• § 2. Заселение Приангарья в XVII-XVIII вв. Основание Абана



  • страница2/8
    Дата16.05.2017
    Размер0.68 Mb.
    ТипКнига

    Основание Абана


    1   2   3   4   5   6   7   8

    ГЛАВА І. ОСНОВАНИЕ АБАНА

    § 1. Коренное население


    К моменту основания Абана эти места заселяли кочевые племена. Название «Абан» происходит из асанского языка и в переводе означает «медвежий угол». Асаны кочевали в бассейнах рек Кана, Ангары, Усолки. К XVII в. эти племена позже были ассимилированы эвенками.

    Возможно р.Абан еще раньше была пограничной между кочевьями эвенков (до ХХ в. эвенков называли тунгусами) и асанов. В районе р.Бирюса кочевали эвенки. Эти племена относятся к тунгусоманчжурской группе алтайской языковой семьи.1 В названиях сел Абанского района можно заметить эвенкийские: Лазарево – по имени охотника-эвенка Лазарька, от «Федькиной заимки» - произошло название д.Федино, а Плахино от эвенкийского слова «плахан» – место торга. Есть группа названий, оканчивающихся на «чет» или «шет», это по-тунгусски означает «река»: Панакачет, Тарапачет, Тибишет, Тенчет, Хиндичет, Шигашет. Примечательно, что с таким окончанием названия встречаются только на северо-востоке края, где протекает река Кеть. Если сравнить подобные названия в Абанском и в соседних Иланском, Богучанском, Пировском районах, Иркутской области, Нижне-Ингашском районе. Более всего их в Абанском, потом Нижне-Ингашском (5), Тасеевском (3), в других районах по одному. В Иркутской области один Тайшет только.2 Отсюда можно сделать вывод, что эвенки на территории Абанского района селились компактно, ведя полукочевой образ жизни.

    Эвенки были великолепными охотниками. У них развивались такие качества как наблюдательность, острота слуха, умение ориентироваться в незнакомой местности, воспитывались смекалка, сила, ловкость. Про ловкого охотника говорили, что он «четвероногому зверю не даст мимо пробежать, крылатой птице не даст над ним пролететь».3 На охоте тунгусы-эвенки пользовались луками, рогатиной, устанавливали самострелы и петли. В середине века была в 20 км от Абана деревня Слопцы, у тунгусов так назывались силки, которые ставились на мелкого зверя. 30 км на север от Слопцов еще в 1934 г. находили оставленные эвенками чумы, пустые лабазы, а несколько дальше — захоронения и священные деревья, украшенные разноцветными лоскутками ткани и полосками камуса, шитого бисером.4 Эвенки употребляли в пищу не только мясо, но и рыбу. Зимой добывали рыбу через лунки, а летом занимались лучением с лодки, используя острогу или лук. На небольших речках устраивали заторы и устанавливали в них корыта и морды. И сегодня технология изготовления морды – плетеной корзины из лозы с узким горлышком, не изменилась, местные жители на Бирюсе используют её для рыбалки. Еще 40-50 лет назад можно было видеть на Бирюсе тунгусскую лодку-берестянку, а охотники строили схроны по типу тунгусских на деревьях, устраивая засаду на зверя.

    Тунгусские женщины умели обрабатывать бересту и шили из неё посуду и тиски — берестяные полотнища для чумов и лодок-берестянок.5 Бродячий образ жизни отразился и на костюме эвенков. Он должен быть легким, не стеснять движение и быстро просыхать. Самодельная обувь – чирки (вид туфель, башмаков на мягкой подошве) и бродни (сапоги типа мокасин) ещё часто можно было увидеть в 60-е годы у охотников, а в чирках косили траву во время сенокоса.

    Эти племена не имели государственной организации, в период перехода от родовой общины к соседской у них были парные объединения частей родов и больших семей.6 Это были миролюбивые племена. «Легкие на подъём» охотники имели интересные традиции, связанные с кочевым образом жизни: невеста не брала приданного, ибо мужу было легко ее обеспечить пищей, кровом и одеждой; у побежденного врага ничего не брали; имели привычку ничего не накапливать, оставлять чумы с вещами по пути следования.7

    Начиная гон зверя, эвенки оставляли свои своеобразные знаки на деревьях (затес, сломанные ветки), увидев которые другие охотники не имели права вступать на ту же тропу и преследовать чужую добычу. У современных охотников и рыболовов подобные неписаные законы существуют и сейчас. А в тайге еще 30 лет назад в охотничьих избушках всегда был запас дров, лучины, чая, сахара, а дверь запирали только от зверья. Любой путник мог найти здесь пищу, кров. Каждый охотник, покидая жилище, оставлял в избушке запас из своего провианта. Честность в отношениях ценилась здесь превыше всего. Выжить в тайге можно было только артельно, уживаясь с местными жителями.

    На формировании сибирского менталитета наверняка сказались отношения первых русских с местными племенами: духовные ценности у челдонов ставились выше материальных, личные качества выше социального происхождения; такие черты характера как открытость, радушие, трудолюбие и честность получили свое развитие в общении с местными племенами.

    § 2. Заселение Приангарья в XVII-XVIII вв. Основание Абана


    Основание Абана – одно из проявлений политики Российского государства по освоению Средней Сибири.

    После разгрома Ермаком Сибирского ханства освоение Сибири шло в направлении поиска более коротких и удобных путей. Новая разведанная дорога по Оби на Кемь, которая впадала в Енисей почти напротив устья Ангары, соединила великие водные пути по Оби, Енисею и Лене и стала главной магистралью, ведущей в Восточную, Среднюю Сибирь8. Государевы люди – казаки вслед за Енисейским острогом (1619г.) поставили на Ангаре и ее притоках Иркутский острог, Тасеевский, Рыбинский: на волоке между Ангарой и Леной – Илимский, на Лене – Якутский. После основания в 1628г. Красноярского острога, таким же строительством новых острогов занимались и красноярские казаки. Так на среднем Кане у Братского перевоза в 1636 году был поставлен Канский острог. Опираясь на вновь созданные остроги, красноярские и енисейские воеводы стали приводить под «высокую государеву руку» коренных обитателей Канской, Камасинской и Братской землиц9. Остроги были не только военными крепостями, но и опорными пунктами по хозяйственному освоению новых территорий и сбору ясака с местных жителей. Ближайшими к современному Абану были Тасеевский и Канский остроги. Но Канск по мнению Быкони Г.Ф. до середины XVIII века не мог быть переселенчинским пунктом, откуда бы местное население растекалось по всему району. Освоение шло за счет переведенцев. Еще в 1693 году Сибирский приказ предписал Красноярскому воеводе посадить «охочих» людей или «сильно» перевести на р. Кан 20-30 семей казаков. Но размер «подмоги» был занижен: 4 рубля вместо 10 и красноярцы сочли ее недостаточной компенсацией за риск жить с опасными соседями. Бурятские и киргиские князья, считавшие коренное население канской лесостепи своими данниками – кыштымами, сжигали или разрушали Канский острог 6 раз (1640г 1645, 1666 1677, 1690 и 1697г.)10.

    Тасеевский острог находился в менее опасном месте. Вероятнее всего тасеевцы стали основателями первых на территории Абанского района старожильских сел Ношино и Абана. Освоение Абанского района русскими именно в XVIII веке объясняется многими факторами: малозаселенностью территории, наличием свободных от леса еланей, отсутствием государственности у коренного населения и сопротивления с их стороны, а так же сломом сопротивления енисейских киргизов, которые в 1701- 1704 г. общими усилиями служивых людей Красноярска, Томска, Енисейска и Кузнецка были разбиты. Асаны, котты и тунгусы были их кыштымами. Часть их были уведены киргизами в 1703 году в Джунгарию, а остальные стали давать «ясак» белому царю11.

    Среди старожилов Абана об этом периоде истории сохранилась легенда о «черных березах». О ней вспоминают в своих рукописях все краеведы. Смысл ее в том, что когда первые русские пришли на таежные берега р.Абан в лесах по берегам реки росли черные березы, и черные люди жили здесь. С приходом белых людей стали появляться белые березы. Тогда сказали местные: пора уходить. С их уходом исчезли и черные березы12. Эта легенда говорит об исчезновении – добровольном уходе, а не сопротивлении русским. Асаны – кыштымы енисейских киргизов, возможно вместе с тунгусами, ушли кочевать к р. Бирюсе, позже ассимилировавшись с ними13. В лицах старожилов сохранились монголоидные черты (черные волосы, роскосые глаза, широкие скулы). Встречаются еще и черные березы. Тела их змеисты, узловаты, черны в нижней части, а вверх вытягиваются 4-5 стволов уже менее черных и кривых. Но сохранились поселения, основанные местными коренными народами. Деревню Федино старожилы называли «Федькиной заимкой». В 1716 году на имя енисейского воеводы поступила челобитная от ясачных братьев Федора и Нефеда Рукосуевых: они просили разрешения основаться на р.Бирюсе, где «заливные луга и нетронутая тайга».14

    Время основания Абана совпадает с освоением Сибирского почтового тракта. После первой камчатской экспедиции 1720-25 гг. В. Беринг получил от Сената право по всей Сибири «назначать станы, от которого до которого места возить летом и зимою почту», он вместе с Сибирской губернской канцелярией решал какими льготами и сколько следовало привлечь на мало обжитые участки дороги вольных поселенцев. По указу Сената о строительстве дороги от Красноярска до Тулуна через 50-80 верст ставились почтовые станы, где можно было сменить лошадей, получить продовольствие и фураж, переночевать. Восточнее Канского острога между станами и зимовьями долго существовали кормовища – места хранения фуража, где почтовые лошади получали роздых во время длительного перегона.

    Появилась новая повинность у крестьян и разночинцев острогов: дежурить на станах и зимовьях15. Указ Сената от 1762 года предписывал сибирскому губернатору Соймонову обратить внимание на принудительное заселение сибирской гужевой магистрации от Томска до Иркутска крестьянами Красноярского и Енисейского уездов, освободив их от уплаты подушной подати и записав их всех в ямщики. Старожилы района вспоминают гужевую повинность, существующую и в начале ХХ века, о тяжести которой свидетельствует «наказ» в уложенную комиссию от 1767 года крестьян и разночинцев Тасеевского острога Енисейского уезда. Они жаловались, что «по Канской дороге от пашен высылаем для гоньбы подводчиков на станциях, и там их селят, а мы за них подати платим»16.

    Заселение притрактовой полосы средней Сибири шло за счет переведенцев и ссыльных из Европейской части России. На основании указов 1762-63гг о перемещении на тракт отставных нижних чинов, указов 1763-65гг о ссылке переселенцев из Польши, беглых российских подданных, указов13 декабря 1760 и 15 марта 1761г, 22 января и 6 августа 1762 г о разрешении помещикам ссылать в Сибирь с зачетом в рекруты непокорных крестьян.17 По подсчетам А.Д.Колесникова одних ссыльных ежегодно за 1761-1782гг поступало до 50 тысяч душ в Сибирь. Посельшики обязаны были в 3-хлетний срок обзавестись хозяйством, чтобы затем нести все повинности. На каждого взрослого (16-50 лет) выдавали по 2 сошника, 2 серпа, 1 топору и косе, а семье – по 54 пуда семян и лошадь, а также отмеряли по 5 десятин пашни и покос на 50 копен. 18

    Для раздачи ссуд поселенщикам в Канском остроге построили амбары, где хранилось до 50 тыс.пудов хлеба.

    В каждом новоучрежденном селении ссыльных назначался староста из солдат, а общий надзор за поселенщиками осуществляли спец. надзиратели из младших офицеров. Уйти из деревни без разрешения было нельзя.

    П.С.Паллас с негодованием описывает убогое существование посельщиков, среди которых были «больные, уроды, безумные, женатые, кои к размножению подобных себе совсем не способны».19 Помещики, пользуясь правом ссылать крепостных, часто избавлялись от стариков и увечных, получая за них от государства рекрутские квитанции и деньги.

    Основание Абана - результат внутренней колонизации, расселение жителей Тасеевского острога и его комиссарства. Доказать это и опровергнуть бытующее в местном краеведческом материале мнение об основании Абана казаками с Дона, можно исследовав социально – экономические предпосылки внутренней колонизации.

    В «Истории Сибири» (т.2) упоминается, что среди жителей Сибири особо стоит сословие разночинцев, характерное только для XVIII века и исчезнувшее в связи с переводом их на денежный оброк. Официальная документация отождествляет разночинцев с отставными служилыми.20 Разночинцы имели самостоятельное сословие потому, что отличались от государственных крестьян генетически: они не были наследственными пашенными и оброчными крестьянами. Наличие категории разночинцев отражало специфику Сибири – оседание на землю отставных – казаков острогов. Наличие разночинцев в какой то мере объясняет, почему первых Туровых в Абане считают казаками. Основание Абана отражает процесс оседания казаков на землю.

    Экономическая политика самодержавия могло стать стимулом для переезда тасеевских разночинцев на реку Абан. Это могло быть связано с отменой во второй четверти XVIII века десятинной пашни и переводом в 1762 году всех оброчных и пашенных крестьян на денежный оброк по всей Сибирской губернии.21 Все исследователи отмечают рост посевных площадей, не связанный с ростом «вновь поселенных» в 60-е годы. Отмена десятинной пашни могла сыграть роль стимула для роста хлебопашества и в другой связи: она давала возможность увеличить свою запашку без риска вызвать этим возрастание отработок на казенной земле. В XVIII веке десятинная пашня превратилась в отработочную повинность, независимую от размеров держания земли. По данным Миллера Г.Ф. в 1739-1743 гг соответствие между площадью крестьянской пашни и десятинной отсутствовало. Эта форма феодальной ренты не была связана с реальным ростом крестьянской пашни.

    Толчком к более интенсивному росту пашни в это время могла послужить и угроза проведения размежевания и те возможности по использованию неосвоенных земель, которые в будущем открывали правила Генерального межевания от 20 сентября 1765 года. По ним крестьяне и разночинцы, держания которых были менее 8 десятин на душу в семье, просили закрепить за ними подысканные ими необрабатываемые земли. 22

    Освоению новых территорий способствовала экономическая политика местной власти. 11 июля 1763 года Ф.И.Соймонов и Д.Чечерин в совместном докладе в Сенат предлагали разрешить раздачу земель в Сибири всем желающим и покупать хлеб в казну у хлебопашцев по «хорошей цене». Решения дел о выделении пахотных земель по 14-17 и даже 24-32 десятины по челобитным свидетельствуют о том, что рост посевных площадей связан с заинтересованностью власти в освоении новых территорий.23

    Абан начинался с заимки. Это также подтверждает и внутренний характер колонизации. Заимочный путь освоения земель был характерен в средней Сибири в XVII-XVIII вв Движение старожилов из острогов определялось реками. В Абан попасть по рекам Тасеева-Усолка-Абан было легче, чем по тайге от Канска через Устьянск. Этот факт косвенно опровергает теорию, что основатели Абана пришли с Дона. По р. Усолка расположены Ношино и Устьянск, а на ее притоке –Абан. Если пашня находилась рядом, то обрабатывалась наездами, - это было займище. Если на распаханном займище строили дом, селились люди – это была заимка. Так основывались новые деревни.24 Заимками абанцев были будущие деревни Турово и Апано-Ключи, Устьянск-Троицко-Усольская заимка, а Ношино и Абан - тасеевские заимки.

    В Абане бытует поговорка: «Строиться от пня», означающая «начинать с нуля». У первого дома Туровых вместо крыльца стоял гигантский пень, о котором вспоминают старожилы. Строили наскоро, использовав под крыльцо пень, потому что на заимке не дом, а пашня была главным.

    О внутреннем характере колонизации также говорит тот факт, что в одно и то же время с Абаном в 25 километрах от него была основана деревня Ношино. Перепись населения 1762 года упоминает деревню Алацкую с 44 душами мужского и 50 женского пола.25 Установить последовательность основания первых старожильческих сёл даёт возможность сопоставление роста населения в Абане, Ношино, Устьянске по 3 и 4 ревизиям (1762 и 1781гг). Первым было основано Ношино, так как население его выросло с 94 до 200 душ (оно и расположено ближе к Тасееву), а население Абана увеличилось с 55 до 94 душ, Устьянска же - с 14 до 27 душ.26Кроме того, перечневая ведомость говорит о том, что Абан и Ношино относились к Тасеевскому ведомству, а Устьянск - к Спасо-Усольскому.27Таким образом, можно сделать вывод, первым было основано Ношино, затем Абан и позже - Устьянск. Эти данные опровергают бытующее в Абане мнение, что Устьянску в 1917 году исполнялось 300 лет. Рассказывают, что 26 ноября 1917 года в Устьянске широко отмечался храмовый праздник Святого Егория и говорили, что церкви 300 лет. Легенда о том, как заложен Устьянск гласит, что из Троицкого солеваренного завода приехали первожители казаки Суровы, Кузнецовы и Туровы, укравшие в Троицкой церкви икону. На берегу Усолки положили икону на возвышенность и там поставили часовню, отсюда началась застройка деревни. Этот факт косвенно указывает на тасеевское происхождение и Устьянска. Но другой источник «Список приходов Енисейской губернии называет другой год строительства Устьянской церкви– 1814, признавая Устьянский приход самым старым, именно из него в 1897 году был образован Абанский приход. Статус Устьянска был несколько иным, чем Абан, скорее всего это было место ссылки. Если сопоставить по переписи 1859 года число жителей Устьянска обоего пола, живших в 104 дворах, то на 290 мужчин приходилось 30 женщин (приложение 3). Значит были дворы, где жили мужчины артельно или мужчины-бобыли.


    1   2   3   4   5   6   7   8

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Основание Абана