с другом. Переписка 1892 года говорит о большом дружеском сближении Чехова с Мизиновой. Он делится и мелочами ежедневной жизни в Мелихове, и серьезными событиями - все это дружески доверительно. Что же касается степени увлеченности их друг другом - письма их звучат как бы "на разной волне". От этого часто возникает непонимание: Чехов шутит - Мизинова сердится или недоумевает. На безысходно грустное письмо Мизиновой из Ржева - видимо, перед отъездом был разговор или возникла ситуация, обнаружившая всю меру различий в отношении их друг к другу,- Чехов отвечает в том же тоне устойчивых шуток .Он как бы намеренно переиначивает ситуацию, не желая замечать явного ее драматизма для Мизиновой. Вымышленная победа не нужна Лике, которая хочет ясности реальных отношений, она не поддерживает эту словесную игру; на известные строки Чехова "позвольте моей голове закружиться от Ваших духов и помогите мне крепче затянуть аркан, который Вы уже забросили мне на шею" - она отвечает признанием своего поражения: "А как бы я хотела (если бы могла) затянуть аркан покрепче! Да не по Сеньке шапка! В первый раз в жизни мне так не везет!" Так пишет Мизинова. Чехов же ни разу не позволяет себе в письмах обмолвиться насчет ее неразделенного или не вполне разделенного чувства. Поэтому его письма, прочитанные без писем Мизиновой, могут показаться (и казались) признаниями не очень удачливого поклонника. В выборе этого "эпистолярного героя" проявилось мужское великодушие Чехова, его желание не только не признать свою победу, но, напротив, стереть ее. Кроме того, лишь так можно было сохранить в своей жизни как постоянную радость любовь и преданность Лики. Через несколько лет, в потрясении после провала "Чайки" в Александрийском театре, Чехов напишет сестре: "Когда приедешь в Мелихово, привези с собой Лику",- напишет, испытывая потребность в ее присутствии и зная, что отказа быть не может.[10,1]

    Она хотела быть его женой, но стала лишь музой.

    Лику    прекрасно сыграла  Марина  Влади  в фильме  «Сюжет  для  небольшого  рассказа». 

    В конце 30-х годов ХХ века в самом центре Москвы жила преклонных лет женщина. Время от времени к ней заглядывали ученые, писатели, литературоведы и расспрашивали о былом, в основном про Чехова. И раз один из них, Эйгес, сокрушенно обмолвился: «Вообразите, сколько мы не роемся, но не находим женщины в жизни Чехова. Нет любви. Серьезной любви нет».

    - Что вы сказали? – переспросила Лидия Алексеевна: к старости она стала плохо слышать.


    Эйгес попрощался и ушел, захватив со стола, заваленного конспектами и заставленного посудой, стопку бумаг, исписанных угловатым старушечьим почерком. «А.П. Чехов в моей жизни. 1940», - было написано на первой странице…
    Их знакомство 24 января 1889 года началось с невольной мистификации, шуточного недоразумения.
    - Позвольте, Антон Павлович представить вам девицу Флору. Моя воспитанница, - так редактор "Петербургской газеты" Сергей Худяков познакомил гостившего у него Чехова с младшей сестрой своей жены. 
    Продолжился разговор о постановке "Иванова". Чехов боялся провала своей пьесы. Судя по его письмам, он переживал тогда творческий и идейный кризис.
    Перед ужином Антон Павлович подошел к ней и взял одну из её кос.
    - Я таких ещё не видел, - сказал он.
    Она подумала, что он обращается с ней так фамильярно только потому, что он какая-то девица Флора, воспитанница.
    -Вы здесь живете?
    - Наконец я могу сказать, что я не девица Флора и не воспитанница Сергея Николаевича. Это он так зовет меня в шутку, - ответила Лидия Авилова, - Вообразите, я замужем и у меня есть сын. 
    - У вас сын? Да? Как это хорошо! - сказал Антон Павлович. - Я опять сюда приду, Мы встретимся? Дайте мне всё, что вы написали или напечатали. Я всё прочту очень внимательно. Согласны?

    Авилова знала чуть ли не наизусть рассказы знаменитого писателя, поэтому неудивительно, что не спускала с него глаз. Там был и ее муж. Он ушел, не дождавшись конца торжества, – не мог вынести ее оживления. Он тогда уже догадался, что Лида полюбила Антона Павловича.

    Какой же была женщина, вдохновившая Чехова на рассказ о любви? По воспоминаниям И. А. Бунина, в ней была смесь застенчивости и любопытства к жизни, смешливости и грусти. В ней было все очаровательно: голос, некоторая застенчивость, взгляд чудесных серо-голубых глаз. Она забывала о том, что красива, потому что в ней было достаточно ума, юмора, таланта и постоянного ощущения своего несовершенства. На первое письмо Авиловой, приславшей ему свои произведения, Чехов не ответил. Он страстно увлекся Ликой Мизиновой, девушкой очень красивой, музыкально одаренной, но взбалмошной и легкомысленной. А потом уехал на Сахалин. "Если я когда-нибудь влюблюсь, то тут же уеду очень далеко", - как-то сказал он одной из своих приятельниц.
    Чехов описал её внешность в рассказе "Красавицы": "действительно прекрасного у неё были одни только белокурые, волнистые густые волосы … всё же остальное было или неправильно, или же очень обыкновенно. От особой ли манеры кокетничать или от близорукости, глаза её были прищурены, нос был нерешительно вздернут, рот мал, профиль слабо и вяло очерчен, плечи узки не по летам, но, тем не менее, девушка производила впечатление настоящей красавицы". Рассказ был опубликован в 1888 году… За год до их встречи. 
    Попав в литературную среду, она вошла в нее легко и естественно. Темы она находила просто, ловила их с быстротой ласточки, на лету. Она была талантливее своих книг... А. П. Чехов подробно разбирает ее рассказы, дает советы, критикует. Они подолгу говорили, молчали, но не признавались друг другу в своей любви, скрывали ее робко и ревниво.

    Авилов выбрал жену не по себе. Он любил ее и страдал от нелюбви, которую она не могла скрыть. Ее литературные опыты он считал пустячными. Он ревновал к ним. Что он мог выставить против такого соперника, как Чехов? Только детей. Он знал, что Лидия Алексеевна очень любила их, и пользовался их защитой. Эти три якоря удержат ее, какая бы там в душе ни бушевала буря. И удержали. Дети объединяли двух несхожих, не созданных друг для друга людей в одно целое.
    - А не кажется Вам, что, когда мы встретились с вами три года назад, мы не познакомились, а нашли друг друга после долгой разлуки? - спросил Чехов.
    –Да…- нерешительно ответила Лидия.
    Вторая их встреча произошла в 1892 году на 25-летнем юбилее газеты Худякова. Сразу узнали друг друга. Сели рядом, не там где им было назначено. Завязался многообещающий разговор. К тому времени Чехов разочаровался в своей "прекрасной Лике", хотя их сложные запутанные отношения тянулись ещё долго. Встреча на юбилейном обеде положила начало их переписке.

    Встречались редко, порой случайно, в театре, в гостях. Он всегда угадывал: вот сейчас, через минуту он увидит ее, она где-то здесь, рядом... И она действительно появлялась. Она призналась ему в своей любви в рассказе «Забытые письма»: «Жизнь без тебя, даже без вести о тебе, больше, чем подвиг, – это мученичество. Я счастлива, когда мне удается вызвать в памяти звук твоего голоса, впечатление твоего поцелуя на моих губах... Я думаю только о тебе». «Забытые письма» Чехов прочитал, и разве он мог не понять, к кому обращены эти строки? Он все понял. Услышал. И написал ответный рассказ «О любви». В этом рассказе Чехов признается в своем отношении к Лидии Алексеевне: «Я любил нежно, глубоко, но я рассуждал, я спрашивал себя, к чему может привести наша любовь, если у нас не хватит сил бороться с нею; мне казалось невероятным, что эта моя тихая, грустная любовь вдруг грубо оборвет счастливое течение жизни ее мужа, детей, всего этого дома».

    Однажды, она пригласила его к себе, когда муж был в отъезде. Неожиданно пришли шумные и бесцеремонные гости, которые утомили и хозяйку и Антона Павловича. Когда они, наконец, остались вдвоём, Чехов признался ей в любви. Это было бы «классическое» признание, которое в тайне мечтает услышать любая женщина, если бы не странная интонация, если бы он не говорил в прошедшем времени. «Я любил Вас… Знали ли Вы это?» Лидии казалось, что он за что-то злится на неё, в чем-то упрекает, чего-то требует. А на следующий день Антон Павлович прислал ей письмо, в котором критиковал одно из её произведений и ни словом не вспоминал о вчерашнем разговоре. Пригрезились ли Лидии ТЕ слова? Играл ли Чехов чувствами влюбленной в него женщины? Не найдя ответы на эти вопросы, она тайно послала Чехову медальон в форме книги с надписью: «Повести и рассказы. соч. Ан. Чехова. Стран. 267, стр. 6 и 7». Эти строки в книге Чехова читаются так: «Если тебе когда-нибудь понадобится моя жизнь, то приди и возьми её». 
    В начале 1896 года в театре Суворина был маскарад. Авиловой удалось туда попасть и встретиться с Чеховым. Он сделал вид, что в маске принимает её за Яворскую. Лидия Яворская красивая, небездарная актриса. Если верить тогдашним слухам, у Чехова с ней был бурный, но скоротечный роман. 
    «Знаешь, скоро пойдет моя пьеса. … Будь очень внимательна. Я тебе отвечу со сцены», - между прочим, сообщил он ей. Кому он ответит? Яворской?
    Премьера «Чайки» по собственному выражению Чехова «шлепнулась и с треском провалилась». Публика шикала, свистела, смеялась. Только Авилова смотрела и слушала, затаив дыхание. Яворской он, кажется, «ответил», выведя в образе «очаровательной пошлячки» Аркадиной. Мизинова угадывается в Заречной, жертве собственных амбиций и доверчивости. Услышала Лидия и напоминание о своём подарке. В «Чайке» есть эпизод с медальоном, на котором выгравировано название книги и «страница 121, строки 11 и 12». В своей книге на указанном месте она нашла слова: "Молодым девицам бывать в маскарадах неполагается». Это был «ответ на многое: на то, кто прислал брелок, кто была маска».

    Последнее их свидание произошло на вокзале. Она была в Москве проездом, а Чехов приехал на репетицию новой постановки своей «Чайки». Он её уговаривал тоже посетить эту репетицию, но она везла с собой детей и не могла задержаться в Москве. Чехов вдруг перестал отвечать на её письма. Лидия не знала, что думать, выдвигала самые невероятные предположения. А всё было просто: как раз на репетиции «Чайки» Чехов встретился с будущей женой, Ольгой Книппер, которая играла роль Аркадиной. Книппер и Авилова были знакомы, они когда-то играли в одном любительском спектакле. Пьеса называлась «Странное стечение обстоятельств». В этой пьесе было две Софьи Андреевны, одну играла Лидия, другую - Ольга. «А странным было то, что это мне, а не ей пророчили сценическую карьеру. Мимо меня прошло всё то, что в полной мере досталось ей», - ревниво записала Лидия в своих воспоминаниях.



    Свое последнее письмо она написала ему в 1904 году. Лидия Алексеевна боялась, что умрет и не успеет «сказать», а умер он. Но он сказать успел. В тот день Авиловы ждали гостей. Муж подошел к Лидии Алексеевне, сообщил, что 2 июля в Банденвейнере скончался Чехов, и потребовал, чтобы не было никаких истерик. Эту короткую летнюю ночь она провела без сна, с думами о том, кто сделал ее жизнь такой несчастно - счастливой.
    24 января 2012 в Доме Кино Санкт - Петербурга состоялась премьера художественного фильма режиссёра Виталия Мельникова «Поклонница» (Львы, орлы и куропатки) режиссера Виталия Мельникова. Это история любви Чехова и начинающей писательницы Лидии Авиловой. Замысел "Львов, орлов и куропаток" возник у режиссера случайно. Вот что Виталий Вячеславович рассказывает о рождении замысла фильма: «...Я был на даче, и на чердаке наткнулся на книжку воспоминаний Лидии Авиловой. Перечитал и обнаружил, что в ее мемуарах Чехов предстает совсем не тем строгим господином в очках, какой висит на стене в классе литературы. Я подумал, что про «Остров Сахалин» и туберкулез знают все, а про любовь Чехова известно немногим. Их отношения с Авиловой начались в 1898 году и продлились до смерти Антона Павловича. Ему - за 30, она - на пять лет моложе. Благополучная дама, она вдруг оказалась трагически и безысходно привязана к известному писателю. Чехов был не инопланетянином, а таким же человеком - две руки, две ноги, голова. Он любил и страдал, как любят и страдают все люди. И если бы было по-другому, он бы не стал великим. Мне важно разобраться в человеке, в его жизни, в его склонностях, в глубоко скрытых трагедиях. Иначе говоря - мне важна история живого, во многом противоречивого человека.»

    Это совершенно чеховская история, в которой сам Антон Павлович оказался главным героем. Исторического подтверждения отношений нет. Многие ученые считают воспоминания Авиловой лишь сентиментальными переживаниями барышни. Но известно, что Чехов очень внимательно опекал девушку.

    Что же ей досталось? Короткие радостные встречи, долгие разлуки. А большего Антон Павлович не дал ни одной женщине.



    В сентябре 1898 года 38-летний Антон Чехов познакомился с актерами молодого Московского Художественно-общественного театра (МХТ), основанного К. С. Станиславским и Вл. И. Немировичем-Данченко. На репетиции пьесы «Царь Федор Иоаннович» его буквально заворожила 30-летняя актриса Ольга Книппер, игравшая царицу Ирину. Чехов писал: «Ирина, по-моему, великолепна. Голос, благородство, задушевность — так хорошо, что даже в горле чешется… лучше всех Ирина. Если бы я остался в Москве, то влюбился бы в эту Ирину».

    Ольга Леонардовна приметила драматурга на репетиции «Чайки» несколькими днями раньше: «Мы все были захвачены необыкновенно тонким обаянием его личности, его простоты, его неумения «учить», «показывать». Антон Павлович, когда его спрашивали, отвечал как-то неожиданно, как будто и не по существу, как будто и общо, и не знали мы, как принять его замечания — серьезно или в шутку [2.209].

    15 сентября курьерский поезд мчал Чехова в Ялту, а думы были о самой жизнерадостной актрисе труппы МХТ Ольге Книппер. Ласковое крымское солнышко еще больше настроило Чехова на романтический лад и его мысли постоянно устремлялись к актрисе. В то время Чехов едва ли сколько-нибудь серьезно думал о женитьбе, да и относительно собственного будущего светлых надежд не питал. Ольга Леонардовна вспоминала: «…с той встречи начал медленно затягиваться тонкий и сложный узел моей жизни».

    Поначалу Антон Павлович и с Ольгой пытался вести ту же игру, что  с Ликой Мизиновой. Приглашал ее к себе в Мелихово, а потом - в Ялту, куда переехал из-за прогрессирующей болезни. Совсем как с Ликой, прогуливался с ней вдвоем, шутил, писал письма с полупризнаниями. И по-прежнему предпочитал удерживать Ольгу на расстоянии, в положении постоянной платонической возлюбленной – и только. Но с Книппер такие шутки не прошли. Она была старше и  опытнее Лики, лучше знала жизнь, ее сердце гораздо менее пьянила любовь, а еще статус жены великого писателя-драматурга сразу же менял ее положение в театре.

    В 1899 году началась переписка, прерывавшаяся лишь на время коротких встреч. В письмах Чехов придумывает множество забавных милых прозвищ и обращений, иногда понятных только им двоим: «милюся моя Оля, славная моя актрисочка, собака моя, милая моя конопляночка, дуся моя бесподобная, балбесик мой», часто приправляя свои письма шутками, подобными этой: «Не забывайте писателя, не забывайте, иначе я здесь утоплюсь или женюсь на сколопендре». В ответных письмах Ольга Книппер не менее нежна: «Антонка, родной мой», «...Как это я тебя не поцеловала в последний раз? Глупо, но меня это мучает», «Дорогой мой Антончик, как мне тебя не хватает! Я с тобой спокойнее и лучше. Я люблю чувствовать твою любовь, видеть твои чудные глаза, твое мягкое, доброе лицо».[11.9.43]

    Весной 1901 года Чехов сказал Бунину: «Знаете, я женюсь. На Ольге Книппер». «И сразу стал шутить, что лучше жениться на немке, чем на русской, она аккуратнее, и ребенок не будет по дому ползать и бить в медный таз ложкой…», — вспоминает Иван Алексеевич. Он не отнесся ко всему этому серьезно: Чехов уже много раз делал подобные заявления, но ничем это не кончалось…

    В доме Чехова Ольга  сразу сумела поставить себя как будущая хозяйка: наравне с сестрой и матерью хлопотала об обедах, об устройстве гостей. Не стеснялась показать, что расстроена и недовольна, когда Чехов сбежал от нее прогуляться в одиночестве по Европе (немыслимая для Лики дерзость!): «Зачем ты уехал, раз ты должен быть со мной?». А главное, она сумела все-таки правдами и неправдами через два года романтического знакомства сделаться его женой. Ольга Леонардовна упрекала писателя в нерешительности, а Чехова, видимо, уже не пугало слово «навечно». Он был смертельно болен, он знал, что жить ему осталось не долго. К тому же Ольга не собиралась оставлять театр и перебираться к нему в Ялту. Следовательно, обещала стать именно такой женой, о которой он когда-то мечтал: чтобы, как луна, являлась на его небе не каждый день. Они поженились в маленькой московской церкви. Пригласили только необходимых для церемонии свидетелей: со стороны невесты – ее брата и дядю, со стороны жениха – двух каких-то случайных студентов. После проведенного на Каме, где чахоточные больные поправляли здоровье кумысом, медового месяца Ольга поехала в Москву, став ведущей актрисой  МХТ, а  Чехов жил в Ялте с матерью и сестрой, окруженный их неустанной, жертвенной заботой.  Конечно, жена  наведывалась к мужу так часто, как только ей это позволяла работа. А «театр позволял», по указанию Станиславского и Немировича-Данченко, примерно 2-3 раза в год. Для Ольги Леонардовны вся ее жизнь без остатка принадлежала храму по имени театр. Благодаря сцене она более легко переживала разлуку с любимым Дусей, так в письмах она называла Антона Павловича. Больному Чехову это давалось с трудом. Чехов писал из Ялты: «Мне кажется, что если бы я полежал хоть половину ночи, уткнувшись носом в твое плечо, то мне полегчало бы и я перестал бы кукситься. Я не могу без тебя, как угодно. Милая собака Олька, отчего я не с тобой?». [11.12.163] Видно, болезнь и слабость заставили его иначе взглянуть на одиночество и свободу, которые он прежде так ценил. Теперь ему уже хотелось, чтобы жена была рядом каждый день. А Ольга каялась: «Я ужасная свинья перед тобой. Какая я тебе жена? Раз я на сцене, я должна была остаться одинокой и не мучить никого». Впрочем, тут же меняла тему и торопила Чехова дописать скорее очередную пьесу для МХТ - «Вишневый сад». Пьесу для любимой жены Чехов дописал, а  через полгода  умер в  Германии, на водах, куда его в последний момент, уже без всякой надежды, отправили к лучшим специалистам по туберкулезу.  

    Ольга – единственная его официальная жена. Они ждали ребенка, но не случилось.

    Ольга Книппер-Чехова, быстро оправившись после смерти мужа, прожила еще 55 лет: много и успешно играла на сцене, чему изрядно способствовал не только ее талант, но и статус вдовы Чехова. Ради Антона Павловича Ольга Леонардовна ничем не пожертвовала и ни в чем особо себя не ущемила. 



    Чехов любил женщин, знал их не мало, но в памяти людской с его именем связывают только законную супругу Ольга Книппер и трогательную историю несуществующей семейной идиллии.

    «Он и она полюбили друг друга, женились и были несчастливы...» Говорят, так должен был начаться роман Чехова «О любви». Эти слова часто цитируют, говоря о браке Чехова и Книппер. Но писатель так и не создал его. А строчка осталась в черновиках, и она отражает, по нашему мнению, суть отношений самого Чехова с актрисой Ольгой Книппер.



    Официально у А.П.Чехова нет наследников – но потомство он все же оставил. Нина Корш – дочь владельца первого частного театра России Федора Адамовича Корша (сейчас Театр Наций в Москве). Она влюбилась в Антона Павловича в 12 лет, во время постановки пьесы «Иванов» в театре отца. Нина выросла на глазах Чехова. Их любовь разгорелась в 1898 году, когда Нина приехала поддержать писателя во время премьеры «Чайки» во МХАТе. Это была любовь – поклонение. В 1900 году Нина родила дочь Таню. Поскольку отношения Чехова с Корш разворачивались параллельно с его романом с Книппер, Нина не сообщила о своем положении никому, кроме родителей. Те воспитали внучку. После революции следы Корш потерялись, позже стало известно, что она жила с дочкой в Париже. Таня, как и отец, стала врачом.

    Известно, что Нина Корш со своей дочерью бывала в доме Чехова - он сам упоминает об этом в письмах. Возможно, Нина Федоровна хотела, чтобы Чехов внимательнее вгляделся в девочку, заметил в ребенке несомненное сходство с собой. Ведь он так хотел иметь детей! Но не случилось. Чехов умер, так и не узнав, что у него есть дочь.

    В Музее Чехова в Мелихове среди экспонатов есть галстуки писателя. Их незадолго до своей смерти преподнесла музею художница Мария Дроздова. Она была близкой подругой сестры Чехова и с писателем познакомилась, когда у него развивался роман с Мизиновой. Мария с первого взгляда влюбилась в Чехова, а он внимания на нее не обращал. Но та не прекращала попыток завязать отношения и добилась своего. Юрий Бычков утверждает, что она понимала, что Антон Павлович не может принадлежать одной, и просто его любила, ничего не прося взамен.
      Были  влюблены в   Антона  Павловича  и  актриса  Яворская,  и  писательница  Т.Л. Щепкина-Куперник.    Эти   люди  искусства  хорошо  понимали,  что  он  не  может  принадлежать  одной -  и  просто   боготворили  его, получая   истинное   удовольствие  от  общения  с  ним.      

    Богатый человеческий опыт и талант позволили писателю воплотить увиденное и прочувственное  в своих произведениях.  Отсюда -  такое  многообразие  ярких  характеров, в том числе и женских.  Совсем короткий промежуток времени отделяет произведения И. С. Тургенева и Чехова, а какая разительная глубина между тем, что увидел и отобразил Тургенев, как возвышенно и глубоко смог оценить женский характер, и как увидел женщину Чехов. Словами своего героя Шамохина («Ариадна») автор говорит о женщинах: « Мы слишком идеально смотрим на женщин и предъявляем требования, несоизмеримые с тем, что может дать действительность, мы получаем далеко не то, что хотим, и в результате неудовлетворенность, разбитые надежды, душевная боль … они лживы, жестоки... не только не выше, но даже неизмеримо ниже... мужчин». Что это? Частное мнение героя-неудачника, или взгляд автора на поколение своих соотечественниц, не «оправдавших» его доверия, так изменившихся и измельчавших со времен Пушкина, Некрасова и Тургенева? Так, героиня рассказа «Попрыгунья» - Ольга Ивановна живет для своего удовольствия, превращая жизнь в сплошное развлечение. Она вращается в кругу художников, музыкантов, певцов, воображая и себя многосторонне развитой и одаренной натурой. Но в итоге теряет единственного родного и любящего ее человека - мужа - Осипа Степаныча Дымова. Даже у его смертного одра Ольга Ивановна скорбит не о потере человека, обеспечившего ей безбедное существование, а о том, что «Прозевала! Прозевала!» очередную знаменитость. В «Душечке» писатель откровенно смеется над мещанкой - Оленькой Племянниковой, а потом Кукиной и Пустоваловой. Героиня, выйдя замуж, полностью растворяется в интересах мужа, озвучивает его мысли и мечты. Но не в этом ли Лев Николаевич Толстой видел главное призвание женщины? Быть помощницей, соучастницей дел мужа. Чехов же находит в таком характере основное зло. Изменилось ли время? Вероятно, но это еще и собственный взгляд художника на роль женщины в обществе. Она не просто жена и мать, а активная участница окружающей общественной жизни. Идеалов не бывает, к ним можно стремиться, создав в своем воображении. А Чехов не хочет идти против правды жизни, не фантазирует, описывая действительность и ее героинь. Что ж, это право художника. С ним можно соглашаться или спорить, но отказать в таланте невозможно. Созданные автором образы героинь правдивы, ярки и жизненны. Мы не берем с них пример, а стараемся искоренить в себе их черты. К этому и призывал А. П. Чехов, создавая свои произведения.

    Писатель оттенков, он замечал все малейшие трепетания сердца; ему был доступен самый аромат чужой души. Чехова меньше чем кого-либо расскажешь: его надо читать. И, читая, мы впитываем в себя почти каждое слово, потому что оно содержит в себе художественный штрих наблюдательности, необыкновенно смелое и поэтичное олицетворение природы или вещей, удивительную человеческую деталь.

    Дни проходят, и, проходя, они оставляют в душе свои смутные, слитные образы, и человек - по свидетельству Чехова, - любит вглядываться в эти реющие призраки былого, предпочитая их пестроте и шуму текущего дня. «Что пройдет, то будет мило» и будет ласкать и печалить своей невозвратимой прелестью. «Проходили мимо меня люди со своей любовью, мелькали ясные дни и теплые ночи, пели соловьи, пахло сеном - и все это милое, изумительное по воспоминаниям, у меня, как у всех, проходило быстро, бесследно, не ценилось и исчезало, как туман... Где все оно?» "Все, что нравилось, ласкало, давало надежду, - шум дождя, раскаты грома, мысли о счастьи, разговоры о любви - все это становится воспоминанием» [9,18]



    К юбилею писателя 30 января 2010 года на «Первом канале» вышел документальный фильм «Чехов. Неопубликованная жизнь». Автор фильма Сергей Медведев рассказал, какие открытия он сделал для себя: « За Чеховым постоянно следовали восторженные поклонницы, когда в 1898 году Чехов перебрался в Ялту, многие из них отправились в Крым за своим кумиром.

    В январе 1902 года газета «Новости дня», цитата из которой приводится на сайте «Газетные старости», писала: «В Ялте, где живет А.П.Чехов, образовалась, по словам "Саратовского Дневника", целая армия бестолковых и невыносимо горячих поклонниц его художественного таланта, именуемых здесь "антоновками". Последние бегают по набережным Ялты за писателем, изучают его костюм, походку, стараются чем-нибудь привлечь на себя его внимание и т.д. - словом производят целую кучу нелепостей. Идеал этих безобидных существ весьма скромен: «видеть Чехова», «смотреть на Чехова». Но они - лишь одна из страниц жизни великого писателя». 

    Такой Чехов становится еще ближе. Нормальный человек с такими же, как и у всех чувствами и поступками. Интересно было открыть для себя Чехова не как писателя, а как просто - человека, со всеми своими слабостями. И все больше радуешься, что такой человек, яркий и действительно гениальный, родился и жил на земле.

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

    1."А. П. Чехов в воспоминаниях современников". М., Гослитиздат, 1954, с. 301

    2. Т. Л. Щепкина-Куперник. Театр в моей жизни, М.--Л., "Искусство", 1948, с. 304

    3. Книга Ю. Соболева "Чехов" (серия "Жизнь замечательных людей", М., 1934

    4.Письма М. Чеховой, с. 26.

    5.М. П. Чехова "Моя подруга Лика" ."Москва", 1958, No 6, с. 211--214.



    6.Чехов и сейчас живее всех живых. Интервью с главным редактором издательства "Воскресенье" Дмитрием Горбунцовым http://www.s-info.ru/read/excurs/1059/

    7. Бердников Георгий Петрович - Чехов. М., 'Молодая гвардия', 1974. 512 с. с ил., портр. ("Жизнь замечательных людей". Серия биографий. Вып. 19, с.237 – 549.



    8. Чехов: без купюр © Copyright: Лена Муравьева, 2012. Свидетельство о публикации №212031201234

    9. Ю.И.Айхенвальд .Силуэты русских писателей. В 3 выпусках. Вып. 1. М., 1906 - 1910; 2-е изд. М., 1908 - 1913.

    10. Женщина в жизни Антона Чехова. Елена Пугачёва


    © Copyright: Елена Пугачёва, 2006
    Свидетельство о публикации №206071200166 .

    11. Чехов А.П. Полное собрание сочинений и писем: в 30 т. Письма в 12 т.

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Одна из страниц жизни великого писателя

    Скачать 263.54 Kb.