• ШУНАЛ НУНАЛ ИЛИ ВЯТСКАЯ СВИСТУНЬЯ,СВИСТОПЛЯСКА
  • Из истории происхождения народного праздника.

  • Скачать 475.09 Kb.


    страница1/3
    Дата26.03.2019
    Размер475.09 Kb.
    ТипИсследовательская работа

    Скачать 475.09 Kb.

    Открытая гуманитарная конференция школьных исследовательских работ


      1   2   3

    открытая гуманитарная конференция школьных исследовательских работ

    "Вышгород – 2014" (Маркеловские чтения)

    Секция: Краеведение


    Исследовательская работа.


    ШУНАЛ НУНАЛ

    ИЛИ

    ВЯТСКАЯ СВИСТУНЬЯ,СВИСТОПЛЯСКА

    Выполнили: Лавонина Виктория,

    Лавонина Мария, ученики 9 класса

    МБОУ «Татарско – Бурнашевская СОШ

    Верхнеуслонского района

    Республики Татарстан

    Научный руководитель: Шарипова Н.И.,

    учитель биологии и географии

    Татарское Бурнашево -2014

    Содержание:


    1. Введение.. . . .. . . . .. . . . . . . .. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .. . . . . . . . . . . . . . . .. . . . . . .2

    2. Из истории происхождения народного праздника.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 2

    3. Забвение и возрождение.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .6

    4. Дымковская игрушка, глиняная свистулька. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .. . . . . 8

    5. Неужели свист – это грех?. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .. . . . . . . . . . . . . . . . . .10

    6. Анкетирование одноклассников. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .11

    7. Заключение. . . . . . . . . . . . . . . . .. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .13

    8. Выводы. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 13

    9. Литература. . . .. . . . . . . . .. . .. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .. 14




    1. Введение.

    Актуальность: в настоящее время молодое подрастающее поколение плохо знает культуру своего народа, историю края, где он родился. Множится число людей, которые не дорожат традициями, самобытным творчеством, не знают и не подозревают о духовной красоте, богатстве своих истоков, мало знают о народных промыслах. В Республике Татарстан проживают люди разной национальности: татары, русские, чуваши, мордва, удмурты и т.д. Мы решили познакомиться с традициями, обычаями и народными национальными праздниками людей, проживающих в нашем селе Татарское Бурнашево. Свое исследование начали с угор-финской группы: удмуртов. Почему именно удмурты? В нашей школе работают Винокуровы: отец - Вениамин Сергеевич и его дочь – Елена Вениаминовна, они удмурты, из Вятки. Народный праздник, о котором они нам рассказали, называется Шунал нунал, Вятская свистунья или Свистопляска — самобытный народный праздник. Откуда взялось такое название? И, что оно означает? И, почему надо в этот день свистеть? Какое отношение имеет к празднику глиняные свистульки?

    Пытаясь найти ответы на эти вопросы, мы окунулись в интереснейшее исследование. Часто мы знаем о Древней Греции и Вавилоне больше, чем о родном крае, о народах населяющих его. А о Колумбе и Магеллане – больше, чем о Ермаке.



    Поэтому цель исследования:

    Собрать и изучить исторические сведения о происхождении народного праздника Вятская свистунья, Свистопляска, культурного наследия народа Удмуртии, проживающего в Татарстане с древнейших времён, значении свиста в жизни народа.

    Раньше на Вятке один раз в год, весной, проходила ярмарка — «Свистунья». Изначально Свистунья праздновалась в четвертую субботу после Пасхи и называлась «Свистопляска». Первые документированные упоминания о Свистунье и её описания относятся к началу XIX века. Есть несколько преданий, откуда появилась «Свистунья». По всей вероятности, "Свистунья" в далекие годы была праздником, когда вятичи по весне встречали бога солнца Ярило пением глиняных дудок. Есть, конечно, и другие предания, например, что праздник был в честь убитых в битве 1418 года между вятчанами и устюжанами у стен Хлыновского кремля.




    1. Из истории происхождения народного праздника.

    Основой для данной исследовательской работы послужили воспоминания отеца Александра Балыбердина, который пролил свет на одну из корневых легенд местного эпоса о битве в Раздерихинском овраге с прибывшими на военную подмогу устюжанами.

    Когда возникла легенда о Раздерихинской битве, неизвестно. Возможно, со временем наука сможет пролить свет и на этот вопрос. Возможно, одним из первых зафиксировал ее бытование географ, краевед, экономист Петр Иванович Рычков (1712-1777), совершавший в 1770 году путешествие по провинциям российского государства. П.И.Рычков записал эту легенду 24 июля 1770 г. (28) Приведем его рассказ в авторской редакции:

    "Когда татара опустошали Вятскую страну, то скоро сия плачевная весть достигла до единоплеменных им народов, живших в областях Устюга Великаго. Они, узнав сие и видя вятчан, приведенных в разорение от варварских народов, отправили к ним в помощь несколько тысяч вооруженных людей. Но с ними случалось чудное и никогда неожидаемое нещастие, произошедшее от следующей причины. Устюжана (как видно, считая вятчан осажденными от татарских войск и желая, чтоб о пришествии их не уведали в неприятельском стану) разсудили, не давая знать гражданам города Хлынова, притти к ним в ночную темноту. Они сие было изполнили и пошли ко граду подле самаго берега реки Вятки, где от зрения людскаго вместе с темнотою прикрывала их высокая гора, на верху коей стоит тот город, которого плачевное состояние подвигло их идти к нему на помощь. Будучи объяты таким осторожным намерением с великою тишиною приближились они к самому городу. Но градские стражи, усмотря при подошве горы колеблющийся народ, почли их за неприятелей, и тотчас ударили тревогу, на которую сбежались все градские жители. Не было уже нужды возвещать стражем причину нечаянной тревоги - все могли усмотреть сквозь мглу множество пришедших к ним людей, о которых все единогласно говорили, что они суть враги нашего города. Будучи оскорблены частыми набегами неприятелей и притом пробудившись от сна, увидя себя вдруг окруженных неведомо каким народом, не разбирая ничего, с ужасным отчаянием сделали из города вылазку и вступили с устюжанами в кровопролитный бой. Ярость тем паче с обоих сторон умножалась, что обои народы сражаясь друг с другом, в темноте думали, что они убивают неприятелей. Ибо вятчане почли их черемисами. Напротив того устюжана приняли их за татар, овладевших городом Хлыновом. И в таких странных мыслях проливали кровь свою до тех пор, как утренняя заря осветила их от темноты ночной. В сей час ужас их еще больше объемлет, потому что вятчана видят тех, с которыми они сражались, в таковой же одежде, как и сами, и со страшным изумлением спрашивают их: "Что вы за люди?" Они ответствуют: "Мы устюжана пришли для защищения вятчан от общих наших врагов". Услыша сии слова и познав друг друга, ударились в несказанную печаль, видя умерщвленных своих одноземцев, родственников и приятелей. Наконец сия печаль, сказывают, будто бы превратилась в пущее их междоусобие, тем паче, что обои народы считали, что сие ужасное кровопролитие с чьей-нибудь стороны умышленное, а по тому все защищали свою невинность острием меча. Но сие междоусобие прекратилось тем, когда предводитель устюжских войск именем Анфал и сын его Нестор убиты были от некоего Михаила Россохина, бывшего Вятским народоначальником. Сказывают, что с обоих сторон на месте убито более 4000 человек, которые все погребены в предместии города Хлынова, и нынешние градские жители в память сего нещастнаго случая отправляют ежегодно на том месте при собрании всего народа печальные поминки". (29)

    Хотелось бы нам задать несколько вопросов автору, этой легенды:

    - Могло ли многотысячное войско устюжан незаметно, "с великой тишиною", в ночи приблизиться к Хлынову на расстояние рукопашной схватки?

    - Если накануне битвы жители Хлынова мирно спали, по какому признаку устюжане сочли город "осажденным от татарских войск"?

    - Если хлыновцы страдали от набегов татар, то почему приняли устюжан за ... черемисов?

    - Неужели противоборствующие стороны, бившиеся до самой утренней зари, не могли узнать друг друга иначе, например: по одежде, по оружию, снаряжению, крикам и брани, которыми сопровождалось любое рукопашное сражение?

    - Почему, увидев, что Хлынов окружен неизвестным противником, его жители не укрылись за городскими укреплениями, по крайней мере, до утренней зари, а решили сами напасть на врага?

    Отец Александер объясняет, что из рассказа П.И.Рычкова складывается впечатление, будто той ночью сражались не опытные воины, а ничего не смыслящие в ратном деле малые дети. Неадекватное поведение вятчан в начале сражения вызывает разве что жалость, но обвинять их в намеренном братоубийстве - это уже слишком! Что касается продолжения битвы, когда от отчаяния обе стороны стали истреблять друг друга, то не понятно, почему ответственность за это беззаконие и название слепородов должны нести только вятчане? Устюжане не в меньшей степени заслужили этот упрек.



    В сознании большинства горожан эта битва связана со сражением между Анфалом Никитиным и Михаилом Рассохиным, хорошо известным по Никоновской, II и IV Новгородским, I и II Софийским, Типографской и Воскресенской летописям: "Анфал Никитич убиен бысть на Вятке и сын его Нестер от Михаила Розсохина июня в 12 день", где это событие датировано 1418 г. (13)
    Однако у нее есть и другие даты. "Повесть о стране Вятской" датирует это сражение 1421 г., однако, в остальном, почти дословно повторяет известия летописей: "В лето 6929 на Вятке убиен бысть Анфал и сын его Нестор от Михайла Розсохина". (14) В "Летописце старых лет" это известие приведено в другой редакции, причем сын Анфала назван Стефаном: "В лето же 6929-е в стране ж земли Вятския жителя Анфала и сына его Стефана нашедши ратию Михаило Росихин с товарыщи убили". (15) В Рязанцевском списке из собрания ГАКО приписано: "5000 человек", (16) а неизвестный автор "Сказания о вятчанех" записал "в лето 6989-е Михаило Росохин на Вятке убил Анфала и сына его Степана", пометив это событие 1481 г. (17)

    Благодаря этим упоминаниям Раздерихинская битва приобрела авторитет реально произошедшего события. Однако, заметим, что ни в одном из перечисленных выше известий не сказано, будто битва между Анфалом Никитиным и Михаилом Рассохиным произошла в Раздерихинском овраге, но сказано - "на Вятке" или "в стране земли Вятския", то есть где-то в вятских пределах. О том, что она произошла под Хлыновым, упоминает лишь "Слободская летопись": "Убилъ Анфала и с нимъ 9000 Михаило Россохин под Хлыновомъ", (18) где это сражение датировано 1478 годом, а число погибших воинов увеличено до 9000.

    Вместе с тем, отклики на рассказ о Раздерихинской битвы приходилось слышать разные. Если люди попроще, как правило, слушали и молчали, то образованные спрашивали, как могло случиться, чтобы русские русских в брани не узнали? Но молчание и недоумение - не самый прочный фундамент для главного городского праздника. К тому же вряд ли Свистунья могла пережить века, будь она основана только на басне. Но тогда в чем смысл этого праздника?

    Заслуживает внимания, что в описании Раздерихинской битвы и посвященного ей праздника Рычков не упоминает названия Свистунья или Свистопляска, называя ежегодное памятование о нем "печальными поминками", которые "градские жители" отправляют "при собрании всего народа". Последнее замечание о том, что в "поминках" принимали участие не только хлыновцы, но также жители других вятских городов и сел, заставляет предположить, что Свистунья являлась не только городским, но также региональным праздником, объединявшим всех приехавших в эти дни в столицу Вятской провинции.

    Легенда о Раздерихинской битве в изложении Рычкова примечательна также и тем, что в ней ничего не сказано о церковной составляющей праздника - ни о часовне, возведенной в месте упокоения погибших воинов, ни о панихиде, совершаемой в память о них. Зная интерес автора к подробностям и деталям, можно предположить, что это молчание неслучайно и свидетельствует о том, что во времена Рычкова Свистунья являлась, прежде всего, народным праздником со всеми вытекающими из этого последствиями в виде плясок, песен, свиста, кулачных боев, винопития и иных составляющих языческой тризны.

    Первое упоминание о панихиде содержится в изданной в 1808 г. "Истории вятчан" Александра Вештомова. Но даже тогда, спустя три десятилетия, "пережитки" язычества все еще были заметны внимательному глазу первого вятского историка, который писал: "После отправления сей панихиды собираются на то место жители и гуляют оные невинно, подлые же пьют. Несколько лет назад тому происходило притом по обычаю язычников свисты и пляски, от чего и называется сей случай на Вятке Свистопляскою. Также обыкновенные были и кулачные бои, но оные, так как и пляски, благоразумным начальством ныне уже прекращены, а свисты остаются притом в шалостях только робят". (31) И далее о том, что "у священства отправляющего сию панихиду, нет никакого письменного предания, утвержденного духовными властями, да ниже никакого, кроме изустных, и то противоречащих рассказов о древнем оном побоище". (32)

      1   2   3

    Коьрта
    Контакты

        Главная страница


    Открытая гуманитарная конференция школьных исследовательских работ

    Скачать 475.09 Kb.