• IV. Святой Дух.
  • 1. Святой Дух в творении.



  • страница10/22
    Дата14.01.2018
    Размер1.69 Mb.

    От издателя


    1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   22

    3. Богородица.


    Единственным вероучительным определением о Марии, официально выраженным Византийской Церковью, является определение Ефесского собора, на основании которого Ее стали именовать QeotokoV или Богородица. Совершенно очевидно, что это определение по существу христологическое, а не мариологическое, но независимо от этого в нем все же усматривается мариологическая тема Новой Евы. В христианской богословской литературе оно появляется начиная со II века, и, опираясь на восточное представление о наследии Адама, становится свидетельством гораздо более оптимистичного учения о человеческой свободе, чем господствующая на Западе доктрина.

    Однако, основание для колоссального роста движения благочестия, окружавшего личность Девы Мария начиная с V века, положило только принятое Ефесским собором богословие св.Кирилла Александрийского, утверждавшего личностное, ипостасное тождество Иисуса и предсуществующего Логоса. Бог стал нашим Спасителем вочеловечившись, но эта "гуманизация" произошла через Марию, поэтому Марию нельзя отделить от личности Ее Сына и Его дела. Поскольку во Иисусе нет человеческой ипостаси, и потому что мать может быть только матерью кого-то, а не чего-то, то Мария в действительности и явилась Матерью воплотившегося Логоса, Богоматерью. А поскольку обожение человека совершается во Христе, то Мария совершенно также подлинно, как человек может участвовать во Христе, явилась Матерью всей Церкви.

    Близость Марии и Христа привела к широкому распространению на Востоке тех апокрифических преданий, согласно которым, тело Марии преобразилось после Ее смерти. Эти предания нашли свое выражение в поэтике гимнографии праздника Успения Пресвятой Богородицы (15 августа), однако они так и не привели к серьезным богословским исследованиям и никогда не были облачены в форму догматических определений. Стихотворцы и проповедники считали традицию о "взятии на небо" тела Марии эсхатологическим знамением, продолжением Воскресения Христова и пророчеством всеобщего воскресения. Эти тексты совершенно однозначно говорят о природной смерти Марии, чем исключается всякое основание для учения о непорочном зачатии, ведь даже если бы они и упоминали о бессмертии Девы, все равно, учитывая восточное представление о первородном грехе как наследственной смертности, подобное учение было бы совершенно немыслимо.

    Потому и относящиеся к Марии благочестивые выражения византийской Литургии не являются чем-либо иным, кроме как отражением ипостасного богочеловеческого единства во Христе. Эти благочестивые выражения есть, некоторым образом, пример наиболее правомочного и подходящего способа представить абстрактные понятия христологии V-VI веков в понятных для простого церковного народа перспективах.





    IV. Святой Дух.


    Древнее христианское учение о творении и конечной судьбе человека нераздельно связано с пневматологией. Тем не менее новозаветное и раннее святоотеческое учение о Святом Духе нельзя представлять только, как систему понятий. Споры IV века о Божестве Духа проходили в сотериологическом, экзистенциальном контексте. Исходя из того, что Святой Дух - источник жизни во Христе, Он не может быть тварным существом. В самом деле, Святой Дух представляет одно существо с Отцом и Сыном. Этого мнения придерживался как Афанасий Великий в "письмах к монаху Серапиону", так и Василий Великий в своем известном исследовании о Святом Духе. Эти два святоотеческих сочинения сохранили свой решающий авторитет в области пневматологии на протяжении всего византийского периода.

    За исключением возникшего по поводу вопроса о Filioque спора, который касался скорее божественного существа, чем непосредственно Святого Духа, византийская пневматология не претерпела сколько-нибудь существенного развития. Разумеется, это не означает, что опыт Святого Духа игнорировался - он обсуждался гораздо более активно, чем на Западе, в особенности в области гимнологии, сакраментологии и духовной литературе.

    "Подобно тому, как схватившийся за один конец цепи притягивает к себе и другой конец, так и притягивающий Святого Духа, притягивает к себе вместе с Ним и Отца, и Сына", - пишет св.Василий Великий. Этот отрывок, очень верно отражающий образ мысли каппадокийцев, означает, прежде всего то, что все великие дела Божии являются деяниями Святой Троицы, и во-вторых, что особенное действие Святого Духа состоит в "первом прикосновении". Экзистенциально, но не хронологически ему последует явление Сына, и в Нем - Отца. Личностное же существо Святого Духа остается мистической тайной, хотя Он и участвует во всех важнейших фазах деятельности Божией: в творении, в искуплении и в конечном исполнении. Его задача являть не Себя, но Сына, "через Которого все было создано", и личность Которого известна в человечестве как Иисус Христос. "Невозможно выработать четкое определение ипостаси Святого Духа, нам нужно лишь по возможности противостоять возникающим по разным причинам касающимся Его заблуждениям." Итак, личностное существование Святого Духа остается сокрытым. Само по себе кенотичное, оно исполняется в явлении царства Логоса в творении и истории спасения.




    1. Святой Дух в творении.


    Тринитарное толкование отцами-каппадокийцами Божественных действий предполагает участие Святого Духа в творении. Стих Быт.1:2 "...и Дух Божий носился над водами", - святоотеческая традиция понимает так, что Святой Дух от начала поддерживал все существующее в его существовании и, таким образом, делал возможным последующую логичную организацию творения посредством Бога- Слова. Понятно, что здесь не имеется в виду хронологическая последовательность, потому что деятельность Святого Духа является частью непрекращающегося творения, осуществляемого Богом в мире. " Силой, дающей движение всему сущему является Тот, - пишет св.Василий, - Кто творит через Сына и восполняет творение во Святом Духе".

    Св.Василий Великий отождествляет восполнение твари с обожением ее и утверждает, что не только человек, но и вся тварь становится самой собою только в Боге, когда она исполняется Святым Духом. Земное всегда неполно или, скорее, оно лишь сфера пребывания падшей и испытывающей недостатки твари. Это имеет силу прежде всего в отношении человека, природа которого образована как раз так, что его существо теоцентрично, богоцентрично. Человек обрел богоцентризм, всегда понимаемый греческими святыми отцами как действительное участие в божественной жизни, в тот момент, когда Бог создавая его "вдохнул в лице его дыхание жизни" (Быт.2:7). Это Божественное дыхание жизни, которое в Септуагинте отождествляется со Святым Духом, как раз и есть то, что делает человека "образом Божиим". "Созданный из праха земного, - пишет Кирилл Александрийский, - не мог бы быть образом Всевышнего, если бы не получил этого дыхания". Поэтому "восполняющая" деятельность Святого Духа не относится к разряду чудес, но представляет собой часть первоначального, естественного божественного плана. Он наполняет, вдохновляет и оживляет то, что, несмотря на грехопадение, в своем основании хорошо и прекрасно, и поддерживает в твари начатки эсхатологического преображения. В этом смысле Святой Дух - основное содержание Царства Божия.

    Св.Григорий Нисский приводит древнейший эквивалент прошения молитвы Господней "да приидет Царствие Твое" (Лк.11:2) в виде: "да, сойдет на нас Дух Твой Святой и, да, очистит нас". Той же традиции следует и литургическая традиция Византии, когда каждое священнодействие начинает с эсхатологического призывания помощи Святого Духа, в котором Он именуется Небесным Царем.

    Хотя литургические действа Пятидесятницы и сосредоточены, главным образом, на искупительной и спасительной деятельности Святого Духа, они также прославляют Его и следующими словами: "Тот, Кто правит всем, Господин всего, избавляющий тварь от погибели", а относящиеся к Пятидесятнице византийские народные обычаи, в свою очередь, указывают на то, что сошествие Святого Духа понималось как предзнаменование космического преображения. Опыт нового творения отражает и случающееся именно на Пятидесятницу традиционное украшение храмов ветвями и цветами. Эта же идея господствует и в Великом освящении воды, которое с особым торжеством совершается на праздник Богоявления 6-го января. Вода, всеобщий элемент от возникновения мира, освящается "силою, действием (энергией) и сошествием Святого Духа". Очищающее действие Святого Духа необходимо, ибо всеобщие элементы вследствие грехопадения оказались во власти "князя этого мира". "Ты, ниспосланием с небес Пресвятого Твоего Духа, - говорит священник, освятил течение Иордана и сокрушил главы гнездящихся в нем змиев".

    Значение этих процессов экзорцизма в полной мере проясняется тогда, когда мы вспомним, что согласно библейским представлениям, вода - это источник жизни всей вселенной, и что человек призван господствовать над вселенной. Тварь очутилась во власти сатаны только по причине грехопадения, но Святой Дух освобождает человека от его зависимости от природы. Вместо того, чтобы природе быть источником демонических сил, она получает "благодать искупления, благословение Иорданово" и становится "источником бессмертия, даром освящения, прощением грехов, исцелением недугов, демонов попранием". Вместо того, чтобы природе господствовать над человеком, она начинает служить ему как образу Божию. Вновь провозглашается господствующая от начала райская связь Бога, человека и космоса: сошествие Святого Духа предвозвещает окончательное исполнение, в котором Бог будет "все во всем".

    Однако это предвосхищение ни в коем случае не является магической операцией, которая происходит в материальной вселенной. Вселенная не изменяется в своем эмпирическом существе. Изменения становятся заметными лишь оку веры, другими словами, поскольку человек сподобился принять в сердце Святого Духа, взывающего: "Авва! Отче!" (Гал.4:6), он в тайне веры способен испытать действительность служащей ему райской природы и обнаружить, что этот опыт не плод деятельности субъективного воображения, а вскрывает глубинную правду о природе мира и всей твари. Святой Дух, таким образом, возвращает подлинную природную связь Бога, человека и твари.





    1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   22