страница11/22
Дата14.01.2018
Размер1.69 Mb.

От издателя


1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   22

2. Святой Дух и Искупление человека.


В Божественном плане спасения Сын и Святой Дух неразделимы. "Когда Слово остановилось на Пресвятой Деве Марии, - пишет Афанасий Великий, - Святой Дух вместе со Словом сошел на Нее. Во Святом Духе Слово образовало Себе тело, создав Его по Своему подобию, чтобы через Себя привести ко Отцу всю тварь". Так, важнейшим аргументом, выдвигаемым св.Афанасием Великим, св.Кириллом Александрийским и отцами-каппадокийцами в пользу единосущия было единство божественного творения и спасения. Его деятельность всегда троична, ибо "Отец творит все через Сына во Святом Духе".

Основное же различие в деятельности Логоса и Святого Духа в том, что Логос, а не Святой Дух, вочеловечился, и таким образом стал видим как конкретная личность и ипостась Иисуса Христа, в то время как личностное существование Святого Духа осталось скрытым покровом непостижимости. В Своих действиях Святой Дух являет не Себя, а Сына. Так, когда Дух сходит на Марию, Слово обретает Свое начало; когда Святой Дух сходит на Сына в Крещении, Он раскрывает расположение Отца к Сыну - все это стало библейским и богословским основанием общему представлению, нашедшему выражение в творениях великих отцов и литургических текстах, согласно которому Святой Дух есть Образ Сына. Святой Дух невозможно увидеть, но во Святом Духе мы видим Сына, тогда как Сын, в Свою очередь, - образ Отца. В динамичной сотериологической мысли статическое эллинское представление выражает живую связь божественных Лиц, участником которой может стать человечество через Боговоплощение.

Мы уже видели, что в византийской святоотеческой мысли спасение понимается как существенное участие и единство с Новым Адамом, обоженным человечеством воплощенного Логоса. Когда святые отцы называли Святого Духа образом Сына, он имели ввиду, что Он - главнейший посредник, который делает это единство реальностью. Сын дал нам "начатки Святого Духа, - пишет Афанасий Великий, - чтобы мы могли стать сынами Божиими по образу Сына Божия". Таким образом, поскольку только посредством Святого Духа смог вочеловечиться Логос, то и подлинная жизнь становится достоянием всех людей только через Святого Духа. "В чем влияние и следствия страданий, деяний, и учения Христа, - спрашивает Николай Кавасила. - Рассматриваемые в отношении нас, они - не что иное, как сошествие Святого Духа на Церковь."

Святой Дух преображает христианскую общину в Тело Христово. В византийских гимнах Пятидесятницы Святой Дух иногда именуется "славой Христа", которая была дана ученикам после Вознесения, во время же каждого совершения Евхаристии приняв Святые Дары Церковь поет: "Видевши свет истинный, приявши Духа небесного, обретя веру истинную, нераздельной Троице покланяемся, ибо Та спасла нас ".

Пятидесятница, день рождения Церкви, стал тем моментом, когда проявляется подлинное значение Креста Христова и Его Воскресения, когда новое человечество вступает в отношения единства с Богом, когда новое знание дается "рыбакам" - этом основная тема византийского праздника Пятидесятницы. Он как нельзя лучше соответствует тем результатам, которых достигли многие современные исследователи истоков Христианства: окончательное понимание учения Христа основывается на опыте ранней Церкви, который она пережила после Его Воскресения: "Дух, в виде огненных языков, насаждает в умах людских спасительную память тех слов, которые Христос, слышав от Отца, открыл Своим ученикам". Однако подаваемое Святым Духом "знание" или "память" отнюдь не интеллектуального характера, но оно просвещает всю человеческую жизнь.

Тема света, которую посредничество Оригена и св.Григория Нисского сделало возможным соединить с греческой неоплатонической мистикой, также звучит в литургических гимнах Пятидесятницы: "Отец - свет, Слово - свет и Святой Дух - свет, который в виде огненных языков был ниспослан ученикам, и которым весь мир просветился и поклоняется Пресвятой Троице" (экзапостиларий).

Таким образом, Святой Дух - подлинное преображение Христово. Он не только преображает историческое тело Иисуса, как это случилось в событии Преображения, но преображает Его Тело в более широком смысле - всех тех, кто верят в Него. На самом деле, сравнение используемых в Византийской Церкви литургических текстов Пятидесятницы с литургическими текстами праздника Преображения (необходимо помнить, что для византийцев Литургия была высшим выражением их веры и христианского опыта) указывает, что чудо Пятидесятницы считали продолжением Фаворской мистерии, только в более широком масштабе. На Фаворе Божественный свет был явлен ограниченному числу учеников, а на Пятидесятницу поется: "О, Человеколюбец Христос, как ранее обещал, Ты воистину ниспослал ученикам Своим Духа-Утешителя и тем воссиял свет миру",- ибо Святой Дух, - "просвещает учеников и открывает им небесные таинства".

Число примеров, показывающих, что византийской традиции было исконно присуще представление о том, что в творении и плане спасения Сын и Святой Дух исполняют одно Божественное действие, не будучи при этом соподчинены друг другу в ипостасном или личностном смысле, легко может быть увеличено. Главой нового, искупленного человечества является все же Христос, однако Святой Дух никак не является только лишь исполнителем воли Христа. Как говорит св.Иоанн Дамаскин (его слова в некоторой редакции легли в основу песнопений Пятидесятницы): "Темже верим и в...исходящего от Бога Духа, Источника всякой прямоты, власти, премудрости, жизни и освящения, Который един с Богом Отцом и Сыном, и Который таковым же именуется; несотворенного, исполняющего, Творца, Вседержителем, Создателя всего, всесильного, безграничного в силе, правящего во всем творении, будучи Сам неподвластен никому, обоживающего, но не обоживаемого, наполняющего, но не наполняемого, причащающего, но не причастного, освящающего, но не освящаемого".

Личная "независимость" Святого Духа основывается, как говорит Владимир Лосский, на всем таинстве Искупления в целом, означающем как соединение человечества со Христом или его рекапитуляцию Новым Адамом в одной богочеловеческой ипостаси, так и мистическую, личную встречу каждого человека с Богом. Воссоединение человеческой природы - дар Бога, но личная встреча зависит от свободной воли человека. "Во Христе дается единственный пример, который отражает общую природу человечества. При этом Святой Дух дает каждому созданному по образу Божию человеку возможность реализовать подобие в общей природе. Один дает свою ипостась природе, другой дает Свое Божество личности". Разумеется, что существует одно Божество и одно Божественное действие или энергия, которая ведет человечество к единой эсхатологической цели - обожению. И все же личностные, ипостасные функции Сына и Святого Духа не во всем в точности подобны друг другу. Божественная благодать и божественная жизнь представляют собой единственную действительность, и в то же время Бог есть Троица, а не безличностное бытие, к растворению в котором призывается человек. Как ранее было уже отмечено, в этом случае византийская христианская традиция требует проводить различие между Единым непостижимым Божественным существом, тремя Ипостасями и благодатью или энергией, в которой Бог соединяется с тварями.

Таким образом, таинство Пятидесятницы не означает воплощения Святого Духа, но раздаяние даров. Святой Дух не открывает свою личность, как это происходит с Сыном в Иисусе, ни испостазирует человеческую природу в целостном ее составе, но сообщает Божественную благодать каждому отдельному человеку, каждому члену тела Христова. Новое человечество исполняется в ипостаси воплотившегося Сына, но от Святого Духа оно приемлет лишь дары. В особенности в ходе богословских вероучительных споров XIII-XIV веков богословие Византии очень ясно подчеркнуло разницу между Святым Духом и Его благодатными дарами. Так, Григорий Кипрский и св.Григорий Палама по разным поводам указывают на то, что в день Пятидесятницы апостолы сподобились даров или энергий Святого Духа, но между человечеством и Святым Духом не возникло нового ипостасного единства.

Таким образом, богословие Святого Духа устанавливает решительно важное напряжение, имеющее отношение к самой природе веры христианской. В Пятидесятницу произошло основание Церкви - общины, в задачи которой входило дальнейшее развитие своей структуры, и которой были необходимы постоянство и авторитет, и излияние духовных даров. Эти именно дары освобождали человека из рабства, давали ему свободу и личный опыт Бога. Византийское христианство осознавало царящее между этими двумя аспектами веры неснимаемое напряжение: вера как постоянство учения и авторитет и вера святых как личная встреча.

На Востоке христиане вообще догадывались, что преувеличенное акцентирование любого из двух аспектов уничтожает глубинный евангельский смысл. Святой Дух структуризирует общину, Он надлежащим образом уполномочивает призванных исполнять церковные должности сохранять устройство Церкви, руководить и учить, и тот же Дух сохраняет в Церкви пророческое служение и сообщает всю полноту истины каждому члену тела Христова, если только он способен и достоин ее воспринять. Поскольку же жизнь дается Церкви Святым Духом, то ее и нельзя свести только лишь к институту или событию, ни к авторитету, ни к одной только свободе. Это новое общество, которое создается Святым Духом во Христе, и в нем подлинная свобода может быть вновь обретена лишь в духовном единстве с Телом Христовым.





1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   22