• Первое обрушение пород и образование угля, нефти и газа
  • Образование океанских впадин и гор меридианного расположения
  • Первый ледниковый период
  • Предварительные итоги



  • страница5/19
    Дата14.01.2018
    Размер7.07 Mb.

    Определенного количества населяющих его жителей


    1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

    Рождение Селены

    Луна — вот еще один загадочный объект Солнечной системы. Уже не одно столетие ученые ломают головы над тем, как и почему появилось это таинственное и притягательное явление на земном небосводе? Пораз­мышляем об этом и мы. Сошедшие с Фаэтона перед самым столкновением газоводопылевые массы и расплавленные подкорковые породы имели первоначально некоторое ускорение в сторону движения приближающегося спутника-сна­ряда, но не столкнулись с ним, так как он летел к столкнове­нию, а значит, и не получили никакого торможения. После исчезновения на орбите гравитации они продолжили свое движение вдоль фаэтонской орбиты. Это незначительное, по сравнению с породами, участвовавшими в столкновении, ускорение позволило им задержаться в космическом про­странстве на достаточно долгое время, что и вызвало впо­следствии на Земле много уникальных явлений, таких как Великая засуха, высокогорные поселения людей, потоп, упадок цивилизации, оледенение планеты, в том числе и формирование Луны.

    Если мелкие фракции пород Фаэтона в момент взры­ва вели себя турбулентно и хаотично, не проявляя в силу своего твердого остывшего состояния стремления к объ­единению или слипанию, то расплавленные подкорковые массы Фаэтона, благодаря неизбежной адгезии, то есть по­верхностному натяжению и слипанию жидкого вещества, повели себя совсем по-другому.

    Наиболее крупные части вырвавшейся на свободу маг­мы благодаря остаточной гравитации начали медленное сближение и соединение. К этим расплавленным массам стали притягиваться и тонуть в их глубинах пылевые остат­ки планеты и камни разной величины.

    В результате жидкостного слипания гравитация нового образования заметно возрастала. Расплавленные шары, окутанные водяным паром, усиливали взаимное притяже­ние, сливаясь в более крупные образования, пока, наконец, не сформировали единое тело со своей гравитацией, кото­рая, постепенно возрастая, притягивала еще более удален­ные массы пород, присоединение которых, в свою очередь, еще больше увеличивало силу притяжения нового космиче­ского образования. Куски льда, достигавшие расплавленной поверхности, быстро таяли, охлаждая будущую Луну, и в виде пара уходили в пространство, где замораживались до состояния льда и снова устремлялись к расплавленной по­верхности.

    Процесс захвата и удержания становился вес более ин­тенсивным. В центре огромного облака буквально на глазах рос раскаленный шар, укутанный в белоснежные одеяния водяного пара. Формирование Луны обусловили три главных фактора, которые практически не встречаются во Вселенной в естественном состоянии и свидетельствуют о вме­шательстве человеческого разума, прекрасно знавшего за­кон адгезии жидких или расплавленных масс.

    Первое, и главное, условие — это молекулярное натя­жение элементов вещества в расплавленном состоянии, что исключительно хорошо происходит в условиях невесомости, когда любое, даже незначительное, сцепление молекул жид­кости или расплавленных элементов становится объединяющим моментом.

    Второе — это присутствие в скоплении фрагментов рас­плавленных пород, которые, в отличие от твердых, не от­талкивали, а, наоборот, поглощали приближавшиеся твер­дые массы вещества, чем, естественно, увеличивали собст­венную гравитацию, а значит, и физическую прочность растущего тела.

    И, наконец, третье условие состояло в том, что расплав­ленные породы и твердые массы имели одинаковое направ­ление и скорость движения. То есть времени для сближения и слияния частей нового образования было предостаточно.

    Видимо, немаловажным условием формирования Луны было и то, что гравитационное поле лунного ядра возрастало постепенно, по мере увеличения его массы. А значит, не могло придать притягиваемым фрагментам пород разруши­тельную скорость.

    Твердые породы, проникая в глубины магмы, охлажда­ли расплавленные внутренности Луны, делая их пластич­ными.

    Так в условиях вакуума и невесомости из расплавлен­ных пород и обломков Фаэтона под охлаждающим воздейст­вием воды и космического холода за время движения скоп­ления по бывшей орбите Фаэтона и сформировалась наша Луна. Уникальный и на первый взгляд не нужный Земле объект.

    В научном отчете об «Исследовании лунного грунта» уче­ными США и СССР говорилось: «...непонятно каким об­разом раскаленные лунные породы в условиях космическо­го вакуума подвергались интенсивному охлаждению во­дой?» («Правда», 1973, 3 апреля.) Здесь мы видим, как лун­ный грунт подтверждает описанный механизм образования Луны.

    Несмотря на постоянное увеличение массы формирую­щейся Луны, момент ее движения по орбите не менялся очень долгое время. Причина этого заключалась в том, что и расплавленные массы будущей Луны, и другие породы Фа­этона двигались, как уже говорилось, по старой орбите в по­путном направлении, не создавая тормозящего момента, благодаря чему новое формирование летело вблизи фаэтонской орбиты, не снижая скорости, как самостоятельное кос­мическое тело в своеобразном разрыве скопления пород. Впереди и позади раскаленного шара, выше и ниже его так­же на попутных курсах извивались черные змеиные тела, светившиеся рубинами магмы. Удивительное и страшное было зрелище!

    Заканчивая описание формирования Луны из расплав­ленных подкорковых масс Фаэтона, хочется вспомнить не­безызвестную гипотезу о «Формировании планет Солнечной системы из космической пыли», созданную на основе совер­шенно не доказанных данных и тем не менее имеющую не­мало последователей.

    В книге «Магнитная система Солнца» мною подробно из­ложены основы энергетического, а точнее, теплового режи­ма соединения ущербных электронов в атомы всех химиче­ских элементов. То есть формирование вещества обязатель­но происходит в условиях высокого теплового возбуждения, которое возникает при атсурбции электронов с обязатель­ным поглощением этого тепла при слиянии электронов в атомы. Более того, только по этой причине происходит кон­сервация тепловой энергии в атомах, что мы видим еже­дневно, хотя бы используя газовую плиту, где происходит реакция атомарного перераспределения между кислородом и топливом с выделением именно законсервированного в атомах тепла. Еще одна иллюстрация — это сварка метал­лов электрической дугой, автогеном или в кузнечном горне, где детали предварительно разогревают до температуры плавления, и тогда происходит молекулярное соединение элементов в одно целое. И, наконец, образование Луны в ре­зультате слияния расплавленных масс — это самое вырази­тельное подтверждение нашей гипотезы.

    В космосе частые столкновения астероидов и даже их падение на планеты не редкость, но никогда холодные кам­ни не соединяются в единое целое.

    В период формирования Луны соединение магматиче­ских образований и остывших обломков коры Фаэтона про­исходило благодаря именно расплавленным породам.

    Но вернемся к работе людей в космическом пространст­ве, так как для одной части астронавтов Фаэтона наступили томительные годы ожидания, а для другой — месяцы напря­женного труда по распределению обломков Фаэтона и Юда по планетам.

    Люди наблюдали движение масс и активно направляли в нужную сторону те упрямые образования, которые выде­лялись из общих правил. Так, чтобы не допустить опасных столкновений, медленно летавших крупных обломков с основными планетами, особенно с Землей или Марсом, экипа­жи астронавтов старались притормозить их или, наоборот, разогнать, направив их тем самым на Солнце или к другим большим планетам.

    Так удалось избавиться как минимум от двух наиболее крупных обломков, а вот Амальтею пришлось, наоборот, подтянуть в поле действия гравитации Юпитера, где она и осталась в качестве естественного спутника. Два обломка фаэтонской коры, а точнее, остывших куска пемзы, люди привязали к Марсу.

    Мелкие, раздробленные массы Фаэтона, в особенности полезные минералы, железо, медь, соли и так далее, люди старались собрать покучнее, не позволяя им разлететься до обрушения на Землю.

    На своих небольших Пати-Ферах наши предки сновали между обломками пород и полем нарафорного электричест­ва, собирая их в концентрированные сгустки, а там, где это было возможно, применяли смораживание водой, настойчи­во направляя их к орбите Земли, ради чего, собственно гово­ря, и затевалось уничтожение Фаэтона.

    Поэтому весь период ожидания бригады астронавтов проводили в космическом пространстве, занимаясь исклю­чительно напряженной работой. Люди работали и за страх, и за совесть, так как у них оставался единственно возмож­ный вариант: посадка на необустроенную планету. Резуль­таты их настойчивых усилий мы видим сегодня и на Земле, и в космическом пространстве. Однако не менее интересные процессы происходили с самой новой родиной наших пред­ков — Землей.



    Первое обрушение пород и образование угля, нефти и газа

    Как уже говорилось, те массы фаэтонских пород, которые в момент столкновения получили значительное торможение, начали свое падение по спирали в сто­рону Солнца и быстро приблизились к орбите Земли. Ско­рость и направление движения этих масс совпадали с направлением движения Земли, поэтому к границам поля ее гравитации они подошли практически на одинаковых ско­ростях.

    Следует сказать еще и о том, что после столкновения планет и взрыва на орбите Фаэтона образовался гигантский пылевой шар, который создал огромную дугу в космическом пространстве, где разница в скорости движения отдельных фрагментов и дальность их разброса были настолько раз­ными, что их падение в сторону Солнца и приближение к земной орбите продолжались довольно долгое время. Во вся­ком случае, не менее тысячи лет, а может быть, и больше.

    Это предопределило многократное (не менее 6 раз) массовое обрушение грунтов и воды на Землю, что нашло отражение в мифах и легендах народов мира, повествую­щих о потопах и камнепадах. Самого же первого обруше­ния люди помнить не могли, так как их просто не было на Земле.

    Периодическое нашествие потопов и похолоданий, про­изошедшее уже при жизни тех людей, которые пересели­лись на Землю после первого и наиболее мощного обруше­ния, интересно рассмотреть с точки зрения источников энергии.

    Как только массы первого скопления приблизились к земной орбите, и попали в зону гравитационного притяже­ния, они сразу же устремились к планете. Камни, сморо­женные космическим холодом, куски глины, песок и тому подобное вместе с льдинами замерзшей воды, стремительно направились к земной поверхности. Скорость падения тел зависела от высоты воздействия гравитационных сил Земли и массы каждого фрагмента пород.

    Сам факт обрушения раскрывает процесс образования угля, нефти и газа с энергетической точки зрения. Он от­крывает нам тот источник положительных температур, ко­торый прокалил биомассу Земли до состояния угля, нефти и газа.

    Вместе с тем, мы обнаружим источник минусовых тем­ператур, которые послужили причиной образования на не­когда теплой Земле вечной мерзлоты, сохранившейся до на­шего времени. И сделаем это тоже с энергетической точки зрения. Мы также раскроем те силы, которые создали на Земле океанские впадины и горы меридианного расположе­ния.

    Итак, вы помните, что до обрушения пород наша пла­нета находилась ближе к Солнцу и получала такое коли­чество тепла, которого было достаточно для развития хо­лоднокровных форм жизни. Но как только породы перво­го скопления достигли земной орбиты, то есть приблизи­лись к Солнцу на достаточное расстояние, его передовые рассеянные части (камни, песчинки и тому подобное) оказались прогретыми. Именно эти передовые, прогретые и наиболее разреженные массы пород, попав в зону гравита­ционного притяжения, первыми устремились к земной по­верхности.

    Падая в вакууме с высоты за лунной орбиты, то есть бо­лее 385 тысяч километров, прогретые фрагменты приобре­ли довольно высокую скорость движения и ворвались в зем­ную атмосферу на метеоритной скорости.

    Из результатов изучения упавших метеоритов мы знаем, что все они обладают высокой температурой, доходящей иногда до тысячи градусов, если высота падения тела и его космическая скорость сложились в единый момент инерции. Как известно, именно благодаря высокой температуре, мел­кие фракции метеоритного вещества часто сгорают, не до­стигнув земной поверхности.

    В этом процессе мы видим, как кинетическая энергия падающего тела за счет трения о воздух переходит в тепло­вую, разогревая как себя, так и воздух, в котором происхо­дит падение, до чрезвычайно высоких температур!

    Таким образом, как только передовые прогретые массы пород устремились к земной поверхности и вошли в ее атмо­сферу, их температура стала быстро возрастать за счет тре­ния и к моменту удара о землю превысила 600—800 граду­сов.

    В биомассу Земли — леса, болота и мелководные водо­емы — непрерывным рассеянным потоком падали раска­ленные обломки Фаэтона, спрессовывая в единый слой все растительные и животные формы земной жизни, как сухо­путные, так и обитающие в воде. Эти раскаленные обломки и стали источником тех высоких температур, которые про­калили биомассу Земли до состояния угля, нефти и газа по всей ее поверхности!!

    Вслед за первыми, подогретыми массами, на планету устремились новые, плотные и менее горячие части скопле­ния. В воздушной среде они частично разогревались и сплошной массой накрывали растительность Земли вместе с упавшими раньше раскаленными породами, еще сильнее сдавливая ее.

    Плотность падения возросла настолько, что верхняя гра­ница атмосферы начала смещаться к земной поверхности, выдавливаясь в те районы планеты, где обрушение было слабее.

    Вслед за этим к Земле устремились основные массы скопления, остывшие в космосе. Они с такой силой сдавили атмосферу, что во многих местах она просто исчезла. Вся растительность и живность Земли методично и неотвратимо уничтожалась. Рев, свист и дикий грохот метались над Землей. Промороженные породы облаком окружили плане­ту. Наступил мрак. Земля остервенело тянула на себя веще­ство чужой для нее планеты, содрогаясь и покрываясь тре­щинами.
    Грохот и рев нарастали. В тех местах, где происходили залповые обрушения, давление воздуха резко повышалось до величины, смертельной для всего живого, а после камне­пада наступал миг вакуума, который уничтожал те формы жизни, которым удалось пережить резкое повышение давле­ния.

    Залповый удар огромного количества пород по платфор­ме современного Северного Ледовитого океана, а также по северным территориям материков и островов сотряс Землю настолько, что кора ее не выдержала, и образовались огром­ные океанские трещины (рис. 21).



    Рис. 21. Океанские глубоководные трещины.

    Посмотрите внимательно на рисунок. Между выделен­ных черным цветом материков, почти посередине дна Миро­вого океана, протянулись глобальные трещины. Разлом дна Атлантического океана проходит севернее острова Ислан­дия, огибает южную оконечность Африки и в Индийском океане соединяется с Аравийско-Индийским подводным хребтом, который начинается трещиной Красного моря, возникшей от залпового удара упавших пород, огибает с юга Австралийский континент и по южной части дна Тихого океана Восточно-Тихоокеанским поднятием врезается в не совсем остывший Северо-Американский материк. То есть глобальный разлом представляет собой сплошную не­разрывную трещину, проходящую по всему земному шару. О чем же говорит этот факт?

    Скорее всего, залповое и наиболее мощное обрушение пород пришлось на площадь Ледовитого океана и всех мате­риков Северного полушария. Здесь, на севере, в районе Гренландии, Аляски и Скандинавского полуострова, нахо­дился центр удара, от которого и произошло максимальное проседание атакованной поверхности.

    В свою очередь инерция массы Антарктиды со стороны Южного полюса заставила планету сжаться, сплюснуться по параллелям. Материки, как наиболее инерционная часть планеты, среагировали на резкое увеличение тектоническо­го давления сжатых подкорковых масс несколько позже, чем более тонкие, хотя и остывшие, каменные ложа дна бу­дущих океанов. В результате дно океанов треснуло так, как показано на рисунке.

    Знакомство с трещиной океанского дна, фактически опоясавшей весь земной шар, показывает, что общий объем лавы, выдавленной упавшими на материки породами, бли­зок к объему самих пород, что говорит о величине измене­ния гравитационных сил упавших пород по отношению к ве­личине тектонического давления, которое раньше удержи­вало массу коры.

    Собственным весом и силой гравитации упавшие породы нарушили существовавшее до обрушения внутреннее равновесие гравитационных и тектонических сил планеты, в ре­зультате чего внутренние расплавленные массы были вытес­нены в возникшие трещины, образовав тем самым океан­ские поднятия!

    Таким образом, в обрушении пород кроется источник тех сил, которые изнутри взломали кору Земли и вытеснили ее подкорковые массы на поверхность.

    Породы, остывшие в космосе до 200—250 градусов, не встречая противодействия атмосферы, а значит, и не разо­греваясь, всей своей массой сдавливали поверхность Земли вместе с уже рухнувшим на нее грунтом, создавая тем са­мым толщу вечной мерзлоты, надежно перекрывшей до­ступ кислорода к сдавленным и разогретым слоям биомассы.

    Так, в условиях сильнейшего давления рухнувших по­род и отсутствия кислорода под воздействием высокой тем­пературы происходило обугливание земной живности до со­стояния угля!

    Раскаленные массы, упавшие в мелководные водоемы, буквально вскипятили воду, сварив всех ее обитателей. За­тем холодные породы, накрывшие водоемы и болота, также изолировали разогретую биомассу водоемов от доступа кислорода, и началась возгонка жировых скоплений водной флоры и фауны в нефть и газ.

    В силу того что температура раскаленных фрагментов и плотность биомассы не были однородными, мы сегодня име­ем разные виды нефти и газа, которые порой резко отлича­ются своим составом.



    * * *

    А теперь постараемся разгадать загадку многогоризонтности угольных пластов. Любому шахтеру хорошо известно, что угольные пласты имеют несколько горизонтов. Собст­венно говоря, многогоризонтность угольных пластов выдви­гается в качестве аргумента против теории обрушения на Землю каких-либо скоплений грунта извне. Как же сформи­ровалась эта многогоризонтность? Создается впечатление, что после каждого обрушения проходило довольно много времени, пока растительность восстанавливалась, а уж за­тем случалось новое обрушение. Причем в том же самом, определенном месте планеты, чего в принципе быть не мог­ло. Однако мы можем объяснить механизм возникновения наслоений угля в момент обрушения пород с энергетической точки зрения.

    Сегодня наша планета совершает полный оборот вокруг своей оси приблизительно за 24 часа. Но до обрушения пород, которые и затормозили скорость ее вращения, пол­ный оборот Земля совершала приблизительно за 17 со­временных часов. То есть вращение происходило значи­тельно быстрее, чем в наши дни. Причем, и это надо отме­тить, большая скорость вращения поверхности дополни­тельно уменьшала величину гравитации для живых су­ществ Земли.

    Радиус нашей планеты по экватору сегодня составляет приблизительно 6378 километров. Судя по глубине уголь­ных пластов, которые залегают иногда не ниже 5 километ­ров от современной поверхности, после всех обрушений он изменился незначительно.

    Поэтому можно допустить, что радиус Земли изменил­ся в среднем на 1 километр и до обрушения составлял 6377 км. Тогда длина его экватора составляла 40 047,5 ки­лометра.

    Если принять, что период суточного вращения Земли того времени был равен 17 часам, то каждая точка эква­тора обращалась вокруг оси со скоростью 2355,7 километ­ра в час! Для сравнения отметим, что сегодня, когда в сутках 24 часа, каждая точка экватора имеет скорость об­ращения 1668,9 километра в час. Это скорость военного истребителя.

    И хотя ближе к полюсам скорость движения земной по­верхности снижалась до нуля, тем не менее даже в высоких широтах ее значение было огромно.

    В то же время падавшие на вращающуюся поверхность породы угловой скорости не имели. К движущейся во­круг оси поверхности Земли они приближались в состоянии покоя. Для того чтобы наглядно представить себе, какова сила контакта на такой скорости, вообразите само­лет, который на скорости всего лишь в 200 километров в час неудачно садится и врезается в землю. Сегодня та­кие картины показывают по телевидению почти каждый день. А падавшие породы сталкивались с поверхностью, которая двигалась гораздо быстрее, до 2500 километров в час. После контакта с «летящей» поверхностью именно инерцией покоя породы сдвигали растительность в запад­ном, то есть в противоположном вращению Земли, направ­лении, пока наконец не втягивались в общее движение планеты.

    В результате таких инерционных подвижек в некото­рых, часто низинных, складках земной поверхности не­сколько слоев земной растительности накладывались друг на друга вместе с раскаленными кусками упавших пород, кото­рые и обугливали их, преобразуя в уголь, нефть и газ.

    Сама растительность служила своеобразной «смазкой», по которой скользили упавшие породы, сдвигая все живое в низинные места, где оно и сохранилось до наших дней в виде угольных пластов.

    В силу непредсказуемого и разнообразного характера инерционных контактов пород с поверхностью Земли уголь­ные образования приобрели различную форму. Шахтерам встречаются угольные пласты, резко поворачивающие вниз или вверх или же неожиданно обрывающиеся.

    Но как бы то ни было, самым достоверным объяснением многогоризонтности угольных пластов является не частота обрушения пород в том или ином районе планеты, а как раз инерционное движение масс, упавших на вращающуюся по­верхность планеты. Вот и все загадки.

    Первое, и наиболее мощное, обрушение пород Фаэтона содержит в себе объяснение причин и механизма происхож­дения многогоризонтности угольных образований под воз­действием сил инерции пород, падавших на движущуюся поверхность.

    Однако этим влияние инерции упавших масс на враще­ние планеты не исчерпывается.

    Под влиянием инерционных сил упавших масс на плане­те произошли горизонтальные перемещения огромных мате­риков и выдавливание земной коры, как на суше, так и на дне современных океанов. Именно местоположение океан­ских впадин и гор меридианного расположения точно ука­зывает, какой именно стороной Земля вошла в основные, и наиболее плотные, слои облака пород.

    Образование океанских впадин и гор меридианного расположения

    Если посмотреть на карту нашей планеты, можно увидеть, что по всему западному побережью Амери­канского материка протянулись цепи меридианных гор. Это Анды и Кордильеры. А несколько западнее южной и цент­ральной части Америки пролегают глубокие океанские впа­дины также меридианного расположения.

    Вместе с тем, на восточном побережье Австралии рас­положен Большой Водораздельный хребет, а восточнее се­верной оконечности острова Новая Зеландия находится оке­анская впадина, сопоставимая по своей протяженности с протяженностью Австралии с севера на юг, и также мериди­анного расположения.

    Восточнее южной части Азиатского материка, начиная от полуострова Камчатка до 10-й широты, в направлении экватора протянулась цепь океанских желобов, причем ма­териковая трещина озера Байкал строго параллельна Кури­ло-Камчатскому желобу, а горный массив Урала располо­жен тоже по меридиану. Так же и в Индийском океане про­тянулась трещина дна по 90-му меридиану.

    О чем же говорит подобное расположение впадин и гор? Почему в одних местах земного шара изменения ко­ры произошли с восточной стороны материка, а в других только с западной? Откуда взялись те гигантские силы, которые ломали кору земного шара на протяжении ты­сяч километров? Ответ на все эти вопросы кроется в обру­шении пород Фаэтона. Рассмотрим этот аспект катаст­рофы.

    После падения на поверхность первых, наиболее разре­женных и разогретых, пород и дальнейшего вхождения планеты в центр облака на землю устремились внутренние, на­иболее плотные, его части. Произошли залповые обрушения огромных масс на Северное полушарие и на фронтальную сторону планеты. В тот момент ею оказался продвигающий­ся в восточном направлении Американский материк, на ко­торый и обрушились породы, не имевшие вращательного движения.

    Как только эти массы коснулись вращающейся поверх­ности, их инерция покоя начала тянуть континент в запад­ном направлении, противоположном курсу вращения пла­неты. Инерция движения Земли стремилась увлечь упавшие породы в сторону своего движения, но под действием непре­рывно падающих пород материк, в конце концов, был вы­нужден двинуться в противоположном направлении. Рас­плавленные подкорковые породы позволили материку плыть, наезжая на тихоокеанское дно.

    Инерция коры Тихого океана вместе с инерцией враще­ния Земли стали теснить и выдавливать наверх наиболее слабые и податливые породы американских материков, за­падная часть которых, наползая на тихоокеанскую плат­форму, приподнялась и наклонилась, образовав горы, про­тянувшиеся по всему западному побережью.

    Герметичность коры материка была нарушена, и на всем протяжении горного образования задымили тысячи вулка­нов.

    После того как рухнувшие породы присоединились к вращению Земли, под действием упругости сдавленных масс, а также инерционных сил пород, выпавших на другие материки, Американский материк двинулся в восточном направлении, закрывая трещину вдоль восточного побе­режья. Тогда-то и разошлась кора дна Тихого океана вдоль западного побережья, образовав океанскую впадину, кото­рую видно на любой физической карте мира.

    Так, под действием инерции движения Земли и инерции покоя фрагментов Фаэтона образовались горные массивы Анд и Кордильер, а также океанские впадины меридианно­го расположения.

    Береговые границы океанских трещин являются свое­образными вехами, которые отметили путь движения кон­тинентов. По их широте мы можем судить о расстояниях, на которые перемещались материки в западном и восточ­ном направлениях. Эту исключительной важности инфор­мацию можно прочесть по обычному глобусу или карте Земли.

    Залповое обрушение пород Фаэтона на Северное полу­шарие и американские материки не прошло бесследно и для Австралии. Когда Земля входила в скопление пород той сто­роной, на которой расположена Америка, Австралия нахо­дилась на противоположной стороне, как бы в тени плане­ты, и на ее поверхность упало значительно меньше фрагмен­тов Фаэтона, а значит, момент торможения был неизмеримо ниже, чем при торможении континентов Америки. Поэтому момент сил разложился следующим образом: как только Американский материк испытал воздействие упавших пород и Земля получила тормозной эффект, Австралия, не имея внешнего тормозного момента, инерцией своей массы была вынуждена двинуться по расплавленным подкорковым по­родам в восточном направлении, то есть в сторону общего вращения Земли.

    Тогда наиболее слабые и разогретые породы восточной части материка начали выдавливаться более твердой корой дна Кораллового моря вверх, образуя Большой Водораз­дельный хребет. Движение Австралии в восточном направ­лении прекратилось, как только планета повернулась этой своей стороной к облаку и вовлекла в свое вращение поро­ды, выпавшие на поверхность Америки и всего Северного полушария, то есть прекратился тормозной эффект.

    Как только на Австралию и дно Кораллового моря упали массы пород, их инерция потянула континент в западном направлении, а на его восточной границе, между 170 и 180 меридианами, образовалась океанская впадина, существую­щая и по сей день.

    Огромное количество упавших, или, как их сегодня на­зывают, осадочных, пород находится между материком и желобом на дне Кораллового моря. Пески и другие виды грунта покрывают пласты австралийского каменного угля. И все это выразительно свидетельствует в пользу гипотезы обрушения пород. Протяженность океанской впадины соот­ветствует протяженности Австралийского материка с севера на юг.

    Отсутствие меридианных гор и океанских впадин вдоль Африки говорит о том, что на поверхность континента вы­пало небольшое количество пород, инерции которых оказа­лось недостаточно для глобальных подвижек материка в восточном или западном направлении.

    Выдавливание земной коры вдоль океанских желобов и континентов всегда происходило на надвигавшейся сторо­не фундаментальной плиты материка или океанского дна.

    Такое положение вещей говорит о том, что на момент встречи Земли с первым облаком, а это 7—8,5 тысяч лет на­зад, наша планета и ее отдельные районы находились в до­статочно разогретом, пластичном состоянии, что, в свою очередь, ставит под вопрос выводы, сделанные современной наукой о времени ее полного остывания. А вулканическая деятельность указанных районов дополнительно подтверж­дает короткий период остывания Земли. Но вернемся к об­рушению пород.

    По мере вхождения планеты в скопление пород, интен­сивность обрушения достигла максимального значения. По­роды сыпались на поверхность со всех сторон одновремен­но, от полюса до полюса. Казалось, рассеянным и залповым обрушениям не будет конца. Атмосфера Земли то полно­стью вытеснялась, то достигала состояния космического ва­куума. Планета стремительно тяжелела. Инерция падав­ших пород все больше и больше замедляла суточное враще­ние Земли.

    В результате утяжеления нарушилось центробежное равновесие планеты, которое удерживало ее на старой орби­те. Подчиняясь законам всемирного тяготения, Земля нача­ла медленно удаляться от Солнца, продвигаясь среди фраг­ментов Фаэтона. Изменение массы Земли на одинаковой и попутной со скоплением пород скорости орбитального дви­жения сделало свое дело.

    Планета как бы нырнула в середину окружавших ее масс, оставляя во внутреннем пространстве своей прошлой орбиты огромное скопление. Проходя через хаос рассеян­ных пород, она притянула к себе основные массы вещества, которые после падения увеличили ее гравитационное поле почти на целую единицу.

    Постепенно удаляясь от Солнца, Земля оказалась как бы над оставшейся частью скопления, начав годовой облет све­тил. Обрушение пород тем временем прекратилось. Планету озарил солнечный свет, и взору космических наблюдателей открылся дикий хаос земной поверхности. Сплошное месиво простиралось от полюса до полюса. Ни рек, ни морей, ни растительности.

    Остывшие породы Фаэтона накрыли поверхность земли толстым панцирем, который навечно похоронил былое ве­ликолепие земной флоры и фауны. Так была уничтожена уникальная в своем роде холоднокровная форма жизни.

    Сделав оборот вокруг Солнца, Земля догнала еще не за­хваченные массы. Она вновь приблизилась к скоплению оставшихся пород, которые обрушились на ее поверхность.

    Второе сближение Земли с остатками скопления и но­вое обрушение пород продолжались более короткий пери­од, однако рухнувшие массы в очередной раз изменили ве­личину гравитации планеты и перевели ее на новую, еще более удаленную от Солнца орбиту. Замедлилось осевое вращение.

    Земля, как гигантский пылесос, поглощала космический мусор, оставляя за собой тороидальные коридоры, которые стремительно заполнялись новыми осколками. Скопление пород сократилось в размерах, и космическое пространство заметно посветлело. Однако разлетевшиеся в разных направлениях фрагменты пород постепенно заняли все про­странство вокруг Солнца и создали опасность уничтожения как космических кораблей, наблюдавших процесс захвата пород, так и баз отстоя в подкорковых пустотах спутников Юпитера и Марса. Обломки коры Фаэтона с огромной скоростью приближались к юпитерианским спутникам, грозя при столкновении проломить их кору и уничтожить обитавших в ней переселенцев.

    Эта опасность становилась все более угрожающей, за­ставляя людей все с большим нетерпением ждать перелета и приземления на новую планету.



    Тем временем в условиях герметичности, высокого дав­ления и значительных температур первоначально выпавших пород происходило обугливание биомассы Земли. А верх­ние, охлажденные космосом, породы создали по всем ши­ротам Земли, от полюса до полюса, толщу вечной мерзло­ты, сковавшей даже тропические и субтропические районы планеты. Так, например, еще сегодня, у притока реки Тун­гуски глубина залегания нижнего слоя замерзших грунтов составляет 1112 метров. 500—300-метровой толщины мерз­лые грунты занимают 16 миллионов квадратных километ­ров поверхности планеты.

    Рис. 22. Схематический разрез вечномерзлотной толщи:

    а) у русла сибирской реки Норилки;

    б) по меридиану от Амдермы до Усть-Воркуты.


    В журнале «Техника — молодежи» (1963, № 9, с.6) го­ворится: «&1еды огромных ледников обнаружены в субтро­пиках Африки, Южной Америке, Австралии...» С помощью приведенных рисунков 22 и 23 можно увидеть, что на такую огромную глубину проморозить землю обычным атмосфер­ным холодом невозможно. Здесь явно «поработали» другие температуры, происхождение которых полностью раскры­вается теорией обрушения пород.

    Рис. 23. Карта вечной мерзлоты России.

    1)районы сплошной вечной мерзлоты с температурами на глубине 10-15 м преимущественно

    ниже -5°;

    2)районы с талыми грунтами. Здесь на глубине 10-15 м температура колеблется в пределах от -5 до -1,5°;

    3)районы с преобладанием таликов (на юге только острова вечной мерзлоты) и с температурами грунта на глубине 10—15 м преимущественно выше -1,5°;

    4)граница области и островов вечной мерзлоты в России;

    5)вечная мерзлота, встречающаяся лишь в буграх торфяных болот.

    Очевидно, что прецедент глубокого промерзания по­род имеет своим источником холод космического простран­ства.

    Именно этим объясняется большая глубина залегания вечной мерзлоты с энергетической точки зрения. Поро­ды упали уже охлажденными до 200—220 градусов, что и предопределило их очень долгую сохранность! Поэтому мы и смогли стать свидетелями окончания ледникового пери­ода!

    Воздушные массы, атмосфера, прижатые к самой по­верхности Земли, после прекращения залповых обрушений метались по планете почти с космическими скоростями. Температура внутри этих потоков воздуха опускалась ниже 160—240 градусов, и они окончательно уничтожили все то, что умудрилось выжить в страшном хаосе. Дополнительное охлаждение воздуха распространялось на верхние слои выпавших пород, что и не позволяло им оттаять под действием солнечных лучей. Тем более что основной причиной сохра­нения низкой температуры выпавших пород оказались те массы пород облака, которые прошли земную орбиту и, двигаясь в попутном направлении с планетой, создали до­вольно плотный экран для солнечных лучей.

    Все это определило становление и развитие первого лед­никового периода.



    Первый ледниковый период

    Высокая степень промерзания и большая глубина вечной мерзлоты вкупе с обуглившейся биомассой планеты неоспоримо свидетельствуют в пользу действи­тельно произошедшего на Земле обрушения пород и, соот­ветственно, уничтожения Фаэтона! Ведь ученым так и не удалось найти другое правдоподобное объяснение этих явле­ний. Но помимо этого есть и другие явления, подтверждаю­щие уничтожение десятой планеты и переселение тепло­кровных форм жизни на Землю. Одно из них — первый, и наиболее жестокий, ледниковый период, который породили массы пород, преодолевшие орбиту Земли.

    Оказавшись между Солнцем и Землей, разлетевшиеся остатки скопления создали экран, непроницаемый для сол­нечных лучей. Поверхность планеты оказалась изолирован­ной от солнечного тепла. Над Землей установилась долгая серая ночь, изредка осветлявшаяся сумеречными просвета­ми. Положение усугублялось еще и тем, что ледяные фрак­ции экрана, по мере приближения к Солнцу, точнее, к орби­те Венеры, разогревались, а затем испарялись, принимая форму огромных кометных хвостов.

    Водяной пар, попадая в глубины облака, быстро намер­зал на поверхности холодных камней. Породы, составляю­щие экран, вращались в пространстве, подставляя под сол­нечные лучи все новые и новые массы льда, которые таяли и снова намерзали.

    Эта карусель еще более уплотнила образовавшийся меж­ду Землей и Солнцем из пород и водяного пара экран, кото­рый занял все орбитальное пространство, погрузив нашу планету на долгие годы в темноту. Повсеместное охлажде­ние поверхности Земли до 120—200 градусов нарушалось лишь одиночными фрагментами пород, которые, разогреваясь за счет трения о воздух, становились источником незна­чительных положительных температур. Так начался пер­вый, наиболее глубокий и продолжительный период всеоб­щего охлаждения планеты.

    Скорее всего, фаэтонцы предвидели возможность воз­никновения подобного экрана, который стал причиной уста­новления холода и над юпитерианскими спутниками, и над поверхностью Марса. Поэтому они заранее готовились к пе­риоду долгого пережидания. Необходимость хотя бы неболь­шой гравитации для людей и животных, а также защиты от будущих камнепадов и холодов заставила наших предков со­здать базы отстоя именно в подкорковых пустотах Марса и спутников Юпитера.

    В то же время космические корабли наблюдения и кор­рекции событий спаслись от экранной темноты тем, что ушли в сторону от скопления пород. Поднявшись над плос­костью движения планет на высоту, недосягаемую для раз­летевшихся частиц пыли, экипажи издали созерцали уни­кальные события.

    Огромная космическая радуга, расположившаяся во внутреннем пространстве земной орбиты, медленно продви­галась вслед за летящими частями облака к орбите Венеры. Если нам, землянам, движение средних размеров кометы с небольшим «хвостом» кажется уникальным и чарующим явлением, то представьте себе картину, когда вокруг Солнца вращались массы льда, расплывающегося огромными водя­ными облаками, в которых переливались гигантские радуги. Мрачные волны темных пород, наплывая друг на друга, кру­жились в диком танце, дополняя фантастическую картину.

    Вся эта космическая свистопляска записывалась борто­выми камерами кораблей на граненые кристаллы поляризо­ванного кварца. Сегодня такую запись мы называем краси­вым словом «голография».

    Множество кварцевых кассет с записями уникальных событий прошлого сегодня покоятся в древнейших хранили­щах пещер как груды ненужных камней. Поэтому надо быть очень внимательными к подобным нагромождениям. У наших предков были, конечно же, свои методы долгосрочной за­писи визуальной и звуковой информации. Поэтому не толь­ко археологические черенки, но и невзрачные на вид камуш­ки могут стать ценнейшим источником.

    А скопление пород, медленно кружась и сверкая, словно изучая обстановку нового пространства, приближалось к ор­бите Венеры. Тягуче тянулось долгое время. Для многих астронавтов секунда казалась годом. По мере ожидания на­растало раздражение.

    Нельзя сказать, что люди безучастно следили за медленным перемещением пород к орбите Венеры или за передви­жением крупных осколков разрушенных планет. Меняя ве­личину и знаки электростатических потенциалов на части­цах пород, они тормозили скорость движения всего скопления и тем самым увеличивали его скорость сближе­ния с планетой. Усердие и настойчивость основных экипа­жей астронавтов принесли свои плоды. Передовые массы пород неотвратимо приближались к венерианской атмосфе­ре. Наш рассказ был бы неполон без описания событий, происходивших еще с одной участницей космических катаклиз­мов.



    Венера

    В характере обрушения пород на Землю и на Венеру оказались существенные различия, которые и определили последующее состояние атмосфер двух планет.

    Так, к земной орбите породы подлетали кучно в силу того, что орбита Фаэтона находилась ближе к Земле, и тем самым возникали условия для массового обрушения, пре­пятствующие тотальному разогреву падающих частей. А к венерианской орбите породы Фаэтона приближались в рас­сеянном состоянии, значительно прогретые лучами близкого Солнца. Поэтому, как только передовые части пород попали в зону гравитационного влияния Венеры, они сразу же устремились к ее поверхности.

    Как и в атмосфере Земли, падающие породы начали на­греваться. Кинетическая энергия их падения, то есть ско­рость за счет трения о газы венерианской атмосферы, также стала переходить в тепловую энергию, разогревая и сами фрагменты, и атмосферу. Учитывая небольшую скорость подлета скопления, выпадение пород продолжалось доволь­но долго, и упавшие камни вместе с атмосферой планеты ус­пели разогреться до 850—1000 градусов. За прошедшие ты­сячи лет температура верхних пород планеты снизилась как минимум наполовину, и сегодня температура венерианской атмосферы составляет 495 градусов.

    Затем если на Землю после окончания массовых обру­шений все-таки падали одиночные скопления пород, энер­гия движения которых также переходила в тепловую, то возникший впоследствии экран, отгородивший планету от солнечных лучей, довольно быстро охладил упавшие массы и саму атмосферу.

    У Венеры такого экрана, закрывавшего Солнце, никогда не существовало, а сама планета располагалась ближе к звезде, чем удалившаяся от нее Земля. Поэтому охлаждения пород и газов не происходило, что и объясняет сверхвысо­кий разогрев венерианской поверхности.



    На рисунке 24 представлена панорама поверхности Ве­неры после обрушения на нее тех пород Фаэтона, которые разогрели газовую оболочку планеты. Обратите внимание на размеры и форму камней — и вы легко увидите в них фрагменты монолитных плит Фаэтона, свидетелей действи­тельно сокрушающего удара планеты-снаряда.

    Рис. 24. Изображение поверхности Венеры, переданное на землю фотометром АМС «Венера-9».

    Находящиеся на Венере фрагменты пород открывают нам причину формирования запредельных температур ее поверхности с энергетической точки зрения. Ясно, что в процессе разогрева огромного количества вещества участво­вали значительные массы пород Фаэтона, кинетическая энергия которых не могла не повлиять на другое космиче­ское тело. Это законы физики.

    Предварительные итоги

    Итак, первое и самое массовое обрушение пород Фаэтона на Землю радикально изменило нашу планету.

    Приняв на себя дополнительные массы вещества при по­стоянной скорости своего движения в пространстве, планета переместилась от Солнца на новую, удаленную орбиту, отче­го заметно снизилось поступление тепла и света. Гравитаци­онная величина Земли увеличилась с 7,8 единиц до 8,8.

    Кинетическая энергия падавших масс перешла в тепло­вую и обуглила земную флору и фауну до состояния угля, нефти и газа, после чего в результате охлаждения и образо­вания экрана, препятствующего проникновению солнечных лучей, на планете сформировалась вечная мерзлота, кото­рая надежно отделила формирующиеся горизонты залежей от кислорода атмосферы.

    Инерция упавших на поверхность масс затормозила су­точное вращение планеты, а подвижка континентов создала на Земле океанские впадины и горы меридианного располо­жения.

    Все виды земной растительности, насекомые и холод­нокровные животные были погребены под огромными мас­сами рухнувших пород. Все, что могло бы спастись в ка­ких-то укрытиях, погибло от резких скачков атмосферного давления в моменты залповых обрушений и наступившего затем похолодания. Породы, ушедшие в сторону венерианской орбиты, на долгие годы создали между Солнцем и пла­нетой непроницаемый для света и тепла экран.



    Мрак, окутавший планету, на несколько лет погрузил Землю в космический холод. Кроме того, периодически про­исходили новые единичные и массовые камнепады, унич­тожавшие все то, что не успели уничтожить первые катаклизмы. Холод, темнота, свист постоянно падавших камней да дикие ураганы создавали на Земле поистине кромешный хаос.

    Рис. 25. Определение былой поверхности Земли (разрез).

    1 - современный уровень океана;

    2 - исконные породы Земли;

    3 - угольный или растительный пласт.

    4 - породы Фаэтона.


    Планета, окруженная крутящимся роем булыжников, представляла смертельную опасность для тех, кто попытал­ся бы приблизиться к ее неприветливой поверхности.

    Захват Землей первых пород Фаэтона был только нача­лом как минимум шести наиболее значительных и губитель­ных встреч планеты с массами разной плотности и продол­жительности падения. Даже после всемирного потопа на Земле время от времени наступали периоды похолоданий.

    Надеюсь, уважаемый читатель, вы уже заметили, что многочисленные факты, представляющие для науки нераз­решимую загадку, прекрасно объясняются теорией управ­ляемого разрушения Фаэтона.

    Все описанные явления находятся в тесной взаимо­связи, в то время как каждое по отдельности является неразрешимой загадкой. Особенно если учесть, что вещест­во и энергия не появляются неизвестно откуда и не исчезают в никуда. Теория целенаправленного уничтожения десятой планеты Солнечной системы пятым спутником Юпитера представляется нам наиболее достоверной и исчерпываю­щей не только с логической, материалистической, но и с энергетической точки зрения. Кроме того, используя наши выкладки, сегодня, по прошествии тысяч лет, можно де­тально реконструировать карту Земли до обрушения на нее пород Фаэтона.

    Угольный пласт, представляющий собой демаркацион­ную линию между древней поверхностью Земли и упавши­ми на нее массами, под действием инерции упавших пород в основном остался неподвижным. Если же где-то и произо­шли смещения угольных горизонтов, то самый глубокий растительный слой все равно остался на своем старом уров­не (рис. 25).

    Сегодня на всех материках Земли пробурены сотни ты­сяч скважин разного назначения, керны которых изучены и описаны достаточно подробно. На основе этого материала, особенно данных об уровне залегания нижнего угольного пласта относительно современного уровня моря, можно с достаточно высокой точностью восстановить первоначаль­ный рельеф земной поверхности.

    Этот способ можно использовать не только для того, что­бы выяснить, где были низины, возвышенности и горы, но и чтобы определить, какие массы пород обрушились на тот или иной участок земной поверхности.

    Конечно, такая работа одному человеку не под силу. Но общими усилиями горных институтов всех стран можно бы­ло бы во всей красе восстановить древний ландшафт нашей планеты. Это же прекрасно, когда найден способ воссоздать доисторическую карту земной поверхности.

    Несомненно, проект обрушения на Землю огромного ко­личества пород мелкой россыпью, позволивший нашим да­леким предкам не только не сбить планету с ее орбиты, но и удалить от Солнца это огромное космическое тело, поража­ет своей гениальностью.

    Какого высочайшего интеллектуального и технологиче­ского уровня развития достигли эти гиганты, какими огром­ными энергиями они владели!


    1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Определенного количества населяющих его жителей