Скачать 111.17 Kb.


Дата24.03.2019
Размер111.17 Kb.

Скачать 111.17 Kb.

П. Г. Демидова Село Заозерье как «культурное гнездо»



Салова Юлия Геннадьевна,

к.и.н., доцент кафедры музеологии и краеведения,

Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова

Село Заозерье как «культурное гнездо»

Провинциальная духовная культура в последние годы становится объектом исследования ученых разных специальностей: историков, филологов, искусствоведов, культурологов. Это объясняется несколькими факторами: во-первых, - в исторической науке последних двух десятилетий активно стали применяться методы локальной истории, обозначился интерес к изучению повседневности; во-вторых, - произошел возврат к традициям краеведческого движения;1 в-третьих, – введение регионального компонента в системе образования расширило круг людей, интересующихся местной историей и культурой;2 в-четвертых, – новые подходы к развитию туризма и формированию имиджа уникальности отдельных территорий побудили искать объекты, подчеркивающие эту уникальность3.

Все это вызвало интерес к аналогичным работам первой трети ХХ века. Именно тогда Н.К. Пиксановым4 было введено в научный оборот понятие «культурное гнездо»5. Под этим термином он понимал особый пласт культуры, сложившийся в областях России. При этом ученый особо выделял понятие «литературное гнездо», для того, чтобы уйти от принципа изучения отечественной литературы как литературы столичной.

На волне бурного развития краеведческого движения6 идея изучения таких «гнезд» становилась очень актуальной, поэтому Н.К. Пиксанов предлагал включить это направление в планы краеведческой работы на региональном уровне, причем не только для историков, но и для литературоведов.

Современники не подвергли резкой критике теоретические выкладки Пиксанова, но высказали сомнение в том, что предлагаемым методом можно пользоваться при изучении общерусской литературы, поскольку самобытные региональные черты, определявшие суть «культурного гнезда», все равно складывались под влиянием общерусского культурного процесса.

Эта идея нашла отражение во многих публикациях, в том числе и в периодике Центрального бюро краеведения. Ее поддержал известный экскурсионист Н.П. Анциферов. В 1926г. он предложил программу по изучению «культурных гнезд», которая ориентировала краеведов на собирание источников по истории культуры. Как отмечает С.Б. Филимонов: «она предполагала собирание сведений обо всех уроженцах и деятелях края, «имеющих общекультурное значение», собирание материалов, в которых «в художественной форме отразился край» - произведения живописи, литературы, поэзии, музыки; собирании материалов… о местных писателях и ученых и составление их биографий, собирание материалов о местах, связанных с жизнью и творчеством выдающихся деятелей культуры, о лицах, как окружавших их, так и ставших прототипами их произведений»7.

Н.П. Анциферов одним из первых предложил использовать собранные материалы для подготовки обобщающих работ о характере «культурных гнезд» в России, а также работ об отражении истории отдельных регионов в художественной литературе. По его мнению, весьма перспективным являлось создание специальных отделов в местных музеях и использование материалов для литературных экскурсий8.

Одним из сторонников теории Пиксанова стал И.М. Гревс,9 который расширил понятие «культурное гнездо». Он предложил рассматривать его в очень широком контексте. Все сферы духовной жизни, по его мнению, формируют на региональном уровне феномен такого «гнезда»: «…Близкое знакомство с такими фактам поможет обрисовать внутреннюю жизнь не одного края часто совсем новыми красками и глубже понять влияние культурных течений проникавших в столицы из провинции»10.

Важным шагом в развитии идеи «культурного гнезда» стала третья Всероссийская краеведческая конференция 1927 года. На ней был поставлен вопрос об изучении на местах литературной истории края и разработаны конкретные вопросы, на которые в этом случае должны ориентироваться исследователи.

Весьма интересной была точка зрения Н.П. Анциферова,11 предлагавшего на локальном уровне выявлять культурные центры, у которых формируются свои собственные провинции.12 Нельзя не упомянуть здесь и психологическое направление в краеведении 1920-х годов, в рамках которого предлагалось рассматривать «культурное гнездо» в тесной связи с изучением конкретных личностей, поскольку без них оно не могло складываться и функционировать. «Они освещают местную культуру, сами светятся ее тонами. Они дополняют и венчают «ландшафт» края… Они не похожи на других, их никем нельзя подменить…»13.

Таким образом, утвердившийся в литературе 1920-х годов концепт, стал основой для изучения региональной культуры. Литературный аспект становился составной частью краеведческих изысканий.

К началу 1930-х годов академическое краеведение, построено на принципе комплексного изучения региона, начинает вытесняться сугубо утилитарными подходами к работе. Вся исследовательская деятельность стала подчиняться задачам социалистического строительства. Историко-культурный аспект в изучении провинции заменялся исследованием производительных сил.

Как отмечают Е.И. Дергачева-Скоп и В.Н. Алексеев, в 1960-е годы понятие «культурное гнездо» снова появилось в литературе, но с указанием на невозможность его использования в изучении русской литературы,14 поскольку позиция Н.К. Пиксанова была ошибочной. Региональный литературный процесс не мог быть самостоятельным. Он являлся частью общерусской литературы. Авторы предлагают вновь обратиться к забытому понятию и понимать под ним «способ описания взаимодействия всех направлений культурной жизни провинции в период ее расцвета, в такой период, когда эта провинция становится не безразличной тому центру, к которому она тяготеет…»15.

Исходя из этой посылки, попытаемся рассмотреть понятие «культурное гнездо» по отношению к региону, обозначаемому в Х1Хв. как Заозерская волость Угличского уезда Ярославской губернии.

Нельзя сказать, что эта территория не привлекала к себе внимание исследователей литературной жизни края16. Уж в одной из первых работ С.А. Золотарева о писателях Ярославского края подчеркивались исторические особенности региона и выделялись факторы, способствовавшие местному литературному процессу17.

Заозерье, исходя из теории Н.К. Пиксанова, можно рассматривать как своеобразную провинцию по отношению к уездному или губернскому центру. Редко какая другая волость в Ярославской губернии могла заявить о себе так ярко в истории культуры.

С Заозерьем связаны имена декабристов Александра Ивановича Одоевского и Сергея Григорьевича Волконского, семье которых владели селом. В строительстве села принимал участие брат писателя А.М. Достоевский.

Уроженцы этого края оставили заметный след в истории отечественного театра. Именно здесь корни известной театральной династии Баталовых. Владимир Петрович и Николай Петрович, уроженцы деревни Костенево, Заозерской волости стали гордостью Московского художественного театра.

В деревне Вяльково недалеко от села Заозерье родился Яков Васильевич Щукин, известный московский театральный предприниматель и меценат. В 1889г. он организовал увеселительные мероприятия в саду «Ренессанс», успешно организовал гастроли известных зарубежных и российских актеров и певцов Сары Бернар, Густаво Сальвинии, Эрнесто России, Ф.И. Шаляпина, Л.В. Собинова А.В. Неждановой и др. После этого Щукин решил открыть свой театр. В 1894г. он начал строительство сада под название «Новый Эрмитаж», который просуществовал до 1917 года. Именно в театре этого сада состоялся первый в Москве сеанс кинематографа, а в октябре 1898г. премьерой спектакля «Царь Федор Иоаннович» был открыт Московский художественный общедоступный театр под руководством К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко. В этом театре дебютировал как дирижер С.В. Рахманинов.

Отсюда родом и родственники Якова Васильевича художники братья Сергей и Петр Ледневы-Щукины. Петр Евграфович помимо преподавательской работы в Московском архитектурном институте, работал художником-декоратором в театре.

Заозерская земля дала своих представителей не только русской культуре. С этой территорией связана жизнь служителей церкви, общественных деятелей, военных. Здесь, например, родился Федор Иванович Ширяев – епископ Феофилакт - преподаватель «словесных наук» Ярославской, Вологодской, Калужской семинарий и Санкт-Петебургской духовной академии, настоятель Пафнутиева Боровского монастыря, епископ Тамбовский и Шацкий.

Отсюда родом и многие деятели советского времени, например, командир бронеотряда Первой конной армии Петр Никанорович Бахарев. В Заозерской школе учительствовал первый председатель Ярославского губернского исполнительного комитета Н.Ф. Доброхотов.

В большей степени Заозерье можно характеризовать как «литературное гнездо». Творчество М.Е. Салтыкова-Щедрина во многом определялось его впечатлениями, полученными в детские годы, а также во время каникул, которые он проводил в Заозерье, учась в Москве и Петербурге. Его, в полной мере, можно назвать «питомцем» этого «гнезда». Даже выбор псевдонима связан с Заозерьем, в котором, по мнению А.В. Прямкова, жили крестьяне Щедрины, крепостные Салтыковых18.

Важнейшим компонентом любого «культурного гнезда» является его историко-культурный ландшафт. В этом смысле, как, впрочем, и в прямом, Михаил Евграфович оставил в истории русской литературы образ этого места. Он довольно часто использовал местные топонимы: Устье, Лисьи ямы, Шараповский лес, Терпенька. В «Пошехонской старине» в главе «Заболотье» дано описание Заозерья. Этот текст является своеобразным художественным документом, позволяющим реконструировать с достаточной достоверностью не только внешний вид села конца Х1Х в., барской усадьбы, но и типологические портреты людей его населявших, например здешних купцов Ермолаева, Орехова.

Писатель довольно точно дает и описание традиций, занятий жителей. Отмечая предприимчивость крестьян, он говорит о развитии здесь трактирного промысла. Крестьяне уходили в отход в Москву, Петербург, Ярославль, нанимаясь в трактиры, рестораны, чайные, харчевни. Эта особенность местной жизни во многом определяла восприимчивость жителями многих черт городской культуры. Созданная в 1866г. по инициативе писателя школа дала возможность получать образование крестьянским детям.

Неудивительно, что из среды Заозерских крестьян в отечественную литературу пришли писатели-самоучки. Уникальной фигурой среди них был Иван Алексеевич Колоколов, уроженец деревни Иваново Заозерской волости. Большую часть своей жизни он посвятил педагогической деятельности, воспитав немало известных людей, прославивших этот край. Он привил любовь к литературе многим своим ученикам. Некоторые из них занимались впоследствии литературным творчеством. Перу Колоколова принадлежит этнографический очерк «Село Иваново Заозерской волости»19 и целый ряд стихов-зарисовок, навеянных событиями местной жизни. В одном из своих рассказов «Сиротская доля», изданном в газете «Угличанин» он «с документальной точностью» запечатлел события местной жизни: пожары, эпидемию холеры. Речь идет о Заозерье и «заозерских деревнях Иванове, Лисьх Ямах, Веске, Онтрубневе, Онобожи и др.»20.

Иван Васильевич Репин, уроженец деревни Осиновка Заозерской волости, закончив местную начальную школы также, как и многие его сверстники, был отправлен в Москву на заработки. Страсть к литературе сблизила его с писателями-самоучками из Суриковского кружка. Его стихи и рассказы, выходившие в начале ХХв., как и стихи собратьев по перу, были посвящены сельской жизни21. Его связь с малой родиной была очень тесной. Во многом благодаря его усилиям в Заозерье был создан Народный дом, а книги Репина пополнили местные библиотеки.

Из Заозерской школы вышел Иван Меркулович Корнеев, уроженец деревни Сенькино Заозерской волости. Работая в московском трактире, он довольно рано приобщился к литературному творчеству. В 1911 г. в журнале «Человек» появились его первые стихи, не без помощи С.Н. Кошкарова, начинавшего свою литературную деятельность также в Ярославской губернии, и прошедшего через знаменитый Суриковский литературно-музыкальный кружок. Благодаря ему Корнев опубликовал и свои первые книги стихов. Одним из его известных произведений стала поэма «Сенькино», в которой дан художественный образ этой уже известной в литературе территории22. Как отмечал А.В. Прямков, родная деревня стала «для автора синонимом русской деревни, в которой, как солнце в малой капле воды, отражается крестьянская жизнь…»23:

Вот и Сенькино

Мое милое,

Избы старые,

Избы хилые.

Десять двориков

Жмутся, прячутся,

На судьбу свою

Точно плачутся…

В поздний период своей жизни он снова возвратился на родину, где активно занимался культурно-просветительской деятельностью в Заозерском народном доме.

К поэтам-самоучкам относится и другой выходец из этого «культурного гнезда» - Василий Федорович Ушаков, уроженец деревни Андреевка Заозерской волости. Здесь его учителем был И.А. Колоколов, серьезно повлиявший на формирование литературных интересов своего воспитанника. Первый сборник стихов поэта-самоучки был посвящен событиям Первой мировой войны и был издан на деньги солдат и офицеров полка, в котором служил Ушаков24. После Октябрьской революции он довольно активно занимался общественной и культурно-просветительной работой в Заозерье и писал статьи, заметки, очерки, стихи, отражавшие изменения в жизни своих земляков.

Александр Михайлович Гликберг (Саша Черный), работавший в известном журнале «Сатирикон» провел лето 1910г. в Заозерье,25 где им написан ряд стихотворений: «Северные сумерки», «В деревне». Именно в этом году вышел сборник поэта «Сатиры», принесший ему наибольшую известность.



Таким образом, изучение местной культуры через концепт «культурное гнездо» открывает большие возможности для исторических реконструкций и позволяет составить целостное представление о культурном процессе, локализованном в провинции.

1 В 1990 г. был создан Союз краеведов России, председателем которого стал С.О. Шмидт.

2 См.: Региональный компонент в системе воспитания и обучения детей и молодежи / Под ред. В.И. Рыбаковой. – Ярославль, 1996; Селиванов, А.М. Историческое краеведение: накоплении и развитие краеведческих знаний в России (ХVIII- ХХ вв.) / А.М. Селиванов. – Ярославль, 2005. – С 257-264.

3 См., например:Туризм в Ярославском крае: история, проблемы., перспективы. – Ярославль, 2004.

4 Пиксанов Николай Кирьякович (1878-1969), литературовед, историк культуры, автор трудов по истории культуры, археографии. См. о нем: Шмидт, С.О. Николай Кирьякович Пиксанов (1878-1969)/ С.О. Шмидт //Археографический ежегодник за 1969 год. – М., 1971.

5 См.: Пиксанов, Н.К. Два века русской литературы/ Н.К. Пиксанов. – М., 1923; Он же Областные культурные гнезда. Историко-краеведный семинар/ Н.К. Пиксанов. – М.;Л., 1928; Он же. Областные литературы и литературное областничество/ Н.К. Пиксанов. – Л., 1934.

6 Шмидт, С.О. «Золотое десятилетие» советского краеведения/ С.О. Шмидт // Отечество: Краеведческий альманах. – М., 1990. – Вып. 1.

7 Филимонов, С.Б. Краеведение и документальные памятники (1917-1929 гг.)/ С.Б. Филимонов. – М.. 1989. – С. 91.

8 См.: Анциферов, Н.П.Культурные гнезда/ Н.П. Анциферов// Известия центрального бюро краеведения. – 1926. - № 7. – С. 223-226; Он же Беллетристы-краеведы (Вопрос о связи краеведения с художественной литературой)/ Н.П. Анциферов// Краеведение. -1927. - № 1. – С. 31-46.

9 Гревс Иван Михайлович (1860-1941) историк-медиевист, педагог, экскурсионист. Один из основателей культурологической школы в историографии, активно разрабатывал экскурсионный метод преподавания, занимался теорией краеведения.

10 Гревс, И.М. История и краеведение / И.М. Гревс// Краеведение. – 1926. – Т. 3. - № 4. С. 502.

11 Анциферов Николай Павлович (1881-1958) историк культуры, экскурсионист, краевед, автор работ по литературному краеведению

12 См.: Анциферов, Н.П. Краеведный путь в исторической науке. (Историко-культурные ландшафты)/ Н.П. Анциферов// Краеведение. – 1928. – Т. 5. - № 6. – С. 321-328.

13 Мансуров, А.А.Об изучении материалов о местных деятелях и уроженцах / А.А. Мансуров// Краеведение. – 1928. – Т. 5. - № 6. – С.17-18.

14 См.: Дегачева-Скоп, Е.И. Концепт «культурное гнездо» и региональные аспекты изучения духовной культуры Сибири/ Е.И. Дергачеква-Скоп, В.Н. Алексеев// http://www.zaimka.ru/03_2002/dergacheva_cocept/

15 Там же. С. 9.

16 См.: Золотарев, С.А. Писатели-ярославцы: Ярославский край как один из культурных центров России./ С.А. Золотарев. – Ярославль,1920. - Вып 1; Прямков, А.В. Писатели из народа/ А.В. Прямков. – Ярославль, 1958; Астафьев, А.В. Писатели Ярославского края/ А.В. Астафьев, Н.А. Астафьева. – Ярославль. 1990.

17 См.: Золотарев, С.А. Писатели-ярославцы: Ярославская струя в литературе ХУ111 в./ С.А. Золотарев. – Ярославль,1920. – Вып. 2.

18 Прямков, А.В. М.Е. Салтыков-Щедрин в Ярославском крае/ А.В. Прямков. – Ярославль, 1954. – С. 54.

19 См.: Колоколов, И.А. Село Иваново Заозерской волости/ И.А. Колоколов // Вестник Ярославского земства. – 1903. –№ 16.

20 Прямков , А.В. Писатели из народа. С. 102.

21 См.: Репин, И.В. С родных полей/ И.В. Репин. – М.. 1903.

22 См.: Корнев, И.М. Стихи и песни из деревни/ И.М. Корнев. – М., 1914.

23 Прямков, А.В. Писатели из народа. С. 74.

24 См.: Ушаков, В.Ф.песни Трубчевского Баяна/ В.Ф. Ушаков. – Пг., 1916.

25 См.: Прямков, А.В. Саша Черный и село Заозерье/ А.В. Прямков – Авангард. – 1965. – 26 октября

Коьрта
Контакты

    Главная страница


П. Г. Демидова Село Заозерье как «культурное гнездо»

Скачать 111.17 Kb.