страница4/19
Дата14.01.2018
Размер7.07 Mb.

Определенного количества населяющих его жителей


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Часть обломков (дуга В-С), пролетавших позади Юпи­тера, осталась на его орбите в виде осколочных спутников с прямым направлением движения, например, Амальтея, Элара и другие. Амальтея является самой большой из малых лун Юпитера. Ее размеры 265 на 150 км (рис. 14). По «вы-тянутости» своего тела в пространстве Амальтея — чемпион всей Солнечной системы. «Вояджер» сделал ее снимки с рас­стояния 425 000 км. В качестве обломка коры Фаэтона Амальтея может многое рассказать о том, какую часть пла­неты она составляла до ее разрушения, была ли она матери­ком или дном океана, какова была толщина коры, а также, какие следы жизнедеятельности организмов уцелели на ее поверхности после столь сильного удара.

Рис. 14. Амальтея, спутник Юпитера. Снимок из космоса с летательного аппарата «Вояджер»



Рис. 15. Схема разлета осколков (вид сзади).

2. Обломки пятого юпитерианского спутника Юд в мо­мент столкновения передали значительную часть своей кине­тической энергии обломкам Фаэтона (вектор ОУ), благодаря чему значительно потеряли скорость радиального движения, но, напучив от фаэтонских пород импульс орбитального дви­жения (по вектору ОХ), образовали знаменитый астероид­ный пояс за орбитой Марса (отрезок дуги CD).

Разные моменты сил при столкновении придали оскол­кам спутника различные как по склонению, так и по накло­нению их орбит к плоскости эклиптики (рис. 15) траекто­рии движения. Размеры астероидов, известных в настоящее время, наглядно показывают, на какие части был разбит спутник Юпитера. Ведь по химическим и физическим пара­метрам все астероиды идентичны, так как они являются кусками одного тела. Вполне возможно, что среди них могут находиться и обломки коры Фаэтона.

3. Крупные части коры Фаэтона, а также значительные массы сыпучих пород и остатков воды, не отброшенные взрывом к орбитам Марса или Юпитера и не разлетевшиеся по дуге D-R, подучили значительное торможение и довольно быстро по спирали направились к земной орбите, где и были ею захвачены. Первые обрушения фаэтонских пород приве­ли к первым и самым грандиозным изменениям ландшафта Земли.

Чуть позже мы прочтем древние письменные источники в подтверждение этих событий.

Часть крупных обломков Фаэтона, их вектор RT, полу­чив мощное торможение, упали на Меркурий, оставив на его поверхности следы контакта в виде кратеров и обруше­ния коры (рис. 16).

Два крупных обломка коры Фаэтона, отброшенные по дуге D-R, но не направленные силой столкновения и взрыва под углами в правую и левую сторону от плоскости эклипти­ки, через некоторое время начали угрожать целостности са­мой Земли. Допустить такой катаклизм люди не могли, а поэтому переместили эти фрагменты в нужном направлении, «привязав» их гравитацией к Марсу в виде «естественных» спутников Фобоса и Деймоса. Поэтому спутники Марса можно считать скорее искусственными, нежели естествен­ными, а анализы их пород покажут, относятся ли эти тела к спутнику Юпитера или к Фаэтону.


Рис. 16. Меркурий. Фотография получена с помощью телекамер станции «Маринер-10».



Рис. 17. Состав колец Сатурна. Фотография получена с американского спутника «Пионер-2».



Сегодня мы можем представить себе ту титаническую работу, которую пришлось проделать нашим гениальным предкам для наведения порядка среди самых крупных остат­ков планет.

Рис. 18. Строение наиболее ярких колец Сатурна.

Взгляните на таблицы физических характеристик спутни­ков Юпитера и Сатурна Таблица1- Таблица2. Обратите вни­мание на то, что поперечные радиусы малых тел обоих «гиган­тов» колеблются от 7 км (Леда) до 765 км (Рея у Сатурна), то есть от мелких фракций камней и льда колец Сатурна (рис. 17 и 18) до глыб диаметром 1200—1530 километров.

Очевидно, что это осколки. Понимаете, обыкновенные обломки Фаэтона, часть которых встала на орбиты этих планет самостоятельно, например спутники Юпитера. А крупные образования (Япет, Рея и другие) были заброше­ны на орбиту Сатурна людьми, которые очистили косми­ческое пространство от тех обломков, чье самостоятельное перемещение проходило в плоскости движения внутренних планет. А это неизбежно привело бы к столкновениям, а возможно, и к гибели Земли.

Прямое и обратное движение обломков вокруг Юпитера и Сатурна скорее говорит о том, что с каждым телом работа велась в отдельности. Но зато как надежно люди привязали все обломки к планетам их же гравитацией! Не проделай они это, сегодня трудно было бы представить состояние внутренних планет Солнечной системы, в том числе и Зем­ли. Обратите внимание, например, на то, что высота паде­ния фаэтонских обломков (дуга R-T, рис. 13) оказалась до­статочной для того, чтобы расколоть толщу коры Меркурия, которая в некоторых местах даже обрушилась на его внут­реннее ядро. Перемещаясь только от орбиты Фаэтона до ор­биты Меркурия, обломки приобрели такой огромный кине­тический потенциал, что толстая (более двух километров), давно остывшая кора Меркурия обрушилась на ядро, обра­зовав отвесные выступы, растянувшиеся на тысячи кило­метров, сфотографированные «Маринер-10».

Какую же в таком случае энергию приобрел спутник Юд, падая с высоты юпитерианской орбиты к Солнцу, а за­тем, облетев ее и получив дополнительное ускорение, устре­мившись к встрече с Фаэтоном? Какое же невероятное ускорение получила его огромная масса при облете Солнца! Удар Юда по Фаэтону был уничтожающим, а момент распо­ложения планет, в том числе и гигантов, был выбран на­столько точно, что все обломки были легко и красиво захва­чены ими!

На рисунке 13 представлен разлет частей Фаэтона стро­го в плоскости эклиптики по дуге А-Т, которая изображает движение фрагментов Фаэтона к орбитам дальних планет.

Толщина слоя фрагментов, отброшенных к Юпитеру без рассеивания, видимо, не превышала 3—4 тысяч километ­ров, что позволило обрушить именно на него основную массу пород Фаэтона. Вполне возможно, что таким способом люди решали не только задачу избавления космического пространства от ненужного мусора, но и достигали еще од­ной немаловажной цели. А именно: восстановление общей массы Юпитера после утраты им спутника для того, чтобы не нарушился привычный ритм его вечного вращения.

В силу того, что спутник Юпитера был гораздо меньше Фаэтона, в результате столкновения и взрыва в космиче­ском пространстве образовались тела, движение которых происходит под разными углами правого и левого наклоне­ния к плоскости эклиптики. Такие, например, как кометы, «атонцы», «дунайцы» и так далее (рис. 5).

Физически процесс образования болидов, комет и асте­роидов выглядел следующим образом: кинетическая энергия масс спутника-снаряда и силы взрывов раскидали большое количество обломков Фаэтона вправо и влево от плоскости эклиптики (вектор С) по векторам NK и LM (см. рис. 13, где 1 — планета Фаэтон, 2 — планета-снаряд, С — вектор максимальной силы и плоскость эклиптики одновременно).

Если представить себе момент столкновения планет сза­ди Фаэтона, как это наблюдали члены бригад коррекции и сопровождения спутника-снаряда, то очевидно, что сила удара и последовавших за ним взрывов, естественно или вы­нужденно придала частям коры Фаэтона правое и левое на­клонение траекторий. Причем чем ближе пунктирные стрелки к векторам К и L , тем меньше угол наклона траектории астероидов к плоскости эклиптики, тем большее уско­рение в пространстве получили обломки Фаэтона, тем выше афелий астероидов и комет правого и левого наклонения. А если наложить векторы рисунка 15 на рисунок 13, то мы увидим, что угол склонения траекторий астероидов будет тем больше, чем ближе боковые векторы будут приближать­ся к вектору С и тем меньше угол между плоскостью эклип­тики и плоскостью орбит астероидов. К таким телам можно отнести, например, астероиды 1979 VA или 1982 VA. И на­оборот, чем дальше вправо или влево векторы N и М нахо­дятся от вектора С, тем больше их угол наклонения, тем меньше высота их орбит и тем больше угол их наклона к плоскостям планетных орбит.

В физических размерах Фаэтона и планеты-снаряда таится причина появления малых космических тел, траекто­рии движения которых лежат под разными углами к плос­кости движения планет. И что интересно! По количеству астероидов, находящихся сегодня в космическом простран­стве, можно судить о точности попадания спутника-снаряда в Фаэтон. Так, если снаряд (рис. 15) попал в Фаэтон строго но центру, то количество астероидов правого и левого скло­нения и наклонения будет приблизительно равным. Но если он попал не в центр планеты, а имел некоторое смещение, например влево от С, то возможно появление большего чис­ла астероидов с правым наклонением, и наоборот. Количе­ство тел разного склонения позволяет нам судить о том, что снаряд ударил по Фаэтону спереди по центру или чуть сзади центра планеты (рис. 15, линии N-K и L-M вместе с пунк­тирными векторами являются восходящими траекториями движения астероидов. Векторы ML и KN являются продолжением — после того, как они совершают полный оборот по своим орбитам).

То есть современное число астероидов красноречиво свидетельствует о точности наводки и меткости наших пра­щуров при разрушении Фаэтона.

Несколько раньше (рис. 6) говорилось о том, что если взять 3—5 астероидов с хорошо рассчитанными орбитами и просчитать их движение назад, в прошлое, то примерно че­рез 7—8,5 тысяч лет их траектории сойдутся в одной точке космического пространства между орбитами Земли и Мар­са, показывая тем самым время и место гибели Фаэтона. Рисунки 13 и 15 наглядно показывают механизм этого собы­тия, так как все без исключения астероиды правого и левого склонения и наклонения имеют одну и ту же точку старта!

Однако астероиды, летающие между орбитами Юпитера и Марса, имеют иную природ и к материи Фаэтона не мо­гут иметь отношения, являясь частями спутника-снаряда. По их положению в космическом пространстве можно су­дить только о величине момента сил, потерянных массой снаряда в момент столкновения.

Для науки важно уже то, что по имеющимся в космосе материальным объектам мы можем проверить точность со­бытий далекого прошлого. А это немало.

Итак, гибель двух космических тел, Фаэтона и Юда, стала причиной появления в Солнечной системе малых тел. Причем все излагаемые нами события настолько взаимосвя­заны, что трудно усомниться в достоверности разрушения Фаэтона и коррекции гравитационного поля Земли, вслед­ствие обрушения на нее масс грунта и воды уничтоженной планеты. Вот так мы и истолковали на первый взгляд загадочный фрагмент Славянских Вед.

Но вернемся к дальнейшей судьбе снятых с Фаэтона по­род. Те водно-пылевые массы, что были увлечены силой инерции по вектору X в момент сближения тел, получив не­которое путевое ускорение, ушли по бывшей орбите Фаэто­на и просуществовали там несколько столетий, пока не при­близились к земной орбите и не были захвачены ею. Они — предмет рассмотрения в главах «Великая засуха» и «Потоп». Те же массы пород (между векторами Р и R), которые стали участниками столкновения, получили значительное орби­тальное торможение и были отброшены в сторону орбиты Марса. В силу исчезновения гравитации, их ничто не задер­жало на орбите Фаэтона, и они начали быстрое снижение в сторону Солнца, к орбите Земли.



Часть пород водно-пылевого облака, движущаяся по дуге Y-P, была «подброшена» за орбиту Марса, попала в зону его гравитационного притяжения, была им захвачена и сей­час находится на его поверхности (рис. 19), которая пред­ставляет собой хаотические нагромождения мелкой пыли, песка и камней.

Рис. 19. Панорама поверхности Марса, полученная посадочным блоком космического аппарата «Викинг-1».

Под этой толщей сыпучих пород кроется не­малый запас воды в виде ледяных брикетов, которых могло бы хватить на длительное время для большой космиче­ской экспедиции. А знамени­тые марсианские каналы, которые будоражили воображение многих фантастов, со­зданы, скорее всего, не людьми, а кусками пород, протара­нившими марсианскую поверхность. Рассмотрим, как это произошло, с точки зрения законов физики. Сегодня Марс вращается вокруг своей оси, делая полный оборот за 24 часа 37 мин. 23 сек. Диаметр планеты 6787 километров. Длина экватора — 21 311 километров. Значит, каждая точка его поверхности имеет угловую скорость движения 888 км/час. Это скорость самолета. На экваторе скорость движения по­верхности максимальная, а к полюсам она уменьшается до нуля. В то же время породы, захваченные Марсом, угловой скорости не имели. То есть к движущейся поверхности пла­неты они приближались в состоянии покоя, но, упав на нее, инерцией своей массы буквально продрали борозды в на­сыпных грунтах планеты. Инерционное движение продол­жалось до тех пор, пока вращающаяся поверхность не при­давала каждой глыбе угловую скорость, равную себе. Учи­тывая то, что гравитация на Марсе почти в три раза меньше, чем на Земле, длина и ширина марсианских каналов в ос­новном зависела от массы и размеров, упавших на его по­верхность глыб. Причем многие из них были кусками сморо­женного грунта Фаэтона, которые впоследствии растаяли, прекратив свое существование в виде крупных образований или камней. Естественно, число каналов соответствовало числу глыб, упавших на поверхность Марса. Вот вам и все «загадки» знаменитых каналов! Как видите, только законы физики, и никаких чудес.

Породы, упавшие на марсианскую поверхность, инер­цией своей массы заметно притормозили осевое вращение планеты. Если до обрушения марсианские сутки едва насчи­тывали 23 часа, то сейчас они составляют больше 24-х. Сле­ды же пребывания разумных существ необходимо искать не на поверхности Марса, а в его подкорковых пустотах.

Обломки Фаэтона, разлетевшиеся между векторами Р и Т (рис. 13), атаковали также и поверхность Меркурия. На­личие кратеров на всей его поверхности говорит о том, что атака продолжалась довольно долгое время со всех сторон.

Таким образом, с помощью рисунков-схем 13 и 15 мы рассмотрели возможные причины образования астероидов, «амурцев», «дунайцев», «аполлонцев», «атонцев», комет, бо­лидов, всей метеоритной пыли и так далее, вращающихся по своим орбитам под разными углами к плоскости орбит всех планет (рис. 20).



Рис. 20. Орбиты астероидов.

Только благодаря своему отклонению от плоскости эк­липтики, малые тела сохранили самостоятельное движение до наших дней. В противном случае, планеты обязательно захватили бы их так же, как захватили множественные фрагменты породы, оказавшиеся на пути их движения.

А разные углы склонения и наклонения блуждающих ос­колков, как стало понятным из схем столкновения, образо­вались в силу меньшего размера планеты-снаряда по отно­шению к Фаэтону и сложения сил.

Таким образом, информация, заложенная в движении астероидов, позволяет нам восстановить число и состояние планет Солнечной системы в период, предшествующий схождению пятого юпитерианского спутника со своей ор­биты.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Коьрта
Контакты

    Главная страница


Определенного количества населяющих его жителей