• Планета-снаряд
  • Состояние небесных тел
  • Подготовка к уничтожению планеты
  • Подготовка к переселению
  • Начало начал
  • Таблица 1. Характеристики спутников и кольца Юпитера
  • Таблица 2. Характеристики спутников и колец Сатурна
  • Великое столкновение
  • Разлет осколков



  • страница3/19
    Дата14.01.2018
    Размер7.07 Mb.

    Определенного количества населяющих его жителей


    1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

    Основы возрождения биологических клеток

    Рассматривая через призму времени климат и виды животных исчезнувшей планеты, нельзя не коснуться основных принципов зарождения форм жизни во Вселенной, пусть в качестве гипотезы, тем более что основы образования вещества подробно изложены в книге «Магнитная система Солнца». С чего же начинается зарождение живых клеток?

    Для возрождения биологической жизни на поверхности любого космического тела в принципе необходимы довольно скромные условия. Это, прежде всего растворимые химические элементы, нейтральный растворитель (для нашей формы жизни - это вода), который одновременно является и транспортной средой для перемещения и соединения ущербных электронов в единый, пусть вначале примитивный, тип соединения, и, наконец, какой-либо окислитель, лучше всего кислород, соответствующая температура и электростатический потенциал на поверхности планеты. Все.

    Взаимное перемешивание образовывающихся растворов, а значит, сближение и образование поляроративных соединений атомов и молекул, будет происходить по разным причинам. Это и течения водяных потоков, и конвективные перемешивания рассолов под действием прогрева разной степени, и влияние воздушных потоков. Главное — то, что в образованных растворах при определенной температуре обязательно начнут возникать поляроративные соединения энергетически неуравновешенных (ущербных) электронов в атомы и молекулы, которые и создают биологическую клетку. Точно так же, как, например, образуются химические элементы, кристаллы и другие соединения при остывании плазмы.

    То есть формирование биологических клеток осуществляется исключительно на основе принципа формирования вещества в коронах звезд, с той лишь разницей, что здесь температура соединений оказывается ниже температуры плазмы. Поэтому в зарождении форм жизни ничего исключительного нет, так как весь процесс, как уже неоднократно говорилось, идет в соответствии с общими принципами образования химических элементов материи.

    В свою очередь, для того чтобы поддерживать рост клеток, то есть постоянно создавать питательный раствор, организму необходимы минеральные вещества. Не важно, каким путем они будут получены, главное — то, что в процессе образования, роста и деления клеток живой или неживой формы поляроративное соединение энергетически неуравновешенных электронов, атомов и молекул происходит самостоятельно. Без внешнего влияния. А потому закон поляроративного соединения ущербных электронов, или электронов - парамагнетиков, — это энергетическая основа начала формирования материи и живых клеток. Жизнь на планетах зарождается самостоятельно, так как вещество образовано из ущербных электронов -парамагнетиков. А статическое электричество, возникающее при поляроративных соединениях, и есть та самая сила, которая отделяет живую форму (клетки) от неживой, скопища молекул химических элементов.

    Другими словами, электростатический потенциал поверхности планет при низкотемпературном (от +15 до +40 градусов Цельсия) слиянии электронов и молекул порождает биологические образования, которые впоследствии путем эволюции преобразуют живой организм: примитивную клетку, микроб, растение, птицу, животное и разумного человека.

    Более того, поляроративное соединение можно получить лабораторным путем и на Земле. Их уже получают. Достаточно вспомнить выращивание в необходимом растворе из одной клетки целого растения, отдельных органов и видов животных (клонирование), да и самого человека (в пробирке).

    Всем известно, что на одной и той же земле или в одной и той же питательной среде вырастают растения с разными, совершенно отличными друг от друга признаками и качествами. Или же вспомним рост и деление клеток организма человека без его вмешательства в этот процесс. И так везде.

    Принцип поляроративного формирования материи, изложенный в книге «Магнитная система Солнца», лежит в основе образования различных форм жизни во всей вселенной. С той лишь разницей, что в формировании биологических клеток организмов обязательно участвует электростатический (парафорный) потенциал энергии и температура окружающей среды, который делает клетку чувствительной, а в последствии – разумной.

    Вода и любая другая жидкость во всех растворах является в основном транспортной средой и лишь затем – растворителем.

    Да, взятые матрицы клетки пока являются уже готовыми программами поляроративного подбора электронов и атомов из приготовленного раствора. Да, наука пока не может в этих питательных средах заставить формироваться необходимый вид без готовой матрицы-клетки, но, надо думать, это дело будущего. Следует напомнить, что в США уже научились создавать искусственные алмазы без использования крупиц естественных алмазов. Научатся выращивать и клетки. Важно то, что принцип или законы формирования кристаллов химических элементов в насыщенной среде и клеток живых организмов, также в насыщенной среде растворов, одинаковы для всех биологических форм Вселенной. Необходимо только подобрать температуру, величину электростатического потенциала питательного раствора и его состав.

    Доказательством присутствия электричества в эволюции живых организмов могут служить органы слуха, зрения, осязания, чувство боли, предчувствия и так далее, характерных только для живых форм кристаллизации, где передача сигнала осуществляется при помощи биоэлектричества.

    Отдельные электроны или целые молекулы, находящиеся в растворах, соединяясь между собой, постепенно наполняют клетку поляроративным равенством. Однако, как только наступает энергетическое, а точнее, поляроративное перенасыщение, клетка начинает делится. И так до тех пор, пока в питательный раствор поступают необходимые микроэлементы или минеральные вещества. Но это – начальная стадия процесса.

    Затем, благодаря опять же поляроративным силам ущербных электронов и молекул, происходит эволюция соединений. Та самая эволюция, о которой мы постоянно слышим. Благодаря которой вначале формируются простейшие соединения, возможно вирусы, а затем постепенно начинают создаваться сложные биологические виды, венцом которых может стать разумное существо.

    Так формируется определенный объем клеток в форме колонии грибков или бактерий. Но это может быть и объем клеток высочайшего разума.

    Другое дело, что наша наука еще не в состоянии определять и использовать уникальные возможности неизвестных нам биологических и химических образований. Даже сами способности человеческого мозга пока не изучены в полном объеме, а по этому мы и не можем познать другие мыслящие соединения и способности клеток.

    Здесь важно понять: без глубокого знания основ формирования материальных структур мы никогда не постигнем принципы образования биологических соединений.

    Вполне возможно, что наши далекие предки еще на Фаэтоне глубоко изучили принципы зарождения и развития форм жизни, процессы долголетнего деления клеток, а также влияние электростатических потенциалов на их рост и здоровье. Что и позволило им, в конечном счете, увеличить продолжительность своей активной жизни до 400 лет, сделать свой организм сильным и готовым к переселению.

    Планета-снаряд

    Итак, с помощью фактов у нас сложилось некоторое представление о Земле и Фаэтоне до их столкновения. Мы обнаружили орбиту уничтоженной планеты. Убедились в том, что величины гравитации двух планет — соседок по Солнечной системе, на которых возникли разные биологические формы жизни, оказались одинаково малы для дальнейшего существования живых существ.

    Недостаточная гравитация — это настоящая беда космических образований средней величины, исправить которую очень и очень трудно. Чаще всего эта проблема совершенно неразрешима. Если же одним из факторов развития жизни и энергетическим окислителем на такой планете является кислород, то сроки ее существования сокращаются значительно.

    Именно такая беда нависла в не таком уж далеком прошлом над двумя планетами Солнечной системы. Землей и Фаэтоном, где недостаточная гравитация уже была готова начать свое смертельное дело.

    Сегодня трудно датировать историю жизни человека на Фаэтоне. Древние хроники египетских жрецов упоминают о каком-то календаре, где записи велись в течение 36 000 лет. В то же время факты свидетельствуют о том, что на Земле человек живет не более 7—8,5 тысяч лет. Факты не люди, им нет смысла обманывать, а поэтому можно достоверно предположить, что 37 тысяч лет назад там, на Фаэтоне, люди изобрели письменность и календари, которые принесли с собой на Землю. Исторических записей много у каждого древнего народа. Они высечены на камнях, обожжены в глине, занесены на бересту и папирус. Просто их надо расшифровать и сравнить между собой. Тогда можно будет установить точную датировку. А пока приходится предположить, что несколько раньше упомянутых 37 тысяч лет, может быть 40 или 50 тысяч лет назад, именно на Фаэтоне появился человек разумный.

    Неизвестно пока, когда люди осознали смертельную опасность, угрожающую их планете. Ясно одно: что они ее увидели и начали искать выход из сложившейся ситуации. А коварство ситуации состояло в том, что на первый взгляд она была вполне безобидной, а по существу, страшной.

    С утечкой кислорода атмосфера планеты становилась все более разреженной. На невысоких плоскогорьях людей начала преследовать горная болезнь, вызванная недостатком кислорода, который все чаще приводил к обморокам, кровотечениям, а зачастую и к смерти.

    Вначале симптомы были едва заметны, но время шло, диссипация гнала кислород в космическое пространство, а его пополнения можно было ожидать только от электролиза воды. Другие источники давно иссякли. Растительность планеты кислород не создавала, а могла только разлагать окись углерода на кислород и углерод.

    Запасы воды и других кислородосодержащих соединений на планете были конечны, к тому же их разложение требовало массы энергии, для чего был нужен все тот же кислород.

    Из этого тупика был только один выход: увеличение массы планеты и ее гравитации для удержания кислорода в атмосфере. Но для увеличения массы Фаэтона требовалось перебросить откуда-то на ее поверхность огромное количество вещества. Причем перебросить так, чтобы живые существа, ее населявшие, не погибли под обрушившимися породами. Где взять для этого огромное количество энергии? Множество вопросов — и ни одного ответа. Что же делать?

    После того как люди осознали неотвратимость беды, прежде всего, были приняты жесточайшие меры по экономии кислорода. Несомненно, были запрещены технические производства и обогревательные системы, работающие на органических источниках.

    Независимо от площади и минеральных запасов государств Фаэтона, были приняты меры для поддержания определенного количества населяющих его жителей. Рож­даемость была ограничена, люди с психическими и физиче­скими отклонениями подверглись стерилизации. Фаэтонцы сократили потребление всех вещей и средств, на которые неизбежно расходовалась энергия и кислород, не представ­лявшие собой предметы первой необходимости. Даже чис­ленность диких животных в лесах планеты была отрегули­рована до необходимого уровня. Все было направлено на экономию кислорода и продление жизни.

    Жесткие рамки экономии позволили заметно сократить потребление кислорода атмосферы уже через несколько сто­летий, однако полностью решить проблему диссипации та­кими методами было невозможно.

    Не только ученые, но и все население Фаэтона было на­целено на решение этой задачи. Яркие вспышки молний и раскаты грома настойчиво напоминали людям о существова­нии в окружающем пространстве безграничного источника энергии, использовать который они пока не могли.

    Буквально каждый человек планеты, взрослый или школьник, домохозяйка или фермер, были нацелены на ре­шение проблемы экономии кислорода и создание новых ис­точников электрической энергии. Была создана специальная комиссия, куда люди могли направлять свои самые неверо­ятные предложения по исправлению ситуации на планете.

    Если же в проекте обнаруживалось хоть какое-то рацио­нальное зерно, он направлялся на детальную проработку с участием автора. Последние тысячелетия население Фаэто­на буквально жило единой задачей — спасение жизни.

    Как самые важные новости, люди обсуждали новые идеи. Обдумывали их, разбирали все плюсы и минусы, спо­рили, и эти всеобщие усилия не прошли бесследно для людей Фаэтона, одержимых святой целью. В результате такого всеобщего интеллектуального напряжения на планете обра­зовалось уникальное сообщество людей, где каждый был по­чти гением. Они настолько хорошо разбирались во всех во­просах физики, биологии, медицины и техники, что любая домохозяйка могла проделать хирургическую операцию или преобразовать генную структуру клетки для выведения ка­кого-нибудь причудливого животного или птицы.

    Более того, люди настолько увлеклись творением новых структур, что научились вмешиваться в генетическую струк­туру человека и довольно скоро увеличили продолжи­тельность своей жизни в десятки раз. Собственно говоря, у каждого народа Земли есть письменные свидетельства, подтверждающие предположение о том, что наши далекие предки могли на несколько столетий продлять сроки своей активной жизни.

    Именно их долголетие в значительной степени позволи­ло осуществить переселение людей с Фаэтона на Землю.

    Сегодня трудно сказать точно, сколько тысяч лет назад наши предки научились использовать атмосферное, а точ­нее, пространственное электричество, но то, что они обеспе­чили себя, свою технику и свой будущий транспорт избыт­ком электрической энергии, мы увидим несколько позже.

    Атмосферное электричество почему-то принято назы­вать статическим электричеством. Однако это не совсем вер­ное название. И вот почему: в природе существует всего три вида возбуждения электронов. Из них два вида, электриче­ские, способны перемещаться на расстояния, по металличе­ским проводам, а третий — тепловая энергия, не способен перемещаться по проводам в силу своего статического воз­буждения.

    При тепловом возбуждении энергетическая оболочка полюсов электрона дивенсируется (увеличивается в объ­еме), а электрон стоит на одном месте. Не течет по провод­никам, как электричество, и до определенной величины воз­буждения даже не вращается. То есть возбужден, но в то же время статичен. Поэтому тепловой вид возбуждения элект­ронов и есть статический вид энергии.

    В то же время электромагнитное и электростатическое возбуждение хорошо передается по проводам, полым труб­кам, электролитам и так далее. Поэтому электричество, на­зываемое сегодня «статическим», было бы правильней на­звать объемным или парафорным электричеством, так как оно в огромных количествах находится в пространстве или объеме. Причем не только на Земле, но и в космосе, что очень важно для будущих полетов.

    Другое дело, что мы пока не можем его взять и использо­вать для собственных нужд и, вместо того чтобы подумать над решением этой проблемы, беззаботно сжигаем кислород атмосферы. Но вернемся к Фаэтону, жители которого знали, как и успешно пользовались именно парафорным электри­чеством.

    Идея коррекции гравитационного поля Земли путем пе­реброски на ее поверхность дополнительных пород, а затем переселения на планету людей вместе со всем теплокровным миром Фаэтона, скорее всего, появилась довольно давно, но длительное время ее не считали единственно правильным ре­шением. Были и другие предложения. Например, попытаться увеличить массу Земли и Фаэтона за счет разрушения Марса.

    Такой проект обещал расширение жизненного про­странства на две планеты! Но при детальном обсуждении выяснилось, что массы Марса будет недостаточно для увели­чения гравитации двух планет даже при условии устранения разброса осколков. Коррекция будет достигнута частично, диссипация газов значительно уменьшится, но полностью не остановится. То есть можно будет лишь оттянуть неизбеж­ный конец.

    В решении этих проблем встречались и другие, тоже от­рицательные моменты, например, опасное приближение Земли к орбите Фаэтона или угроза приземления внутрен­них, расплавленных, пород Марса на планеты. Надо было взвесить все «за» и «против», и люди не торопились. А вот ва­риант коррекции поля Венеры или ее разрушения для коррек­ции гравитации Земли и Фаэтона почему-то не рассматривал­ся вовсе. Видимо, мешали законы небесной механики.

    Пока же в процессе разработки разнообразных проектов люди Фаэтона прежде всего искали доступные виды энергий у себя на планете, а как только была решена эта проблема, переключились на поиски энергий в космическом простран­стве. Грозовые разряды атмосферы помогли, хотя и с большими трудностями, решить вопрос обеспечения бытовых нужд людей избытком электрической энергии, но очень дол­го этот вид энергии не удавалось использовать для создания тяговых усилий, необходимых в космической технике.

    Проблема заключалась в изобретении резонансных гене­раторов возбуждения свободных электронов пространства.

    Поэтому вначале были созданы примитивные транс­портные устройства на реактивной тяге с использованием химических окислителей и искусственных видов топлива. Это были машины типа наших ракет, только несколько бо­лее скромных размеров, так как сила планетного притяже­ния Фаэтона была на две единицы меньше земной. Несмот­ря на свою неэкономичность и непрактичность, вызванные необходимостью возить с собой запасы топлива, реактивный космический транспорт позволил людям изучить ближай­шие к Фаэтону планеты и спутники Юпитера, а потому про­существовал очень долго. Во всяком случае, последние реак­тивные установки фаэтонцев некоторое время использова­лись и на Земле (рис. 8).



    Рис. 8. В 1664 году французский придворный художник Шарль Лебрен подготовил серию картонов для гобеленов. Доктор Жан Шеймоль, изучая гобелен, носящий название «Огонь», заинтересовался одним из его угловых медальонов (слева его отдельное увеличенное изображение) с латинским девизом «Splendet et ascendit» («Сверкает и возносится»). Похоже, что на нем изображен вертикальный взлет ракеты. Что имел в виду художник? Объяснения пока нет.


    Однако, как только были изобретены транспортные установки большой грузоподъемности, Пати-Феры и Па-ти-Таги, оснащенные электрорисорными и электромагнит­ными двигателями, как только были разработаны способы создания электростатической тяги для естественных косми­ческих объектов, подготовка к коррекции гравитационного поля планет пошла более успешно.

    Все интеллектуальные силы населения Фаэтона были направлены на подготовку морозостойкой растительности и теплокровных животных к генному и эмбрионному способу хранения и длительной транспортировке. Надо было на­учиться надежно, хранить, а затем воспроизводить все виды фаэтонской флоры и фауны в любых условиях. В космиче­ских кораблях, на базах отстоя на спутниках Юпитера или на планетах.

    Важно было, чтобы любой человек, как в благоприят­ных, так и в экстремальных условиях мог воссоздать расти­тельный и животный мир Фаэтона. Одновременно люди приступили к теоретическому решению проблемы дробле­ния планет на мелкие фракции и управляемого перемеще­ния их осколков в заданном направлении. Работы было пре­достаточно, а неотвратимое уменьшение кислорода побуж­дало людей ускорить решение задачи.

    Состояние небесных тел

    Каждый специалист по астрономии (напри­мер, теоретик или космонавт) прекрасно знает, что все небесные тела, будь то планеты или их спутники, — это, в сущности, легко уязвимые космические объекты, абсолют­но не защищенные от воздействия любых внешних сил. Возьмем, к примеру, Землю.

    Среди планет земной группы это достаточно крупное не­бесное тело, однако накопленных на нем взрывчатых ве­ществ, включая ядерные и водородные бомбы, уже хватит для того, чтобы сдвинуть ее с существующей орбиты, если взорвать их одновременно в одном месте земного шара. Си­лой такого взрыва люди могут не только сбить планету с ор­биты, но и расколоть земную кору.

    Но что они не смогут сделать, так это раздробить ее на мелкие куски и разбросать по просторам Вселенной, как это сделали люди Фаэтона. Слишком велика инерционная масса материи всей планеты, а потому гравитация довольно быст­ро соберет ее, не разлетевшиеся обломки в какой-то общий комок. Жизнь будет погублена, но цель не достигнута. Кро­ме того, раздробить на части и взрывом раскидать по косми­ческому пространству внутри-планетные расплавленные массы — задача неразрешимая и бессмысленная.

    Поэтому взрыв на поверхности планеты исключался сразу же. Слишком неуправляемые и непредсказуемые про­цессы он порождал для такого уязвимого объекта, как Фа­этон. Для гарантированного решения поставленной задачи, то есть для надежного разрушения планеты, было примене­но некое космическое тело, спутник другой планеты. Какой же именно?

    Уязвимость космического объекта тем больше, чем меньше его масса и чем дальше расположена его орбита от центрального тела, которое и удерживает данный объект. Особенно это заметно при рассмотрении движения естест­венных спутников вокруг планет Солнечной системы.

    Ю.А.Рябов в книге «Движение небесных тел» (М., Наука, 1988. С. 135) пишет: «Земля сообщает Луне ускоре­ние, равное в среднем около 0,272 см/с в квадрате. Возму­щающее ускорение Луны равно в среднем 0,27/89 см/с в квадрате или приблизительно 0,003 см/сек, в квадрате». Только за три дня, в течение которых это возмущающее ускорение изменяется мало по величине и направлению, от­клонение Луны от своего невозмущенного пути достигает 1000 километров. Вдумайтесь! Тело с массой Луны и 1000 километров отклонения только за три дня довольно слабого влияния!

    А возмущения Сатурна от Юпитера за три года составля­ют угол смещения, равный 1,9'. Но это же планеты-гиган­ты, удаленные друг от друга на большое расстояние и обла­дающие огромнейшей инерционной массой, сдвинуть кото­рую кажется немыслимой задачей!

    Но, как показывают наблюдения, небесные тела, осо­бенно небольшой массы, достаточно легко могут быть сме­щены или сняты со своей орбиты, если кому-то такое смеще­ние понадобится. Особенно показательно здесь смещение Луны под влиянием всего-то 0,003 тысячных от единицы ее ускорения! Это очень важная информация к пониманию проблемы снятия пятого юпитерианского спутника.

    Эти примеры необходимы для того, чтобы глубже осо­знать реальность грандиозной работы по созданию плане­ты-снаряда, необходимой для разрушения Фаэтона. Без них то, что будет рассказано ниже, может показаться досужей выдумкой или просто бредом.

    В самом деле, как это — снять огромное небесное тело с орбиты? Это же не пальто на вешалке или космическая станция «Мир», отлетавшая свой срок? Сколько же нужно было для этого энергии и где находилось это «тело»?

    И здесь мы подходим к интереснейшей проблеме, извест­ной многим ученым, — загадке пятого спутника Юпитера.

    Как известно, все так называемые внутренние планеты Солнечной системы, Меркурий, Венера, Земля и Марс, в си­лу своего незначительного размера и уязвимости перед воз­действием Солнца и Юпитера, не могли иметь естественных спутников. Да они их и не имели. Луна, Фобос и Деймос — это нонсенс, и, как мы увидим дальше, это рукотворные со­здания.

    Естественные спутники «позволительно» иметь только самостоятельным когда-то мини-солнечным системам Юпи­теру и Сатурну. Они их и имеют.

    В настоящее время вокруг Юпитера вращаются только четыре Галилеевых спутника; Ио, Европа, Каллисто и Ганимед. Но помимо четырех базовых, вокруг планеты вращает­ся еще около двадцати восьми осколочных тел разной вели­чины, по мнению официальной науки, неизвестно как туда попавших. Причем отметим, что некоторые осколки дви­жутся вокруг планеты в обратном направлении.

    А между орбитами Юпитера и Марса летают фрагменты «астероидного пояса», которые, как мы увидим в главе «Раз­лет осколков», являются частями пятого юпитерианского спутника.

    Если да, то тогда все становится на свои места. Большая Солнечная система, во главе с Солнцем, имела 10 планет, а малая, или мини-солнечная система во главе с Юпитером, должна иметь 5 собственных мини-планет. А их только 4 плюс обломки чего-то неизвестного.

    По стратегическому положению в космическом про­странстве, то есть по степени удаления как от центрального Солнца, так и от возможной планеты-мишени. Марса или Фаэтона, спутники Юпитера больше всего подходили на роль планеты-снаряда, а слабое гравитационное поле хозя­ина-гиганта позволяло снять пятый, наиболее удаленный, его спутник.

    Поэтому ученые и все общество Фаэтона приняли, наконец, проект разрушения своей планеты и переброски ее ма­терии на Землю с последующим переселением и освоением новой родины. Этот вынужденный замысел спасения жизни одной из планет, в случае любого сбоя или ошибки в расче­тах, выхода из строя технических средств или неожиданной гибели экипажей космических бригад, грозил полным унич­тожением не только фаэтонской фауны, но и, скорее всего, населения планеты.

    Уважаемый читатель, представьте себе на мгновение, что это проект уничтожения нашей с вами планеты, что пе­ред нами единственная шаткая возможность переселения на другую, засыпанную породами планету. Причем никаких га­рантий нет, в основе всего лежат чисто теоретические расче­ты, предполагающие адский объем работ, выполнить кото­рые надо будет с филигранной точностью всем бригадам аст­ронавтов. Иначе всеобщая гибель. Ну и как вам кажется? Под силу такая работа людям? Уверен, что вы скажете «нет», но факты говорят, что нашим предкам это удалось. Судите сами. Былая растительность Земли засыпана порода­ми и обуглена до состояния угля, нефти и газа. Они у нас под ногами. Планету населяют люди, теплокровные живот­ные, холодостойкая растительность, а ее гравитационная величина увеличена с 7,8 единиц ускорения до 9,82 единиц.

    То есть древняя поверхность Земли засыпана фаэтонскими породами, а самого Фаэтона нет!

    В настоящее время астрономами зарегистрировано око­ло 3500 астероидов. Это те астероиды, орбита которых определена хотя бы приблизительно. Однако незарегистри­рованных астероидов гораздо больше 3500, причем продол­жается регистрация новых. Такое огромное количество ас­тероидов вместе с осколочными спутниками Юпитера, коль­цами Сатурна, Луной и Марсом дают исключительно богатую информацию, на основании которой можно восста­новить общую массу планеты-снаряда.



    Так, для того чтобы разрушить такую крупную планету, как Земля или Венера (а Фаэтон по своей массе был равен этим планетам, чьи гравитационные поля практически не превышали 8 единиц ускорения), размер и масса плане­ты-снаряда должны были соответствовать как минимум Каллисто или Ганимеду (рис. 9).

    Рис. 9. Сравнительные размеры Земли, Меркурия и наиболее крупных спутников планет.

    Причем планета-снаряд должна была быть полностью остывшей, то есть внутри нее не должно было быть расплав­ленных масс, потому что расплавленные породы делают те­ло аморфным и его кинетическая энергия при столкновении не дает разрушающего эффекта в силу того, что жидкие массы просто обтекают другие тела.

    Далее, скорость подлета снаряда к планете в момент столкновения должна была придать ему такой кинетический потенциал, который надежно обеспечивал бы не только раз­рушение Фаэтона и уничтожение его гравитации, но, что очень важно, создавал бы необходимые условия для переме­щения большей части разрушенных пород в нужном направ­лении. То есть мог бы придать сорванным и разрушенным частям Фаэтона необходимую скорость разлета в нужных направлениях для того, чтобы не допустить их повторного соединения и возрождения гравитации. Тогда близлежащие планеты могли бы захватить разлетевшиеся фрагменты по­род и таким образом очистить космическое пространство от этого мусора.

    Но для того, чтобы получить большую скорость движе­ния, а значит, и большой кинетический потенциал, плане­та-снаряд должна была находиться как можно дальше от Солнца, Тогда возникала возможность разгона тела при его падении в сторону звезды. На роль такого снаряда лучше всего подходил один из спутников Юпитера, тем более что плоскость их движения лежала практически в плоскости ор­бит внутренних планет.

    Поскольку Фаэтон находился ближе к Солнцу, для того чтобы направить движение сорванных с него масс в сторону Земли, необходимо было, чтобы планета-снаряд к месту столкновения подходила именно со стороны светила. Такая траектория движения позволяла вытолкнуть большие части коры Фаэтона и обломки самого снаряда в сторону Юпите­ра. То есть подальше от внутренних планет. И одновременно обрушить часть пород разрушенных тел на Юпитер, значи­тельно очистив тем самым космическое пространство от не­нужных масс. Но самое главное условие задачи состояло в том, чтобы породы Фаэтона подлетали к остальным плане­там в попутных направлениях и с равными скоростями дви­жения.

    Собственно говоря, условие попутного движения снятых с Фаэтона масс и Земли стали причиной отклонения уже упомянутого проекта лобового столкновения Марса с одним из спутников Юпитера. Целью такого столкновения было увеличение массы обрушиваемых пород за счет материи Марса и спутника-снаряда.

    Предполагалось, что если на Землю и Фаэтон обрушить обломки Марса, добавив породы спутника-снаряда, то удастся увеличить гравитацию, как Земли, так и Фаэтона, а значит, остановить диссипацию кислорода на обеих пла­нетах.

    В этом случае и Фаэтон и Земля сохранялись, а люди по­лучали дополнительную планету. Однако строгие расчеты показали, что образованные при лобовом столкновении двух тел породы получили бы огромный тормозной момент и пос­ле исчезновения гравитации на орбите начали бы ускоряю­щееся падение в сторону Солнца не на попутных направле­ниях, а практически под прямым углом к орбитам Земли и Фаэтона.

    В этом варианте и Фаэтон и Земля переходили на более близкие к Солнцу орбиты, так как смещались со своих первоначальных орбит большими массами вещества, инерция которого, в свою очередь, тормозила их орбитальное движе­ние. В этом случае быстро растущее в объеме светило до­вольно скоро, по космическим масштабам, сделало бы жизнь на обеих планетах невыносимой.

    По этой причине люди приняли решение увеличить по­родами Фаэтона только массу Земли. Трудно представить себе всю грандиозность стоявших перед нашими предками задач. Они поражают воображение и заставляют предполо­жить, что над жителями Фаэтона действительно нависла угроза всеобщей гибели, планета приблизилась к критиче­ской черте, и для долгих раздумий уже не оставалось кисло­рода. Но посмотрим, что было дальше, ведь общая цель по­рождала множество конкретных задач, требующих разре­шения.

    Например, для того чтобы не промахнуться, а также не сбить другие планеты Солнечной системы, будущий снаряд должен был находиться в плоскости эклиптики планеты-мишени.

    Спутники Юпитера, как уже говорилось, больше всего соответствовали этим требованиям, так как ось его враще­ния почти перпендикулярна плоскости эклиптики. Наклон составляет всего 3 градуса.

    Поэтому единственной или наиболее подходящей канди­датурой на должность разрушителя Фаэтона был тот самый пятый, ныне несуществующий, базовый спутник Юпитера Юд или, как записано в Ведах, Камень-разрушитель.

    Сами фаэтонцы и первые переселенцы на Землю пятый спутник Юпитера так и называли. Однако все последующие поколения людей, родившихся уже на Земле, называли его по-другому. Так, в «Велесовой Книге», в Славянских Ведах, в «Ригведе» и других источниках снятый с орбиты спутник Юпитера Юд назывался Молотом или Волшебным Моло­том, что указывает на его разрушительные функции, в то время как сам Фаэтон назывался камнем.

    Белорусские предания содержат следующую историю: «В стародавние времена шел по Белой Святой Руси великан богатырь (или по-белорусски «асилок»). Видит — ле­жит на берегу моря (космоса) камень Алатырь, а в том «сол­нечном» камне заключено счастье человеческое. Что есть си­лы ударил асилок по камню волшебным молотом и добыл для людей счастье» (Наука и религия, 1997, № II). Есть ос­нования предполагать, что асилки или 12 апостолов — это реально существовавшие люди, жители Фаэтона, или, как их еще называют, арийцы.

    В пересказе это звучит так: обследовав Землю, люди на­шли ее достаточно бедной по сравнению с собственной пла­нетой Алатырь («солнечным», а точнее, космическим кам­нем) в части минеральных запасов, металлов, воды и так да­лее, названных «счастьем человеческим». Взял или снял асилок «волшебный молот» — спутник Юпитера, «что есть силы ударил по небесному камню волшебным молотом» и добыл для людей счастье — минеральные запасы, воду и до­полнительную гравитацию, которые обеспечивали жизнь на новой планете. То есть счастье. Асилок, ударивший по Ала­тырю волшебным молотом, перекликается с древнерусским богом-кузнецом и творцом мира Сварогом, который тоже ударял по Алатырю молотом и творил Вселенную для богов и людей.

    Эта история рассказывается и у Других народов, но толь­ко имена исполнителей разные (Индра, Агни, Брама и так далее), что говорит о некоем реальном событии, описанном в аллегорической форме. И, скорее всего, речь идет именно об изменении гравитационного поля Земли. Но каким же образом жителям Фаэтона удалось разогнать этот самый «молот», под которым мы подразумеваем Юд?

    Механизм снятия пятого юпитерианского спутника и его последующая ориентация в пространстве, по сути дела, яв­ляется самостоятельной и удивительной задачей, решение которой продолжалось вплоть до момента столкновения тел. Дело усложнялось тем, что помимо энергетических устано­вок, которые и должны были разогнать или раскрутить ог­ромный спутник Юпитера, нужно было точно определить момент начала раскрутки и точку его схода с родной орбиты.

    А это значит, что тяга силовых установок и масса спутника были рассчитаны с очень высокой степенью точности. На рисунке 10 показана приблизительная схема раскрутки и снятия спутника (1) с орбиты Юпитера (2) и путь его сле­дования вокруг Солнца (3) к месту столкновения с Фаэто­ном (4). По своей массе Юд занимал среднее положение между Ганимедом, радиус которого 2635 км, и Каллисто — с радиусом 2420 км (рис. 9). Но, располагаясь на пятой, последней орбите, он занимал стратегическое положение и больше всего подходил на роль снаряда-разрушителя.



    Рис. 10. Схема снятия спутника-снаряда Юд.


    Высадившийся на его поверхность космический десант оборудовал в подкорковых пустотах спутника свои техниче­ские и бытовые помещения, энергетические установки и склады с запасами воды и кислорода, а также всего необхо­димого для долгого пребывания астронавтов на его поверх­ности. Людям предстояло сопровождать снаряд почти до са­мого момента столкновения его с Фаэтоном.

    Установка разгонного оборудования продолжалась дол­го, так как атмосфера на спутнике отсутствовала, а косми­ческие скафандры затрудняли осуществление работ. Прав­да, создание и благоустройство помещений на спутнике-сна­ряде, так же как и на других спутниках Юпитера и Марсе, в основном осуществляли роботы, но все расчеты, установка и обслуживание оборудования выполнялись только людьми.

    Стратегическая задача снятия тела большой массы с ор­биты предполагала наличие ряда условий. Во-первых, нача­ло разгона и мощность силовых установок должны были строго соответствовать поставленной задаче без нрава на не­исправность. Во-вторых, отрыв спутника должен был про­изойти в точке 5 именно тогда, когда обратная скорость дви­жения тела вычитается из скорости его движения по орбите в составе Юпитера. В этом случае момент орбитального дви­жения значительно замедляется, и спутник отстает от Юпи­тера, а при дополнительном торможении по стрелке 6 он устойчиво переходит на нисходящую траекторию падения в сторону Солнца.

    В-третьих, что также очень важно, момент отрыва спут­ника должен был произойти в такое время, когда все пять внутренних планет, движущихся по своим орбитам, обеспе­чивали ему свободное падение к Солнцу, а затем, после гра­витационной раскрутки вокруг Солнца и дополнительной коррекции, беспрепятственный пролет до орбиты Фаэтона.

    В-четвертых, надо было заранее предусмотреть местопо­ложение Фаэтона на орбите для того, чтобы спутник-снаряд точно подошел к месту столкновения, а не пролетел мимо.

    Иначе его последующее неуправляемое блуждание среди планет имело бы непредсказуемые и губительные последст­вия.

    В-пятых, необходимо было учесть местоположение Зем­ли как главной цели всего проекта для того, чтобы снятые с Фаэтона массы не пролетели земную орбиту и были бы за­хвачены в нужный момент. Но что в этом случае было осо­бенно важно: такие крупные фрагменты Фаэтона, как, на­пример, Луна, не должны были сбить Землю с ее орбиты, погубив все дело.

    В-шестых, необходимо было просчитать направление крупных фрагментов Фаэтона и планеты-снаряда для того, чтобы последующее их блуждание в пространстве не смести­ло другие внутренние планеты с их орбит.

    Любая ошибка или неточность хотя бы одного звена в этой цепи сложнейших галактических задач приводила к уничтожению жизни на двух планетах Солнечной системы. Ценой любой ошибки была гибель всего живого, в том числе и человека!

    Итак, чисто теоретически мы увидели местоположение планеты-снаряда и узнали причины его применения для уничтожения Фаэтона. Проследили механизм снятия тела с орбиты. Однако значение перечисленных условий останется лишь фантазией автора, если все последующие факты, ко­торыми располагает наука, не подтвердят исполнение опи­санных задач. Давайте оставим на время летящий к Солнцу бывший спутник Юпитера — Юд и посмотрим на труды да­леких предков с высоты наших космических знаний. На­чнем с подготовки к переселению.



    Подготовка к уничтожению планеты

    Так и хочется начать рассказ о подготовке планеты к ее уничтожению, а людей к переселению слова­ми: «Еще задолго до момента схода юпитерианского спутни­ка с его орбиты население Фаэтона начало готовиться к это­му событию...» Но тогда неизбежно встает вопрос: а как за­долго? Есть ли у нас хоть какие-то данные для определения этого «задолго»? Такие данные есть, хотя трудно сказать, ка­кие системы летосчисления использовались в дошедших до нас сообщениях.

    Древний историк Геродот и другие греческие авторы, в авторитете которых нет никаких сомнений, сообщают, что «письменные источники египтян уходили в прошлое на 17 тысяч лет. Византийский историк Синеллиус упоминал о неких записях, называвшихся «Древние хроники», кото­рые велись жрецами Египта на протяжении 36 525 лет».

    Учитывая то, что Геродот, Синеллиус и другие историки жили приблизительно в 4—5 веке до нашей эры, мы без тру­да можем к названным числам прибавить прошедший с тех пор период, чтобы самим увидеть «даль времен». А «дали» эти таковы.

    Все археологические, геологические и летописные сви­детельства утверждают, что высокая цивилизация по­явилась на Земле максимум 10 тысяч лет назад. Пусть бу­дет плюс-минус тысяча лет. Но «Древние хроники» со­держат сообщения, датируемые 450 годом до нашей эры, о событиях, происходивших на 17 000 и 36 525 лет раньше того времени, когда жили Геродот и Синеллиус. Путем простого сложения получаем 19 450 и 38 950 лет, отделяю­щих нас от первых письменных свидетельств о наших пред­ках.

    О 36 525 годах мы уже говорили. Вполне возможно, что это начало летосчисления на Фаэтоне — тот период, когда его обитатели перешли от животного или прачеловека к человеку разумному. Порассуждаем же, о чем могут свидетельствовать 19 450 лет. Скорее всего, о том, что упоминавшиеся хроники велись людьми не на Земле, а на Фаэтоне задолго до его унич­тожения. Причем, 19 450 лет могут указывать на время на­чала подготовки людей к переселению.

    То, что человек превратился в человека разумного и со­здал не только письменность, но и, что для нас более важно, стал записывать свою историю, ясно из земных свиде­тельств. Но ведь не могли же люди не отметить начало новой эры своей жизни. Изменение структуры Солнечной системы, которое люди начали 19 450 лет назад, стало для них эпохальным событием. А как вы, уважаемый читатель, думаете, далеко ли отстоит эта дата от нашего времени? Давайте поразмышляем вместе и отнимем из фаэтонских 19 450 лет 10 или 8000 лет, если предположить, что египет­ские жрецы продолжали вести «Древние хроники». Получа­ется 9450 или 11 450 лет от интересующей нас даты. Циф­ра, как вы заметили, уменьшилась значительно. Уже от мо­мента возникновения на Фаэтоне проблемы выживания до его разрушения и окончательного перелета на Землю остает­ся 9450—11 450 лет. Если же принять во внимание некото­рые данные, свидетельствующие о том, что наши древние предки оперировали более короткими сутками и годами, то получается, что подготовка к переселению с Фаэтона на Землю продолжалась всего 5—6 тысяч лет.

    Срок, по нашим земным меркам, конечно, очень боль­шой, но ведь за это время людям надо было научиться не только писать и читать, но и изучить законы движения не­бесных тел, виды энергий, анатомию и физиологию самого человека, животный и растительный мир своей планеты и так далее. Надо было создать разнообразную технику, найти источники сырья и энергий. Ведь, в отличие от современной Земли, Фаэтон не обладал нефтью, углем и газом, а значит, не имел источников энергии.

    Так что если посмотреть с точки зрения объема задач, которые встали перед фаэтонцами, то можно сказать, что 7450 лет не такой уж длинный период. Не столь уж велики эти «дальние дали».

    И, честно говоря, за прошедшие 8 с лишним тысяч лет многого ли мы, земляне, достигли, имея за плечами опыт на­ших предков? Да нет. Даже имевшиеся колоссальные зна­ния уникальной цивилизации мы бездарно растеряли. Имеющуюся у нас письменную информацию мы не можем расшифровать вот уже несколько тысячелетий, а то, что якобы «расшифровали», нередко объявляется не мифами примитивных собирателей и охотников, а недостоверным знанием цивилизованных людей.

    В то же время современная наука только-только подо­шла к решению проблемы клонирования, не говоря уже о таких вопросах, как сохранение эмбрионов в невесомости или создание космического транспорта высокой грузоподъ­емности. Но это так, мысли вслух. Для нас важно то, что древние в аллегорическом виде сохранили исключительно важную информацию. Но вернемся к подготовке переселе­ния.

    Как только население Фаэтона стало ощущать тяжесть кислородного удушья даже в районах, расположенных на уровне моря, когда любые физические нагрузки приводили к учащению дыхания и усталости, начались поиски способов улучшить самочувствие. Рабочее время уменьшилось, а пе­риоды отдыха участились.

    Все больше и больше стали применять автоматику и ро­бототехнику. Исподволь копившаяся усталость, практиче­ски не ощущаемая в периоды отдыха, со временем тяжелым грузом ложилась на плечи фаэтонцев.

    За тысячелетия люди Фаэтона накопили уникальные знания и опыт во всех областях науки и техники: научились размножать растения и животных путем клеточного деле­ния в питательной среде; отработали метод быстрого раз­множения человека; научились менять генную структуру любых организмов, что позволило создавать совершенно новые виды растений и животных, приспособленных к любым условиям. Прорыв в генной инженерии позволил изменять продолжительность жизни любого существа.

    В период технического расцвета люди придумали заме­чательные виды игр, например, шахматы, лук, легкий Сер-Сег и тяжелый Сер-Таг — два вида спортивных игр в метании бумеранга по подвешенным и движущимся мише­ням, где могли участвовать и девушки и юноши, а также множество диковинных занятий, которые неплохо было бы применить у нас на стадионах.

    Здесь необходимо сделать вынужденное отступление. Бумеранг как самостоятельный летающий или метательный прибор с обратным или возвратным импульсом движения был изобретен и создан фаэтонцами в период разработки ле­тательных аппаратов с тягой на электрорисорных двигате­лях. Это примерно за полторы тысячи лет до уничтожения Фаэтона.

    В тот же период времени его конструкция дорабатыва­лась и была доведена до совершенства. Получены численные показатели моментов и так далее. Однако в массы он вошел как инструмент всеобщих игр на закрытых и открытых пло­щадках. Сам бумеранг являлся метательным орудием по вы­биванию мифических фигур как подвижной, так и непо­движной конструкции (мишеням). Количество выбитых баллов суммировалось, а штрафные очки, возникавшие при попадании или наоборот, играющий должен был погашать на штрафном стенде, расположенном на приближенном «унижающем» расстоянии, где на деревянном плоском щите был нарисован и вырезан из доски контур осла, стоявшего к игроку задом, с подвижным хвостом и головой, поворачи­вающейся вместе с ним из стороны в сторону. Брошенный бумеранг должен был попасть по откровенному заду живот­ного, не задев хвоста. Этот способ погашения штрафных оч­ков так и назывался «бросать ослу под хвост» и, как доносит Древний источник, больше всего смешил участников игры, как при промахе, так и при попадании.

    Данный вид спорта в условиях фаэтонской атмосферы очень хорошо стимулировал развитие мышц человека, отра­батывал глазомер, точность в бросках и движениях, а так­же, что не менее важно, не утомлял участников постоянны­ми походами за игровым инструментом, особенно когда метатель промахнулся. Бумеранг всегда возвращался в руки спортсмена. Это был веселый, поистине всенародный вид спорта.

    Но обратимся к подготовке людей. В развитии умствен­ных и физических способностей населения Фаэтона наибо­лее существенным оказалось то, что все люди планеты, сплоченные общей задачей, были вынуждены как можно быстрее совершенствовать собственное физическое состоя­ние, образование и личностное развитие, что затем, и нашло свое применение в освоении Земли.

    Так, на Фаэтоне возникло удивительное сообщество вы­сокоинтеллектуальных, физически выносливых, генетиче­ски здоровых и долго живущих людей, разительно отличав­шихся как от своих далеких фаэтонских прародителей, так и от будущих потомков.

    Четыре разных по площади и географии материка Фа­этона, окруженные океаном, населяли четыре разные, по цвету кожи, но генетически единые расы.

    Так на нашей истинной родине — Фаэтоне сформиро­вался и поумнел теплокровный, бесшерстный, наделенный аналитическим мышлением и органами труда — руками вид животного по имени человек. Опасность кислородной недо­статочности и прохладный климат удаленной от Солнца пла­неты создали ситуацию собственного самосовершенствова­ния. Поэтому люди к началу своего переселения на Землю сравнялись с богами и свершили все, что мы увидим дальше.



    Подготовка к переселению

    По мере развития энергетики и транспорта для перемещения по планете и в космосе учеными Фаэтона снова и снова прорабатывались варианты увеличения грави­тации Фаэтона за счет масс наиболее близкой и невеликой планеты Марс, который по своему строению практически не отличался от крупных юпитерианских спутников. В расчет входило все: и высота марсианских пород, которые должны были накрыть всю фаэтонскую растительность вместе с по­лезными ископаемыми, и последующее удаление от Солнца потяжелевшего Фаэтона почти на орбиту Марса, и немед­ленная гибель всего живого под упавшими породами. Но что особенно беспокоило разработчиков проекта, так это изме­нение уровня Мирового океана на планете при обрушении пород, погружавших материки под воду, и охлаждения кли­мата в результате удаления от Солнца.

    После всестороннего изучения этих проблем стало ясно, что изменить гравитационное поле Фаэтона путем слепого обрушения марсианских пород нельзя именно из-за опаснос­ти неизбежного удаления планеты от Солнца и подъема уровня океана. С потерей и без того удаленного от планеты источника тепла возрождение в короткие сроки фаэтонской растительности и животного мира на обезображенной пла­нете становилось практически невозможным.

    Рассматривались, конечно, способы увеличения массы Земли только за счет пород Марса. Но и здесь возникали не­устранимые препятствия. Земля практически не имела собст­венных полезных ископаемых, и состав ее пород мало чем от­личался от марсианских, в то время как жизнь и деятельность людей полностью зависела от наличия полезных ископаемых.

    Кроме того, на Земле было слишком мало воды, основного условия безопасной жизни растущего человечества, которое неизбежно быстро израсходовало бы кислород планеты, что снова поставило бы все живое на грань гибели. Но если на планете мало воды, то откуда ее взять? Поэтому переселение на малопригодную для жизни людей, очень жаркую Землю не давало людям долгосрочных гарантий благополучия. Более того, существовала возможность приближения Земли на очень опасное гравитационное расстояние к орбите Фаэтона. Планеты могли оказаться в состоянии взаимного притяже­ния, что грозило им обоюдным и неизбежным уничтожением.

    В конечном итоге остановились на единственном проек­те, граничащем с безумием: разрушение Фаэтона и увеличе­ние за его счет массы Земли с последующим переселением туда фаэтонских растений, животных и людей.

    Представим себе состояние жителей, когда все вариан­ты реконструкции Фаэтона были исчерпаны и оставалось только одно: переселение на Землю.

    Разговоры об этом, конечно же, велись во всех слоях об­щества. Математики проигрывали все штатные и нештат­ные варианты развития событий. Расчеты и обсуждения, скорее всего, продолжались не одно столетие, пока, наконец, не было принято общенациональное решение: готовить жи­вотный и растительный мир к переселению на Землю. Люди Фаэтона приняли это решение с полным осознанием ответ­ственности и уверенностью в том, что жизнь планеты необ­ходимо спасти. Когда решение было принято, началась ин­тенсивная подготовка к осуществлению проекта.

    Сначала были рассчитаны моменты расположения внут­ренних планет Солнечной системы, особенно Земли и Фа­этона. Затем — момент снятия пятого спутника с орбиты Юпитера, скорость движения и точка столкновения планет, определено число людей, участвующих в переселении, раз­работан план подготовки. Стали конструировать транспорт­ные космические корабли большой грузоподъемности. На­чалась заготовка семян трав и других растений для засева­ния огромных территорий Земли.

    Были созданы банки эмбрионов животных, птиц и насе­комых. К переселению готовились буквально все формы биологической жизни планеты, как мирные, так и опасные, от бактерий и грибков до животных. Целью людей было со­хранение биологической цепи, всех ее взаимосвязанных звеньев. Наконец после долгих расчетов были назначены сроки полного прекращения рождаемости людей для того, чтобы к часу «X», то есть к моменту отлета будущих пересе­ленцев, на планете не осталось ни одного живого человека. Таинственный час «X» диктовался исключительно особым положением планет, единственно возможный вариант, кото­рого должен был обеспечить свободный пролет планеты-сна­ряда вокруг Солнца и назад, до орбиты Фаэтона.

    Все, кроме ограниченного числа переселенцев, должны были к тому времени умереть естественной смертью. Люди Фаэтона, не подлежавшие переселению, умерли за несколько лет до столкновения планет, так и не увидев конца света.

    На спутниках Юпитера Ганимеде и Каллисто, а также на поверхности и в подкорковых пустотах Марса шли по­следние приготовления: загрузка баз космического отстоя всем необходимым для переселявшихся людей и техниче­ских средств для того, чтобы длительное пребывание в неве­сомости не уничтожило людей.

    Даже слабое гравитационное поле этих малых планет создавало возможность для репопуляции переселяемых жи­вотных, часть которых составляла корм хищников и источ­ник питания экипажей. Готовились значительные объемы сухих кормов для многочисленных животных и запасы во­ды, в виде ледяных брикетов хранившиеся на поверхности Марса и Ганимеда у входов в подкорковые помещения.

    В подкорковых пустотах, образовавшихся в результате остывания космических тел с малым полем тяготения, наши предки оборудовали герметичные тонкостенные отсеки, пригодные для проживания людей и животных в условиях атмосферного давления и влажности. Соединенные между собой герметичными проходами, они образовали микро-по­селения представителей всех рас Фаэтона. Там же храни­лось множество технического оборудования, запасы сухих кормов, воды и баллоны с воздухом.

    Наконец, на Землю были отправлены экспедиции астро­навтов для заготовки и сохранения семенного фонда расти­тельного мира и животных, размножавшихся брачным спо­собом. Сюда входили разнообразные виды яйценесущих су­ществ, а также рыбы, птицы, насекомые и бактерии. То есть теперь сохранялась биологическая цепь земных форм жизни. Одновременно были сняты подробные топографиче­ские карты всей земной поверхности для соотнесения с ними рельефа планеты после запланированного обрушения на нее масс грунта и воды. Огромный объем работ, проводимых в условиях дикой природы и тепличного климата Земли, сре­ди прожорливых безмозглых существ, таил в себе не меньше опасностей, чем освоение космического пространства. Но люди упорно трудились, вдохновленные своей миссией спа­сителей мира. Как же велика была их самоотверженность, если они прекрасно знали, что им самим переселяться на Землю не будет суждено! Их задачей было одно: спасти зем­ную флору и фауну от неминуемого уничтожения. Делай что должно, и будь что будет.

    Одновременно на всей территории Фаэтона было прекра­щено строительство жилищ, заводов и машин, кроме тех, ко­торые работали на переселение. Группы детей и подростков всех рас и народностей, отобранные для переселения, начали усиленную, всестороннюю подготовку. Жизнь на планете свертывалась, приближался момент уничтожения, и уточне­ние часа «X» не прекращалось в научных центрах всех рас.

    Только после осуществления всех этих грандиозных ме­роприятий было принято решение о снятии пятого спутника Юпитера, предназначенного стать разрушителем Фаэтона. Но что поразительно: все дикие животные Фаэтона, в том числе и хищники, задолго до снятия с орбиты планеты-снаря­да удивительным образом изменили свое поведение. Каким-то интуитивным чутьем они почувствовали надвигающуюся катастрофу. Им передалась решимость людей, готовящихся к переселению, и они стали неожиданно безбоязненно прибли­жаться к ним, пристально глядя в глаза и как бы спрашивая: «Что же будет с нами?» Особенно изумляло то, что, где бы ни находились и чем бы ни занимались оставшиеся жители Фаэтона, все животные ближайшей округи выходили из леса, располагались на почтительной дистанции полукругом и не­отрывно следили за каждым движением людей. Казалось, что животные ими любовались. То ли они ждали какого-то сигна­ла со стороны людей, то ли просто прощались, предчувствуя близкий конец. И хищники, и травоядные начисто забыли еще недавно царившую среди них кровную вражду. Всем сво­им видом звери показывали готовность к сближению. Если же человек приближался сам, никто не уходил в сторону или в лес, как обычно. Непонятно почему, но дикие звери станови­лись вдруг ручными. Они позволяли прикасаться к себе и по малейшему знаку были готовы следовать за человеком, не опасаясь за свою жизнь. Но люди их не звали. Обреченные животные словно просили людей взять их с собой, спасти и сохранить, их умные молящие глаза выражали такую боль, что люди не выдерживали, отворачивались и уходили.

    А птицы в последнее время перед отлетом людей смотре­ли на любого человека с непонятным удивлением, но никог­да не улетали от его близости. В поведении пернатых были отмечены и другие уникальные особенности. За несколько лет до снятия спутника они повсеместно прекратили выво­дить потомство. Пернатые как будто бы знали о надвигаю­щейся беде и неосознанно копировали поступки людей, го­товясь умереть раньше гибели планеты. Они смотрели на че­ловека как на залог пока еще продолжавшейся жизни. Если люди еще здесь, значит, беда наступит нескоро.

    Но что еще удивительно, некоторые виды пернатых, особенно лебединые, совершали коллективный суицид. Без видимых причин они целыми стаями разбивались о скалы, падая с высоты, как бы специально на глазах у людей. Это был своеобразный протест против предательства человека, не желавшего или не имевшего возможность спасти их всех.

    Для всех живых существ Фаэтона люди были одновре­менно их врагами, хранителями и спасителями. Их богами, врачами и судьями. Во всяком случае, так можно было по­нимать по поведению диких, да и домашних животных.

    Даже простые рыбы и моллюски, эти, в сущности, без­мозглые создания природы, пища для высших существ, при появлении человека у кромки воды в массовом порядке устремлялись к нему. Особенно это стало заметно в послед­ний год перед разгоном спутника. Вода у берега буквально кишела живностью, которую можно было брать в руки, рас­талкивать ногами. Но ни одно существо не бросалось прочь от человека. Над всей планетой стоял некий энергетический фон, хорошо понятный диким существам, но слабо воспри­нимаемый людьми. Непонятным был вид оповещающей связи между водными и земными особями. Как они умудря­лись передавать друг другу на расстоянии информацию о по­явлении человека? И чего они ждали от него? А может быть, животные самостоятельно чувствовали приближение конца света? В любом случае картина массового обращения к Че­ловеку выглядела внушительной, тревожной и тягостной. Во всяком случае, не замечать этого обращения люди не могли. Они прекрасно видели разумные поступки и не дикое поведение дикой природы, задававшей такие загадки, кото­рых никогда не видывали раньше. Одна из них — это как, каким чутьем животные узнали о неизбежности своей гибе­ли? Но люди уже работали и жили подругой программе, из­менить или отменить которую не могли.

    Так начиналась великая драма борьбы людей за собст­венное выживание и спасение биологической жизни двух планет Солнечной системы. И мы, современные потомки на­ших великих предков, застали последние отголоски тех страшных событий, которые совершились по их воле и в со­ответствии с их планами.

    Нам довелось жить в эпоху окончания ледникового пери­ода и полного исчезновения вечной мерзлоты. Но без титани­ческих усилий наших пращуров нас, их потомков, давно бы не было ни там, на Фаэтоне, ни здесь, на Земле. Бездушные и всесильные законы Вселенной неумолимы. Они могут, шутя создать жизнь на планете и так же шутя ее уничтожить. Так склоним головы в знак благодарности и уважения ко всем на­шим предкам, которые расчистили для нас дорогу жизни.
    Начало начал

    Как только были окончательно подтверж­дены параметры снятия с орбиты планеты-снаряда, столкновения его с Фаэтоном и местоположение других планет, в особенности Земли, команды астронавтов, базировавших­ся на спутнике Юд, приступили к его раскрутке вокруг Юпитера.

    Находясь на начальном удалении в 3 454 500 километ­ров от центра Юпитера (табл. 1), спутник дважды пережил удаление от гиганта. Первый эксперимент по разгону небес­ного тела люди провели сразу после установки электростатических покрытий на его поверхности для того, чтобы убе­диться на практике в силе тяги энергетических установок. Эксперимент прошел успешно, и, устранив погрешности тя­говых покрытий, астронавты приступили к установке до­полнительного оборудования внутри подкорковых помеще­ний.

    Таблица 1. Характеристики спутников и кольца Юпитера


    Номер

    (в очеред-

    ности от-

    крытия)


    Название

    Расстоя-

    ние от


    Юпитера,

    тыс. км


    Период

    обращения во-

    круг Юпите-

    ра, сутки



    Радиус,

    км


    Плот-

    иплтк


    q

    г/см3





    Кольцо

    126,0

    0.29

    -

    -

    XVI

    1979 J3

    128,1

    0,29

    <12

    ?

    XIV

    1979 Л

    128,6

    0,29

    <20

    ?

    V

    Амальтея

    181,3

    0,49

    -130 и75

    ?

    XV

    1979 J2

    ?

    0,67

    -40

    ?

    I

    Ио

    421,6

    1,77

    1820+10

    3,5

    II

    Европа

    670,9

    3,55

    1525+25

    3,1

    III

    Ганимед

    1070,0

    7,15

    2635±25

    1,9

    IV

    Каллисто

    1880,0

    !6,69

    2420+20

    1,8

    XIII

    Леда

    11110,0

    240,00

    -7

    ?

    VI

    Гималия

    11470,0

    250,60

    85+10

    ?

    X

    Лиситея

    11710,0

    260,00

    -16

    ?

    VII

    Элара

    11740,0

    260,00

    40+10

    ?

    XII

    Ананке

    20700,0

    617,00

    -15

    ?

    XI

    Карме

    22350,0

    692,00

    -20

    ?

    VIII

    Пасифе

    23300,0

    735,00

    -23

    ?

    IX

    Синопе

    27700,0

    758,00

    -18

    9

    Сегодняшнее положение четырех базовых спутников Юпитера, Ио, Европы, Ганимеда и Каллисто (табл. I), нель­зя считать изначальным уже потому, что все они были ког­да-то атакованы обломками Фаэтона и следы былых столк­новений мы прекрасно видим на снимках (рис. 11 и 12).

    Рис. 11. Трещины коры спутника Юпитера Ганимеда.



    Рис. 12. Трещины коры спутника Юпитера Каллисто.

    Посмотрите, какие глубокие борозды, кратеры и провалы ко­ры произвели летевшие на встречных и попутных скоростях куски пород Фаэтона. Твердые, каменные поверхности спут­ников молчаливо свидетельствуют о том, что к ним были приложены огромные усилия, которые необратимо изменили скорость их движения вокруг Юпитера, а соответственно, и их удаление от центра планеты. Важнее другое. Сравнивая скорость орбитального движения Каллисто с путевой скоро­стью движения Юпитера вокруг Солнца, мы можем увидеть, до какой скорости надо было раскрутить спутник Юд, чтобы осуществить его уверенное падение в сторону Солнца.

    Таблица 2. Характеристики спутников и колец Сатурна


    Название спутника или кольца

    Радиус, км

    Расстояние от Сатурна, тыс. км

    Период обращения, сутки

    Плот­ность,

    г/см3


    Кольцо С Кольцо В Кольцо А Спутник XV Спутник XIV Кольцо F Спутник XIII Спутник XI Спутник X Мимас Энцелад Тетис ДионаВ (XII) Диона

    Рея


    Титан Гиперион Япет

    Феба




    15

    110


    100 45x20 50x45 195+5 250+10 525+10 =80 560+10 765 <2570 175±20 720±20 70±40



    73,2-91,8

    92,2-117,5 121,0—136,2 137,3

    139,4

    140.6


    141,7

    151,4


    151,45

    188,2


    240.2

    296.6


    378,6

    379,0


    527,8

    1221,0


    1502,2

    3559,4


    10583-12930



    0,59

    0,62


    0,63


    0,69

    0,69


    0,96

    1,39


    1.91

    2,74


    2,74

    4,52


    15,94

    21,30


    79,33

    =406




    ?

    ?



    ?

    ?

    ?



    1,2±1

    1,1+0,6


    1,0±0,1

    ?

    1,4±0,1 1,2±0,3



    >1,9

    ?

    1,1с0,5



    ?

    Расчеты показывают, что сегодня Юпитер движется по своей орбите со скоростью чуть больше 47 007 километров в час, или около 13 км/сек. Учитывая огромную массу его тела, можно уверенно утверждать, что его скорость была та­кой же и в момент ухода от него спутника.

    Скорость орбитального движения спутника Каллисто сегодня составляет 29 431 километр в час. Если из ско­рости путевого движения спутника вместе с Юпитером (47 007 км/ч) вычесть обратную скорость его движения вокруг планеты (29 431 км/ч) в точке отрыва, то путе­вая скорость тела по орбите Юпитера уменьшится до 17 566 км/ч, и потребуется меньше энергии, чтобы напра­вить его к Солнцу.

    Удаление спутника Юд от центра Юпитера составляло 3454,5 миллиона километров, а скорость его орбитального движения была несколько выше, чем у Каллисто. То есть для его снятия с орбиты требовалось меньше сил и энергии. Поэтому вторая раскрутка спутника вокруг Юпитера преду­сматривала, по сути дела, его вывод на точку старта к Солн­цу. Это была сложная задача с множеством независимых ко­эффициентов, учесть которые обязаны были специалисты-теоретики.

    Массивное тело мини-планеты вначале не почувствова­ло толкающего его импульса, но затем, подчиняясь закону приложенных сил, начало медленно ускоряться. Люди вни­мательно следили за возрастающей скоростью его движе­ния, сверяя реальные данные со своей теорией. Они внима­тельно регулировали величину тяги силовых установок. Че­рез какое-то время как бы нехотя спутник стал удаляться от Юпитера. И вот наступил тот волнующий момент, когда прежде зависимое небесное тело, привязанное гравитацией к своему хозяину, подчинилось разумной воле совсем не мо­гущественных биологических созданий, обрело свободу и стало покидать Юпитер (рис. 10, точка отрыва 5).

    Экипажи разгонных команд с волнением наблюдали, как величественный и невозмутимый Юпитер, не замечая своей потери, медленно удалялся во тьму космического про­странства. Ни одна линия, ни одна черточка на его газовом покрове не изменилась. Спокойный и непоколебимый в сво­ем привычном движении, угрюмый великан был занят са­мим собой. Не дело богов следить за собственными сателли­тами, самостоятельная жизнь которых казалась ему невоз­можной без его мощи. Картина отрыва и ухода спутника на фоне искристой оболочки Юпитера потрясала воображение. Не часто людям доводилось наблюдать такие грандиоз­ные свершения. А разгонные установки силой электрического поля упорно тормозили движение огромного тела в про­странстве, подгоняя его в направлении, противоположном юпитерианской орбите. Они гасили скорость его орбиталь­ного полета для того, чтобы в расчетной точке спутник Юпитера стал планетой-снарядом, или, как писали древние Веды, Волшебным Молотом.

    И Волшебный Молот, эта остывшая каменная глыба, когда-то носящаяся вокруг своего хозяина, словно цепной пес, покорно поворачивает в сторону далекого Солнца. Как будто почувствовав свободу невесомого полета, Юд все бы­стрее и быстрее устремлялся к звезде. Он настойчиво спе­шил к собственной гибели ради спасения копошащихся на его поверхности неведомых существ. Он летел, и этот полет был страшен и прекрасен в своем самопожертвовании.

    Уникальный случай во Вселенной и Солнечной системе одновременно. Вряд ли когда-либо еще люди видели воочию такие уникальные события, а тем более совершали их!

    Тем временем люди на Фаэтоне приступили к загрузке своих Пати-Фер для того, чтобы навсегда покинуть родную планету.

    Небольшое отступление от темы. Сегодня, в век телеви­дения и космических полетов, пересадки сердца и генной инженерии, находится немало «прорицателей», которые от­важно предрекают «конец света», гибель людей и всего жи­вого. Сроки этих пророчеств менялись уже много раз, одна­ко «конец света» так и не наступил. Но откуда же пошло это выражение — «конец света», и если он был, то когда?

    Как это ни покажется удивительным, конец света люди пережили на самом деле. Более того, событие, названное «концом света», они подготовили своими руками задолго до наступления этого самого конца.

    Когда на Фаэтоне провели полную стерилизацию насе­ления для того, чтобы к моменту отлета экипажей с планеты исключить наличие новорожденных детей и беременных женщин, тогда и появилось представление о «конце света», который наступит после уничтожения планеты. На вопрос «а что будет потом», ученые отвечали: ничего уже не будет!

    Не будет воздуха, воды, да и самой планеты. Останется только пустота.

    Это страшное понятие, описывающее реальное событие, было перевезено на Землю и содержится во всех древней­ших летописях. А спустя тысячи лет после приземления шарлатаны всех мастей стали использовать это понятие для запугивания и подчинения себе жителей Земли. В идее о конце света важно увидеть отголоски разрушения Фаэтона, той далекой драмы, которая оставила неизгладимый след в душах и умах людей как напоминание всем нам о собствен­ном месте во Вселенной.

    Но вот наступило время покидать обреченную планету, и последние экипажи астронавтов начали готовиться. Перед самым стартом люди в последний раз вышли на поверх­ность, чтобы прощальным взором окинуть то, что скоро должно было исчезнуть навечно.

    Разгонные установки повели спутник-снаряд вокруг Солнца.



    Сближение

    Оторвавшись от Юпитера и снизив скорость своего орбитального движения, спутник начал ускоряющееся падение в сторону Солнца. Как уже говорилось, момент схода с орбиты был выбран с таким расчетом, чтобы расположение планет земной группы позволило небесному телу свободно до­лететь до Солнца, обогнуть его по траектории и, продвигаясь к орбите Юпитера, столкнуться с Фаэтоном. Для того чтобы исключить возможность нештатных ситуаций и во избежание произвольного блуждания огромного тела между планетами земной группы, экипажи разгонных экспедиций оставались на нем вплоть до приближения к орбите Венеры.

    На этом отрезке пути в задачу астронавтов входила кор­ректировка траектории снижения, а также использование запасного варианта, который в случае неудачной попытки направить Юд в нужном направлении предусматривал из­менение траектории его движения таким образом, чтобы он по нисходящей прямой просто упал бы на Солнце или, на ху­дой конец, столкнулся с Меркурием.

    Тогда оба тела не только уничтожили бы друг друга как равные по массе, по и, погасив орбитальные скорости дви­жения, направились бы в виде обломков прямо на Солнце, очистив тем самым космическое пространство для осуществ­ления второй попытки, где в качестве снаряда использовал­ся бы спутник Ганимед. Для этого в его подкорковых пусто­тах также были оборудованы станции для размещения лю­дей, техники, запасов продовольствия, воды, кислорода и кормов для животных. До наших дней на Ганимеде, Каллисто и Марсе сохранились следы пребывания людей и помеще­ния, оборудованные в подкорковых пустотах.

    В случае удачного пролета спутника с первой попытки, созданные на Ганимеде базы превращались в лагеря пережидания или отстоя, где люди и животные, размещенные как в подкорковых пустотах, так и непосредственно в кос­мических кораблях, на случай экстренного отлета, находи­лись бы в зоне гравитации спутника, что исключительно важно. Потому что в состоянии длительной невесомости ор­ганизм человека постепенно избавляется от ставшего не­нужным костного скелета. Организм просто выводит каль­ций, и все кости становятся хрупкими.

    Но чем же было опасно длительное скитание спутника Юд в плоскости движения планет земной группы? Прежде всего, если бы столкновения с Фаэтоном не произошло, по­винуясь законам небесной механики, спутник пошел бы на второй круг к Солнцу, как и любая современная комета. Тем временем планеты земной группы могли бы оказаться на пу­ти движения снаряда. А это значит, что на нисходящей или восходящей траектории его движения могло произойти столкновение с Венерой, Землей, Фаэтоном или Марсом, что совсем не входило в планы переселенцев.

    Кроме того, ограниченные запасы воды, кислорода и продовольствия на базах отстоя и в самих межпланетных кораблях не позволяли фаэтонцам находиться в космиче­ском пространстве бесконечно долгое время.

    И, наконец, незапланированное столкновение планет вместе с непредсказуемым разлетом их обломков делали не­возможной дальнейшую жизнь и на Фаэтоне, и на Земле. Поэтому на всем пути следования планеты-снаряда ее со­провождала группа космических кораблей, которые внима­тельно отслеживали путь движения тела и при необходимос­ти корректировали его облет вокруг Солнца.

    Скорее всего, расчет скорости и точки будущего столк­новения планет каждый сопровождающий экипаж вел само­стоятельно, затем результаты сравнивались и только после совпадения данных предпринимались определенные дейст­вия. Благодаря этому был обеспечен выверенный курс дви­жения небесных тел и параметры их столкновения.

    В последний раз экипажи кораблей уточнили данные после того, как Юд на восходящей прямой миновал орбиту Меркурия. Эта последняя коррекция полета спутника в точ­ке 7 (рис. 10) также предусматривалась заранее, еще до снятия его с орбиты. Здесь просчитывались варианты грави­тационного ускорения летящего тела притяжением Солнца. Если облет светила и ускорение снаряда прошли бы в пред­полагаемых рамках, то незначительная корректировка кур­са допускалась за орбитой Венеры. Но если бы расчеты ока­зались неверны, тогда курс летящего булыжника мог быть изменен тремя способами. В первом варианте ему обеспечи­валось прямое попадание в Юпитер или Сатурн, где он и пропадал навечно, а потому точка старта и отрыва (6) вы­биралась с учетом всех возможностей, в том числе и возмож­ного захвата снаряда Юпитером.

    Второй вариант состоял в том, чтобы оставить Юд на ор­бите Сатурна в качестве еще одного естественного спутника.

    И, наконец, третий вариант заключался в создании уле­тевшему от цели спутнику плоскость орбиты, наклонную к плоскости эклиптики, а точнее, к плоскости орбит всех пла­нет. Примерно так сегодня движутся некоторые астероиды или кометы.

    Для сохранения возможности осуществления этих вари­антов разгонные двигатели не снимались с планеты-снаряда на всем протяжении его облета вокруг Солнца до столкнове­ния с Фаэтоном.

    Гениальность проекта разрушения Фаэтона и состояла в том, что предусматривались разнообразные запасные вари­анты коррекции движения тела, что, несомненно, говорит об исключительно высоком уровне интеллектуального раз­вития наших пращуров и грандиозном объеме проделанных ими расчетов.

    Судя по всему, никаких сбоев не произошло. Все шло строго по плану. Поэтому, как только стало ясно, что коррек­ции курса больше не потребуется, корабли сопровождения и экипажи разгонных баз покинули Юд и начали свое торможе­ние, наблюдая за столкновением планет со стороны Солнца.

    Планета-снаряд, освободившись от сопровождавшего ее эскорта, беззвучно устремилась к орбите Фаэтона.



    Великое столкновение

    Конечно, жителям Земли не доводилось на­блюдать взаимное уничтожение небесных тел большой мас­сы. Однако теоретически взаимодействие гравитационных сил сближающихся тел изучено достаточно хорошо. Напри­мер, теория Роша подробно описывает разрушающее дейст­вие внутренних тектонических сил любой планеты при из­менении ее гравитационных показателей другой планетой.

    Модель взаимного разрушения планет исчерпывающе раскрывает принципы и причины возникновения тех фак­тов и явлений космического пространства, которые люди науки обсуждают вот уже на протяжении нескольких столе­тий. Это и спутники Марса, и знаменитые кольца Сатур­на, и астероиды. Большинство этих космических объектов являются свидетелями произошедших событий. Но самое главное заключается в том, что гипотеза взаимного разру­шения двух небесных тел подробно раскрывает нам процес­сы образования угля, нефти, газа и вечной мерзлоты, фор­мирования гор широтного и меридианного расположения, становление Луны, гибель Атлантиды и Великую засуху. Собственно говоря, всего того, что общеизвестно, но не име­ет логического объяснения, которое возможно только с точ­ки зрения энергетических процессов.

    Итак, планета-снаряд и Фаэтон стремительно прибли­жаются к роковому столкновению, их гравитационные силы вступили во взаимодействие. По мере уменьшения дистан­ции между ними, взаимное притяжение, при котором грави­тационные силы каждого тела нарушаются или взаимно уравновешиваются, становится все больше.

    В свою очередь, внутренние тектонические силы каждой из планет, ранее уравновешенные собственными гравитаци­онными полями, теперь начинают рвать на куски монолитность тел. Причем делают это с огромной силой, равной ве­личине гравитации планет.

    Спутник Юпитера как тело, полностью остывшее, был буквально раскрошен на части еще до непосредственного контакта с Фаэтоном и приближался к точке столкновения в форме группы осколков разной величины, удерживаемых общим полем тяготения. Сегодня остатки его фрагментов находятся в астероидном поясе за орбитой Марса.

    Внутренние тектонические силы Фаэтона также начали ломать остывшую кору планеты на части. Но по мере даль­нейшего сближения и все большего уравновешения гравита­ционного поля, силы давления атмосферы самого Фаэтона вытолкнули воздушные массы в сторону приближающегося спутника. Бешеные потоки воздуха увлекли вслед за собой воду морей и океанов Фаэтона вместе с населявшей их живностью. Атмосферное давление на планете резко упало, в результате все оставшиеся на планете живые существа по­стигло мгновенное удушье.

    Огромное хаотическое облако воздушных и водных масс устремилось в сторону планеты-снаряда. Вслед за ними по­тянулись сыпучие породы Фаэтона, когда-то формировав­шие его растительные слои.

    Все новые и новые объемы пород втягивались в нелепо из­вивающийся и дико ревущий шлейф. Как только внутренние тектонические силы взорвали материковые плиты Фаэтона, они пришли в движение, раскрывая двери подземного ада. Огромное давление внутренних пород выдавливало в направ­лении спутника расплавленную магму, стремившуюся, но не решавшуюся оторваться от стремительно уменьшающейся массы планеты. Однако эти колебания продолжались недол­го. Приближавшийся снаряд властно тянул на себя внутрен­ности Фаэтона, которые, как бы не понимая, что делать даль­ше, постепенно стали сливаться в огромный шар.

    Падая на раскаленную магму, остатки флоры и фауны вспыхивали яркими кострами, а змеиное тело светящегося потока, окутанное белым облаком пара, представляло собой феерическое зрелище.

    Материковые плиты медленно проваливались в возни­кающие пустоты Фаэтона, и планета на глазах уменьшалась в размерах. Огромный сверкающий шлейф воды, пород и магмы, словно хищная рука вселенской смерти, стремился дотянуться до приближавшегося и одновременно удалявше­гося снаряда.

    Экипажи космических кораблей, подлетавшие к месту столкновения, молча наблюдали фантастическую картину конца света.

    Огромное, медленно извивающееся аморфное тело об­лака постепенно закрыло от наблюдателей устремленный к Фаэтону снаряд.

    И вот гигантской силы удар, сопровождаемый скреже­том раскрошенных тел и могучими взрывами, раскидал остатки планет. Гравитация исчезла. На месте Фаэтона в разные стороны расползалось черное облако с темно-крас­ными крапинами расплавленных остатков магмы, которые лениво крутились и сокращались, словно обрубленные щу­пальца гигантского спрута. Некоторые из них тянулись к ор­битам Марса и Юпитера, другие, словно почувствовав не­весомость и отсутствие давления, скручивались в шары раз­личного диаметра. Малиновые крапины, похожие на капли краски, искрились в белом тумане водяного пара. И вот из этого облака начали выскакивать и разлетаться в сторо­ны куски породы разной величины. Разноцветные обломки коры Фаэтона, избавившись от гигантских сил планетной гравитации, свободно резвились в невесомости, будто посы­лая людям последний привет. Сверкающим фейерверком устремлялось все, что осталось от Фаэтона, в темные про­сторы космоса. А вслед за ними, сделав свое страшное дело, из облака медленно, кучно поползли обломки Юда, юпитерианского спутника. Их темные бока не светились. Стряхи­вая с себя пыль Фаэтона и свою собственную, они мрачно и неуклюже уходили вдаль от страшного облака. В космическом пространстве ширились и разрастались скопления пы­ли, воды и пород.

    За всей этой феерией внимательно следили тысячи глаз завороженных переселенцев. Удивительная, неповторимая картина гибели планеты словно загипнотизировала косми­ческих наблюдателей. Еще не вполне осознавая то, что им уже некуда возвращаться, люди стремились сохранить в па­мяти страшный миг уничтожения своей планеты-родины. На их глазах происходил жуткий в своей реальности конец света.

    Адское облако беззвучно и стремительно разрасталось, гася далекие холодные звезды, и лишь бесстрастные фотока­меры бортовых систем кадр за кадром запечатлевали проис­ходящее.

    Медленно тянулось время. Наблюдая кошмар гибели пла­неты, люди пребывали в оцепенении до тех пор, пока сигналы бортовой связи не вернули их к действительности. И тогда они все, как один человек, повернулись в ту сторону, где в бе­ло-голубом ореоле, подобном сказочной короне, светилась планета Земля — их единственная надежда на спасение.

    Инстинктивно каждый на миг устремился, по направле­нию к далекой красавице, словно стремясь немедленно скрыться в прекрасных облаках ее атмосферы, осознавая в то же время преждевременность своего стремления. Путь на Землю им преграждали мрачные и страшные кучевые обра­зования, как враждебные щупальца, вползающие то ли в космическое пространство, то ли в души молодых наблюда­телей, которым оставалось только ждать, смотреть и пла­кать. И хотя в скафандрах не вытрешь слезы, женщины, да и многие мужчины, не могли удержать свои чувства. На фо­не космического одиночества, пустоты и хаоса разлетаю­щихся обломков фатальность бытия переселенцев, облачен­ных в сдавливающие скафандры, усугубляла чувство беспо­мощности и инстинктивного страха за свою жизнь. И, лишь плотнее прижавшись, друг к другу, одинокие скитальцы по­чувствовали некоторое облегчение.

    Так был осуществлен эксперимент, который содержит ответы на многочисленные вопросы, вставшие впоследствии перед людьми Земли.

    Разлет осколков

    Из всех фактов, свидетельствующих о раз­рушении планет, важнейшими остаются те, которые позволяют понять поведение планет во время столкновения, а также их первоначальное положение относительно планет Солнечной системы.

    Поэтому для того, чтобы нагляднее понять процесс воз­никновения комет, малых планет, «амурцев», «дунайцев» и других небесных образований, движущихся в прямом и об­ратном направлениях, по просторам Солнечной системы, об­разование колец Сатурна и кратеров Меркурия, а также причины резкого повышения температуры Земли, породив­шего Великую засуху, и наступления вслед за ней леднико­вого периода, а также упадка высокой цивилизации пересе­ленцев до уровня приматов каменного века, необходимо внимательно изучить момент столкновения и разлета скоп­лений пород и отдельных осколков.

    Если внимательно посмотреть на движение плане­ты-снаряда к точке столкновения с Фаэтоном «О» (рис. 13), мы увидим, что векторы их сил и движения были направле­ны друг к другу практически под углом 90 градусов. А это значит, что проекцию векторов кинетических сил движу­щихся масс на плоскость эклиптики мы можем продлить из точки встречи «О» в направлении их движения.

    Пусть вектор ОХ — есть кинетическая энергия (или мо­мент инерции) масс Фаэтона, направленная из точки «О» в сторону его бывшего движения по орбите. Вектор ОУ — есть кинетическая энергия масс планеты-снаряда, направ­ленная из точки «О» вверх к орбите Юпитера.

    Теперь, принимая во внимание то, что произошло столкновение не упругих твердых тел, а крупных, но в то же время хрупких обломков пород, соединенных между собой общим гравитационным полем, а Фаэтон был как минимум в три раза больше планеты-снаряда, можно предположить следующие направления разлета осколков:

    1. Обломки тел, разлетевшиеся между векторами ОА и OY, лежащие на плоскости эклиптики слоем толщиной в диаметр снаряда, в силу сложения кинетических сил снаря­да и Фаэтона, а также силы взрыва, получили максималь­ное ускорение вдоль вектора С и на максимальной скорости улетели к орбите Юпитера.

    Большая часть этих масс упала на Юпитер, где и оста­лась навсегда. Часть обломков Фаэтона, миновав орбиту Юпитера (перед планетой) и получив дополнительное уско­рение, ушла в сторону Сатурна, образовав его замечатель­ные кольца.

    Что интересно, базовые спутники Юпитера, словно ги­гантская гребенка, разделили пролетавшие мимо него массы пород и льда Фаэтона па отдельные «пустоты», которые до­стигли Сатурна в виде «щелей Кассини». (Разделение проле­тавших пород и их контакт с корой Галилеевых спутников мы видим на рис. 11 и 12 в виде борозд, проломов и тре­щин.)

    Замерзшая вода Фаэтона, естественно в виде льда, сего­дня занимает огромные площади Галилеевых спутников, что и зафиксировали американские космические станции (см. книгу Б. И. Силкипа «В мире множества лун»). Более того, по ширине «щелей Кассини» и колец Сатурна можно точно сказать о расстояниях между спутниками Юпитера, кото­рые существовали до их столкновения с пролетавшими мас­сами обломков Фаэтона, а также установить, на встречных или попутных скоростях происходили эти контакты.

    Крупные осколки Фаэтона, двигавшиеся вдоль вектора С и, в силу своей инерции и полученного от Юпитера уско­рения, также пролетевшие к орбите Сатурна, были захваче­ны его полем тяготения. Сегодня мы видим осколочные об­разования на его орбитах.

    Те обломки коры Фаэтона, скорость которых была не­значительной, остались на орбитах вокруг Юпитера, создав тем самым осколочные спутники с обратным направлением вращения. Например, Пасифе, Синопе и другие.


    Рис. 13. Схема разлета осколков Фаэтона и спутника Юпитера Юд.



    1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Определенного количества населяющих его жителей