• Проблемы установления вины юридического лица

  • Скачать 439.67 Kb.


    страница1/2
    Дата22.01.2019
    Размер439.67 Kb.
    ТипЗакон

    Скачать 439.67 Kb.

    Определение вины юридического лица и


      1   2

    РЕКОМЕНДАЦИИ УТВЕРЖДЕНЫ

    на заседании президиума Седьмого

    арбитражного апелляционного суда

    от 28 сентября 2009 г. № 9


    ОБОБЩЕНИЕ СУДЕБНО-АРБИТРАЖНОЙ ПРАКТИКИ ПО ТЕМЕ: ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВИНЫ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА И

    ИНДИВИДУАЛЬНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ

    В соответствии с планом мероприятий Седьмого арбитражного апелляционного суда на второе полугодие 2009 года отделом анализа, обобщения судебной практики, законодательства и статистики совместно с судьями Седьмого арбитражного апелляционного суда изучена практика 75 дел, связанных с определением вины юридического лица и индивидуального предпринимателя в совершении административного правонарушения, рассмотренных в 2008-2009 гг.

    Впервые принцип виновной административной ответственности юридического лица и понятие вины юридического лица были закреплены в части 2 статьи 2.1 Кодекса об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ): «Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению».

    Фактически практика применения нормы, содержащейся в части 2 статьи 2.1 КоАП РФ, в настоящее время достаточно противоречива и неоднозначна.

    С момента вступления в силу КоАП РФ вопросы судебной практики, касающиеся определения вины в совершении административных правонарушений юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, неоднократно рассматривались Конституционным Судом Российской Федерации, Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации и Верховным Судом Российской Федерации.

    Следует заметить, что некоторые проблемы применения принципа виновности к юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям были разрешены вышеназванными судами, однако, как показывает проведенный анализ судебной практики, множество других вопросов остались не решенными.

    При рассмотрении дел об административных правонарушениях, судьи Седьмого арбитражного апелляционного суда в основном придерживаются выработанной позиции, которая соответствует действующему законодательству и разъяснениям Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Вместе с тем следует отметить, что отдельные судебные акты представляются небесспорными.

    В процессе обобщения судебной практики были выявлены различные позиции судей первой инстанции (арбитражные суды Республики Алтай, Алтайского края, Кемеровской, Новосибирской и Томской областей), апелляционной инстанции (Седьмой арбитражный апелляционный суд) и судей кассационной инстанции (Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа) при рассмотрении споров, связанных с определением вины юридического лица и индивидуального предпринимателя в совершении административного правонарушения, а также проблемы правоприменения, которые нуждаются в решении в целях обеспечения единообразной судебной практики.



    Проблемы установления вины юридического лица
    Идея вины юридических лиц была предварительно воплощена в законодательных актах 90-х годов1. Первым был Закон Российской Федерации от 17 декабря 1992 г. № 4121-1 «Об административной ответственности предприятий, учреждений, организаций и объединений за правонарушения в области строительства». Процедура привлечения была прописана в Положении о порядке наложения штрафов за правонарушения в области строительства, утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 июля 1993 г. № 729. С этого момента административная наука признает организации надлежащим субъектом административной ответственности.

    С 1 июля 2002 г. вступил в силу Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, принятый Государственной Думой 20 декабря и подписанный Президентом 30 декабря 2001 г. С вступлением в силу КоАП РФ прекратилось действие всех нормативных актов СССР, РСФСР и Российской Федерации по вопросам административной ответственности. В новом КоАП РФ впервые прямо закреплен принцип виновной административной ответственности юридического лица и дано определение вины: «Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению» (часть 2 статьи 2.1).

    Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 20.03.2008 г. № 210-О-О, «часть 2 статьи 2.1 КоАП РФ, предусматривающая основания, при наличии которых юридическое лицо может быть признано виновным в совершении административного правонарушения, направлена на обеспечение действия презумпции невиновности, имеет целью исключить возможность привлечения юридических лиц к административной ответственности при отсутствии их вины и сама по себе конституционные права и свободы граждан не нарушает».

    Однако установленное законодателем понятие вины юридического лица до сих пор остается наиболее спорным, вызывающее среди ученых-административистов и правоприменителей дискуссии, порождающие различные концепции.

    Так, например, одни исследователи считают, что «часть 2 статьи 2.1 КоАП РФ содержит неконкретную, «размытую» формулировку вины юридического лица, не определяет хотя бы примерного перечня обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии у юридического лица возможности для соблюдения соответствующих правил и норм. В этой связи в судебной практике нередко возникают вопросы о том, какие именно фактические обстоятельства в той или иной ситуации могут быть признаны обстоятельствами, исключающими вину юридического лица в совершении административного правонарушения, и какие еще меры, кроме тех, что были им приняты, это лицо могло бы принять»2.

    Рассуждая о парадоксах КоАП РФ, В.Д. Сорокин писал: «Даже элементарное знакомство с формулировкой части 2 статьи 2.1 КоАП РФ, не говоря уже о юридическом анализе, позволяет расценить ее как уникальную в том смысле, что в ней нет никакого смысла!

    Из содержания рассматриваемой нормы следует, что юридическое лицо привлекается к административной ответственности «за несоблюдение» установленных «правил и норм». Однако теория права и наука административного права рассматривают соблюдение как способ реализации только запрещающих правовых норм.

    Между тем помимо соблюдения (несоблюдения) существует более распространенный способ реализации административно-правовых норм - исполнение (и, стало быть, нарушение посредством действия). Это способ, характерный именно для сферы государственного управления. Исполнение в отличие от соблюдения требует совершения активных действий субъекта. Если эти действия, объем и характер которых предусматриваются соответствующей материальной нормой, не выполняются либо выполняются ненадлежащим образом, с нарушением установленных обязывающих правовых норм, то в этом случае также наступает административная ответственность. Поэтому согласно части 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо должно привлекаться и за упомянутый вариант поведения, а именно - нарушение. Но такая ситуация статьей вообще не предусмотрена3.

    Трудно не согласиться с мнениями авторов, справедливо критикующих формулировку вины юридического лица, данную в КоАП РФ.

    Другие исследователи, напротив, полагают, что «административным законодательством дано четкое определение вины юридического лица, которое более гармонично и не вступает в противоречие с существующей концепцией психологической вины физического лица»4.

    Некоторые авторы подчеркивают, что «противоправное деяние для признания его административным правонарушением должно быть совершено виновно, то есть с определенным психическим отношением физического или юридического лица»5.

    Другой комментатор отмечает, что «в части 2 статьи 2.1 КоАП Российской Федерации намечены контуры понятия «вина юридического лица». В качестве основания для признания юридического лица виновным в совершении административного правонарушения выдвигается следующее положение: если у юридического лица имелась возможность для соблюдения норм и правил, за нарушение которых установлена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению, то оно признается виновным. При этом учитываются признаки вины умышленной и неосторожной»6.

    На основании вышеизложенного можно констатировать, что единого понимания вины юридического лица среди ученых нет.

    Наличие противоречивых мнений и разных концепций в теории административного права не могло не повлиять на правоприменительную деятельность. Анализ судебно-арбитражной практики показывает, что в настоящее время существует несколько подходов к определению вины юридического лица.

    Так, в некоторых случаях, вина юридического лица определяется через субъективную сторону правонарушения, то есть анализируется психическое отношение коллективного субъекта к содеянному и определяются формы вины в виде умысла и неосторожности. В юридической литературе указывается достаточно много примеров из практики арбитражных судов такого определения вины юридического лица7. В практике Седьмого арбитражного апелляционного суда такие случаи единичны.

    К примеру, дело № 07АП-5992/2008 (постановление от 24.10.2008 г.).

    Закрытое акционерное общество «Черепановское» (далее – ЗАО «Черепановское») обратилось в Арбитражный суд Новосибирской области с заявлением к Территориальному (межрайонному) отделу №5 Управления Роснедвижимости по Новосибирской области (далее – Управление Росснедвижимости по Новосибирской области) о признании незаконным постановления по делу об административном правонарушении №16 от 17.07.2008 года.

    Решением от 27.08.2008 года по делу № А45-10745/2008-46/281 Арбитражный суд Новосибирской области заявленные требования удовлетворил.

    Не согласившись с указанным решением, Управление Росснедвижимости по Новосибирской области обратилось с апелляционной жалобой в Седьмой арбитражный апелляционный суд, в которой просит решение Арбитражного суда Новосибирской области от 27.08.2008 года по делу № А45-10745/2008-46/281 отменить, принять по делу новый судебный акт.

    В обосновании жалобы ее податель ссылается на то, что в действиях ЗАО «Черепановское» имеет место состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 7.1 КоАП РФ, так как у заявителя отсутствуют правоустанавливающие документы на земельный участок, а договор купли-продажи от 11.09.2006 года не может являться правоустанавливающим документом, поскольку переход права собственности объектов недвижимости по данному договору не был зарегистрирован в установленном законом порядке.

    В судебном заседании представитель подателя апелляционной жалобы поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе, настаивал на ее удовлетворении.

    ЗАО «Черепановское» о месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы извещено надлежащим образом, в судебное заседание представитель не явился. В отзыве на апелляционную жалобу ЗАО «Черепановское» с заявленными требованиями не согласно, просит решение суда первой инстанции оставить без изменения.

    Исследовав материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в соответствии со статьей 268 АПК РФ, суд апелляционной инстанции считает его не подлежащим отмене и приводит следующие основания, касающиеся вины общества в совершении административного првонарушения.

    В соответствии со статьей 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

    Виновность лица в совершении административного правонарушения является обстоятельством, подлежащим выяснению по делу об административном правонарушении (пункт 3 статьи 26.1 КоАП РФ).

    Для привлечения к административной ответственности необходимо наличие всех элементов состава административного правонарушения: объекта, объективной стороны, субъекта, субъективной стороны.

    Кроме того, суд апелляционной инстанции посчитал необходимым указать на отсутствие субъективной стороны правонарушения выраженной в одной из форм вины.

    В соответствии со ст. 2.2 КоАП РФ административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично.

    Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

    В другом деле Седьмой арбитражный апелляционный суд, исследовав обстоятельства привлечения жилищного кооператива «Апрель» к административной ответственности по части 1 статьи 14.28 КоАП РФ, сделал следующие выводы (дело № А27-5437/2008-5):

    «Субъективная сторона, указанного правонарушения характеризуется виной в форме умысла или неосторожности.

    Согласно статье 2.2 КоАП РФ административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично.

    Из материалов дела об административном правонарушении видно, что кооператив предпринял попытку произвести государственную регистрацию одного из договоров долевого участия в строительстве, но по заявлению кооператива регистрация была приостановлена, о чем свидетельствуют расписки Юргинского отдела Управления Федеральной регистрационной службы по Кемеровской области от 14.06.2007 г., от 04.07.2007 г., от 09.08.2007 г. Данное обстоятельство было учтено инспекцией при назначении наказания кооперативу в виде штрафа в минимальном размере.

    По мнению суда апелляционной инстанции у заявителя имелась возможность выполнить требования, установленные Федеральным законом, но им не были предприняты все зависящие от него меры по соблюдению требований Закона. Также из действий заявителя видно, что он осознавал противоправный характер своего поведения и предвидел вредные последствия».

    В практике Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа также можно встретить случаи определения вины юридического лица через субъективную сторону правонарушения (формы вины в виде умысла или неосторожности). Но аналогично практике Седьмого арбитражного апелляционного суда такое понимание вины юридического лица не является тенденцией в судебной практике данного суда.

    В качестве примера представляет интерес дело N Ф04-7492/2007.

    Так, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа, анализируя правомерность привлечения ОАО "Юграторг" к административной ответственности, пришел к выводу, что:

    «Согласно частям 1 и 4 статьи 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.



    Вина юридического лица в форме умысла или неосторожности должна быть установлена и доказана административным органом в соответствии со статьей 2.2 КоАП РФ».

    Кроме того, неоднократно рассматривал вопросы, касающиеся административной ответственности юридических лиц и Конституционный Суд Российской Федерации. В связи с этим представляет интерес Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21.04.2005 г. № 119-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Волна» на нарушение конституционных прав и свобод частью 2 статьи 2.1 Кодекса об административных правонарушениях», где даны следующие разъяснения:

    «Положения части 2 статьи 2.1 КоАП Российской Федерации, предусматривающие основания, при обязательном наличии которых юридическое лицо может быть признано виновным в совершении административного правонарушения, направлены на обеспечение действия презумпции невиновности (статья 1.5 КоАП Российской Федерации), имеют целью исключить возможность привлечения юридических лиц к административной ответственности при отсутствии их вины и сами по себе не нарушают конституционные права и свободы заявителя.

    Установление же того, имелась ли у юридического лица возможность для соблюдения норм и правил, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, и были ли приняты все зависящие от него меры по их соблюдению, а также проверка доказательств, свидетельствующих о наличии его вины (умышленной или неосторожной) или ее отсутствии, связаны с исследованием фактических обстоятельств дела, что является прерогативой судов общей и арбитражной юрисдикции и не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, определенную статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

    Представляется, что исходя из смысла части 2 статьи 2 КоАП РФ, вина юридического лица определяется иначе, чем вина физического лица и не предусматривает деление вины на формы в виде умысла или неосторожности. Юридическое лицо, в отличие от физических лиц, является искусственно созданным субъектом права, которое не может проявлять психическое отношение к совершаемому им деянию и его последствиям.

    Однако суды сталкивались с неизбежными коллизиями при привлечении юридического лица к административной ответственности в соответствии со статьями Особенной части КоАП РФ, в которых возможность привлечения к административной ответственности за административное правонарушение ставится в зависимость от формы вины.

    Показательным в этом плане является следующий пример из практики Седьмого арбитражного апелляционного суда (дело № 07АП-3690/08).

    Общество с ограниченной ответственностью «Барнаульский водоканал» (далее – Общество) обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с заявлением к Алтайскому межрегиональному управлению по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора (далее – административный орган) об оспаривании постановления от 19.02.2008 г. № 05215/юл о привлечении к административной ответственности по статье 9.10 КоАП РФ за повреждение газопровода, совершенное по неосторожности, а также решения от 11.04.2008 г. № 05215 об оставлении данного постановления без изменения.

    Решением Арбитражного суда Алтайского края от 23.05.2008 г. заявленные требования удовлетворены частично. Постановление Алтайского межрегионального управления по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора от 19.02.2008 г. № 05215/юл о привлечении ООО «Барнаульский водоканал» к административной ответственности по статье 9.10 КоАП РФ признано незаконным в части назначения наказания и назначено новое наказание в виде административного штрафа в размере 20 000 рублей. Решение Алтайского межрегионального управления по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора от 11.04.2008 г. № 05215 признано незаконным и отменено в полном объеме.

    Не согласившись с решением суда первой инстанции, Общество обратилось в Седьмой арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просило данное решение суда отменить в части назначения наказания, признать оспариваемое постановление незаконным и отменить его.

    Апелляционная инстанция посчитала ошибочными выводы суда первой инстанции в части доказанности вины общества в нарушении статьи 9.10 КоАП РФ.

    На основании статьи 9.10 КоАП РФ повреждение тепловых сетей, топливопроводов (пневмопроводов, кислородопроводов, нефтепроводов, нефтепродуктопроводов, газопроводов) либо их оборудования, совершенное по неосторожности, влечет наложение административного штрафа на юридических лиц – от двадцати тысяч рублей до тридцати тысяч рублей.

    Суд первой инстанции не учел пункт 5 акта № 1 технического расследования причин аварии, из которого видно, что мастер аварийно-диспетчерской службы ОАО «Алтайгазпром» Алеткин А.В. устно без применения измерительного инструмента и приборов, руководствуясь данными, нанесенными на опознавательный знак (впоследствии выяснилось, что данные не соответствуют действительному расположению газопровода), без учета маршрутной карты, указал предположительное месторасположение газопровода - отвода между домами № 14 и № 16 по ул. Горно-Алтайская.

    Суд не учел также выводы, содержащиеся в данном акте и свидетельствующие о том, что начальник цеха транспортировки воды ООО «Барнаульский водоканал» Сорокин Н.Н. указал работникам отступить от места установки опознавательного знака на расстояние 3 метра и плюс 2 метра от охранной зоны, после чего дал устное распоряжение мастеру Веснину М.Ю. и бригадиру Ряховскому А.Т. начать разрабатывать грунт гидромолотом для определения промыва от течи водопровода.

    Таким образом, общество полагало, что земляные работы производились за пределами охранной зоны газораспределительных сетей.

    Пункт 16 Правил действительно требует письменное разрешение эксплуатационной организации газораспределительных сетей при нарушении поверхности земельного участка на глубину более 0,3 метра. Однако такое разрешение предусмотрено только при работах в охранных зонах.

    Из пояснений представителя Общества следовало, что земляные работы ими производились за пределами охранной зоны газораспределительных сетей, указанной на опознавательном знаке.

    Принимая во внимание, что ни в акте, ни в административном протоколе, ни в оспариваемых постановлении и решении не содержится сведений, подтверждающих позицию административного органа, а именно: указание на опознавательный знак, обозначающий трассу подземного газопровода с отметками о расстоянии от газопровода и глубины его заложения, а общество отрицает работу в охранной зоне, выводы суда первой инстанции не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.



    Субъективная сторона административного правонарушения, предусмотренного статьей 9.10 КоАП РФ, выражается в форме неосторожности.

    Для привлечения лица к административной ответственности за указанное правонарушение необходимо доказать наличие неосторожной формы вины.

    В соответствии с пунктом 2 статьи 2.2 КоАП РФ административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

    Материалами дела не подтвердился факт того, что Общество предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия либо не предвидело, но должно было и могло их предвидеть, поскольку полагало на начало выполнения земляных работ, что выполняет эти работы за пределами охранной зоны газораспределительных сетей, а, следовательно, не могло предвидеть вредные последствия.

    Таким образом, суд апелляционной инстанции посчитал, что Административный орган не доказал наличие неосторожной формы вины общества в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 9.10 КоАП РФ, а выводы суда первой инстанции основаны на недоказанных обстоятельствах, которые суд посчитал установленными, что привело к принятию неправильного решения в обжалуемой части.

    Учитывая изложенное, Общество не могло быть привлечено к административной ответственности по статье 9.10 КоАП РФ за нарушение пункта 16 Правил в связи с недоказанностью обстоятельств, имеющих значение для дела.

    При таких обстоятельствах решение Арбитражного суда Алтайского края от 23.05.2008 г. по делу № А03-4474/2008-2 было отменено в обжалуемой части с принятием по делу нового судебного акта об удовлетворении требований заявителя.

    Безусловно, актуальным стало принятие Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.11.2008 г. № 60 «О внесении дополнений в некоторые постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, касающиеся рассмотрения арбитражными судами дел об административных правонарушениях», в котором даны следующие разъяснения:

    «Пункт 16.1. При рассмотрении дел об административных правонарушениях арбитражным судам следует учитывать, что понятие вины юридических лиц раскрывается в части 2 статьи 2.1 КоАП РФ. При этом в отличие от физических лиц в отношении юридических лиц КоАП РФ формы вины (статья 2.2 КоАП РФ) не выделяет.

    Следовательно, и в тех случаях, когда в соответствующих статьях Особенной части КоАП РФ возможность привлечения к административной ответственности за административное правонарушение ставится в зависимость от формы вины, в отношении юридических лиц требуется лишь установление того, что у соответствующего лица имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (часть 2 статьи 2.1 КоАП РФ). Обстоятельства, указанные в части 1 или части 2 статьи 2.2 КоАП РФ, применительно к юридическим лицам установлению не подлежат».

    Думается, что теперь произойдет отрицание практики применения части 1 или части 2 статьи 2.2 КоАП РФ к юридическим лицам, так как согласно пункту 2 статьи 13 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 г. № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации являются обязательными для арбитражных судов в Российской Федерации.

    Согласно другому подходу вина юридического лица определяется через вину его работника. Данная позиция широко распространена в практике арбитражных судов, особенно при рассмотрении споров, возникающих вследствие нарушения статьи 14.5 КоАП РФ (продажа товаров, выполнение работ либо оказание услуг при отсутствии установленной информации либо без применения контрольно-кассовых машин), а также вследствие нарушения правил продажи отдельных видов товаров, продажи этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции (статьи 14.15, 14.16 КоАП РФ).

    В Постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2003 г. № 10964/03, от 3 августа 2004 г. № 6902/04, от 23 ноября 2004 г. № 8688/04, от 28 июня 2005 г. № 480/05 было установлено, что «неисполнение юридическим лицом требований Федерального закона от 22 мая 2003 г. № 54-ФЗ «О применении ККТ при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» вследствие ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей его работником не является обстоятельством, освобождающим само юридическое лицо от ответственности, установленной статьей 14.5 КоАП РФ».

    Ориентируясь на позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, арбитражные суды при решении вопроса о вине юридического лица в данном случае исходят из того, что если ККТ не применена по вине работника, то юридическое лицо не освобождается от ответственности, так как работник является его представителем.

    Так, в постановлении Седьмого арбитражного апелляционного суда от 27 октября 2008 г. № 07АП-6062/08 сказано, что «вина Общества в совершенном правонарушении выражается в неосуществлении контроля за исполнением должностных обязанностей продавцом Дорофеевой Н.А., что позволило бы гарантировать их исполнение и тем самым предупредить совершение правонарушения.

    Судом апелляционной инстанции по материалам дела установлено, что продавец Дорофеева Н.А. на основании трудового договора от 03.01.2008 года (лист дела 37 - 38) обслуживала покупателей в магазине, принадлежащем ООО "Земля и недвижимость", и действовала в его интересах, и именно Общество отвечает за допущенные продавцом нарушения.

    Вина конкретного работника в совершении административного правонарушения не освобождает юридическое лицо от административной ответственности за данное правонарушение (часть 3 статьи 2.1 КоАП РФ).



    Таким образом, вина юридического лица как субъекта административных правоотношений определяется виной продавца. Несоблюдение работником правил применения ККТ влечет ответственность юридического лица, от имени которого совершены торговые операции, что соответствует правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 3 Определения от 14.12.2000 года № 244-О».

    Аналогичные выводы были представлены и в других постановлениях Седьмого арбитражного апелляционного суда. Например, 07АП-6866/08, 07АП-3033/08, 07АП-1432/08, 07АП-4808/08, 07АП-102/08, 07АП-4640/08, 07АП-4360/08, 07АП-72/09 и другие.

    Также Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа согласился с мнением Седьмого арбитражного апелляционного суда и оставил кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Русский дом" на решение от 01.11.2008 Арбитражного суда Кемеровской области и постановление от 26.01.2009 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу № А27-13578/2008-5(07АП-72/09) – без удовлетворения, указав, что:

    «В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Закона N 54-ФЗ контрольно-кассовая техника, включенная в Государственный реестр, применяется на территории Российской Федерации в обязательном порядке всеми организациями и индивидуальными предпринимателями при осуществлении ими наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт в случаях продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг.

    За невыполнение перечисленных требований организациями торговли, осуществляющими реализацию товаров, выполняющими работы либо оказывающими услуги, а равно гражданами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей, статьей 14.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность.

    Вина юридического лица в случае неприменения контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов вследствие ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей работником этого юридического лица определяется тем, что в соответствии с частями 2 и 3 статьи 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

    Особенностью назначения административного наказания юридического лица по делам данной категории является то, что за неприменение контрольно-кассовой техники при осуществлении денежных расчетов от административной ответственности не освобождается и виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной ответственности физического лица, не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо.

    В соответствии с разъяснениями Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, данными в Постановлении от 31.07.2003 № 16 «О некоторых вопросах практики применения административной ответственности, предусмотренной статьей 14.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, за неприменение контрольно-кассовых машин», под неприменением контрольно-кассовых машин следует понимать фактическое неиспользование контрольно-кассового аппарата.

    При этом неприменение юридическим лицом контрольно-кассовой техники вследствие ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей его работником не является обстоятельством, освобождающим само юридическое лицо от ответственности за административное правонарушение по статье 14.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

    Таким образом, суды обеих инстанций пришли к правомерному выводу о том, что менеджером Игнатовской Н.А., являющейся работником Общества, допущено нарушение требований Закона № 54-ФЗ, что не оспаривается Обществом и подтверждается материалами дела, следовательно, данный факт свидетельствует о несоблюдении самим Обществом указанного выше Федерального закона, так как все торговые операции, осуществляемые в торговой точке, производятся от имени и в интересах юридического лица.

    Вина Общества в совершении административного правонарушения заключается в том, что оно не обеспечило соблюдение своим работником требований законодательства о применении ККТ и не осуществило надлежащий контроль за исполнением им трудовых обязанностей».

    Примером позиции, согласно которой «неисполнение юридическим лицом требований законодательства в сфере оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции вследствие ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей его работником не является основанием для освобождения юридического лица от административной ответственности», может служить дело № 07АП-1112/08.



    В постановлении от 18.03.08 г. Седьмой арбитражный апелляционный суд указал, что вина юридического лица в нарушении требований положений Закона № 171-ФЗ и Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 19.01.1998 года № 55, заключается в том, что оно не обеспечило соблюдение своими сотрудниками требований законодательства в сфере оборота алкогольной продукции и не осуществило надлежащий контроль за исполнением ими трудовых обязанностей. При этом ненадлежащее исполнение ими своих трудовых обязанностей не является основанием для освобождения юридического лица от административной ответственности.

    Аналогичную позицию занял Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа при рассмотрении ряда других дел. В частности, дело Ф04-2060/2008.



    Так, в постановлении Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27.03.08 г. сказано, что допущенные работником Общества противоправные виновные действия (бездействие) не освобождают само общество от административной ответственности, так как прием и розничная продажа алкогольной продукции проводится от его имени. Таким образом, вина организации как субъекта административных правоотношений определяется виной ее работника. Несоблюдение работником Общества правил розничной торговли алкогольной продукцией, ненадлежащее оформление справок к товарно-транспортной накладной, влечет ответственность юридического лица.

    Следовательно судебная практика Седьмого арбитражного апелляционного суда и Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа для разрешения споров, связанных с особенностью назначения административного наказания юридического лица по делам данной категории, выбрала подход предложенный Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в своих постановлениях.

    Однако следует обратить внимание, что такое определение вины юридического лица по делам данной категории довольно остро критикуется в юридической литературе8.

    Так, одни авторы полагают, что «Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, рассмотревший в порядке надзора ряд дел в августе-сентябре 2004 г., по сути, санкционировал использование налоговыми органами и арбитражными судами «упрощенный» подход к применению статьи 14.5 КоАП РФ, в соответствии с которым неисполнение юридическим лицом требований Федерального закона «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» вследствие ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей его работником автоматически свидетельствует о вине юридического лица в совершении административного правонарушения».

    Другой автор считает, что «Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своих постановлениях неоднократно указывал на то, что юридическое лицо независимо от принятых им по существу всех возможных и реально выполнимых мер по соблюдению определенных правил должно нести административную ответственность за нарушение этих правил своими работниками, и приводит типичный пример из судебной практики. Пример: Юридическое лицо заключило трудовой договор с продавцом-кассиром в магазине. В трудовом договоре были четко определены обязанности работника по соблюдению правил торговли, по применению контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов. Более того, продавец-кассир был ознакомлен под роспись с должностной инструкцией, предусматривающей обязанность применять ККМ, и прошел соответствующий инструктаж. Однако, несмотря на указанные меры, продавец-кассир однажды по неосторожности не применил ККМ, и юридическое лицо было привлечено к административной ответственности по статье 14.5 КоАП РФ. В ходе судебного разбирательства представитель налогового органа на вопрос суда о том, в чем состоит вина данного юридического лица, какие еще зависящие от него меры не были им приняты для предотвращения нарушения, не мог дать никакого внятного ответа. Остается только предположить, что единственное, что еще могло сделать юридическое лицо, - это поставить в магазин смотрителя или установить камеру видеонаблюдения с тем, чтобы таким образом контролировать продавца-кассира. Но, решая таким образом вопрос о виновности лица, можно дойти и до абсурда».

    Авторы данных комментариев сходятся во мнении, что такое определение вины юридического лица демонстрирует неприменение норм материального права, в первую очередь нарушение презумпции невиновности (статья 1.5 КоАП РФ), что приводит фактически к «объективному вменению». Кроме того, нарушаются и нормы процессуального права, которые обязывают арбитражные суды при рассмотрении анализируемой категории дел проверять законность оспариваемых решений в полном объеме (пункты 6, 7 статьи 210 АПК РФ) и выносить законные, обоснованные и мотивированные судебные акты (пункт 3 статьи 15, статья 170, пункт 2 статьи 271, пункт 2 статьи 289, статья 306 АПК РФ).

    С некоторыми вышесказанными доводами можно согласиться. Одним из наиболее распространенных процессуальных нарушений в практике арбитражных судов является неполное выяснение вопросов в части вины юридических лиц в совершении административного правонарушения не только рассматриваемой категории дел, но и всех других. Арбитражные суды не отражают в решениях, постановлениях какие именно зависящие от юридического лица меры для соблюдения установленных правил и норм юридическими лицами не были приняты.

    Так, и в юридической литературе авторами указывается, что «многочисленными примерами из практики правоприменительных органов подтверждается то, что для привлечения юридического лица к административной ответственности во всех случаях достаточным считается установление факта совершения административного правонарушения. В случае же несогласия с решением о привлечении к административной ответственности и судебного его обжалования, факты, представляемые лицами в обоснование своей невиновности, в подавляющем большинстве случаев не принимаются во внимание, даже в случаях, когда из обстоятельств дела можно сделать вывод, что субъект действовал добросовестно, т.е. проявил обычную заботливость, которая от него требовалась исходя из характера данной деятельности. Не вызывает сомнения и тот факт, что бремя доказывания своей невиновности лежит на юридическом лице, привлекаемом к административной ответственности, несмотря на законодательно закрепленную презумпцию невиновности (статья 1.5 КоАП РФ)»9.

    В практике Седьмого арбитражного апелляционного суда также встречаются случаи процессуального нарушения доказывания вины юридических лиц в совершении административных правонарушений.

    Примером может послужить дело № А03-14125/2008, которое рассматривалось в первой инстанции в Арбитражном суде Алтайского края, затем в Седьмом арбитражном апелляционном суде и в кассационном порядке Федеральным арбитражным судом Западно-Сибирского округа. По результатам проверки правильности применения арбитражными судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, Федеральный арбитражный суд постановил решение от 27.01.2009 Арбитражного суда Алтайского края и постановление от 24.03.2009 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу № А03-14125/2008 отменить, принять по делу новый судебный акт, а заявление открытого акционерного общества «Российские железные дороги» удовлетворить на основании следующих выводов:

    «Таможенный орган, вынося, обжалуемое постановление и арбитражные суды, принимая судебные акты, пришли к выводу о совершении Обществом административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 16.9 КоАП РФ.

    Вместе с тем арбитражный суд, рассматривая заявление об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности, в соответствии со статьей 210 АПК РФ обязан проверять законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливать наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

    При рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа арбитражный суд не связан доводами, содержащимися в заявлении, и проверяет оспариваемое решение в полном объеме.

    Из статьи 1.5 КоАП РФ следует, что лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

    Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело.

    Согласно части 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

    Таможенным органом при вынесении постановления о привлечении Общества к административной ответственности по части 1 статьи 16.9 КоАП РФ вопрос какие зависящие от него меры по сохранности перевозимых товаров Обществом не были приняты не исследовался и не нашел отражения ни в протоколе об административном правонарушении, ни в постановлении.

    Алтайская таможня и арбитражные суды исходили только из факта наличия события уголовного преступления - кражи товара, не приняв во внимание доводы Общества об отсутствии вины, что противоречит вышеназванным нормам КоАП РФ».

    Таким образом, на основании вышеизложенного можно говорить о том, что в правоприменительной практике еще остаются нерешенными вопросы применения статьи 1.5, части 2 статьи 2.1 КоАП РФ, которые должны быть разъяснены на законодательном уровне.

      1   2

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Определение вины юридического лица и

    Скачать 439.67 Kb.