• § 2. Управление общественной жизнью в Абане



  • страница5/8
    Дата16.05.2017
    Размер0.68 Mb.
    ТипКнига

    Основание Абана


    1   2   3   4   5   6   7   8

    ГЛАВА ІІІ. АБАН ДО РЕВОЛЮЦИИ

    § 1. Улицы Абана и их застройка


    Первой улицей в Абане стала улица Береговая (совр. Набережная), выстроенная первыми переселенцами вдоль берега реки. Из первых домов сегодня сохранился один (ул. Кольцевая, 15, см приложение 1). Это типичный образец постройки XVIII века, рубленный топором из круглых бревен, доходящих до самого конька крыши. Крыша крепилась особым способом на шпунтах, без гвоздей. Маленькие окна затягивались брюшиной: бычий пузырь катали – тёрли в золе пока он не становился тонким, эластичным, чтобы его можно было натянуть на рамку. Потолок делали двойным, утепляли дёрном. Крыша крылась дёрном, а позже – дранкой. Полы тоже делали двойные из плах в полбревна. Вторая улица – Большая(ныне Советская) была выстроена к югу, перпендикулярно Береговой. К 1887 году она оканчивалась кладбищем и часовней ( на этом месте теперь здание редакции).67 Третья улица – Низовая- застраивалась вдоль реки, параллельно Береговой. В конце века она доходила до проулка на современный Пищекомбинат. Начала улиц имели сходные по типу дома, что даёт возможность предположить одновременность их застройки. Место пересечения их было центром Абана до конца XIX века.

    Назёмная и Чесноковая (совр. Демьяна Бедного и Красная) начинали строиться в 1881 году.68 К началу века Чесноковая улица доходила, как и Большая, до кладбища.

    В первой половине XIX века ссыльными поляками была застроена улица, которая теперь называется Первомайской. В Абане в начале XX века её стали называть Теребиловкой. Название улица получила за драки, которые устраивали жившие там поляки - старожилы с вновь прибывшими в ссылку после восстания в Варшаве в 1905 году. Для абанских челдонов таскающие друг друга за волосы и спорящие до ругани и драки пьяные мужики были делом необычным. На драки ходили смотреть как на представление, о котором вездесущие ребятишки извещали абанцев. Они бежали вдоль Большой улицы и кричали: «Смотрите, у поляков началась теребиловака!».

    Была ещё одна улица, где поселились люди одной национальности-Татарская. Состояла она из двух домов. Начиналась от Татарского ключа (под таким названием сохранился до сих пор), вдоль Теребиловки.

    Социальный состав переселенцев сказался на архитектурных особенностях застройки. Переселенцы строились на окраинах, сохраняя особенности европейского зодчества, крыши крылись соломой. Землянки состояли из одной комнаты – это были дома бедняков.

    За мельницей, на другом берегу реки, в начале XX века появилась Зарека (современные Гончарная и Партизанская улицы). Она состояла из семи домов и ледника-морга, выкопанного в горе в виде ямы с надстройкой из брёвен, для хранения неопознанных трупов.69

    Все улицы Абана, кроме Заречной, заканчивались молотильными токами. Здесь строили риги для сушки снопов, на гумнах вели обмолот.

    По воспоминаниям старожилов, местом гуляний молодёжи было пересечение улиц Назёмной и Чесноковой. Здесь были построены карусель и качели из жердей 6-метровой длины. Немногие смельчаки раскачивались так, что переворачивались вкруговую. Весной на первых проталинах играли в лапту, в городки. Летом здесь устраивали вечорки.

    На примере архитектуры села Ношино, исследованной учителем школы Кривоносовым В.М., можно представить деревянное зодчество челдонов. Кривоносов в Ношино насчитывает четыре типа домов. В современном Абане оно представлено двумя типами домов. Первый тип – дома, рубленные топором из круглых брёвен, четырёх- или пятистенные, с тёплыми сенцами. Чердак с торцов закладывался брёвнами, в которых прорезалось смотровое оконце. Вход на чердак был из сеней дома. На чердаке хранилось разное имущество, сушилось бельё, веники для бани, сушилось вяленое мясо и рыба. Стены внутри дома были стёсаны, они скоблились и мылись. Окна закрывались одностворчатыми ставнями. Наличники украшали своеобразно: сверху овальной или треугольной «крышей», внизу заканчивались «кисточками». Своеобразием постройки был заплот – забор из толстых столбов с продольными пазами, в которые вставлялись плахи в полбревна, а так же ворота под крышей, и хозпостройки под одну крышу.

    С появлением поперечных и продольных пил в 80-е годы появился второй тип домов. Это были высокие, пяти- и шестистенные крестовые дома с четырехскатной круглой крышей. Такие дома строились на двух хозяев. Размер дома обычно был 5х10 метров. Каждый хозяин украшал наличники индивидуальным рисунком и резьбой. Тесовые крыши заканчивались деревянными желобами для стока воды. В начале века появились дома, построенные в двух уровнях. Первый уровень полуподвального типа: один метр в земле, второй – над землей; второй уровень строился над первым. Такие крестовые дома были идеальны для сохранения тепла. Центральные улицы Абана были застроены домами этих двух типов.

    Пожар 1909 года изменил план Абана. Июльским утром в ветренную и жаркую погоду пожар начался в новом доме Митрия Турова по вине столяра Никиты Семёновича, который вёл отделочные работы. Вспоминала Елена Антоновна Турова: «Поднялись мы раным рано. В страдную пору вставали с первыми петухами. К восходу солнышка успевали наработаться досыта. Нужно было всё успеть сделать по дому: выдоить коров, отправить скот в стадо, сготовить завтрак, наладить припасы в поле, прибраться в доме.У меня печь дотапливалась, тесто подходить стало.Выкатала я хлебы, посадила в печь, а вынимать не пришлось – загорелся дом. Огонь моментально переметнулся на надворные постройки. Успела схватить спящих детей, да скот спасся, потому что был уже угнан в поле».70 Пожар был страшной силы. Он бушевал четверо суток и уничтожил все 35 домов Низовой улицы. После пожара центр Абана переместился в конец Большой улицы, к церкви. Сюда была перенесена судная изба. Погорельцы стали строиться На Большой и Чесноковой улицах, ближе к кладбищу, которое было затем перенесено к югу. Только позже стали застраивать место пожара – Низовую и начало Береговой.

    § 2. Управление общественной жизнью в Абане


    В дореволюционном Абане местными учреждениями были: волостное правление, земская управа, почтовое отделение. Жизнь в Абане направлялась сходом – собранием мужиков (с 17 лет полагался надел земли). На сходе старожилы пользовались равными правами, но большим авторитетом пользовались высоконравственные, домовитые хозяева. Сход был высшим органом местного самоуправления. Здесь избирали должностных лиц, заслушивали отчёты «выборных», утверждали налогообложение домохозяев, разрешали тяжбы, выносили наказания за нарушение нравственных норм. Сельский сход в Абане собирался в судной избе 10-12 раз в год. До пожара судная изба находилась на перекрёстке улиц Большой и Низовой, после пожара некоторое время помещалась в части кабака напротив лавки купца Воробьёва. На сходе ежегодно выбирали сельского старосту, нанимали на несколько лет писаря, выбирали сотского и двух десятских, поступавших в распоряжение урядника, присылаемого из Канска для поддержания порядка. На сходе отдавали на откуп кабак. По окончании срока сход благодарил «выборных» за честное и добросовестное исполнение обязанностей. Организация всей общественной жизни осуществлялась самим обществом и его «челобитчиками». Так, в Абане до 1889 года в отсутствие базара староста определял время и место торгов. По его приказу крестьяне вывозили к месту у основания улицы Большой продукты для продажи. Старожил Туров Иван Михайлович вспоминал, как он «маленьким сопровождал тятеньку на базар».71 С ростом населения в 1889 году под базар отвели пустырь за кладбищем. После пожара базар опять был перенесён к реке, где он располагается и теперь. В начале века в селе ежегодно проводились двухнедельные ярмарки и еженедельно по средам – базар.72

    Община была коллективным пользователем государственной земли, осуществляла совместное пользование пастбищами, лесом, покосами, охотничьими угодьями. Передела пахотной земли не было. Мир не препятствовал росту зажиточности на трудовой основе, не вмешивался в индивидуальную деятельность домохозяев. В Абане число крепких хозяев увеличилось с притоком переселенцев-бедняков в начале века. Старожилы разрабатывали с помощью батраков участки земли, строили заимки, которые считались их собственностью. Высочайший статус личности, основанный на труде, чувстве собственности и свободы породил в Сибири возможность продажи, аренды и наследования пашенных земель. Община в Сибири – это ячейка с характерным для гражданского общества укладом отношений. Равноправие членов, сочетание прав и обязанностей, высокий статус женщины, коллегиальность в организации жизни, защита и поддержка немощных, убогих и сирот – всё это делало общину гарантом выживания каждого. Весь Абан помогал погорельцам летом – зимой 1909 года строить дома. Приезжали на «помочи» и из соседних деревень. Это позволяет предположить, что в абанскую общину входили и соседние деревни,входившие в Абанский Троицкий приход.

    Общество занималось воспитанием молодёжи. За правонарушения полагался штраф, виновника сажали в «холодную» при судной избе. За общественным порядком в Абане следили и государственные чины: пристав Ш стана и чины полиции.73 Среди старожилов безнравственными проступками считались: заносчивость, дерзость в миру, пьянство, буянство, распутство, похабство,. «Недельный человек», «кляузник на соседа», «брехун», «варнак», «вор» - эти характеристики могли сделать человека изгоем в обществе.74 Порицалось нарушение общепринятых правил ведения хозяйства: затягивание сроков жатвы, сурово осуждались те, чьи поля заросли сорняком, чей скот в поле выходил с зимы худым, у кого в доме царил непорядок. Общественное мнение осуждало неуважительное отношение к старикам, леность, неряшливость. Выработанные нормы поведения являлись не только достоянием, но и условием выживания в Сибири.

    Для организации переселенческого дела 17 февраля 1905 года главный управляющий земледелием и землеустройством Енисейской губернии В.Ю.Григорьев издал инструкцию, по которой в районе водворения создавались переселенческие районы во главе с заведующими, подотчетными губернатору. Канский уезд разделен был на шесть подрайонов. Начальник переселенческого района объединял деятельность крестьянских начальников и был связующим звеном между ними и губернским переселенческим управлением.75

    Главным государственным чиновником в Абане был глава земской управы, заведующий Почето-Абанским подрайоном, крестьянский начальник, ведающий землеустроительными работами. Эту должность с 1905 по 1914 год занимал князь Волконский Александр Васильевич. Сохранился двухэтажный дом на улице Советской (бывшей Большой), в котором жила семья Волконских, живы люди, которые знают о его деятельности в Абане – со слов своих родителей. Туровцова Валентина Ильинична со слов отца, который работал на железной дороге и в 1905 году встречал в Канске Волконского с матерью, рассказывает о князе как о человеке высокообразованном и благородном. Так, он привёз в Абан свою глухую мать, о которой заботился. Помогал многим абанцам материально. Шамсутдинов Акзам Фаттахович, проживший в Абане 103 года, вспоминал, что Волконский дал денег на дорогу его отцу, чтобы тот съездил в Татарию выбрать там невесту и привезти её в Абан.76 С именем Волконского связано строительство в Абане школы, церкви, больницы. Основной деятельностью Волконского было устройство переселенцев, надзор за жизнью крестьян, обеспечение исправного несения ими повинностей. Ему приписывают появление названий деревень: Шар-Лермонтово, Пушкино, Чехово, Гоголевка, Тургеневка. С его лёгкой руки деревню Разбой стали называть Петропавловкой. Александр Васильевич дал название по двум именам: первого переселенца Жукова Петра и первого родившегося в деревне ребёнка – Павла Костеневича.77 В трёх километрах от Петропавловки был хутор Порт-Артур, который все называли «Протатуром». Кто мог знать о сражениях русско-японской войны? Скорее всего и это название было дано Валконским. Привозя переселенцев на новое место, Волконский не только отводил участок, но и на месте будущей деревни ставили столб с её названием. Помощником у него был житель Петропавловки Козлов Филипп, человек с тонким чувством юмора, грамотный и уважаемый сибиряк. Именно с ним советовался Волконский, когда переименовывал незвучные названия деревень. Так, асанского происхождения названия деревень стали звучать по русски: Кайтуш стала Николаевкой, Каналайчик – Гоголевкой, Кухторы – Михайловкой; незвучный Бугор стал Тургеневкой, а Аржаво – Нозкогородецком; двум из четырёх Покровок дал другие названия – Черёмухово и Новокиевлянка.78

    Не раз князь Волконский шёл навстречу переселенцам, уступая их желанию переменить место поселения. Так было с деревней Березовка. Приехавшим в 1907 году белорусам Корбутову Ф., Кулешову М. с сыновьями, троим братьям Антипповым, а также украинцам Боженко А., Василенко Г., братьям Лынникам и др. предложил поселиться в деревне Канарайчик. Через год здесь уже жили 40 семей из Украины и Белоруссии. Место переселенцам не нравилось из-за болот, большого количества мошки и комаров. Некоторые стали уезжать на родину. Антипов Александр Макарович, мужик пробивной и грамотный, встретился с князем и добился разрешения 20-ти семьям переехать в Ношино и присмотреть новое место для деревни. Каждый получил по 25 рублей и по плугу на семью. Зиму прожили в Ношино, работая у старожилов по найму, а весной 1908 года отселились западнее, основав Березовку. Земли получили по 25 десятин вместе с покосами по правую сторону от речки Усолка.79 Волконский старался приехавших из национальных окраин России селить ближе к сёлам , жители которых раньше приехали из тех же мест. Возможно, благодаря его прозорливости, переселенцам легче было осваиваться на новом месте.

    Взаимодействие Волконского с абанским обществом тоже было весьма благотворно. С его приездом стали строиться школы. В Абане до 1889 года дети учились грамоте у нанятых сходом людей (часто ссыльных), а в 1896 году из Канска был прислан первый учитель – Степан Маркович Севостьянов.80 Он вместе с Волконским на его средства организовали в 1902 году строительство школы (на месте совр.ЗАГСа). Двухклассная церковно-приходская школа стала одним из первых общественных зданий в Абане. По решению схода работа крестьян на её строительстве засчитывалась за мирские повинности. В 1916 году в школе было 96 учеников и 3 учителя. Кроме этой школы в деревнях Никольской, Троицкой и Заозёрновской были министерские школы.81 В 1908 году Волконский привёз первую учительницу – Ильинскую Евдокию Ивановну в Ношино. В 1909 году там также было построено здание школы, сохранившееся до сих пор. В деревне Петропавловка Волконский уговорил крестьянина Костеневича Афанасия учить детей на дому.82

    Земская больница в Абане была построена в 1909 году. В ней работали два фельдшера и было 20 коек.83 До этого времени лечением занимались народные лекари. Лечили домашними средствами людей и животных. Широко известен был в округе лекарь Егор Мутовин искусством ставить рога животным и править кости. 84 Его отец был коновалом, он работал в первой, построенной при Волконском ветлечебнице.

    Самой знаменитой в Абане стройкой при Волконском было строительство церкви. По версии краеведа Цветковой А.Т., она была построена на средства князя, а по версии Шумиловой Л.И., он перенес на свои средства часовню на новое кладбище. Перенос часовни и строительство церкви Св.Лидии на кладбище был связан с личной драмой семьи Волконских: у них умерла трехлетняя дочь; похоронена она была под часовней на новом кладбище (совр.ХПП). Церковь была построена в 1912 году (по другой версии в 1909) напротив школы, на высоком месте. Здание было деревянным. В районном музее была фотография Волконского на фоне той церкви, но фото утеряно. Скорее всего, как все церкви на Руси, однопрестольная Троицкая церковь в Абане строилась в складчину, на пожертвования и средства епархии. На другой стороне улицы сохранился дом, построенный в то время для семьи попа. До постройки церкви в Абане детей крестили и молодых венчали в Устьянске. С постройкой церкви Абан стал селом. Массовые переселения позволили Волконскому в 1909 году добиться отделения от Устьянской и образования самостоятельной Абанской волости.

    Возможно в деятельности Волконского были и ошибки, но не такие, которые вызывали жалобы переселенцев, как , например, соседнего участка Богомолов (Покровское сельское общество)85 или злоупотребление главы Тасеевского участка г-на Юрьевича, который устраивал оргии с местными девушками, приглашая сразу по несколько на свою квартиру в с.Рождественском.86 Злоупотребление властью, растрата казенных денег чиновниками были обычным явлением, о чем говорит переписка Енисейского и Иркутского губернаторов.87 На этом фоне деятельность Волконского заслуживает уважения. Народная память сохранила о Волконском самые добрые воспоминания. Он в Первую мировую войну ушёл добровольцем на фронт и погиб в 1914 году. Жена опознала его труп в братской могиле по фамильному кресту и привезла в Абан. Народная память сохранила картину похорон князя Волконского. Когда в Канске гроб сняли с поезда, то его уже ждали абанские жители, и всю дорогу от Канска до Абана траурная процессия сопровождала телегу с гробом. В Устьянске в церкви Святого Егория отслужили по покойному панихиду. В каждой деревне люди присоединялись к траурной процессии, которая растянулась на много верст. Казалось, все население Абанской волости провожало в последний путь своего крестьянского начальника, отдавая дань его делам на Земле Абанской. Похоронили Волконского рядом с дочерью, под часовней Св. Лидии на новом абанском кладбище. О судьбе захоронения рассказывают Тимошенко Н.И. и Туровцов В.М.: в 1964 году, при постройке Хлебоприёмного пункта, был вскрыт фундамент бывшей часовни, и там рабочие обнаружили гроб, открыв который, увидели останки человека в военном кителе и сапогах. Говорят, что гроб увёз в деревню Залипье директор школы Скоринкин Сергей Иванович. Ученики тех лет вспоминают, что какое-то время гроб стоял во дворе школы, а приходящие местные старожилы упоминали имя Волконского. Останки были перезахоронены на кладбище села. К сожалению, сегодня определить место захоронения не представляется возможным.



    1   2   3   4   5   6   7   8

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Основание Абана